http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: декабрь 2019 года.

Температура от 0°C до +8°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » *здесь могла быть ваша реклама* ‡флеш


*здесь могла быть ваша реклама* ‡флеш

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/opVe5nl.gif https://i.imgur.com/zbycTAB.gif
https://i.imgur.com/C6RvbmR.gif https://i.imgur.com/I1yN9Ec.gif
https://i.imgur.com/kay1CmR.gif https://i.imgur.com/DVDodKO.gif

Время и дата: январь 2017 года, морозный вечер.
Декорации: более чем разнообразные.
Герои: Ray McIntyre, Medea Sforca, Robyn Wayne, Alexander Tikhonov, Mad Burke и Rita May Sorel.
Краткий сюжет: все точки вселенной сошлись в одном месте и в одно время. Именно в такие моменты Менделеевым снятся таблицы, а Дали придумывают новые сюжеты для своих картин. А ведь казалось бы, ничто не предвещало беды...

Отредактировано Alexander Tikhonov (04.11.2018 14:21:21)

+5

2

Обычно такие ситуации гораздо позже описываются примерно как "шел, никого не трогал". Конечно, со стороны зачинщика. И Мэдок точно так же отвечал бы после в полицейском участке. В конце концов, он ведь действительно шел и никого не трогал, отвечаю, пока не увидел эту пару обсосов, которые не только и раньше не были симпатичны Берку, он откровенно считал их уродами и пить бы с одного горла не стал, но еще и в недавних событиях, как пить дать, приложили свои грязные кривые грабли к уничтожению недвижимости Мэда вместе с ним самим надравшимся и капитально уснувшим. И, если их братан, главный виновник фаершоу, уже давно кормил собой окуньков с черепно-мозговой травмой во весь ебальник, то этим господам не мешало хотя бы носы в череп повдавливать, что мужчина, стремительно бросая на обочину недокуренный добросовестно до фильтра бычок, тут же поспешил оформить, без особых прелюдий или предупреждений, кроме характерного: э-э! Их было двое. И им явственно показалось, что это больше, чем один. Мэдок приходился диаметрально противоположного мнения на этот счет, что и попытался тут же донести заблуждавшимся. Вряд ли он особенно заметил, что драка пришлась аккурат рядом с баром и оттуда, то и дело, сновали люди - кому-то перепало по щам, кто-то был сбит с ног и чье-то пальто конкретно оттоптано, кто-то не успел выйти, как открывшаяся дверь с чьей-то подачи захлопнулась тому прямиком по физиономии, кто-то позвал охрану, кто-то попытался помочь подняться девушке, пока все это время волчок дерущихся смерчем разносил любого, кто попадал в пределы его действия, даже когда народу из зевак и сочувствующих набралось уже побольше, чем самих дуэлянтов, а секунданты в униформе заведения уже готовились к обезвреживанию причины непогоды и ликвидации ее последствий, вызывая заодно на место происшествия мальчиков в шевронах. Конечно, все это маловато входило в предварительные планы Берка, который в пылу мордобоя успел позабыть обо всем на свете, и о том, к кому обещал этим вечером вернуться без приключений, и в каком по шкале адекватности состоянии, зато одно он знал точно - он хорошенько отделал своих недругов, причем так, что те еще долго будут переходить дорогу на соседнюю улицу, чтобы иметь фору сделать ноги, пока их неистовый товарищ не решил завершить свой гештальт. Так что, чем бы все это ни закончилось к вечеру, а долг он свой выполнил и был тем удовлетворен. Ах, если бы только, эти козлы из охраны чуть мягче обходились с его проспиртованным ливером...

+4

3

Обычно Робин идет из офиса домой длинными путями, каждый раз выбирая новый маршрут, чтобы лучше узнать город, его особенности и жителей из разных слоев, но сегодня луна в Раке, полнолуние, звезды не сошлись, и все такое прочее, а внутренний голос подсказывает, что именно сейчас жизненно необходимо идти мимо бара, который отличался особой атмосферой и имел нехорошую ауру. Люди рядом с ним становились агрессивными и совсем не располагающими к себе. Правда, все это Робин было известно со слов однокурсницы, но когда еще судьба предоставит шанс убедиться в этом на личном опыте?
Не успела Уэйн и шагу ступить на тротуар, как тут же была сбита с ног. Драка на входе завязалась так же внезапно, как асфальт приближался к носу, но крепкие мужские руки успели предотвратить столкновение века. Нечленораздельно поблагодарив светловолосого красавца, Робин поспешила как можно быстрее убраться от этого места, пока ей снова не прилетело, но у звезд сегодня другие планы, поэтому обязательно надо было зацепить по дороге нескольких людей. Бубня себе под нос извинения, Уэйн мысленно проклинала этот злополучный бар и тихонько радовалась, что не была здесь раньше.
Выбравшись, наконец, из этого темного силового поля, Уэйн поежилась и обернулась, чтобы хорошенько запомнить вывеску и обходить это место за километр. Случайно встретившись взглядом с лысым мужчиной, Робин быстро отвела глаза и прижалась спиной к стене, чтобы прийти в себя.
Денек выдался так себе.

