http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: сентябрь 2019 года.

Температура от +15°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Розы пахнут порохом. ‡флеш


Розы пахнут порохом. ‡флеш

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Розы пахнут порохом
https://i.imgur.com/tkvCgER.png
Время и дата:
14|04|2018
Декорации:
Особняк клана Дженовезе
Герои:
Микаэла Коста-Дженовезе / Доменико Коста
Краткий сюжет:
Свадьба и последующее знакомство молодых, что происходит после произнесенных обетов.

Отредактировано Domenico Costa (04.11.2018 11:11:55)

+1

2

В старой католической церкви было подозрительно тихо. Даже священник, удивленный происходящим, заглянул в комнату невесты и поинтересовался, все ли в порядке. Получив положительный ответ, он удалился готовиться к церемонии, но по его лицу было видно, что все стереотипы о итальянцах только что были разбиты и ему придется как-то с этим уживаться теперь. Все находившиеся в комнате женщины либо молчали, либо тихо переговаривались. Одна бабушка то и дело взмахивала руками и повышала громкость своих причитаний.
- Как же так! Ох, Маттео! - старушка всхлипнула и сильно хлопнула себя по бокам ладонями. - Нашу красавицу, Микаэлу, и за кого... - тут она картинно возвела руки к потолку и потрясла ими в воздухе, - за колумбийца! Ох, Маттео! - начинался новый круг проклятий собственного сына, а затем и мужа, посмевшего вот так, против воли отдавать "девочку" замуж черт знает за кого. Бабуля не стеснялась в выражениях, и невеста невольно улыбнулась. Ее хоть и начали доставать все эти завывания, но по крайней мере женщина говорила сейчас то, о чем думали все остальные, но молчали. Тем более то, как бабушка ругалась - можно было слушать бесконечно. Такие витиеватые проклятья могли вылетать из уст только итальянки старой закалки.
Брак был делом решенным и, как Микаэле не претило вся эта свадьба и все, что за ней последует, отступать было нельзя. Девушка посмотрела на младшую сестру и сделала глубокий вдох. Малия сидела в углу бледная, с красными от слез глазами и боялась поднять взгляд от пола. Она беззаветно любила Мику и страдала от этого всего ничуть не меньше невесты, но понимала - если не выйдет замуж старшая, то ее заменят младшей, хотя ради нее она бы пошла на это. Дед и отец не отступятся от принятого решения. Семья и состояние дел требовали слияния и они легко готовы были пожертвовать ради благополучия собственной дочкой и внучкой.
Микаэла подобрала подол длинного белого платья и подошла к Малии, присела перед ней и взяла в ладони ее лицо, заглянув в глаза.
- Все будет хорошо. Не переживай так. Я уже большая девочка и уж точно найду общий язык с каким-то мужланом. Я найду способ с ним справиться, а у тебя будет много лет поучиться хитростям водить мужиков за нос, и выйти за того, кого выберешь сама. - Малия всхлипнула и крепко обняла Мику, вжимаясь лицом в плечо. Обхватывая сестренку руками и успокаивая, невеста почувствовала как напряжение спало. Какой смысл в страданиях? Ничего нельзя было изменить, но в этих обстоятельствах старшая Дженовезе делала правильный выбор. Она должна была выйти замуж, не ради семьи, не ради деда или отца, а ради Малии, чтобы подарить сестренке, далекой от понимая насколько на самом деле жесток мир, шанс на счастье с любимым человеком.
- Ладно, нам пора. - Мика попыталась отстраниться, но у нее не получилось, сестру все еще трясло от всхлипываний на ее плече. - Эй, прекращай. У меня жутко дорогое платье, а ты размажешь по нему свою тушь. То, что я не хочу выходить замуж, не значит, что я не должна выглядеть шикарно. - смешок получился рваным, но за последние дни даже такой был прогрессом. Микаэла так перенервничала, что в самый последний момент пришлось ушивать платье из-за потерянных килограмм.
Малия наконец отпустила и даже слабо улыбнулась, а невеста вернулась к зеркалу и придирчиво себя осмотрела.
По крайней мере внешне все было идеально. Не слишком вычурно, не слишком кричаще. Будь эта свадьба не подстроена, Микаэла бы выбрала что-то менее традиционное и более сексуальное, чтобы еще у алтаря у жениха возникло желание побыстрее его снять, но сейчас у невесты были совсем другие планы, в которые брачная ночь совсем не входила. Да, она не была целомудренной недотрогой и интрижки на один раз у нее случались, но всегда это был ее выбор и взаимная симпатия. Будущий муж не вызвал в ней отвращения, он не был уродом, скорее даже наоборот, тем более обладал шикарным телом, и в других обстоятельствах у них могло что-то получиться, но слишком многое отталкивало. Во-первых принуждение, а во-вторых неприятное случайное знакомство несколько дней назад, в котором он показал себя как самоуверенный придурок, ни во что не ставящий женщин.
- Фата. - Мики сжала кулачки, вновь вспомнив то, как они с Домеником сцепились в баре и еще раз прокрутила в голове все брошенные им фразы в сторону подруги и ее самой. Мудак! - зашипело в голове последнее, что ему сказала. Снова возвращалась злость, но девушка постаралась успокоиться, закрыла глаза, сделала вдох и вышла из комнаты в сопровождении родственниц.
Отец терпеливо ждал за дверью и молчал. На секунду девушке показалось, что он огорчен и чувствует вину, но приглядевшись, поняла - он был непробиваемо спокоен. Кивнув на сухой комплимент родителя, Мика накинула на лицо фату и взяла его под руку. В зале уже все расселись по своим местам, подружки невесты и Малия в их числе встали у алтаря. Все стихло, а затем заиграла музыка. Перед ними распахнули створки и девушка вышла на ковровую дорожку, казавшуюся слишком короткой. Она тянула с каждым шагом, шла очень медленно и не видела ничего вокруг себя, кроме неотвратимо приближающегося мужчины в смокинге у алтаря, чей тяжелый взгляд заставлял ноги наливаться свинцом. Она даже не могла дышать, грудную клетку сдавило, а сердце, казалось, готово было пробить ребра. Было ощущение, что оно вот-вот проломит ребра.
- Папа...пожалуйста. - едва слышно взмолилась девушка, но отец только ускорил шаг, а подведя к алтарю и поставив перед Домиником, быстро сел на свое место, лишь коротко обняв.
Ей не хотелось на него смотреть, не хотелось стоять перед ним, не хотелось отвечать согласием на вопрос священника, но показывать свою слабость перед этим мужчиной, Мики была не намерена. Вздернув вверх подбородок, она так же сверлила его глаза упрямым взглядом и не отводила его ни на секунду.
- Согласна. - погруженная в невеселые мысли, Микаэла не сразу расслышала главный вопрос и только после второго повтора смогла выдавить из себя это короткое слово. В этот момент внутри нее что-то оборвалось. Ноги подкосились и она немного пошатнулась на высоких шпильках.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (06.11.2018 15:26:46)

+2

3

Казалось Доменико абсолютно не волновало скорое вступление в законный союз с неизвестной девой из семейства Дженовезе. С которой он даже не видел на кануне по стечению рабочих обстоятельств. Он приехал уже как пару недель в город и все это время решал вопросы семейного бизнесе и улаживал будущие контакты с итальянским семейством, с которым вскоре породнится. Братья сказали, что девушка красивая и фигуристая. Но в сущности это ничего не меняло, будь она даже типичной американкой любительницей гамбургеров. Не он себе выбирал жену, и не ради любви женился. На кон ставились ценности повесомее и материальнее, чем эфемерная любовь, которая не факт, что вообще существует. Буйство гормонов, привязанность, что возникает в паре. Коста не преувеличивал силу чувств. Романтика заканчивается на острие ножа и дуле пистолета. При этом отрицая любовь двух половинок, он ухитрялся верить в кровную связь и силу братской любви. Иначе как еще оправдать его всепрощение поступков Сета?  Правда стоило вспомнить глубокое чувство вины, что засело в нем уже больше десятка лет, со дня похищения младшего брата. Но сейчас был явно не тот день, чтобы вспоминать это. Сета не отправили вместе с ним в штаты, впервые разбив братьев за много лет. За то сейчас брат сидел в церкви рядом с отцом и одним из старших братьев. Дом видел его когда выглядывал из своей комнаты жениха. Именно в этот момент младший обернулся, будто почувствовал его взгляд. и вот как это можно было объяснить? Брат всегда будто имел глаза на затылке.
На свадьбу приехала не все семья, из опасений, что собирать весь костяк мужей клана в одном месте  чревато кровавыми последствиями. Сколько история знает случаев расправ над целыми семьями на крупных праздниках? Милое дело вырезать под чистую целый клан. Да, они заключали союз с итальянцами и соответственно доверяли им. Но никогда нельзя давать шанса ударить в спину!   Потому наместник дона, его правая рука Эстебан Коста остался в Колумбии управлять делами. А это значило, что стоит пострадать кому-то из Коста здесь, вендетта будет неминуема. И вот опять он думал не о свадьбе, и красавице невесте, что станет его женой, через неполный час.
В комнату впорхнула последняя из жен Дона Альфредо, нынешняя мачеха которая была всего на пару лет старше самого Дома.
- Рикардо. - ей почему то нравилось называть его вторым именем, напрочь игнорируя первое. - Ты уже должен быть у алтаря и ждать невесту.- ворковала она на испанском, поправляя и без того идеальный узел галстука жениха.
- Меня послали проверить, как ты тут справляешься.
- Можешь вернуться к мужу. - мужчина убирает её ладони со своей груди. Его раздражало, насколько менялись взгляды и улыбки этой женщины, когда рядом не было лишних глаз.
Через пять минут он уже стоял у алтаря и дружно, со всеми гостями и священником, ждал свою суженную. Вот сейчас в осознании всей значимости момента, в нем появилось волнение, и казалось на затылке встали волосы дыбом.
Зазвучала классическая музыка для подобных моментов и по проходу поплыла невеста с отцом под руку.
Девушку поставили почти как куклу перед ним. Лицо скрывала фата.
Так таинственно и старомодно! Доменик не смог полностью скрыть ироничную улыбку. Порой ему казалось что семья реально перебарщивает с традициями, а тут еще и Дженовезе оказались из той же серии.
Но все равно вряд ли она девственница... и они же не потребуют на утро кровавую простыню?
Его легкое удивление стало очевидным. Девушка из клуба с которой он поспорил накануне. Вуаль не особо скрывала лицо и Дом её узнал. Выходило он уже видел свою жену. А ты вполне современная оказывается! А это все для спектакль для стариков или для меня? Но все эти вопросы может зададутся потом, когда они останутся вдвоем. А сейчас священник торжественно произносил все необходимые слова.
Потом ответ от невесты с которым она вдруг замялась, привлекая к себе нервное внимание собравшихся семей.
Доменик вопросительно смотрит на будущую жену. Ему становится даже интересно хватит ли дерзости в этой девице вот так отказать у алтаря при всех? Но в итоге звучит "согласна". И за спинами вздох облегчения и нервные смешки вперемешку.
- Согласен. - его ответа ждать не пришлось. Доменик одевает на палец девушки кольцо, подставляя её свою широкую ладонь. Её пальца холодные, почти как метал кольца. Он смотрит в её глаза, по новому оценивая вчерашнюю знакомую. Его жена была настоящей красавицей. Но похоже и характер у неё был не прост. Хотя, что он хочет, когда женится на итальянке.
- Перед Господом Богом и людьми объявляю Вас мужем и женой. Можете поцеловать жену.
Дом поднимает полупрозрачную вуаль и отбрасывает назад. Кладет ладонь на женский затылок, наклоняется и целует, задерживаясь чуть дольше, чем надо.
Их выход из церкви в обнимку и они должны быть сейчас счастливыми. Это останется на фото и в памяти.
- Улыбайся, belleza! шепчет он ей на ухо, обнимая плотнее за тонкую талию.
На ступенях церкви такое массовое сборище. Две семьи шумные и экспрессивные. Их союз, если подумать был гремучей смесью. 
- Самое время для второй попытки знакомства, esposa. - улыбается жене Доменик, когда они наконец оказались в машине без посторонних глаз и ушей. Правда не надолго. Не успели они тронуться, как дверь открылась и к ним в компанию юркнула молоденькая девушка, которая оказалась младшей сестрой Мики.

