http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » спасибо, приходите еще (нет) ‡эпизод


спасибо, приходите еще (нет) ‡эпизод

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время и дата: 07.12.2018 / 14.12.2018 / 21.12.2018
Место: кабинет психолога
Участники эпизода: Jack McNairy и Charlotte Bailey
Краткий сюжет: первый визит Джека к психологу, чтобы посмотреть, на что способны эти шарлатаны и вымогатели. Шарлотта могла бы отступиться, но она ведь профессионал.

Отредактировано Jack McNairy (09.12.2018 16:39:30)

+1

2

У неё остался только один клиент на этот вечер. Не сказать, что она была недовольна - больше людей, больше денег, но именно сейчас, именно в этот вечер ей хотелось уйти пораньше. Возможно прогуляться до метро не привычным коротким маршрутом, а сделать крюк и зайти в парочку магазинчиков, начав наконец присматривать подарки родным и друзьям на Рождество, которое было уже не за горами.
Так уж сложилась, что в ее семье подарки должны быть именно нужными, а не безделушками, на которую выкинули деньги. В этом Шарлотта разительно отличалась от родителей и, к счастью, её друзья об этом знали. Поэтому скорее всего в этот раз она от них получит очередную статуэтку в виде кошки с крылышками или единорога всех цветов радуги. А может и ещё что позабавнее, у её подруг точно хватит фантазии.
И если с друзьями было проще, то с родными дела обстояли серьёзнее. Ей самой предстояло найти нечто нужное людям, по заверению которых «ничего не нужно, у нас все есть». Впрочем, маме можно купить красивый прозрачный заварочный чайник (и любоваться на него самой - хитрый план), а вот над подарком отцу ещё придётся поломать голову. Шарф? Да, с идеями сегодня туго. Для малышки нужно будет приобрести конструктор, о котором она говорила (спасибо рекламе с детских каналов, хотя нет, они столько денег из родительских кошельков вытягивают!) Обдумывая это, она параллельно чертила замысловатые символы в блокноте - просто занять руки,
Сейчас все можно заказать с доставкой на дом, но девушка до сих пор предпочитала выбирать вещи в живую, проникаясь атмосферой праздника и поднимая себе настроение. Да и ходить ей определенно нужно больше, а возможно ещё и на фитнес записаться…
Всего один клиент и она свободна, но думать так нельзя. Это заведомо путь провала. Да, к ней иногда приходят фактически просто поболтать, но бывают и случаи заслуживающие внимания уже не психолога, а психиатра. А ведь у неё, откровенно говоря, практики не было от слова «совсем». Ну пара лет в больнице особой роли не сыграют. Ведь личный опят никто не учитывает, а было бы очень кстати! И все же нужно было начинать попробовать себя и в свободном плавание, особенно если такая возможность подвернулась. Закрыть частную практику и сосредоточится на работе в больнице она всегда успеет. Тяжело лишь разрываться между основной работой, подработкой и семьей. Но девушка давно уяснила, что если чего-то сможет добиться, то только своим упорством и умом. Особой помощи можно и не ждать.
Каждый раз оказываясь в небольшой комнатке, она усмехалась. Это совершенно не то место, куда людям хочется приходить и делится своими тайнами и страхами. Люди во всем предпочитают комфорт и даже мишуру. Это должна быть хорошая клиника с белозубой улыбчивой девочкой на ресепшене, просторный кабинет с мягким диваном, стены, завешанные дипломами и курсами повышения квалификации, ну и сам психолог лет на десять - пятнадцать старше чем она есть сейчас. Да, все это было подменено обычным офисным зданием с путанными коридорами и уже кричащем хотя бы о косметическом ремонте, рыжей вечно болтающей по телефону Бетти за стойкой информации, небольшой комнаткой, окна которой выходили на проезжую часть, что создавало значительный шум (но вид на магазинчики и кафе в Рождественских гирляндах очень нравился самой девушке), а также сам психолог, фактически вчерашний выпускник с мизерной для ее профессии практикой. Впрочем, клиенты имелись. Это были в основном знакомые знакомых и их знакомые, которым Шарлотта делала скидку. Почти сетевая пирамида - приведи друга и получи бонус. Но что поделать, по-другому ей было бы не выкрутиться.
Одно время она подумывала повысить квалификацию отмучившись ещё год и углубиться в криминальную психологию, но потом семейные разборки её слишком затянули и одинокой разведёнке стало забавно давать советы, которые действительно помогали парам сохранить свою ячейку общества. Иронично.

Дверь отворилась. Оторвавшись от созерцания детских конструкторов на экране ноутбука, Шарлотта посмотрела на вошедшего мужчину. Этот взгляд типа: а я точно дверью не ошибся? Может дальше по коридору... - она видела почти каждый день. Вообще-то Бетти должна была её предупредить о клиенте, но судя по щебету из-за спины вошедшего, секретарь как всегда была занята. Что ж, не в первой.
Девушка скользнула взглядом по стикерам, приклеенными к поверхности стола. На оранжевом значилось «Джек МакНейри 19.00» Быстро смяв бумажку и вышвырнув её в корзину под столом Шарлотта встала:
- Добрый вечер, мистер МакНейри. Присаживайтесь, - девушка указала на кресло возле её стола, присаживаясь на стул напротив мужчины, - Что вас привело?
А судя по его лицу - многое. Вечер однозначно перестаёт быть томным и про магазины можно забыть.

Отредактировано Charlotte Bailey (08.12.2018 11:00:15)

+1

3

Прикончив статью о нападении на кандидата в конгресс, Джек распечатал ее и выхватил вылезшие из принтера бумаги, быстро пробегая взглядом. Встать перед ним телохранитель не мог, поскольку Риттер общался с народом. Этот кандидат всегда действовал по одной и той же схеме: рукопожатия, улыбки, пара слов для вечерних новостей, а напоследок он обычно целовал какого-нибудь симпатичного карапуза. И все это время охрана молча следила за толпой, высматривая возможные угрозы.
Но и это не помогло.
Мужчина устало потер глаза и выключил ноутбук, оставляя свое рабочее место. Почти все уже сбежали. Всем не терпится накупить подарки к Рождеству для своих близких, отправиться в кино или в бар, веселиться, ведь сегодня пятница… Все такие одинаковые.
Джек схватил висящую рядом куртку и на ходу натянул себе на плечи, не слишком спеша на выход. А куда ему спешить? Алан, его единственный друг из оставшихся в этом городе, слишком занят разводом, ему не до гулянок. Они все реже проводят время в баре, обсуждая только его личную жизнь с женой. Вечные жалобы… Неужели это и есть взрослая жизнь? В детстве Джеку об этом не рассказывали. А ведь всем так хочется поскорее вырасти, стать взрослым, получить вседозволенность… Да, теперь ему продают алкоголь без вопросов, но это лишь необходимая мера для того чтобы не свихнуться. Вот зачем на самом деле взрослым продают алкоголь.
Сегодня Джек впервые решился отправиться к психологу. На самом деле он не думал, что эти доктора могут чем-то помочь, потому что, будучи прожженным реалистом, он понимал, что его жизнь могут изменить лишь реальные изменения в ней, а не все эти разговоры и попытки «изменить отношение к ситуации». Попахивает обреченностью.
В последнее время он полюбил спать… В этом-то и величие сна. Каникулы от самого себя - не видеть ничего вокруг и самого себя не видеть. Во сне все хорошо… все так, как ты хочешь, или же жизнь намного интереснее, чем в реальности.
Мужчина добрался до нужного дома довольно быстро, так как час пик почти прошел и движение на дорогах облегчилось. Его выбор психолога основывался на следующих критериях – удаленность от места работы и дома, цена, и лишь на последнем месте стоял такой, совсем не значимый пункт, как опыт. Я вас умоляю, кого это волнует. Главное чтобы ей было не 20.
Кабинет был на одном из этажей старых Нью-Йоркских построек. И МакНейри мог отдать должное – это гораздо приятнее, нежели эти новые стеклянные изваяния, без души, созданные лишь для того, чтобы отмывать деньги.
Мужчина постучал и открыл дверь в кабинет. Сидящая за столом молодая женщина, подняла на него взгляд.
- Добрый вечер. – произнес он, как по заготовленному тексту. Стоит отметить, что за 40 лет подобные деловые и формальные фразы были у него практически в крови.
Джек закрыл за собой дверь и прошел ближе к столу, возле которого стояло довольно удобное на вид кресло. Усевшись в него, Джек посмотрел на шатенку, которая уже очень чутко и внимательно разглядывала его лицо, будто ожидая, что он вот-вот расплачется. Интересно, как часто здесь плакали? Конечно, он не собирался этого делать, просто интересно…
Мужчина еще раз окинул взглядом кабинет, подбирая слова.
- На самом деле я пришел сюда и заплатил свои деньги для того, чтобы понять, что вы можете сделать… - он говорил это довольно спокойно, словно пришел провести экзамен для психолога, а не рассказать о своих внутренних проблемах.
Джек поджал губы, затем принялся покусывать нижнюю губу изнутри.
- Поэтому давайте не будем терять времени… С чего мне начать? Со своего детства? – о, это будет долгий разговор, часа точно не хватит, но этим ведь и зарабатывают психологи, долгими историями. Черт, если бы он работал одним из них, то мог бы писать книги о чужих судьбах.
- Знаете, мне кажется у всех есть что рассказать о своей жизни… То, чего не знает никто… О чем никому не рассказывают…

+1

4

Кто девочке платит, тот ее и танцует. Старая как мир истина. И сегодня он в полной мере мог танцевать её сверхурочно, а она лишь будет улыбаться (если это будет уместно) и вникать в его проблемы, пропуская их через себя.
- Именно за этим сюда и приходят, - спокойно соглашается девушка, - Кому-то ближе священники, кому-то психологи, - кому-то бармены. Во всяком случае все эти профессии были связаны с откровениями. Правда барменам легче всего, пьяные откровенничают охотнее, хотя и приукрашивают больше.
Этот же экземпляр пришел с заявкой на претензию. Словно интервью брать, а не рассказывать историю о похождениях его бывшей или козла начальника.
Она была ужасным физиономистом и плохо запоминала людей. Могла запоминала детали, манеру речи, поведение, но внешность давалась хуже всего. Стоило какой ни будь дамочке, жалующейся на детей-подростков (а таких клиенток у неё было восемь) открыть рот, как Шарлотта мгновенно вытаскивала из памяти все что с нею было связано.
Вот и о её новом клиенте она мало что могла сказать. Мужчина средних лет, взгляд скользнул по руке, отмечая отсутствие обручального кольца, скорее всего холост. Вполне возможно он просто его не носил или снял только что, но это вряд ли. Он не похож на пикапера, стремящегося завалить все что движется и носит юбки (за исключением шотландцев, хотя, смотря какой ориентации клиент). Занимается собой, но это скорее привычка, нежели культ здорового питания и качалки. Серьёзен... работа? Но ее внутренний Шерлок был уровня: он принёс зонтик, значит на улице дождь. Зонтик сухой, значит дождя не было.
Всем трудно начать. Нужно найти тот маааленький крючочек, за который можно аккуратно потянуть и тебя тут же накроет лавина информации, только и успевай записывать да советы раздавать.
Джек не походил на человека, посещающего психолога на постоянной основе, и это чувствовалось в его неуверенности. Скорее всего мужчина все ещё раздумывал над тем, а не зря ли он пришёл? И все же начал сам, отрезая себе путь к отступлению. «Детство» - первая пометка в блокноте напротив его фамилии и даты приема. Да, абсолютно все проблемы идут из детства. Все глобальные проблемы. Во взрослой жизни случаются факторы, меняющие сознание и потрясающие до глубины души, но те, кто походят к ней имеют корни, уходящие далеко в прошлое.
Развод родителей? Возможно. Смерть брата или сестры у него на глазах? Вероятно. Пока лишь ей нужно направить его в то русло, которое унесёт мужчину в своё прошлое.
- Перейдём на «ты», не возражаешь? - нет, она никогда не дружила или встречалась со своими клиентами. Это табу. Но он-то об этом знать не должен. Если нужно она и лучшего друга сыграет и жилетку и кого угодно. Поэтому переход на более близкое общение закономерен. - Джек, если ты считаешь, что стоит начать с детства - начинай.
Ей до смерти хотелось чая. Желательно с печеньками. И такое можно будет устроить, но не раньше, чем через полчаса-час, когда клиент немного подустанет. Первый приём всегда проходит в формате собеседования. Они присматриваются друг к другу. И если клиенту понравится он придёт ещё раз. И ещё. И еще. А возможно станет постоянным настолько, что будет звонить в час ночи из бара и жаловаться на свою жену (как это делал владелец данного помещения). И Шарлотте придётся отвечать шепотом, закрывшись в туалете, чтобы не потревожить остальных членов семьи, видящих десятый сон. Но это было редкостью. Остальные вели себя прилично, пару раз в месяц принося ей в клювике денежку за ее молчание и свои откровения. Если Джеку понравится, то и он станет таким же. А ей очень нужно, чтобы он начал ходить к ней - деньги лишними не бывают.

