http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Маргарет

На Манхэттене: апрель 2019 года.

Температура от +15°C до +23°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Bad breaks lead to bad ass ‡флеш


Bad breaks lead to bad ass ‡флеш

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://about-planet.ru/images/severnaya_amerika/goroda/chikago/chikago4.jpg

Время и дата: август 2017
Декорации: квартира Рика и Кевина, отделение федерального резервного банка Чикаго, ночной клуб, улицы... и т.д., и т.п. где-то в Чикаго
Герои: Rick Adams и антигерой - Kevin Raines
Краткий сюжет: Знаешь, почему хорошо иногда оказаться на дне?..

Отредактировано Kevin Raines (21.01.2019 20:54:11)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Когда Рик обещал во всем разобраться, он прекрасно понимал, как эти слова могут звучать для Кевина. Особенно, в том состоянии, в котором сейчас находился парень. Но мужчина верил в то, что говорил. И собирался выполнить свое обещание. Адамс вообще давал обещания только в том случае, когда мог их сдержать. И сейчас его слова вовсе не были словами поддержки или чего-то подобного. Он действительно собирался со всем разобраться. Да, это будет сложно. Возможно, сложно - даже не то слово. А еще Рик прекрасно понимал, в какие руины превратилась жизни мальчишки всего-то за каких-то пару дней. И насколько сложно будет хотя бы из этих руин выбраться, не говоря уж о том, чтобы что-то восстановить ил построить новое. Но сложно, не значит – невозможно. И они действительно со всем справятся. Постепенно. Шаг за шагом.
Первый шаг – разгрести завалы и наметить дальнейшую дорогу, - самый сложный. Но именно с него Рик начал на следующий день. Сначала заехал в головной офис, оценить фронт работ. Просмотреть бумаги. И хотя бы просто заново никнуть в дела компании. За те месяцы, которые он прожил в Манхеттене, мужчина успел несколько отстраниться от своей работы. Не по своему желанию – по настоянию Ретта Рейнза. Слишком сложно было вникать в дела, находясь на расстоянии. А новую «работу» - приглядывать за собственным внуком, Рейнз старший посчитал важнее. И нанял на место Рика временного юриста. Который в ближайшие дни и должен был помочь Адамсу разобраться в том, что он успел пропустить. Времени на это ушло куда как больше, чем ожидал Рик. Но все же галочку в его мысленном списке напротив пункта «разобраться в ткущих делах» можно было со спокойной совестью поставить. А еще за это время мужчина успел привести в порядок собственную небольшую квартиру в Чикаго, куда решено было перебраться из отеля. Не то чтобы квартира нуждалась в какой-то особенной уборке, но за все те же месяцы, которые Рик провел в Чикаго, успела приобрести нежилой и, более того, совершенно не пригодный к проживанию вид. Впрочем, деньги и клининговая служба справились с этой проблемой всего за несколько дней.
Следующий шаг – ввести в курс дел уже Кевина, занял чуть больше времени. И это уж оказалось гораздо сложнее. То ли мальчишка продолжал подсознательно противиться. То ли у него самого не было особенных талантов в педагогической практике, но объяснять кому-то прописные для его, Рика, истины оказалось тем еще занятием. В свое время разобраться во всем этом самом было проще. Сейчас же, пришлось не только посвящать Кевина в тонкости ведения бизнеса, который, в общем-то, был пацану до лампочки, но и разгребать то, что успел наворотить его сменщик. И это только то, что касается юридической сферы. Оставив банк на внука, Рейнз-старший подложил свинью не только мальчишке. Но и ему, Рику. И если в юридических вопросах Адамса можно было назвать акулой данной сферы, то в финансовых и в вопросах ведения бизнеса мужчина был столь же безграмотен, сколь и его подопечный. И если Рик честно пытался разобраться в свалившийся на него радости, то Кевин откровенно начал забивать. Увы, этот факт Адамс понял далеко не сразу. Где-то не понял, где-то посмотрел, где-то уделял пацану недостаточно времени. Слишком погрузился в дела компании. Можно сказать – нырнул с головой. Проводил в офисе все время от рассвета и до заката. Пару раз даже оставался ночевать. И совершенно не понял, в какой момент все пошло не так.
