http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » there’s truth that lives and truth that dies ‡флеш


there’s truth that lives and truth that dies ‡флеш

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

*место для графики и цитаты*
с весны по осень 2018 года
Алесса Монтгомери и Флоренс Бойс будут встречаться со своими демонами гораздо чаще, чем планировали

Отредактировано Florence Boyce (06.11.2018 00:45:38)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
- Ты слышала, что Вальтер Бойс скончался? - на короткое мгновение Флоренс, которая в этот момент изучала пластиковый стаканчик из под посредственного кофе, жестоко разрывая его, чтобы посчитать слои внутри, в столовой университета захотелось спросить: "А кто это?", словно она действительно не имела ни малейшего понятия о том, кто этот человек, а собственная фамилия - случайность. Как могут два Джонсона учиться на одном потоке и не являться родственниками даже в десятом колене, так и ей искренне хотелось не иметь никакого представления о том, кто же такой Вальтер Бойс.
- Это который канадский автогонщик? - задумчиво задаёт вопрос Флоренс, поднимая глаза на коллегу, поставившего перед ней поднос со своим обедом.
- Ага, ты его знаешь? - от этого изучающего взгляда у женщины по загривку пробегают мурашки - она слишком часто слышит этот вопрос, чтобы научиться врать отточено и без промедления.
- Слышала несколько раз, - она пожимает плечом и возвращается к вивисекции стакана, словно это - приоритетная задача ее жизни.
- А вы не родственники? - Эван, неплохой инженер с ясным умом и стратегическим мышлением, прямо сейчас вызывал скорее желание запустить в него изувеченные остатки стаканчика, чем отвечать на этот вопрос. И, кажется, года три назад этот парнишка, только поступивший под ее начала для работы над проектом и страстно увлекающийся автогонками, уже задавал этот вопрос.
- Даже не дальние, - эта ложь настолько привычна, что Фло даже не задумывается над ответом, увлеченная растерзанием стаканчика. Разве что сейчас она прикладывает к белому пластиковому картону чуть больше усилия.
- А чем ты, кстати, занята? – наконец, Эван все же забывает о смерти одного из своих кумиров, и обращает внимание на экзекуцию одноразовой посуды.
- Изучаю эффект сохранения температуры за счет слоев разной плотности. Теоретически, - Фло глубоко вздохнула и отложила разодранный в клочья стаканчик на край подноса, - приятного аппетита, - подхватила поднос с пустой посудой и поднялась со стула.
- Ты со мной не посидишь? Я хотел обсудить с тобой проект… - он начал было объяснять свою идею, но Фло качнула головой.
- Давай обсудим после обеда – мне нужно позвонить, - и она исчезла из столовой, ничего особенно не объясняя. В коридоре она сначала читала новости о смерти отца, а потом напечатала короткое «Отец умер», но так и не отправила, а вместо этого нажала кнопку вызова.

- Мама, прошу тебя, не плачь, - от ее голоса, от сбившегося дыхания и сдавленных всхлипов у Фло на глаза наворачиваются слезы – ее мамочка, ее любимая и сильная женщина, ее пример для подражания, ее гордость и любовь плакала так редко, что сама Лора не может сдержаться, когда видит ее слезы.
- Да, он тяжело болел, - женщина проверяет, что кабинка туалета заперта, а потом садится на опущенную крышку и сама судорожно вздыхает.
- Да, я знаю, что ничего не сказал. Нет, я не знала. Мама, я прошу тебя… Нет, ты что, не нужно лететь на похороны! Я не думаю, что его жена захочет… Мама, прошу тебя, не плачь!

Фло открыла глаза. Так приходят в себя наутро после пьянки, когда в голове шумит кровь, мысли путаются, а несколько часов жизни пропадают за темной пеленой или проступают проносящимися в памяти мутными обрывками, словно зимний пейзаж за заледенелым окном пригородного поезда. Она почти не помнила почти три часа своей жизни и очнулась лишь от оклика девушки на стойке регистрации, которая просила передать ей посадочные талоны. Она не помнила, как добиралась до аэропорта и как объяснила свое грядущее четырехдневное отсутствие, не помнила, как покупала билеты: в ушах лишь громко стучала кровь, а венка ощутимо пульсировала на виске. Она даже не могла ответить себе на вопрос – зачем она делает это сейчас, что хочет найти на кладбище в Канаде. И, может, ей стоило бы найти ответ на этот вопрос, ведь с ним исчезла бы необходимость лететь в другую страну, но Фло не хочет искать этот ответ. Она лишь уверенно проходит в рукав, крепче сжимая лямку небольшого рюкзака.

Зал полон людей. Быть может, будь церемония более официальной, их было бы больше, но даже так, на тихом, почти семейном прощании яблоку негде упасть. Флоренс осторожно опускается на стул где-то в дальнем конце зала, неуверенно расправляя складки черной юбки на коленях. Она старается быть незаметной, не привлекать внимания, почти не дышать, чтобы никто не подошел делиться своим горем – в ней нет горечи утраты. Она понимает это так отчетливо, что еще сильнее хочет уйти – она здесь лишняя, сколько бы крови Вальтера Бойса ни текло по ее венам. Она здесь лишняя, потому что не помнит его лица, а помнит лишь голос трансляций, которые изредка, но все же смотрела – лишь для того, чтобы знать, как он звучит. Она не сможет сказать ни одного слова, если ее попросят – просто потому, что она не знала этого человека вовсе. Что у нее было от него? Половина набора хромосом, а дальше? Нос? Ямочка на подбородке? Скулы? Ей хочется верить, что в ней всегда были лишь материнские черты, но даже в детстве она понимала, что так – не бывает. А что еще? Несколько старых игрушек в доме ее матери? Два далеко спрятанных рисунка яркими карандашами, где девочка держит за руки маму и отца? Или память о тех редких моментах, когда он учил ее ехать на велосипеде или ловить мяч? Разве этого достаточно, чтобы претендовать на право говорить?
И ей остается лишь слушать. Слушать о жизни, полной достижений и побед (даже маленькой, кратковременной победы над болезнью) человека, которого она не знала и, теперь в этом может быть уверенной, никогда не узнает. Слушать о его характере, о том, как каждый из присутствующих, каждый из тех, кто осмеливался сказать прощальные слова, счастлив от того, что знал Вальтера. Ей хочется рассмеяться грубым, нервным смехом, но она плотнее сжимает губы и старается найти в толпе его жену и ребенка – лишь затем, чтобы лишь на мгновение увидеть тех, кто, теперь уже можно говорить смело, навсегда остался лучше ее и мамы в его сердце. Гораздо важнее. Настолько, что всех остальных можно было выбросить из своей жизни навсегда.

Отредактировано Florence Boyce (06.11.2018 00:49:18)

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » there’s truth that lives and truth that dies ‡флеш