http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Маргарет

На Манхэттене: апрель 2019 года.

Температура от +15°C до +23°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » cruel intentions ‡флеш


cruel intentions ‡флеш

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время и дата: канун Рождества 2012 года
Декорации: небольшое кафе недалеко от Публичной-библиотеки, Нью Йорк
Герои: Харви Спектр, Микаэла Дженовезе
Краткий сюжет: Иногда нужно отпускать прошлое, уметь закрыть дело, папку которого давно отправили в архив и просто пройти мимо, даже если разгадка совсем рядом. Даже если она сидит в кафе, пьет кофе и не подозревает, что является чьим-то незавершенным гештальтом.
Харви стоило пройти мимо, а Мики не отвечать согласием на просьбу сесть за ее столик. Тогда бы ничего не случилось, и одной печальной историей было бы меньше.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (30.11.2018 20:17:35)

+1

2

Собака всегда играется со своим хвостом. Глупое существо, которое пытается его поймать, укусить, отчего-то злится на него, не понимая, что этот же самый хвост рассказывает окружающим о настроении, судьбе и внутреннем мире, он же и помогает порой почувствовать опасность. Так и человек играется со своим прошлым - он пытается его забыть, ругается на самого себя, того, другого, молодого и неопытного. За что? Не было бы прошлого - не было бы и опыта. Харви это понимал, но каждый раз, глядя на себя в зеркало или в отражение стекол в своем кабинете, видел там не сегодняшнего себя, а какого-то далекого, из прошлого. Радовался или страдал от этого сложно было понять - слишком неординарное было прошлое.
За что он всегда себя прошлого благодарил, так это за то, что он не преступал букву закона, по крайней мере сознательно. Лишь пару раз он подвергался манипуляциям со стороны другого человека, но тогда он мог бы себя оправдать неопытностью. Мог бы, но не оправдывал. Оправдания придумывают слабые, как он считал, ему такого было не нужно. Ошибся - исправляй. Не можешь исправить - иди дальше. Главное - не топтаться на месте.
Он не любил вспомнить свою работу в прокуратуре, но именно она дала ему тот бесценный опыт общения с разными людьми и понимание того, что в реальной жизни твоя голова легко полетит с плеч, не стоит обнажать ее при всех.
Его память не отличалась фотографичностью, и многих личностей он пытался забыть сразу после того, как на папке появлялась надпись "Дело закрыто", но они все же откладывались в какой-то подкорке его разума, и порой, встречая кого-то на улице, лицо казалось ему знакомым. Иногда он мог вспомнить, а иногда нет.
Микаэла ему запомнилась хорошо, потому что жизнь сталкивала его с ней несколько раз, и несмотря на то, что она повзрослела и сильно изменилась с момента последней встречи, он ее узнал. Что-то было в ее взгляде такого, что он ее хорошо запомнил. Впрочем, вероятно, что это было одно из первых его дел.
-Она же ребенок! Нельзя на нее так давить! - где-то за дверью допросной Харви впервые спорил со своим начальником - окружным прокурором, который только что допрашивал девочку лет четырнадцати. Она была напугана, с огромными, налитыми слезами глазами. Харви тогда еще трогала за душу такая картина.
-Харви, если ты не в состоянии допрашивать преступника, тебе делать нечего здесь, - резко отрезал прокурор, но Харви знал, что она не преступница. Подробностей того дела он уже не помнил, и даже не помнил, чем закончилось дело, потому что он в какой-то степени струсил и больше на дознании с этой девочкой не появлялся.
Однако жизнь играла с ним в разные игры, и одной такой игрой была - вернись в прошлое.
Через несколько лет, новый этап в жизни Харви Спектра и снова в документа то же имя. Дознание проводит уже он сам. Она подозревается в соучастии убийству. Люди исчезают. Он смотрит на нее уже строже, высокомернее и с огромным недоверием, потому что не верит в самого себя, жалеет о том, что не занимался тогда тем делом, чтобы наверняка знать ее слабые стороны. Она уже не плачет, она сильнее и она другая. Она молчит и ничего не рассказывает, а он не готов поверить, что она и правда ничего не знает. Он рассказывает ей со всей своей жестокостью о том, что с ней будет в тюрьме, он оказывает на нее давление во сто крат выше, чем то, от которого он хотел когда-то защитить. Ей стало плохо.
прокурор доволен тем, что Харви перестал быть неженкой, что для Харви перестали играть роль пол и возраст. Харви было тошно от того, что он делал, но он убедил себя, что все правильно, когда девочка дала показания, помогшие сильно продвинуться вперед в поисках преступников. Ее непричастность была доказана, но душа и жизнь во многом поломана, но разве Харви есть до этого дело?