+1

4

На секунду, стоя перед алтарем Микаэла ощутила подъем и свое преимущество перед мужчиной напротив. Его короткое удивление заставило ненадолго воспрянуть духом от осознания того, что в этой игре она оказалась на шаг впереди. Она знала расклад раньше чем он и смогла хоть немного подготовиться морально. Ей было известно, кто станет ее мужем несколькими днями ранее, когда в клубе увидела имя на карточке, которой расплачивался мерзавец, испортивший им с подругой вечер. Но триумф был недолгим. Удивление на его лице тут же сменилось все той же самодовольной улыбкой, и девушке захотелось снова стереть ее звонкой пощечиной, лишь бы больше никогда не видеть. Желание было настолько сильным, что Мики даже прикусила губу, чтобы сдержаться и не устроить сцену прямо тут, в церкви. Такая выходка могла бы закончиться настоящим взрывом. Пара сейчас была детонатором, а все сидящие здесь, с их горячей итальянской и колумбийской кровью - бомбой, готовой взорваться в любой момент.
- Можете поцеловать невесту. - в тот момент, когда Доменико протянул к ней руки и поднял фату, Мики все же прокусила губу, чересчур сильно сжав зубы. Рот тут же наполнился стальным привкусом, но ни это, ни то, что она так и не ответила на поцелуй, не помещало Коста. Наконец, когда ей удалось от него оторваться, Мики едва не рванула прочь из зала, но толпа родственников, поднявшаяся со своих мест их уже обступила, не давая прохода, а ее талию цепко обхватила рука теперь законного супруга.
- Зачем, если ты стараешься за двоих, лицемер? - прошипела она Доменико, максимально приблизившись к уху, чтобы никто не услышал, но затем все же натянула улыбку. Она вышла рефлекторно и выглядела слишком идеально и отработано. Все близкие знали об этом, но семейство Коста еще могло на нее купиться.
Как только они вышли из церкви, на их головы тут же посыпалась все, что считалось благоприятным символом будущей семейной жизни, рис, монетки, лепестки роз. Пригнувшись, пара добежала до машины и, как только Мики справилась с подолом платья и запихнула его внутрь, девушка облегченно выдохнула. Официальная часть была закончена, теперь всеобщее внимание будет больше приковано  к ломящимся от еды столам и напиткам, а не молодоженам, но это не значит, что можно будет отвертеться и от новоиспеченного мужа.
В салоне лимузина было достаточно места и можно было не прижиматься к другу другу, но Доменико решил иначе, сев к ней вплотную.
- Я очень надеялась, что одной тебе будет достаточно, marido. - Мики стоило довольно больших усилий, чтобы выловить нужное слово из памяти школьного курса испанского. Она была не слишком прилежна в его изучении, считая языком, на котором придется говорить только с прислугой. - Жаль, не осталось памятного следа на щеке, он не плохо бы смотрелся на свадебных фото.  - подражая Доменико, Мики тоже ухмыльнулась. Он откровенно раздражал ее своим высокомерием и своей новой маской вежливости. В тот вечер она видела его настоящего, и увиденное ей совсем не понравилось.
Неизвестно, во что бы вылилась перепалка, но ее прервала заскочившая в машину Малия. Девушка решительно села на сиденье напротив и только по дрожанию пальцев на ее руках, Микаэла увидела как та напугана.
- Sorella... - не без труда, путаясь в платье, Мики пересела к ней и взяла ладони в свои, крепко сжав. Тепло улыбнувшись сестре и кивнув, в знак одобрения, она снова посмотрела на мужчину.
- Знакомься, мой муж, Доменико Коста. - то, что рядом сейчас была младшая подбадривало и заставляло сделать беззаботный вид, чтобы девочка не чувствовала себя виноватой еще больше. - Моя сестра, Малия. Вы еще не были представлены, но я кое-что о нем тебе уже рассказывала.
Младшая удивленно вскинула брови.
- Вспомни, несколько дней назад...Тот самый "альфасамец" считающий что весь мир вращается вокруг его cazzo, и что девушки должны к нему просто притягиваться сами собой. - Малия не часто слышала как Мики ругается и даже нашла в себе силы слабо хихикнуть, немного расслабляясь. - Между прочим ты нам сильно испортил вечер, Доменико Коста. Из клуба пришлось уйти, а потом всю ночь уговорами и алкоголем восстанавливать самооценку Лии. А это был мой девичник...Я планировала напоследок хорошенько повеселиться.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (30.10.2018 01:16:09)

+1

5

Девушка будто задалась целью его разозлить. Глупость ей не давала налаживать отношения с новоиспеченным мужем или гордыня? Не столь важно, ей придется привыкнуть к новому статусу так или иначе. Доменику хотелось бы по хорошему, но если придется по плохому, значит так тому и быть. Строптивых женщин приходится воспитывать, а к девушкам с горячим нравом он привык. 
- Не стоит выплескивать столько яду, belleza, можно отравиться им самой. - Коста иронично отреагировал на напоминание о пощечине, после которой схватил девушку больно за запястье и вероятно  оставил следы пальцев на коже. Кто кого в тот день спровоцировал на грубость еще стоило бы поспорить. Но он точно делать этого не собирался.
А младшая появилась в машине, как нельзя кстати. Кто знает к чему бы привел этот интернациональный вулкан страстей. Все таки выяснять отношения стоило дома, без свидетелей, а то свадьба ненароком перейдет в кровавое побоище.
Старшая тут же перепорхнула на другое сиденье, воспользовавшись таким весомым поводом отдалиться от мужа. 
- Приятно познакомиться, Малия. – мужчина дружелюбно улыбнулся симпатичной девушке. А дальше пошел интересный рассказ напоминание об их натянутом знакомстве.
Давно на меня не дулись за то, что я кого-то не трахнул! Он не понимал в принципе причины того конфликта в клубе. Скорее в крови девушек бродило слишком много алкоголя.
- Выходит я должен был переспать с Лии, чтобы поддержать её самооценку. – Кивает, улыбаясь колумбиец, уточняя этот женский бред. Вот определенно ситуацию каждый видел со своей стороны. – Тогда на нашей свадьбе, в данный момент, ты была бы довольна, esposa? – продолжает иронично Доменико, наклоняется вперед, упираясь локтями в колени и переплетает пальцы. Его левая бровь вопросительно выгибается, изучая красивое дерзкое лицо, теперь уже жены, а не дерзкой незнакомки. Его женщины, с которой по факту он сможет сделать что угодно этой ночью. А её поведение уже не наталкивало на романтизм. Хотелось сбить с неё спесь. Да и первое впечатление уже было испорчено, незачем было играть хорошего парня.
- Думаю твоя подруга переживет. - ты мне понравилась больше. Подумалось ему, но вслух произносить не стал. В тот день он сразу обратил внимание на гибкую брюнетку, и с удовольствием бы занялся с ней последним сексом холостяка. Правда после пощечины ему уже хотелось жестко трахнуть девицу, но это уже мелочи. Главное во всем этом похоть и кто бы мог подумать что эта строптивая итальянская кобылка окажется в его руках на законных основаниях. Вот, что значит - не проси у бога, а то вдруг исполнит твои желания! Хотя почему вдруг? 
Сестра пусть и была сдерживающим фактором, но её явно не нравилось сидеть в накаленной обстановке. Но не выпрыгивать же на ходу.
- Не волнуйся девочка твоя сестра в надежных руках. - он подмигнул с этими словами Малии. Вот только прозвучало это двойственно и больше с затаенной угрозой, как намек для Микаеэлы:  Не стоит больше испытывать мое терпение! Ночь близко.
Саму свадьбу подготовили в особняке Дженовезе. Они как гостеприимные хозяева сразу предложили все хлопоты взять на себя. А Доменико это было на руку. Он себе дом купил только несколько дней назад и еще не весь обставил, а только самые необходимые комнаты. Дальше обустройством заняться, хотел предложить жене. У него было других более важных забот по горло.
День празднований тянулся, через чур долго. Уже просто хотелось свалить от этого разношерстного балагана. Хотя обошлось, без значительных перепалок, мелкие споры из-за незначительных тем не касающихся бизнеса не в счет.
Доменико выловил свою жену в толпе родни и подруг. Подойдя сзади, и обнимая со спины: - Дорогая это наша музыка. 
Конечно у них не было своей музыки или песни, как у нормальных парочек, но надо же было с чего-то начинать. Главное это была относительно медленная мелодия, а молодожены просто обязаны танцевать. Да и сам Доменико хотел по обниматься со своей красавицей  женой и почувствовать, как она будет двигаться в его руках.
Кто-то против? Казалось бы вопрос в нагло-упертом взгляде колумбийца. Да разве кто-то может быть против? Но ему все равно же плевать, да же если сама жена против. Он все равно уводит её на танцпол.
Мужчина делает шаг от жены, а потом резко притягивает её держа за руку, так чтобы она врезалась в его тело.
- Про какой танец говорят - вертикальный секс в одежде? - спрашивает Доменико у своей танцовщицы. Его вторая рука оказывается на талии девушки. Он медленно скользит ладонью по её спинке, до выреза на спине, что был глубже, чем спереди. Его шершавые пальцы касаются голой кожи.