Было теплое и солнечное утро августа. Рассвет уже давно озарил своими лучами улицы Чикаго, а Рик все еще сидел в офисе. Разбирался с очередным контрактом.  Очень срочным контрактом. Потому и задержался предыдущим вечером. Вместе с еще несколькими сотрудниками, пытаясь разобраться, насколько, теперь уже их финансовую империю устраивают условия договора. И если с юридической стороны все было девственно чисто и идеально красиво, то с финансовой… Дед-лайны для подписи и довольно строгие, если не сказать жесткие сроки по соответствующим выплатам позитива тоже не добавляли. И если они действительно хотели завладеть этим контрактом, а они хотели. Очень хотели, если верить финансовому директору, подпись с их стороны на договоре должна была стоять еще вчера. В буквальном смысле. Именно поэтому, прихватив документы и, на ходу набирая номер Кевина, впрыгнул в ожидающий у центрального входа служебный автомобиль, направившись домой. Часы едва пробили семь утра. Кевин, как и обычно в последнее время, не брал трубку.
Где он прокололся? В какой именно момент получилось так, что своему подопечному он едва уделяет время, в отличие от благополучия теперь уже его, подопечного компании? М какого черта вообще так получилось? Ответов на этот вопрос у Рика не было. Зато, как оказалось, были последствия. И единственная причина, почему мужчина не обратил внимания на эти самые последствия раньше… Ну да. Все та же. Компании времени и внимания он уделял гораздо больше.
Пропажа в лице Кевина, все еще отказывающаяся брать трубку, обнаружилась в гостиной, спящей на диване. Рядом разрывался звонком телефон. И Адамс успел бы испугаться тому, что мальчишка не реагирует на довольно громкий звонок, если бы не явственный аромат свежего перегара, разносящийся по комнате. Был бы мужчина более экспрессивным в собственных эмоциях и менее разборчивый в выражениях, не постеснялся бы и английского непечатного. Но сейчас просто выругался сквозь зубы, сгрудив кипу документов на журнальный, стоящий около дивана, и опустился на корточки рядом с дрыхнущим на нем пацаном.
- Кевин. – потряс спящего за плечо, но, увы, не достиг в этой попытке разбудить хоть какого-то прогресса. Мальчишка даже не сбился с дыхания. – Вот же черт. Кевин. – превысил децибел в голосе и снова потряс мальчишку. Все так же безрезультатно. К сожалению, никакого опыта общения с нетрезвыми тушками у Рика не было.
Но Рик был упорный. И по своей природе. И профессия обязывала. Как говорил Ретт – «я тебя держу потому, что ты обладаешь способностью до*баться до любого и добиться своего». Вот и в этот раз получилось и до*баться, и добиться своего. И через сотни попыток и тысячи неудач Рику все же удалось добиться от подопечного хоть какой-то реакции. Встретив сонный и непонимающий, но все же более или менее осознанный взгляд, Рик приподнял уголки губ в деланной улыбке.
- Давай, малыш, поднимайся, у нас дохрена дел.
«Малыш», как этого и следовало ожидать, подниматься вовсе не собирался. Впрочем, попытку погрузиться обратно в объятия Морфея Рик пресек. Просто вздернул пацана на ноги. Нежно, но уверенно. И не менее уверенно, но все еще нежными пинками сопроводил его до ванной. Где, не особенно заботясь о том, что мальчишка в одежде, затолкал в душ и врубил ледяную воду. Где-то он слышал, что это если и не помогает протрезветь, то хотя бы бодрит. Хотя бы слегка.

