http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/51687.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Маргарет

На Манхэттене: июль 2019 года.

Температура от +24°C до +32°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Опасней бури мертвый штиль ‡эпизод


Опасней бури мертвый штиль ‡эпизод

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://greatartists.ru/contents/uploads/2012/07/r2Qpp7FOgZo.jpg
Время и дата: 2 февраля 2019 года, суббота, два часа по полудню
Место: Grand Army Plaza у входа в Central Park
Участники эпизода: Rachel Russel & Ray McIntyre
Краткий сюжет: «Человеческая природа, подобно океану, вечна и неизменна. Сегодня штиль, завтра буря — но океан остается океаном. И человек таков, каков он есть, каким был и каким останется навсегда.»
© Thornton Wilder

Игры с природой никогда не приводили ни к чему хорошему. Сталкивать две неистовые стихии, в надежде восстановить пошатнувшееся равновесие? Или, скорее, довести его до настоящей катастрофы?..

Отредактировано Ray McIntyre (17.02.2019 15:15:12)

+2

2

Год несколько не задался, прямо вот с самого начала…
Создавая свою школу и свое агентство для эскорта в модельном бизнесе, Рэйчел понятия не имела, с каким количеством трудностей и тонкостей придется ей столкнуться, и не жалела об этом ни единого дня. Это поистине ее стихия, несмотря на косые взгляды в сторону «еще одного агентства эскорт-услуг», которое только тем и занималось, что плодило элитных проституток для очень богатых и, в общем, даже уважаемых людей. Редко кто реально понимал, насколько это трудная и каждодневная работа, в первую очередь, над самим собой.
«Эскорт-модель – это не просто красивое личико», - учила мисс Рассел своих девушек. – «Это умная, образованная, уравновешенная, деликатная и дипломатичная, коммуникабельная личность, способная не только и не столько поддержать разговор практически на любую тему, от современного кино до тонкостей политики, но и оградить своего заказчика от навязываемого общества. Если хотите, «гейша» современного американского (и не только американского) общества, безотносительно вопросов пола. Эскорт-моделью может быть и модель-мужчина, но только вкалывать для этого ему необходимо в три раза больше. Быть эскорт-моделью означает ступить на дорогу постоянного самосовершенствования и саморазвития, руководствуясь личностью и интересами Заказчика в качестве ориентира для более "тонких настроек"».
Именно такую мысль и такой подход Рэйчел вкладывала в каждую ученицу и каждого ученика своего эскорт-агентства. Да-да, она стала принимать на конкурсной основе и мужчин-моделей, ибо в обществе появились не только богатые и влиятельные одинокие мужчины, но и женщины высокого положения, которых можно было бы доверить спутнику на вечер. Понять философию миссис Рассел могли немногие. Еще меньшее количество людей подходило под ее стандарты, однако «естественный отбор» еще никто не отменял. Рэйч не держала никого, давая право каждому решать и выбирать. Вот только иногда выбор ее подопечных больше огорчал женщину, чем радовал.
Изящно сжимая в ухоженных пальцах тонкий корпус дорогого смартфона, Рэйчел слушала невидимого собеседника, одновременно пытаясь оценить масштаб проблем.
- И к кому же она побежала? – уточнила задумчиво и как будто немного рассеянно, забывая переспросить: «К кому?!»
Проклятье. Эта ушлая девица с самого первого дня ставила под удар все начинания Рэйчел, будучи этаким антиподом во всём – в подходах, методах обучения и работы, включая переманивание клиентуры… У каждого из двух агентств был свой устоявшийся круг лиц, однако нынешнее происшествие уже не лезло ни в какие рамки. Пожалуй… ситуацию нельзя пускать на самотек.
- Нет. Ничего не предпринимай. Жди от меня дальнейших распоряжений.
Это, конечно, не то же самое, что подозрение в сбыте наркотиков или в участии их товарооборота, но тоже может стоить с Рэйчел репутации, восстановленной едва ли не чудом. Впрочем, у чуда тоже была своя цена – усилия и труд хозяйки GEMS, миссис Рэйчел Рассел, матери двоих приемных детей и добропорядочной жены своего мужа, заместителя боро Манхэттен, Дональда Барренса. Удивительно, что он с ней в свое время не развелся...
Впрочем, проблема брака на данный момент занимала Рэйчел куда меньше проблемы с агентством. И позвонив для начала клиенту, принеся извинения и заверив, что во всем разберется в течение ближайших двух-трех дней, женщина набрала еще один номер. Хорошо знакомый ей номер ее давнего клиента.

- Здравствуй. - Стоя у окна, Рэйчел всё ещё размышляла будто размышляла о том, стоило ли ей звонить ему и тем более делать это первой? Он внешне кажется порой как будто предсказуемым и скучным, однако же Рэйчел не знала другого такого мужчины, от которого не понятно, чего ожидать... за исключением собственного мужа. – Надеюсь, что узнал, - чуть улыбнулась в трубку, однако же затягивать не стала. Это был тот самый, необычайно редкий случай, когда Рэйчел начинала разговор без долгого обмена любезностями, прелюдий и вводных слов. Да и адресату, кажется, больше нравилось именно так, чем бесконечные переливания из пустого в порожнее и состязания в остроумии: кто кого «переострячит».
- Рэй, ты мне очень нужен. Есть одно дело, деликатное и срочное… совсем не телефонный разговор. Где мы могли бы переговорить? – Мягкая пауза закралась в разговор, чтобы смениться предложением встретиться и пообедать или же поужинать в любом месте, какое он для себя изберет и какое скажет. – Могу подъехать, куда скажешь, и в любое время.
Такая готовность – при том, что Рэйчел очень дорого ценила свое время, уже должна была сказать Рэю о многом. К назначенному месту встречи она в любом случае приедет на такси.

