http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » crush ‡альт


crush ‡альт

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/DGgGIMP.png

I've seen angels fall from blinding heights
But you yourself are nothing so divine
Just next in line

______________
Lia DeMarco | Mauricio Profaci

[icon]https://i.imgur.com/aELPzji.png[/icon][nick]Mauricio Profaci[/nick][status]buon'anima[/status][sign][/sign]

Отредактировано Max Leman (09.11.2018 21:30:11)

0

2

-Соленая…- растерянность и только. Ни тягучей вязкости страха, ни панического тремора плеч, ни всхлипа, ни сочувствия. Только неуясненная недосказанность в недоумении облизнувших с пальца кровь губ. Детский взгляд -туман над Алькантарой - вспорот блеском зрачка, как пиками неровных, поеденных беспощадным временем  скал.
Жадное, голодное жало тонкого хлыста вспарывает загорелую спину. Тело мужчины вздрагивает. Тишину каменного мешка пыточной не нарушает даже шипение. Девочка смотрит ровно, любопытно повторяя взглядом алый росчерк с рубинами кровавых бутонов-капель. Красиво. Смуглая, напряжённая твердь чужого тела, русло реки-расплаты змеится, огибая торс. Грубая поэтика не менее грубо слепленных форм.

-Соленая, - подтверждает отец. - Как твои слезы. Плата один к одному. По капле за каждую слезинку. - Она знает, что отец не шутит Анхель ДеМарко никогда не шутит. И никогда не прощает ошибок, веря искренне, как в Мадонну, что грехи смывают кровью.

Девочка кивает, то ли подтверждая право отца, то ли принимая, как положено королеве, дар жертвенности. Несколько уверенных шагов, чтобы оказаться напротив лица мужчины, внимательный, слишком взрослый взгляд глаза в глаза: - Тебе повезло, что я не плакса. Иначе не хватило бы крови расплатиться, - хрупкие плечи поднимаются, оборванная бретель сарафана оголяет детскую, костлявую клюцичу. Клякса пожелтевшего уже синяка гордостью импрессиониста пятнает оливковую сочность кожи. Девочка кивает, поджав губы, свежий порез на щеке так странно-неестественно взрослит ангельское ее лицо. Кровоподтек на щеке выглядит зловещим гримом ко дню всех святых. Ей семь. Она пережила больше, чем многие за 70. Она выходит молча, аккуратно прикрыв дверь, не оборачивается на свист хлыста и гневное: - Ты должен был ее защищать! - Отец, конечно в бешенстве. За три дня, что похищенная дочь была в плену, железный дон ДеМарко убил больше людей,чем за всю жизнь. Надеялся ли найти девочку живой или хотя бы целой? Что страшнее для отца? Он (кошмар, демон И Алии) боялся спросить дочь, что с ней было.Только перед глазами стояла картина:  его маленькая принцесса, наконец найденная и спасённая, спокойно перешагнула через труп своего охранника (или мучителя) с достоинством королевы одернула остатки нарядного платья и только коротко заметила: - Ты долго. - В ее ставших вдруг взрослыми глазах не было липкого страха пленника, только безграничная тишь равнодушного неба. Бездушного. Безучастного.

-Я убийца, а не нянька! - огрызается мужчина при очередном ударе. Ошибка. Анхель вновь поднимает хлыст: - Ты служишь мне и будешь тем, кем я прикажу. Забыл, откуда я тебя выудил, Мавр?! - новый удар ложится вдоль хребта клеймом. Печать вечного рабства.