+1

6

Мики понимала, что перегибает палку с язвительностью, но не могла сдержаться. Выпустить иголки и свернуться в непробиваемый логикой клубок - защитная реакция на все происходящее. Так ей казалось, что она еще хоть что-то может, хоть что-то решает в своей жизни, хотя на самом деле ситуация была плачевной. Теперь девушка в полной зависимости от сидящего напротив мужчины и в полной его власти.
Новоиспеченная Коста откинулась на спинку сиденья и устало вздохнула.
- Не знаю...наверное. - коснувшись тонкими пальцами переносицы, она с силой потерла ее и на несколько секунд закрыла глаза. - В любом случае ты обошелся с ней грубо. Но даже будь ты тогда последним джентльменом, вряд ли я бы обрадовалась этому браку. - Мики отрыла глаза и посмотрела на Доменико. Ее голос теперь был спокойным и бесцветным. Она смирилась с тем, как теперь давило палец кольцо, но все же хотела расставить все точки над i. - Я не из тех девушек, что спят и видят, как выходят замуж. Мне было хорошо и без этого.  - подняла она руку и продемонстрировала аксессуар "вечной любви", а потом и сама его внимательно  рассмотрела.
- Красивое. - ей захотелось отвлечься от напряженного разговора и хоть как-то разрядить обстановку, потому как Малия снова опасно всхлипнула. У сестры наступала новая волна жалости и вины. - Сам выбирал?

Итальянские свадьбы - настоящее стихийное бедствие. Они шумные, безудержные и сметающие все на своем пути, подминающие под себя всех, кто оказался в эпицентре. Поначалу тихий и благонравный квартал дома Дженовезе смотрел  на них неодобрительно, но затем пополнил ряды гостей. Американцы то и дело косились с опаской на то, как разговаривают-кричат представители южных кровей, но по мере того как убывал, но все не кончался алкоголь, они успокаивались. Крики, казавшиеся для них руганью, были всего лишь выражением радости и веселья. И пусть свадьба была не чисто итальянской, колумбийские ее участники ничуть не уступали в децибелах.
Играла музыка, гости танцевали. Диджей то и дело получал новые и все более специфичные заказы, но было видно, парень подготовился хорошо. Зазвучала тарантелла, и Мики, до этого планировавшая отсидеться за столом с бокалом вина, обреченно закатила глаза. Знала ведь, что не отвертеться от танцев, собственно поэтому на ней теперь было легкое платье с широком подолом, а не нагромождение кружев.
- Держи...Покажи им класс, сестренка. - старший и единственный брат рывком поднял Мику со стула и вручил бубен.
Завтра будет все болеть...А, к черту! Микаэлла скинула туфли и улыбнулась присутствующим, выпорхнув на середину площадки. На секунду девушка замерла, сделала поклон, привлекая всеобщее внимание, а затем закружилась в танце, все больше и больше усложняя движения, пока не дошло до балетных па. На очередном ассамбле в травмированном бедре уколом отдалась боль, но улыбка стала только шире. Это был не традиционный танец, а танец святого святого Вито, за которым следили с восхищением. Мика почти летала, парила в воздухе, а когда закружилась на последних нотах мелодии, как будто создала вокруг себя вихрь, который и затянул всех гостей на танцпол. Большее на нее не смотрели. Мика выдохнула и вернулась к своим туфлям.
Обувшись, она хотела было улизнуть, но ее остановили чужие руки на талии. Девушка вздрогнула, но не отстранилась.
- Танго? Очень символично... - итальянка с легкостью принимает вызов, тем более что ей действительно интересно испытать своего мужа. По одной манере двигаться, она уже многое могла узнать о человеке.
Взгляд в глаза, улыбка и мгновение, кажущееся вечностью. Рука Микаэллы недвусмысленно скользит по груди мужчины в такт музыке, а затем переходит к шее и щеке, туда, где она совсем недавно так звучно оставила свой след. Весь мир вокруг исчезает, замыкаясь на партнере, уверенно держащим за талию. Тут его настойчивость не раздражает, а вызывает легкую приятную дрожь предвкушения.
- Не разочаруй. - Мики вскидывает подбородок и толкает Доминико от себя при этом не отпуская его руки. Качнув бедрами, она разворачивается и вновь закручивается к нему, упираясь ладонью в грудь. Их лица почти соприкасаются, а губы оказываются в каких-то миллиметрах друг от друга. Девушка улыбается и тут же выскальзывает из объятий. Это ее игра. Она как никто знает правила того как казаться такой близкой и недоступной одновременно. Не расцепляя рук девушка то вжимается в него своими бедрами, то ускользает, то скользит по нему спиной, то отталкивает так сильно, будто хочет больше никогда не видеть. Танго - ее стихия, но рядом с Доминико, Микаэла отчетливо понимает, хозяин положения - он. Слишком уж сильна его доминирующая натура и даже уступающая ей техника ничего не решает. Музыка заканчивается и он толкает ее на свою руку, останавливая  в параллели с полом. Мики выдыхает и не сразу понимает как тихо вокруг. Гости смогли бросить  все  и завороженно следили за ними, а они не могли оторвать взгляда друг от друга.
- Неплохо. - Мики встряхивает головой и вставая делает несколько глубоких вдохов. - Я пойду...Мне нужно еще кое-что забрать из своей комнаты.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (02.11.2018 10:46:58)

+1

7

- Значит тебе не повезло родиться в семье с традиционными устоями, esposa. - в его голосе не было не грамма сочувствия, хотя он и слегка растягивал губы в улыбке говоря это. Темные глаза Доменико продолжали с интересом изучать девушку. Она так резко сменила настроение. Неужели смирилась со своей незавидной участью? Ему бы испытывать обиду, разве он не завидный жених, да и вообще видный мужчина, женщинам нравился всегда. Но нет, так даже было интересно.
- Сам выбирал. - ну хоть что-то тебе понравилось.  - я рад что пришлось в пору. На самом деле ему передали кольцо девушки, чтобы не вышло ошибки с размером. Все таки не все родственники были против этого брака.
Танец жены оказался еще одним сюрпризом. Коста предполагал, что у этой красавицы могут быть таланты кроме острого языка. Но вот так танцевать душой - это завораживало и заставляло испытывать гордость что теперь эта женщина принадлежит ему.
А вот и музыка для молодых. Не зря еще по молодости он поддался уговорам матери и брал уроки танцев. Хотя, может дело было в том, что Ник спал со своей учительницей. Или потому, что понимал- это нравится девушкам, еще один козырь в рукаве. Не мастер танцор конечно, но несколько движений в памяти остались, а дальше, как тело и музыка подскажет. Главное чувствовать музыку.
- Почему, нет? - не отрывает взгляда от её лица. Такое дерзкий острый подбородок и красивые глаза. Её тело очень близко, она плавно трется бедрами словно змея, выскальзывая из рук. Но далеко ей не убежать, он успевает поймать за запястье разворачивая снова, вернуть к себе. Резко - страстно! маленький бой мужчины и женщины.  Новые аккорды и вот она становится почти послушной, но лишь чтобы обмануть и убежать. Доменик позволяет это сделать, ожидая, что в итоге она вернутся. Не может не вернуться музыка еще играет и она должна привести Мику обратно. Девушка делает круг и заходит со спины. Её колено оказывается на талии мужчины. Доменик проводит по нему ладонью, задирая ткань юбки, касаясь голой кожи. Чувствует её дыхание на собственном затылке и разворачивает голову к ней. Ловит её играющий взгляд, она просто расцветала в танце, хотелось поймать её пламя за хвост, как жар птицу. Затем резко сам разворачивается, подхватывая девушку и кружа на руках, чтобы резко отпустить, и нажать на плечи заставляя сесть перед собой на колени. У неё выходит это красиво, она грациозно вытягивает одну ногу в сторону, опускаясь на корточки. Мика кладет свои ладони на колени мужчины и скользит имя вверх, вроде ненароком задевая пах. Едва задевая но это все равно заводит. Но по глазам видно, что все сделано с вызовом. Дом резко вздергивает её вверх и как бы ненароком ловит ладонями под  аппетитный попкой. А она опять выгибается на встречу. Черт! Как же это заводило сейчас. почувствовала ли брюнетка, как он возбудился?
А вокруг уже не было гостей, их просто не стало. Или они так умолкли, следя за молодыми, что даже не слышно было их дыхания. Просто перестали существовать. Они танцевали не для них, для себя сейчас!
И под конец апофеоз, он резко опускает жену, почти роняя на пол, но удерживая в своих сильных руках. вот сейчас их глаза так близко, что даже дыхание касается кожи друг друга. Не моргая магический контакт зрачков. И кто скажет что не проскочила искра? Ритм сердца и дыхания почти, как после секса. Вот только он теперь реально хотел увести свою женщину в свою законную брачную ночь.
Неплохо, хммм! Что же, он понял, что это была похвала от той кто заведомо была разочарована в муже. Доменико не пытался добиться симпатии от неё, достаточно было уважения. или страха, если с уважением будет напряг. Но maldita sea было приятно почувствовать, что ей нравится! и увидеть её горящий взгляд.
- Мы уезжаем. - это был не вопрос, а утверждение. Девушка ушла за своими вещами. А Доменико пошел перекинуться "парой" слов, и попрощаться с теми с кем следует. Иерархия в подобных семьях была сродни догме, на этом все держалось и работало, как слаженный механизм. 
Доменико уходит в дом, появляясь в холле как раз, когда жена спускалась сверху. Он забирает у неё чемодан.
- Я уже со всеми попрощался за нас обоих. - беря Мику за руку, уводит к выходу.
Путь на машине занимает около сорока минут и это по довольно свободному вечернему городу. Часы пик уже сошли на нет. Коста намеренно выбирал дом по дальше от её семьи. А этот еще стоял у воды и имел небольшую пристань.
Всю дорогу они молчали. Ник изредка поглядывал на девушку, на её профиль повернутый к окну.
Авто подъехало к главному входу. Его человек сразу открыл дверь машины. Доменик вышел первым, затем подавая руку девушки.
- Дом не полностью обустроен. в некоторых комнатах даже ремонт еще не делали. - он хотел все изменить после прежних хозяев, чтобы и следов чужого присутствия не осталось, но дом был большой и это требовало времени и внимания. - Но наша спальня, гостиная и кухня готовы, esposa. -  Доменико подхватывает девушку на руки и вносит в дом.

