http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Happy New Year!
С Новым годом!
Время и погода
Дамиан
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: январь 2019 года.

Температура от -5°C до +6°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » don’t you touch me ‡флеш


don’t you touch me ‡флеш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://imgur.com/6eHDXCI.gif


Время и дата: 6 мая 2017 года.
Декорации: ночной клуб.
Герои: Alicia Evans & Christian Ford
Краткий сюжет: когда двое хотят разного от отношений, непременно возникает конфликт.

+1

2

Кристиан ненавидит слово "должен" и все те эмоции, противоречащие тому, как он чаще всего вынужден поступать, что оно вызывает; ненавидит до скрежета зубов, до поступающей к горлу желчи, до сжатых в кулаки пальцев. У него есть множество планов на этот день, у него есть определенный список дел, который собирался выполнить, поставив вожделенные галочки напротив каждого воображаемого пункта, но вынужден ехать ночью в какой-то незнакомы ему ночной клуб, чтобы поступить так, как должен. Так, как вынужден поступать, потому что считается другом, потому что считается практически братом, и эта проклятая необходимость продолжать играть в роль заботливого и милого парня угнетает своей несвоевременностью. Так что Форд лишь сквозь зубы матерится на издевательски медленно отсчитывающий секунды до зеленого цвета светофор, нетерпеливо то и дело нажимая на педаль газа, заставляя мотор недовольно урчать.

Чертова Алисия Эванс с ее замашками королевы драмы и избалованностью, чертово чувство ответственности и понимание того, как должен поступать друг, даже если большая часть их дружбы основана на приятной ностальгии из детства и еще более приятном регулярном сексе. Не дай Боже она не окажется в том проклятом клубе, из которого опубликовала фото в свой Instagram, не дай Боже он зря тащится туда ночью, которой собирался покататься по городу и сбросить напряжение, потому что она не отвечает на звонки с момента таинственной пропажи прошлой ночью. Даже не прощаясь, словно происходит что-то действительно ужасное, словно кто-то умирает в реанимации местной больницы.

Навигатор невозмутимо прокладывает маршрут. Кристиан нервно тарабанит пальцами по рулю, проклиная милые хвостики, пышные платьица и забавный костюм-пижаму лисички, не будь которых в его жизни пару десятков лет назад, не пришлось бы брать машину, не пришлось бы менять свои планы, не пришлось бы заботиться о том, кем он должен быть, когда нет никакого желания притворяться, когда нет никаких сил на это.

Ярость клокочет внутри, и шины взвизгивают, наверняка оставляя на асфальте черные полосы протектора, когда загорается долгожданный зеленый, когда можно уже двигаться вперед в слепой надежде, что она просто бухая после какой-то трагедии, потому что тогда хоть что-то будет иметь смысл. Хотя тут приходится себя все же резко одергивать: если у нее была какая-то трагедия, то придется проявлять участие, сочувствие и, вероятнее всего, выслушивать чужие рыдания, которые, в случае везения, превратятся в сонное и пьяное бормотание. Но, опять же, всегда можно с честью передать ее на руки брату, особенно если горе семейное: сегодня совершенно не тот день, чтобы играть во внимательного лучшего друга, совершенно не тот день.

Клуб находится довольно быстро, и Форд лихо паркуется у тротуара напротив, резко и злобно хлопая дверью автомобиля, нажимая кнопку сигнализации и, наклоняясь к зеркалу заднего вида, поправляет чуть растрепанные волосы, разминает мышцы лица и рта, стараясь улыбаться непринужденно, скрывая ненависть и жестокость в глазах. На нем привычная кожаная куртка, белая футболка и черные джинсы, жетоны скрываются под V-образным вырезом, отчего видна лишь серебряная цепочка, на которой они висят. У него не должно быть проблем с фейс-контролем, так что расслабленно подходит ко входу, уверенно приветствует охрану и дружелюбно благодарит их, когда ему открывают дверь, пропуская в мир грохочущих битов, смазанного неона и легкого сладковатого запаха где-то раскуриваемой марихуаны.

