http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: декабрь 2019 года.

Температура от 0°C до +8°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » only you can beat you ‡эпизод


only you can beat you ‡эпизод

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/2SyUN.png
НЙ,2019
Гидеон и Присцилла

When something bad happens, we have to remember we're not defined by any one thing.

+1

2

Каждый из нас хоть раз в жизни говорил себе: «где-то я уже это видел». Дежавю ли это или отголоски прошлой жизни? Порой это чувство возникает настолько спонтанно, что тебя выбивает из реальности на несколько секунд, ты пытаешься вспомнить, было ли это на самом деле, или это только простая галлюцинация. И стоишь не в силах вырваться из кобла мыслей. И думаешь, думаешь, думаешь. А было ли это все на самом деле? Не помню, когда последний раз я спал крепким здоровым сном. Максимум на что я могу рассчитывать – легкий полудрем длинною в пару часов. Ходить по комнате, занавешенной сумраком, отсчитывать каждый шаг по периметру небольшого помещения, лечь на кровать, прикрыть глаза, попытаться расслабиться, чувствовать, как каждая мышца некогда крепкого тела отдается мягкой сатиновой ткани, погружаться в сон и…резко, даже болезненно распахнуть покрасневшие от недосыпа глаза, сильнее раздражаться, громко идти по длинному коридору в кухню, где стоит начатая бутыль коллекционного виски, сделать три-четыре глотка алкоголя, в очередной раз восхититься превосходством и величеством ночного города, вид на который открывался из широкого окна гостиной, более тихими шагами вернуться в спальню, еще недолго побродить, заглядывая в каждый угол, поворачиваясь назад, содрогаясь от собственной тени и в конце концов, когда первые лучики солнца выступят из-за горизонта, уснуть.
И вновь бежать, спотыкаясь о собственные ботинки, вновь нью-йоркские улицы омрачены в сероватые оттенки, вновь над головой повисла черная туча, глаза слезятся от холодного ветра, а статуя Свободы все так же недосягаема; вижу ее каждый раз, в каждом сне, она будто улыбается мне, зовет, будто там, стоя на самом верху я наконец-то обрету Свободу, задышу полной грудью; бежать, не оглядываясь, боясь потерять драгоценные секунды, когда он наступает мне на пятки. Каждую ночь один и тот же мучительно долгий сон, после которого все тело ноет, будто и не спал вовсе.
Сегодня я решил остаться в мастерской. Впервые после того ужасного дня, мы с Прис назвали этот день «откровений», впервые я оставил сестру одну на целую ночь. Думал, что вдали от места преступления мне будет легче, но легче не стало. Я так же мучился, запивая бессонницу виски более дешевого сорта, чем тот, что стоит в баре адвоката Берроуз; диван оказался еще жестче, чем кровать, стоявшая в комнате для гостей, а ныне – моя обитель. Смотрю на себя в зеркало и становится страшно от собственного отражения: глубоких морщин на лбу с каждой неделей все больше, неухоженные волосы, примятые во время сна, грязная от красок белая футболка с лейбой известного спортивного бренда, а глаза…глаза походили на два желто-прозрачных пятна, окруженные одним сплошным воспалением. Обернувшись к столу, обнаруживаю законченное изделие, над которым начал трудиться больше месяца назад, а возобновил работу с неделю как. Тонкий браслет из белого золота, украшенный равномерно выложенными небольшими камешками изумруда, что по моему мнению – прекрасное сочетание материала и цветов. Оно создавалось под чувством вдохновения и окрыления, чувством необъятной влюбленности, я вкладывал в него всего себя, творил, любил, отдавался и, конечно же, хотел сделать приятное и впечатлить девушку своей мечты. А девушка моей мечты оказалась редкой тварью…

около месяца назад.