Двумя этажами выше редко плачущая девочка монотонно качает в руках мишку с оторванной лапой. По щеке ее катится одинокая росинка оттенка заходящего за горизонт янтаря. Кровавые слезы маленькой Мадонны…

*** Семь лет спустя***
-Встань! - тонкая рука подгибается под собственным весом. Лицо, скрытое волосами, направлено взглядом в потёртый мат. - Грубый кулак резко одергивает за схваченный клок волос. - Ещё раз! - приказ звучит хлыстом и Леа вспоминает, глядя в упор на полосы по его торсу, как когда-то давно ее имя легло печатью на это тело. Каждая буква кровавой памятью, каждый звук гранд каньоном гноящихся змей-расселин. “Я в тебе. Навечно. Придется самолично содрать шкуру с себя, чтобы избавится!”. Ее взгляд вспыхивает довольством, подбородок гордо поднимается. Девочка пытается обмануть соперника фальшивым падением, чтобы ударить в печень. Отец учил, что даже лёгкий, но точный удар свалит быка. Что-то связанное с мозгом или железами… Хитрость не удается и пальцы ее стонут глухим хрустом, сжатые стальным хватом кулака. - Отец тебя убьет! - шипит она, сузив глаза до тонкой складки меж дрожащих  ресниц.
-Если будешь так драться, сдохнешь куда раньше меня, - наверное, она должна разозлиться вспылить. Но это презрение на его сухих губах дрожью пролезает под ее кожу. “Что будет, если я его поцелую прям сейчас?” - вдруг рассекает вспышкой задумчивую паузу и язык машинально скользит по губам, облизывая их. Жаль, не по его губам... - В прошлый раз за мои слезы ты платил кровью. Интересно, отец отрежет тебе хер, если меня изнасилуют? - вдруг, улыбаясь, любопытствует она и резко вскидывает руку вперёд, метя смазанным апперкотом в челюсть. Рука ее тут же оказывается заломлена в неестественном, болезненном хвате.

-Я просил научить мою дочь  защищаться, а не ломать ей руки, - в голосе вошедшего ДеМарко ленностная опасность.

-Не познавший боли, не научится ее причинять, - парирует учитель, но выпускает руку пленницы из захвата. Леа смеётся, представив, что было бы, пойди она в своих мечтах дальше и поцелуй его вместо попытки сбить с ног. Ей смешно до колик и внешне это напоминает истерику. Анхель смотрит вопросительно, переводя взгляд с одного на другого. Леа давится новым приступом смеха, едва поднимает взгляд на мужчин. Стоит представить их лица в ТОЙ ситуации и живот рвет изнутри коликами хохота.

-Па, я хочу по магазинам. Ты обещал дать денег, - Отец молча достает бумажник. Для единственной дочери Анхель не жалеет ничего.

-Проводи, - бросает он коротко, не замечая недовольства своего палача ролью гувернантки.

-Мне нужно новое белье! - сев в машину сообщает девочка. - Завтра у меня свидание. Поможешь выбрать.

*** Ещё 7 лет спустя***

Леа сидит в холодном подвале. Тело ее бьёт мелкой дрожью. Каменная ее клетка давит бронхи навязчивой сыростью стен. Майка, разодранная, будто рывком, теперь похожа на жилет. Девушка не пытается стянуть края, просто сидит, опершись озябшей спиной на колючую неровность камней. Так глупо попасться… а ещё коп! Надо же быть такой дурой, сунуться в логово без прикрытия! Самостоятельная идиотка! Интересно, ее найдут? Леа замирает, прислушиваясь к шагам. Она просто так не сдохнет. “Повоюем!” - обещает девушка сама себе и неровный скол решительности бутылочной розочкой рвется из ее глаз. Ее даже не связали, куда денешься из каменного мешка, верно? Собрав силы, Леа готовится к бою. Дверь предупреждающее скрипит, но на пороге совсем не тот, кого она ожидала видеть: - Mierda! Что ТЫ здесь делаешь?! - не очень похоже на “спасибо, о спаситель”, правда? Мужчина окидывает ее беглым взглядом, Леа вызывающе смеётся: - Боишься за сохранность хера? Где отец?