Когда он увидел ее за столиком кафе, куда он забежал только от того, что накрапывал дождь, а ему не хотелось портить новый костюм и время было, чтобы себе это позволить, то мигом ее вспомнил - та же прическа, тот же пробор, тот же взгляд, все время что-то ищущий. Сколько лет прошло? Четыре года? И она так и не нашла чего-то? Стоило бы развернуться и уйти оттуда, чтобы не бередить свои собственные раны, но вместо этого он подсаживается к ней за стол, попросив кофе с ванилью.
-Я присяду? - она вынырнула из своих мыслей, но даже не успела толком ответить. Вопрос был риторический. - Харви Спектр, - слегка улыбнулся он ей. - Хотел узнать, как Ваши дела, Микаэла? - ему не нравилось называть ее по фамилии, потому что это всегда не нравится и собеседникам.

Отредактировано Harvey Specter (01.12.2018 20:17:10)

+1

3

На Мики всегда смотрели недоверчиво, сколько она себя помнила. Стоило ей только назвать свою фамилию, как тут же появлялись эти складки в уголках глаз собеседника, пытавшиеся что-то вспомнить или просканировать ее с ног до головы. В эти моменты она еще шире расправляла плечи и улыбалась чуть обворожительнее, пытаясь показать, что не имеет ничего общего с историей двадцатых-тридцатых годов Америки и с пролитой за это время кровью. Тем не менее ей не верили. Не верили ни лучезарной улыбке, ни словам, ни подправленному, такому американскому носу. 
- Я все верну! В срок, даже раньше! - Микаэла схватила книги, быстро поставила подпись на читательской карточке и по-воровски попыталась скрыться из публичной библиотеки с дорогими иллюстрированными томами по современному искусству. Библиотекарь обожгла ей спину взглядом, но ничего не сказала.
- Старая ведьма! - едва выйдя за порог здания, бросила Мики, и только свидетели на уличной лестнице не дали ей по обычаю плюнуть через плечо.
В ближайшем кафе она набросилась на тома с жадностью голодного стервятника. Сессия горела. Ее умения в изобразительном искусстве значительно уступали сокурсникам, да и сама Джановезе сильно сомневалась в выборе профессии. Как можно стать художником если ты настолько прямолинейна в изобразительности, если ты не умеешь скрывать свои эмоции, но при этом не умеешь должным образом выразить их на холсте? И при этом тебе откровенно не хватает техники...
Мики тихо взвыла над своим мокиато, отодвигая новый том об абстракционистах.
- Не понимаю! - Мики толкнула по столу книгу и тут же зарылась лицом в ладонях, качая головой. Кто бы не пришел сейчас за ее столик, он был спасательным кругом от чувства собственной никчемности и чувственной непробиваемости. Он был ее спасением от одиночества. В первую секунду отчаяния ей хотелось кому-то звонить, просить совета, а во вторую она поняла, что звонить некому. Друзья были номинальными, отец с самого начала не одобрял ее идею независимости, как и мать, преверженка патриархального уклада.
- Вот что вы видите на этой "картине?" - Мики поджала губы и уставилась на подсевшего к ней мужчину, закрывая ладонью описание к странным точкам и линиям на холсте, запечатленным на фотографии. - Хоть какие-то эмоции вызывает? - девушка смотрела как молодой человек хмурится перед ней, отыскивая правильный ответ, тот самый, который она сама пыталась найти, но только тут до нее дошло, что он назвал ее по имени.
- Мы знакомы? Откуда вы знаете мое имя? - теперь ее взгляд стал пристальным. Она откровенно изучала собеседника, силясь понять где они встречались, но не находила ответа.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (02.12.2018 18:40:43)