Примерно так

http://image.tmdb.org/t/p/w1280/xiMwGxe8K5CwoHK0eHFF9xDOpxH.jpg

Отредактировано Rachel Russel (23.02.2019 11:52:44)

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

ВВ

И черное пальто. http://funkyimg.com/i/2RKbM.jpg

Сейчас было то самое время, когда все, вроде бы, наладилось и упокоилось, привнеся в жизнь Рэймонда немного скучной и рутинной вереницы будней, бережно и неспешно опуская на его действительность вуаль глухого тумана, останавливая ход неумолимого времени, будто давая ему возможность перевести дыхание, будто подготавливая его к чему-то на самом деле значительному. Он знал, что затишье не будет вечным, хотя и не имел представления о том, насколько оно затянется. Он знал, что финал его станет сокрушительным, что все случится как-то внезапно, а от того, продолжал меланхолично созерцать собственное существование, уже давно проклятое им самим. Такое уже бывало однажды, давным-давно, еще перед гибелью первой жены, когда начинало казаться, что выхода из замкнутости лемнискаты не найти, что ему не посчастливилось заплутать меж эластичных, но нерушимых граней реальностей, безнадежно увязнув в жестокой и душной пустоте, и в тот же раз все разрешилось едва ли при его участии. Так чем же различалось все теперь? Другое время, другие люди, другие обстоятельства, но положение все тоже, и сердце его было не менее чернильным, зато куда более смиренным. Его путь проходил у самого обрыва, оставалось лишь однажды оступиться или дождаться помощи со стороны, и кто ударит его в плечи?.. Он опрометчиво вершил, он разумел поступки, но и обратить все вспять уже не мог.
Казалось бы, он сделал все возможное, все, что сумел собрать из расколовшегося мира, будто заботливо обвивая перламутром ту свою нежную и уязвимую жемчужину, крошечный и слабый лучик света, свое детище, свою Элеонор. Он судорожно пытался защитить, даже если ей ничего и не грозило. Только лишь в ней он наблюдал свое будущее, только ею он дорожил, куда более, нежели самим собой. Ведь он никогда и не думал прежде, что когда-либо он сумеет сотворить нечто настолько противоположное ему самому, несмотря на то, что в собственную манеру он любил превозносить исключительно созидание, за некоторыми досадными исключениями, о которых и вспоминать-то не стоит за всем тем, что совершил он после, уравновешивания светом тьму.
А потому и каждый телефонный звонок мог стать завершением всего и началом конца. Звонок от миссис Рассел к таковым относился навряд ли, что, впрочем, не мешало Рэю несколько озадаченно хмыкнуть про себя, когда, нацепив на нос очки, он разглядел имя абонента, прежде чем ей ответить. На его памяти, когда их обоих не связывали сугубо деловые отношения, звонить Рэйчел не приходилось ни разу, что бы могло измениться в расстановке сил, если допустить, что только что она не просто ошиблась номером? С другой же стороны, даже если это было и так, не находил ли врач во всем этом некоторого знака свыше? Он вообще был большим любителем анализировать каждый незначительный виток своего полынного Рока. На этот же раз, он не нашел бы лучшего решения, нежели снять трубку прямо сейчас, не откладывая разговор, слегка покривив душой о занятости. Безусловно, она легко могла попасть и в апогей его интенсивной деятельности, когда любые уведомления становились последним, о чем он мог себе позволить думать, но ей все-таки повезло. Или нет, если рассматривать все это с более глобальной стороны. Он бы никогда не смог с уверенностью сказать, что оказаться в кругу его знакомых было преимуществом. Отчасти, но не во всем.
Возможно, это даже было что-то из ряда "холодных" звонков - Макинтайр достаточно давно не нуждался в услугах ее агентства, приобретя постоянную спутницу, а со временем и настоящую супругу, в силу обстоятельств вынужденную составлять ему компанию, а потому и необходимость в сторонней помощи отпала. Возможно, Рэйчел и просто соскучилась... на что Рэймонд мысленно усмехнулся, позабавившись вероятности собственной шутки. Так что же на самом деле, Рэ? Каких Богов ты настолько успела прогневить, что они заставили тебя отыскать в записной книжке именно мой номер? Разбитое сердце? Холодная постель?..
- Конечно, - с мягкой иронией ответил мужчина на звонок и вежливое уточнение - ему довольно редко звонил кто-то другой с этого номера, не говоря уже о том, что никогда. - Я понимаю... - как если бы он действительно мог предугадать, что за срочность заставила женщину так стремительно назначать ему встречу, которая, впрочем, должна была быть в курсе о роде деятельности своего клиента, и что профессия его далеко не всегда позволяет ему сорваться в поставленный срок, а поэтому Рэй вскинул руку с часами, чтобы прикинуть, насколько ему удастся вырваться и устроит ли это его собеседницу.
Покуда он мог располагать разве только своим обеденным перерывом, но если все-таки предмет разговора зайдет действительно стоящим, то Рассел придется дождаться окончания его рабочей смены, но все это после, а пока - он выбрал время, он указал место, он отдал распоряжения на тот час, покуда будет отсутствовать в госпитале. Поездка была недолгой, но все же Рэймонд предпочел прокатиться до входа в Центральный парк, нежели вынуждать даму посвящать его в свои тайны в местах, где слишком много заинтересованных глаз. Как минимум, общество их обоих никому на пользу не пошло бы - слишком много вопросов для тех, кто хотел бы ими задаться. За то время, покуда он парковался, к указанному месту подъехало и такси, высаживая свою хрупкую пассажирку, не менявшуюся годами - все та же утонченность, все тот же флер розовых очков ее трепещущей души. Ему точно не нужно было напрягаться, чтобы узнать в ней ту самую Рассел, спутав попутно с другими юными дамами, в ожидании рассекавшими пространство у статуи Шермана, возможно, совсем не напрасно избранного врачом в качестве ориентира, но разве кто-нибудь когда-нибудь задумывался о подобных мелочах?.. Не мешкая, мужчина пересек разделявшие их друг от друга метры, чтобы с вежливой улыбкой поприветствовать обернувшуюся на его шаги даму и жестом пригласить ее погрузиться в глубь Центрального парка.
- Чудесно выглядишь, Рэ, - как и прежде, ничего не менялось, не менялось... день за днем, год за годом. - Не имею понятия, чем могу оказаться полезным, но, как только сочтешь необходимым - я буду готов тебя выслушать, - уже куда серьезней продолжил он.
Надо признать, что для начала февраля погода приходилась довольно приятной и мягкой, едва ли опускаясь за день ниже 30 градусов* и радуя привыкший к сумраку глаз слепящим ясным солнцем, прошивая припорошенные снегом дорожки густой синей тенью от деревьев, пестрившей тихий парк. И, казалось бы, все в округе должно было бы расцветать под подобную идиллию, но не всякое сердце способны были тронуть прелести глухой реальности, в последнее время и вовсе казавшейся искусственным суррогатом.

