http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You know, you could live a thousand lifetimes and not deserve him ‡фле


You know, you could live a thousand lifetimes and not deserve him ‡фле

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2MzxQ.jpg

CHARLIE AND ALEX
n.y., 2013


+1

2

- А после мы могли бы поехать кататься на лыжах в Колорадо, - жизнь Чарли Хартмана обычно расписана по минутам: в перерывах между занятиями, он готовиться к научным конференциям, грезит тем, что однажды совершит прорыв в медицине, станет тем, что сотворит эликсир молодости, найдет лекарство от рака, но для начала докажет всем о том, что постоянная регенерация клеток – это не безумие, это всего лишь два спаянных провода в нейронных связях нашего мозга, которые вновь и вновь смогут заводить двигатель.
- Алекс, что думаешь? – девушка на пассажирском сиденье по правую руку от него – единственная, кто мог вносить коррективы в привычную картину жизни и целеполагания Чарли. Она его самая долгая и серьезная попытка построить отношения. Ему казалось, что она понимала его с полуслова, разделяла его интересы, его мечты, была такой же – немного безумной студенткой медицинского факультета с искренней верой в том, что однажды они смогут изменить мир и спасти ни одну сотню жизней. Наверное, именно поэтому через двадцать минут пути, сквозь пробки заснеженного города, она станет первой, перед кем он откроет дверь, когда -то семейного дома. Пару раз, пропуская по бокалу пива с друзьями в баре на 39-ой улице возле Центрального парка, Чарли, слушая рассуждения друзей об отношениях и прочих, ловил себя на мысли, что знакомство с семьей – это новый этап в отношениях. Только вот единственный человек, с которым он мог познакомить свою девушку был его брат. Резкий поворот руля направо и еще раз направо – короткий путь к дому проходить вдоль новой станции метро, сохранившей прежнее название: «Всемирный торговый Центр». Её вход напоминает символ мира, а на месте двух котлованов заложили монументы с именами всех погибших в самой страшной катастрофе этого столетия. Имена родители Чарли и Мэтта значатся под номера 113 и 114, а следом за ними 115 и 116 друзья семьи, с которыми утром 11 сентября они завтракали над облаками в ресторане, располагавшемся на верхних этажах первой башни. Прошло 12 лет, но Чарли так и не мог заставить себя посетить мемориал в месте катастрофы. У него на это была сотня причин, которые по факту были миллионом отговорок.
- Хотя, знаешь, мы можем посмотреть какой – нибудь фильм, - мысли о черном дне, пропахшем дымом, строительной пылью и звучавший криками сотен голосов, всегда становились катализатором для инстинкта сохранения. Любые планы, которые предполагали хоть самую маленькую толику экстрима – становились чем-то запретным, на смену им приходили тихие вечера в квартире на Верхнем Ист – Сайде.
- Кстати, открой бардачок, - взглядом он указал Алекс на место, где хранился его подарок в честь окончания очередного семестра учебы. Осталось несколько экзаменов, но не тех, о которых им стоило заботиться или ради которых излишне напрягаться. Студентам медицинской школы теория всегда дается легко, в отличии от практики, когда все то, что написано в книгах и справочниках нужно применять на людях. Элементарный шов – стежки по живой ткани не имели ничего общего с тем, что изучали в классах университета.
- Это сережки от «Тиффани», - Чарли плохо разбирался в подарках. Он мыслил довольно примитивно, считая, что любая девушка будет рада цветам и ювелирной бижутерии. Сегодня он сделал ставку на второе. – Мне кажется, что они подойдут к твоим глазам, - красиво говорить комплименты он тоже не всегда умел.
Через десять минут его  автомобиль остановился около дома, построенного в середине двадцатого века, квартиры в котором могли позволить себе только состоятельные бизнесмены. Титульным собственником этой квартиры был Чарли, по факту в ней уже несколько лет жил только его младший брат. Приветственный кивок головы вахтеру, который желает доброго дня будто не ему, а какому-то мистеру Хартману, десять этажей вверх на лифте и вот они с Алекс оказались в гостиной апартаментов с видом на Центральный парк.
- Эй, Мэтт, - нарушил он криком тишину помещения. – Надень штаны, я хочу с тобой кое – кого познакомить, - Чарли помог девушке снять пальто, не обошлось и без традиционного «чувствуй себя как дома», пока он скрылся наверху в поисках младшего брата.

[icon]http://funkyimg.com/i/KocX.png[/icon][sign]icon by breathe[/sign][nick]Charles Hartman[/nick]