+1

4

Люди не исправляются, никогда. Они могут подавить в себе самого себя, свою настоящую сущность, но исправления ждать от них не приходится, и при любой возможности они снова проявят себя. Поэтому он никогда не верил в то, что преступник после тюрьмы вдруг все осознал и готов вернуться в нормальную жизнь. Микаэла не была преступницей, все было много хуже - она подозревалась.
Харви не любил психологический копаний в самом себе, но в некоторых вещах разбирался, во многом благодаря Донне. Она ему объясняла иногда, почему люди так поступают. И вот, например, она не осуждала его когда он пришел с последнего допроса Микаэлы, когда рассказал ей все подробно, она лишь предложила ему подумать, каково девочке сейчас и о чем она думает. Харви бывает порой так убедителен, что люди начинают верить в то, что они совершили. Отсутствие сна, нервы приводят к тому, что они признаются в том, чего не совершали. Вдруг с ней случилось бы то же самое?
Ему не было стыдно за то, что он спал спокойно, он верил искренне, что поступил правильно. Сейчас перед ним сидит девушка, не сказать, что очень успешная, скорее уставшая. По лицу было видно, что она недосыпает, но уж точно не из-за пьяных вечеринок, судя по книгам, которые у нее в руках. Что ж, кажется, она налаживает свою жизнь. У него не было привычки следить за теми, кто когда-то появлялся в его жизни, за теми, кто бесследно исчезает, поэтому и о ней он не знал ничего.
Что не изменилось - так это ее готовность общаться с незнакомцами. Он был уверен, впрочем, даже надеялся на то, что она не сильно его помнит, потому что люди не жаждут с ним общаться снова и снова после первой встречи. Пока он наблюдал за ней скользящим взглядом, она подсунула ему какую-то картинку. "Господи, психологом что ли решила заделаться? Единственный способ проблемы решить?"
Он скептически приподнял бровь, потому что все знают, что в психологи идут люди, которым надо решить свои проблемы. Но нет, он ошибся - то было какое-то искусство, от чего Харви старался держаться подальше. Вся его семья была в искусстве, ни к чему хорошему это не привело, поэтому он предпочитает не связываться с этим. Тем не менее ему придется сейчас переступить через себя. Попытка пододвинуть картину поближе не увенчалась успехом, ведь девушка прикрывала ее название, это умилило Харви. Он убрал руки и сложил их перед собой.
-Никаких. Искусство не вызывает у меня никаких эмоций, если это просто размалеванная бумага. Да, даже если это что-то, к чему я не имею никакого отношения. Художники рисуют свои какие-то чувства, почему они должны совпадать с моими? - местами слукавил, местами правдиво ответил он ей, откидываясь на стуле, чтобы официантка могла поставить его кофе перед ним. Легкий аромат ванили коснулся его носа, и он сам смягчился.
А вот и вопрос, которого он и ждал, и боялся. Как она воспримет сейчас тот факт, что он допрашивал ее? Что она вообще о нем думает? Интересно, необычные ощущения.
-Я адвокат сейчас, но мы с Вами и правда знакомы, пересекались на судах и в участке на допросах, когда я работал еще в прокуратуре, - он дал ей несколько секунд, чтобы его слова дошли до ее ушей и по нейронным волокнам дошли до той части мозга, что отвечает за понимание информации, и только потом продолжил. - Хотел узнать, как Ваши дела? Чем занимаетесь? - наличие ванили в кофе совсем не делает его сладким, поэтому он поискал пару кубиков сахара в сахарнице.