*по Фаренгейту

Отредактировано Ray McIntyre (24.02.2019 12:13:12)

+2

4

Рэй, Рэй… Загадочный Рэй, который всегда будет для Рэйчел сокрытой за семью замками книгой, к которым так и не подобран ключ. Эта книга открывалась тогда, когда хотела сама, на той главе, которую хотела показать, и говорила исключительно теми словами, которые считала нужными произнести в данный момент. И еще ни разу за всё время их общения Рэйчел не удалось добраться до «автора». Того самого, невидимого и неуловимого, уникального автора, который эту книгу написал. В каком-то смысле том под названием «Рэй» казался ей «запретным» - словно бы обязательно произойдет что-то ужасное, и эта книга уничтожит Рэйч, окончательно затянув на свои страницы и вписав ее имя в свою историю, уже не выпустив оттуда. Однако же не любоваться им, боясь и восхищаясь одновременно, настолько же невозможно, как порвать между друг другом ту поистине странную связь, что заставила Рэйчел набрать заветный номер телефона именно сегодня.
Еще в такси Рэйчел думала и сомневалась, не допускает ли она ошибку… Роковую ошибку, но теперь есть лишь один шанс, чтобы это проверить. Встреча с Рэем уже назначена, и она попросту не может не прийти. Удастся ли ей на этот раз подобрать те самые слова, которые смогут убедить мужчину оказать ей услугу? Несомненно, пустяковую для него, но важную для нее, ради сохранения собственного лица и репутации модельной школы и агентства.
Ответ на этот вопрос может дать только сам Рэй. И начало уже обнадеживало, хотя бы потому, что он все-таки согласился на встречу, тратя на это, прежде всего, свой обеденный перерыв. Правда… Рэйчел всё равно приехала на место встречи первой, расплатившись с таксистом и выпархивая из салона такси к статуе Шермана, выбранной Макинтайром в качестве ориентира, который она сочла бы странным, если бы только было время подумать над этим. Однако, кажется, у нее было всё, кроме времени.
По счастью, ждать настолько долго, чтобы с ней начали выяснять отношения здешние «постоянные обитательницы», не пришлось. Рэй появился уже через несколько минут, как и всегда, будучи невероятно пунктуальным. Похоже, новая глава их отношений начиналась немедленно, здесь и сейчас.
- Ты тоже, - обернувшись, улыбнулась Рэйчел, привычно-мягко наклоняя голову. Из всех ее многочисленных знакомых таким образом сокращал ее имя только Рэй. – Спасибо, что пришел.
Перед ними гостеприимно расстелились дорожки Центрального парка. И в другое время женщина обязательно обратила бы внимание на погоду, в нынешней ситуации не обратив на нее никакого внимания – и лишь неосознанно слегка расстегнув утепленную куртку.
На солнце блеснуло кольцо, наглядно говорившее о том, что что-то в ее жизни всё же изменилось, несмотря на то, что они с Рэем не виделись настолько давно, что он мог не знать об этом. Впрочем, в его жизни тоже наверняка масса изменений… иначе он, наверное, прибегал бы к обществу ее девушек чаще, ибо врачебные конференции и семинары никуда не делись. И тем не менее, это всегда можно обсудить позднее, при других обстоятельствах и в более спокойной обстановке, не ограничиваясь всего лишь часом обеденного перерыва, о котором просила она.
И раз так, по всей видимости, нужно переходить к сути дела, а не тратить минуты впустую.
- Благодарю, ты деликатен, - отметила Рэйчел, наверное, чисто автоматически, рефлекторно поправляя волосы и перебрасывая их за спину. – Если бы я понимала, с чего начать, было бы легче, - женщина коротко улыбнулась. – Впрочем, это, видимо, повод начать с главного.
Следующие несколько шагов Рэйчел молчала, собираясь с мыслями, однако каждый из собеседников понимал, что это не могло длиться бесконечно. И прежде всего, она сама.
- Одну из моих выпускниц переманило другое агентство, - без дальнейших предисловий проговорила она, продолжая размеренно идти прогулочным шагом и неосознанно подстраиваясь под темп Рэя, - и, как говорится, бог-то с этим, это ее выбор. Но ситуация получилась крайне некрасивой.
Рэй, понятное дело, здесь не причем, и вряд ли мог понять пока, в чем дело, поэтому выдержав еще одну небольшую паузу, Рэйчел продолжила разговор со своей стороны.
- Ты знаешь мои принципы, Рэй. Знаешь, что я не поощряю, когда мои модели спят с клиентом, и если бы дело было только в этом, я никогда бы к тебе не обратилась. Но так случилось, что помимо прочего, девушка обокрала его, и этим подставила мое агентство и мою репутацию. Как ты понимаешь, я хотела бы разобраться в ситуации максимально деликатно и как можно скорее, поэтому… у меня к тебе есть один вопрос. Точнее, просьба.
Рэйч чуть притормозила, поворачивая голову к своему собеседнику и озвучивая наконец самое главное – именно то, за чем пришла и за чем ей собственно и нужна была встреча.
- Поговори с кузиной, Рэй, - глядя ему в глаза, попросила женщина, небрежно засовывая руки в карманы. – Мне наплевать на ученицу, она может оставить мою девушку себе, но она должна вернуть деньги и ценные вещи моего клиента и заказчика. Как понимаешь, вернуть завтра, иначе он обратится прямиком в полицию.