Кристиан проворачивает брелок с ключами от машины на пальце, небрежно убирая их в карман джинс; выражение лица резко меняется, точно он его расслабляет, не видя необходимости выглядеть милым и безопасным: глаза опасно прищуриваются, тонкие губы сжимаются в полоску от лезвия бритвы, чуть не кривятся от ярости. Ему нужно найти Лису, выяснить ситуацию, а после вправить мозги при необходимости: он уже давно не мальчик, да и она не ребенок, чтобы ему бегать по городу в попытках удостовериться, что ей хватило разума не вляпаться в какую-нибудь неприятность.

+1

3

После поцелуев губы привычно наливаются огнем, и я, хитро прищуриваясь, выталкиваю Форда из постели в сторону ванной. Романтика совместного времяпрепровождения в душе поле секса довольно быстро приедается, и мы, не сговариваясь, по очереди уступаем друг другу право первого уединения под горячими струями воды. Сейчас очередь Кристиана, я же продолжаю нежиться на белых простынях, периодически сладко потягиваясь и лениво листая новостную ленту инстраграмма. На часах начало второго ночи, и несмотря на то, что завтра к десяти утра Бонни будет уже куда менее терпеливо ждать моего появления на работе, спустя несколько месяцев после начала наших периодических встреч с Фордом, я на собственной шкуре узнаю, что отличный секс более чем неплохо заменяет крепкий восьмичасовой сон.
Признаться честно, наши отношения с большой натяжечкой и отношениями-то можно назвать: разумеется, я до сих пор не набираюсь смелости начать задавать вопросы на тему обозримого будущего и обозначать рамки допустимого, легкомысленно бросая все на самотек и наслаждаясь приятными моментами совместного бытия.
Теперь мы друзья, модифицированные для собственных потребностей. Он - потрясающе целуется и очень крепко обнимает, а я, говорят, очень гибкая и довольно неплоха в постели. Пару месяцев спустя мы практически сработались, не проверяя телефоны друг друга и не задавая лишних вопросов, один из которых, звучащий как "что между нами?", лично у меня непременно бы вызвал приступ неконтролируемой паники. Кристиан же, никогда не отличавшийся особой разговорчивостью и периодически позволяющий мне болтать за двоих в режиме "радио", тоже благоразумно не поднимал эту тему. Зато в височек целовал регулярно, терпеливо вздыхал, когда я требовала повышенного внимания к своей скромной персоне и в мортал комбат поддавался - ну практически о боже, какой мужчина.

И когда из-за плотно закрытой двери в ванную начинает доноситься журчание воды, покоящийся на прикроватной тумбочке мобильный Кристиана подло подсвечивается, негромко вибрируя, обозначая поступление входящего сообщения. Прикусываю нижнюю губу. Спустя несколько секунд снова слышится вибрация, и я буду еще долго клясться и божиться, что в моей голове еще после первого сообщения не промелькнула мысль сунуть свой любопытный нос в чужое личное пространство. Вранье, мысль промелькнула, а после третьего сообщения стала окончательно невыносимой.
Я хочу сказать, что с детства во мне действительно довольно неплохо воспитали уважение к чужой личной жизни, и я бы никогда не осмелилась прочитать переписку того же Логана, границы допустимого с которым расширены практически до невозможных пределов. И вообще, одна только мысль о том, что кто-то прочитает мою переписку с друзьями, вызывает искреннее омерзение.
В общем, читать чужие смс-ки фу как нехорошо, но иметь возможность сделать это абсолютно беспалевно и не воспользоваться ей - непозволительная глупость. К тому же я даже не открываю его сообщения, просто неторопливо подползаю к краю кровати, нажимая круглую кнопку на его телефоне.