Все та же мастерская, то же изделие, которое было только на стадии эскиза, за окном лютый февраль. Наверное, лишь один раз в жизни мы в Британии застали такую холодную зиму и ни я, ни мой гардероб не были готовы к крутому повороту событий. Все еще сомневаюсь касаемо металла, вернее на счет его цвета – может быть розовое золото, может быть желтое, а может и вовсе серебро? Нет, не люблю я с последним возиться. Не смотря на то, что металл не плотный, из него легко лепить даже самые мелкие детали, рука у меня не стоит. Да и к тому же уход за серебром требует особого внимания, а частые чистки грубой содой образуют мелкие царапины, а иногда рубцы, но…благородный стальной цвет настолько красиво смотрелся с изумрудом, что не пожалел я тех пяти грамм дорогущего белого золота ради создания красоты.
- В целом, не плохо, - верчу в разные сторону лист бумаги, на ходу дорисовывая детали, когда на телефон приходит сообщение в мессенджер от Виктории с многообещающим содержанием: «Надо поговорить. Это важно. Позвони мне». Конечно же, я сразу вытираю руки о бумажное полотенце и набираю, однако ответа не поступило ни в первый, ни во второй, ни в пятый раз. Только вечером от девушки поступил долгожданный звонок:
– Привет, Вик, что стряслось? Ты где? С тобой все в порядке?
– Да, все хорошо. Прости, не слышала, что ты звонил, директор вызывал…в общем не могла говорить. Нам нужно встретиться, Гидеон.
– Да, конечно. Где и когда?
– Сейчас, адрес я тебе сброшу.
Это была небольшая, но уютная кофейня, которая совсем кстати находилась неподалеку от моего местонахождения, посему добираюсь я быстро, а девушка меня уже, наверное, заждалась. На ней лица нет, в голову лезут самые ужасные мысли, от которых избавиться не удается даже позитивным настроем. Отворачивается, когда пытаюсь ее поцеловать и окончательно напрягаюсь, присаживаясь напротив.
– Я все знаю, Гид, - пронзительные серые глаза следят за каждым моим телодвижением, за каждым вдохом и выдохом, а я теряюсь, ища по сторонам, на полу что-то важное. Вновь одолевают миллионы мыслей и догадок, но умудряюсь задать лишь спешный вопрос:
– Ты о чем?
– Я все знаю о тебе и твоем прошлом.
– Погоди…я все объясню… - я сразу понимаю, о чем речь. И понимаю, что придумывать космические нереальные истории смысла нет, она все знает. Этого и следовала ожидать, встречаясь с детективом, но я не думал, что так скоро все раскроется, - нет, я не буду говорить, что меня заставляли. Я хотел тебе рассказать при первой возможности, - Вика изгибает вопросительно бровь, а я бью себя отчаянно по лбу. – Вик, я прошу тебя, не говори никому. Этого никто не должен знать, иначе в лучшем случае я сяду лет так на двадцать, а в худшем… - я знал, какие у старика связи и знал, на что способны люди ради денег.
– Не нужны мне твои объяснения, и не переживай, я никому не скажу и более того, постараюсь скрыть эту информацию от других детективов, - содержимое ее фразы радовало, но тон не стал мягче. Тянусь к ее руке, но она тут же убирает свои кисти со стола. – Но это не значит, что я тебя прощаю. Ненавижу ложь. И сама стараюсь не врать, поэтому пришла к тебе с признанием. Я переспала с другим. Больше ничего не слышу. Как на старом телевизоре появляются разноцветные полосы и монотонный сигнал.

наши дни.

Да, были попытки с моей стороны извиниться, объясниться, я даже готов был простить измену человеку, с которым толком и отношения не начались, но все мои сообщения и звонки ставились в игнор, а когда я собственными глазами увидел ее возле участка с другим…коллега, наверное, примерно моего роста, только с темными волосами и смуглой кожей. Как она его обнимала, провожая куда-то…Для меня это был финиш.
Страшно подумать, на что я был готов ради нее. Преследования, подавление собственной гордости, прощение того, что нельзя прощать, желание меняться ради нее, становиться лучше. Все это уже кажется так далеко. На многочисленные вопросы от сестры, отнекивался банальными фразами, вливая в себя литры алкоголя. Второй раз на одни и те же грабли и окончательное «нет» отношениям. Только работа и саморазвитие.
Сегодняшний день для Присциллы был особенным. Званый ужин для самых родных и близких. Благо у родителей не получилось выкроить пару деньков, чтобы навестить нас. Сестра мастер сюрпризов, но в этот раз обещала что-то особенное. Счастливая Бас виляя хвостом встречает меня, когда я наконец-то добираюсь до квартиры. Сестры на горизонте не видать. Воспользовавшись одиночеством, успеваю принять душ, привести в порядок волосы и надеть чистые вещи.
– Где ты была? – ненавязчиво интересуюсь у Прис, войдя в гостиную.