+2

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Единственное, чего хотел Кевин в этот период времени, это чтобы его оставили в покое. Не лезли с гребанным банком, который ему до лампочки. Не таскали на совещания, где он по умолчанию обязан был присутствовать вместе с Риком, как новый владелец данного бизнеса, несмотря на то, что мальчишке всего восемнадцать лет. Не заставляли разбираться с тем, что ему отвратительно, исходя исключительно из условий завещания человека, который ему отвратителен и которого он ненавидит. Не давили на чувство вины… хотя с последним Кев и сам справлялся замечательно, и даже если окружающие не винили парня в смерти его деда, Кевин с успехом делал это сам. Если бы он поинтересовался расследованием обстоятельств смерти Рэйнза-старшего, то уже бы знал, что причиной всему стала намеренная неисправность автомобиля, что автоматически снимало с него всякие обвинения со стороны собственной совести. Пока же… получалось всё из рук вон плохо.
Вроде бы соблюдая простейшие правила приличия, парень снова замкнулся в себе, оставаясь подавленным, хмурым и как будто безучастным к происходящему вокруг. На совещаниях он словно бы слушал и не слышал… Часто вздрагивал, когда звучало обращение «мистер Рэйнз» и украдкой оглядывался вокруг, пока наконец не понимал, что обращаются именно к нему и ни к кому другому. Только тогда и отрывал голову от телефона, где снова и снова перечитывал короткие переписки с Мартином, Реном или Джордан, и просил отложить дело или принимал решение…
Со стороны казалось – наобум, однако один из контрактов, казавшихся невыгодным, на приобретение акций одной из компаний, уже оправдал себя. Финансовый директорат счел подобное проявление случайностью, и пока не особенно обеспокоился относительно поведения наследника… Человек, который не умеет и не разбирается, вряд ли продержится у власти слишком долго, кто бы ему ни помогал.
Рик оказался отличным помощником, когда по собственной доброй воле взвалил на себя почти весь объем работ, так или иначе связанный с управлением банка, и Кевин закономерно погрузился в себя еще глубже, используя образовавшееся время отнюдь не для улучшения создавшегося положения… Не имея возможности заниматься тем, что ему действительно нравится, что он любит и к чему всю жизнь готовился, парень неожиданно открыл для себя бары и ночные клубы Чикаго, двери которых оказались распахнутыми перед ним настежь – порог восемнадцатилетия уже преодолен, и не имея опыта распития спиртных напитков – Кевин легко «плыл» даже с одного коктейля. Действие последнего благополучно выветривалось к моменту возвращения на квартиру Рика, и парень снова превращался в хмурого подростка, не замечая, как в его мыслях пускает корни и растет настойчивое желание выпить… Выпить еще один коктейль – в конце недели, через пару дней и завтра… Прекрасно выполнимая программа для четырех-пяти-шести недель.
Кевин перестал считать количество дней и отмечать даты, плавно, но неумолимо скатываясь от одного момента «выпить» до другого, особенно после того, как нашел себе тот самый бар «по вкусу», где стал одним из постоянных посетителей. Всю прошлую ночь Кевин провел именно в нем, уже перестав ограничиваться одной лишь парой-тройкой фирменных коктейлей. Придя домой почти под утро, подросток бросил ключи на стол, коротко хмыкнув на отсутствие Рика в квартире, и завалился спать, как был, с трудом добравшись до дивана. Не удивительно, что парень ничего не видел и не слышал.
Его организму плевать на настойчиво орущий рядом мобильный телефон. Ему плевать даже на орущего рядом Рика, если бы тот действительно орал. Это были самые блаженные часы, когда мальчишка просто отрубился, не желая иметь ничего общего с той действительностью, что окружила его со всех сторон.
Увы, действительность оказалась весьма настойчивой. Кевину детально и в картинках снилось, что Рик активно пытается добудиться его, однако просыпаться и возвращаться из спасительного беспамятства он не хотел. Его единственным желанием было «спать» - до первого звонка от мочевого пузыря после выпитого алкоголя, но в какой-то момент… Кажется, то ли усмехающееся, то ли улыбающееся лицо Рика и его голос таки пробились через свинцовый занавес закрытых век. Кевин по-прежнему не понимал, происходит ли это во сне или наяву, но обозначил свою позицию довольно ясно, невнятно процедив сквозь зубы:
- Да пошли они…
Ему не было дела до «дел». Ему просто надо отоспаться, отрешившись от гудящей, разламывающейся на части головы, от которой начинало тошнить. И медленное осознание этих ощущений не приносило радости: полнейшее забвение выглядело самым эффективным из всех возможных методов защиты. Им – Кевин и спешил воспользоваться, вот только Рик почему-то никуда не делся и не отступал.
- Да что ты делаешь, - невнятное мычание расслабленного тела сопровождалось вялыми потугами к сопротивлению, но этими самыми потугами все и заканчивалось, не начавшись. – Отс-стань!
Кев столь же вяло отпихнулся от холодной стенки душа и вдруг – внезапно – заорал. То есть заорал бы, если бы свинцовый язык был на это способен. Непонятно откуда, непонятно зачем, непонятно как – на него неожиданно обрушились потоки ледяной воды, от которой парень мог лишь «защищаться». Плевать вода хотела на выставленные руки и на его тюленье фырканье, безжалостно вымачивая одежду вплоть до трусов, пока у парня вдруг не посинели губы.
- Хол-лод-дно, - выдавил из себя Кев, пытаясь подняться, несмотря на то, что обувь легко скользила по дну душевой кабинки. Еще через какое-то время усиленных водных «промываний» мозг сдался, позволяя более-менее членораздельно говорить.
- Хватит! – парень раскинул руки, цепляясь пальцами за высокие бортики поддона и снова попытался себя приподнять. –Холодно! – в очередной раз завалившись на пятую точку, оставил всякие попытки подняться, и с укоризной посмотрел на Рика, когда ледяной душ сверху прекратился и дверцу тот все-таки открыл.
- Ну, и чего? Доволен?
Сложно сказать, чего хотел добиться Рик, но голова разламывалась, да и один из кабинки душа Кевин вряд ли вылезет… Правда и сделать Рику что-либо в подобном состоянии Кев не мог, даже если бы захотел. Максимума его умений хватило лишь на то, чтобы ухватиться за предплечья своего опекуна и перевалиться через бортик обратно в помещение ванной.
- Холодно, с-сука, - парня трясло, как какой-нибудь лист на ветру, даром что догадался спрятать руки под мышками. При всем том отнюдь не соображая того, что надо снять с себя всю мокрую одежду и переодеться во что-то более сухое. Ощущение похмелья еще не настигло его в полной мере, но у Кевина всё впереди… У него ВСЁ впереди. Как только мозг достаточно для этого проснется.