[nick]Lia DeMarco[/nick][status]очень упрямая девочка[/status][sign]****[/sign][icon]http://funkyimg.com/i/2MZZF.jpg[/icon]

Отредактировано Jerry Leman (10.11.2018 16:29:53)

0

3

- Где? - тишина шипастой тварью вгрызается в ушной проход Микки - устремленная к судорожно кипящему мозжечку, она несёт в себе мерзкое жужжание вольфрамовой нити и тихое звучание смерти, её ласковый призыв, щемящую нежность. Микки - труп. Он знает это вот уже двенадцать секунд: ровно столько потребовалось, чтобы пересечь неверным шагом паралитика кабинет дона и застыть над столешницей с ржавым ободом лампового света, объявшего чертежи ночного клуба; но сдох он куда раньше, и глупое решение выжить стало лишь перебитым узлом на петле висельника.
- А... это... это прои... зошло... - назойливые помехи дребезжащего голоска не вызовут ни мигрени, ни гримасы отвращения у железного дона: Анхель терпелив как Бог, и как Бог карающе беспристрастен. В его узких до микронного скола зрачках глубоководная ярость свита в клубок со скукой той опасной масти, за которую многие поплатились больше, чем жизнью, но сейчас это остриё направлено сквозь мимикрирующего под живых покойника.
- Тут, - Микки приходится прокусывать язык насквозь, чтобы унять позорно вихляющий указательный, удерживая край жёлтого ногтя в заломе лестничного пролёта, - они бросились сверху... как-будто...
- Достаточно... - не выменял cugine гроши своих новостей на пару лишних секунд пустотелого дыхания: всё остальное Анхель уже знает, потому вторые сутки и чернеет в концентрированной ярости, забитой под кадык жаждой контролируемой мести.
Девять из десяти. Девять лучших солдат ДеМарко, отправленных на чётко проработанную облаву к зарвавшимся конкурентам, легли в сочной резне штабелями непрощения, и только этот придурок Микки, зелёная плесень на испытательном сроке, сумела выхрипеть у смерти лишние сутки пощады, отделавшись ампутацией левой руки как воздушным поцелуем рока.
- Иди, - неожиданно как сухой щелчок курка в "русской рулетке" - мог ли ожидать он такого подарка, мог ли надеяться выйти живым из этого кабинета - рот Микки искажается робкой как секс девственника улыбкой, и на больное бескровное лицо ложится печать облегчения. Истинный Дисмас, открывающий дверь вратами Рая, не знает, насколько многозначителен мягкий, еле заметный кивок Анхеля, посвященный густой тени в углу.
   Тишина прекращает звенеть, стоит замку мягко щёлкнуть за сутулой спиной гостя, и шумно вздрагивая, капитулирует перед гневным шуршанием бумагой и нескрываемой уже злостью того, кто несколько секунд назад был хладен как мраморное изваяние громовержца.
- Ни вентиляционной шахты, ни люка... этот сучёныш Алонзо решил, что может подсовывать мне липовые чертежи, и продолжать дышать, - отсвет лампы блеснёт в льдинках бокала тени, расколется в остроте мрачного взгляда - Профачи ждёт, когда будет произнесено сакральное "крыса", выдавая индульгенцию на полноводные багровые реки, но ДеМарко слишком знаком с почерком палача, чтобы размашисто расписываться в казни лучших своих людей без уверенности в виновности каждого. А потому он только начинает расставлять военные шатры, продумывая картографию каждого шага, на своём и на чужом поле.
- Привези сюда этих Риччи, всех троих... я хочу знать, кто поведал этим ублюдкам наш план, - консильери семьи ДеМарко очень бы удивился, узнай он о доверительной беседе на две персоны с обсуждением дел, касающихся всей семьи, каждого капо, вне зоны действия их слуха и их возможности держать ответ за случившееся. Плохой знак для всех: Анхель начинает искать предателя в рядах, и сейчас он не верит никому.
- Что на счёт Алонзо? - равнодушные к крови пальцы качнут стакан до тихого удара льда по граням, поднесут холодное стекло к не выражающей ничего физиономии убийцы вместе с тихим жужжанием телефона в его кармане - на радость подозрительному до крайности ДеМарко.
- Он пока может понадобиться, - питонья медлительность Анхеля - лишь маскировка для колючего взгляда, брошенного в грубую ладонь с тихо бликующим недобрыми известиями телефоном - но эту проблему дон оставит на потом, первым из дел после войны. А потому безразличное согласие пока отпускает Профачи к поручениям и тем делам, что вошли в его переносицу мясистой складкой.
   И лишь за секунду до исчезновения громоздкой спины в темноте дверного проёма, раздастся негромкий, словно шелест песка в стеклянных колбах, отзвук, - Устрой этим Риччи "Соддомский полдень",  бьющий меж набитых мускулами лопаток сильнее  хлыста. Мавр не обернётся, но в дамасских зрачках его вскрошится чёрное плато.
Не забывай, кем ты был. И кто ты есть до сих пор. Я ведь помню.