+4

4

Смешались в кучу кони, люди… Саня хохотнул, вспоминая строчки родимых классиков, прикурил сигарету и опёрся плечом о стену бара, откуда ему посчастливилось выйти всего секунд за пятнадцать до того момента, как началась бурная движуха. Самое начало он пропустил, будто задержался у кассы с попкорном, когда в зале погасили свет, а начальные титры уже пошли своим чередом, погружая неподготовленного зрителя прямо мордой в сюжетную завязку. С его наблюдательного пункта зрелище открывалось в два-дэ формате, и эффект присутствия, как в самом навороченном аймаксе, он подключать не спешил. Во-первых, где-то на горизонте уже застрекотали полицейские сирены, во-вторых… Да ни в хуй не впёрлась ему такая куча-мала из посетителей и охраны, когда большая часть народу вообще не одупляли, как они здесь оказались. Наблюдать было не в пример веселее, а потому Саня глубоко затянулся и выпустил в вечерние сумерки пару колечек дыма.
В такие моменты на ум приходили сводки от местных полицейских участков, которые моментально тиражировали все бульварные газетёнки, что в печатном виде, что на страницах своих сайтов и блогов. В целом, за двадцать пять последних лет ни один уик-энд не обходился без стрельбы на улице или трупов где-то в подворотнях. Рождественского чуда не произошло, а вслед за Сантой облажался по полной и Дедушка Мороз, так что новый две тысячи семнадцатый год жители Нью-Йорка предпочитали отмечать с огоньком. Запустив подальше бычком, Саша нагнулся и протянул руку вперёд, выуживая за шкирку с тротуара ползущее в сторону от драки белобрысое нечто, явно сбежавшее с какого-нибудь слёта анимешников, судя по размеру глаз. Где-то на периферии бултыхались ещё парочка куколок, лица которых приятно радовали даже в таком антураже, но приступ доброго самаритянина иссяк, особенно и не развернувшись.  Покачав головой над лысым мужиком, удача к которому сегодня повернулась не просто спиной, а конкретной жирной задницей, Саня достал ещё одну сигарету и отлепился от стены. Мило болтать с бравыми полицейскими даже в качестве свидетеля совершенно не улыбалось, а продолжение вечера для себя он сумел бы придумать повеселее и без особого напряга фантазии.
И всё-таки, при всей убогости бара, развлечения он предлагал знатные, так что Саша был совершенно не против улучшить свой отзыв об этом месте с трёх звёздочек до четырёх.

Отредактировано Alexander Tikhonov (12.11.2018 01:18:58)