+2

5

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Наверное, для этого дня куда более подошла бы пасмурность свинцовых туч, серость и влажная промозглость... куда более этого издевательски яркого солнца, насмехавшегося над Рэймондом своею чистотой и недосягаемостью. Ты ведь никогда меня не оставишь, ты будешь смотреть на то, как я погибаю, ты будешь наслаждаться каждым мигом моих страданий с безразличием, со снисхождением, с бездушной жестокостью. Как ныне мой взгляд преследует тебя, повязанный безнадегой, умирающий в безвыходной панике. Сколько мне осталось? Сколько осталось так просто ощущать свободу, дышать пронзительным ветром и слышать стук сердца, в мучительном ожидании неизбежного? Я мог еще столько сделать... Кто будет столь смелым, что оборвет тончайшие нити предопределения? Кто возомнил в себе вершителя, судью? Кто понимает, какой ошибкой станет этот шаг? И кто же будет тем палачом, что бездумно занесет свой меч над судьбами невинных жертв системы? Скажи мне, Рэ, будь ты на месте Их, как поступила бы, решилась бы, произнесла хоть слово?..
Эта женщина всегда казалась Макинтайру слишком робкой, безвольной и уязвимой, как эфемерная вуаль иллюзий, наброшенная на ее же очи, живущей в мире сказочных драконов и принцесс. Возможно, именно в этом была ее своеобразная прелесть, влекущее очарование, но далеко не всякий мог оценить искусные узоры призрачной дымки, если разрушить их сплетение возможно было лишь одним дыханием. О чем говорила она? Ну, конечно, о своих делах, ее агентство, девочки... да кого вообще интересовали проблемы этой суки, на самом деле? В этом мире выживал только сильнейший, только тот, что способен был вцепиться другому в глотку и выдрать гортань клыками - эти правила игры были навязаны им свыше, никто не мог их изменить, даже если кому-то очень этого хотелось, просто потому что когда-то в детстве мама могла выбросить старый плохой мир и принести новый и хороший, стоило только хорошенько пореветь. Все это работало совершенно не так. И Рэймонд бы обязательно разъяснил все это заблуждавшимся, если бы имел хоть какую-то в том заинтересованность, если бы играл свою роль большого папочки, но в данном конкретном случае, ему было глубоко безразлично любое разрешение конфликта, а потому он с легкостью мог позволить себе принять условия таковыми, какими рисовала их его спутница. Он смотрел на нее внимательно все то время, что она говорила, чуть щуря от солнца улыбавшиеся глаза, оставаясь все так же серьезным, но не растеряв при этом своей характерной вальяжной небрежности в жестах. Ситуация казалась ему смехотворной вплоть до топорности штампов "мне бы твои проблемы", и не происходи все это в звенящей реальности, а не в фантазиях врача, он бы, наверняка, издал презрительный смешок, но не теперь, конечно, не сейчас.
- Безусловно, - повел он головой, согласно прикрывая глаза на ее "принципы". - Я и сам их всегда разделял, - но по его чуть заметно промелькнувшей ухмылке можно было сообразить, что, порой, он разделял их с явным неодобрением, в чем вслух бы он даме не признался, но та была достаточно умна, чтобы понять, если бы того захотела, если бы хоть задумалась о том, что, впрочем, никогда не касалось никого другого, кроме нее, как минимум потому что Рэй предпочитал услуги лишь ее самой.
И до тех пор, пока ему это было необходимо, она никогда не отказывала в этой прихоти - они уже были знакомы и давно сработаны, она знала, что ему было нужно, а он мог быть уверен в том, что пригласить именно ее никогда не стало бы ошибкой. Как удачно же сложились обстоятельства, что Рэйчел отошла от дел как-раз в тот час, когда и Макинтайр мог себе позволить не продолжать контракта. Теперь же... чего она хотела? О чем просила? Чего искала под темным взглядом? Справедливости?.. Как жалко.
На что она рассчитывала, вот так вот обратившись к человеку, который не имел никакого отношения к бизнесу своей сестры, кроме того что и влияния никакого не оказывал, особенно с тех пор, как та связалась с местными дельцами Корсо и вовсе потеряла необходимость в его финансовой поддержке. Так что же она же предлагала? Выступить против мафии только по той причине, что одна ловкая плутовка может бросить тень на ее агентство, когда пойдет под суд? Блестяще. Конечно, он попробует.
Она говорила, но при этом сложила руки в карманы так, будто сейчас один из них должно было растянуть дулом пистолета. И таковая картина в сознании Рэймонда весьма его позабавила. Хотела ли она когда-нибудь пустить кому-то пулю в лоб? Возникали ли в ее очаровательной головке жестокие картины расправы над своими недоброжелателями до безрассудности наивные, но все же?..
- Все это крайне неприятно слышать, - неодобрительно прокомментировал мужчина сводя к переносице брови и уходя от взгляда спутницы, чтобы перевести его на свои помрачневшие размышления где-то на уровне своих до омерзительности безупречно начищенных туфлей, изрядно при этом помолчав, прежде чем ответить на ее просьбы, собираясь с тяжестью того, что думал донести. - Я был бы очень рад тебе помочь и сделать все, что в моих силах, в любой ситуации, я думаю, ты понимаешь, - но за подобными оборотами ведь всегда скрывалось кое-какое "но"? - Но мне жаль разочаровывать тебя - мы с сестрой, к сожалению... кхм, не самые близкие друг другу люди, и я не смогу поручиться, что в моей власти хоть как-то повлиять на ее решения, - если не говорить, что это и вовсе бессмысленное предприятие. - Она - довольно сложный человек, - с неудовольствием признался Рэй.
Как бы он ни любил ее, с какой бы силой ни жаждал подержать ее за горло, но в вопросах принятия решений и личных свобод - она была чертовски непримирима вплоть до самых грязных методов игры. Так же как и ее братец имел на своих руках блестящие карты для чудесного шантажа, так и у нее всегда находилось, чем ему ответить - причем, в большей части наличия у нее этих козырей он виноват был сам. Но разве Рассел это было интересно? Разве могла она хотя бы на мгновение представить в какую змеиную нору она пытается заставить сунуть руку своего визави? Думаешь, у меня больше шансов справиться с отравой?
- Что, конечно, не отменяет того, что я постараюсь оказаться тебе полезным, - поспешил он добавить прежде, чем его дама сделает для себя череду совершенно неверных выводов. - И я обещаю связаться с ней в самое ближайшее время, но мне также не повредило бы чуть больше информации об этом инциденте - что за девушка, и есть ли какие-то доказательства ее перехода в другое агентство, ее кражи, того, что она была с клиентом? - и на самом деле, все это было не простой прихотью, а крайне важными аспектами - кузина его и слушать не захочет, если у него не будет веской на то причины.