Отредактировано Charlotte Bailey (08.12.2018 13:27:37)

+1

5

Просьба перейти на «ты» звучала из уст девушки столь естественно, что Джек понял – она не впервые проворачивает этот трюк, чтобы войти в доверие. Это уловки всех психологов. Хотя, он и не собирался ничего скрывать.
- Да, окей… - спокойно произносит мужчина, еще больше расслабляясь спиной на своем кресле и смотря ей в глаза.
Наверно ему стоило закончить свою статью под громким заголовком «Конгрессмены убирают конкурентов», и отправиться домой или куда-то еще, например в питейную, где и провести нормальный вечер. Но нет… сейчас он сидел здесь и думал, что этот визит ему даст? Или он просто потратил деньги зря?
Он облизнул губы, которые показались сухими. Ему нужно было решить с чего начать.
- Я родился в небогатой семье. Мы жили в одной комнате втроем в старой пятиэтажке. Тогда еще маленьким мне приходилось спать на диване с матерью. – Джек задумался не слишком ли из далека заходит? Но наверно психологу нужно знать все, каждую часть каждый элемент его жизни, только тогда станет ясно как он пришел к тому что есть сейчас. – Они с отцом всегда не ладили, потому что мать пила. А отец ходил на лево. С самого моего детства… Когда мне было четыре, у меня появился сводный брат. Я никому о нем не рассказываю. Мне не кажется, что мы родственники. Я знаю его но не общаюсь с ним, потому что не могу понять, как в нас может быть хоть капля общей крови… Он бездельник и придурок. Я всегда был другим… - взгляд мужчины блуждал, медленно перемещаясь с одной точки в пространстве на другую пока слова сами собой срывались с языка и постепенно складывались в стройную речь.
- С восемнадцати лет я не брал ни цента у родителей… - Джек сделал паузу, решив что нужно вернуться немного назад, в прошлое, - Когда мне было 14 мои родители развелись, вернее разошлись, они и так были разведены… - он потер бровь, задумчиво продолжив, - Я не переживал по этому поводу, не думайте, что у меня осталась какая-то травма. – в этот момент мужчина взглянул на психолога, та слушала его внимательно, но он не дал себе времени чтобы оценить каким именно был этот взгляд, - Все было довольно-таки нормально… я продолжал общаться с отцом, который переехал жить к бабушке и дедушке, почти ничего не изменилось. Но мать так и продолжала пить… Возможно даже стало хуже… - он остановился на миг, едва нахмурившись и потирая пальцы одной руки, лежащие на подлокотнике, - Она пила… и… приходила поздно. Я тогда еще учился в школе. Однажды она сломала ногу, упав от опьянения. – мужчина закусил губы, делая паузу вновь. Ему нужно было вспомнить все. – Я плохо учился в школе… Ну не совсем ужасно, но бывало и не очень. Кажется, она била меня костылем в тот период за плохие отметки… Потом у нее появился ухажер. – зубы невольно сжались. – Его звали Саймон. Дядюшка Саймон… Они наверно встретились по-пьяне. – Джек и сам заметил, как его голос зазвучал циничнее, - Нашли друг друга… Он был жирный урод. Если честно, иногда мне хотелось взять нож и вспороть ему брюхо… - ну вот, теперь он уже выглядит плохим в ее глазах? Или сумасшедшим? Может быть она записала его в потенциальные убийцы?
Джек втянул побольше воздуха, с шумом, затем откинул голову на спинку кресла, выдыхая так же медленно, но чувствовалась напряженность.
- Он подарил мне часы на 16 лет. Какую-то дешевку… в общем это не важно… А за несколько дней до Рождества они снова напились… Мать была не в состоянии даже хоть что-то понимать… Он пришел и начал раздавать мне команды. Я, конечно, его не слушал. Он указывал мне постелить матери постель и уложить ее. И я все собирался сделать, когда он уйдет. Но он подошел ко мне и скинул со стула. А когда я поднялся, он начал обзывать меня. Мы обменялись любезностями, а потом он схватил меня за руку и я ударил его в лицо… С левой попал прямо в глаз. Саймон ударил меня в ответ, и разбил мне нос… кровь я заметил не сразу… только затем, увидев, что рукав, почему-то разорван и весь в крови. Ощутил, что влажно под носом и течет кровь. Мать лежала рядом без сознания от выпитого. Саймон достал пистолет и угрожал мне. Он раньше был копом... Он выстрелил в окно, рассчитывая, что меня это напугает. Я не помню как все закончилось, наверно он просто ушел… это было давно. Сейчас мне уже сорок… Мать обещала на утро, что поедет и расстанется с ним, но когда она приехала, то сказала… что он извиняется, и что они будут вместе и дальше
Его рассказ казался самому Джеку таким смазанным, но он ведь не готовил речь. Это были только какие-то фрагменты. Только самое начало…

+1

6

Пальцы крутили ручку, колпачком мерно постукивая по блокноту, записи в котором полнились с каждой минутой. Основные моменты абсолютной чужой для нее жизни, о которой она теперь будет думать по пути домой, пока метро затянет ее в поток. Об этом человеке ей придется думать, натягивая одеяло. И это нормально, это привычно, это не ново, лезть в чужую кожу. А пока она обратилась в слух, молчаливой статуей застыв на своем месте, боясь спугнуть поток информации, от которого у обычного человека волосы могли встать дыбом, но она слышала это не в первой. За простыми словами и страшной историей стояла жизнь. Это не книжка ужасов Стивена Кинга, которую поставишь на полку и больше не возьмёшь в руки. Это порой сломанные судьбы, детские и невинные. Пока ей было ясно, что тому мальчику из рассказа хотелось если не любви, возможно он на неё уже и не рассчитывал, но хотя бы покоя, которого у него не было. Не потому ли такая самоотверженность и терпение? Но с другой стороны, а куда ему деться? Обратиться в органы опеки? Но разве в детском доме лучше? Она видела тех детей и как бы общество не обманывало рекламой о счастье за стенами казенного дома, его обитатели хотели одного - быть рядом с мамой. С любой мамой, которую они все равно любили. Но бездушная машина ювенальной системы не учитывала простые желания маленьких граждан. Если бы сейчас напротив сидел подросток, Шарлотта пожелала бы пообщаться с его матерью и сообщить в полицию на отчима. Поговорить с женщиной, убедить направиться на лечение, ради сына, ради его будущего. Но все было намного, намного глубже и Шарлотта понимала это болезненное стремление быть нужной. Понимала, как женщина, но не могла понять, как мать. Она с легкостью ставила себя на ее место, стать простой американкой, которая не смогла реализовать себя в иных сферах, но хотящей внимания противоположного пола и идущей ради этого фактически на все. У неё были такие клиентки, такие подруги, да и многие из того поколения были зависимы от наличия мужа тире мужчины рядом. Сейчас к счастью всяческие сексуальные революции и феминистические движения открыли женщинам глаза, что они тоже личности, независимо от того одни или нет. В колледже Шарлотта состояла в одной такой, достаточно адекватной, чтобы носиться за парнями в плавках и обливать их краской. Возможно поэтому она достаточно спокойно относилась к одиночеству, находя его довольно уютным.
Но то в ней говорила женщина, готовая ради наличия избранника терпеть хамское отношение, как мать Шарлотта была в гневе. Стоило мужчине добраться до части с избиением, как пальцы сжали ручку, едва не сломав ее. Ребёнку угрожают оружием... что? Извинился?.. Она озадаченно облизнула губы.
А исповедь продолжалась. И ей точно будет над чем подумать, если это конечно не разовая акция: облегчи душу и живи спокойно.

Тишины в ее кабинете не было никогда. Хотя возможно с утра, когда ее здесь не было и в помине. Но только не вечером в вечно не спящем городе миллионов огней и человеческих судеб, переплетенных в самых причудливых ее формах.
Вот и сейчас, мимо ехали автомобили, то и дело сигналя друг другу и пешеходам. В кабинете был полумрак. Два светильника у противоположной стены - все источники света. В такой тёплой атмосфере чувствуется себя более комфортно, чем, когда все залито светом, как при допросе.

Почему ты не обратился в полицию? Саймона могли арестовать, правда и мать лишили бы родительских прав, что явно не добавило бы теплоты в ваши отношения. Ручка вновь делает запись. Потому что он был ребёнком. До которого никому не было дела. И таких историй много, к сожалению, слишком много. Когда отцы уходят, не задумываясь о том, как будут жить их дети, зачастую даже голодая или терпя насилие и побои. А кто-то не выдерживает и в итоге убивает источник раздражения. Однажды во время посещения практики она посещала колонию несовершеннолетних преступников. Пятьдесят процентов попались на торговле, ещё тридцать на воровстве. Десять иные нарушения. И десять убийства. Почти все убивали тех или иных родных. Из-за ревности ещё убивали, но это редко. То, что он не ступил на эту дорожку делало ему честь. Отнять жизнь очень просто, вот только облегчения это не принесёт. Ты навсегда остаёшься жить с грузом, который никогда не отпустит, возвращаясь под покровом темноты снова и снова. Да и какая жизнь ждала бы его после отсидки? А какая жизнь у него сейчас?

Она чуть подаётся вперёд:
- Что из рассказанного тебе наиболее больно вспоминать? Отношение? Бессилие? Ненависть?
Именно больно, потому что воспоминания как гнойник, который нужно вскрыть и вычистить рану, заполняя чем-то исцеляющим. Психологи доктора для души, но кто сказал, что на ней ран меньше чем на теле?

Отредактировано Charlotte Bailey (08.12.2018 21:10:07)