Отредактировано Gideon Burroughs (08.04.2019 14:24:39)

+3

3

По весне все чувства внезапно обостряются. Первыми обычно это замечают психиатры, затем влюбленные, коты и где-то уже в конце списка те, кого почти не в чем уличить, если речь идет о том, чтобы внезапно разучиться жить в ладу с самим собой. Происходит резкий всплеск слежек за неверными супругами, наплывы перепуганных владельцев домашней живности в ветеринарные клиники, даже не знаю где в этот момент коты кричат громче в кабинете врача - ветеринара или на крышах и деревьях на территории, где они проживают.
Это был единственный выходной на неделе и любой звонок до одиннадцати мог считаться звонком среди ночи, хотя в случившемся была и моя вина, я так и не смогла свыкнуться с мыслью, что мобильный телефон нужно выключать, особенно если у тебя намечается свободный от работы день. Могу поспорить, и чего уж там, выиграть, что особо злые киллеры получают свои задания в понедельник до одиннадцати часов утра и именно эти заказы всегда выполняются с особой жестокостью, а как иначе-то? Вы видели человека, которого будят телефонным звонком в его законный выходной, да еще при этом пьяно рыдая в трубку? Если бы я обладала силами фиолетового громилы Таноса, то как пить дать пару раз бы точно щелкнула пальцами, дабы обезопасить свой выходной от внезапного нашествия рыдающей в трубку брошенной женщины.

Чтобы понять с кем я говорю, мне пришлось еще раз взглянуть на дисплей телефона, щурясь от света мерцающего экрана, который заставлял мои глаза слезиться.
- Сэм? – Нет, ну вот такой подставы от своей помощницы я не ожидала. Она, конечно, в курсе, что меня можно дергать в офис по «важным» вопросам, даже когда я прошу поставить в моем расписании выходной, но ведь мы с ней едва ли не поминутно обсудили мой выходной и она прекрасно знала сколько всего я запланировала. Не помню, чтобы Саманта так громко и надрывно рыдала в трубку, позволив эмоциям взять над ней верх. В сидячем положении соображалось определенно лучше, так что да, второе, что я сделала после того, как дотянулась до вибрирующего на моем прикроватном столике мобильного и ответила на звонок – я села в собственной королевской кровати и потерла свободной рукой свои не желающие раскрываться в такую рань глаза.
- Разберемся на месте, - буркнула я в трубку, так и не сумев понять, о чем мне пытается сообщить подруга, время от времени прекращая реветь белугой. Пришлось вихрем пройтись по собственной квартире, чтобы скинуть в свою чудо-сумку предметы первой помощи для тех, кто так или иначе пострадал от любви, я почему-то была уверена, что страдания исключительно завязаны на том, что кто-то кому-то сказал «ариведерчи» а тот, второй, не смог пережить этого и вот-вот выйдет в окно. В сумку было закинуто две коробки бумажных салфеток, бутылка текилы, плеер с плейлистом для той, которую бросил парень, да, идея так себе с учетом того, что это и сама Саманта могла быть инициатором расставания, но разве у меня был выбор или время? Нет! Кстати говоря, плейлист был составлен самой Сэм в тот период, когда на месте пострадавшей была я сама. Пора было вернуть должок.
Забросив сумку на пассажирское сидение, я даже не раздумывала над тем надо или нет садиться мне за руль и есть ли смысл в том, чтобы предупредить Гида о том куда и с какой целью я отправилась и нужно ли отменять наш ужин, который мы с ним планировали вот уже пару недель как и даже с этой целью пытались зазвать погостить в моей квартире наших родителей. Главное не забыть ему позвонить, если что-то пойдет не так. В конце концов я же лучшая сестра на этой ебанутой в край планете, чтобы вот так по – свински звонить ему до одиннадцати часов утра и пытаться втирать какую-то дичь сонному человеку, да?