+4

5

Рэй не имел ничего против баров, хотя все это было совершенно не в его стиле и особого удовольствия не приносило, как минимум потому, что он предпочитал напиваться в собственном доме в собственном кресле собственным коньяком, но его дама сердца такие места ценила, и отказывать ей в этом галантный кавалер никак не мог, даже если на самом деле это выглядело как одолжение, и тут, скорее, сама дама и настояла на их такого рода досуге. Существовала лишь одна сложность - ввиду некоторой слабости его компаньонки к крепким напиткам, мужчине приходилось точно выгадывать момент, когда та еще находилась в адекватной кондиции, но уже не оскорбилась бы, предложи он ей прогуляться по свежему воздуху. С каждым днем они все меньше находили тем для разговоров, которые непременно скатывались к работе, где и оставались, расцветая и перерастая в бурные околоклинические дискуссии, вот точно так же, как и теперь, когда циклопентанпергидрофенантрен уже не так четко и ясно слетал с уст его собеседницы, доктор Макинтайр вынес им обоим мысленное медицинское заключение - пора.
На этот раз все выходило вполне себе складно и цивилизованно, их общий и крайне редчайше-совпавший выходной начался довольно оптимистично, продолжился не хуже и безрассудно клялся завершиться совсем уж замечательно, Рэймонд даже обещал подняться среди ночи и подвезти свою пассию к стенам госпиталя завтрашним утром, хотя его самого ожидала куда более человеческая смена с классических восьми утра. Планы выходили довольно уютными, а потому и бдительность утратить было просто, хотя даже самый дегенеративный идиот заметил бы нездоровое внимание весь этот вечер рыжей утонченной особы. А ведь мог и догадаться. Когда помогал надеть пальто Сфорца, когда не придал значения приглушенным звукам с улицы, перебиваемым музыкой, льющейся из бара, когда выходил вперед, чтобы после придержать двери своей даме... и получить этой же дверью со всей отдачей по лицу, от чего Рэя, конечно, здорово качнуло назад, путая в ногах подоспевшей и не разобравшейся в происходящем Медеи, но он все-таки устоял и поймал сокрушительно пикирующую на плиточный пол девицу, прежде чем она запомнила этот вечер предвзято. Оставив спутницу в безопасной зоне, врач извинился, приложив платок к кровоточившему разбитому носу, и без промедления обратился к охране, которая среагировала моментально, потеснив его к стене и вылетая на улицу, где уже явно посеялась неразбериха и паника. Вот только Медею, там где ее оставлял, хирург не обнаружил - а вот голос ее доносился как-раз снаружи. Что за нелегкая тебя туда понесла?.. Нервничая и стараясь не растерять собственную невозмутимость, Рэймонд бросился вслед за ней, хотя открывшаяся картина ничего толком не проясняла - ни где конкретно сейчас Сфорца и как ее оттуда оттащить, ни почему ей вообще взбрело в голову ввязываться в самый эпицентр борьбы да еще и так грязно изъясняясь. Уже гораздо позже, когда сработала охрана и непричастных попросили поучаствовать в планируемом следствии, Рэй поскорее перехватил патолога, пока ее не агитировали под это дело, и увел подальше, помогая отряхнуть пальто, вынуть волосы изо рта, то и дело одергивая полоумную девку, когда та все еще порывалась вернуться и лепетала что-то крайне бессмысленное. Сегодня их ожидал еще долгий и неприятный разговор.

+4

6

И как можно было сидеть в баре с таким надменным лицом, нехотя потягивая свой напиток, после добросовестно отработанной смены, как и заведено, проведенной в суматохе и без возможности присесть, а для самой Сфорца обернувшейся еще и беготней по отделениям, когда этот самый мистер "Кислая мина" возжелал видеть ни в чем неповинного и лишь самую малость ему обязанного патолога. И не где-нибудь в своем кабинете за чашечкой кофе, а в, мать его, операционной, где с легкой руки взвалил на ее плечи судьбу своего же пациента. "Каких-то пара анализов, говорил он, что тут такого, говорил он..." И пусть попробует только обвинить ее в том, что янтарный виски этим вечером уж больно охотно испарялся из холодного бокала неприятным комком подступающей тошноты подкатывающим к горлу (правда об этом ему было знать не обязательно, тем более что и сама Сфорца оправдывала столь нетипичную для себя реакцию на алкоголь - пропущенным приемом пищи... а может даже двух, кто ж упомнит?) В добавок ко всему она с удовольствием бы провела этот вечер в уютном молчании, наслаждаясь собственным потоком мыслей, в которых увы но не было сегодня места циклопентанпергидрофенантрену, но стоило хоть изредка побыть приличным человеком, тем более, что кавалер желал беседы и в ее интересах было ту беседу продлить, отсрочивая их путешествие в сторону дома, некоторое время назад ставшего временно общим.
Нет, она конечно была ему за многое благодарна, в том числе и за то что помог ей с пальто, и придержал тяжелую дверь бара, когда все же настала пора уходить, но... никто ведь не заметил как удивленная искра возбуждения промелькнула в темных глазах, когда этой самой дверью ее кавалера откинуло обратно в помещение, сметая по пути и ее, отчего пошатнувшись она непременно бы присела на отполированную плитку пола, если бы Рэй не успел вовремя среагировать.
- Вот дьявол... - Прошелестела она едва разборчиво, одергивая одежду и возможно она бы на самом деле осталась стоять там, где ее оставили, а может направилась бы следом за своим мужчиной, чтобы удостовериться, что он не заработал себе серьезных травм, вот только она успела услышать среди ругани и сопения, доносящихся с улицы до боли знакомый голос... - Да твою же мать...
И не хватало только его еще здесь, в то время как сам же не так давно клялся больше не встревать в неприятности и постараться сохранить отношения со своей блондинистой крошкой, после того как совместными усилиями их кое-как удалось склеить обратно. Обещал же быть паинькой, хотя скорее всего для Берка это слово отождествлялось со словом "пить". Но ведь мог же он хотя бы постараться не попадаться и тем более не провоцировать полицию, особо ретивую в этом районе?! И потому, дабы разобраться, какого хрена тут происходит, с волшебным набором слов "пропустите, я врач", служившим своего рода заклинанием для толпы зевак, тут же расступившейся перед столь грозной профессией в лице хрупкой брюнетки на шпильках, что едва не запнулась об куда-то ползущую Риту Мэй, растерянно огляделась, смерив недовольным взглядом толпу, ведь хоть кто-то из них мог вмешаться и попытаться разнять дерущихся, например  тот блондин, что спокойно наблюдал со стороны, выглядел довольно крепким для этого. Но нет... хотя это ведь и не их друг в очередной раз впутался в передрягу, и явно не ожидал неожиданного целебного пенделя каблуком, под зычный окрик, привлекающий его внимание, чтобы опомнился наконец и валил уже отсюда, пока она сама ему не наподдавала, благо градус в ней был достаточно высок для подобных заявлений. И для многих других, накопившихся за последнее время, пока уже ее саму не оттащили в сторону, в  руки подоспевшего Макинтайра, грозный вид которого, еще и с подтеками крови под носом, не предвещал для нее ничего хорошего. Эх, лишь бы она успела его заткнуть до его требований объяснить "что это такое тут было?!" Ведь она и сама того не знала...