+1

5

- Моя пятилетняя племянница рисует лучше... - Мики скривилась, глядя на картину, и поняла что даже с этого ракурса, кверху ногами, ее понимание не ухудшилось, не захотелось даже перевернуть, потому что ничего бы поменялось. Все та же мазня. - Ботичелли, Санти...Их я понимаю, а это... - девушка уже хотела сказать какой-нибудь веский эпитет в сторону художника, но остановилась, вместо этого только многозначительно махнула рукой. У нее на губах застыл старый вопрос, который ее терзал уже много лет, неужели она настолько недалекая, поверхностная? Ее в этом упрекал бывший, а теперь и преподаватель по изобразительному искусству. Почему так важно не показывать внешнюю красоту и сосредоточиться на внутренней. Микаэла верила, что без внутренней красоты, другая невозможна, но ее тут же пытались переубедить, приводя факты из биографий ее любимых художников. Через одного все были мерзавцами. Но это только внешняя сторона. Ни один историк не расскажет, что творилось у них в душе.
- И я о том же! Что если в этот момент он просто ударил кулаком по столу, а потом, чтобы не выкидывать дорогое полотно, размазал краски? Для этого "шедевра" вполне логичная версия. А мы тут пытаемся ее понять. - Мики выдернула книгу и захлопнула ее, решив, что завтра так и сделает. Перестанет думать и выплеснет на холст не свои эмоции и цветовую палитру, пусть это будет даже выглядеть так, будто единорога стошнило.
Решив свои проблемы, она, наконец, посмотрела на собеседника внимательнее, едва он упомянул старое дело, ставшее ей испытанием и школой жизни от семьи.
- Вы... - Мики мгновенно расправила плечи и приняла отрешенный вид, откидываясь в кресле. - Конечно, я вас помню. - девушка всмотрелась в лицо мужчины и тут же вспомнила своего дознавателя. По ее спине пробежал привычный холодок. Ни в чем не повинный столик в кафе вдруг превратился в холодную сталь поверхности допросного стола. - Тот самый коп, что никак не мог определиться в своем амплуа. - Дженовезе хмыкнула и перекинула ногу на ногу.
Девушка смотрела на него из под полуопущенных ресниц и перед ее глазами мелькали картины прошлого. Момент, когда она еще верила в полицию, потому что именно та спасла ее от смерти, ворвавшись в дверь их дома, а потом все дальнейшее...Долгие и безуспешные поиски виноватых, постоянные вызовы в отделение...А потом фотографии, одна за одной. Ей показывали изображения трупов и пытались вызвать ее эмоции. Она ничего не чувствовала. Все эти люди заслужили своей участи, перейдя дорогу их семье.
- Роль плохого парня вам шла куда больше. - Мики хищно ухмыльнулась, вспоминая выигранный раунд. Ее семья испытывала ее. Дело могло закрыться куда раньше, но родственникам было интересно как Микаэла себя  поведет. В то время она поняла многое. Нет ни правых ни виноватых. Есть сильный и слабый. Их семья всегда была сильнее и нужно было ей соответствовать.

Отредактировано Mikaela Costa-Genovese (04.12.2018 08:49:01)

+1

6

Для него все эти фамилии художников, конечно, звучали понятнее, но только потому, что они общепризнанные гении. Харви же не напрягался бы даже их рассматривать, ведь это, по сути, их работа - разрисовать здание, нарисовать портрет, создать скульптуру - они получали за это деньги. Не все, тут он мог бы согласиться, но большинство.
-Так, зачем пытаетесь понять? Впрочем, есть и этому объяснение, - он слегка улыбнулся. Он не был сильным противником искусства, он знал, зачем оно нужно, разве что он этим не пользовался и старался держаться подальше.- Чем больше копаешься в чужих чувствах, тем лучше понимаешь свои. Так что - продолжайте копаться, - трудно было не заметить ее резкие изменения, когда он пояснил, откуда они знакомы, правда для Харви это не было новостью, люди часто так реагировали, поэтому он даже не удивился, не поежился, не повел бровью. Подождал, пока она хоть что-то скажет.
Интересная версия была у нее, как ни странно очень четко описывавшая все, что с ним тогда происходило. Он и правда не мог определиться со своей ролью - защита или нападение? Или защита невиновного есть нападение? Все это было для него тогда сложным и необъяснимым, потому что ему тяжело было отрешиться от тех чувств, которые у него были и остаться во власти только разума.
-Не коп, помощник прокурора, но мне нравится ход Ваших мыслей и не стоит так ежиться, - он выражал само спокойствие и даже не шелохнулся, чтобы хоть как-то изменить свою позу, вообще говоря, опасаясь, что это может повлиять на ход разговора. Она пытается отдалиться, закрыться, а если он скопирует ее же движения, то расстояние увеличится. Ему этого не нужно.
-Смею Вас уверить - это не роль, - уже серьезнее проговорил он. - Я всегда делаю то, что считаю нужным, и я в это верю, - он даже не знал, стоило ли ему извиняться, ведь тогда это было правильно, тогда это было нужно не только ему, но и ей самой, чтобы она преодолела какие-то трудности ,вероятно. Впрочем, это были отговорки. Расспрашивать у нее, как она все это пережила, тоже нет смысла, ведь по большому счету ему не должно быть это интересно. Зачем же он тогда сидит напротив нее?- Мы можем сколь угодно рассуждать о глупости того или иного художника, - он коснулся пальцами картинок, от которых, кажется, уже не было проку. - Но каждый скажет, что это его видение и разве можно с этим поспорить? Разве сможем мы его осудить? - он улыбнулся. Слабоватая попытка себя оправдать, но он и не говорил с ней как адвокат, ведь мог бы завернуть ей так, чтобы она навсегда убедилась в его правоте, а вот по-человечески он давно не общался ни с кем. - С такими, как Вы по-хорошему не происходит. Вы не терпите жалости к себе, а человека, жалеющего, считаете слабым, а слабому человеку не доверите никогда и ничего. Поэтому...Вы сами направляете собеседника, - он оставил ее с этими мыслями, вернувшись к кофе, который не сильно сочетался с его внутренним миром, или он так думал.