Отредактировано Ray McIntyre (17.03.2019 20:20:52)

+2

6

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Зачем она снова встречалась с ним?..
Каждое слово Рэя имело свойство вгонять Рэйчел в дрожь. Она могла не признаваться, но женщина боялась его едва ли не с самой первой секунды знакомства, едва увидев взгляд этого человека – похожий на темный и холодный омут. Омут, в котором не видно даже пальцев, если погрузить их в воду, неважно, случайно или намеренно… Однако в тот момент – омут сам ее выбрал. Тогда – она не могла отказать.
С тех пор как будто ничего не изменилось.
Прошло много месяцев. Каждый из них нашел своего спутника жизни. Безымянный палец каждого из них украшало то самое обручальное кольцо, но сколько бы ни утекло времени – страх не ушел. Рэйчел привыкла к нему, глубоко и надежно прятала на дне души, но это никак не мешало ей ощущать себя «жертвой». Рэйч не могла объяснить себе этого чувства, но не могла и отмахнуться от него, оттеняющего фоном каждую новую встречу и каждый новый разговор, происходящий между ней и Рэем.
Так зачем она снова встречалась с ним?.. Когда не верила ему.
Она играла свою роль, привлекая мужчин образом иллюзорной, хрупкой, утонченной женщины, слишком идеальной, чтобы быть правдой, слишком нереальной для этого мира – и все же настолько настоящей, что к ней можно прикоснуться, почувствовать тепло живого человеческого тела, поверить, что она реальна, пускай всего на несколько часов купленного большими деньгами общества… В котором никто из них, по большому счету, не нуждался сейчас.
Простая правда, состояла в том, что Рэйчел не знала истинных взглядов Рэя и понятия не имела, что именно он «разделял». Порой, казалось, что всю жизнь – на часы, минуты и секунды. Разделял, чтобы властвовать над ними – и над теми, кто «продавал» свое… Хвала богам, подобное для Рэйчел уже в прошлом, но надо признать, что настоящее порой пугало ее не меньше. Отдаваясь в ушах звуком мужских шагов – тяжелых по сравнению с ее собственными.
Однако же не справедливости она искала.
Рэйчел давно жила в том мире, где справедливости не было и в помине.
Дела  - сделки – выгодные покупки и не менее выгодные продажи в мире, где вес имели только три вещи из всех: информация, время и деньги. Всё остальное покупалось и продавалось, пожалуй, даже слишком легко, включая верность и преданность.
Она искала сделки, в которой без посредника не обойтись. И кандидатуры лучшей, чем кандидатура Рэя – Рэйчел придумать не смогла. Поэтому она встречалась с Рэем и говорила с ним, несмотря на то, что любой разговор с Рэем – сродни испытанию. Всегда. И Рэйчел не надеялась на легкую «победу».
- «Но?» - выслушав первую часть его речи, с мягкой усмешкой «подтолкнула» к продолжению сама, и в общем и целом продолжение получила. Конечно же, это «ее» проблемы. Она и должна с ними справиться, вот только, сдавалось ей, пока Рэй Макинтайр неправильно понимал свою роль. Ту роль, о которой Рэйчел имела неосторожность просить в данный момент.
- Я так и думала.
Легкая усмешка с таким же легким оттенком разочарования закономерно появилась на ее лице специально для него, и Рэйчел поспешила ее спрятать, временно опуская взгляд к земле и снова начиная неторопливый шаг. Женщина хорошо чувствовала момент, когда следовало немного подождать. Интонации человеческого голоса настолько многогранны…
Чутье не подвело и вторая часть фразы оказалась даже интереснее первой… Что значит, чуть сыграть на самолюбии.
Придя просить, но не упрашивать, женщина стремилась немного укрепить свои позиции, не дожидаясь «третьего звонка». Обеденный перерыв Рэя – не резиновый, его нельзя растягивать до бесконечности.  Именно поэтому голос Рэйчел зазвучал снова в первом же небольшом «антракте».
- Разумеется, есть, - спокойно и ровно продолжила одна, как если бы совсем ничего не случилось. – Не думаешь же ты, что я побеспокою тебя там, где у меня совсем нет доказательств?
Она слишком умна для этого и слишком ценит время их обоих. Однако раскрывать все карты сразу Рэйч не торопилась, желая «укрепить» позиции и пересмотреть немного роли.
- Прежде всего, Рэй, мне кажется, что ты неверно меня понял, - произнесла женщина, именно сейчас поймав на щеке теплый луч солнца и неосознанно зажмурившись, как кошка. – Я не прошу тебя решать мои проблемы, - все тем же мягким голосом, каким говорила всегда, продолжила Рэйч, более, чем когда-либо, стремясь к пониманию между ними. – Но мне нужен посредник в этом деле, поскольку я – последний человек, с кем твоя непростая кузина согласится разговаривать.
При всей своей кажущейся и иллюзорной хрупкости, Рэйчел не могла не знать о своем главном конкуренте в выбранной сфере, тем более, когда находилась в ней даже не первый год. Подумать только… сложись история по-другому, Зейн был бы жив, а сама Рэйчел, возможно, была бы «королевой преступного мира» с куда более действенными методами и средствами, чем имела сейчас… Но тогда, быть может, у нее не было бы Джордан и Дилана. Что ни говори, эти дети, за неимением собственных, делали ее счастливее и лучше.
- Передай ей условия сделки от моего имени, если это возможно, - несколько мгновений спустя, в конце концов, прибавила женщина, вновь сосредоточиваясь на словах, поскольку именно формулировки сейчас имели самое важное и непосредственное значение. – Она возвращает ценные вещи и деньги клиента, поверь мне, она знает, какие и в каком количестве. Я, в свою очередь, улаживаю дело мирно и без вмешательства полиции. Ее агентство приобретает замечательную, но, к сожалению, не очень умную, хотя и безусловно дорогую шлюху – Иви Блай. И никто не видит ни записей с видеокамер отеля, ни показаний свидетелей о связи или краже, ни переписки, которую Иви имела неосторожность вести с адреса своей электронной почты и своего аккаунта в социальных сетях.
Нужно ли говорить, что пока Рэйчел гуляла с Рэем по парку и дышала свежим воздухом, все эти материалы полностью или частично либо находились в процессе копирования, либо уже лежали на запасной флэшке, во избежание «недоразумений», так сказать. Рэйчел умела работать, когда хотела, но более всего другого – она умела подбирать людей. Девушка по имени Иви Блай – не в счет, Рэйчел всегда думала, что с этой – могут быть проблемы. Масса проблем.
- Кроме того… вряд ли ее спонсоры и благотворители будут рады вмешательству полиции в ее дела, - здесь Рэйч сказала больше наобум, но ей ли не знать, что без финансовой поддержки со стороны – ничто не делается в этом мире. – Как и ты, Рэй. К несчастью, вы связаны одной фамилией. А имея в виду наше взаимовыгодное и долгосрочное сотрудничество в прошлом, мне было бы крайне неприятно, если бы твою фамилию начали склонять направо и налево в связи с махинациями твоей кузины.
И если полиция приступит к делу… я уже вряд ли смогу помочь». Так что можно сказать, что заботилась Рэйчел еще и о нем. Попутно, так сказать, пытаясь доказать, что Рэй ничуть не меньше нее заинтересован в мирном урегулировании конфликта интересов. Конечно, Рэя заденет только косвенно, если заденет вообще, однако вопрос репутации во все времена оставался довольно относительным, и тень одного члена семьи неизменно падала на другого. Оставалось надеяться, что она… объяснила всё в верном ключе, и что ее слова будут восприняты не как шантаж, но как попытка дружеской поддержки.
- Так я… могу? Рассчитывать на тебя в этом деле? – Здесь Рэйчел вновь взглянула на него, мягко, открыто улыбнувшись, и вытащила наконец-то руки из карманов, силясь согреть дыханием слегка озябшие пальцы. Потому что сроки… Сроки, увы, изрядно поджимали. Завтрашний день наступит очень незаметно и легко.