Кажется, в армии стандартом быстроты сборов служит зажженная спичка, но сегодня своей скоростью я бью все мыслимые рекорды - минуту спустя, уже полностью одетая, я торопливо бегу по лестнице, глотая подступающие к горлу слезы. Сердце бешено колотится, кончики пальцев холодеют, а я мысленно благодарю Бога за любовь Кристиана плескаться в душе после секса - мне удается покинуть его квартиру абсолютно незаметно, не оставляя ни единого следа собственного пребывания в ней, на выходе хватая свою сумку и негромко прикрывая за собой дверь.
Прохладный воздух майской ночи вот-вот готов разорвать мои легкие, когда я, тяжело дыша, машу рукой перед проезжающей мимо меня такси. Я люблю Манхеттен как минимум за то, что желтые машины здесь можно встретить буквально на каждом шагу и абсолютно в любое время суток.
Садясь на заднее сидение такси, я яростно сжимаю кулаки, пытаясь заставить себя перестать думать о произошедшем. Я подумаю об этом завтра. Завтра это обязательно будет восприниматься куда проще, болезненно не царапая мою грудь изнутри и не отзываясь глухим стуком сердца. Завтра перед моими глазами не будет стоять текст входящего сообщения от Эмили, благодарящей Кристиана за вчерашнюю жаркую ночь.

Фейс-контроль ночных клубов никогда не вызывал у меня особых проблем, но единственное, что меня поистине радует в сложившейся ситуации - я наконец-то нахожу более чем уважительную причину выгулять недавно приобретенное маленькое черное платье, которое не слишком-то убедительно выполняет базовую функцию "одеть". Приветливо улыбаясь секьюрити, прохожу внутрь заведения, носящего гордое название одноименного фильма "Гадкий койот", более чем красноречиво описывающего мое собственное душевное  состояние. И что мне здесь действительно нравится - девушкам разшерено танцевать прямо на барной стойке, чем я не брезгую воспользоваться, залпом выпив две порции текиллы, предварительно сделав селфи на память и выкладывая фото в инстаграмм - я не страдаю особой зависимостью от социальных сетей, но перебороть мазохистское желание запомнить сегодняшний вечер надолго уже не в моих силах.

Клин клином вышибает - думаю я, в очередной раз отклоняя входящий вызов Форда и до крови прикусывая нижнюю губу. Во мне давно перестал играть юношеский максимализм, и я не страдаю пробелами в памяти, прекрасно помня о том, что из нас двоих никто не давал друг другу никаких общений хранить верность, но все же...
Мне снова больно. Мучительно, до дрожи и похолодевших кончиков пальцев. Настолько больно, что спустя несколько часов я уже не в силах глотать горькие слезы, отпрашиваясь у Бонни с работы и не слишком-то подобно ссылаясь на пищевое отравление. Я никогда не думала, что когда-нибудь мне удастся испытать настолько сильное чувство, но Кристиану Форду, единственному, от кого я никак не могла ожидать предательства, удается вдребезги разбить мое сердце, оставляя после себя холодную пустоту внутри.
Спустя несколько часов мне удается взять себя в руки, запив холодной водой несколько таблеток успокоительного и судорожно ища в гугле место, где я проведу будущую ночь.

Вполне симпатичный парень, расположившийся на соседнем стуле, уже не в первый раз бросает заинтересованный взгляд в мою сторону, я же, игриво дергая бровью, ненадолго покидаю собственное место, чтобы меньше минуты спустя оказаться напротив него, уверенно ступая по деревянной столешнице барной стойки. Под звуки "I Love Rock 'n' Roll" рядом со мной танцует несколько девушек, и я составляю им более чем достойную конкуренцию. Настолько достойную, что когда спустя несколько песен я сажусь на ту же барную стойку напротив незнакомца, он уже не скрывает очевидную похоть во взгляде.
- Привет. Я Алиса.
- Из страны чудес? - он улыбается, и я прикрываю глаза, позволяя ему положить ладонь на мое оголенное бедро.
Ведь я хотела именно этого?
- Именно. Хочешь, отправимся туда? - наклоняюсь вперед, кладя руки на его плечи и сползая вперед, ощущая твердый пол под ногами и оказываясь в кольце его рук, крепко прижатой к его телу. Зеленоглазый блондин - это действительно то, что нужно, даже внешностью ничем не напоминающий мое недавнее фиаско. Его губы - с горьковатым привкусом виски, и я убеждаю себя в том, что они действительно мягкие и приятные.
Нет, не так.
Мягче и приятнее.