+1

4

«Да пошли они». Что ж, это было вполне ожидаемо. Со всей этой свалившейся на них с Кевином кутерьмой Рик как-то забыл, что Рэйнз старший отдал ему под опеку не только свою компанию, но и своего внука. Как он умудрился об это забыть? Где именно повернул не туда? Настолько не туда, что в итоге это привело их конкретно в это здесь и сейчас. И как так могло получиться, что какие-то бумажки, они же – контракты, пусть даже необходимые для компании контракты, в какой-то момент оказались в чем-то важнее живого человека? Кажется, мужчина уже задавался этими вопросами. Кажется, даже не во второй и не в третий раз. Увы, ответ был все тот же – да хрен его знает. Не заметил. Не понял. Не подумал. И сейчас практически растерялся. Ситуацию необходимо было исправлять. Только сейчас это казалось таким же реальным, как повернуть реки вспять. И обрушившееся на Рика чувство вины вовсе не помогало. К тому же необходимость подписать этот гребаный контракт, который остался лежать на столике в гостиной буквально прожигала осознание того, что вовсе не о контракте ему нужно сейчас думать.
- Нет. Даже близко не доволен. – Рик усмехнулся и едва успел подхватить буквально перевалившегося через бортик ванной мальчишку, мягко, но уверенно привлекая его к себе, не обращая внимания на то, как намокает дорогой костюм. – И вряд ли в ближайшее время буду… - это уже пробормотал себе под нос, одной рукой продолжая удерживать Кевина, а второй дотягиваясь до полотенца и кутая в него пацана. – На ногах держишься? – совершенно не обращая внимания на то и дело срывающиеся с губ Кевина ругательства, мужчина чуть отстранил парня, убеждаясь, что на ногах тот действительно устоит и не приляжет досыпать на коврик около ванной, Рик отошел на пару шагов. – Переодевайся. – кивнул на висящий на крючке на двери халат. – Я буду ждать тебя на кухне.
Прозвучало мягко и спокойно, но твердо. На самом деле, хотелось сюсюкаться, как с маленьким ребенком. Коим Рик и видел сейчас Кевина. Ну со скидкой на сквернословие конечно. Так, как он общался когда-то со своей дочерью. Но мужчина сомневался, что этим вообще чего-то добьется. Потому, оставив парня расправляться с мокрой одеждой, вышел из ванной, направляясь на кухню.
Включи чайник. Порылся в аптечке, вытаскивая оттуда упаковку аспирина. И все это время прислушивался к чужим шагам в коридоре, прекрасно понимая, что Кевин запросто может послать его к черту и вернуться на диван. Досыпать. Но, нет. Спустя энное количество времени, чуть дольше, чем хотелось бы, но гораздо меньше, чем думал Рик, парень все же появился на пороге кухни.
- Выпей, горе мое. – ласково усмехнувшись, мужчина впихнул в руки, относительно, как ему хотелось бы верить, пришедшему в себя мальчишке таблетку обезболивающего и стакан с водой, и вернул свое внимание процессу заваривания чая. Крепкого. С лимоном.
- Кев, мне нужна твоя помощь. – опустив пресс в прозрачный заварочный чайник, Рик повернул голову и посмотрел на пацана, пытаясь поймать его взгляд. – Я понимаю, что с моей стороны – недопустимо вовлекать тебя во все это. Но без твоей помощи я просто не справлюсь. – вздохнув едва слышно, отвел на затылок упавшие на лицо волосы, и полностью развернулся к Кевину, опираясь бедрами о столешницу. – Нам очень нужно подписать этот контракт. Это одни из основных наших партнеров. И они уже начинают пугать нас санкциями. Если ты мне доверяешь, я не буду нагружать тебя подробностями. Просто поставь подпись. Я вызову курьера, чтобы он забрал документы. А потом мы поговорим, хорошо? Знаю, это нужно было сделать раньше. Прости меня, малыш*. Это не оправдание, но я слишком замотался.
О том, что надеялся, думал или верил в то, при их уже успевших стабилизироваться и стать довольно доверительными отношениями, ждал, что Кевин придет к нему сам при наличие каких-либо проблем, говорить не стал. Да, действительно надеялся, думал и верил. Только вот дома его, Рика практически не было все это время. У него даже не телефонные звонки время ответить бывало очень и очень редко. Так что решать свои проблемы парню пришлось бы с автоответчиком. И вопрос – какого хрена он это допустил, вновь всплыл сам собой.