Отредактировано Medea Sforca (29.11.2018 18:58:52)

+4

7

Рита Мэй, уже придя домой не совсем опрятная, не до конца понимала, почему вдруг решила в Нью-Йорке (!) зимой (!) кузнечиков (!) искать! Поди ж ты, разберись, какая была жизненная необходимость.
А ведь была, необходимость эта, болталась за грудиной трепетной рыбкой и по мозгам била. "Поищи", - говорит, - "Нам надо". Любой нормальный человек бы схватился за телефон и звонил бы в психушку с криком: "Док, я слышу голоса!", но не Рита. Рита хватается за лупу и идёт искать кузнечиков.
Вечером.
С самым серьёзным и благонамеренным видом.
Рауль даже не удивился, но шарф на подруге затянул потуже, вдруг продует, а ему ж потом это нерадивое чудо лечить.
И вот, не видно ни зги, Рита Мэй гнётся к снежному покрову с лупой и, вот уж удивительное дело, ничего не находит. Но не упорный Следопыт Рита, она найдёт.
На задницу приключения она найдёт...
И вот идёт наша героиня в нагиночку, рождественские гимны под нос мурлычит, глядя на отражающуюся в снежинках иллюминацию одного питейного заведения, как вдруг слышит знакомый голос. Рита Мэй тут же настроила свой окуляр в сторону клубка людей, разогнувшись, и высмотрела своего друга, Мэда, который сначала представился ей, как сумасшедший. Позабыв обо всём, она тут же кинулась к нему здороваться, не обращая особо внимание на то, что Мэд-то в драке участвует, и девушка прямо-таки грозит получить фингал под глаз невольно, но...
Но на середине пути она отмечает, что потеряла свою лупу. А как ж Мэдом без лупы по заброшенным домам кузнечиков искать?
Рита Мэй тут же припадает к земле и начинает высматривать своё приспособление для поиска кузнечиков. И не важно, что ползёт она, по сути, в сторону людской мешанины, не важно, что кто-то запнулся о неё (Рита потом подняла глаза, и ей лишь показалось, что эта была ещё одна её знакомая, Медея, но без лупы девушка решила, что может обознаться). И вот, дрожайшее приспособление для поиска кузнечиков найдено! Сорель схватила его за ручку, и в этот же момент она была поднята кем-то за шкирку. Рита Мэй тут же взглянула на него через треснувшую от падения лупу, и единственное, что она заметила, так это огромный нос, переливающийся то синим, то красным. Не поняв, кого, собственно, наблюдает, Рита и на глаз навела лупу, но ничего не поняла. Поэтому приняла важное стратегическое решение и отставила лупу.
И в этот-то момент она узнала в незнакомце человека!
- Счастливого Рождества! - Тихонько воскликнула она и, обернувшись, заметила приближающуюся полицию. Ещё с предыдущей прогулки с Мэдом помятуя о том, что полиция - очень и очень плохо, живо кивнула незнакомцу, не успев даже с ним побеседовать, чуть было обратно не бухнулась на четвереньки, но передумала и просто живенько убежала в сторону, противоположную от людской кучи-малы.

