http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » We are one in the unified field ‡альт


We are one in the unified field ‡альт

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ноябрь 2038 года // Детройт, США // RK800 "Коннор" и детектив Гэвин Рид
https://i2.imageban.ru/out/2018/11/05/0d6474bfe278c6138c5b723da1c26f31.png
I don't care, don't believe,
but I feel,
I feel.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]51% son of a bitch[/status][icon]https://i4.imageban.ru/out/2018/11/05/8bfdded3dbcb0f58fe9346dae2f5bc5d.png[/icon][sign]https://i1.imageban.ru/out/2018/11/05/e9a4ce5ef9388869ab760aac0db80c41.gif https://i4.imageban.ru/out/2018/11/05/2f4c2ec8a0974386e4b09c15bf235223.gif
Everything I touch turns to stone - so wrap your arms around me
and leave me
on my own.
[/sign]

Отредактировано Owen Newman-Hughes (05.11.2018 20:08:08)

+3

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Снег в Детройте похож на пепел - он укрывает уродливый скелет города как саван, будто бы тот сможет скрыть от глаз, смотрящих из поднебесной грехи его жителей. Гэвин Рид не верил во всю эту сверхъестественную хрень, и никогда не был религиозен, а когда появились они - механические создания затянутые в ровную, без единого изъяна синтетическую кожу, он только укрепился в мысли о том, что только есть только люди с их желаниями стать кем-то больше, могущественнее; и эти интенции мужчина не разделял. Ему нравился мир, каким он был во в начале века, а не тот, каким являлся сейчас. Но кто спрашивал его мнения?..
Он исподлобья смотрел на проходящих мимо людей и в каждом подозревал искусственного урода - это было похоже на одержимость, с которой Рид не мог больше справляться. Его ярость, белая, поволокой застелившая глаза и взгляд на многие вещи, давно вышла из-под контроля.
Когда его плеча кто-то коснулся, Гэвин раздраженно вздрогнул и сжал крепко ладонь в кулак; сигарета, зажатая в пальцах правой руки на мгновение обожгла тлеющим угольком, и мужчина выругался себе под нос.
–  Какого хрена, ты, консервная банка, тут делаешь? – он не заметил подошедшего андроида и был зол скорее на себя, на то, что за неконтролируемым приёмом обезболивающего стал терять прежнюю концентрацию и внимательность, –  Если ты ещё раз затронешь меня - я вырву нахрен твою механическую руку, – Рид резко, но чуть пошатываясь от распространяющегося по организму никотина, подошёл к Коннору и схватив его одной рукой за грудки, притянул к себе, а затем, выдыхая горький дым ему в лицо, добавил:
–  Я достаточно ясно выражаюсь? –  он несколько секунд задержал свой взгляд, всматриваясь в бездушные тёмные глаза андроида, а затем затянулся последний раз сигаретой, прежде чем потушить ту о пиджак Коннора, жадно втягивая в себя запах плавящейся ткани и силикона, скрывающегося под ней. И это принесло Гэвина Риду, пожалуй, ни с чем не сравнимое удовольствие этим паршивым утром. Утром, когда снова нужно будет доказывать, что он гораздо лучше всех тех, с кем его вынуждают работать плечом к плечу.
«И как, блять, можно быть такими слепыми, Фаулер?» - и думает, и не боится озвучивать, свои мысли Рид, особенно в моменты, когда от алкогольного амбре проходящего мимо Хэнка Андерсона можно опьянеть. И не стесняется осуждать начальника, когда тот в очередной раз закрывает на разного рода косяки лейтенанта.
Гэвин Рид убеждал всех, кто его окружает, что ему нечего скрывать. Все его планы всегда на виду, он тот сукин сын, который даже не стесняется говорить вслух о своих намерениях пройтись по головам - коллег ли, друзей, случайных знакомых, если подобное средство будет оправдано целью.
Но если присмотреться - действительно ли есть в жизни Гэвина Рида цель или же он умело блефует, обманывая целый мир вокруг и самого себя?..
В одном он совершенно точно не готов пока признаться - кажется, Гэвин Рид может завидовать.
Кажется, он завидует тому, кого не считает..ровным счётом никем.  «Кусок пластика» - как часто можно услышать это из его уст?
Как часто за этими словами, прикрытое яростью, скрывается желание хоть на один день стать таким же.
Хоть на один день стать тем, кто не чувствует совсем ничего.
Из участка Рид вышел глубоко за полночь, но точного времени не знал – он давно сбился со счета, какой идет день, какой год, а смену времен года замечал только по отсутствию солнца по утрам, бьющего по глазам через старые жалюзи на окнах, и по грязи на улицах Детройта, что появлялась из года в год с наступлением поздней осени. На всех служебных записках даты за него проставлял кто-то другой, Гэвин не считал, что может тратить свое время на всю эту бюрократическую мороку, по крайне мере, не в ущерб ходу расследования; а сейчас даже сон отнимал драгоценное время и возможность довести все до конца успешно. Провал был недопустим, закрытие с пометкой «недостаточно данных; заморожено» - тем более. Не сейчас, когда на пятки наступает алкоголик с пятнадцатилетним стажем и его ручная железка, присланная «Киберлайфом».
Произнеся про себя «Киберлайф», Гэвин передернул плечами и, чертыхаясь, достал из кармана куртки сигарету, тщетно пытаясь прикурить ее на ветру; посиневшие в момент губы были сжаты так плотно, что казалось, будто бы они вообще стерлись с его лица. Он был зол – на себя и на обстоятельства, которые никогда не складывались в его пользу, если речь шла о чем-то, вязанном с братом. Он был зол – на себя, в первую очередь, потому что не мог даже перестать думать о Камски как о брате.