* Малыш - аналог читай - корявый перевод американского kid

+1

5

- И пох! – раздраженно бурча, выдавил Кевин, продолжив уже после того, как тюкнулся носом в дорогой, чистый, а главное – сухой костюм Рика. - …Хрен!
Договорил указанное заключение, болезненно щурясь на слишком яркий для его состояния свет. «Насрать». На это дедово наследство. На банк, который никому из них не сдался даже близко. На то, что на ногах не держится, тоже. С некоторого времени, Кевину в принципе стало «насрать» на всё и всех, включая собственную жизнь, которой он, про между прочим, тоже не доволен. Ни близко. Ни от слова «совсем». Единственное, что заставляло его вяло двигаться, это рефлекторное стремление избавиться от холодной, скользкой, ужасно противной одежды, леденящей тело, от чего не спасало даже сухое полотенце. Так что в конечном счете мысль о переодевании показалась даже здравой.
Не уследив за сползшим полотенцем, Кевин расстегнул непослушными пальцами джинсы, пытаясь спихнуть их с себя. Джинсы упрямо не хотели «уезжать», пока до парня не дошло, что кроме пуговицы – надо расстегнуть ширинку. Еще с полминуты борьбы со скрюченными пальцами, и парню таки удается почти невозможное. Вот только джинсы отказываются просто соскальзывать вниз, прихватывая с собой и белье тоже.
Как и следовало ожидать, ноги запутались в хрен-знает-сколько-их-там слоях ткани, и подросток закономерно сполз вниз на пятую точку, продолжая неравную борьбу. То и дело чертыхаясь и путаясь в плотной и липкой ткани, Кевин раз десять снял с себя рубашку (по крайней мере, ему так казалось, что снял – то и дело запутываясь то в рукавах, то в перекручивающейся ткани). С трудом высвободил щиколотки и ступни из насквозь промокшей одежды и с тоской посмотрел на оставшийся наверху халат. Сухой халат, за которым придется лезть наверх, как по скале, зараза. И это при том, что мир вокруг еще не успокоился, раздражая практически каждым новым звуком или ощущением.
Слишком громкий щелчок электрического чайника.
Слишком яркий свет.
Слишком холодный пол под голой пятой точкой.
Слишком качаются стены, включая гребанный пол и потолок.
Слишком плохо слушаются руки и ноги вне зависимости от попыток взять их под контроль.
Слишком гудит голова, напрочь отбивая любое, даже малейшее желание двигаться и что-то делать.
Однако через какое-то время стало настолько неуютно и холодно, что задача «подняться» и «одеться» поднялась в списке дел до номера один.
Парень повернулся набок, опираясь на руки. Подтянул ноги, некоторое время покачиваясь из стороны в сторону в позиции «на четвереньках». И только после этого рискнул ухватиться за раковину, дверную ручку, стены… За что угодно, чтобы вернуть себе положение, хотя бы отдаленно напоминающее вертикальное, чтобы энное количество попыток спустя – таки попасть в широкие рукава сухого банного халата и перевалиться через высокий порог ванной комнаты, будто через забор.
Дальше вела исключительно стена. И если бы коридор вел обратно в гостиную к дивану, Кевин пришел бы туда, а не оказался бы внезапно в кухне. И не успел появиться – как Рик уже что-то впихивает и впаривает вместо того, чтобы оставить парня на какое-то время в покое.
В неудачной попытке отпихнуть жесты мужчины, Кев с недоумением посмотрел на стакан с водой в одной руке и таблеткой в другой. В его голове задачи складывались одна другой сложнее. Заторможенный мозг все еще не понимал, что ему с этим делать, но слово «выпей» - произвело почти магический эффект. Поэтому парень сначала выпил, влив в себя воду залпом, как пил бы крепкий алкоголь, и только потом, морщась от горечи на языке, «закусил» зажатой между пальцами таблеткой.
Отставив в сторону стакан – едва дотянувшись до столика на самом деле – Кевин шагнул вперед, по инерции прибиваясь к столешнице, и держась за стол – рухнул на скромный кухонный диванчик, наконец-то имея возможность посидеть на чем-то более теплом, чем холодный пол душевой или ванной.
Взъерошенный, со все еще мутным взглядом, парень угрюмо молчал, не желая ни слушать, ни понимать, что там говорит ему Рик. Но его голос – казавшийся Кевину слишком громким – начал жестоко вбивать парню в голову каждое слово. Будто гвоздями. Или кольями. Или он сам не знает, чем. Подперев лоб ладонью, чтоб не упасть и не впечататься мордой прямо стол, Кевин прикрыл глаза, окончательно пряча лицо от Рика, и восседал теперь, наверно, с видом мученика, подвергающегося изощренным пыткам. Что характерно, виноватым он себя не чувствовал совсем.
- Если Вам нужно, то сам и подписывай, - буркнул парень, не особенно горя желание продолжать. – Мне похрен. На банк. На контракт. И на санкции. Хер с ними.
И когда он научился настолько сквернословить? Кев даже не задумывался, что это, может быть, влияние баров и его «друзей». Точнее, подруги, с которой оказалось так прикольно проводить в отсутствие Джордан время. При всем том, он даже не думал ни о чем таком. Просто общался – за неимением других собеседников, поскольку Джордан отвечала на послания не всегда своевременно… не всегда именно в тот момент, когда ему это больше другого было бы нужно.
Кевина словно бы разрывало надвое.
Одна его часть закономерно жила мыслями о Джо и существовала в переписке с ней, с друзьями. Другая предпочитала топиться в баре и ночном чикагском клубе, потому что «всё хуёво, всё даже хуже, чем хуёво» (с). И единственным стремлением парня оказалось «забыться» от этого «хуёво» и отказаться от него.
Пауза придавила уши свинцовой тяжестью, и парень таки поднял взгляд, все тем же упрямым бирюком взглянув на Рика.
- Чего ты от меня-то хочешь? – Он еще помнил его обещание – быть рядом. Так же, как и то, что Рик его немедленно нарушил, с головой уйдя в дела банка. И пофиг, что это Кевин на него свалил всё, что только можно, не желая ни разбираться, ни вникать в дела. Его угнетало и гробило то, что он не мог заниматься тем, что ему действительно нравится, и к чему он чувствовал себя способным… Вкупе с остальным, это заставляло парня ощущать себя ненужным и брошенным, о чем его похмельный мозг и не замедлил заявить. - Ты про меня забыл, а я про вас. Идите на хрен.
Глаза опять закрылись, парень устало потер пальцами виски.
- Башка болит...
Подумал или вслух?