*** любуйся на дом, жена
https://coolhouses.ru/arhitektura/rosko … -ssha.html

Отредактировано Domenico Costa (01.11.2018 20:31:22)

+1

8

Небольшая дорожная сумка уже была собрана и стояла на кровати в бывшей комнате Мики. Забрать и уйти, остальное привезут завтра из ее квартиры. Вроде просто, но девушка задержалась. Ей нужно было перевести дыхание. Сев на кровать, она поставила локти на бедра и закрыла лицо ладонями. Щеки пылали, а сердце бешено стучало после танца. Давно никто не вызывал в ней таких эмоций, давно она не чувствовала такой страсти и отдачи, давно она не позволяла вот так себя поиметь в танго. А в присутствии толпы родственников - вообще никогда.
Как бы ей не хотелось это признавать - ее муж хорош, и он сумел пробудить в ней желание, не смотря на неприятное первое знакомство и всю сложившуюся ситуацию. Пусть ее и принесли в жертву богу капиталистических отношений, будто она была какой-то овцой, но появился шанс, что из их брака может что-то получиться. Впервые за долгое время в силу характера мужчины верилось, что он не потеряется на фоне ее импульсивной и своенравной натуры, что сможет не сломаться, и даже станет ведущим в их паре, как был сегодня в танце. При воспоминании о том, как он властно держал ее в руках, как крепко прижимал, внизу живота все сжималось в тугой клубок, а под тяжелым, хищным взглядом вся ее защита таяла. По крайне мере между ними была промелькнула искра. Уже немало для тех, кто знаком всего два дня. Это немного обнадеживало, что вся затея родственников не обернется крахом ее жизни.
В машине Микаэла старалась не смотреть на Доменико и всю поездку вглядывалась в мелькающие за окном городские пейзажи, и по мере того, как дальше ее увозили от привычных ей мест за город, она все больше начинала нервничать. Снова возвращалось чувство загнанности и того, что ее хотят отрезать от всего, что дорого, посадить в клетку. Дорога до студии на Манхэттане будет занимать целый час. Придется отменить утренние тренировки, потому как вставать придется очень рано, а приезжать обратно очень поздно. Своим сном девушка жертвовать точно была не намерена. И ради чего все это? Ради того, чтобы жить в тихом пригороде? Сомнительное удовольствие. И тут они въехали на дорожку к дому и вопросы тут же отпали.
Выйдя из машины, Мики восхищенно распахнула глаза и еле удержалась, чтобы смолчать. Ей довелось видеть и бывать в дорогих, безумно дорогих домах, и один из таких был ее родовым гнездом, но этот особняк был абсолютно особенным.
В его классическом стиле не было вычурности, башня не вызывала ощущение нагроможденности, как и грубая каменная кладка. Наоборот этот маленький замок казался каким-то воздушным, почти сказочным, обещающим спокойствие и уют, но почему-то Мики была уверена, эти обещания ложные. С учетом характеров супругов, спокойствия там точно не будет.
Зайдя внутрь, девушка отметила деревянную отделку. Некоторые изразцы, как и лестница, с ее витыми перилами и ковкой, были наверняка намного старше дома, но от них тоже избавлялись строители, делавшие ремонт. Мики посчитала это вандализмом, но промолчала, пообещав себе, что если останется, отвоюет хотя бы лестницу.
- Только одна спальня? - девушка вздернула бровь, отвлекаясь от мыслей о будущем интерьере и резко развернулась, едва не столкнувшись с Доменико, стоящим за спиной. Он был слишком близко. Его горячее дыхание ощущалась на голой шее и открытых плечах. В горле встал ком, дыхание перехватило, а по рукам и спине пробежали мурашки. В миг вернулись все те эмоции, что она почувствовала в танце, но тут же отбросила их и сделала шаг назад.
- Здесь есть вино? - перевела она тему, чтобы получить время и сформулировать в голове максимально корректную речь для отказа консуммации брака.
- Послушай... - начала она тоном, которым не раз заканчивала отношения, говоря, что "они не подходят друг другу", и  доверительно положила руку на плечо мужчины. - Ты правда себя очень хорошо проявил сегодня и заставил изменить мое мнение о тебе. Тем более что я весь день была явно не подарком. Понимаю, что ты ждешь от меня  большего, но все же считаю, что сам факт такой женитьбы, не дает тебе на это право. По крайней мере у меня то, что я обязана исполнить супружеский долг понижает либидо до уровня полной фригидности. Нам нужно лучше узнать друг друга и тогда, возможно, из этого брака что-то и выйдет. - улыбнувшись мягкой, снисходительной улыбкой, Мики снова вернулась в свой обычный спокойный образ. Развернувшись на каблуках она пошла в сторону лестницы.
- А еще очень устала. Хочу принять душ и лечь в кровать, любую, которая найдется в этом доме. На твою не претендую. Сладких снов, marido. - для полноты картины того, что на неопределенный срок она отправляла собственного мужа в глубокую френдзону, оставалось только чмокнуть его в щеку, но это бы уже походило на издевательство, а не на попытку найти компромисс и наладить совместное сосуществование.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (02.11.2018 17:32:36)

+1

9

Итальянка не оценила порыв мужа, ловко спрыгнув на пол. Доменико и не стал удерживать на руках, не видел смысла сейчас навязывать свои желания. Но это касалось лишь текущего момента.
- А как ты себе представляешь первую брачную ночь? - вопрос в ответ, в голосе скользит ирония.  Коста уже чувствовал, по жестам ужимкам и голосу что его красотка жене хочет соскочить с выполнения долга. Наивно полагая, что у неё это получится. Ник складывает руки на груди. Пиджак противится, натягивается на сильной спине, колумбиец ведет широкими плечами.
- Есть вино. - Ник внимательно следит за сменой эмоций на красивом лице брюнетки. От его взгляда не ускользает румянец.
- Но думаю нам хватит алкоголя на сегодня. - не люблю трахать пьяных, а тем более бесчувственных.
Величественная аристократическая девочка -  не дать, не взять. Сколько в ней было сейчас самоуверенности. Её рука легко дотронулась до плеча, пока с языка слетал корректный вариант - "хер чего тебе перепадет дорогой!".
- Мне не нужно твое одобрение и похвала! - выгибает левую бровь Коста слегка охеревая от подобной дерзости жены.
И вот она уже его королева величественно удаляется вверх по лестнице. Эти несколько минут стоили того, чтобы понаблюдать за её грациозностью. Последними минутами обманчивой власти над ним. Потому, как он уже предвкушал, как будет сбивать эту спесь с темноволосой красотки, мысленно хищно облизываясь.
- Увидимся, esposa! - говорит он вслед удаляющей девушки, оставляя многозначительную недосказанность в этом.
И скорее, чем ты думаешь!
Доменик дал жене время принять душ. Он и сам хотел снять одежду, что носил весь день и встать под струи воды. Почувствовать, как хороший напор  барабанит по уставшим мышцам, расслабляя их, немного снимая внутреннее напряжение и злость на дерзость Мики. Конечно её следовало поставит на место. И это случится именно в эту ночь! Никаких отсрочек быть не может. Но и слишком переусердствовать и вестись на поводу собственного гнева не стоило. Он знал каким может быть вспыльчивым и прилагал все силы для контроля собственного темперамента.
Новоиспеченной миссис Коста ничего не оставалось, как занять соседнюю_смежную комнату. Только эта вторая спальня сейчас была относительно обжитой и только в этой комнате стояла кровать. В общем смежная комната как раз предназначалась для жены хозяина дома.
Доменик первым закончил водные процедуры. Он облачившись в махровый халат, вошел в спальню жены, как раз когда она вышла из ванной.
- Какая ты свежая и душистая, esposa. - колумбиец подходит к Мике со спины. Кладет ладони на изящные плечи, сжимает властно, передвигая их ближе к шее. Носом утыкается во влажные волосы, втягивая их запах. К его сожалению сейчас больше пахло шампунем, чем самой брюнеткой. На свадьбе во время танца у неё был более притягательный, пряный аромат. Но эта разница не мешала хотеть её.
- Спать мы будем в моей комнате сегодня. - это был не вопрос, а утверждение, которое она может попытаться оспорить. Но итоге будет один.
- Хочешь ты, или нет, но брак будет узаконен сегодня. - он подталкивает её к дверям в смежную комнату. Но потом приподняв за бедра закидывает себе на плечо и уносит в свою комнату.
Недолгий путь и вот он уже у кровати со своей ношей. Легко скидывает девушку на кровать. Та пружиня подпрыгивает несколько раз. Перед мужскими глазами открывается захватывающее сексуальное зрелище. От такого невозможно отказаться и не овладеть.