+1

4

В этом всем нет никакого гребанного смысла и логики: смотреть на танцующих людей, целующихся людей, пока передают друг другу таблетку мета или экстази с языка на язык, пытаясь найти Алисию, потому что, несмотря на то, что вряд ли она здесь, чтобы просто залечить какое-то мифологическое горе, раз уж он добирается до этого проклятого ночного клуба, в котором бесит все от вульгарно разодетых официанток до раздражающе мельтешащего света софитов под потолком, то стоит расставить точки над i в надежде избежать подобных инцидентов в будущем. Ему тем временем улыбается какой-то парень, явно намереваясь подойти; Кристиан смотрит в ответ, и в жесткой линии сжатых губ, в хладнокровной ярости взгляда можно разглядеть лишь обещание не сладострастного вечера, но парочки сломанных костей. Парень обиженно кривится, невольно шарахаясь, и отворачивается; Кристиану на него всепоглощающе плевать, особенно когда он замечает Лису возле барной стойки, целующуюся с каким-то парнем.

Неоновые пятна скачут на их лицах, пока Форд пробирается сквозь толпу, не пытаясь быть вежливым или даже извиняться, смотря строго перед собой: вижу цель — не вижу препятствий, чем вызывает то негодование, то заторможенные наркотой реакции. Он сжимает руки в кулаки, как проверяет, получается ли все еще верно воспроизводить подобное действие, начинают ли трепетать мышцы, предвкушая такие близкие к реализации удары с замахом. Блондин засовывает малышке Эванс язык в глотку, точно пытается достать до гланд; Кристиан думает о том, на какое дерьмо он променял свой запланированный вечер ночных трасс и высокой вероятности смерти на месте в неудачной аварии.

Разорвать разворачивающийся перед его глазами столь интимный процесс не составляет труда: Форд лишь кладет ладонь на плечо Алисии, с трудом сдерживаясь от того, чтобы рывком стащить ее с барного стула, а после потащить на улицу, где меньше лишних глаз и громкой идиотской музыки. Она смотрит на него волком, блондин на фоне начинает возмущаться, но в его сторону Кристиан даже не поворачивается, хоть и оценивает состояние противника боковым зрением; высверливает яростным взглядом черные дыры в зрачках Лисы, и уголки губ чуть приподнимаются, обнажая белизну зубов, когда произносит:

— Нам нужно поговорить. Сейчас же, — в его тоне нет вежливости или предположения о даже самой возможности наличия другого варианта развития событий. Кристиан не желает быть воспитанным джентльменом или обеспокоенным старшим братом, еще меньше не желает быть ревнующим бойфрендом, а потому не видит смысла притворяться и пытаться выглядеть безопасно или хотя бы дружелюбно. Его бесит ситуация, его бесит окружение, его бесит то, что ему пришлось ради нее отменять свои планы, а потому стремление добиться ответов на наболевшие вопросы сильно как никогда. — Пойдем, — он тянет девушку за собой, когда на его плечо ложится чужая мужская рука: кажется, неудавшийся разовый любовник (или не разовый? хотя какая к черту разница) решает поиграть в героя-защитника принцесс от разъяренного дракона.

Форд медленно поворачивается к блондину, с презрением опускает взгляд на его руку, что сжимает черную кожу куртки, а после смахивает ее пренебрежительным движением, показательно кривясь, точно пришлось убирать таракана.

— Это не твое собачье дело. Скройся, — жестко произносит Кристиан, по сложившейся традиции не нападая первым, подавая последний шанс верно оценить обстановку и уйти, но весьма откровенно провоцируя. Внутренне подбирается, чувствуя, как в ушах начинает едва слышно шуметь, а мышцы готовятся к любому резкому движению, хоть и внешне выглядит обманчиво расслабленным.