+1

7

Джек посмотрел на психолога. Только сейчас она подала голос, словно выйдя из тени. Хотя он ведь пришел, чтобы услышать что-то от нее. Но для начала он сам должен был рассказать все, как есть.
- Отношение? Нет… - он едва заметно нахмурился, покачав головой, - Мне на самом деле все равно, как бы ко мне относились… Просто я хотел нормальной жизни… Меня не обязательно было любить… - Хотя может это сейчас он так говорит, впрочем, любви там было и так не много. Мужчина сделал паузу и спустя пару мгновений продолжил:
- Мать не отпустила меня на Рождество к отцу, чтобы он не увидел синяк на переносице… Но через несколько дней я все же поехал к нему, и он все понял. Приехал разбираться с этим ублюдком, хотя я и отговаривал. И… вот мы подошли к теме о моем отце… - даже несколько иронично возведя глаза к потолку, произнес МакНейри, - Мой отец всегда гулял налево… Моя мать отдавала ему заработанные деньги, а он тратил их на баб… Потом он женился на одной из них. Кстати, довольно неплохая женщина, очень добрая, любит животных и все такое… - чуть прищурившись, Джек заговорил уже с большим интересом, чем до этого, очевидно из-за того, что драматичности в его рассказе больше не было, - Хм… Но мой отец… он… конечно любил меня, но ему было плевать… Плевать на мои достижения. Он не отвозил меня в колледж, как это делают все отцы. Он не был на моем зачислении и на моем выпуске, сказал, что его пригласили на день рождения. – улыбка на губах Джека все же появилась, но вот счастлив ли был он? Мужчина усмехнулся как-то невесело.
- Наверно все что я ему рассказывал о своих достижениях было лишь поводом похвастать перед друзьями… Не знаю… - он задумался, - Я закончил факультет журналистики и работал в неплохой компании. Мне больше не нужна была поддержка родителей. Но похоже им нужна была моя поддержка. Со временем я начал понимать, годам к 27-ми… что мы поменялись ролями. Я стал вроде отца двоих неразумных деток… Мой отец постоянно разбивал машину и просил у меня денег на ремонт… Когда в 23 года я переехал в другой город, моя мать затеяла ремонт и я дал ей две тысячи баксов. А когда ремонт был готов, она сказала, что Я могу приезжать к ним «в гости»… Но только когда Саймон разрешит. Чтобы вы… э, я извиняюсь, Ты, понимала… - поправился он, вспомнив об их уговоре, - я жил и работал в другом городе, где снимал жилье за свои деньги. И я не был миллионером. А после этой фразы я перестал понимать, где, в таком случае мой дом… Где он? Если я «могу приезжать в гости»… - Джек старался жестикулировать и говорить так, словно он рассказывает что-то веселое. Но это отнюдь не было шуткой.
- Я дал денег на ремонт в своем доме, но в итоге меня там не ждут… - он сделал паузу. Нужно было обмозговать все это, как будто Джек сам слышит подобное впервые. Наверно он слишком разогнался, и его внутренние ощущения не успевают срабатывать. Психолог же, наверно, в полном недоумении и не успевает запоминать такой поток информации, периодически делая пометки в блокноте.
Продолжительное молчание нагнетало ситуацию.
- Я не слишком быстро рассказываю, док?... – он взглянул на мисс Бейли. – Знаете, я не верю в Бога, а вы верите? – он указал на цепочку, виднеющуюся у нее на шее. Наверняка еще одна безделушка, проникнутая символизмом. – Я не читал о теории большого заговора, но вся эта чепуха представляется мне невероятной глупостью… - выдохнув, он вновь поправился, - Извини, забываю, что мы перешли, на «ты». Ты прекрасно знаешь, что все сведения о рае всегда изготавливаются на земле. Не так ли?
Когда-то давно еще юношей он мог сказать, что не уверен, что есть там, на небе, но что-то есть. А теперь же Джек был уверен на все сто, что никого там нет. Иначе как объяснить все те страдания, которым подвергаются дети в бедных странах, умирающие от голода? Тем, что они верят не в Иисуса? Разве это логичное обоснование? Это ведь дети, черт возьми!
Когда-то Джек думал о том, чтобы стать военным корреспондентом, сопровождающим армию, авиацию и флот во время военных действий и освещающий события войны в прессе. Но это слишком жестокое зрелище.

+1

8

Шарлотта не видела в его рассказе ничего нового для себя, понимая, что уже успела начать черстветь. Но так и должно быть, по-другому никак. Врач не может жалеть пациента и гладить его по голове, он должен лечить. И пусть психологи не врачи в широком смысле этого слова, лечить она его должна. Это подружке в баре после пары шотов могут пустить слезу или начать активно осуждать действия родителей по отношению к ребенку. Но! Все что было рассказано, уже случилось и этот факт не изменить. Все что случилось уже повлияло на него и этого не отнять. Все что влияло на него, формировало его как личность и это есть настоящее. А какое это, его настоящее? Вряд ли счастливое и такое, о котором он мечтал.
Смотря на него, девушка пыталась понять зачем ему это? В ее советах он не нуждается. В сорок лет советы мало на что повлияют, он человек со своим мнением и установками, сломать которые может и смогли бы психологи поматерее, но никак не она. Выговорится? Скорее это. Одиночество? Одна из причин почему люди идут к ней, а она имеет возможность накопить на те симпатичные сережки, которые присмотрела себе на Рождество. Но разве она сама исключение? Окруженная подругами и родными, все же идущая на редкую исповедь к святому отцу. Отодвигая шторку и каясь в том, что по нынешнему времени и грехом назвать трудно. Каждый исповедует душу тому, кого считает ближе и так часто, как посчитает нужным.
- Нет, ты рассказываешь так, как тебе удобно, - спокойно смотрит она на мужчину. Для полноты образа разве что пальцы домиком не сложила. А еще пора обзавестись очками, хотя бы возраста добавят, ну и возможно солидности. В конце концов, у нее же на лбу не написан ее возраст.
О религии значит речь поведем. Что ж... как угодно, мистер МакНейри, как пожелаете. Девушка подобралась, откладывая блокнот с ручкой.
- Каждый во что-то верит, Джек. Кто-то в президента и его ядерную программу, кто-то в масонов, кто-то в Санту, кто-то в Бога, какое бы обличие он не принял. В Мире множество религий и культов, но объединяет их стремление облегчить страдания народа, взывающего к нему в моменты отчаяния. Знаешь, да, я верю в Бога. Почему? Потому что я хочу в него верить. Не ради загробной жизни или рая, не потому я хожу на воскресную службу, - девушка вздыхает. Разговоры о религии не самые любимые. Наверное, потому, что большинство ее друзей убежденные атеисты и агностики, а самая близкая верующая подруга ведет далеко не самый правильный образ жизни, в котором, впрочем, раскаивается. Но кто виноват, что семейное счастье и дети достаются тем, кто об этом не просил, а другим остаются безответственные мудаки (ну кто же девушку под Новый год бросает?) Разговаривать же с чужими людьми это словно пытаться донести проповедь тем, кто изначально не желает ее слушать, но все равно спрашивает.
И она понимала примерно, что он скажет ей в ответ на любое ее слово. Знала, как может вывернуть смысл, но он спросил, а она должна ответить.
- Я хожу на службу чтобы собраться с мыслями и уйти от того, что окружает в повседневной жизни. Бог есть в каждом из нас, в любом, кто впустит его в свое сердце. Кто сможет отдать часть себя на благо другого. Можно помогать людям и это будет актом милосердия. Я не буду говорить слов, типа «стать рукой Господа», нет, Джек. Я не могу назвать себя хорошей прихожанкой, - девушка смотрит ему в глаза, внимательно следя за лицом, - Но я стараюсь делать вещи, от которых другим и мне становится лучше. Например, скоро Рождество и мы организуем сбор средств и игрушек в местный детский дом. Наш комитет получает письма от детей, которые руководители передают нам за месяц до праздника. Знаешь кому эти письма на самом деле? - девушка вскидывает брови, - Санте и его помощникам. И у этих детей будет Санта с подарками и поздравлениями. И эти дети будут верить в него, пока не вырастут. Ты верил в него? - она вовремя осеклась, едва не продолжив в духе: «Ждал подарки под елкой? Оставлял молоко и имбирное печенье?» Шарлотта вздохнула, - А потом мы ищем ему замену. Но я скажу одно, в холодных окопах нет атеистов. Каждому нужно во что-то верить, даже тем, кому это кажется абсолютно бессмысленным.
Она пожимает плечами:
- К тому же изначально религия задумывалась как способ сдерживания народа. Сейчас у нас есть законы, уголовная ответственность, нормы этики и морали. И все равно количество преступлений неуклонно растет каждый день. А теперь представь, что законы отменят, что будет? Хаос, - она покусывает губу, чувствуя, что начинает распалятся, но тут же берет себя в руки, - Каждый будет делать все что хочет. Убийства, насилие, грабежи и разбои. Ты хочешь жить в таком Мире? Я - нет.
Черт возьми, а ведь чай не такая уж и плохая идея... Она знает сколько времени и смотреть на мобильном не может. Пора бы уже повесить часы напротив, но все никак руки не дойдут.
- Вполне вероятно, что после смерти мы все станем атомами или коллективным разумом, или еще тысяча самых безумных версий. Знаешь, если буддисты были ближе всех к истине, то мне явно не поздоровится, - девушка произносит это с самым серьезным видом, - Просто я в Храме наступила на порог, а его нужно было переступать. Быть мне в следующей жизни жабой. Хотя, впрочем, если Толкиенисты все же оказались правы и Сильмариллион это эльфийская библия, то у меня еще есть шанс на спасении. Чаю?

+1

9

Джек молчал, но по его лицу было явно видно, как он относится к этой теме, особенно когда девушка заговорила о том, чтобы впустить кого-то там в свое сердце… «О, пошла реклама…» - мысленно усмехнулся мужчина, когда психолог заговорила о сборе денежных средств на подарки. Он скрестил руки на груди, явно закрываясь от этого всего.
- Нет, я никогда не верил в Санту, потому что я даже в детстве знал, что это всего лишь кто-то переодетый. – сухо ответил журналист. – Мои родители особо не скрывали, что это они кладут подарки под елку.
Так вот оно что, его с детства растили реалистом. Теперь становится ясно. Ему ничего не обещали, не заставляли ни в кого верить. Его родители тоже не ходили в церковь.
- Нет уж, поверьте, в холодных окопах со временем появляется слишком много атеистов, потому что они перестают верить, когда их молитвы остаются без отклика со стороны их приятеля наверху, когда они не получают за них ничего, и не могут найти ответа, почему происходит все это дерьмо, которое они не заслужили. Почему рядом лежит и умирает их друг с оторванными конечностями, у которого дома жена и двое детей, и почему уцелел тот, которого дома никто не ждет… Потому что на эти вопросы нет ответа.
Пожалуй чай в этот момент был самым подходящим решением, чтобы не продолжать бесплодные рассуждения, он здесь не для того чтобы философствовать и высказывать свою точку зрения на такие глобальные вопросы. Нужно вернуться ближе к делу.
- Да, пожалуйста. – мужчина кивнул, соглашаясь на чай. Он ведь еще даже не поужинал после работы, а чай, это как раз то, что он любил.
- Есть еще несколько моментов из моего прошлого, мисс Бэйли… которые я не упомянул. Потому что не знаю как об этом рассказать. – Джек думал, что может быть стоило начать рассказывать всю историю своей жизни с конца, но нет, это ведь не журналистское расследование, которое начинается с итогов произошедшего, красующихся в заголовке.
- Бывали такие случаи, что… после ухода отца мать напивалась, и… однажды я проснулся потому что она пришла ночью, но пришла не одна… это был какой-то мужчина, и я проснулся от того, что они занимались этим на полу в комнате где я спал, а я спал в гостиной… И… еще как-то раз, тоже ночью, я проснулся от того, как услышал, что она упала. Конечно, она была пьяна. Она упала и больше не двигалась… - он смотрел куда-то в сторону. – Я встал и подошел к ней. И у нее текла кровь из головы… - слова выходили все сложнее. Мужчина потер шершавый от щетины подбородок, затем выдохнул. – Я вызвал скорую и, к счастью, все обошлось, врачи сказали, что нужно наложить швы, но она была пьяна и отказалась… Не помню сколько мне было тогда лет… - закончил он и поглядел на мисс Бэйли.
Это наверно была самая тяжелая часть его истории жизни, дальше рассказывать будет куда проще, но не из-за того, что все было хорошо. К сожалению, «все хорошо» вообще сложно было отнести к существованию Джека в этом мире и чем дольше он жил, тем больше укреплялся в этом мнении.
Он протянул руку к маленькому столику и взял поставленную на него кружку с чаем, делая глоток горячего напитка. Сейчас ему вспомнилось, как когда он работал в Аллентаун, каждый вечер, приходя уставшим с работы из редакции Трибьюн Директ, заваривал себе зеленый чай и, только выпив его, сразу вырубался. Приходилось работать и по субботам и сверхурочно, ведь новости не будут ждать, пока наступит будний день.
- Когда в 27 я решил вернуться домой, сюда, в Нью-Йорк, мать заявила, что ее бойфренд хочет, чтобы я выплатил ему деньги, которые он тоже вложил в ремонт. Если я собираюсь тут теперь жить. Сказал, чтобы я каждый месяц перечислял часть своей зарплаты ему на карту. Конечно, все эти слова Саймона передавала мне мать. Но когда я отказался, он убедил ее оформить на себя кредит ему на машину… - рассказывал все это Джек спокойно попивая чай, - Я все делал по дому, чинил и ремонтировал за свои деньги. А когда соседка подала на мать в суд с иском, я решил ее вопросы, я был готов выплатить этот иск, но я нашел адвоката, заплатил ему, это все было не просто… Знаете, я всегда переживал, хотел чтобы у нее все было хорошо… Все о чем я просил ее с самого детства – чтобы она не пила. Я подарил ей абонемент в спортзал, лишь бы она была счастлива, занялась здоровым образом жизни. Но она бросила его через пару недель… Когда ей нужно было сделать зубные протезы, я тоже давал ей деньги, не требуя ничего, кроме того чтобы она бросила пить. И однажды, когда она снова была пьяна, она послала меня в очень неприличном направлении… Я перестал с ней разговаривать. И через пару недель она не выдержала и начала говорить, что я выродок, как я такой выродился, конченая тварь, собака, сволочь и еще много нелестных фраз в мой адрес… Всего лишь за то, что я с ней не разговаривал… Сейчас ей 68, и мне кажется она начинает давить мне на психику снова, говоря, что я тайно планирую сдать ее в дом престарелых… На самом деле, сейчас я почти не общаюсь с родителями… - он замолчал, думая что же на все это скажет его новая знакомая, поэтому перевел взгляд на нее.