+1

6

На все слова Кевина Рик только усмехнулся. Иного, впрочем, мужчина и не ждал. Хотя все таки надеялся. И нет, не на то, что проблема рассосется сама собой. Сейчас ее, пожалуй, не рассосать даже втроем. Но все еще верил, что где-то подо всем этим слоем «мне пох», «тебе надо, ты и подписывай», «ты про меня забыл» и «иди на хрен» еще остался тот самый парень, которым Кевин был еще месяц назад. Только вот как до него докопаться?
- Ты про нас забыл раньше Кевин. – мягко улыбнулся парню, не собираясь вменять это тому в вину. Просто констатировал факт. – Я не отрицаю своей вины. Но повесить на меня всех собак у тебя не получится. – поставив перед парнем новый стакан, наполненный холодной водой, только что вытащенной из холодильника, вновь занял свое место, не стремясь сейчас нарушать чужое личное пространство. Слишком уж ярко Кевин он него, Рика отгородился, спрятав лицо за ладонью. – А от тебя мне нужна твоя подпись, Кев. Как бы я не хотел отгородить тебя от всего этого, я не могу и не имею права расписываться за тебя. 
Собирался продолжить, но отвлекся на едва слышно выдохнутое «голова болит», И хотя таблетка, выпитая мальчишкой несколькими минутами ранее, еще не успела подействовать, мужчина все же решил привлечь тяжелую артиллерию. На свет появилась бутылка виски. Рик не был поклонником алкоголя, особенно – крепких напитков. Но всегда держал на кухне пару бутылок – на случай гостей. Давно уже хотел соорудить что-то типа бара в гостиной, но все не доходили руки. А после он и вовсе переехал в Манхеттен и забыл о Чикагской квартире. Сейчас же Рек порадовался, что так и не перенес бар в другую комнату. Иначе пришлось бы бросать Кевина одного.
- Выпей. Поможет. – плеснув в стакан виски на пару пальцев, поставил его перед Кевином, и отвернулся, убирая бутылку обратно в шкаф.
- Ты волен делать с этой компанией все, что ты хочешь, Кев. Может разорить ее нахрен, я не буду тебя отговаривать. Даже слова тебе не скажу. Это твоя компания, и я здесь только исполнитель. Я могу тебе что-то посоветовать или направить в нужную сторону, если тебе это будет нужно. Но все решение волен принимать ты сам. Но если ты сейчас потопишь компанию своего деда к хренам собачьим, это обернется множеством проблем. Финансовых в том числе. И все эти проблемы лягут, к сожалению, на твои плечи. Поэтому, позволь мне дать тебе совет. Тебе до совершеннолетия осталось совсем не много. И тогда ты сможешь продать свой пакет акций другим акционерам. И тогда компании станет уже их проблемами. Но если ты сейчас пошлешь ее куда подальше, разорив тем самым к черту, так легко со своих плеч ты ее уже не сбросишь. Ты ищи на свою задницу проблем больше, чем они уже у тебя есть. Если ты не хочешь заниматься компанией сейчас – не занимайся. Я тебя не собираюсь заставлять. Но не вставляй мне палки в колеса, Кев. Мы сейчас с тобой в одной лодке. И если ты вдруг ее потопишь, тонуть будешь вместе со мной, потому что я просто не смогу наколдовать для тебя другую, даже если очень сильно этого хочу.
Все слова Рик говорил спокойным, но твердым тоном. Да и голсо старался сделать тише, прекрасно понимая, что даже обычный его тембр сейчас бьет набатом по чужой больной голове.
- Майк. – во время своего монолога, успел набрать номер одного из сотрудником, который занимался контрактом, что валялся сейчас в гостиной. – Свяжись с Brown Atlantis и скажи, что им придется еще немного подождать подписи. Сошлись на поменявшийся внутренний регламент и на возникшие пару юридическим вопросов. Пообещай, что я сегодня с ними свяжусь и больше не выходи на контакт. Майк, не кипиши. – прервав поток возмущений с той стороны, устало потер пальцами переносицу. – Никуда они не денутся. Им этот контракт нужен не меньше, чем нам. Да к черту санкции. Разберемся… Майк. – снова осадив парня, посмотрел в окно, где начал моросить мелкий дождь. – Просто сделай, как я прошу, пожалуйста. Под мою ответственность. Если тебе будет проще, я пришлю тебе мейл с этой просьбой минут через двадцать. – Рик прекрасно понимал, что парень опасается реакции руководства и банально не хочет подставлять свою задницу. К тому же, что своей задницей он, Рик, влез во все муравейники и осиные гнезда, в какие-то только можно, мужчина уже привык. Потому и был готов взять на себя ответственность за контракт, раз уж сам довел ситуацию до подобного абсурда. – Хорошо. Спасибо. Жди на мейла и будь на низком старте.
Попрощавшись с Майком, Рик убрал телефон обратно в карман и вновь перевел взгляд на мальчишку.
- И вот еще что, Кев. Я не забывал о тебе. Я по-прежнему твой друг. Но я не могу и не хочу быть тебе нянькой и контролировать каждый твой шаг. Да и тебе этого не нужно. Ты послал меня к хренам раньше, чем я бы успел это сделать. И я не умею читать мысли, Кевин. Ты постоянно доказываешь и мне, и всему миру, что ты взрослый и сильный. Только вот действительно сильные и взрослые люди не бояться признать, что с чем-то не справляются. И помощи тоже попросить не бояться. И я всегда рад тебе помочь, но я не смогу этого сделать, если не буду знать, в чем именно тебе нужна моя помощь.