+1

10

Недовольно хмыкнув на то, что ей уже начали диктовать сколько стоит пить, Мики все же не стала спорить. Это его дом, и вино она в него еще не покупала. Переживет, тем более, что девушка и правда слишком устала. Хотелось побыстрее оказаться сначала под струями воды, смыть с себя налет лицемерных поздравлений и обещаний, а заодно и стереть эту фальшивую улыбку, приклеившуюся к губам и уже больше походящую на спазм лицевых мышц.
- До завтра. - в словах Доменико было слишком много ехидства, но выяснять его причину не было сил. Мики даже не обернулась, а только махнула рукой.
Поиск спальни на втором этаже много времени не занял. По сути и искать за неимением выбора было нечего. Меблированных было всего две - одна, явно хозяйская, потому как там были вещи Деменико, а вторая - полупустая, но с кроватью и шкафом, чего было вполне достаточно. Мики бросила на кровать сумку, отметив про себя, что муж галантностью не отличался, раз не предложил помощи донести ее. Не то чтобы очень хотелось еще терпеть его тяжелое присутствие, но все же мог проявить вежливость.
Освободившись от платья, Мики достала тонкий шелковый халат, свежее полупрозрачное белье и задумчиво покрутила наряды в руках. Она привыкла жить одна и носить подобное дома, но они не слишком подходили для той, кто теперь жила с мужем, от которого собиралась держаться подальше. Слишком сексуально и откровенно вызывающее.
- Нужно будет прикупить пижаму. Такую... - бубня себе под нос девушка поморщилась, вспоминая как называется ткань, которую она ни разу на себя не применяла. - ... в клеточку...Со штанами и пуговицами до горла.
Прихватив все, включая гели и крема, с собой, она положила вещи прямо на раковину около ванной, потому что никаких других поверхностей не наблюдалось, и встала в душ.
Горячая вода обжигала кожу, но Мики даже не думала сделать ее холодней, надеясь, что это поможет расслабиться и уснуть, как только голова коснется подушки. От части это сработало. К кровати она шла с уже закрывающимися глазами. Расчесать волосы - и можно, наконец, перевернуть страницу этого дня. Вот только Доменико считал иначе. Едва она наклонилась к сумке, чужие руки обняли ее и прижали к себе, а ухо защекотало дыхание колумбийца.
Мики дернулась моментально вырываясь из состояния сонливости, расправила плечи и сделала шаг вперед, резко оборачиваясь.
  - Что из моих слов тебе было не понятно, marido?! - Дженовезе из всех сил сдерживалась, чтобы не начать кричать на него.
- Я буду спать одна! - она почти ускользнула от него, но Доменико рывком поднял ее на руки и потащил в свою спальню. Из двух вариантов - бесполезного, бить его ладонями по спине, или прикрыть оголившийся зад, Мики выбрала второй, не менее бесполезный, потому как едва она приземлилась на кровать, халат все же предательски распахнулся, а грудь едва не выскочила из откровенного кружевного топа на бретелях.
- Hai una bella faccia tosta, ragazzo.* - фыркнула Мики, резко дергая дергая край своего халата. - Может твоя грубость и работает на каких-нибудь идиотках, но со мной этот вариант не прокатит. - перевернувшись и вскочив на противоположном краю кровати от колумбийца, девушка схватила какую-то статуэтку с тумбочки и крепко сжала ее в руке. - Только подойди и эта... - она попыталась понять, что же за "произведение искусства" послужило ей оружием, но так и не поняла, было ли это чем-то этническим или очень новомодным, снова взглянула на Доменико, - ...хрень разлетится об твою голову!

*Ну ты и наглец, парень.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (12.11.2018 20:11:12)

+1

11

- Это тебе что-то не понятно, esposa! - колумбиец  качает головой  откровенно, нагло разглядывая её притягательную грудь, тонкую талию и красивые ножки. Сам не замечая, как облизывает кончиком языка уголок нижней губы.    Кружевное одеяние только подчеркивало красоту брюнетки, было прям создано для того, чтобы завести мужчину еще сильнее. Ходячее искушение. На что мужское тело уже реагировало каменеющим членом.
- Я должен тебе, как девочке объяснять, что бывает в первую брачную ночь? - её надменность начинала раздражать. - такие просты и очевидные вещи.- разговаривает и смотрит, как на глупую. Сейчас  она еще  вскакивает и хватается за импровизированное оружие.  Он и не помнил откуда взялась это безделица на прикроватной тумбе. Видимо дизайнер проявила креатив. Коста точно покупкой всякой фигни не озадачен, у него заботы масштабные, часто на грани жизни и смерти. Чужих жизней и смертей с его легкой руки и выбора.
- Ты же не девственница. - это были настолько очевидные вещи. - или может надо было настаивать на  Дженовезе, что младше. Твоя сестра точно не была бы такой строптивой и не глупила бы.  - Доменико еще, как заметил  особое отношение  между сестрами. Его проницательный  взгляд и цепкий ум ничего не упускал.  Судя  по тому что эта строптивица не рвалась в брак, она пошла на этот шаг именно из-за сестры, чтобы младшая не расплачивалась.
Забавно было бы увидеть реакцию её семьи, если бы он вернул эту "не жену" как бракованный товар, за не выполнение обязательств. Но он конечно так не сделать. Это значило бы признать свою слабость и неспособность справиться с какой-то девчонкой. 
С другой стороны, так ведь даже было интереснее ломать буйную красотку, чем терпеть слезы малолетней итальянки. Хотя младшая  Дженовезе уже была в том возрасте, когда отдают замуж. В Колумбии и младше девиц выдают если семья выбирает подходящую партию.  Итальянцы явно распустили своих женщин. 
- Значит так ты хочешь провести нашу первую ночь. - усмешка на губах мужчины, он с интересом и откровенным желанием разглядывает красотку жену.
Глупая девчонка думала, что вот так сможет ускользнуть от притязаний мужчины, еще и обладая такой откровенно сексуальной внешностью. Да тут и у старика встанет, а он не гей, чтобы пропустить мимо все эти прелести, что будут спать в соседней комнате. Хочешь бери, стоит только проявить чуть больше настойчивости. А Доменико в принципе был настойчивым и упертым. А тем более когда говорят "нет" еще включается инстинкт охотника.
В смысле "нет"? Да за кого она меня принимает?
Коста ничего не остается, как вслед за брюнеткой встать на кровать. Он делает это быстро, неожиданным рывком. Приближается, выкидывая руку вперед, хватает за запястье руки, в которой зажата статуэтка. Одновременно уворачиваясь немного от угрозы получить фингал. 
- Поиграли и хватит! - вырывает вещицу и отшвыривает куда-то дальше от кровати. Наверно отпечатки его пальцев останутся на нежной коже. - Я оценил твой характер, obstinada tmida chica tonta!
Бегать за ней или  бороться, заранее понимая кто сильнее. Зачем? Когда есть выход проще.
Доменик снова тянет девушку на кровать. Приходится ловить и вторую руку девушки. Два тонких запястья он заживает в левой ладони, правой рукой дотягивается до собственного ремня, оставленного на кресле с вещами. Чтобы Мика не вырывалась приходится сесть  на женские бедра, придавливая её к кровати. Хотя он частично переносит свой вес на ноги, щадя жену. Коста стягивает запястья ремнем и прикручивает второй конец к столбику в изголовье кровати.
- Знаешь… -смотрит на раскрасневшееся лицо девушки. Его широкие ладони скользят по женским рукам вниз в итоге накрывая часто вздымающуюся грудь. – Я же планировал провести более романтичную ночь, чика. – под ладонями холмики грудей, сквозь ткань чувствуются жесткие камешки восставших сосков. Он зажимает из между пальцами сквозь ткань. – Но так даже лучше. – резко дергает ткань вниз, обнажая грудь. – Не будет притворства лишнего.и ты увидишь настоявшего мужа что тебе достался.
Сверкающая тьма красивых распахнутых женских глаз. Блять! До чего же ты красива!