+1

7

- Потому, что "так нужно". - юная художница скривила моську, неумело подражая строгому выражению своего преподавателя, пытаясь передать его авторитарный бас. Он так же не смог объяснить необходимость изучения абстракцинистов своей студентке, явно настроенной на реализм, когда та ему задала тот же вопрос. - С собой мне все давно понятно. - Мики взмахнула рукой беззаботно, будто ей действительно ничего не стоило найти компромисс между своими принципами и тем, что требовала от нее семья.
Дженовезе еще некоторое время крутила в пальцах ложечку для кофе и размышляла, не стоит ли ей уйти прямо сейчас, когда личность ее собеседника выяснилась, но бунтарская натура не дала подняться с места. Это был ее столик. Она почти каждый вечер пила тут кофе, когда была необходимость придти в библиотеку. Подсел он. Он и должен был уйти. Уступать девушка не собиралась. Уступки вообще не входили в ее набор этикетного поведения. Максимум на что она была она способна - ответные реверансы, причем только словесные. Как например, ты хочешь хочешь придать платье собеседницы священному огню стилиста и любого здравомыслящего человека, но произносишь только "вы сегодня великолепно выглядите".
- Мне все равно кто вы. - процедила она сквозь зубы и кивком, казавшимся почти неопределенным указала ему на дверь. - И я имею право  ЗДЕСЬ решать как мне себя вести. - Мики вальяжно откинулась на  стуле, закинув ногу на ногу, намекая, что со времени их прошлой встречи слишком многое утекло, и она изменилась, как и обстоятельства. Даже будь эта беседа много времени назад, она уже могла себя так непринужденно вести, зная, что ей ничего не грозит, но тогда она была лишь испуганной девчонкой, из которой Харви пытался выжать информацию. Тогда, не сейчас. Но даже в той ситуации она не оплошала.
- И каково же ваше видение? - хмыкнула она, скрещая руки на груди. Сейчас они оба понимали, что речь идет далеко не об искусстве.
- А Вы еще и психолог? - Мики зло и натянуто усмехнулась. - Поэтому вы грозили мне сроком за дачу ложных показаний?! - эти слова она уже шипела ему в лицо, нагнувшись над столом и уперев сжатые кулаки в столешницу.
- Кто вы сейчас? - Дженовезе снова приняла вид театрального спокойствия. - Вас подняли по карьерной лестнице? - она слабо представляла как происходит повышения в легальной структуре, но отлично понимала, что за создание проблем клану Джоневезе, его никто не погладит по голове. Молодого и слишком усердного сотрудника могли лишь ударить лицом о суровую реальность, где главным принципом было "рука руку моет".
  - Надеюсь, вам хоть доставило удовольствие тащить меня на дознание, прямо из студии танцев?