   
спустя 3 часа

   Старый изъеденный ржавой оскоминой дом на отшибе стылой дороги, выглядел бездушнее Теда Банди в худщие его годы, и всё же чёрный GMS Sierra остановил свой ход именно у его облезлых ворот. Мавр выключил двигатель и прислушался. Ветер драл всклокоченные сучья по бортам хилой постройки слева, свистел по горлышкам пивных бутылок, расстрелянных карабином во дворе, дышал за всех здешних покойников. Скрип половицы. Хозяин дома слишком любопытен, чтобы совмещать скрытность с жизнеспособностью. За это и будет наказан - сначала фанерным прикладом собственной двери, выбиваемой плечом на раз-два, а после и мощным кулаком, влетающим в мягкую плоть с ускорением бронепоезда. Но не так податливо жирное тело байкера к массивным ударам: рыжая башка лишь взбалтывается в воздухе контуженным тактом, и тут же свирепеет каждым куском уродливой хари. Хриплый рык знаменует начало ответной атаки: удушающий захват, от которого Мавр уходит влево и вниз, возвращён борову подхваченной вилкой в левый глаз, и пока ревущий циклоп бросается слепо крушить редкую мебель, итальянец спокойно выбирает пакет под размер внушительного байкерского кочана.

   В подвал Профачи спускался неторопливо и грозно. Вытирая ветошью маслянисто рдяные ветви Роршаха с ладоней, он готов был оторвать ещё одну голову, уже более смазливую и назойливую, чем та, что ещё натужно сипела пузырящейся кровью этажом выше. Десертную часть Мавр решил оставить в качестве "домашней работы"; меню же зависело от состояния младшей ДеМарко - и судя по тому, что увидел перед собой итальянец в раскатисто жестких стенах, байкеру предстоит ещё много интересных мгновений за гранью человеческого восприятия.
- Лучше бы за другим хером следила, - он тушит окурок взгляда о ломкую фигурку в рваном тряпье с нескрываемым отвращением, нехотя присаживается меж узловатых девичьих коленок и хватает тонкую челюсть, грубо разворачивая вправо и влево как безвольную тряпичную куклу. За расцвеченную иссиня-желтыми полукружьями скулу дон по привычке сдерёт с него шкуру, за всё, что протекает в этом хлипком теле ниже, Мавр может отхватить билет туда, откуда так и не вернулся двадцать пять лет назад, и именно это рассекает огрубевшую подкладку с тем изощрённым садизмом, с которым он сам планирует развлекать нового знакомого. А всё благодаря сучьей жажде девчонки до приключений: никак она понять не может, что непригодна к жизни как курица непригодна к полётам, и что пора уже закрыться в своём кукольном домике, подальше от наружной грязи и реальности, пока один из местных не приговорил её к лику своих жертв.
- Ты хоть успеваешь по яйцам врезать или укладываешься на лопатки без прелюдий? - презрение мажет его губы в такт холодному взгляду, скользящему меж лохмотьев ткани, по заострённым соскам и ломко выпирающим рёбрам, подхваченным оливковой веткой вен. Ублюдок ждал, что она будет кричать - он не мог не хотеть этого, пытаясь вдалбливать в гибкое изворотливое тело свою потную похоть, но девчонка вряд ли потешила его слух. Её сложно довести до стона. Правда, Мавр помнил, как это делать.
   