Для справки.
Шарф Рита Мэй всё-таки безбожно угробила, но сама не простыла, а легла в уютную кроватку, чтобы видеть сны.

+4

8

Все хорошие мальчики знали на зубок бесконечном множество правил, которые особо щепетильные мамашки обожали вдалбливать в голову при любом удобном и неудобном случае. Своих родителей Саня по-своему любил, так что кое-какие из бессмертных заветов в голове откладывались, вылезая в такие моменты… К примеру, не подбирать с пола всякую дрянь. Быстро поднятое не считается упавшим. Он хохотнул и рассмотрел белобрысое помятое нечто, край куртки которого до сих пор зажимал между пальцами, дабы девица не распласталась у его ног повторно. Охренительно лестно. Саша хохотнул ещё разок, потому что настроение повышалось прямо пропорционально удалённости от него детской кучи-малы, которую участники отчаянно пытались выдать за полноценную драку у бара. Царём этой горы становиться не улыбалось от слова «совсем». Так что он со всей своей доброжелательностью, накопленной за вечер, смотрел на практически безучастно висящую в руке куколку.
Через треснутую лупу её глаза, точнее, один единственный глаз, превращали лицо в капитально инопланетную маску, а потому приземлённой банальной адекватности от неё уже никто не ожидал. Умение разбираться в людях не далось Сане с набором функций по умолчанию, однако внешность, приличных размеров лупа в руках и выявленная только что любовь к передвижению на четвереньках хитро подмигивали, намекая на лёгкий оттенок городской сумасшедшей, затуманивший взор неестественно огромных глаз. Интересные знакомства Саша любил и уважал, не считая общества псевдо-маргиналов. Фрики же самые натуральные зачастую отлично разгоняли навалившуюся скуку. И в другое время обязательно подцепил бы эту девицу поплотнее, нашептав в розовое ушко что-нибудь повеселее поздравления с Рождеством, тем более общего для начала у них набиралось достаточно – откровенное нежелание разбавлять томный вечерок общением с полицией. В число честных и добропорядочных граждан Саня входил плотно, на всю длину и до самого упора, и в дальнейшем не планируя прерывать столь страстные и горячие отношения с законом, но, как и любой другой, налево всё равно периодически поглядывал. А с его рабочей визой, где пока всё ещё стоял срок действия, любая херня вроде «это ребята дрались возле бара, а я просто рядом стоял» становилась мелкой, но всё-таки неприятной проблемой. Так что с белобрысой девицей Саша оставался полностью солидарен – свою порцию счастья он оставлял лажово сработавшим охранникам.   
Отпустив беленькую стрекозу в свободное плавание, он отправился сразу домой, прямо-таки физически ощущая, как со спины к нему подбирается старость, ибо домой он зашёл в полном одиночестве и трезвый. Печально это осознавать… На завтра «любимое» начальство могло возжелать постигать таинства иностранного языка с самого утра, и этим компания в США отличалась от пропахшей нафталином родины, где серьёзный бизнес до сих пор базировался исключительно на родственниках и связях. Не подмажешь – не уедешь. Здесь приходилось подключать лягушонка, тем более китайцы так и норовили где-то поднасрать со своим менталитетом. С этими узкоглазыми приходилось выверять каждую букву по два раза, и Саня ужасался перспективе всерьёз заделаться трудоголиком. На такую поебень он не подписывался, однако ради вида на жительство мог сотворить вещи и похуже, чем сверхурочная работа.
На боковую Саша отправлялся с чётким убеждением – нормальные выходные у него в кармане, программу «напиться и забыться» срочно следует расширить на пару косячков, прибавив для равновесия в постель ебабельное тело без особых запросов типа «позвони мне» с утра. При должной фантазии план видоизменялся и расширялся, но, хер с ним, пока достаточно было и стандартной программы. С этими мыслями Саня разом провалился в сон.