Затрагивая тему стереотипности и, в частности, англичан многие скажут, что именно англичане в совершенстве овладели умением держать себя в руках или как еще принято называть эту идиому «stiff up lip» и в основном она относится к мужчинам, что якобы сложилось благодаря истории и подрагивающим усам, полная чушь. Мы, как и любой другой человек, не разделяясь на нации способны переживать, раздражаться и испытывать чувство тревоги или неприязни по отношению к другому человеку. Мы не снобы, нет! По отношению к другим людям умеем быть искренними и открытыми сердцем, если этот человек вхож в семью или близкий круг друзей. Смысл сочувствовать и восхищаться абсолютно незнакомым тебе человеком (при условии, что он не мелькает в прессе или на экранах телевизоров), попахивает нездоровым интересом и всякими извращениями.  Может осмыслив все выше мною надуманное станет понятно почему же я отшатнулась, как будто предо мной возник прокаженный человек от порога и двери, что вела в квартиры Сэм, как только та отворилась. Я помню прекрасно какой она была еще вчера, она не выглядела так, словно по ней прошлись катком или пропустили через мясорубку, а потом попытались собрать воедино. Бледная и болезненно худая Саманта, прижимала к своему растертому до состояния «мне бы позавидовал олень Рудольф» носу платок, который уже впитал столько слез, что его можно было отправить на покой. Глубокие тени под глазами как бы намекнули мне о том, что моя подруга и помощница не спала этой ночью. Она буквально втянула меня в свою коробку, которую гордо величала своей уютной квартиркой, я едва ли успела перехватить ее влажную и холодную руку, чтобы удержать равновесие. Беззащитность и беспомощность мелькнули на моем лице, но вот только плевать на это хотела Саманта, усадив меня на местами  продавленный диван, когда-то удачно купленный на распродаже, Сэм принялась изливать душу и делиться со мной всем тем накипевшим, что скопилось в ней, к концу ее монолога я уже еле сдерживалась, чтобы не рыдать с ней в один голос. Ситуацию спасла текила. Её-то я и подливала в чайную чашку Саманты время от времени. Мне же необходимо было оставаться трезвой и здравомыслящей, потому что впереди у меня был ужин и я никак не могла взять и вычеркнуть его из списка запланированных на сегодня дел, даже когда случались вот такие форс-мажоры, как ситуация с лучшей подругой.
- Знаешь, Сэм. – медленно и ласково поглаживая подругу по голове, негромко говорила я с ней, пока она мяла в своей пятерне очередную бумажную салфетку, поглядывая на почти опустевшую бутылку текилы. Ее голова покоилась на моих коленях и мы едва помещались на продавленном диване, какой бы коротышкой не была Саманта и как бы она не сворачивалась калачиком, она занимала большую часть дивана  и в скором времени от тесноты  у меня уже болело все тело и хотелось поскорее выбраться из коробчонки, которую Сэм гордо называла своей квартирой и как следует размяться. – Все мужики сволочи. Всхлипы на какой-то момент стихли, словно Саманта прислушивалась к чему-то, возможно ожидая, что мои слова подтвердит кто-то еще. Дрожащими своими пальцами она вцепилась в мою руку, дабы приостановить все эти нехитрые манипуляции, медленно и неотвратимо вгоняющие ее в состояние сна.
- И козлы? – всхлипнув поинтересовалась она и голос ее звучал тонко и пьяно, как и подобает женщине, которую бросил мужик, да еще и теперь на две третьих заполненной изнутри текилой.
- И козлы. – Согласилась я, припоминая всех тех козлов, которые так или иначе повлияли на мою жизнь. Саманта заерзала на моих коленях и повернулась так, что могла наблюдать мое растерянное выражение лица снизу вверх, взгляд ее был похож на человека уверовавшего в то, что я мессия, а не просто подруга пытающаяся ее споить после разрыва в ее отношениях.
- А Дэо вроде ничего такой, - Саманта пьяно хихикнула и на мгновение зажмурилась. И хорошо, что зажмурилась, она не увидела, как мое лицо вытянулось и посерело. Совсем кукухой поехала, - подумалось мне, но вслух пришлось произнести другое:
— Это в тебе текила диктует правила. Я тебе много раз говорила и еще столько же повторю, мой брат не твоего поля ягода.
- А вдруг там всякое, - ик, -  противоположности притягиваются? – Сэм даже умудрилась соединить вместе подушечки указательных пальцев обеих рук, едва при этом, по правде говоря, не покалечив меня.
- Маловероятно, - процедила я сквозь зубы, сдерживаясь из последних сил. – Ладно. Я в любом случае не могу тебя оставить здесь одну. Сейчас соберем необходимое и поедем ко мне. За последние двадцать четыре часа определенно что-то поменялось, Гид не ночевал дома. Полагаю, что гостевую комнату можно считать на время свободной.
- Скорее всего остался на ночь у какой-нибудь барменши и присунул ей на сдачу, - рыкнула Сэм, подрываясь с дивана и уже намного медленнее оседая обратно.
- Оу-воу, подруга, да в твоей голове все перемешалось, это твой бывший переспал… - я прикусила кончик языка, но было уже слишком поздно, прильнув к моему плечу, Саманта вновь зарыдала.