+1

10

Тема религии сбила её с правильного направления. Хотя девушка и не собиралась развивать её дальше, разговор уже немного ушёл не туда. Благо отметки о нужных моментах, на которые стоит обратить внимание, уже стояли в записях. Джек продолжал свой рассказ, а Шарлотта внимательно слушала его, ожидая пока щёлкнет чайник. Правда на работе приходилось довольствоваться пакетиками, а не приличным листовым чаем, но что поделать. Хотя и пакетики она приобретала приличные - сама себя не побалуешь никто не побалует. Поставив рядом с Джеком чашку и сахарницу, она вновь заняла своё место напротив, закидывая ногу на ногу и беря в руки блокнот. Вторая страница была почти дописана.
«- Почему ты не можешь меня полюбить?
- Потому что я не умею.»

Самый честный ответ, который когда-либо давал ей бывший муж. «Не умею» - потому что не любили. История Джека ей уже была знакома, только без леденящих душу подробностей. Отец, бросивший семью едва ребёнку исполнилось полгода, мать, любящая выпить и погулять. Вот только ей посчастливилось найти покровителя, жизнь с которым и позволила жить безбедно и ей и сыну. Которым она не занималась, но пичкала деньгами и подарками, замещая свою любовь. А он считал это должным, каждый раз попрекая окружающих в плохом отношении к нему. И ведь Шарлотта искренне жалела его, стараясь компенсировать все, что он не получил в детстве. Всю любовь, заботу и тепло. Вот дура. По итогу получившая обвинения в эгоизме и пожелания сдохнуть всей её семье. Впрочем, сейчас её жизнь складывается так, что девушка ни о чем не жалеет. Остается вопрос: так нужны ли эти чувства таким людям? Может ли кто-то исправить чужие ошибки? Или только скорректировать, адаптировав таких «детей» во взрослую жизнь, чтобы они не уничтожали чувства других.

В какой-то момент ей стало мерзко, словно она наступила во что-то противное, липкое и отвратительное. Захотелось принять душ. Соитие на глазах у ребенка… Господи, да что может быть хуже? Хорошо, что хоть и мальчика в это не втянули. Там бы точно без психологической травмы не обошлось. Как странно, что в сердце маленького человека может быть столько любви и заботы к тем, кому она не нужна. Размениваясь на случайных пассажиров в своей жизни, женщина не оценила, да и вряд ли уже оценит одного единственного, искренне любящего её человека, готового ради неё на все.
Мужчина не помнил сколько ему было лет, но помнил этот факт. Разве это должны помнить дети? Не поездки в Диснейленд или на пикник? Да хотя бы как коза на ферме пыталась съесть цветок с твоей футболки, а ты ревела. Даже это допустимо, но ни как не то, о чем он рассказал.

Едва Джек дошёл до момента со скорой, как она невольно вздрогнула, от непрошенных воспоминаний.
Кажется, ей двадцать два, и она собиралась в кино со своим молодым человеком. А вместо этого который час сидит в пустом коридоре госпиталя, смотря на дверь палаты, за которой лежит её мать. Сухое: Никаких прогнозов. К утру будет известно.  Девушка сидит пока её не обнаружила врач, накапавшая какие-то, капли и отправившая домой. Как она дошла - не помнит. Почему уже была ночь - не помнит. Спала ли – не помнит.
Именно в тут ночь она нашла в шкатулке с украшениями крестик и надела его. Стало ли легче? Возможно. Ей нужно было верить, ведь большего ей не оставалось.
С утра она опять стояла у двери в палату. Просто стояла и смотрела, не в силах повернуть ручку. Потому что так уже было. Потому что боялась увидеть пустую постель и начать тешить себя мыслями: а вдруг просто перевели… Потому что была одна. А единственный человек, которому была важна, сейчас или жив, или нет. Но не открыв дверь об этом не узнаешь.
Прикрыв глаза, она выдохнула, понимая его чувства, возможно намного глубже, чем следовало. Но это личная история, которая к делу не имеет никакого отношения.

И бросить он их не мог. Сотни детей вырастая становятся неблагодарными своим родным, а те, кому казалось не за что родителям и «спасибо» сказать, не могли их оставить. Стремление стать нужным? Нет. Получить хоть толику внимания? Все равно нет. Доказать им что смог вырасти и без их помощи. Да, скорее это. Но опять оказался не востребован. А был ли в его жизни хоть один человек, которому он стал дорог? Друг, девушка, может бывшая жена. Дети? Нет. Если бы у него были дети, то он бы не сидел здесь, а старался бы исправлять ошибки, допущенные в его воспитании.

Определенно каждый член этой семьи заслуживал отдельно похода к психологу. Причём лет двадцать назад. Не сумев разобраться в своих внутренних и внешних конфликтах, родители совершенно не подумали о ребенке, который растёт в нездоровой среде и так больного общества. Да, они абсолютно все больны. Мир вообще сошел с ума еще века два назад, а не раньше ли? Но сейчас мир более жесток, чем когда-либо. Люди вообще жестокие существа, не жалеющие ни животных, ни детей, ни друг друга. Мальчик мог вырасти психопатом, убийцей причём серийным, он мог сбежать из дому и начать торговать наркотиками как многие, а после сесть за это. Но они об этом не думали. Он мешал им. «Равнодушие» + «Эгоцентризм» едва не породили монстра.
Образ Саймона в ее голове представлялся живее некуда - домашний тиран и садист. Это был один из типажей, который она терпеть не могла и презирала. Такие способны унижать только тех, кто не может дать сдачи. Они понимают лишь позицию силы. Если не совсем отбитые конечно, таких вообще нужно изолировать. Он ловко манипулировал матерью Джека, давя на самые чувствительные точки - боязнь остаться одной и никому не нужной. А жаль. Ведь у неё прекрасный сын, который единственный старался вытащить ее из болота жизни, куда она сама себя и погрузила. Разве будет любящий человек шантажировать и спаивать? Глупости, конечно нет.

- Дом, это место куда хочется возвращаться. Где сейчас твой дом? Ты все ещё ассоциируешь с матерью и местом где вырос?
Счастлив тот, кто счастлив дома. А если нет даже этого места? Куда податься такому человеку?

Да уж, таких случаев в её практики ещё точно не было. Это не стандартная история: этот козел мне изменил! Эта овца тратит весь бюджет! Дети – сволочи неблагодарные.

Допив чай она аккуратно поставила чашечку на блюдце. В ненадолго повисшей тишине стало слышно как в коридоре щелкнул выключатель и удаляющийся стук каблучков - Бетти ушла, значит восемь часов.
- Сегодня первый прием, - нет, она не намекает на время, уже втянувшись в работу, но ей нужно понять, что с ним делать. - Ты хочешь услышать почему с тобой так поступили? Их мотивацию, всех троих. Или что я могу посоветовать тебе сделать в данный момент?
Можно было бы подсунуть ему бесконечные тесты, которые так любят дамочки за 30. Господи, да она уже сама такая… Но ему это не нужно. У нее мелькнула мысль, перенаправить его к хорошему психиатру, чтобы тот мог выписать мужчине антидепрессанты и успокоительное. Но если второе он и так мог принимать, то таблетки — вряд ли окажут нужное действие. Ну станет радостным пофигистом, а на дуе все равно тяжело. Так что ему нужно? В этом-то ей и придется разбираться.

+1

11

Ludwig Goransson - Eddie's Blues

- Нет, у меня своя квартира… - Джек смотрел на психолога, чувствуя себя подавлено, после того как вытащил из себя все это наружу. Он словно снова испачкался в своем прошлом, в котором и не было его вины. Сколько было грязи в его жизни, в которой он не виноват… которой не заслужил… он был всего лишь ребенком. И сейчас, сидя в этой комнате с приглушенным светом его лицо казалось мрачнее обычного.
- Там было слишком мало места для нас двоих, поэтому я постарался съехать на съемное жилье вновь. Как только появилась возможность. Когда ее отправили на пенсию, она требовала найти ей работу. И отказывалась от всех вариантов, которые я ей предлагал, потому что ее вечно что-то не устраивало. И она требовала искать снова и снова… Она всего ждала от меня, что я сделаю за нее, пойду в суд, решу все проблемы… Не сомневаюсь, что она порой таскала деньги из моего бумажника… - почему-то Джек ощутил в этот миг, что рассказал уже слишком много. Ему хотелось все это забыть. Было бы здорово, если бы этого и вовсе не было. Есть ли такие способы, чтобы он забыл? Может быть гипноз? Изменение памяти?
Сейчас, когда он рассказал все о своей жизни, становилось даже удивительно, как после всего этого он еще мог улыбаться и шутить, быть веселым в общении с другими.
Хотя это ведь тоже не все, не завершенная история. Он всего лишь рассказал о детстве и юности, о семье. Теперь у мисс Бэйли было представление о нем, как о человеке, о его характере, вероятно… Обо всем, что ему удалось пережить и остаться человеком. О да… Ты ангел, Джек. Ты святой. Ты Мать Тереза. Ты стал бы чьим-нибудь ангелом хранителем, если бы сдох. Но ты ведь не веришь во всю эту чепуху.
- Дома у меня не было, пока я сам на него не заработал… - подвел итог мужчина. – У отца тоже негде было спать, только если на диване в проходной.
По взгляду Шарлотты и стуку каблуков за дверью, он понял, что их время, очевидно, подходит к концу. Что он ощущал после всего этого? Пожалуй, Джек сам еще не понял. Во всяком случае, он мог сказать, что рассказав об этом, прошлое не изменится, и его проблемы не решатся. МакНейри взглянул на наручные часы и, сделав последний долгий глоток чая, поставил опустевшую кружку на столик.
- Меня не волнует их мотивация… - глухим голосом ответил он, - не надо их оправдывать. Просто я хочу понять, в чем смысл… в чем смысл этой жизни. – мужчина подался вперед, прищуривая глаза и чуть приподнимая брови, - Для чего?... Но этот вопрос задавать еще рано… ведь вы не знаете о моей работе и не оправдавшихся ожиданиях. Я успел рассказать лишь о семье. Поэтому, увидимся в следующую пятницу, я полагаю… - отклонившись назад, Джек выдохнул и его взгляд был похож на взгляд побитой собаки, которая верой и правдой служила хозяину, но тот все равно пинал ее всю жизнь.
- Знаете стихотворение «Золотой мяч»? – спросил он уже более отстраненно, - Я не помню автора, но если найдете, прочитайте.
А на сегодня с него хватит. Сейчас он просто встанет и выйдет на улицу, где сможет вдохнуть свежий морозный воздух и почувствовать себя живым. Ведь жизнь еще не закончилась… к сожалению или к счастью?
- Спасибо за то, что уделили время. – мужчина поднялся на ноги и теперь эта комнатка ему показалась значительно меньше, чем когда он только вошел.

«Золотой мяч»
Отцовских я не отвергал даров,
но не способен был на воздаянье;
дитя дары ценить не в состоянье,
а к мужу муж по-взрослому суров.

Я любящего сердца не уйму
и сыну все заранее прощаю;
ему теперь долги я возвращаю,
хотя я должен вовсе не ему.

Все мужественней сын день ото дня,
уже мужские движут им влеченья;
увидеть я готов без огорченья,
как внук долги получит за меня.

В зал времени мы входим в свой черед;
играя там, советов мы не просим.
Назад мяча мы ни за что не бросим:
мяч золотой бросают лишь вперед.