Отредактировано Alexander Tikhonov (23.02.2019 14:38:35)

+3

9

Отек носа, испорченный вечер. Безусловно, сам Рэймонд во многом был причиной последнего, так и не удовлетворившись изящным, но все же заметным уходом от ответа Медеи, посчитавшей, что в ее объятиях он, наверняка про все сумеет позабыть. У него для того не было никакого желания. Несущаяся в драку нетрезвая девушка, на фальцете высказывавшая что-то какому-то отбросу, по всей видимости, еще и ее знакомому - его бы все это мало интриговало, если бы на деле она не была его любовницей, от которой он считал необходимым требовать хоть каких-нибудь приличий. Хотя бы в его обществе. Конечно, его вина была в том, что он позволил любить себя именно ей, но все же не терял надежды, что женщина способна кардинально меняться ради любви, и тщетно ожидал этих способностей от сумрачного патолога. Не срослось. Тупая шлюха. За ночь он так ни разу к ней и не прикоснулся, пусть бы под утро они все равно проснулись в обнимку, и как это произошло - затерялось в глубинах их подсознания, да и после того, что им пришлось пережить за эту бесконечную ночь, вероятно, некоторые аспекты уже не так волновали мятежных врачей.

Вся эта история начиналась, как и прочие триллеры, когда в один прекрасный момент в одном человеке возобладал садистский нигилизм, а под руку так удачно попались невинные жертвы. Рэймонду многое следовало еще сделать, и лишь теперь он нашел в себе силы и смелость представить себя миру таким, каким он был, не оставляя ему ни единого шанса избежать воздаяния.
- Они еще узнают, кто я такой... Ощутят на себе всю мощь моего гнева! - драматически и под засверкавшие молнии за окном его замка ужасов, Рэй заливисто и жутко хохотал, стоя на барной стойке и воздевая небу скрюченные в злодейском напряжении пальцы. - О, мое гениальное детище... скоро весь свет познает неизбежность конца! - и он находил, что это был прекрасный повод, для того, чтобы пуститься в демонический пляс, поддевая ногами кубки и пустые бутылки и страшно истошно хохоча, то и дело бросая полубезумный взгляд на свою прикованную к алтарю прекрасную пленницу, безуспешно пытавшуюся вырваться, и тщательно заготовленную для последнего штриха в создании невиданного доселе чудища.
Откуда в средние века взялась барная стойка, спрашиваете вы? Макинтайр мог бы ответить - у каждого уважающего себя Темного Магистра должна была быть своя собственная барная стойка. И великолепная алхимическая лаборатория, в жутких подвалах которой сложили головы уже десятки юношей и дев. Особенно последних. Их бесценная кровь вообще шла на вес золота, а тем не менее, ингредиент входил во многие эксперименты и был далеко не так возобновляем, как хотелось бы.
- Прими же свою судьбу, о, Избранная! И да не убоись же ты смерти! Ты предназначена для высшей цели, куда грандиознее, нежели твоя жалкая жизнь! - с этими словами он сошел вниз и с размаху всадил в обнаженную грудь девицы острое сверло перфоратора, в восторге наблюдая за тем, как ослепительный свет из буйно пролившейся кровью раны озарил начертанные руны пентаграммы на каменном полу и пробудившей нечто темное и холодное, зашевелившееся в распахнутом портале, утопавшем в поднявшемся урагане.