Отредактировано Rick Adams (11.03.2019 22:15:32)

+1

7

Раньше… Позже… какая разница? Кто смог придумать для них эту чертову игру, где нет возможности сойти, раз за разом делая ставки на черное и красное? Между этими двумя отметками выигрывал дед, теперь уже превратившийся в «зеро». Зеро, которое всегда выигрывает.
Кевин тоже своей вины «не отрицал». Он лишь уперто ее «замалчивал» и прятал – в том числе от самого себя. Потому что если сейчас начнет думать обо всем этом и загружаться сам, вместо того, чтобы загружать другого, то голова будет не просто раскалываться. Похмельную голову подростка просто разорвет.
При слове «подпись» - парень с особенной неприязнью посмотрел на Рика, который сейчас, в данный конкретный момент, олицетворял для него прежде всего, дело его деда, которое Кев ненавидел. От всего это стало еще хреновее и еще паршивее, о чем и не замедлил сообщить измученный борьбой с болезненными ощущениями организм. Башка действительно болела… и еще как. Не удивительно, что Кев «не уследил».
Зато уже в следующую минуту Рик предстал почти спасителем. Судя по запаху, он открыл виски. Причем неплохой виски, как показалось Кевину. Разумеется, подросток не разбирался в крепком алкоголе и не являлся в нем экспертом. Его опыт распития спиртных напитков едва ли насчитывал несколько недель, но оказался уже достаточным, чтобы определять знакомые напитки по запаху… Или это его обоняние стало неправдоподобно тонким и слишком острым? Всё могло быть на самом деле… Кевин не собирался разбираться. Он собирался ПИТЬ. Раз уж ему любезно такую возможность предоставили.
Получив заветный бокал с виски, Кевин не стал отказываться. Рука сама потянулась к спиртному, парень взял его двумя пальцами, всего мгновение подержал в руке и залпом опрокинул в себя. Все также молча и без комментариев.
Хотел бы при этом еще не слушать Рика, но для этого нужно было бы встать и уйти из кухни, чего парень, кажется, сделать не в состоянии. По крайней мере, до тех пор, пока ему не полегчает. Пользуясь этим, слова Рика атаковали со всех сторон разом, отнюдь не помогая разобраться со всем этим… дерьмом, что на него обрушилось. Других слов и определений всему происходящему Кевин внутри себя не находил. И это заставляло его злиться.
На Рика. На себя. На деда. На то, что тот вообще столь неудачно умер. На то, что именно его плечи взвалил ношу, что совершенно не по нем. Даже на то, что Рик, возможно, прав, чего сам парень признавать не хотел ни за что – особенно в нынешнем состоянии, помноженном на подростковый максимализм. Может быть, было б проще, если б Рик исчез. Если б исчез он сам, и в голове перестало гудеть набатным боем, однако пока «шум» только нарастал, умножаясь еще и телефонным разговором.
У Кева не было сил «думать». Для размышлений нужен трезвый ум, а не жестокое похмелье, сглаженное таблеткой и двумя глотками виски.
Парень сидел, приложив пальцы к вискам, пока Рик инструктировал свой мобильный.
И продолжал сидеть, когда Рик обращался к нему, изо всех сил изображая истукана.
Парень молчал, потому что ему было попросту нечего сказать. Молчал до самого конца – но под конец «взорвался», резким движением отодвинув от себя бокал.
- Да идите вы… подальше с вашей помощью! – Кевин буквально подпрыгнул из-за стола, срываясь со своего места, и глубоко игнорируя тот факт, что его самого еще шатало. – Всегда знаете, чем помочь другим, и что сделать точно, чтобы стало лучше, а между тем ты сам в разводе. Дочь сколько времени отца не видела? - В глубине души Кев сознавал, что это удар ниже пояса, но некий бес, весьма вольготно расположившийся внутри, заставлял его «бить» по самым больным местам, словно специально испытывая на прочность нервы Рика. - Со своей жизнью разберись!
Оттолкнув от себя стол, так что тот проехался ножками по полу, заставляя поморщиться от резкого и неприятного звука, Кевин поморщился и сделал шаг вперед, держась кистями за дверной проем. Стоя теперь спиной, парень закусил губу, пожевал ее несколько секунд, словно раздумывая, но так ничего и не сказал, стремительно выходя в коридор.
Он знал, где Рик любил работать и где оставлял свои документы. Даже гадать не нужно было, что в гостиной.
Найдя их там, где, собственно, и ожидал, Кевин сжал пальцами валявшуюся рядом ручку и, не вдаваясь в дальнейшие детали, с трудом сфокусировал взгляд, чтобы поставить свою подпись там, где нужно. Он несколько минут, наверно, шелестел бумагами, после чего оставил ручку на столе и вытянулся на диване, отвернувшись от всего остального мира. Ему надо было поспать, и спинка дивана в качестве «снотворного» средства показалась лучшим выходом из положения, чем недовольное лицо того же Рика. Жаль, сон не шел, и можно было только делать вид, что спишь, не шевелясь и напряженно прислушиваясь одновременно к тому, что происходит за спиной.
Чем больше сознание Кевина трезвело, тем выше поднимали голос угрызения совести… Но признавать, что он не прав, в данный момент Кевин совсем не собирался. Он просто... запутавшийся подросток с массой обрушившихся на него чужих и собственных проблем.