— Кто ты такой, чтобы так разговаривать с ней? — блондин понижает голос и щурит глаза, пыжится, словно один его взгляд может испугать хотя бы котенка, чем вызывает усмешку, расцветающую на лице Форда и не обещающую ничего хорошего в обозримом будущем.

— Ее друг, а теперь, дорогуша, будь так добр: скройся с моих глаз, — елейность тона, смазывающая жесткие, не терпящие неповиновения нотки, говорит о близком пике агресии, после преодоления которого запросто может сорвать защитные клеймы. Но блондин лишь толкает его в грудь, отчего Кристиан чуть подается назад, не сдвигаясь с места, однако смотрит на противника с ощутимым удивлением.

— Не советую тебе трогать меня, приятель, если не хочешь провести эту ночь в травмпункте, — последнее предупреждение срывается с губ змеиным шепотом, того и глядишь между губ появится раздвоенный язычок.

— Кажется, тебя стоит научить хорошим манерам, приятель, — этот идиот говорит с издевкой и толкает его вновь. Форд вздыхает, опуская голову, а после перехватывает направленный в его сторону кулак, фиксируя запястье и плечо, за пару шагов оказываясь позади блондина, заводя руку за спину, максимально стараясь выровнять части руки от запястья до локтя параллельно линии позвоночника, наклоняя парня вниз, готовый в случае любой попытки освободиться ударить коленом в район живота и солнечного сплетения.

— Я же сказал тебе не трогать меня, — четко выговаривая каждое слово, произносит Кристиан громким шепотом на ухо противнику, сильнее вытягивая руку, наслаждаясь тем, как тот начинает тихо скулить от боли. На лице Форда расцветает самодовольная ухмылка, пока во взгляде четко видны раздумывания над тем, насколько сильное растяжение заслуживает получить этот бесящий тип за свое поведение.

+1

5

Честно говоря, я не думала, что ему удастся найти меня настолько быстро - еще честней будет признаться самой себе в том, что даже не предполагала вариант его поисков моей скромной персоны. Больше суток спустя лично на него я практически не злюсь, в конце концов, глупо злиться на Кристиана Форда за то, что он ведет себя как Кристиан Форд. Еще с детства мне было известно о его похождениях; и не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы глядя на мужчину перед собой, понять, что он более чем востребован со стороны прекрасной половины человечества так же, как не нужно быть особо внимательной и чуткой, чтобы понять, насколько сильно ему плевать на меня.
Кристиан Форд никогда не любил тебя.
Эта мысль заставляет меня буквально вывернуться наизнанку, глотая таблетки успокоительного и предвкушая ночь с неперевариваемым количеством алкоголя. Одна эта мысль заставляет меня броситься в объятия к незнакомому парню, позволяя ему поглубже засовывать язык ему в рот, на второй минуте поцелуя начиная лениво, скорее автоматически отвечать в ответ, испытывая искреннее омерзение к собственной беспомощности. К собственной слабости. И к собственной глупости. Потому что мне не удается забыться в объятиях другого, каждую секунду я автоматически сравниваю его с Фордом, в глубине души признавая очевидный факт превосходства последнего. Рука этого парня слишком вялая, губы кажутся суховатыми, а почти агрессивно ворочащийся в моем рту язык вызывает еле сдерживаемую тошноту.
Все было как-то неправильно. Как-то не так.
Я изо всех сил стараюсь не злиться на Форда, обвиняя себя, пожалуй, почти во всех смертных грехах, в итоге научившись малодушно не перекладывать ответственность на чужие плечи. В конце концов, ведь это я доверилась, расслабилась, наивно предполагая, что у нас с ним все может быть как-то нормально.
Однако когда я чувствую прикосновение к собственному плечу и мгновенно отстраняюсь, видя перед собой смотрящего на меня с плохо скрываемой яростью Форда, я чувствую вполне искренний гнев.

