http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Маргарет

На Манхэттене: март 2019 года.

Температура от 2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Город любви и исполнения желаний ‡FB


Город любви и исполнения желаний ‡FB

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://funkyimg.com/i/2Q2EY.jpg

Время и дата: Февраль 2016
Декорации:Париж
Герои: Виктор и Джерри
Краткий сюжет:Джерри мечтала попасть в Париж на курсы всемирно известных бариста. Ее мечта исполнена не без участия Виктора. Совершенно "случайно" эти двое встречаются в городе влюбленных. Знак ли это?

http://funkyimg.com/i/2Q2Fa.png

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

Виктор Андервуд терпеть не мог Париж. Не нравился он ему и все тут. Ведь есть же Марсель. И Страсбург. И там есть комфорт, милое очарование номинальной провинции. Париж же был затаскан как самая популярная простуженная проститутка. И это сравнение усугублялось изменениями, происходившими со временем. Просто когда Франция пожалела о своих лояльных эмиграционных законах, было уже слишком поздно. На улицах уже обозначились аборигены-завоеватели с апломбом местных королей. Эбеноволикие маргиналы - смешение арабских и европейских кровей, сбрызнутых африканской неистовостью и безрассудством. Больше стен стало разрисованными граффити, больше мусора появилось под ногами. Эйфелева башня заменила собой минарет, а франко-вестгото-бретонский генофонд сдался под напором арабов и берберов. Пройдет еще пара лет и к ним присоединится новая волна мигрантов, когда мечеть и хиджаб вознесутся в символику новых повмеместных трендов куда ближе к жизни и истине, чем любая коллекция с парижской недели моды.
И, казалось бы, ну не нравится тебе город – сиди дома или отправляйся в другой, но нет. Виктор Андервуд был в ненавистном Париже. Потому что не смотря на то, что он терпеть не мог Париж, к Джерри Лемон он испытывал полностью противоположные чувства.
Стоит заметить, все произошло очень спонтанно. За прошедший месяц Виктор нарывался на звание почетного посетителя кофейни, где она работала, но выходило это у него неравномерно. Он то заезжал каждое раннее утро, с открытием и в отсутствие многолюдных посетителей, то пропадал на неделю-полторы, оставляя Джерри без своего внимания, лукавых улыбок и разговоров, тем самым безжалостно грабив самого себя от ее пряничного лица и озорного взгляда. Ее рассказ о французском мастер-классе от именитых бариста был встречен им практически безэмоционально, парой кивков головы и репликами о том, что он тоже находит это мероприятие чрезвычайно полезным опытом, и ей стоит рискнуть поучаствовать. Бессовестно воспользовавшись случаем, напоследок Виктор урвал краткий поцелуй в губы с тихим "на удачу". Дальше все как-то случилось по велению ее величества спонтанности и маэстро вдохновения. А еще по мановению одной встречи и трех звонков людям, хорошим знакомым и партнерам, развивающим сферу среднего и малого бизнеса. Им было о чем договориться к обоюдному удовольствию, и Виктор в некотором смысле укрепил сотрудничество, осознавая рациональность расчета за оказанную ему услугу. И казалось бы, на этом можно было успокоиться. Усесться обратно на свои дела, в прежнее русло жизни и жить дальше, ожидая ясный лик осчастливленной Лемон, когда она расскажет о своей небывалой удачей, договориться подвезти ее в аэропорт или сделать еще какой-нибудь вежливой заботы жест, но в день вылета Андервуд прорывая своим гневом стратосферу рвет и мечет сектор связи с общественностью, а потом едва ли не до ночи сидит с перекошенным на шее галстуком в кабинете мэра в обсуждении стратегии работы.
Итак, как уже можно было понять, идея вылететь за Джерри приходит спонтанно в уставшую голову и не находит ни единого повода чтобы это не сделать. Он оставляет Марте голосовое сообщение о командировке и бронирует билет. И только в аэропорту Шарля-де-Голля Виктор вспоминает о своей неприязни к этому городу. И с этим муторным ощущением внутри он едет до отеля, где снимает номер на день с возможностью продления. Пренебрегая прогулками, экскурсиями и выставками, Виктор отсыпается после перелета и приводит себя в порядок лишь вечером.
