http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/51687.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: сентябрь 2019 года.

Температура от +15°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Фаворит ‡альт


Фаворит ‡альт

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время и дата: 1762 год и далее
Декорации: Российская империя
Герои: Екатерина II, граф Григорий Григорьевич Орлов, подпоручик Григорий Александрович Потёмкин
Краткий сюжет: человек не властен над своим сердцем, никого нельзя считать преступником за то, что он полюбил или разлюбил. (с)

Отредактировано Georgy Klimov (02.01.2019 08:52:01)

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Лето 1762 года выдалось жарким. Казалось, коварная Фортуна вновь испытывает на прочность Российскую империю, начавшую забывать ужасы правления Анны Иоанновны, засилье немцев и  короткое царствование Анны Леопольдовны, ставшей регентшей при малолетнем сыне Иване. Устав терпеть над собой иноземцев, народ присягнул той, кого почитал единственно законной государыней – дочери Великого Петра. Елизавета въехала в Зимний дворец на плечах гренадеров Преображенского полка и провозгласила себя новой императрицей. Следующие двадцать лет пронеслись чередой пышных празднеств, которые так любила устраивать Елизавета. Она скончалась в декабре минувшего года в своём любимом Летнем дворце, объявив наследником племянника, сына старшей сестры Анны и герцога Голштинского.
Пётр Фёдорович не скрывал радости, узнав о смерти царственной тётки. От доверенных лиц Елизавета знала, какую ненависть возбудил к себе Наследник; его невежество, грубость, презрение ко всему русскому и преклонение перед королём прусским заставили императрицу задуматься о возможности передать престол внучатому племяннику Павлу. Однако же до самой своей кончины она так и не пожелала переменить решение, положившись на волю Божию.
Первые же шаги, предпринятые государем, вызвали негодование в рядах гвардейских офицеров. Единым росчерком пера земли, завоёванные в ходе Семилетней войны, были возвращены Пруссии и объявлено о союзе против Дании с целью возвратить герцогству Голштинскому Шлезвиг. Масла в огонь подливали слухи, будто бы Пётр намерен вскорости оставить постылую жену, имея все основания подозревать её в неверности, и обвенчаться с Елизаветой Воронцовой. Екатерину он желал навеки заточить в монастырь, кричал на неё в присутствии двора и во всеуслышание называл дурой.
Над столицей сгущались тучи. Не слушая советов приближенных, император с азартом ребёнка готовился к датскому походу. Накануне Петрова дня он выехал в Петергоф, где готовились празднества в честь тезоименитства императора. Накануне в столице был пущен слух, что отдан высочайший приказ арестовать Екатерину Алексеевну во время торжественного обеда. Стало известно, что поручик Пассек, один из членов тайного кружка, куда входили братья Орловы, воспитатель цесаревича граф Никита Иванович Панин и многие офицеры Измайловского и Преображенского полков, уже арестован.
Будучи распорядительницей торжеств, Екатерина должна была встречать мужа в Петергофе, но бежала оттуда на рассвете, едва узнав о начавшихся волнениях. Весточку привёз Алексей Орлов, которому поручили доставить императрицу в Петербург.
"Бабий век" Российской империи продолжался…