***

Я замечаю мужские ботинки, брошенные на коврике перед дверью только потому, что спотыкаюсь о них. Значит Гидеон уже дома. И как по заказу он выплывает в гостиную, едва ли не врезаясь в меня. Я падаю на диван и запрокинув голову вверх рассматриваю лепнину на своем потолке. Меня ни пробежки, ни йога, ни работа с клиентами с перерывами на пару часов сна еще так не выматывали, как попытка поддержать подругу, которую бросил парень.
- Ты разве не знал, - наконец-то нахожу в себе силы ответить на вопрос, который кажется так и повис в воздухе, - я в первой половине дня обычно подрабатываю психотерапевтом. Мне нужна твоя помощь, Гид. Я даже успела пригреть на коленях обрадовавшуюся моему возвращению Бастет.
- В моей машине тело, - театральная пауза, чтобы брат как следует успел испугаться и на придумывать себе всякого, мол вот так и оставляй тебя одну всего лишь на ночь, ты уже вон с утра сколько дел натворила, даже где-то тело отыскала. – Очень пьяное и обиженное на всех мужчин на свете тело. И я хочу, чтобы ты помог мне втащить это тело в квартиру, ей нужно проспаться и прийти в себя.
Подхватив Бас под ее мягкий пушистый живот, я аккуратно переложила свою любимицу на диванные подушки и встала, стряхивая с себя налипшую шерсть. Ее определенно нужно показать врачу, видимо с приходом весны, бурманским кошкам положены какие-то особенные витамины.
Наверное было бы правильнее не впутывать в эту историю брата, а скажем, выяснив у нашего консьержа в какой квартире живет умный и вечно занятой накаченный скорее всего психолог, который буквально на днях спас мою кошку, тем самым сохранив ей все ее девять жизней, попросить о помощи его, ведь судя по всему он только этим и занят, что помогает дамам угодившим в беду. И все же, мой брат был здесь, и он как никто другой понимал, что женщина с разбитым сердцем может натворить достаточно бед, чтобы в Нью – Йорке внезапно объявили повсеместную эвакуацию.

Отредактировано Priscilla Burroughs (11.04.2019 12:49:26)