+3

10

Два часа. Два, сука, часа!..
Ему удалось только закрыть глаза, чтобы спустя сто двадцать минут полудрёмы Саню выдернуло на поверхность свербящее затылок чувство надвигающегося пиздеца. Может, с чуйкой ему повезло по жизни; может, некие задатки развили в Академии, однако теперь на интуицию жаловаться не приходилось. Как жопой чувствовал… отличная присказка, чтобы резко раскрыть глаза в темноте пустой комнаты, куда никого так и не притащил, соблазнившись на плотские утехи для крепкого сна.
В стародавние времена, покрытые мхом, паутиной и сушёными трупиками мух, он иногда слышал точно такие же звуки, расползающиеся по комнатам. В старом сталинском доме ещё довоенной постройки трубы не меняли никогда с момента возведения, так что тонюсенькая струйка ржавого цвета превращалась в нормальный напор только часа в три ночи, когда остальной дом видел десятый сон. Именно в этот момент включалась не менее древняя колонка, а мать принималась за стирку. Журчание благословенной тёплой воды и мерные всплески в тазике за стенкой, когда до приобретения первой стиральной машинки оставалось ещё целая пара лет, Саша помнил хорошо, однако в простор его флэта посреди Нью-Йорка этот звук не вписывался вообще. Охренеть как не вписывался. А потому окончательно и бесповоротно Тихонов проснулся до того, как его ноги скользнули в холод разлитой по полу воды.
Е-ба-а-а-ть…
Не включая свет, Саня прошлёпал в коридор и рывком раскрыл дверь. Примерно в это же время с верхнего этажа снизошло кружевное нечто, полностью упакованное в рюшки, из которых выглядывало сонное и несколько перепуганное лицо соседки сверху. Испугалась она заранее и весьма предусмотрительно, потому что на любезности Тихонов настроен не был, но, по крайней мере, ему не пришлось подниматься и дубасить в её дверь кулаком. Он не был виноват, страховка покрывала любые повреждения, а при желании он мог бы выбить из виновника ещё пару тысяч в досудебном порядке. На мороженное. Ругаться Саня передумал, разве что бурливший в крови яд как всегда требовал выхода.
– I'm singing in the rain. Just singing in the rain… – пропел Саша, умудрившись ни разу не сфальшивить. Подхватил опешившую соседку под руку и провальсировал с ней несколько шагов вглубь квартиры, где журчание частых капель с потолка становилось прекрасным аккомпанементом. – Я знал, что вы обо мне хорошего мнения, но заставлять меня ходить по воде было вовсе не обязательно, – серьёзно и без тени юмора в голосе произнёс Саня, чем напугал соседку ещё сильнее. – Вы домовладельцу позвонили уже?
Скрывшись за дверью собственной спальни, дабы накинуть на голые плечи какую-нибудь рубашку, Тихонов искренне понадеялся, что после этого голос у соседки всё-таки прорежется. Раньше такой исключительной молчаливостью она ни в жизнь не отличалась, а жила бы в любимой Рашке, стопроцентно определяла бы с лавки у подъезда, кто из проходящих мимо наркоман, а кто проститутка. Рубашка легла на плечи тяжёлыми бархатными складками, а лёгкая капель воды из коридора превратилась едва ли не в рёв, но это Тихонова уже ничуть не удивляло.
– Окуните ведьму ещё раз, – изрёк он скучающим голосом в край утомлённого действием инквизитора, когда внизу укутанную в кружевные рюши измученную женщину, привязанную к колесу, снова опускали в воду.

+3

11

Не ожидайте ничего плохого - Рита Мэй всегда была за светлых. Прям вот она разбежалась и упала (а, может, действительно разбежалась, но упала по пути, поэтому передумала продолжать свой путь) убивать направо и налево. Нет уж, не под то мозги Командира Боевого Отряда Звонких Кузнечиков заточены.

Зато всё по стандартам: зеленые трикошки, зеленые волосы, зеленая рубашка, заправленная в штаны, обязательный ремень, чтобы эта многосложная конструкция не спала с худосочной Риты, да сапожки, тоже, кстати, зеленые, чтобы максимально слиться с обстановкой. И вот стоит она, буквально ростиком с мизинчик, перед своим Боевым Отрядом, толкает речь за своих и чужих, периодически воинственно размахивая кулачком. Вид не особо чтобы грозный, но вполне себе боевой.

А что вы хотели, тут Боевые Кузнечики, а не профессиональный отряд ниндзя-киллеров, способных отличить нож от меча. Они иголками пользовались, и всё тут. Тяжелее просто не поднять.

- Друзья мои! - Она воинственно машет кулачком, будто это действительно имеет какое-нибудь принципиальное значение. - Мы идём на войну с Тёмными Силами! Конечно, не все из вас выживут. Конечно, не все вернуться к прежней жизни. Но сложившаяся ситуация требует нашего скорейшего вмешательства! По всему миру происходят страшные, ужасные вещи, и кто, как не мы, Боевой Отряд Звонких Кузнечиков, способен остановить разбушевавшееся зло? Они думают, что мы слишком малы для этого. Они наивно полагают, что нам нечего им предложить, но пусть испробуют на вкус наши иголки, и тогда-то они поймут, что наткнулись на опасного врага, с которым нужно считаться! И помните, мои Бравые Кузнечики, что мы с вами не одни! Нас намного больше, чем думает это глупое зло! Мы обязательно победим, и храбрость нашу воспоют в веках. Легенду о вас услышат ваши внуки и правнуки! Так вперед же, к победе!
В победном жесте вскинутый кулачок вверх дал понять, что намерения Командира жуть какие серьезные. И Кузнечики, воодушевленные, заполнили полянку, на которой выступала Рита, радостным треском.
Она аккуратно спрыгнула с цветка ромашки прямиком на травинку, чтобы оттуда мягко спуститься до земли, на которой лежали самые настоящие валуны, принимаемые простыми смертными за маленькие комья земли.