Как минимум, с его стороны это жестоко и несправедливо - он не дает мне даже малейшей возможности выкинуть из головы кошмар вчерашнего вечера. Напиться, забыться, заработать проблем на собственную задницу, а потом их решать. Вместо этого он продолжает буравить меня взглядом, который, по-видимому, должен был заставить меня виновато потупить глаза, безапелляционно признавая собственное поражение.
Вместо этого я хоть убей не чувствую себя виноватой, без особых усилий, не моргнув, глядя ему прямо глаза. И когда он хватает меня за руку, пытаясь оттащить от моего нового кавалера, я лишь вырываю запястье из крепких тисков и, продолжая смотреть на него в упор, сквозь зубы произношу:
- Не прикасайся ко мне. Я никуда с тобой не пойду.
Глядя ему в глаза и видя, как сильно он бесится от происходящего, я испытываю плохо скрываемое удовлетворение. Моя истерика только что превратилась в хорошо выдержанную незапланированную месть. И я улыбаюсь, не без интереса наблюдая за тем, как Форд пытается выяснить с абсолютно незнакомым мне парнем отношения, пытаясь доказать собственное право увести меня с собой. Выражаясь точнее - собственное воображаемое право увести меня с собой, потому что с ним я уж точно никуда идти не собираюсь, лениво подпирая спиной барную стойку и презрительно следя за их бранью, готовясь сообщить Форду о том, в каком направлении ему стоит отправиться. Я продолжаю улыбаться еще несколько секунд, пока острейшее чувство дежавю болезненно не накрывает меня с головой, горячим железом сковывая грудь и полностью лишая возможности дышать. Кажется, мир на секунду замирает, и я чувствую, как от панического страха у меня начинают холодеть кончики пальцев.

Потому что я слишком хорошо знаю Кристиана Форда. Его физическую подготовку и не слишком прокачанную способность сдерживать собственный гнев. А я не хочу проблем - не здесь, не сейчас и не с плохо знакомым парнем. Несколько лет назад на моих глазах во время пьяной драки один однокурсник убил другого - несчастный случай, раз и навсегда сломавший сразу несколько жизней. Я слишком хорошо помню скоропостижные похороны, подавляющий шок от происходящего и горькие слезы его родителей. Я не хочу повторений. Ради чего? Ради доказательства самой себе в том, что мне все равно?
Пора бы признаться: ты проиграла, Лиса. Сокрушительно и, пожалуй, довольно давно.
И пусть внутренний голос настойчиво говорит о том, что Форду неплохо бы пару раз получить по лицу, скрюченный в три погибели парень с вывернутой рукой слабо похож на кандидата по раздаче пиздюлей.
- Не надо, пожалуйста, - подходя к Кристиану ближе, мертвой хваткой (по моим ощущениям) цепляюсь за его предплечье, взглядом прося отпустить этого парня, - Я пойду с тобой.

По планам сладкое чувство мести должно было продлиться дольше нескольких минут - выходя на улицу через черный ход, я смотрю на него внизу вверх, подпирая спиной кирпичную стену, усиленно стараясь унять неприятную дрожь в руках. Не придумав ничего лучшего, я качаю головой и лениво тянусь за новой пачкой красных Мальборо, затем, нахмурившись, закуриваю.
По сюжету мне стоило начать на него кричать, озвучивая вслух не слишком-то лицеприятные мысли о его персоне, параллельно объясняя, залепить ему пощечину и гордо удалиться в закат. Но меня по-прежнему трясет; я никогда не была фанаткой подобных разборок, а потому до сих пор не могу перебороть плещущийся в крови адреналин, перемещанный с алкоголем. Наконец, глубоко вдохнув, я решаюсь заговорить, отстраненно понимая, что мой голос звучит слишком хрипло, устало и как-то совсем безжизненно.
- Знаешь, совершенно необязательно было вступать в драку, чтобы привлечь мое внимание. Если ты хотел потешить свое ненасытное эго видом моих страданий, то спешу тебя огорчить: я не страдаю, мне плевать на тебя. В общем-то так же, как и тебе - на меня, - во рту стоит неприятный привкус горечи, и я отвожу глаза, не выдерживая его взгляд, - О чем ты хотел со мной поговорить поговорить?

Отредактировано Alicia Evans (Сегодня 18:40:30)

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » don’t you touch me ‡флеш