Отредактировано Domenico Costa (22.11.2018 10:36:10)

+1

12

Под его наглым и жадным взглядом, Мики сжалась словно невинная девчонка, впервые увидевшая полуобнаженного мужчину и понявшая к чему все идет. Он облизывался будто голодный зверь и пробуждал в ней такой же животный страх, сковывая все тело  и заставляя каждый мускул окаменеть.
- Я не девственница, но и не шлюха, чтобы спать с первым встречным, назовись он хоть мужем, хоть богом, хоть чертом. - голос едва заметно дрогнул, но как только Доменико упомянул ее сестру, Мики тут же снова ощетинилась и показала белозубый оскал, крепче сжимая импровизированное оружие. - Даже думать не смей о моей сестре! Или клянусь, я найду способ заставить тебя забыть не то что ее, а даже свое собственное имя. - Дженовезе не шутила и это чувствовалось в том, как твердо она произнесла эту фразу. Да, к тому, что могло сегодня случиться с ней, девушка была готова и даже почти смирилась с неизбежным, хоть и не собиралась сдаваться без боя, но Малия...Честь и невинность сестры старшая готова была отстаивать до последнего вздоха. Он не осквернит ее даже взглядом.
Теперь, видя "во всей красе" своего новоиспеченного мужа, Микаэла поняла что за человек ей достался в супруги и почему семью Коста так боялись. В его взгляде не было ни капли сентиментальности и сочувствия, только холодный расчет, жестокость и похоть. Ничего человеческого, одни инстинкты.
- Не подходи! - он так быстро оказался рядом, что Мики успела только отшатнуться, больно ударившись бедром о прикроватную тумбочку. Рука с зажатой в ней статуэткой взметнулась слишком поздно и так и не достигла цели - виска Коста.
- Пусти! - оказавшиеся зажатые словно в тисках запястья тут же обожгло. И чем больше она пыталась вырваться, тем сильнее кожа горела под его пальцами. - Мне больно, отпусти! Со мной нельзя так обращаться, я... - Микаэла хотела прокричать свою фамилию, но лишь обессиленно взвыла, выгибаясь всем телом под мужчиной уже оказавшимся сверху. Теперь ее происхождение не имело значения. Семья ее продала в собственность Коста и больше не защищала.
- Ненавижу! - из последних сил вырвав свою руку из лап Доменико, Мики звонко хлестнула его по щеке и моментально снова оказалась обездвижена. Больше он не церемонился и так перетянул запястья ремнем, что они врезались в кожу, а ладони онемели. Высвободить их было нереально и с каждой попыткой рукам становилось только больнее.
Из широко распахнутых глаз потекли слезы бессильной злости и отчаяния, но Микаэла их не отводила, а упрямо смотрела в лицо Коста.
- Так вот что тебе нравится, муж? Силой брать женщин, которые тебе отказывают? - брюнетка дернулась, пытаясь скинуть  его с себя, но тот оказался слишком тяжелым. Его руки теперь свободно гуляли по ее телу и груди. Мужчина явно наслаждался своей силой и властью, а ей ничего не оставалось кроме того, чтобы до боли прикусывать губу и не отвечать на его прикосновения, которые все же возбуждали против ее собственной воли. И все же тело реагировало...Щеки горели, заливаясь румянцем, соски окаменели, а кружево трусиков становилось влажным. Мики мысленно проклинала себя за слабость к красивым (не признать его внешнюю привлекательность она не могла) и властным мужчинам, вложенных в нее самой природой и, цепляясь за остатки здравомыслия, пыталась остановить свои инстинкты.
- Прекрати! - брюнетка отвернулась, когда пальцы Доменико коснулись скулы и с ощутимым давлением проскользнули к волосам на затылке, накручивая их на кулак и натягивая, так, что ей невольно пришлось выгнуться, подставляя под губы и зубы мужчины шею и грудь. С губ сорвался стон смешавшихся боли и возбуждения. Сознание от нее ускользало, уступая место жгучему пульсирующему возбуждению внизу живота, и только гордость и осознание неправильности всего происходящего заставляли ее сопротивляться. Никому не было дозволено с ней обращаться как с вещью! Улучив момент, Мики перехватила ладонями ремень, подтянулась по нему к спинке кровати и наощупь начала распутывать узел, надеясь, что "муж" слишком увлечен сейчас, чтобы заметить эти махинации.

+1

13

Угрозы поводу сестры вызывают злую улыбку, но на деле Доменико и не имел планов на младшую. Хотя вот такая реакция была взята на учет. В жизни все может пригодится.
С тобой так нельзя! Он выгибает в усмешке губы.  От пощечины взгляд становится только темнее и злее.
- Мне можно! - как приятно чувствовать её энергичное сопротивление под руками и этот дерзкий взгляд, за которым она теперь прятала страх. Огненная, живая, гордая, красивая вот в этом было столько предвкушения иметь эту красивую бунтарку. И пусть его раздражал непокладистый характер жены, но тут было двоякое чувство, когда бесит и восхищает одновременно. Даже её слезы были злыми и больше от бессилия.
Мика привязанная и самое время поговорить. Хотя какие к чертям разговоры? Так скорее ремарка к словам ранее, что казались нелепостью колумбийцу.
- Значит будешь моей личной шлюхой сегодня! – отрезал Коста безжалостно. Этой влагой в глазах его не сделать мягче, слезы скорее могли разозлить сильнее, чем вызвать жалость. И с каких пор выполнение супружеского долга приравнивается к разврату? Её явно избаловали вниманием и поклонением её красоте. Небось и родительская любовь внесла свою лепту, или у неё просто был такой характер и завышенное самомнение – И всегда, если выполнение супружеского долга для тебя сродни  продаже тела.
Пусть подобная свадьба, когда супруги не были знакомы ранее, не типична для их современности, но это не отменяло сами традиции и законы брака. 
Раньше или позже разве это столь важно? Сейчас это казалось капризами Дженовезе.  Теперь Коста! Его фамилия и его жена, а значит должна быть послушной. Ей придется привыкнуть быть за мужем.
Ник проводит под её глазами, собирая слезинки. Облизывает солоноватую влагу с пальцев. Не отрывает от неё взгляда, она тоже смотрит в упор. Такой бой глазами или она пытается взывать к его совести, или чего она хотела бы там найти_вызвать. Все в пустую, ему нравится эта власть и он испытывает кайф ломая, ставя на место.
- Мне не отказывают, жена. - улыбается хищно. Ведь ему и правда не отказывали женщины, некоторые  даже сами крутились рядом, предлагая ненавязчиво свои тела, или завлекая взглядами словами. Пожалуй он не привык добиваться женщин, не было раньше необходимости. Или в принципе на первом месте стояли иные, более важные дела, а для секса и те кто рядом крутились устраивали. Так что для него жена была глотком из редкого источника. Твое поведение даже кажется чем-то новым и интересным. Как интересная дорогая игрушка от которой получаешь максимальное удовольствие.
Мужчина наклоняется и затягивает в рот вершину левой груди, зубы прижимают камешек соска. Такая манящая женская плоть. Такой плотный во рту и кажется даже сладковатым на вкус. Прикусывает, потом обводит, языком лаская сосок.  Ему хочется всю её попробовать, завладеть её телом. Коленом надавливает, протискивая ногу между её бедер. Следом ладонь накрывает потаенное женское местечко. Она там такая горячая… и влажная! Пальцы ныряют под ткань трусиков, чтобы наверняка убедиться в этом.
- Жена! – улыбка кривая на губах. Ты же меня хочешь моя сучка! Двумя пальцами углубляется в её тело, проникая в сокровенное место, куда доступ ему собирались закрыть сегодня. Вторая рука на талии, он удерживает её не давай вырываться.

Отредактировано Domenico Costa (04.12.2018 21:38:47)

+1

14

Боялась ли она его? Скорее нет, чем да. Было ли это притупленное чувство самосохранения или непоколебимая уверенность в том, что с ней ничего ужасного случиться не может, Мики не знала, да и не задумывалась. Что она сейчас действительно чувствовала - горечь и отвращение, а еще пылающую ненависть, что какой-то наглый колумбиец пренебрег ее желаниями и словами. А еще он явно переходил границы. Овладеть ею против воли - одно, по сути рано или поздно это бы случилось, артачься она слишком долго,  но еще и сравнивать со шлюхой...Это было оскорблением похлеще, чем поддаться похоти и взять силой. От такого заявления Мики бросила попытки развязать ремень и со всей силы дернула его на себя, тут же закричав от боли. Кажется, она вывернула запястье, но так ничего и не добилась. Хотелось расплакаться, но свои слезы перед этим  варваром девушка показывать не собиралась. Даст слабину однажды и возврата уже не будет - Доменико решит, что ее можно сломать и делать все, что заблагорассудится. 
- Сегодня твоя, завтра чужая... - девушка закусила губу, сдерживая слезы, от этого шипение фраз стало еще более ядовитым, - осторожнее, с такими определениями, marido. - последнее слово она словно выплюнула ему в лицо, будто "муж" было чем-то еще более унизительным, чем "шлюха".
- Не отказывают, потому что боятся. Пусть я буду первой. Вдвойне обидно, должно быть, после данной тобой клятвы. - Мики отвернулась от него с твердым намерением даже больше не посмотреть в сторону мужа. По ноющим запястьям стало ясно - вырваться ей никак, а сопротивление этого садиста только веселило и даже доставляло удовольствие, оставалось только безразличие, на которое ей придется потратить все свое самообладание. Его рука коснулась груди и сжала ее, а затем сосок оказался зажат в его зубах. Ощутимо, больно и, черт бы побрал этого мерзавца, приятно. Мики дернулась, тихо пискнула сквозь зажатые губы, но тут же осекла себя. Ей нужно переключиться, нужно как можно дальше оказаться отсюда мысленно и перестать замечать происходящее. Нужно...Вот только Доменико уже раздвинул ей ноги и оказался между ними, а его пальцы медленно вошли внутрь нее.
Тело предательски поприветствовало его ощутимым спазмом мышц, сжимаясь вокруг его пальцев. Мики подавила стон и еще сильнее зажмурилась, чтобы ненароком не увидеть Доменико. Скорее всего если сейчас она посмотрит на него, то сдастся. Каким бы моральным инвалидом он не был, это компенсировалось внешностью: смуглая кожа, темные как ночь глаза, чувственные губы, твердые мышцы и упругая задница. По сути даже образ мерзавца ему шел и заводил, а татуировка, да еще такая откровенно халтурная, подчеркивала амплуа еще больше. Хотелось провести по ней пальцами и почувствовать его кожу под ними. Стоп! Хватит! Мики едва заметно тряхнула головой и напомнила себе, что связана и все это против ее воли, а подобные мысли вызывает в ней только длительное воздержание. Сколько у нее не было секса? Девушка сосредоточилась на том, чтобы подсчитать и вспомнить дату, когда она точно рассталась со своей последней пассией. Это помогло. По крайней мере ненадолго. Она уже насчитала два месяца, отмотав их назад в памяти, как тут его большой палец надавил на клитор, заставляя буквально взорваться от ощущений. Мики вспыхнула как факел от одной лишь маленькой искры. Забыв себя, девушка громко застонала и выгнулась к Доменико, натягивая ремни. Ей вдруг жизненно необходимо стало к нему прижаться. Обхватив бедрами мужчину, она смогла приблизить его и тут же вонзилась зубами в его плечо. Нахлынувшее возбуждение требовало близости, но ей не хотелось ласкать Доменико, ей хотелось терзать его так же, как он это делал, своими пальцами внутри нее, своими губами и зубами на ее груди. Мики бесила и одновременно возбуждала беспомощность, заставляя соки стекать по его ладони. Она застонала, понимая, что проигрывает эту битву и разжала зубы, опадая обратно на кровать. 
- Гори в аду, Коста. - процедила она и схватила ремень так, что костяшки пальцев побелели.