+2

7

Рэй на мгновение вернул ей свой взгляд, исключительно убедиться в том, что именно она сейчас ему все это говорила. Мне кажется, что как-раз ты неверно меня поняла... Но куда там - девицу было не остановить, она без обиняков взяла в руки лопату и бодро, с песней на устах, продолжила разрыхлять вкруг себя землю, все глубже уходя ногами в образовывающуюся яму, и мужчине даже бровью повести для этого не пришлось - она все делала совершенно самостоятельно, поставив собеседника в тупик, но диаметрально не в тот, который подразумевала. И, если бы джентельмена в докторе было чуть больше, он бы, наверняка, попробовал сбавить обороты, перевести тему и вывести ее в другое русло. Если бы. Но нет. Каждый сам должен был разбираться с последствиями собственных ошибок. Впрочем, если бы Рэ взяла другой тон, то, возможно, он бы и помог ей выбраться на поверхность, у нее все еще оставался на это шанс, продолжая рассуждения о том, кого его кузина рада была бы больше лицезреть.
Как будто бы от разговоров с ним она оставалась в бешеном восторге... Но, что об этом повторять ему вновь, если все было сказано, и даме оставалось лишь провернуть в своей памяти прозвучавшее определение "неблизкие люди" - становилось даже слегка любопытно, а что же эта мадам в таком случае подразумевала под таковым, если, отнюдь, не то, что Рэймонд? Ему казалось, что как-раз с конкуренткой у Рэйчел Макинтайр было гораздо больше поводов переброситься словечком, нежели с братцем, которого она на пушечный выстрел не любила подпускать к своему бизнесу, поскольку он был настолько переменной величиной, что мог в любом уравнении перевернуть все до прямо противоположного знака, вплоть до иррациональных чисел. Так что, Рэй не заявлял бы подобное со столь непробиваемой уверенностью. Как вообще можно было категорично о чем-то говорить, если мужчина прямо сейчас выступал свидетелем того, как много льда обычно скрывается под толщею воды.
Она продолжала, а он внимательно внимал, лишь однажды позволив себе скользнуть взглядом по циферблату часов - времени для спектаклей оставалось еще прилично, а потому ей дозволенно было доиграть. Роль наивной девчонки, дорвавшейся до яркой маминой помады. Впрочем, кое-что оставалось неизменно полезным, например, то, что эта дура Иви действительно виртуозно успевала нагадить везде, где только появлялась. Его кузина, без сомнений, любила таких, с огоньком, и умела ими управлять, перенаправляя их разрушительные способности в выгодное для себя любимой русло. Дело было только ее, хотя хирург отчасти ощущал ответственность за ее существование и проявлял по-своему отеческую заботу, но причем же здесь была Рассел? Премного благодарен за сведения, Рэ. Хочешь, взамен я угощу тебя вином?..
Но вместо того, чтобы озвучить мысли, он лишь приобнял девушку за плечи, чтобы немного отстранить ее от дорожки, по которой проезжали велосипедисты. Их статус в этом мире не изменился от пары брошенных слов, все оставалось до тошнотного статичным, требовалось нечто куда более весомое, чтобы сдвинуть с места их точку опоры. А их разговор оставался лишь разговором. Да, безусловно, глубоко своеобразным, с исключительной атмосферой и любопытными оборотами речи, особенно со стороны его спутницы, заикнувшейся было про губительную его родственную связь с владелицей скандального эскорт-агенства...
О-о, на этом месте он бы мог расхохотаться до слез, ей-Богу. Ну, что за прелесть, не так ли? Ах, если бы это было самым страшным пятном на его фамилии, он бы, черт возьми, голым станцевал на бродвее чечетку. Как бы тебе самой, Рэ, отмыться позже от нашего знакомства. И все увидят, и записи с видеокамер отеля, и показания свидетелей нашей связи, и данные о сотрудничестве.
Но, так или иначе, а эта бесхитростная попытка шантажа от души позабавила врача, он даже был готов по-отечески умилиться милой славной девице. Я спустил бы с тебя кожу, милая, если бы ты только посмела, если бы я только не знал тебя столь близко. В его же случае требовалась совершенно иная эмоция. Вероятно, непонимание?.. Оно бы прекрасно подошло сюда. Непонимание не происходящего, а того, чем же он таковое отношение к себе заслужил. Неужели когда-то он не так взглянул на эту бездушную цепную суку? Не так подал пальто, не так открыл дверь автомобиля? Что вообще заставляло людей выдвигать подобные правила игры перед теми, кто всячески избегал чересчур ненадежных материй и никогда не выказывал своего непосредственного отношения к ним, поскольку и без того ступал по тонкому льду над пропастью безнадежности и отчаяния.
Казалось бы, он итак на все был согласен, к чему же ей приспичило показать, кто здесь папочка? Как недальновидно швыряться такими козырями. О, ты бедная маленькая шлюшка, сколько же искренности в твоем беспокойстве о моей репутации... если не принимать во внимание, что это именно в твоей школе завелась эта вшивая крыса, попробуй отмойся от этого всего, если прямо сейчас я скажу тебе убираться к черту и поставлю в известность сестру. Какой же маской должен был он порадовать ее прожорливые чресла? Огорчение, вероятно, не подошло бы... Тем, что не все в этом мире стремились к благородству, заботясь не только о себе, где помощь не ощущалась уступкой и не требовала ничего взамен. Но вот, усталость? Как утомила вся эта внутренняя борьба, ведущаяся на протяжении всей жизни, не находящая разрешения и мучившая сознание куда сильнее, нежели другие невзгоды. И всепрощение. Конечно. Он выполнит ее условия. Она - лишь слабая и запутавшаяся женщина, которая ищет выхода и не находит иных средств для этого. И если у него есть возможности ей помочь, то он сочтет это своим долгом. Именно так, именно в той последовательности. Я помогу тебе. В знак нашей старой дружбы, и потому что не могу иначе.
Если она действительно была такого хорошего мнения о нем, то как она себе представляла, он будет просить свою сестру? Дорогая, Рэ, ради всего святого и наших кровных уз, не бросай тени на нашу фамилию, молю тебя на коленях? Ведь после этого на меня пару раз косо взглянут люди со страбизмом? Ах, да, а еще к тебе примет санкции полиция и поставит с ног на голову все агентство, но это уже не столь важно. Прекрасная перспектива. Я разочарован, миссис Рассел. Он глубоко вздохнул перед ответом на поставленный вопрос, еще раз взвешивая каждую прозвучавшую мелочь. Он уже ответил ранее, но упоминать о том, что он повторялся, не следовало, просто, видимо, Рэйчел того было недостаточно, она ожидала от него до этого слов благодарности или неумолимого энтузиазма, подстегнутого серьезностью положения. В любом случае, добродушие в его чуть тронувшей губы улыбке было точно выверено со всей его природной тактичностью, а голос источал столько тепла, что девушка могла больше не потирать свои коченеющие пальчики, а запросто сбрасывать одежду прямо здесь, к тому же он мягко тронул ее плечо ладонью, символизируя свою перманентную поддержку:
- Не беспокойся, Рэ. Ты всегда могла на меня положиться, что бы ни происходило, с нами или кем-то еще, - не в этом ли он постоянно уверял ее? - Я и без того всегда оставался в долгу перед тобой, - навряд ли, конечно, ведь, его долг каждый раз гасился сразу после составления контракта, а чье обществу друг другу было полезнее - еще можно было поспорить. - И я хочу помочь тебе, - все же сделав акцент на помощи, а не сделке, поскольку их сотрудничество на данном этапе во многом оставалось односторонним. - Тебе, нам и моей сестре. И вместе мы разрешим эту неприятную ситуацию. Так что, да. Ты можешь на меня рассчитывать.
Спрашивать о том, когда он сможет распоряжаться документами, не было нужды - женщина сама могла ему об этом сообщить, особенно, если они все же решили действовать сообща.