+1

8

Маленькая, но власть. Маленькая, но свобода. Харви никогда не задумывался о том, какая обида могла схорониться в душах тех, с кем ему приходилось иметь дело. Он почему-то верил в то, что они однажды осознают, что он был прав, или  в то, что он сделал все так, как было нужно. Забывал он лишь об одном - о том, что люди не хотят оправдывать того, кто сделал им больно, они хотят хотя бы мысленно, но уничтожить его, а уничтожая у себя в голове, они уничтожают и в сердце и в итоге все выливается в ненависть, которая сейчас искрилась в глазах Микаэлы. Забавное зрелище, потому что он часто такое видел, но не так часто его это заставляло улыбаться. Обычно он был равнодушен.
-С правами людей я прекрасно знаком, спасибо, - мягкая и немного снисходительная улыбка не сходила уже с его лица, он и не собирался заходить на ее территорию, впрочем зашел, да еще и без разрешения.
-Если хотите, то да. Все, кто работает с людьми так или иначе сталкиваются с психологией. Да, Вы мной управляли в тот момент, - он указал пальцем на нее же, наверное, удивляя ее таким поворотом событий. - И я никогда не угрожаю людям, упаси Бог, я рассказываю им о реальных перспективах в зависимости от того, какое решение они готовы принять. - Я и не ждал в тот день, что Вам будет легко, потому что правильное решение Вы принимает только под тяжестью и гнетом обстоятельств. Если бы было все мягко и пушисто, вы бы колебались еще долго, - честно признался Харви в содеянном, и ей вряд ли это понравится, да и кому понравилось бы, если бы его читали, разгадывали да еще и нагло об этом говорили. Он мог принять во внимание, что сейчас она изменилась, даже надеялся на это где-то в подобии души, но вслух не говорил.
-Если можно так сказать. Я - адвокат, работаю в юридической фирме, считайте, что на себя, а не на государство, - в этом было его облегчение уже и его маленькая свобода. Да, еще тени прошлого иногда настигали, как сегодня, например, но они всего лишь тени, которые исчезают при ярком солнечном свете, если стоять лицом к солнцу.
-Хотите честного ответа? Нет, не доставило, иначе я бы здесь не сидел, -улыбка уже не украшала его лицо, оно было спокойно-серьезным. - Но это часть работы, которую кому-то нужно выполнять, и личность тут ни при чем. Знаете, как тяжело бывает тем, кто дергает рубильник электрического стула? Но кто-то должен, - к сожалению, люди никогда не смотрят на оборотную сторону медали, но этого от них и не требуется. Харви и не знал уже, хотел ли он извиняться. За что? За то, что выполнил свою работу? За то,что она оказывается не такая приятная для других? А может быть, ему сейчас стоит жалеть тех преступников, которых он посадил? Ведь они тоже - чья-то семья. - Вы думаете, что Вы единственная, кто пострадал? А знаете, как тяжело смотреть в глаза родным и близким тех, кого убили, и говорить, что ты не смог ничего доказать, потому что пожалел кого-то...Дай Бог, чтобы не узнали, - однажды она сумеет отпустить эту ситуацию, простит всех и вся, забудет, но не сейчас. Это он понял отчетливо. В ней еще жила детская обида, как и в нем еще живет обида на мать, но об этом он, конечно, сейчас не будет думать, ведь легче подумать о проблемах другого человека, нежели о своей.

+1

9

От его самодовольства и чувства собственной непогрешимости у Мики сводило зубы, и она стиснула челюсть так, что на скулах наверняка выступили желваки. Не могла она спокойно реагировать на этого человека. Еще тогда он разрушил ее зону комфорта, в которой именно в тот момент юная девушка с пережитой травмой отчаянно нуждалась, теперь же все эти эмоции нахлынули вновь. Микаэла вспомнила все пережитые часы в отделении полиции и отчаянные попытки собрать воедино разбегающиеся мысли и волю в кулак, хотя хотелось лишь убежать и спрятаться. Щеки вспыхнули праведным огнем.
- Реальные перспективы? - Мики фыркнула и по-итальянски картинно всплеснула руками, взнося их то ли к голове, то ли к небу, одними губами вознося молитву Деве Марии. - Вы мне чуть ли не срок обещали, расписывая "радости" колонии для несовершеннолетних, хотя я была всего лишь свидетелем. - она намеренно преувеличивала свою непричастность к смертям и уверяла себя, даже не его, что ее вины в этом нет. Как бы отреагировал дед, если бы те люди просто совершили набег на их дом, как и планировали? Если бы просто пригрозили последствиями, как и хотели, а не наткнулись на нее, так отчаянно защищавшую сестру? Был бы в последствии  этот показательный фамильный геноцид? Скорее всего нет, но об этом она думать не хотела.
- Почему Вы просто не сделали вид, что мы не знакомы? - скрестив руки на груди, Микаэла все еще отстаивала свой столик, не желая уходить.
- Зря Вы не остались... - девушка, сдвинув брови изучала его черты лица, высокие скулы, широкий лоб и узкий проникновенный разрез глаз. - Далеко бы пошли, говорю Вам не как профессионал, но как "любитель". Мне часто приходилось встречаться с вашими коллегами, и не все, даже имея большой опыт за плечами, имели такую отвратительную привычку как "дотошность". Вам мне хотелось рассказать все, даже то, что не было, лишь бы поскорее отделаться. - Мики ухмыльнулась, понимая, что даже тут выигрывает, снова признавая свой первый допрос и показания недействительными. Теперь актерская игра ей давалась куда лучше и девушке хотелось ей блеснуть перед давним критиком, который как Станиславский "не верил".
- Не преувеличивайте. Вы бы не дернули мой рубильник. Рука бы не поднялась. - Мики резко допила свой кофе и встала, с громким хлопком закрыв книгу. - Для такого нанимают исполнителей, не способных мыслить и анализировать.  - она начала складывать вещи, разложенные на столе в небольшой рюкзак. - Вы читали о карме? Пострадавших не бывает. Все заслуживают то, что получают. - горькая ухмылка как защитная реакция, чтобы скрыть слезы. Она знала о тех, кто пострадал в этой неудавшейся войне, попытке переворота против клана Дженовезе. Мики каждый месяц жертвовала значительную сумму на содержание сиротам, естественно, анонимно. Они все были жертвами. Жертвами семей, в которых родились. Так же как и она.