«Гребанные кровные узы – пожалуй, мне стоит завидовать андроидам из-за одного только их отсутствия», - размышляет Рид, пытаясь укутаться в тонкую кожаную куртку и хоть немного согреться, а еще – не растерять взятые с собой рабочие бумаги по последнему плевому делу в клубе «Рай». Впрочем, в том, что оно такое уж плевое, детектив уже не был уверен.
«Сраные роботы» - его перепады настроения давно стали неконтролируемыми; Гэв не мог договориться даже самим с собой, чего уж говорить об его способностях нормально выстраивать диалог с другими – он нападал, даже когда ему еще ни вопроса не задали, ни слова не сказали. Подобной тактики детектив ранее придерживался только при общении с Хэнком; с появлением в участке Коннора, уровень раздражительности Рида резко подскочил до критической отметки, а потому нормально разговаривать и со всеми другими коллегами он теперь не может. Пластиковый помощник лейтенанта одним своим видом напоминал мужчине о том, что хотелось бы раз и навсегда вычеркнуть из своей памяти.
«Интересно, считается ли убийство андроида – преступлением? Ах, да, невозможно убить то, что и не живет в полном смысле этого слова», - отрывки брошенных в адрес RK-800 реплик эхом гуляли в голове Рида от виска к виску, и он думал о том, что ни при каких бы условиях не взял свои слова обратно. Если бы Андерсона не было рядом, а он сам – не находился на месте преступления, но Киберлайфу пришлось бы высылать на помощь полиции новую умную куклу, потому что Коннора бы Гэвин размазал по стене, а не просто задел плечом, выходя из комнаты клуба, опечатанного желто-черной лентой.
Рида возмущало, что эти двое лезут в его дело и им никто не мешает, но стоит самому Гэву включиться в расследование Андерсона, так его тактично просят «не вникать». Неужели в его компетентности есть повод сомневаться? Неужели он чем-то хуже, чем пятидесятилетний алкоголик, который с андроидами-то по жизни и не сталкивался близко? Да он, мать вашу, Гэвин Рид, вырос среди бесконечных чертежей и прототипов этих сраных машин, потому что все только и говорили о том, «какой его брат, Элайджа, талантливый»!
Шагая по переулку, погруженный в мысли и анализ минувшего дня, Гэв не заметил, как за его спиной, вровень с его скоростью ходьбы, стал идти кто-то еще, но при этом ни разу так и не обогнав. Этот факт заставил Рида, как хорошего копа, насторожиться, но недосып и усталость сыграли свою злую шутку, а потому достаточного внимания странностям за спиной мужчина не придал. И потому совершенно не был готов, когда на его затылок опустилось что-то тяжелое, а затем его сбили с ног, заставляя падать лицом на асфальт.
- Привет тебе, урод, от братца, - четко услышал Рид, тщетно закрывая ладонями от ударов голову; никакой речи о том, чтобы оказать сопротивление, не было – все случилось слишком быстро, к тому же нападающие точно знали, куда нужно бить, будто бы им кто-то нашептал о старых ранах и болевых точках Гэвина. Детектив попытался схватить одного из близко стоящих за щиколотку, но тот быстро сбросил с себя хватку Рида и наступил на его руку с такой силой, что под грязным носком ботинка хрустнули, кажется, все до единой кости в пальцах. До крови прикусив губы, Гэвин до последнего терпел и не позволял себе ни кричать, ни как-то еще реагировать на удары, которые ему наносились, кажется, целую вечность. А когда все закончилось, и он попытался открыть заплывшие глаза, то увидел только удаляющиеся мужские фигуры и голубое свечение, исходившее от их голов. Но, возможно, Риду просто показалось.
«Сукин ты сын, Камски, если даже это ты делаешь руками андроидов. Что, с людьми договориться сложнее, чем написать программный код?» - спрашивал вникуда и никого Рид, тяжело дыша и из последних сил пытаясь не отключиться. Было холодно – пришедшая утром непогода, по всей видимости, задержалась здесь надолго.
Снег в Детройте похож на пепел – он укрывает город и всех в нем живущих, как саван, и сейчас, лежа на холодном асфальте в луже собственной крови, Гэвин думал только о том, что обидно, все-таки, умирать вот так, но не чувствовал в себе сил на то, чтобы сделать хоть что-то, пошевелить рукой и достать из кармана телефон (если он уцелел, конечно) или просто открыть рот и позвать на помощь.
А еще боялся, что его никто не захочет услышать.
Когда на периферии сознания детектив снова услышал чьи-то шаги, то он первым делом подумал, что это пришли закончить начатое те, кто работает на Камски, и голубое свечение, бьющее по крепко сомкнутым глазам, только подкрепляли эту догадку. Пока вдруг во тьме не раздался знакомый ненавистный голос:
- Детектив Рид?.. – с нотами неуверенности, которые были для машин серии RK нехарактерны.
- Коннор? Какого… Какого ты здесь…делаешь? – прохрипел, отхаркивая кровь, но не открывая глаз, Гэвин.
Ему хотелось взвыть от обиды, которая объяла его. От того, что в самый дерьмовый день его дерьмовой жизни, к нему на помощь пришел последний, кого хотелось бы видеть. И всей дерзости и гордости не хватит, что отказаться от нее.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]51% son of a bitch[/status][icon]https://i4.imageban.ru/out/2018/11/05/8bfdded3dbcb0f58fe9346dae2f5bc5d.png[/icon][sign]https://i1.imageban.ru/out/2018/11/05/e9a4ce5ef9388869ab760aac0db80c41.gif https://i4.imageban.ru/out/2018/11/05/2f4c2ec8a0974386e4b09c15bf235223.gif
Everything I touch turns to stone - so wrap your arms around me
and leave me
on my own.
[/sign]

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » We are one in the unified field ‡альт