http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: февраль 2019 года.

Температура от -3°C до +11°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » большой охотник до маленьких забав ‡флеш


большой охотник до маленьких забав ‡флеш

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

Для лжи всегда есть свои причины. И в том, что человек ныне известный Дитмару как Кристиан Форд пару лет назад в Майами назвался чужим именем, тоже есть свой резон. Укорять его за это? Ерунда, когда он уходил из его номер, оставив практически обессиленного после секс-марафона любовника, Дитмар и не думал, что будет искать его. Не собирался. Это было лишь случайное приключение, один из многих любовников; легкая, приятная и ни к чему не обязывающая интрижка. Такой она и должна была остаться. Они не обменивались номерами телефонов, даже отоспаться у себя Штайнмайер не настаивал - Александр большой мальчик и вполне может решить самостоятельно, что ему делать дальше. Некоторое время еще воспоминания грели душу, потом померкли, чужое лицо в памяти смазалось,  а потом и вовсе было замещено другими лицами, другими отношениями. Однако, как выяснилось теперь, не так уж все и забылось. Просто отошло в какой-то закуток памяти, которым не очень часто пользуются, а когда представился шанс - лови, хозяин. И если бы это был какой-то рядовой рейс, а не спец заказ, если бы это была встреча в толпе, то Штайнмайер, пожалуй, и внимания не обратил бы на промелькнувшие в ком-то смутно знакомые черты. Но здесь же другое дело.
Ничего не осталось от того Александра с которым он познакомился в Майами. Сейчас перед ним был уверенный в себе мужчина, капитан воздушного судна, который по какой-то не ясной причине два года назад сидел с разбитым носом напротив самого затрапезного бара и декламировал стихи Блейка. И форма, надо признать, ему к лицу. Зря Дитмар не прочитал собранное досье, наверняка, узнал бы много нового для себя. Но даже и так он был приятно удивлен, хотя это никак не отразилось на его лице. С той же ухмылкой, за которую ненавидят богатеев всех мастей, Дитмар осмотрел второго пилота и миловидную девушку бортпроводника.
- Очень приятно, капитан, - пожав протянутую руку, бизнесмен остановился у трапа, слушая приветственную речь капитана.
Гюнтер же удостоил Форда сухим, отрывистым рукопожатием, колким взглядом и поднялся в самолет, дабы проследить за погрузкой багажа и проверить салон, в котором навряд ли станут закладывать бомбу арабские террористы, а конкуренты привыкли действовать иначе, но Гюнтеру этого не докажешь. Краем глаза заметив, что фигура телохранителя снова выросла у входа в самолет, Дитмар благодушно улыбается капитану Форду:
- Хочется верить, что небо над Атлантикой будет спокойным и в Берлин мы прибудем в срок, - и он ступает на трап.

Комфортабельный авиалайнер был рассчитан на очень малое количество пассажиров и был из тез самолетов, которые по спецзаказу производили авиаконцерны, в том числе и Blackmore corp. В частности этот был детищем компании Штайнмайера.  Интерьер был выполнен в теплых приятных глазу тонах, из качественных материалов, без переборов и пошлой позолоты на каждом шагу. Главное в нем было удобство пассажиров: мягкие кресла и даже кровать, если вдруг захочется вздремнуть, широкие проходы, максимальное приближение к домашней обстановке. Собственно, самолет и был больше похож на квартиру, дорогую, хорошо обставленную и мобильную.
Полеты всегда не нравились Дитмару. Сразу после взлета его буквально размазывало по креслу от перемены давления и он спал до самой посадки, на короткие промежутки времени  прерываясь, чтобы перекусить или изучить документы, а то и просто почитать. Как правило, из самолета он выходил отвратительно выспавшимся и бодрым, несмотря на время суток царящее в пункте прибытия. Сейчас же он боролся со сном, внимательно изучая предоставленное на команду досье. Без особого интереса просмотрев анкеты стюардов  и второго пилота, он уже несколько минут вчитывался в сухие строки в которые вмещалось все жизнеописание Кристиана Форда, сдобренное небольшой современной фотографией. Гюнтер постарался на славу, предоставив едва ли не список контактов Форда за последние пять лет, что было бы уже значительным перегибом. Достаточно и того, что на человека без его ведома собрали подобное досье. Не хватало еще в грязном белье копаться. И все же... Интересный он человек, этот Кристиан Форд. Кто знает, может  стоит за время пребывания в Берлине возобновить знакомство и несколько углубить его...
Дитмар прикрыл глаза, с легкой улыбкой вспоминая события двухлетней давности, страстность и жадность, которые задавали тон ночи. Это приятно будоражило кровь.
Он он хмыкнул о чем-то своем и, покачав головой, нажал кнопку вызова бортпроводника.
- Что-нибудь желаете? - вежливо спросил симпатичный стюард, примерно одного возраста с Дитмром. Он белозубо и доброжелательно улыбался, кажется, даже вполне искренне.
Дитмар глянул на миловидную мордашку, оценил стройную и складную фигуру, на которой форма сидела идеально... Нет, не по статусу ему подобные шалости - зажимать молоденьких стюартов в укромных углах самолетов, даже если они сами будут напрашиваться на член.
Гюнтер хоть и дремлет, но имеет обыкновение просыпаться в самый неподходящий момент, а быть в его глазах мальчишкой, еще более скверным и  безалаберным, чем тот привык считать, не хотелось. Иногда Штайнмайеру казалось, что его телохранитель негласно усыновил своего подопечного. Уж слишком ревностно он относился к своей работе.
- Да. Будьте добры принести зеленый чай с мелиссой, не слишком горячий, и подушку с пледом.
Глядя в спину уходящего стюарда, Дитмар схлопнул ноутбук и откинулся на спинку кресла.
До Берлина оставалось больше четырех часов.