+1

15

Вдвойне обиднее! Он низко, хрипло смеется. Наверно она пыталась его задеть этим, но явно не вышло.
- Ты посмотри на меня, esposa. Я весь такой обиженный! - Он зажимает в ладони свой каменный стояк, показывая ей результаты их борьбы, и её отказов. Вот такая строптивость и острый язычок лишь сильнее разжигали в нем пожар страсти. Коста избавляется от мешающегося махрового халата, скидывая его с широких плеч и отбрасывая в сторону. Для ответа пришлось оторваться от её аппетитной груди, на некоторое время переставая терзать сосок зубами и языком.
- И теперь ты мне не чужая, belleza, вот это точно! - конечно ему и в голову не могло прийти мысли, что Мика теперь куда-то от него денется. Она стала его женой по всем законам, а семья фактически продали девушку на откуп колумбийцам и от них защиты ей вряд ли стоило ждать. Скорее она должна была не опорочить имя Джевоназе. Тем более итальянцы тоже считали, что для женщины отведена определенная роль в семье и она должна быть за мужем буквально. В этой закоренелости в традициях  их народы были схожи.
Доменико дразнил её пальцами, чувствуя как все её тело отвечает на призыв, на касания. Как мышцы влагалища сжались ласково обнимая инородное тело. Микаэла могла хмурится, закрывать глаза и отворачиваться, но обмануть внимательный взгляд мужа не выйдет.
- Ты же сама хочешь меня, Мика - хриплым шепотом выдохнул он ей в ухо. Он впервые произносил её имя в коротком варианте. Провел губами по виску, по щеке, покалывая  её нежную кожу щетиной. - Я это вижу,  esposa. - Ник продолжал давит и играть с клитором и вот в итоге она выгибается всем телом и стонет в открытую выдавая себя. Это вызывает улыбку на губах колумбийца, подталкивает продолжить свое дело, чтобы окончательно подчинить себе тело этой гордой красотки.
- Ты же моя прелесть! - кусает её нижнюю губу, а потом жадно целует забирая её стон в рот. Его пальцы поворачиваются медленно в теле девушки, выходят и снова резко входят, ударяясь в переднюю стенку влагалища. Он знал в какую точку целился, безошибочно находя и эту скрытую эрогенную зону в женском теле. Что же у него много было женщин, а он был способным учеником, потому что в любом деле желал быть лучшим. В том числе лучшим любовником, пусть и со своими странностями и фетишами, но ведь у всех есть свои слабости и недостатки.
- О да, Мика! - убирает пальцы и резко входит в её тело, заполняя собой полностью, врезаясь в тупик.  - Мы будем гореть там вместе, чика, вот увидишь!
Горячие стенки её тела обхватывают член так невообразимо сладко, что это может свести с ума и он хрипло выдыхает от удовольствия словно рычит. Выходит полностью, чтобы опять резко заполнить собой.
- Ты моя жена, Мика!- он разворачивает её лицо к себе, зажимая острый подбородок. Добиваясь того чтобы она посмотрела на мужа, своими красивыми темными глазами. - Не смей мне отказывать никогда! - с этими словами он сильнее в неё вбивается. Подхватывает левую ногу жены под коленом и закидывает себе на плечо. Целует стройную щиколотку, прикусывая икру, не останавливаясь продолжая заполнять её тело, грубо врезаясь на всю длину, словно планирует выбить из брюнетки дух, или будто так наказывая её.
- Потому, что теперь ты полностью, моя! - его без остатка, почти как вещь с которой он собирался поступать по своему усмотрению. А он так и собирался делать.

+1

16

Его смех пронизывает до костей холодом, сковывает, заставляет все внутри сжаться от предчувствия неизбежного. И это не только сегодняшняя ночь и то, что вот-вот должно произойти. Это как прыжок в ледяную бездну неизвестности, где исход всего один - удар о реальность. Ее вырвали из уютного, теплого, почти сказочного мира, где она если не богиня, то принцесса и принизили не то что до уровня смертной, а до какого-то обезличенного существа, по счастью (не ее), обладающего необходимыми внешними данными.
Мики посмотрела на свое тело, насколько хватало взгляда и впервые возненавидела его. Оно ее не слушалось. Узкие бедра, ставшие влажными со внутренней стороны, двигались в ритм его пальцам, высокая грудь ласково, но настойчиво тыкалась сосками ему в ладонь, спина прирученной змеей извивалась под "хозяином", а руки старались высвободиться уже лишь для того, чтобы схватить его и сильнее прижать к себе. Девушка не могла больше этого видеть. Предательство. И только непокорная голова с голосом разума не хотела подчиняться человеку, которого сейчас ненавидела больше всех живущих. Девушка откинула ее на подушку и закрыла глаза. Говорить было бесполезно. Доменико не слышал, а если и слышал, то его это только возбуждало, что он и продемонстрировал ей стояком, от вида которого у нее в другой ситуации случился бы микрооргазм. Но даже зажмурившись, перед ее глазами все еще стояла картина только что увиденного. Большой, упругий член, с блестящей капелькой смазки на самом кончике головки, и все это великолепие в обрамлении тугих мышц натренированного мужского тела.
- Нет! - крикнула она куда-то в пустоту и помотала головой из стороны в сторону, понимая, что и здравый смысл сейчас сдает свои позиции. И только ей удалось откинуть от себя этот образ, как Доменико ворвался в нее так резко, что в темноте под веками заплясали яркие искры от наслаждения и боли. Мики закричала, но глухо, ему в губы, он как будто питался ее криком, втягивая его в себя. Даже с закрытыми глазами, девушка чувствовала его ухмылку. Она проиграла. Этот раунд она проиграла в чистую, и слезы досады покатились по щекам.
Его пальцы властно взяли подбородок и притянули к себе, едва она успела отвернуться. Доменико хотелось, чтобы она видела, как происходит "таинство" консумации их брака, и она смотрела. Прямо смотрела в темные зрачки и не могла оторваться, лишь изредка моргая, чтобы скинуть с ресниц скопившиеся слезы. Ей не было больно. Первый взрыв исчез и теперь его отголоски растекались уже приятными ощущениями внизу живота. Как бы не было это неестественно, со всем тем отвращением, которое она испытывала к Доменико Коста, эгоистичному мужлану, жестокому шовинисту и просто мерзкой личности, физически они идеально подходили друг другу и дополняли. Он заполнял ее всю без остатка, заставляя тянуться к нему и требовать еще.
Она почти забылась в ощущениях, как вдруг вновь в ухо прозвучал его голос. "Моя" - слово резануло сознание и вытряхнуло в реальность.
- Я принадлежу только самой себе. И ты это узнаешь. - тихий стон-рык вырывается в ответ на его покусывание и то, как он закинул ей ногу на плечо, заставляя мышцы внизу еще сильнее сжаться. Кажется, сейчас, она стенками внутри чувствовала каждую пульсирующую вену и малейшее, даже незначительное движение. Как хорошо. - мурлыкнуло ее либидо, которое уже больше месяца находилось в угнетенном состоянии. Ему Доменико определенно приходился по вкусу со своей властностью, напористостью и опытностью.
Мики больше не могла сопротивляться, да и в этом не было никакого смысла. Мышцы внизу живота сладко сжимались, вызывая дрожь и теплую волну по всему телу. Завтра она будет ненавидеть и себя, обзывать слабохарактерной нимфоманкой, но сейчас...Именно в этот момент ей захотелось поддаться. Вторая нога легко перекинулась ему через голову, демонстрируя безупречность растяжки и, присоединившись к первой легла на диван. Мики перекрутила руки в ремнях, но с его члена не соскочила, а наоборот отвернувшись и уложившись на бок, сильнее толкнулась в Доменико ягодицами, выгнув спину и вбивая его в себя на всю длину. Ей хотелось чувствовать Коста в себе, но не хотелось видеть лицо. Отвернувшись, проще забыть с кем ты и сосредоточиться лишь на ощущениях.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (07.01.2019 19:40:10)