+2

4

Обусловленный срок моего пребывания в квартире сестры давно истек, я уже начал подбирать себе варианты жилья, дошло даже до того, что телефон одного из лучших риэлторов в городе оказался у меня в записной книжке, но как только дело начинает двигаться в нужном русле, я делаю несколько шагов назад, возвращаясь к себе в комнату, предложенную Прис еще в ноябре прошлого года. И дело не в том, что я интроверт до костного мозга, привыкший топтаться на одном месте, не выходя из зоны комфорта, я больше склоняюсь к событиям месячной давности, когда этот идеально чистый храм с белой мебелью больше походил на съемочную площадку какого-то боевика. На мои уговоры покинуть город, начать жизнь с чистого листа, Присцилла реагировала негативно, грозилась даже отослать меня обратно в Лондон, если я еще хоть раз заговорю о побеге. Зная свою сестру и серьезность ее намерений, больше рисковать я не стал, но и бросить ее не мог, хотя шансов было масса и желания тоже…
Каждый раз проходя мимо рейсовых автобусах, наблюдая за людьми, что радостно спешат куда-то, постукивая на каждый шаг колесиками от дорожных огромных чемоданов, все еще перемотанных защитной пленкой, я задумывался о своем будущем. А какое оно? Бесконечно бояться, прятаться, оглядываться, каждую ночь панически бежать от собственной тени к…Свободе? Нет, я хотел поскорее убраться из Нью-Йорка, забрать все золото и сбежать туда, где меня никто никогда не найдет, где меня никто не знает и знать не будет, я же представлюсь Глэном Бруксом, пидорским именем, таким не типичным для американцев, а быть может возьму новое, благо на это фантазии хватает и денег, кстати говоря, тоже. Может быть Мексика? Никогда не был там, однако отчего-то необъяснимо тянуло именно в эту страну. Вечное солнце, праздник, танцы, спонсируемые текилой. Или Техас? Ковбои, кактусы, песчаные поля и внедорожники. Мыслю типично, стереотипно, но мне всегда к лицу были рубашки в клетку, да и шляпы к лицу.
А сейчас, глядя на эту самостоятельную женщину, которая по развитию казалась взрослее не на шесть минут, а на шесть лет, я понимаю, что при всей своей холодности и колючести, она в первую очередь девушка и пока я не увижу рядом с ней достойного человека, который будет за мою сестру горой, не смею бежать дальше аэропорта Джона Кеннеди.
– Я тоже рад тебя видеть, - язва моя драгоценная, - постой, что?! Я, конечно, не сомневался в том, что мы с госпожой адвокатом одного поля ягоды и имеем пристрастие к криминалу не только в кинематографии, однако сейчас она меня ввела в ступор, что глаза мои медленно принимали форму больших шаров, но если блондинка настолько спокойна, что усаживается в кресло и тискает Бастет, то дело плевое. Собственно, словами своими она и подтверждает мои догадки. Но кого Прис спасала от алкогольной погибели – это мне только предстояло узнать. Немедля обуваю первые попавшиеся тапки в прихожей, накидываю весеннюю спортивную куртку, жестом «сиди, женщина» отмахиваюсь от поднявшейся сестры, которая по всей видимости хотела мне помочь, и забрав ключи от машины, спускаюсь во двор дома. И таки да, все как говорила Присцилла – на заднем сидении ягуара пьяное сонное тело ее лучшей подруги, с которой мне удалось пересечься пару раз: сразу после приезда и после празднования нового года. Даже первого января Сэм выглядела лучше и могла связать слова в предложения со смысловой нагрузкой. Скажем, девочка Саманта интересная, весела, определенно со странностями, но зато с ней легко в общении, чего так не хватает современным барышням, что цены себе сложить не могут, все нули дописывают после единицы. Внешне ничем не отличается от типичных американок, ниже меня на три головы, и то, что она поместилась в полный рост в горизонтальном положении на сидении автомобиля – тому доказательство. – Так, родная, пора просыпаться, - легко похлопывая по щеке девушки, говорю я, а на лице гримаса безнадежности. Вторая более уверенная попытка разбудить Саманту, на всякий случай проверяю пульс и закрываю приоткрытый во сне рот. Кое-как корячусь над дверью авто, но достаю тело, закидывая девушку себе на плечо, что там тех тридцати килограмм и закрываю машину, ставя на сигнализацию. Удивленные, подозрительные згляды прохожих нужно было видеть, а разговоры шепотом слышать, но наша консьержка, что невзлюбила меня с первого дня моего приезда, даже не подняла взгляд и не бросила вслед колкого слова.
– Принимай груз, - опускаю Саманту на диван в гостиной, - если ничего не предпринять, то это будет груз двести, солнце, - вскинув бровь, метаюсь взглядом между девушками, и в любой другой ситуации Присцилла уже бы гналась за мной по коридору с полотенцем, намереваясь посильнее влепить за «серенький» юморок, но сейчас на лице сестры читалось полное непонимание, что делать дальше. – Для начала холодный душ и много воды, желательно газированной. Не помню, оставалась ли у нас… - а тем временем сестра продолжает смотреть на меня все тем же взглядом, - что? Ты хочешь, чтобы я пошел в душ с твоей подругой? – ухмыляюсь, когда брови блондинки сошлись угрожающе на переносице. Подхватив Сэм на руки, я помогаю доставить ее до ванной комнаты и передаю под руководство Присциллы. Тем временем успеваю заварить крепкий черный чай, в аптечке же нахожу мощное средство, выводящие токсины, способное даже самого пьяного двухсот килограммового слона поставить на ноги за считанные часы, а себе готовлю хлопья с молоком, ведь позавтракать мне все еще не удалось.
– Смотри-ка, другое дело! – улыбаюсь вошедшим Прис и Сэм, которая уже способна передвигаться на своих двух.
– И что случилось у прекрасной леди, что она решила так сильно принять на душу? Постой, не говори, дай угадаю! – театрально вскидываю руку, принимая позу великого мыслителя, - во всем виноваты мужики, да? Все же от Прис мне что-то прилетает, что-то тяжелое, от чего я не успеваю увернуться, когда Саманта закатывает недовольно глаза, но так и ничего не отвечает, а я возвращаюсь к своем завтраку. – Так что, вечеринка отменяется?