+2

3

Привет. Меня зовут Александра Берроуз. Мне 23 года, и последние 6 месяцев я изо всех сил пытаюсь сделать вид, что все в моей жизни как-то нормально.
Слева от меня сидит парень - идеал для любой среднестатистической студентки. Красив, умен, обаятелен, обходителен. С шикарной улыбкой во все тридцать два кристально чистых зуба и горячими, крепкими руками. Он уверенно ведет машину, параллельно успевая построить миллион планов на наше совместное будущее. Он уже в подробностях расписал мне о том, чем мы будем заниматься в рождественские каникулы и своевременно решил прервать свой монолог на согласование планов со мной, а я...
- Думаю, это прекрасная идея. Ты уже давно обещал научить меня кататься на лыжах! Только не смейся, когда я упаду на тебя.
А я просто неуверенно растягиваю губы в улыбке и по-прежнему делаю вид, что у нас все прекрасно. Что мы - идеальная пара, и если бы мы встретились чуть раньше, то на школьном выпускном стали бы образцово-показательными королем и королевой бала. Что я - совершенно нормальная, обычная студентка Колумбийского университета, безусловно, счастлива быть рядом с подающим большие надежды перспективным старшекурсником. Ведь это так круто - встречаться со старшекурсником.
Психолог в Лондоне говорила мне, что чтобы забыть "весь этот кошмар", можно попробовать притвориться нормальным человеком. Сменить прическу, имидж, место жительства, страну - и начать строить жизнь заново, жирным крестом перечеркнув прошлого и ни в коем случае не вспоминая об этом. Ну или хотя бы не разговаривая об этом вслух. Мне пришлось сократить общение с мамой до минимума.
Как ни странно, у меня получилось. Чарли Хартман действительно оказался хорошим парнем. За маской избалованного мачо, всем своим видом напоминавшего парня с обложки глянцевого журнала, скрывался человек с не менее жестоким прошлым. А потому, проезжая мимо монументов "Всемирного торгового центра" я крепко держу его за руку, большим пальцем медленно проводя по тыльной стороне ладони. Признаться, сегодня я делаю это настолько неосознанно, что обращаю внимание на собственные движения только тогда, когда ловлю его полный благодарности взгляд. Раньше я могла довольно долго улыбаясь, смотреть в его ярко-синие глаза, но сегодня я как-то неловко потупившись, отвожу взгляд, сконцентрировавшись на собственном маникюре. Где-то в глубине души меня заживо сжирает внезапно проснувшаяся совесть, и я посильней прикусываю нижнюю губу, не давая ей вылиться наружу в миллион извинений.
Особенно, когда он неожиданно дарит мне дорогие сережки от Тиффани - визитную карточку идеальных романтических отношений в Америке. И несмотря на то, что мама-Берроуз никогда не отличалась скупостью в выборе подарков несчастной дочке, получить такой подарок от него - чертовски приятно. Настолько приятно, что я с округлившимися от удивления глазами  развязываю белый бант на нежно-мятной коробочке, и с еле заметно трясущимися руками открываю ее.
- Они потрясающие! - пока мы стоим на красном свете светофора, благодарно целуя его идеально выбритую щеку, - Спасибо тебе огромное. Это так неожиданно и...
И совершенно точно ты этого не заслужила.
- И приятно. Чертовски приятно.
В такие моменты мне начинает казаться, что он все знает. Что он специально начинает дарить мне дорогие подарки, проводит вместе со мной все свободное время и даже (!) решает познакомить меня со своей семьей. Мы подъезжаем к одному из самых престижных жилых домов Нью Йорка, и я из последних сил проглатываю встающий поперек горла ком. Не думала, что это будет настолько сложно.
Мы выходим из машины, беремся за руки, а я продолжаю наигранно улыбаться, обреченно идя по направлению к двери. Забавно, пару недель назад я устраиваю скандал из-за того, что он наотрез отказывается знакомить меня с собственной тетей, по-женски делая однозначный вывод о несерьезности наших отношений в его глазах. Об очередном предательстве, которых за последнее время стало чересчур много.
Но сегодня я куда охотнее согласилась бы идти на плаху, чем продолжать улыбаться, делая вид, что у нас все прекрасно. Что я - не конченная неблагодарная тварь, поступившая с ним так по-скотски. Он не должен об этом знать. Ведь я так хорошо умею избавляться от собственного прошлого. Я продолжаю улыбаться ровно до того момента, когда он скрывается где-то наверху со словами "Эй, Мэтт". Это имя кажется мне подозрительно знакомым, женская интуиция внутри меня орет о том, что надо поскорее скрыться в неизвестном направлении (желательно - снова сменить страну), но я не успеваю даже шелохнуться, прежде, чем сталкиваюсь с призраком недалекого прошлого.
Черт возьми, лучше бы это был изнасиловавший меня парень.
Лучше бы это был сам Дьявол, чем парень, с которым я переспала неделю назад на вечеринке однокурсников в честь окончания семестра. Как раз тогда, когда мы поругались с Чарли, и я решила доказать себе свою силу и независимость от него, уничтожив полбутылки виски в казавшейся мне безумно приятной компании блондина, стоявшего напротив меня.
Блондина, с которым я переспала неделю назад.
Блондина, которого секунду назад Чарли представляет мне в качестве его младшего брата.
Моя улыбка никогда не казалась мне настолько наигранной, и пока я отчаянно пытаюсь придумать план побега, он протягивает мне руку вперед, чтобы сказать:
- Привет. Мэтт Хартман. А мы с тобой кажется, знакомы, верно?.. - прищурившись, он улыбается мне в ответ. Он делает вид, что пытается вспомнить, откуда мы знакомы, а я чувствую, как стремительно быстро холодеет моя спина. Пауза немного затягивается перед тем, как я пожимаю его руку в ответ.
- Ммм... Да, мы с тобой учимся на одном курсе, верно? Кажется, вместе ходим на пары по... медицинскому праву?
Господи, неужели он не помнит? Неужели я настолько палогически удачлива, и он был в еще более пьяном угаре, чтобы все забыть? Или его член побывал практически в каждой злоупотребляющей спиртными напитками студентке, что он не запоминает их лица? Любой из этих вариантов кажется мне чертовки привлекательным.
- Не знала, что у тебя есть младший брат.
Я успеваю расслабиться. Заметно расслабиться - ровно до того момента, когда Мэтт мне незаметно подмигивает, большим пальцем проводя по тыльной стороне моей ладони во время рукопожатия. Он помнит.
- Не знал, что у тебя такая красивая девушка. Давно встречаетесь?
Добро пожаловать в ад.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » You know, you could live a thousand lifetimes and not deserve him ‡фле