— Бёрриес фон Мюнхгаузен

+1

12

- До встречи, - кивнула девушка, провожая его взглядом. Она ещё с минуту сидела в прострации, переваривая все, что услышала за этот час. Хотелось закурить. Но сигарет под рукой не было, да и покупать их все же не стоило. Она курила крайне редко, разве что в те моменты, когда она позволяла себе бокал другой вина с подругой. Та курила как паровоз и поделиться этой гадостью могла всегда. Занимавшаяся в юности спортом и тщательно следящая за своим здоровьем Шарлотта считала, что сигареты ей точно ничего хорошего не принесут. Но сейчас она бы не отказалась от одной вишнёвой палочки (травиться так со вкусом), пока идёт до метро глотая морозный воздух вперемешку с выхлопами от проезжающих машин.
Оказавшись на улице, она остановилась, раздумывая куда-то направится: сразу домой или все же за подарками. Но голова кипела, а на душе было откровенно гадко. Для похода по магазинам нужен особый настрой, праздничный, точно не такой как сейчас. Можно было бы выпить кофе. Да, это уже лучше. Недалеко от дома есть хорошая кофейня, так может взять ещё стаканчик для мамы и булочки для дочки. Вставив наушники в уши, она нашла нужную песню и свернула к метро.

Пока вагон качался, унося сонных пассажиров на нужные станции, Шарлотта листала свой распухший от записей ежедневник, сверяясь с записями. Завтра ей предстояло до обеда отсидеть в кабинете принимая троих клиентов, а потом поехать закупать подарки. Но вот в воскресенье у неё полностью свободно, а значит они с дочерью смогут сходить на каток или в парк. После истории Джека она ощущала себя виноватой перед ней. И хотя детство ее девочки и близко не было похоже на его, Шарлотта редко виделась с ней, разрываясь между работой, подработкой и крайне редкой личной жизнью. Чаще всего она приходила поздно, когда Амалия видела сладкие сны. Стоя в дверях ее спальни Шарлотта слушала мерное дыхание и сожаление, что не видит, как она растёт. Но ей нужно было работать. Ради будущего, ради обучения дочери в хорошем университете, которая позволит ей пойти на хорошую работу. Ради года заграницей и возможности показать ей мир. Шарлотта часто бывает занята, но воскресенье — это их день. Только их.

Она тихо открыла дверь с рождественским венком. Когда уходила с утра его не было. Наверное, и елку уже нарядили... а когда она сама в последний рад наряжала елку? Года три-четыре назад? Да уж, декабрь горячая пора для всего рабочего класса, куда там до елки, себя бы не забыть. В гостиной телевизор транслировал какой-то матч бейсбольной лиги. Из кухни доносился голос Джимми Оливера (ну кто ещё мог научить их мешать салаты руками. И черт возьми, они от этого реально становятся вкуснее. Магия что ли...) и запах мяса. После обеда из пары сандвичей она едва не захлебнулась слюной. Отряхнув от снега пальто и шарф, девушка аккуратно подхватила бумажные пакеты с выпечкой, стаканчики с кофе и прошла на кухню.
Шестилетняя Амалия сосредоточенно помогала нарезать салат специальным детским ножиком, пока бабушка возилась с макаронами и соусом. Все были заняты своим делом и не заметили, как Шарлотта стояла, прислонившись к косяку улыбаясь и думая о своем. Весь мир может полететь к чертям, но пока ее здесь ждут, она будет возвращаться.

+1

13

неделю спустя

Иногда удаётся спросить себя, только когда спросишь другого. (с) Время жить и время умирать

В этот раз он почти что опаздывал, если это можно отнести к человеку, который почти никогда не опаздывает, обладая невероятной чуткостью во времени. Джек припарковался на другой стороне улицы и перешел через дорогу, на ходу извлекая из заднего кармана бумажник. Перед ним сверкала витрина кофейни, украшенная светящимися рождественскими лампочками и венками. Журналист решил забежать в кофейню и взять с собой баночку кофе, если повезет, там не будет очереди.
Звонок над дверью бодро и радостно зазвенел, встречая нового посетителя. МакНейри подошел к стойке и почти сразу заметил перед собой копну каштановых волос. Или он обознался или это…
- Мисс Бэйли? Как вовремя мы с вами встретились здесь. – пошутил мужчина совершенно беззлобно, напротив, это его позабавило. В это время они уже должны были встретиться в кабинете, а не в кофейне. Очевидно, не ему одному внезапно захотелось кофе.
Психолог посмотрела на него даже несколько испугано, но лишь в первое мгновение, поскольку явно не ожидала увидеть здесь своего пациента. Кстати, подобный статус все еще вызывал у Джека немало вопросов и сомнений. Он пообещал себе, что сходит на беседу к ней еще раз, ну может быть два раза, если понадобится, и он решит, что игра вообще стоит свеч. Все равно через неделю уже будет двадцать первое декабря, а значит, Шарлотта вряд ли станет принимать кого-то еще в этом году, хотя как знать… Уже начал появляться тот самый запах омелы, еловых веток и чего-то сладкого, который предвещал праздники. И так или иначе все поддавались этому настроению. Даже Джек. Хотя праздновать-то ему было не с кем. Наверно это главный минус одиночества. В праздники чувствуешь себя паршиво, в остальное время – делаешь все, что душе заблагорассудится.
- Мне капучино без корицы, с собой. – сделал заказ Джек, когда психолог взяла и себе небольшой стаканчик ароматного напитка.
- Ну что сегодня у нас на повестке дня? – спросил он бодро, когда оба вышли из магазинчика и направились ко входу в здание. Их время, между прочим, уже пошло, но МакНейри совсем не был против небольшого отклонения от графика. Ему хватало графиков и условностей и на работе, он ведь может почувствовать себя хоть здесь свободно?
Рыженькая секретарша, или кем она там была, подняла взгляд, когда они подошли ближе. В первый свой визит Джек был слишком занят мыслями о том, что его ждет за дверью и не обратил на девушку никакого внимания, но сейчас даже на ходу успел заметить, что она довольно симпатичная. Но внимание его снова вернулось к мисс Бэйли. Они прошли в кабинет, и дверь за ними закрылась, отделяя эту исповедальню от внешнего мира. Джек не стал дожидаться приглашения и уже по-свойски уселся в кресло для клиентов, держа в руке свой кофе.
МакНейри скорее всего не выглядел как человек, которому нужна помощь. А разве по-другому должны выглядеть люди, которые сюда приходят? Большинство выглядят совершенно обычно, и по ним не скажешь, что они посещают психолога.
- Ах, да… мы хотели поговорить о работе… - Джек сделал глоток кофе. И вот она снова смотрит на него так пристально, ждет, когда он начнет… А начинать всегда сложно, это похоже на операцию – чтобы заглянуть внутрь, сначала нужно провести вскрытие.

Explosions In The Sky - Inside It All Feels The Same

- Когда я поступил в колледж, моя жизнь изменилась. Я уехал из дома, и тогда, на несколько лет, мне показалось, что все не так уж и плохо в этой жизни… Не буду говорить, что я учился превосходно, но уже тогда у меня была работа в Нью-Йорк Пост. Подработка, если быть точнее. Конечно, все это не гарантировало мне того, что я смогу работать там же по выпуску из колледжа. И так и случилось… Чтобы получить достойное место, мне пришлось уехать из города. В Аллентаун…

Отредактировано Jack McNairy (09.12.2018 19:13:01)

+1

14

- Доешь, - перед лицом возникает баночка с открытым творогом. Что, опять? Мааам!
- Мне кажется нам пора завести собаку, - собирая волосы в хвост вздыхает она, - Я же не свинья.
- Собаку! - девочка оторвалась от каши, которую предпочла творогу, - Хочу собаку.
Шарлотта поднимает руки. Проще согласиться, чем идти против воли семьи. Тем более разговоры о новом члене семьи велись довольно давно.
- Только нормальную берите, чтобы все ела.
- Шпиц подойдёт, - подаёт и гостиной голос отец смотрящий утренние новости.
Тяжело вздохнув девушка доскребает творог, непонимания зачем это делает. И не потому ли никак не избавится от тех пяти кило, прилипших к её бокам? Возможно собака и правда не плохой выход из ситуации. Вот только кто её выгуливать будет? Ладно, разберёмся. Одной рукой она допивает остывший чай, другой листает новостную ленту в ноутбуке.
- Убери его со стола! Я уже говорила, что ему здесь не место, - да, мама сегодня прямо в ударе.
- Все-все, я уже уползаю! Милая, люблю тебя, - поцелуй в макушку для дочери и щеку для мамы, - Сегодня буду поздно. К ужину не ждите.
- Пока мам.
- Береги себя, - а нет, все нормально.
Обычное утро и привычные фразы, которые задают настроение на весь день, а сегодня он будет долгим. После смены в больнице она быстро спускается в место и едет к единственному на сегодня клиенту – Джеку, пожалуй, самому проблемному из всех.
Девушка почти неделю обдумывала все что знала о нем и чем могла помочь. И картина вырисовывалась неутешительная. Конечно рано ещё говорить о конечном результате, но самое верное в его случае это общение. Простое человеческое общение. А ещё смена обстановки, как вариант отпуск - банально до нельзя и вряд ли он сам к этому отнесётся серьезно. Можно продумать без неё об этом не думал. Нет, ей виделось единственное решение - рядом с ним должен быть человек, которому он сможет доверять. И пока сложно сказать кто лучше девушка или друг. В любом случае кто-то, кто сумеет заполнить его другими эмоциями, вытесняя всю грязь прошлого. Только так получится переориентировать его, только так излечить. Оставалось самое трудное, донести ему самому это. Н-да. Может и ему собаку завести?

Сидя ночью на кухне и ища нужные материалы, она и сама не поняла, в какой момент переключилась на вкладку фейсбука и вбила его данные в строку поиска. На её счастье таких людей в Нью-Йорке было не много, а настоящее фото на аватаре облегчило поиск. Задумчивая дожевывая шоколадку она пролистала не слишком подробную информацию и фото, которых у него было в разы меньше чем на ее страничке. А нет, собака у него уже есть. Хоть дельфинотерапию назначай. Хмыкнув она немного полистала стену, но ничего интересного не обнаружила. Типичная страничка, которую завели потому что у друзей есть и вроде бы можно через неё общаться. Хотя Шарлотта была готова поспорить, что общению в соцсетях он предпочитает мессенджеры. О, фак, как мило. Девушка щелкнула на неотвеченный сообщения и занялась перепиской с потенциальным ухажёром. В конце концов может и правда стоит слетать в Европу на праздники, не зря ведь приглашает.
Добавляться к нему в друзья она естественно не стала.

Шарлотта ужасно не любила опаздывать. Будь то работа или свидание, простая встреча или регистрация в аэропорту. И вот сейчас она опаздывала, пусть и не по своей вине. Пришлось задержаться и обговаривать с руководством график работы на ближайшие месяцы. Благо на вечер у неё оставался лишь Джек, с которым особо не расслабишься. Но это ещё один час и все, она свободна как ветер.
Несмотря на то, что задерживалась уже на десять минут она зашла в кофейню, находившуюся на первом этаже. Наверное, если она возьмёт и ему кофе это будет зачтено как извинение? И потом, она не будет просить о доплате, если они задержатся. Это была ее вина.
Пока приветливая девочка продавец насыпала в пакет печенья и готовила капучино, Шарлотта в тысячный раз посмотрела на экран мобильного. Отвратительная привычка, создающая впечатление, что она вечно опаздывает или ждёт сообщения. На самом деле ее телефон почти всегда на беззвучном, и она боится пропустить важный звонок.
Колокольчик возвестил о новом покупателе, а девушка уже собиралась заказать ещё одну порцию кофе с собой, как голос того, кому эта порция предназначалась, раздался сзади.
- О, мистер МакНейри, - она улыбнулась, - Так неловко, простите за опоздание. Сколько? Да-да, сейчас найду, - девушка принялась отсчитывать купюры забыв, что собиралась взять стаканчик и для него. Впрочем, мужчина был сам в состоянии о себе позаботится.
Оказавшись на улице, они продолжили разговор, оконченный неделю назад.
- Ты собирался рассказывать о себе, а в каком порядке, мне не столь важно, - спокойно произнесла она, делая упор на то, что ей не важен именно порядок повествования, а не сам рассказ.
Они поднялись на второй этаж и миновав Бетти оказались в кабинете.