+1

17

Никому она не принадлежит! Усмешка на скульптурно высеченных губах колумбийца, в прищуренных глазах ирония. Хмммм! Какая наивная девочка! А ведь другая бы рада была принадлежать ему целиком, но не эта строптивая итальянка. Характер девчонки оправдывал свою горячую себялюбивую нацию. И пусть они больше не живут в теплой Италии, но своих особенностей никогда не теряли, мужчина хорошо был знаком с представителями этой нации. А Коста и не хотелось бы в женах видеть мягкую и покладистую простушку, для души охотника и хищника было объезжать строптивую кобылку, ломать её под себя и подстраивать. Хотя в его работе было бы намного удобнее и проще возвращаться к спокойному семейному очагу, где не надо устраивать очередной захват территорий. Но все равно в итоге хотелось бы видеть рядом верного человека, любящую женщину, которой он мог бы доверять. Да и потом тогда определенно не из стана конкурентов стоило бы выбирать жену. Партнерство двух крупных семей по сути в любой момент могло бы обернуться противоборством, стоило только потерять выходу от этого союза. Родственный связи — это важно, но в случае чего итальянцы бы пожертвовали одной женщиной из своей семьи. ... или, что еще более вероятно, она бы могла оказаться соучастником и помогла бы своим. Сколько криминальная история знает случаев, когда вырезались целые семьи. Так что сейчас он спал со своим врагом. В жизни можно доверять только себе. Доменико доверял младшему брату, но даже тут выходило с оглядкой, потому что не известно в какой момент Сета переклинит и в нем проснется жажда крови, которая принесет за собой чертову кучу проблем и трупов, что придется снова прятать. Дом никогда не называл брата психом, но факта того, что у младшего серьезно не все в порядке с головой это не меняло.  Но с это проблемой в брате Ник научился справляться, умело направляя в нужное русло. Хотя хорошо, что на данный момент младшего Коста Дон Альфредо держал при себе, давая новоявленному мужу возможность уединения с женой, наладить романтические отношения, дружескую связь и прочие семейные прелести.
Вот правда с налаживанием отношений, как-то с самого начала не задалось. Гордячка итальянка и властный импульсивный колумбиец, как порох и огонь - соединять не рекомендуется. Но кто же их спрашивал?
Но надо признать, что вот сейчас выходило совсем не плохо их соединение, такая многократная стыковка, что приносила массу удовольствия от процесса обоим сторонам.  И не важно, что кто-то кричал "нет", когда её красивое тело надрывно выдавало "ДА",  извиваясь под ним, подставляясь и встречая влажным гротом каждое вторжение каменного члена колумбийца. Женщины вообще порой не могут точно сказать, чего хотят, их «нет» часто значит «может быть». А «да» не факт, что согласие. Не любил Коста разбираться в женской психологии и не собирался.
Процесс борьбы и желание подавить её строптивость то и дело уходил на второй план, когда вперед выступало удовольствие от обладания горячим, податливым телом красотки жены. Её теснота, что обтягивала, обволакивала подобно бархатистой перчатки, которую он натягивал снова и снова. Доменико все контролировал, но все больше сам тонул в сладких ощущениях нарастающего удовольствия. Он уже перестал удерживать женскую ножку на плече, наращивая темп движений. И казалось бы ей никуда не деться, но Мика удивила тем с какой легкостью перекинула ногу, через голову и повернулась на бок. Вот как ты умеешь! Огонь интереса в темных глазах. Это сколько интересных возможностей открывает же!
Девушка так сильнее подставляла себя под таранящие удары мужа, выставляя ягодицы, выгибаясь в спине. Теперь создавался иной угол и выходило еще глубже и упоительные. Но то, что Мика отстранено смотрела теперь куда-то в сторону ему не нравилось. Она явно решила схитрить и отстраниться, но с ним так не прокатит. Дом любил смотреть в глаза той что имеет, и для него не важно было обожание в этих глазах или ненависть. Все чувства хороши по своему и несут свою мощную энергетику, которую мужчина с удовольствием впитывал.
Доменико накрутил её темные волосы на кулак, тянет голову назад, частично разворачивая к себе.
- Смотри мне в глаза, esposa! – свободная рука упирается в кровать рядом с лицом девушки. Он нависает над Микой, чтобы увидеть её взгляд. – Я сказал смотри! – дергает сильнее черный хвот что зажат в кулаке, проводит языком по мокрой дорожке на щеке, собирая соленные слезы с ресниц. – Тебе от меня не спрятаться и не ускользнуть, моя Мика! – удары его бедер становятся активнее, сильнее врезаясь с тело. Смачно хлюпая, при каждом ударе. Ему кажется, что не может насытиться и развязка его эрекции по ощущению далека, как южный полюс.  Надо было что-то менять.
Коста неожиданно вышел из тела брюнетки, оборвав их акт, встал с кровати.
- Давай проверим твои таланты, esposa! – То как Мика перекинула ногу, демонстрируя растяжку, натолкнуло на некоторые идеи и эротические фантазии. Дом нашел несколько своих галстуков, преимущественно темного цвета. Любил он темные цвета. Вернулся к жене, лежащей на кровати. Обвязал один галстук вокруг изящной щиколотки, другой конец прикручивая к спинке кровати. Поймал вторую ногу и другим галстуком обмотал щиколотку. Потянул девушку за эту ногу в противоположную сторону, укладывая ближе к середине, с интересом проверяя растяжку насколько широко она может раскрыться.
- Мммм!- Он довольно сверкает своими темными глазами, криво улыбаясь. -  Моя esposa, танцовщица гимнастка. – Коста натягивает ноги девушки почти в прямую линию, усаживая на шпагат.

+1

18

Закрыв глаза и отвернувшись, Мики почти удалось забыться и в полной мере получить удовольствие от секса, не видя кто ее трахает. Ей даже удалось подключить образ бывшего, хоть в последнее время он и не был самым желанным гостем в ее постели, но все лучше, чем нежеланный муж, которого она знала от силы несколько часов.
Брюнетка привычным движением запрокинула назад, подставляя волосы под его руку, и мужчина будто читая мысли и каждое действие, вплетает в них пальцы и натягивает, доводя как раз до нужной точки. Это действует как рычаг для мышц шеи, которые каким-то невероятным образом связаны и с тазом, потому что там все сужается еще больше от нового спазма, почти болезненного. Мики издает тихий стон и с удовольствием ощущает как шершавый язык проходится по щеке и эту дорожку на разгоряченной коже приятно охлаждает мужское дыхание.
Стенки влагалища пульсируют трутся о твердый, словно каменный член, а мужчина сзади только наращивает темп, не зная усталости, доводя до исступления. Мики хочется кричать его имя, требовать еще, но едва она его вспоминает, как тут же хочет забыть, чтобы не спугнуть своей личной неприязнью такое удовольствие. И она забывается. Снизу поднимается огненная волна и Микаэла замирает, едва ощутив ее прилив. Девушка выгибается всем телом, натягиваясь как струна и вдруг срывается, звуча громким криком наслаждения. Она распрямляется так резко, что с силой дергает волосы, навернутые на его кулак. Голова запрокидывается назад, сорванный крик переходит на хрип, в котором перемешаны и удовольствие и боль, в руках, на коже головы, в узкой щелке между ног, отвыкшей от такого темпа и напора.
Оргазм сотрясает ее тело необычно долго, он обволок ее глаза и разум мягким туманом, не спешившим рассеиваться, но ее из этой неги вырывает грубая мужская рука.
- Смотри мне в глаза, esposa! - его лицо появляется в поле зрения от нового резкого рывка за волосы, вызвавшего у нее ухмылку. Еще не стерев ее с лица, Мики сосредоточила взгляд на своем насильнике, вдруг, отмечая правильные красивые черты лица и глубину темных глаз. В эту самую секунду, видимо, потому что ее тело все еще дрожало после оргазма, подаренного им, Микаэла не почувствовала к нему ни злости, ни отвращения. Только благодарность за то, что разрубил узел неудовлетворенности, который в последний месяц становился все туже. 
Толком не успев осознать себя и что делает, Мики впилась горящими опухшими губами в губы Доменико и поцеловала с таким с таким жаром, что даже член внутри нее дрогнул, видимо, ощутив новый приток крови.
Всего мгновение они были на равных и Дженовезе забыла где и с кем находится, упиваясь сладким послевкусием после оргазма, поцелуем с переплетением языков и приятной расслабленностью, как вдруг Коста резко встал. Сердце девушки тревожно сжалось.
Он что-то достал из шкафа и  Мики распознала ленты галстуков. Мысли девушки тут же заметались в панике, понимая к чему все идет, и она моментально сбросила сонную расслабленность.
- Не надо! - там где галстуки и связывание, там и боль на которую, Микаэла скорее всего не готова. Кто знает, что в голове у этого колумбийца? Он совершенно дикий и совершенно не считается с чужой жизнью. О его жестокости и низких моральных принципах, Мики успела узнать много. Да и если бы не слухи с домыслами, сам факт того, что Дженовезе была по сути изнасилована, не говорил в его пользу.
- Нет! - истории одна хуже другой, раскопанные для нее другом из службы безопасности отца, мигом прокрутились в голове, и ей стало действительно страшно. Она метнулась к изголовью кровати, выворачивая запястья и плача от боли в них, встала на четвереньки и судорожно начала развязывать узел. Пальцы дрожали, соскальзывали, но так и не могли освободить.
Доменико дернул ее за лодыжки, растягивая по кровати и перевернул к себе лицом. Он хотел, чтобы она видела. Упивался страхом и на секунду ей показалось, что его глаза стали полностью черными.
Одну за другой Коста зафиксировал ноги так, что Мики оказалась в позе шпагата. Будь это во время обычной тренировки, она бы с легкостью приняла эту позу, была  способна и на большее. Но мышцы, скованные страхом теперь гудели от боли. Ее трясло от страха, но пошевелиться она не могла. Девушка завороженно следила за его движением, будто наблюдала танец. Танец змеи для мышки, которую хочет съесть.
Она чувствовала, приближающийся конец, лежала словно распятая на алтаре и сейчас ее принесут какому-то кровавому богу Коста.  Девушка тихо, обессиленно заплакала, отворачивая голову и закрывая глаза, напоследок думая, что если все-таки переживет эту ночь, то завтра же уедет. Либо послав к черту обе свои семьи, либо пристрелив этого ублюдка. Все зависело от того, как все будет плохо сегодня, и какой будет моральный и физический ущерб.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Розы пахнут порохом. ‡флеш