- Доложите обстановку на вверенных вам участках, друзья мои!

Нестройный стрекот раздался оглушительной кашей из звуков, но, вот удивительно, Рита Мэй понимала каждое слово. Понимала и отвечала им на своем плохоньком английском.

- Я поняла вас, друзья мои. Нас ждет нелегкое путешествие, но, тем не менее, мы выдвигаемся в путь!

Риту аккуратно посадили в прозрачный шар для хомяков, и все они двинулись дружным строем вперед, побеждать мерзкое зло.

+2

12

Он все продолжал и продолжал сверлить тело жертвы, покуда то не превратилось в огромные кровоточащие пчелиные соты, а яркий свет, бивший из ее конвульсирующей плоти не завершил точный рисунок чернильного портала, отдававшего холодом и смертью. Но один лишь вид того, что Рэй натворил, вынудил его в ужасе бежать за барную стойку, шумно вентилируя легкими воздух и отбрасывая свое орудие в сторону. С тех самых пор, как несчастная мать породила его на свет и тут же скончалась в родильной горячке, единственной слабостью и непозволительным для человека его уровня страхом, была трипофобия. Магистр тщательно скрывал эту наклонность от своих слуг и приспешников, и уж, тем более, от погибавших под его ритуальным перфоратором жертв, и все же он никуда не девался - сковывая его ледяным кошмаром, вызывая удушье и не отпуская бредовое сознание. Картина черных отверстий упрямо стояла у него перед глазами, и чародей ничего не мог с этим поделать, лишь пытаясь как можно плотнее сжаться за импровизированной баррикадой, уподобляясь маленькой, но гордой нейронной звезде, вот только все это ему не помогало - панический приступ иссушал его разум и вынуждал сердце выпрыгивать из груди, угрожая пробудить героя ото сна, но все же, в какой-то момент, он попросту приказал жертве прикрыться, и девушка, повинуясь его злой воле, подобрала свои одежды с каменного поля, скрывая от его глаз кровоточащие стигматы, а потом спрыгнула с алтаря и вернулась в свою темницу. Она еще не раз пригодится ему... Рэй выбрался из-за стойки, чтобы оценить результаты своего темного искусства, на которые у него ушли долгие и трудные годы. Он не знал, откуда к нему пришел этот страх, не мог воспроизвести в памяти той первичной картины, с чего все началось, и, возможно, по той причине, что ужасно этого боялся, отрицал само существование подобного воспоминания, стараясь себя с ним не ассоциировать. Это были напавшие на него в детстве пчелиные соты, цветок лотоса, пористый шоколад или морская губка?.. Сейчас бы он не только не поручился бы ни за что из этого, а, захватив власть во всем мире и поработив человеческую нацию, он наверняка прикажет под страхом смерти уничтожить все, что могло бы ему напоминать о кластерных отверстиях. Более того - своих злейших врагов перед смертью он обяжет одеваться в наполненное отверстиями рубище, чтобы позже избавляться не только от них, но убивать и свой собственный страх, раз за разом, тысячи тысяч... миллионы. Рэй снова дьявольски расхохотался, представив на мгновение, что за прекрасное это будет зрелище, но даже в своих фантазиях он старался отводить взгляд от всей этой невыносимой пупырчатости, немного на всякий случай снова позадыхавшись. Вряд ли бы прообраз магистра разделил бы с ним подобную особенность, но грезы на то и были грезами, чтобы в них реализовывались самые безумные образы усталого сознания, что пыталось разложить по папкам все испытанное за предыдущий день. И где же там были эти чертовы отверстия?.. Он бы точно этим вопросом не стал задаваться, как навряд ли бы и вовсе вспомнил в подробностях, что же ему снилось. Вот только колдуну от этого легче не становилось. Он выпил викодина и уселся прямо на залитый остывающей кровью алтарь - медитировать. Все равно пинг с порталом был довольно длительным и ему следовало хорошенько подождать конектинга.

+3


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » *здесь могла быть ваша реклама* ‡флеш