+1

8

Его молчание способно разрушать миры и возносить их. Раз за разом, и каждый раз. И Рэйчел дорого бы отдала, чтобы узнать, что происходит за стеной его молчания в эти минуты. Человек-бездна, Рэй продолжал жить своей жизнью, забавляясь крохотной льдинкой на его поверхности, имеющей все шансы заблудиться в темных водах, но пока еще дрейфующей невдалеке от берега.
Оглядываясь мысленно назад, на твердую землю и такую же твердую уверенность под ногами, Рэйчел уже не понимала, за каким дьяволом ее снова понесло к Рэю вместо собственного мужа, и почему нельзя было решить проблему по-другому. И тут же спешила ответить себе на вопрос, что лучше свидетельство и общество кардиохирурга, нежели ужин в ресторане с конкуренткой тет-а-тет.
Хотела Рэйч или нет, с владелицей конкурирующего эскорт-агентства, переманившего к себе Блай, ей встретиться придется. Вот только делать этого без постороннего присутствия не хотелось, и снова начинало казаться, что кроме как на Рэя – полагаться не на кого. Или же это всё одна бездонная иллюзия и театр одного актера?
Сложно сказать, кого из них.
С ним рядом Рэйчел так или иначе почти всегда ощущала себя в чужой роли, навязываемой настойчивым режиссером, без всякого сценария и т.п. Он был уверен в том, что Рэйч должна была прочесть заранее «сценарий», а женщина отнюдь не помнила о нем, вновь и вновь пытаясь играть по своим правилам – но в чужой пьесе.
Ощущение этого существенно выбивало из колеи, но отыскать его причины – невозможно.
Неуместное полуобъятие за плечи намеком на заботу – словно специально предназначенные для посторонних глаз.
Неуместные слова с дном из двойного смысла – словно специально предназначенные для посторонних ушей.
Неуместный «долг»… Неуместный и несуществующий, словно специально предназначенный наживкой для нее, однако при всей своей деликатной настойчивость, Рэйч понимала, что это не так.
Долг – фикция. Помощь – реальность. И за эту помощь Рэй стрясет с нее самую подходящую оплату: здесь сомневаться не приходится. Ну, что ж… Рэйчел сама заварила эту кашу, сама же будет и расхлебывать.
- Спасибо, Рэй, - все тот же мягкий и вкрадчивый голос переливался бархатной благодарностью, привычно пряча за собой подводные течения и смыслы. – Я рада, что ты воспринял всё это именно так.
Конечно же. Помочь «всем» в этом маленьком и лицедейском действе. Отнюдь не лицемерном (по крайней мере, со стороны Рассел), но занимательном. И к этой постановке… необходимо быстренько раздать «листы» с материалами для подготовки. Точно.
- Позволишь? - Вынырнув из омута чужих зрачков, куда Рэйчел буквально мгновение назад соскользнула, женщина аккуратно взяла мужчину под руку. Чтобы согреть ладони, не иначе. – Всё это много значит.
Даже если на самом деле не означает совершенно ничего. Прервавшись, аккурат на несколько шагов, Рэйчел собралась с мыслями еще раз.
- Знаю, твой обеденный перерыв заканчивается, - однако не договорить сейчас – подобно смерти. – Я пришлю тебе копии записей и материалов через пару часов. И тогда - буду ждать от тебя сегодня места встречи?
В интонации легкий вопрос, как если бы он один здесь принимал решения. Он – сильный, заботливый, «оберегающий» мужчина. При одном взгляде на которого бросает в необъяснимую дрожь. Последнюю Рэйчел всегда оставляла глубоко при себе. Таила и прятала, но не могла отрицать.