+2

32

Важно быть вежливым и учтивым, чтобы не навредить имиджу компании, особенно когда речь идет о столь крупных клиентах, готовых тратить внушительные суммы денег исключительно собственного комфорта ради, — это весьма успешно вдалбливается в голову каждому члену экипажа, работающего на чартерных рейсах, и капитан Форд является идеальным примером того, как следует себя вести. С готовностью пожимает руку и заказчику, и его спутнику, пропуская тех вперед, позволяя подняться по трапу первыми в уже заранее осмотренный самолет, чтобы они могли начинать осваиваться и усаживаться, пока пилоты подготовятся ко взлету. Вот только сегодняшний заказчик мало похож на всех прежних: если постараться, можно вспомнить, как хрипло он стонал, когда кусал оголенные лопатки, как жестко хватался сильными пальцами за бедра, оставляя после себя синяки, красовавшиеся еще на теле Кристиана с неделю после их случайной, но такой пылкой ночи.

По крайней мере в одном он тогда оказался прав: Дитмар действительно птица высокого полета, раз может позволить себе зафрахтовать судно для личных целей с открытой датой обратного рейса в Нью-Йорк.

Но сейчас нет ни времени, ни возможности предаваться воспоминаниям (тем более тот жизненный период Форд не любит вспоминать, как и любые другие моменты, в которых его слабость одерживала верх, заставляя упиваться собственной беспомощностью и жалкостью): впереди предстоит, если верить метеосводкам, не самый простой полет. Кристиан по укоренившейся привычке снимает китель, вешая его на спинку капитанского кресла, закатывает рукава, снимает фуражку, вместо которой устраивает на голове наушнике, поправляя их, чтобы не давили на уши. Переглядывается со своим со-пилотом, делится с ним леденцом, засовывает конфету себе в рот и связывается с диспетчером, объявляя о готовности запускать двигатели и следовать на взлетно-посадочную полосу.

Все проходит по многократно отработанной схеме, циклов взлета за свою более чем десятилетнюю летную карьеру удается пережить множество, однако он все равно чувствует, как перехватывает дыхание в тот самый момент, когда шасси начинают отрываться от покрытия полосы, а подъемная сила заставляет громадную многотонную махину, подобно сказочной птице, стремиться ввысь, как и приказывает его рука на штурвале. В этот момент можно почувствовать себя всесильным и свободным, и Кристиан не может сдержать улыбки, ощущая легкий толчок складывающихся и скрывающихся в корпусе стоек шасси. На радарах пока все чисто, связь с диспетчерскими службами сохраняется четкая, а сквозь окна кабины можно увидеть, как кружат над аэропортом в радиусе несколько миль другие самолеты, ожидающие разрешения на посадку, как взлетают другие самолеты, порой ювелирно лавирующие среди массы своих собратьев, что стаей птиц летающих вокруг.

Форд оповещает своих немногочисленных пассажиров об успешном взлете и ожидаемом времени полета, прежде чем позволяет себе немного расслабиться, выводя машину на эшелон, по достижении которого обязателен переход на автопилот. Их маршрут расписан и согласован, и можно снять напряжение с плеч, чтобы не спровоцировать приступ какого-нибудь остеохандроза, откинувшись назад, попросив у милейшей старшей стюардессы воды, потому что в горле слишком сладко от съеденного леденца, да спросить, как обстоят дела в салоне.

Все начинает выходить из-под контроля спустя час полета, когда метеолокатор оповещает о надвигающемся грозовом фронте, раскрашенном на экране монитора пугающе яркими красными и оранжевыми цветами. Приходится спешно корректировать курс, то и дело сверяясь с новыми данными локатора, получаемыми в результате сканирования окружающей среды с различными надстройками, и договариваться с диспетчером о возможности смены высоты и курса (последнее зачастую способно довести до белого каления, особенно если диспетчер попадается вредный, а вокруг либо слишком много других рейсов, либо слишком много запретных зон). Им сегодня везет: по другую сторону оказывается кто-то вполне вменяемый, и маршрут получается скорректировать на удивление быстро, хоть и придется потерять порядка часа на обход грозы — не самый худший вариант, приходится признать.

В любой другой ситуации Кристиан бы сообщил о предстоящей задержке, воспользовавшись каналом связи с салоном или попросив стюарда передать послание, но сейчас ощущает потребность лично выйти к своим привилегированным пассажирам. Он соврет себе, если скажет, что подобное желание никак не связано с той ночью в номере отеля два года назад и что его не заводит это очевидное обоюдное решение держать факт знакомства в волнующей тайне на двоих.

Кристиан, не удосужившись надеть китель или фуражку, считая, что некоторая фривольность во внешнем виде лишь добавит ему привлекательности (не хотелось бы выглядеть хуже, чем два года назад, когда на нем были рваные джинсы да растянутая футболка) и некоторой расслабленности, будто происходящее никоим образом не является чем-то из ряда вон выходящим, подходит к Дитмару и, откашлявшись, чтобы привлечь внимание, официально уважительным тоном сообщает:

— Мистер Штайнмайер, впереди грозовой фронт, и чтобы обойти его, мы вынуждены отклониться от курса. Это увеличит время полета ориентировочно на час. Я бы хотел принести свои извинения за задержку и рекомендовать Вам пристегнуться: высока вероятность оказаться в зоне турбулентности, — а сам внимательно наблюдает за выражением лица заказчика, сравнивание его со своими воспоминаниями, хоть и не выдает ничем своего далеко не профессионального интереса.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » большой охотник до маленьких забав ‡флеш