+1

10

Как жестоки бывают люди, когда дело касается не их тушки. Он был более чем уверен, что, если бы она смотрела какой-то сериал, то вряд ли бы пожалела девушку, оказавшуюся на ее месте. Трудно было ее убедить в своей правоте, но колебаний не было в этом.
-Но это были реальные перспективы, потому что из обычного свидетеля можно было превратиться в того, кто покрывает и утаивает факты, а это другая статья, - таким же спокойным тоном произнес он. Нет, не получится у нее развести на эмоции Харви Спектра, потому что он видел много разных людей, и манипуляторы куда более тонкие проваливались на этом моменте.
-Потому что в Вас таится злоба, которую вы выплескиваете не туда, куда надо, а пока это  в Вас есть, Вы не пойдете дальше, - он улыбнулся. Врал, конечно. - Ладно, тут я вру, - он сменил позу на стуле, слегка вальяжно подавшись вперед. - Я не забочусь о Вашем эмоциональном состоянии, скорее мне интересно посмотреть и узнать, что Вы все-таки справились и, хоть и сами не признаетесь, но рады, что вывернулось все именно так. Ведь иначе, Вы не сидели бы сейчас во вполне приличном месте, - а он точно знал толк в приличных заведениях и их выборе.
-Спасибо за комплимент, конечно, но в том-то и дело, что Вы - любитель, и наверняка не знаете, что было бы и как далеко я пошел бы, - прозвучало метафорически с его стороны, но она поймет, она умеет понимать и аллегории и все остальные переносные смыслы. - К каждому ищется свой подход, к Вас был такой, и не я в этом виноват, - он развел руками.
-Я образно про рубильник, - кажется, что эмоции слегка затуманили ее мысли. - Я и был таким исполнителем, я и был тем, от кого просто ждут результатов, какими бы способами он ни достиг их, - он задумался лишь на секунду о карме, но не был с ней согласен на сто процентов. - Нет, я не верю в эту чушь. Человек получает ровно то, чего он хочет, к чему стремится. Если он к этому не стремится, значит и не сильно хочет, - таков был его принцип по жизни, и он старался ему следовать. Он не верил в гадания, в судьбу, в перерождение душ и прочую ересь. Он даже не верил особо в психотерапевтов как лечащих врачей, но психологию уважал, потому что она позволяла выигрывать в покер.
-Вы считаете, что Вы получили по заслугам? По закону - да. Есть закон, который регламентирует, как люди должны себя вести, потому что они перестали понимать элементарную Библию, или считают себя умнее ее. Как и Вы. Вы считаете, что нет невинных?Нет людей-жертв? Насмотрелись фильмов, вроде "Пункта назначения". Жертвы терактов, грабителей? Заслуживают все? Дедушка Питера Паркера что-то натворил в 9 классе старшей школы и потом расплатился тем, что его ограбили на улице? - он рассмеялся, потому что эти разговоры о карме и возмездии доводили его до смеха, наверное, поэтому он и не горел желанием работать со всякими бракоразводными процессами.-Не думал, что я такое скажу, но в людей надо верить, и если бы адвокаты не верили в людей, то зачастую в тюрьмах сидели бы не те, кто должен, - какой-то слишком серьезный у них завязался разговор, но он уже не мог от этого избавиться - от желания продолжать. И он нисколько не жалел о том, что он подсел.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » cruel intentions ‡флеш