+1

9

Очень хорошо... Он бы, конечно, добавил, что-то сродни "умница" или "послушная девочка", но не считал ее ни той, ни другой. Она поступала так, как ему хотелось, и этого было достаточно для того, чтобы он продолжал ее терпеть около себя, не предаваясь фантазиям о том, чтобы свернуть ей шею. Разве не мог он себе позволить этого небольшого каприза? Безусловно, они были уже не первый год знакомы, и у Рэймонда, наверняка, образовалась бы масса проблем, особенно с делами прошедших лет, поскольку подобное совпадение в том, как исправно пропадают люди, едва только мелькнувшие на линии его обзора, но все же, мог бы он?.. В какой-то момент все показалось ему столь реальным и осуществимым, что даже настроение вернулось в необходимую норму и равновесие. Она была рада... она выдвигала правила игры и рада была тому, что он по ним следует, вероятно, не догадываясь о том, что, если бы те не совпадали с его собственными планами и не вписывались в категорию осуществимых, то никакая хищность в глазах этой лживой дряни, никакие угрозы в его адрес и адрес его близких не смогли бы противостоять одной незыблемой константе - его моральному горизонту, который радикально отличался от мирных обывателей, но все же существовал, и ему мужчина придерживался с таким фанатизмом, что реки крови омывающие горы трупов не смогли бы его сломить в сакральном понимании своего предназначения.
Ее касание... для чего? Чтобы утвердиться в покоренной высоте, лишить его возможности воспринимать жест пассивной агрессией? Стесать углы ее ломанной комедии. Для нее это много значит. Рэй в том ни мгновения не сомневался. Иначе, ее бы попросту тут и не было. Она играла свою собственную пьесу, сценария которой мужчина и не знал, и вряд ли догадывался до самых мелочей, но более того - ему ни к чему было в нее вникать, будто та хоть сколько бы то ни было имела способность на него повлиять. На его жизнь, на его предначертанный путь - не в силах этих крохотных ладошек Рэ было вершить судьбы мира и его собственную, поскольку находился он не просто в иной плоскости, расщепляющей мироздание, но среди других материй, тончайших, безмерных, извечных. Призраком рассекал он эту мнимую реальность, затерянный средь эфемерного кружева сплетений неизбежностей, он утерял проводника, но закрепил его в своем ноющем сумрачной болезнью сердце. Он ступал по ненадежному пути со всей уверенностью, что слепо вела его вперед, дальше, глубже отходя в тень снедающего тумана, чуждого и глухого к стонам и мольбам несчастных путников, лишь по стечению неумолимых обстоятельств пересекавших дорогу Макинтайру. Дорогу к вечности, к единению с сущностью, живущей в его лихорадочном разуме, дорогу от чистейшего света в непроглядную тьму. Потому что это было необходимо. Потому что он уже давно стал лишним в судьбе своей дочери, ее следовало отпустить, с какой бы болью то ни откликалось в его погибающей душе. Он должен был уйти, и ветер предопределения занес бы его следы, навсегда вычеркнув из хаоса насущного. И он ощущал, что этот миг уже не за горами, поскольку дальше попросту не было маршрута, он подошел к самому краю, угрюмо заглянув в ненасытное чрево бездны, но все же не решался совершить последний шаг, покуда не получит подтверждения своей в том правоты.
- Конечно, - его мягкая улыбка вышла какой-то уж чересчур отрешенной, будто ныне он пребывал далеко отсюда, от их недавней краткой, но напряженной беседы, будто еще мгновение назад он лишь вынужденно снизошел до понимания происходящего, а теперь же вновь вернулся к созерцанию чего-то в глубине себя.
Это ясное, почти весеннее солнце... так трепетно дарило им свое ничтожное тепло, лаская лица и выбивая искры в омутах зрачков мужчины и женщины, бредущих под руку, как старых и добрых знакомых, как родственные души, ступающие подле в ногу, с едиными мечтами и страстями, ах, если бы, но восприятие мира их было столь чуждым один другому, что возникали лишь вопросы, для чего им и вовсе было мириться с присутствием друг друга рядом, и с тем же существованием. Их жизни проходили параллельно, практически не касаясь, даже более того - когда казалось, будто их действительно что-либо способно было связывать, все это оказывалось лишь иллюзорной дымкой, бредовым мороком, вынуждавшим поверить в собственную реальность. Им следовало держаться подальше, не пересекать этой рискованной плоскости, в которой могли бы хоть как-то обратить внимание, прийти к пониманию об экзистенции и не позволить боле другому зайти на чужую территорию. Чем сейчас и пыталась заниматься миссис Рассел, чудная, сказочной хрупкости женщина, скалившаяся во все свои акульих три ряда и ожидавшая, что тем возымеет в ком-то уважение к себе, но разве только лишь пыталась выжить и предупредить насилие. Нет, ее острые резцы страшны ему не были, и он бы, вероятно, некогда позволил бы себе увлечься разыгравшимся спектаклем, отведя в нем для себя достойную и драматическую роль и сведя все к пронзительному трагическому завершению, но не сейчас. Не сейчас. Он слишком много задолжал этой жизни.
- Я позвоню тебе, - согласно кивнул Рэймонд, бережно выворачиваясь из захвата дамы, чтобы ощутимо коснуться губами тыльной стороны ее кисти в исключительной вежливости жесте, будто под тем более ничего подразумеваться и не могло. - И рад оказаться полезным - для меня честь находиться в твоей компании, - как ни казалось им обоим, что шли они по парку совершенно бессистемно, но в итоге оказалось, что был сделан круг, и мужчина вывел барышню ровно к тому месту, где ее встретил. - Всего доброго, Рэ, - отпустил он наконец ее руку и подмигнул ей на прощанье, прежде чем погрузиться вновь в автомобиль и вернуться в привычный, спокойный мир умирающих пациентов.
Этим вечером ему предстоял очень сложный и малоприятный разговор, ему следовало настоять на своем и при этом постараться привести все к единому знаменателю, лишний раз не возымев конфликта с сестрой, с которой и без того складывались натянутые отношения, причем с обеих сторон. Это был непростой шаг, но все же... ближе к завершению дня мужчина набрал номер своей прелестной знакомой, чтобы пригласить ту в ресторан неподалеку, где он уже заказал им столик. Он не уточнял итоги своих переговоров, так как считал, что подобное следует решать с глазу на глаз, но голос его, как и прежде, был уравновешенным и твердым.

+1


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Опасней бури мертвый штиль ‡эпизод