Он стоял у окна, не зажигая света, курил. Смотрел на крыши зданий, кривые улочки, потоки машин и прохожих. Говорят, твой дом там, где тебе хорошо. А где ему было хорошо? Нетуристические кварталы древнего французского города лишний раз подтверждали, насколько людям просто существовать в тесноте, едва ли не на головах друг у друга. Картавый галдёж поднимался с улиц густым жирным паром и вливался в приоткрытый проем балкона. Нездорово, как кожная сыпь, сияли мириады огней, разъедавших темноту вечера. Он думал о том, зачем приехал и решался добраться к месту проведения мастер-класса. Думал о Джерри. Воспоминания о первых робких шагах их совместного общения и флирта позабавили. Виктор улыбнулся. Сердитая Джерри. Весёлая Джерри. Джерри, проявляющая неожиданную властность, и Джерри чуткая и милая. Мимолётные настроения и эмоции рыжеволосой зазнобы – тысячи крошечных кусочков ее души, сливавшихся в один-единственный, простой и чистый мотив. Всё это имело больше значения, чем он мог себе тогда представить.
Зачем ты прилетел сюда, Андервуд? – спрашивал он у себя, закатывая рукава сорочки. Зачем? – повторял, накидывая пальто на плечи и широким шагом выходя из отеля. Такси стояло у тротуара неподалеку. Плюхнувшись на заднее сидение, он назвал адрес места, где мастера учили талантливых начинающих разным видам приготовления, где крепкий кофейный запах бил в нос, и пальцы старательных учеников пачкались в рассыпчатом натуральном кофе. Виктор остановился у парапета на улице через дорогу напротив входа. Должно быть, через несколько минут урок-практикум закончится, и развеселые ученики высыпят на улицу, среди которых будет она. Рыжая девушка в шапке со смешным помпоном. Виктор задумался о том, что скажет ей. А потом представил, как должно быть чудовищно это будет выглядеть. Почти нездорово. Зачем ты прилетел сюда, Андервуд? – в очередной раз. Он тяжело вздыхает. Дурь какая-то. Он ведь уже не мальчик. И к чему это подчеркнутое демонстрирование своего положения? К чему выкручивание этой девчонки до чувства вынужденной признательности? Пусть просто радуется, просто отдается счастливой случайности без оглядки на закулисных кукловодов. Мысли скачут с одного на другое как блохи по бродячей собаке. Что делать? Уже ничего. Сунув руки в карманы, Виктор уходит. Не дожидается. Не оборачивается. Пальцы нащупывают пачку сигарет, сминают ее, опустошенную. Взгляд разыскивает ближайший супермаркет. За поворотом неоновая вывеска, он ныряет в закуток маркета, углубляется к стеллажам на автопилоте, забывая, что курево по международному обыкновению можно раздобыть на кассе. Зачем-то подхватывает яблоко с блестящим зеленым бочком, и когда приближается к кассе уже попадает в очередь. Он слепо и равнодушно мажет взглядом по окружающей обстановке, затем утыкается в телефон, разыскивая на сайте информацию о ближайшем рейсе. Очередь не двигается. Перед ним еще трое покупателей разной степени нервничающих.
А кассир, тем временем, невозмутимо пикала считывателем, выдавая информацию согласно регламента:
- Пакет нужно? Наша карта есть? Наклейки собираете? Акционными товарами интересуетесь? Простите, карты не принимаем.
Впереди послышалось невнятное бормотание, которое прервалось очередным спичем от кассира.
- Связи с банком нет, аппарат не работает. Оплата только наличными.
- А раньше сказать нельзя было? - справедливо вознегодовал кто-то позади Виктора. Спереди зашелестели в бумажниках. Однако, даже такое уточнение не сдвинуло очередь. Кассир дважды повторял фразу и мотал головой.
Стоя в ожидании Виктор различал все эти самые ходовые французские слова и фразы, но выговорить их по-прежнему не мог, а потому предпочитал не позориться и изъясняться на родном языке. Не испытывая живого интереса к этому картавому наречию, он однако воспринимал его бессознательно, будто мозг автоматически собирал и систематизировал данные. Когда языковой барьер казался совсем непреодолимым, Андервуд с грехом пополам изъяснялся ломанными предложениями, безбожно уродуя произношение. Живыми пособиями для него были коренные французы. Жизнерадостные, яркие, открытые, чрезвычайно общительные, склонные к актёрству, самолюбованию и флирту. Последний здесь был вообще чем-то вроде второго национального языка, при этом не делалось ни половых, ни возрастных, ни расовых различий.
Выглянув из-за очереди, он, в конце концов, раздраженно рявкнул на английском в спину той туристке, что мучила разговорник, а заодно и всю очередь:
- Да рассчитайтесь вы уже наличкой или зайдите в другой магазин!

Отредактировано Victor Underwood (04.02.2019 19:15:38)

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Город любви и исполнения желаний ‡FB