Коротки светлые июльские ночи, в воздухе разлиты тишина и зной. В парадных залах и комнатах Летнего дворца замерла дневная суета, умолкли голоса, погасли свечи. Нынче государыня давала бал, но еще до наступления полуночи удалилась во внутренние покои, сославшись на нездоровье. В присутствии двора граф Григорий Григорьевич Орлов дерзнул просить дозволения сопровождать императрицу. Сия милость была ему оказана.
Фрейлины, ожидавшие государыню в опочивальне, при виде графа вспорхнули со своих мест и поспешили скрыться в гардеробной. По истечении часа их вызвали звонком; Екатерина лежала в постели одна, парадное платье, богато украшенное серебряным кружевом, было брошено на пол и безжалостно истоптано сапогами. Государыня была бледна и выглядела утомленной.
- Ну, - потребовала Марья Саввишна, смерив строгим взглядом стоявшую перед ней молоденькую фрейлину. – Или язык проглотила? Говори, опять лаялись?
Та испуганно присела, заливаясь стыдливой краской.
- Его сиятельство уж больно гневались, что государыня изволили абы кого чинами жаловать.
Речь шла о вахмистре Конной гвардии Потёмкине, чей полк одним из первых присягнул на верность Екатерине. Он начал службу при бывшем императоре, был взят в ординарцы к генерал-фельдмаршалу, его высочеству принцу Георгу Людвигу и в смутные дни, предшествовавшие перевороту, по зову совести и сердца примкнул к кружку братьев Орловых. Перед тем как подписать, Екатерина внимательно прочитывала подаваемые ей бумаги. Наткнувшись на фамилию Потёмкина, она без труда вспомнила высокого юношу, поразившего её своим могучим сложением и статью. В голубых глазах, глядевших на неё прямо и с почтением, светился недюжинный ум. Чувствовалось, что этому человеку неведом страх, он готов жертвовать собой, но не другими.
Командующий полка просил пожаловать вахмистру Потёмкину чин корнета. Пребывая в раздумьях, Екатерина прикусила кончик гусиного пера. Перед её мысленным взором вновь возникло  смелое, волевое лицо, орлиный нос, высокое чело, брови вразлет, светло-русые волосы, напоминающие львиную гриву, и открытая улыбка молодого гвардейца…
Обмакнув перо в чернильницу, императрица вывела напротив фамилии Потёмкина: «Быть подпоручиком».
- Истинная преданность и сердечная к нам привязанность достойны всяческих наград.
- Известно ли вам, государыня, что в России любой готов жизнь за вас отдать? Что ж, каждого солдата в генерал-аншефы прикажете произвести? – спрашивал граф, досадуя на слишком крепкую шнуровку корсажа. Он действовал с проворством опытной камеристки, и скоро Екатерина вздохнула свободнее, не испытывая привычного давления на рёбра.
- Вы полагаете, я не вправе решать, кого наградить, а кого лишить своей милости? – ответила она удивленно и после добавила с притворною ласкою: – Григорий Григорьич… Вы забываетесь.
- Нет, государыня, - возразил Орлов, вспыхнув от гнева. – Это вы, должно быть, запамятовали, кому обязаны своим возвышением!
С лица женщины схлынули все краски; она отвернулась, оскорбленно поджав губы. Григорий понял, что хватил лишку, и последовал за императрицей в альков, умоляя простить.
- Бес попутал, матушка, ей-богу… и в мыслях такого не имел… - твердил граф, хватая Екатерину за руки и осыпая их поцелуями. Она осталась безучастна к пылкости своего «случая», повергнув его в отчаяние.
- Извольте удалиться, - устало повторила государыня, садясь к зеркалу и вынимая цветы из волос. Орлов встал позади её кресла, сжимая кулаки. Его гнали прочь, как нашкодившего щенка.
- Как вам будет угодно, ваше величество, - проговорил он нетвёрдо, почтительно поклонился и вышел, оставив Екатерину размышлять над его словами.
Эта ссора болезненно подействовала на неё. Григорий ведёт себя так, словно он законный муж и коронованный император и может ей приказывать. Он и не скрывает, что мечтает разделить с нею трон. Их любовь обрела плоть и кровь, навеки соединившись в сыне Алексее. Умри Павел, есть кем заменить наследника. Цесаревич рос хилым, нервным и впечатлительным. Пётр Фёдорович не отличался крепким здоровьем, и сын унаследовал его недостатки.
Но чтобы передать трон Алексею, ей надобно обвенчаться с его отцом. Елизавета Петровна, царствие ей небесное, была привенчана спустя два  года после своего рождения. Да и сама она не побоялась же вступить в тайный брак с графом Разумовским!
Камнем преткновения стала непомерная гордыня Орлова и простиравшаяся повсюду алчность. Сколько не дай, всё мало. Екатерина была щедра к тем, кто помог ей взойти на трон, не жалела для верных людей ни денег, ни чинов. Именным указом императрицы капитан Григорий Григорьевич Орлов был произведён в майоры и награждён орденом Святого Александра Невского, ему были пожалованы звание камердинера и шпага, осыпанная бриллиантами. В день своей коронации Екатерина назначила его генерал-адъютантом и даровала графское достоинство ему и всем братьям Орловым.
Отложив в сторону резной гребень, императрица невесело усмехнулась. Не о любви идёт у них спор, а о власти. Больно тесно на троне, двоим не усидеть. Так и проходит страсть, короткая, как летняя ночь…