    Мусорные мешки из машины, одноместные, как привык думать Профачи, байкеру не подходили по габаритам: он ещё вяло шевелился в тесных витках провода, мелко втягивал целлофан пакета открытой пастью, но упрямо не хотел помещаться в узкое жерло - хоть расчленяй не отходя от кассы. Пришлось повозиться, выволакивая сальную тушу в багажник, и фиксируя её стяжками по борту: работа изматывающая и душная - наверное, потому и не сразу услышал тихий шаг зябко поёживающейся Леа, скользнувшей в промёрзлую темноту вслед за "грузом".
- одеться не хочешь? - хмуро брошенная в сторону голых ног девчонки фраза, перебивается хлопком двери багажника - он слишком поздно замечает силуэт, выросший за лезвиями-лопатками ДеМарко, и уже не успеет прервать ход лески, удавкой набрасываемой на тонкое женское горло. Вены тут же вспучивают загорелость синюшными реками, заходятся комками не то воздуха, не то жизни, перетекают рваным брасом сверху вниз. Второй. Откуда взялся второй? Мавр бросает взгляд за плечо горе-копа и встречает осатанённость зверья в сжиженной кислотности зрачка. Такие убивают от страха. А он сейчас очень боится.
- Отпустил его! Быстро! - разрезанный выхрип такого же рыжего, но куда более мелкого выблядка доказывает теорию Профачи. Брат? Не умеет держать удавку, слишком сводит края, давя по бокам, но не на глотку.
Andiamo, - голос учителя, предлагающего бьющейся в удушье отличнице выйти к доске. Где её выучка? Где всё, что он вколачивал в это тощее тельце лучшими чернилами - живой болью. Взгляд Мавра впивается в ровную резь удавки, рассекающей глотку на красивые в своём извращении бугристые линии. Она проводит удар в пах, расписывает когтями кривую рожу, метя по глазницам, но давление работает против неё. Укол локтя смазывается вместе с рисунком радужки - секунда, две, противник уже готов сдаться и ослабить захват, но по суставам Леа проходит ватность, подсекая слабеющее тело в мягкий водоворот, ведущий в смерть.
Maledizione, - спокойное разочарование поставившего не на ту лошадь миллионера даёт ДеМарко ещё несколько секунд на реабилитацию в глазах Профачи, но она вряд ли об этом знает, падая грузной субстанцией на своего душителя. Приходится-таки доставать нож, а после доставать кадык коротышки - не зря же он подходил к огню включенных фар, вот и поедет на продолжение банкета с родным братцем под боком. Правда, уже не в таком живом и бодром состоянии.

   Челюсть Леа поддаётся пальцам Мавра с лепестковой послушностью - он заталкивает в её рот стеклянное горлышко и опрокидывает бутылку виски до характерного захлёбывания, оживляющего мёртвую красавицу получше поцелуев прекрасных принцев. Девчонка оживает с надрывным кашлем и льющей по размазанной на щеках ваксе влагой - уродливое зрелище из мира реальности, добро пожаловать в эту грёбанную жизнь.
- едешь к доку, - вместо "идёшь в угол", наказанием за вскрытую настежь слабость, послесловием долгого взгляда, брошенного по ту сторону её упрямой сетчатки. Мавр открывает пассажирскую дверь и медленно смотрит, как Леа поднимается и, подволакивая пережитое, забирается по высокой подвеске в салон.

[icon]https://i.imgur.com/3cnwzE1.png[/icon][nick]Mauricio Profaci[/nick][status]buon'anima[/status][sign][/sign]

0


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » crush ‡альт