+2

5

С юмором в нашей семье всегда имелись проблемы, в конце концов Берроузы выращивали под своим крылом не комиков, выступающих в stand-up, а первоклассных юристов и адвокатов. Если мы и шутили, то тонкая грань между черным юмором и сарказмом была едва заметна, а порой и вовсе отсутствовала, именно в таких ситуациях по вине специфичного британского юмора, можно было дождаться, что тебе скорее будет аплодировать твой предок с того света, чем кто-то из присутствующих в комнате. Или скажем, после шутки вполне было бы уместно услышать вместо одобрительного смеха стрекотание цикад, но никак не смех живого человека, который бы вот так просто без предварительных ласк понял шутку в исполнении одного из Берроузов. На самом деле я, наверное, все же драматизирую, леплю тут из мухи слона, знаете ли и на самом деле у нас вполне понятный юмор, главное прислушиваться к тому, что мы говорим и те, кто эту особенность учитывает, приходит в восторг не просто от нас, а от того, что мы британцы и шутим очень тонко. Вам просто требуется время, особенно если в нашей компании вы оказались случайно или еще считаетесь «новичком».
С братом было проще, он прислушивался к моим интонациям, к тому как и что я говорила, бегло при этом изучая обстановку и прикидывая возможность того, что я действительно могла притащить тело домой, дабы скрыть совершенное мною преступление… да, нет, абсолютнейшая глупость, с учетом того, что мною были просмотрены все сезоны «Как избежать наказания за преступление» из вышедших на данный момент, я бы вряд ли стала прятать чей-то труп в своей красненькой и очень приметной машине, которую даже не потрудилась при этом поставить на охраняемую подземную парковку. К тому же, я адвокат и в друзьях у меня как минимум парочка копов имеется, и всё определенно складывается не в мою пользу. Преступница из меня бы вышла весьма и весьма подозрительная. Мама ама криминал у нас Гидеон, его одного с ворованным золотом, находящимся в бегах вполне достаточно. И именно Гид быстрее многих понимает, что я шучу, и, как подобает заботливому брату, который хочет искупить свою вину перед сестрой и не быть сосланным обратно к родителям, берет ситуацию под свой неустанный контроль.
Мне же легче. Или нет. Гостевая комната одна и нужно намекнуть Дэо, что мои расчеты были верны до тех пор, пока я не поняла, что он все еще живет под одной крышей со мной, регулярно совершая набеги на мой холодильник и часами зависая в ванной в компании с желтыми резиновыми уточками.
Возвращение Гида – это топот и сопение, а еще где-то фоном странные звуки, которые, судя по всему, издает Саманта, таки сумевшая в некотором смысле оседлать моего брата.
- Очень смешно, - сначала скрещиваю руки на груди, кривлю губы, но потом отвлекаюсь на то, чтобы поправить подушки под головой подруги и смахнуть налипшие ей на губы и щеки пряди ее спутавшихся волос. – Нет. – выдаю уже сухо, фактом, через плечо в направлении брата. В действительности же я понятия не имею, как привести Саманту в чувство. Никогда, до сегодняшнего дня, я не сталкивалась с вусмерть пьяными телами. Женскими телами! В отличие от Гидеона. И почему я не удивлена тому, что