И вновь словно отсюда словно высосали всю радость. Кажется, можно даже в дементоров поверить, другого объяснения нет. Шарлотта отпивала горячий кофе, но хрустеть печеньем не решалась. Это словно сидеть в кинотеатре и жевать начос над ухом у соседа, который уже погрузился в сюжет.
А послушать как всегда было что. В этот раз работа. И Шарлотта неожиданно поняла, что надеется на благоприятный исход хотя бы здесь. Если не здесь, то в личной жизни. Ему ведь должно хоть где-то повезти. Ведь так не бывает, правда?

Отредактировано Charlotte Bailey (09.12.2018 22:05:00)

+1

15

Я буду жить как нормальная женщина, у меня будут дети, я буду заботиться о них. Я буду смотреть, как у них зубки растут. И если они когда-нибудь пойдут работать в газету, я убью их своими собственными руками! (с) «Его девушка Пятница»

- Собственно, рассказывать особо нечего в этой главе моей жизни. Там был хороший коллектив и хорошая работа, за исключением того, что это был небольшой городок и не мой… Приходилось снимать жилье за свой счет, а на выходные возвращаться в Нью-Йорк. Перед тем, как я уехал оттуда, мне все же предложили место в Интернешнл Геральт Трибьюн. Быть выездным корреспондентом. На долгосрочные командировки. Но осталось только одно направление – Судан. - им просто нужен был кто-то кто сделает грязную работу и отвалит, - На полгода или год, работа по контракту. Условия там не очень, хотя и платят неплохие командировочные, жить приходится в железном контейнере, вроде тех, что разгружают в порту. Условий особо нет. Я отказался, к тому же, так вышло, что мой редактор в Аллентаун не хотел меня отпускать, но я уволился и переехал назад. И вот, с тех пор я работаю в Бруклин Дейли Игл. Четыре года я обивал пороги газетных и иных медийных изданий, чтобы получить повышение, но все сводится к одному – нужны деньги и связи, все остальное никого не волнует. Это Нью-Йорк, все гонятся за престижем. Так что, в целом, работа и карьера тоже не оправдали ожиданий...
Можно было очень долго переливать из пустого в порожнее, рассуждать и вдаваться в философствование об устройстве этого мира, но Джек не видел в этом смысла, надеясь, что психолог и так все понимает – он сделал все возможное. Он был хорошим сотрудником, но целовать кого-то в зад лишь бы понравиться не собирался.
Снова не оцененный… Тем, кто все еще верит в справедливость в этом мире, должно быть, нелегко живется. Пока тебя мучит множество вопросов, ты ни на что и не способен. И только когда уже ничего не ждешь, ты открыт для всего и не ведаешь страха. Но какая от этого польза?
- Что дальше, док? - спрашивает он, - Перейдем к личной жизни? Наверняка вас это интересует. Нет, я никогда не был женат. – этот факт особенно радовал мужчину. Он вальяжно оперся локтем левой руки о подлокотник кресла, слегка перенося вес и делая очередной глоток кофе.
Ему нечего было стыдиться, потому что Джек мог с уверенностью сказать, что не сделал такой ошибки в своей жизни, как многие его знакомые. На самом деле он думал – почему люди женятся? Скрепляют себя какими-то узами, условностями, обязательствами, а потом разводятся.
Они несчастны… зато считают, что у них «все как у всех», а значит это нормально. Или он слишком циничен?
Впрочем, иногда кажется, что счастливы нынче только коровы. А может быть, и они нет. Может быть, только камни…
Если бы Бог существовал, то можно было бы попросить его смилостивиться и сделать тебя в следующей жизни камнем.
Джек ждал вопросов, преспокойно попивая кофе и посматривая на мисс Бэйли. Сколько и какими методами она еще будет раздевать его разум, его душу, проникая в самые темные закоулки? Он уже показал, что охотно рассказывает все, без утайки. Но к чему это приведет?
- Я не хочу, чтобы у меня все было как у всех, я хочу, чтобы у меня все было хорошо. Глупо жениться лишь потому что пора, или потому что тебе лень стирать себе носки… Еще глупее было бы жениться по залету, но от этого никто не застрахован. Мой друг сейчас разводится, вы бы видели этого бедолагу. Он уже на свадьбе заглядывался на подругу невесты. – это все было отчасти забавно, но порой от рассказов Алана о семейной жизни, даже у Джека волосы начинали шевелиться. А ведь они знакомы с первого курса колледжа. И этот засранец всегда был бабником, хотя мог официально встречаться с девушкой по шесть и более лет. В этом плане друзья были полной противоположностью друг другу…

Отредактировано Jack McNairy (10.12.2018 20:21:13)

+1

16

Все прошло чуть проще, чем изначально настраивалась психолог. Но расслабляться было рано, наверное, с ним и вовсе не стоило. Джек был из тех людей, которые стремятся все брать в свои руки, контролируя и делая так, как нужно им. Они плохо гнуться, подстраиваясь под окружающий их мир. Если бы за прогибы в жизни давали медали, Шарлотта бы точно заняла призовое место. Рассказ о работе не нашел должного отклика в ней. Самой девушке приходилось крутиться на работе как белке в колесе, чтобы заработать репутацию и получить премию чуть повыше. Она брала чужих клиентов, кода коллега просила подменить; выходила вне графика, если того требовало начальство; занималась обязанностями, которые не были прописаны в ее договоре. Им всем, среднему классу приходилось тяжело, в этом он был прав. Как сказал их президент: есть много способов сделать карьеру, но самый верный из них - родится в нужной семье. Пожалуй, лучшее, что она когда-либо слышала на тему работы и карьеры.
Даже кабинет, в котором они сейчас пили кофе был добыт по знакомству. И пусть это было её личное знакомство и трудолюбие вкупе с терпением, но все же да, здесь ей помогли. Сама бы девушка не потянула аренду рядом с метро.
Она как-то упустила из виду, что он уже не в первый раз называет её доктором. Шарлотта мягко поправила его:
- Я не доктор, а ты не пациент, - и в этом была прелесть психологов. Ты ходишь не к доктору, а к собеседнику. Просто расслабься и получай удовольствие.
Девушка немного поболтала стаканчик, с сожалением отмечая что он практически пуст. После приема можно зайти и взять ещё один. Даже нужно и добавить туда побольше корицы. Больше специй, больше! А еще пора уже добраться до Натали с бутылочкой красного и сварить глинтвейн. Кажется, ее подруга вновь рассталась. Вновь под Новый год. Стабильность. И, наверное, стоит опять пригласить ее в семью. Хотя она и так семья, просто немного шебутная и изредка пропадающая из виду. Сегодня закончив прием и выйдя из кабинета, она позвонит ей и будет работать ее личной жилеткой до поздней ночи, а после вызовет такси и поедет туда, где нужна больше всего, смотря на проплывающие огни вечно не спящего, бездушного города, в котором они лишь пыль, ничего не значащие и живущие сами по себе.
Вот она, взрослая жизнь. Да уж, кто бы мог подумать.
А вот личная жизнь. Мужчина сам вел их разговор (или все же монолог?) в то русло, которое считал уместным в данный момент. О да, тут он опять попал в точку - семейная психология ее любимая. Разбираться в чужих отношениях, когда у самой полый штиль, ммм, что может быть прекраснее? Шарлотта едва не рассмеялась на фразу про стирку носков. «Пока я жил с мамой, все делала она. Когда она съехала, я женился.» Её бывший муженёк был крайне беспомощным типом, раз умудрился жениться два раза только из-за стирки носков и готовки. Интересно, как там тюрьме готовят? Открытку что ли рождественскую послать.
«Я хочу, чтобы у меня все было хорошо.» Она прикрыла глаза. А кто не хочет?.. Вон Бетти за стойкой отчаянно хочет выйти замуж, для неё это будет хорошо. У каждого своё определение этого слова.

Она прикусила губу, задумчиво рассматривая его. Стрелка весов все больше склонялась к чаше «Друг». Все очень просто, все на поверхности. Он закоренелый холостяк, который вряд ли примет другого человека с его слабостями и привычками. Одному привычнее, проще.
Шарлотта думала даже дать ему адрес не плохого брачного агентства ее знакомой, но решила, что не стоит. Все по той же причине. Да, он сходит на свидания ради интереса, но дальше ничего. Потому что навязчивость женщин, стремящихся затащить его в брак и нарожать детей, посвятив себя готовке и быту откровенно пугала. Девушка невольно улыбнулась. Идеалы... как много в этом не свободы. Девушка и сама стремилась быть идеальной, к счастью потом отпустило. Ведь она поняла, что такая какая есть и, если кому-то не нравится, пусть идут к черту. И теперь могла дышать полной грудью, не боясь совершать ошибки и жить счастливо.
Но мысли вновь вернулись к Джеку и решению его проблемы в её голове.
- Ты надеялся, что я скажу тебе что-то не банальное? Но извини, нет, - все так же спокойно говорила она (кажется не меняя интонации за эти встречи), - Тебе нужен человек, который сможет разделить боль твоего прошлого. Не ужин после работы, не стабильный секс по расписанию и даже не дети. Потому что ты сбежишь от этого, как только красивые выходные лодочки на каблуке превратятся в уютные тапочки. Ощущения, эмоции, страсть - это все поможет, а не стабильность и быт. Партнёр. Да. Тебе нужен партнёр, который затмит собою все.
Тот, кто не будет грузить своими проблемами, кто просто будет рядом. Вот только нет таких людей. Отношения рано или поздно дают трещину, в которой по капле будут собираться обиды и недомолвки. И почему люди так не любят говорить друг с другом на чистоту? Почему всегда что-то скрывают, тая непонимание и подозрения? Слишком много вопросов, мисс Бейли и боюсь ты никогда на них не ответишь. Любовь живёт три года, страсть проходит после пары ночей. Что нам остаётся? Искать новые объекты, каждый раз веря, что они излечат нас. Каждый раз доверяя и доверяясь, но один все же предаст. Это неизменно.
В представлении самой Шарлотты это было натуральное поле боя. Где война шла по всем фронтам: начиная от чувств и заканчивая личной свободой. Каждый стремится переиграть своего оппонента. И чья крепость падет первой будет жить в ожидании удара в спину. Его может и не произойти и это будет долго и счастливо, как бывает крайне редко. Или все же однажды сердце разобьется на тысячи осколков, собрать воедино которые уже вряд ли кто сможет. Не потому ли она больше никого не впускала в свою жизнь? Не открывалась, предпочитая вполне себе свободные отношения, мало похожие на настоящие теплые и доверительные. Если развод с нелюбимым человеком причинил ей столько боли, то что стало бы с ней, если бы любимый отрёкся от неё? Так зачем эта боль? Зачем добровольно отдавать себя в чужие руки, способные сделать тебя несчастной.
Будучи закованной в броню сарказма и цинизма она с лёгкостью позволяла себе флирт и прочие глупости. От этого не больно, от этого весело.
- А как ты, Джек, относишься к изменам? - ведь именно они отчасти сгубили твою семью, - Допускаешь физическую или духовную? Что это значит для тебя? Смог бы простить и дать второй шанс?
Предательство. Один из тех ударов, который она была неспособна перенести. Даже не любя.
Но себя Шарлотта знала наизусть, а вот каждый новый клиент был для неё книгой на иностранном языке. И она с упоением читала её, переводя каждое слово и вникая в смысл. Читала и изучала, пока не закрывала обложку и не ставила на полку. Эта книга была тяжелее всех.
Привкус кофе хотелось чем-то запить, но показать место она посчитала неэтичным, поэтому лишь допила остывшие остатки и оставила стаканчик стоять на столе, задерживая взгляд на манящих огнях витрин. Она часто рассказывала о себе, приводя свою историю в пример. Иногда смешную иногда грустную, но ему не нужно было этого слышать. Он был из другой категории людей. Несмотря на то, что она знала о нем возможно больше, чем кто-либо из его окружения, он по-прежнему был закрыт.
Да и мужчины никогда не любили сравнения. Особенно с другими, даже если не являются соперниками. Никогда не стоит проводить параллели. Какие они все же одинаковые. Не только мужчины, вообще люди по-своему одинаковы. В головах животные инстинкты, сдерживаемые моралью и законами (последними даже посильнее). Держи уши закрытыми, а глаза не закрывай вовсе. Но кажется девушка увлеклась, возвращаясь в полумрак комнаты. До Рождества меньше двух недель, подумать только, как бежит время. А она только и делает, что сидит здесь и слушает истории: забавные, глупые, страшные, разные и такие похожие, проживая сотни раз чужую жизнь, забывая о своей. А ведь ее не перепишешь с чистого листа и не напечатаешь заново. И не откроешь как википедию, чтобы узнать сюжет, а порой так хочется.
Возможно он больше не придёт, - эта мысль возникла внезапно. Глядя на расслабленное лицо Джека из-за освещения, казавшегося усталым, она поняла, что он сделал то, что хотел – вывернул себя на изнанку, пережив это ещё раз и возможно частично отпустив. Перед ней, психологом, он не боялся быть неправильно понятым. Хотя все же испытывал неловкость. Цена его откровение в ее кабинете - 30 долларов час. Да шлюхи дешевле берут и, наверное, терапия поприятнее. А она не помогла ему и от этого чувствовала себя неудовлетворенной с профессиональной точки зрения. И все же, если он решит уйти, это будет его право.
Кем он был в своих глазах? Не тот Джек, который цеплял маску для окружающих, даже для неё, а настоящий:
- Опиши себя.
Чем вызвана его неуверенность? Не достигнутыми целями? Ощущением ненужности? А хочет ли он быть таковым? И не поздно ли в его возрасте что-то менять? Нужно ли?
Её тон стал чуть резче и серьёзнее, когда она, перевернув страницу блокнота, разгладила ее ребром ладони и подняла на него темные глаза:
- Мы пришли в этот мир, чтобы познать и полюбить себя, а не для того, чтобы стеснятся и прятать себя настоящих и носить маски тех, кем мы не являемся. Это не жизнь, это мучение. И если ты устал мучить себя: прекрати это все и начни любить себя. Никогда больше не критикуй и не считай хуже остальных. Все проблемы у нас в голове. В нашем сознании и восприятии себя. Хватит жить по остаточному принципу - удовлетворяя запросы других, чтобы те похвалили или хотя бы не поругали. А потом уставать так, что сил остаётся только лечь, закрыть глаза и постараться забыться сном. Чтобы день сурка продолжался. Чуда не случится. Ни сейчас, ни под Рождество, но с любой другой день, пока ты однажды сам не изменишь свое отношение к себе. Однажды начинается сегодня. Здесь и сейчас.
Заставить полюбить самого себя будет невероятно сложно. Этот блок мало что сможет пробить. Если бы здесь сидела женщина, Шарлотта отправила бы её на шопинг и в СПА, а затем найти себе хобби и желательно молодого любовника. Но куда-то отправить сорокалетнего скептика, разочаровавшегося в жизни. На эвтаназию? Да ты само милосердие, дорогуша. Нет уж, давай ещё поработаем, пациент скорее жив, раз пришел к тебе.
- Джек, ты когда-нибудь любил?
Как семантик она должна была бы пояснить что именно подразумевает под словом «любовь», но мужчина должен был ответить на этот вопрос так, как ощущал это чувство. Заодно она и поняла бы, откуда было бы легче пробивать панцирь его защиты от окружающего мира: изнутри или снаружи.