0

8

Это был удар ниже пояса. Но Рик не мог сказать, что мальчишка был не прав. Потому, только стиснул зубы так, что свело челюсти, и втянул носом воздух, стараясь сохранить самообладание и оставляя реплику Кевина без ответа. Мальчишка устал. Он запутался. И ему больно. Вполне логично, что он пытается сделать больно окружающему его миру. И, нужно сказать, что ему это вполне удалось. Бывшая жена и дочь были для Рика любимой и больной мозолью. И, действительно, сколько он не видел Дженни? Год? Или больше? Мужчине вовсе не нравилась эта изоляция от собственного ребенка. Только вот он сомневался, имеет ли он право появляться в жизни дочери. У Кэт была новая жизнь. Новый мужчина, с которым, как Адамс знал, она даже успела узаконить их отношения. У Дженни был новый отец. Черт! Да он даже нанимал частного детектива, чтобы узнать о том, что этот самый новый отец относится к его ребенку как к родной дочери. А Дженни совсем еще малышка. Рик даже не был уверен, что она его помнит. Как и был совсем не уверен в том, может ли он вторгаться в этот новый мир собственной дочери и разрушать его к чертям. Нет, он продолжал отправлять для Дженни подарки на праздники, но имел ли он право объявляться на пороге с фразой «Привет Люк, я твой отец»?
Уйдя в собственные мысли, Рик лишь краем сознания отметил, что мальчишка вышел из кухни. И в себя пришел только когда услышал шуршание станиц из гостиной. Или ему показалось, что он это услышал? Выдохнув, как оказалось, задержанный в легких воздух, мужчина тихо прошел вслед за Кевином, и остановился на пороге, глядя на то, как пацан копается в контракте, что стало для Адамса полной неожиданностью. Он был уверен, что Кев действительно пошлет этот договор и их всех вместе с ним к черту. И даже не мог его в этом винить. Но мальчишка подписал. Чем вызвал на губах Рика легкую улыбку.
Дождавшись, когда Кевин устроится на диване, мужчина тихо прошел в гостиную, поднимая контракт со столика и быстро пролистывая страницы. Все нужные подписи стояли там, где они и должны были стоять. И теперь ему только оставалось отвезти документы в офис, чтобы, финализировать, наконец, сделку. Но дважды наступать на одни и те же грабли Рик не собирался.
- Майк, - вытащив телефон и дождавшись, когда на том конце провода ответят на звонок, Рик кинул быстрый взгляд на напряженную спину подростка, лежащего на диване. – Вызывай машину, я передам подписанные документы. Кто сегодня за рулем? Джеймс? Поспроси его, пусть поднимется. И можешь обрадовать Brown Atlantis. Нет, меня сегодня в офисе не будет. Нет, Майк. Извини, но у меня есть дела важнее. Майк! – чуть повысил голос, впрочем, все так же оставаясь в достаточно спокойном тоне. – Прекрати истерику. Совет директоров не твоя проблема. Если я им так необходим, у них есть мой номер телефона. Все, Майк. Я жду машину. – и не слушая больше возражений, нажал на кнопку сброса.
- Спасибо, Кевин. – мягко улыбнулся спине парня, кинув контракт обратно на журнальный столик, и устроился на полу, опираясь спиной о диван. - И, ты прав, парень. Вряд ли я имею право давать тебе какие-то советы или наставления, не будучи способным разобраться с собственной жизнью. Только, знаешь, нам всегда проще давать советы кому-то. Просто потому, что нам не мешают собственные чувства, чтобы трезво оценить ситуацию. Взглянуть на нее со стороны всегда проще, чем изнутри, не согласен? – вопрос был, в общем-то, риторический, и Рик не ждал на него ответа. А еще он знал, что мальчишка не спит. Напряжение в комнате было практически осязаемым. Только вот, как сбросить хотя бы пару градусов этого самого напряжения, мужчина сейчас попросту не знал. – И я тут подумал… Было бы здорово, если бы ты смог дать парочку советов мне. Ну или хотя бы высказать мнение со стороны. В отношении моей дочери. Я, признаться честно, совершенно запутался. – А еще совершенно забыл, что где-то между деловых писем затерялось письмо от Кэт с просьбой официально отказаться от ребенка.

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Bad breaks lead to bad ass ‡флеш