На рассвете перезвон колокольчика в комнатах, смежных с императорскими, оповестил ожидавшую там камер-юнгфрау о пробуждении государыни. Марья Саввишна Перекусихина сопровождала императрицу во всех путешествиях и являлась к ней по первому зову днём и ночью. Екатерина называла её другом и питала особенное доверие. Самые знатные вельможи почитали своей обязанностью оказывать Марье Саввишне уважение, дабы оставаться с нею в добрых отношениях, столь велико было её влияние на государыню.
Остальная прислуга еще спала и, войдя в опочивальню, она застала Екатерину за приготовлением кофе.
- И, матушка моя! – всплеснула руками фрейлина. – Нешто девки спят? Так я их мигом растолкаю!
- Оставь, пускай спят, - отмахнулась императрица, переливая напиток в фарфоровую чашку и садясь в кресло. Кофе получился крепким, помогая прояснить мысли. Ночью она не сомкнула глаз, по косточкам разбирая ссору с Орловым. В последнее время это происходит всё чаще, Григорий Григорьевич стал несдержан, позволяет себе лишнего, потом кается, молит о прощении, и так по кругу. Уверенность, что он сегодня-завтра сделается императором, кружит ему голову.
- Граф во дворце ночевали, - сообщила Перекусихина, одевая государыню к выходу. Екатерина молча слушала, полузакрыв глаза. На балу она не раз чувствовала на себе чей-то жаждущий взгляд и оглядывалась, ища, кто бы это мог быть. Её беспокойство не укрылось от ревнивого ока фаворита. В толпе гостей находился и недавно назначенный подпоручик Потёмкин, чей неожиданный успех вызвал неудовольствие графа Орлова. Заметив его среди танцующих, Григорий Григорьевич заслонил  собою императрицу и никому не давал к ней приблизиться.
«Ревность? – думала Екатерина, сжимая руки на талии. – Смешно. Будто я не знаю, что его манит во мне. Будь я простой крестьянкой, а не немецкой принцессой и русской императрицей, желал бы он меня так же сильно
- До утра в покоях Алексея Григорьича водку пили и в карты резались.
- Шкатулку подай.
Выбрав нитку крупного жемчуга, она приложила его к шее и взглянула на себя в зеркало.
- Думаешь, любит меня? – вполголоса спросила Екатерина, чуть сдвинув тёмные брови. – Говори, не бойся.
Марья Саввишна почтительно подошла, чтобы застегнуть украшение.
- Да как же вас не любить-то, матушка
Было время, когда она и сама так думала. Но жизнь оказалась жестока к юной немецкой принцессе, которую с первой встречи возненавидел муж. Екатерина изо всех сил старалась понравиться ему, а в ответ слышала грубости и насмешки. Целых десять лет их брак оставался бездетным, а всё потому, что Пётр Фёдорович испытывал отвращение к жене. Любовь, страсть она познала с другим мужчиной.
Однажды  Екатерина дала себе слово, что взойдет на престол и станет великой. Немногие верили в неё, но она верила в себя, и вот она Императрица и Самодержица Всероссийская. А прежде всего женщина, ищущая и жаждущая любви.
- Любит, говоришь… - оглянувшись через плечо, Екатерина усмехнулась своему отражению в зеркале. - Скажите графу Орлову, что я не желаю его видеть до нашего отъезда.

- Откуда он только взялся… - выдохнул Григорий, смотря на Алексея красными от водки и недосыпа глазами. Тот понимающе кивнул и встряхнул опустевший штоф, проверяя, не осталось ли чего на дне.
- Как ни повернусь – он тут как тут, глаз с государыни не сводит!
- А она?
Брат скрипнул зубами.
- Смеётся. Баба и есть баба, будто не знаешь.
- Окоротить бы надо.
- Государыню?
Алексей тряхнул головой, и во все стороны полетели капли пота. Он расстегнул мундир и вытер взмокшую шею.
- Подпоручика этого.
Григорий одним глотком осушил бокал и придвинулся к брату. Вдвоём они сочинили записку, в которой говорилось, что граф Орлов приглашает подпоручика Потёмкина на партию в вист. Кликнули денщика Алексея и велели ему отнести записку, а сами легли спать. [icon]https://i.imgur.com/RmadCFB.jpg[/icon][status]...[/status][nick]Екатерина Алексеевна[/nick]

Отредактировано Georgy Klimov (16.01.2019 22:31:28)

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Фаворит ‡альт