Её не покидало ощущение, что она что-то упускала. Какую-то маленькую, но важную деталь. Она была на поверхности, но девушка все никак не могла ухватиться за неё. И это не давало покоя. Возможно она бы не придала этому нужного значения, если бы не проснулась с этой мыслью в три утра. А это уже не шутки. Бессознательное не раз подсказывало верное решение, вот только в этот раз это было не решение, а задача, решить которую психолог не могла. Пока не могла.
- Что ты хочешь больше всего?

+1

17

И вот настал момент, когда слова психолога должны были начать вызывать отторжение.
- Вы говорите про любовь? – он приподнял одну бровь. Потому что как иначе может один человек затмить собой все? Если же под страстью она имеет ввиду всего лишь похоть, то на этом далеко не уедешь, после пары-тройки недель, когда вы уже испробуете все, страсть сходит на нет.
И черт, он опять забыл. Они же на «ты». Джек продолжает быть предельно откровенным, но перестроиться просто не может.
- Если бы мне изменили, то совершенно точно, никаких отношений дальше быть не может. На самом деле, я считаю, что измена мужчины и измена женщины это разные вещи. Конечно… ты считаешь по-другому. – он кивнул с легкой улыбкой понимания, ведь прекрасно знал, что в их время, когда женская часть населения планеты (в большинстве стран) добилась равноправия, они будут мыслить иначе. И в таком случае, он наткнулся бы на кучу критики, так что ему повезло, что перед ним сидит всего одна дама. Может быть она и не станет критиковать, ведь она психолог, но помимо этого, все еще женщина.
- Опиши себя.
- Ммм… в каком смысле? – внимательный взгляд мужчины остановился на лице Шарлотты. – Я… такой какой я есть. – этот вопрос оказался значительно сложнее всех остальных, потому что раньше думать о том, как ой он, Джеку не приходилось. – Я простой человек… простой в потребностях – мне много не нужно. – спокойно качнул головой он, - Но сложный в характере, потому что упрям. – впрочем, и это был не такой уж минус.
- Но я вообще-то… Нормально к себе отношусь… - пожалуй, впервые за обе их встречи Джек выглядел растеряно. Обвинение в нелюбви к себе поразило его. – Знаешь, ведь дело не во мне
Хотя к психологам ходят, чтобы изменить себя, не так ли? Так зачем он пришел, если считает, что ему меняться ни к чему? Но это не упраздняло того факта, что Джеку помощь была просто необходима… иначе почему так хреново на душе? Почему так тяжело? Когда обстоятельства очень давят и устранить их невозможно, к нам часто приходит чувство безысходности. Мы пытаемся что-то изменить, еще и еще раз обдумываем неудовлетворительные аспекты своей жизни. А в жизни Джека этих аспектов было хоть отбавляй. На самом деле он бы не мог назвать ни одной сферы, которая бы его устраивала. За счет индукции «идеального» работает мышление, действуют планы, цели, установки, смыслы, подключаются образы должного и желаемого. А потом они не находят выхода… Именно поэтому он так удручен.
Джек знал, что следующий вопрос непременно будет. И вспоминать о своей первой любви (и единственной, чего уж греха таить) мужчине не хотелось.
- Да. – ответил он после паузы, в которой будто собирался с силами. – Это было на первом курсе колледжа. Она была очень красивой… Просто ангел. – в этот миг лицо его изменилось, и в голосе отдало теплотой, - Но, как видишь, ничего не получилось. – он развел руками довольно спокойно. – Здесь нечего рассказать. Я склонен думать, что это просто была не судьба.
Если бы он полюбил кого-то так же, то непременно постарался бы удержать, больше не совершил бы ошибки. Во всяком случае, мужчина был благодарен судьбе зато, что вообще испытал это чувство. Жаль, что оно бывает так редко.
- Что ты хочешь больше всего?
Это был вопрос, над которым действительно стоило подумать, и он заглянул в себя.
- В последнее время я хочу сдохнуть. – подавшись вперед, Джек понуро оперся локтями на свои колени и взглянул на Мисс Бэйли, - Я устал… чертовски устал… - вот теперь он и правда снял маску, - Как будто я пытаюсь всю жизнь выбраться из болота, целого болота дерьма, которое затягивает меня, не выпуская, и все, чего хочется - это достичь берега, доплыть, выброситься на него обессилено, закрыть глаза… и вздохнуть спокойно. Вдохнуть полной грудью… «Боже, как хорошо, наконец-то...» Но берег не достижим и поэтому приходится уцепиться за первую подходящую корягу и дрифтовать дальше, в этом дерьме вместе со всеми. – хорошо, что больше никто не слышал их сейчас, ведь, вырви эти слова из контекста, его посчитали бы сумасшедшим. Но его чувства были настолько глубоки, насколько Джек выражал их сейчас.
Он смотрел в глаза Шарлотты, пытаясь определить, о чем она думает в этот миг. Он не самоубийца, но он и правда устал… Прямо как в фильме Зеленая Миля. Взять отпуск здесь не поможет, он просто не захочет возвращаться. Просто уехать и не вернуться, можно ли так?

Отредактировано Jack McNairy (12.12.2018 19:39:22)

+1

18

И правда, а с чего она взяла?.. Шарлотта закусила губу. Сильный промах, очень сильный. Но ведь она и правда считала, что человек выросший под таким гнетом имеет не слишком высокую самооценку. И это конечно прекрасно, что Джек не потерян и сломлен, но ее это как специалиста дискредитирует. Досадно. Настроение ухудшилось, впрочем, вины мистера МакНейри в этом не было. Это целиком и полностью ее просчет. Все же надо больше времени уделять работе, хотя, казалось бы, куда еще...
Люди делятся на две категории, как очень любят наглядно показывать различные картинки с просторов интернета. Кола или Пепси, эппл или андроид, настольные игры или компьютерные – третьего не дано. Так и здесь, всегда кто-то виноват: или ты или окружающий Мир. В этом и состояло заблуждение Шарлотты. Она привыкла винить в своих неудачах только себя, даже когда очевидно была невиновата. Но ей легче было устроить самобичевание себе, нежели обвинять всех и вся. Джек видел мир по-другому, воспринимал по-другому и да, у него были все основания обвинять других.

Девушка уже собиралась задать следующий вопрос, видя, что мужчине вопрос о любви давался не легко, но он все же ответил. При словах описания первой любви ее клиента, Шарлотта широко улыбнулась. Это прекрасно, после стольких лет, он все равно вспоминал ее с теплотой. Жаль, что это не кино, где девушка-ангел могла бы услышать, что, а главное, как, о ней говорит Джек. Волшебное чувство, жаль такое редкое.
Следующий ответ не поразил ее. Наверное, потому, что она и ждала чего-то подобного. Она подняла на него взгляд, но все же отвела. Это вполне позволительно, они не на допросе, и она вовсе не собирается врать, что ей сейчас трудно что-либо сказать. Иногда Шарлотта чувствовала себя так же. Когда долго держишься, быстрее ломаешься, а на склейку каждый раз уходит все больше и больше времени.
- Зачем вы здесь? - девушка аккуратно закрыла блокнот, закладывая ручкой нужную страницу, на которой слово "самоубийство?" было обведено не менее пяти раз. Она могла спросить: почему ты не сделал этого? Рискуя сесть за решетку. Джек вполне мог написать на нее заявление, за склонение к этому поступку. Свобода слова — это конечно хорошо, но нужно думать, что и кому ты говорить. Чем дальше продвигались они, тем тяжелее становилось ей. И это было странно, крайне странно, потому что последний раз она испытывала подобное в момент развода. Джек словно попутно и из нее вытаскивал то, что она так долго скрывала от других. Но с этим Шарлотта будет разбираться позже. А может и не с чем разбираться, может это просто усталость? Да, скорее всего так и есть. Конец года, все обостряется и усталость наваливается с удвоенной силой.

Yeah Yeah Yeahs - Runaway

Когда мистер МакНейри покинул ее кабинет она устало опустилась в кресло, еще хранящее тепло его тела. Ей стало интересно, как это, сидеть и раскрывать душу абсолютно чужому человеку? Какого это знать, что, когда приемы закончатся, твоя тайна останется между тобой и тем, чей образ вскоре сотрется очень быстро, время беспощадно к воспоминаниям. Шарлотта откинулась на спинку, закрывая глаза. Как она его понимала. По-своему, но понимала. Она как лягушка, попавшая в кувшин с молоком, старательно работала лапками, стараясь его взбить в масло и выбраться. Но видимо ее сил было недостаточно и молоко то и дела пыталось поглотить ее, заставить захлебнуться. Здесь даже дрейфовать нельзя было – на секунду остановишься и уйдешь на дно. Возможно сейчас ей просто нужен был перерыв. Исчезнуть из поля зрения всех тех, с кем была связана незримыми ниточками общения. Одиночество не так уж плохо. Порой даже необходимо. Нет, сегодня она не поедет поддерживать подругу и даже не поедет плакаться ей. Показать свою слабость было для нее непозволительно. Она могла быть глупой, могла быть смешной, могла быть любой в глазах окружающих, но только не слабой. Не потому ли она сама не ходила на приемы? А один единственный запомнился ей на всю жизнь откровенным похуизмом школьного психолога. Но если вспомнить, а с кем она говорила по душам? Кто знал о ней больше, чем следовала? Да никто.
Почувствовав влагу на щеках она, вытерла ее и словно, не веря себе с недоумением смотрела на мокрые ладони. Это нормально, слезы давали выход слишком долго копившимся эмоциям. Значит сейчас это нужно. Хотите покопаться в себе, мисс Бейли? Почему бы и нет, приступайте. Она потянулась к блокноту и открыв новую страницу, сделала первую запись: Опишите себя.

Спустя час она закрыла блокнот, где страницы местами распухли от слез, которые она и не собиралась останавливать. Ей стало легче. Нет, жизнь не изменится, и она сама не изменится, поэтому нужно брать себя в руки и жить дальше, радуясь тому что есть и добиваться того, чего хочешь. Никто не поставит тебя обратно на ноги, кроме тебя самого.

Удивительно, но Бетти еще была на месте. Подойдя к стойке Шарлотта улыбнулась:
- Бет, будь добра, отмени приемы на завтра, а все оставшиеся перенеси на неделю после Рождества.
- Оу, все в порядке? - взгляд девушки осматривал лицо психолога получше любого рентгена.
- Да, все в норме, просто кажется простыла, не хочу свалиться перед праздниками, да и остальных заражать. Если буду отказываться, запиши после праздников со скидкой в двадцать процентов, - для убедительности она шмыгнула пару раз покрасневшим носом.
- Ладно, будет сделано, не беспокойся.
- Спасибо, до встречи.
- Поправляйся.

Звонок руководству, и она свободна. Жаль от себя не сбежать. Как там говорил Джек про сон... В любом случае, это очень хорошая идея.

Отредактировано Charlotte Bailey (13.12.2018 17:31:24)

+1

19

Тогда и сейчас… Оборачиваясь назад и смотря на себя школьника, Джек мог бы сказать, что психолог попала в точку, имея ввиду того мальчугана, который и правда не думал, что заслужил хоть чего-то хорошего, был неуверен в себе. У него были всего пара друзей, с остальными же он вообще не общался, и скорее всего слыл аутсайдером.
Все изменилось, когда он уехал, поступив в колледж, только со временем он смог поверить в себя, после того, как его жизнь изменилась. Он уже не был тем мальчиком, ему было уже сорок. Много воды утекло.
Но не всем удается себя изменить.
Порой Джек чувствовал себя так угнетенно… а порой откуда ни возьмись, не смотря на то, что ситуация оставалась все той же, в нем возникала такая неведомая сила, что он мог бы вытащить из того самого болота всех. Одного за другим… И это было нечто невероятное. Откуда в его нервной системе такие резервы? Может быть это то, чему он научился за свою жизнь, или же это было всегда, с самого рождения? Или это всего лишь защитная реакция организма?
Когда отступать некуда, иногда появляется второе дыхание…
Он не был счастлив, но он, по крайней мере, был силен внутренне.
- Потому что мне тяжело. – ответил Джек на вопрос, что повис в комнате. Он пришел к психологу, потому что наверно наивно надеялся, что она как фея взмахнет палочкой и все пройдет, или что она посоветует ему что-нибудь, или что пропишет какие-то чудодейственные пилюли. Он совершенно не знал, что его здесь ждет, но, во всяком случае, это был новый опыт.
У него есть квартира и работа, все это, что сам Джек считает не достаточно хорошим. Кусочки… эти кусочки жизни тоже могут распасться.
Когда он поднялся на ноги, то ощутил, что стало только хуже. Теперь у него болела голова. С нами что-то происходит, правда? Со всеми людьми… Какая-то червоточина.
Депрессия… дни сменяющиеся друг за другом все тяжелее и тяжелее… Затяжная зима… не только за окном, но и на сердце.

IAMX - Bring Me Back A Dog

К пятнице следующей недели Джек оказался в стриптиз клубе, где музыка долбила по ушам и молоденькие девочки крутились у шестов в плывущем свете софитов, рассеянных лучах, танцующих на их обнаженных фигурах. Когда-то надоедает грустить. Он был пьян и чувствовал себя хорошо, толком не осознавая всего, что происходит, но от этого было еще приятнее. Безудержное, агрессивное веселье, когда хочется поливать себя из бутылки алкоголем, смывая все проблемы. Так, словно это поможет. Помогает до утра, ну или до протрезвения.
Обрывочные воспоминания, фрагменты, стук сердца, мерцание перед глазами, привкус алкоголя на губах, горечь во рту. Саморазрушение… деградация, упадок…
К слову, когда настало время идти к психологу, Джек все еще не протрезвел до конца. И сегодня у него был выходной.
Он бодро взлетел по лестнице наверх, все еще подгоняемый допингом в крови, вошел в дверь, остановился, принеся с собой какой-то сумбур и хаос. Такого в этом кабинете точно не было.
Его рука взметнулась вверх непроизвольно. Он показал пальцами одной руки большую букву Л.
- Лузер прибыл, давайте начнем терапию. - Его слова звучали как насмешка над всем тем, что здесь делает психолог.
- Как прошла неделя?
- Охрененно. – с чувством ответил он, выискав кресло, которое было все там же и плюхнувшись в него, - Ничего не изменилось. Но сегодня ночью я трахнул какую-то малолетнюю танцовщицу в туалете стриптиз клуба. И где они таких набирают … - он многозначительно покачал головой, вспоминая игриво завязанные хвостики, как у школьницы. Собственное вызывающее поведение было оценить довольно просто по взгляду Мисс Бэйли.
Джек откинулся на спинку кресла, закидывая ногу на ногу и жуя жвачку, будто она помогла бы отбить этот запах.
- Нет, это можете не записывать. – он выставил ладонь вперед. – На самом деле я уверен ей уже было 21. «Нет, не уверен»

+1

20

Рождество прошло как обычно. И это было приятно, когда все проходит, как и в предыдущие года, спокойно и в том же составе. Кто-то гонится за развлечениями, кто-то за новизной, а ей был необходим этот пойкой. Эта неделя перед праздником, чтобы прийти в себя. Ведь как бывает, настроение, захватывающее тебя ещё в самом начале месяца, куда-то исчезает. Все, нет его. Испарилось, словно зарплата после покупки подарков. И огоньки уже так не радуют, и выпечка не возвращает в беззаботное детство. Все, давайте уже Рождество и Новый год, зажжем елку на площади, выпьем и ляжем спать, чтобы поскорее настал следующий год, который обязательно станет лучше предыдущего. Но в этот раз ей удалось справится со своей депрессией. И это было прекрасно, вновь начать слушать бодрые мелодии и пить чай с имбирным печением смотря на темное небо с падающими хлопья снега.
Хотя после двадцатых чисел поток клиентов иссякал, Шарлотта же работала до последнего. Впрочем, все, кто был занят праздниками, после них нахлынут такой волной, что она будет приползать домой с языком на плече и гудящей головой. О, им всем точно будет что ей рассказать! Все ожидали чего-то большего, чем милые безделушки, свитера с оленями, духи или именную зажигалку. Предложение руки и сердца, ну или хотя бы съехаться. Родители подарили не ту модель телефона. Муж приехал позже чем следовало - наверное был с любовницей. И так до бесконечности. Пора бы уже составить шпаргалки на такие случаи.
В этом году из частных клиентов у неё остались лишь миссис Грей, вдова издателя и владелица книжной лавки в паре кварталов отсюда, а также Джек, ставший ее головной болью и постоянным желанием курить. И если Мелиса всего лишь будет рассказывать ей в сотую раз свою историю знакомства с супругом и как она ждала ему и хранила письма (их Шарлотта уже кажется знала наизусть) и будни своих кошечек, то со вторым клиентом работы было куда больше. Но отказать она не могла, да, наверное, и не хотела.
В этот раз он вновь немного задерживался. Решив, что МакНейри как и в прошлый раз зашёл за кофе, Шарлотта спокойно просматривала сайты одежды, пестрящие своими скидочными предложениями. Прекрасная пора для бюджетных шопоголиков.
Если он не явится через десять минут она с чистой совестью закроет кабинет и поедет в один из центров, поднимать себе праздничное настроение. И от этой мысли становилось чуточку лучше.
Но Джек явился. Именно явился, распространяя устойчивый запах перегара, тут же поплывший по помещению, от чего захотелось распахнуть окна. Он явно был пьян. Определить насколько она не могла, но сам факт того, что мужчина так себя повёл наталкивал на определённые мысли: Что-то случилось; Не смотря на состояние, он все равно пришёл. Значит есть что рассказать.
Шарлотта лишь молча проследила за тем, как он уселся в кресле.
- Как прошла неделя? – вежливо поинтересовалась она.
Ох лучше бы не спрашивала. Да собственно говоря и так все было видно.
Джек вёл себя развязно и даже вызывающе. И вроде ничего такого, обычная история из жизни холостяка. Но подробности, которые ей конечно же нужно было знать (нет) все же вызвали отвращение. Шарлотта непроизвольно дернула бровью, стараясь сохранить непроницаемое лицо. Трахать девочек моложе себя в два раза, да уж, тут явно есть чем гордится. Закусив губу, она решала, как лучше поступить: отправить его или все же выслушать. Но все же уселась напротив, придерживая норовивший сползти с коленей блокнот:
- Скажу сразу, появление в таком состоянии здесь недопустимо. Если случилось что-то, о чем мне следует знать, помимо случайного секса с молоденькой танцовщицей - то говори. Если нет, то лучше перенесём нашу встречу на неделю, когда ты будешь в состоянии вести разговор. Как часто ты пьешь?

Пьяные бывают разные, кто-то тихий и спокойный, кто-то веселый и шумный, Джек был разрушающим. Нет, конечно если бы он сидел подавленным и чуть ли не плача рассказывал свою историю, она бы не стала просить его уйти. Но сейчас лучше отправить его домой, выспаться и протрезветь. И да, ей было крайне некомфортно находится с ним в одном помещении один на один. Возможно она даже немного боялась его. Кто знает, что что у него на уме. Конечно она должна была это знать, но пока с этим были проблемы и разобраться в нем не удавалось.

+1

21

— Вы пришли молиться?
— Я пришёл думать.
— Думать в храме — это значит просить совета у неба, а вы смотрите вниз во тьму.

Джек поднял обе руки, взъерошивая короткие темные волосы и звучно выдыхая.
- Пью редко. Не так часто, как хотелось бы. Но я понял вашу параллель. Нет, я не алкоголик, мне достаточно было насмотреться на свою мать. – черт, какое удобное кресло, и почему он раньше этого не замечал.
- Я не хочу сегодня погружаться в омут памяти. Давайте придумаем что-нибудь другое, тем более, мне кажется я уже все рассказал. – остальные мелочи и события не обязательно вспоминать и пересказывать, они все носят именно такой же характер как и остальное, что мужчина уже рассказал.
Уже было вполне понятно, что вся жизнь Джека – это кладбище его мечтаний. Так и не сбывшихся, сколько бы ни старался. Дерьмовая жизнь, одним словом. Кажется, он был не прав, когда говорил, что достаточно будет дрифтовать, если он не старается, все становится только хуже, болото затягивает, поэтому нужно периодически барахтаться. И он не знает, как выбраться из этой ловушки. Остается разве что ждать смерти. Дары смерти всегда благосклонны, ведь что может быть лучше спокойствия и безмятежности, которое удастся наконец-то обрести.
- А переносить нашу встречу не вижу смысла… Разве что-то изменится? Новый год на носу… Знаешь, жизнь не изменится, от того что я похожу сюда еще несколько раз. – глубочайшее понимание собственной ситуации отразилось в усталых глазах журналиста. Он же не маленький мальчик, который еще верит в сказки.
- Так что просто отработаем последний сеанс и все, окей? – с видимым превосходством над собственной участью, произнес Джек.
Черт, другие тридцать баксов доставались ей явно проще, чем с ним, так не будем портить статистику. Он не воспрянет, не возродится как феникс из пепла, такого не случится. Все это жалкие домыслы людей, которым просто хочется верить в хороший исход, верить во что-то, как например в Бога. Или в гадалок, которые непременно скажут им правду и облегчат им душевное состояние. Но это все ложь и самообман. А самообманом Джек никогда не занимался, предпочитая слишком трезвый, хоть и болезненный взгляд на жизнь.
Наверно у судьбы есть собственный список, как у Санта Клауса, вот только никто в нем не заслужил подарков, и Джек был в этом списке. Причины нет, просто так, просто ему не повезло…

+1


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » спасибо, приходите еще (нет) ‡эпизод