у моего брата есть для меня подробная, можно сказать пошаговая инструкция. В ответ на его слова я лишь некоторое время покачиваю головой, вроде как соглашаясь с ним и в то же время ставя каждое его слово под сомнение. Он точно хочет огрести, прямо-таки напрашивается на воспитательный пендаль. Неожиданно для нас после слов Гида о душе, оживает самый пьяный объект в комнате, хотя это сложно назвать участием в беседе, скорее уж спишем на невнятные бормотания, но вроде как она голосует ЗА предложение Дэо, по крайне мере пытается подать признаки жизни при упоминании возможного единения с моим братом.
- Только через мой труп, Гид, - беззлобно толкаю его в грудь обеими ладонями, заставляя отступить и пытаюсь при этом сдержать улыбку, - или лучше через твой, а?
Вдвоем намного легче справиться с едва ли соображающей что происходит Сэм. Выпроводив брата за дверь и напомнив, чтобы он поискал воду и все необходимое для дальнейшего процесса «протрезвления», я остаюсь с Сэм наедине и внимательно наблюдаю за тем, чтобы она ненароком не утонула, пока приходит в себя.  Понятия не имею, сколько времени мы провели с Сэм за закрытой дверью, но она наконец-то может самостоятельно стоять на ногах, хотя жалуется, что комната немного качается у нее под ногами. Я разрешаю ей облокотиться на себя и помогаю выбраться в просторное светлое помещение, называемое гостиной.  Благодаря тому, что стен в моей квартире почти не имеется, а зоны комнат выделены в основном мебелью и невысокими бортиками на полу, позволяющему понять, где заканчивается гостиная и начинается кухонная зона, я могу видеть копошащегося с завтраком брата на том конце квартиры, а не просто слышать его. Я стягиваю с плеча влажное и довольно тяжелое полотенце и успеваю его скомкать, а затем бросить в брата, когда он говорит полнейшую чушь, хоть и без труда угадывает причину всех этих женских страданий, что развернулись перед ним кадрами какой-то банальной комедии с утра пораньше.
Заткнись, Дэо - шепчу я, двигая одними губами, и посылаю импульсы через всю комнату, как и полагается двойняшке, а глаза такие большие-большие и злющие, брови сдвинуты у переносицы и весь вид воинствующий. Если бы не подруга на моем плече, которая так нуждалась в моей поддержке, я бы устроила тут с братом спарринг, он бы замучился уворачиваться от моих тумаков.
- Вечеринка? – Сэм оседает на стул, берет пакет со льдом и прикладывает его к своему лбу, медленно закрывая глаза.
- Всего лишь ужин в ресторане. – Бормочу я за спиной Саманты, жестами и знаками показывая, что, если Гид не прекратит болтать, я его придушу. – Все пошло не так с момента, когда родители отказались приезжать, сославшись на свою занятость, но столик уже был заказан и отказываться от ужина в ресторане, когда очередь за месяц вперед, весьма странно, с учетом того, как мною были добыты приглашения. – Я выставляю указательный палец вперед, а брови медленно приподнимаются «домиком», смотрю и указываю в направлении сдерживающего смех брата, мол «только скажи, что думаешь и ты – труп, Гид, ты, чертов, труп».
- У нас в запасе полно времени, ужин в семь, сейчас еще и двух нет, - я сверяюсь по часам, чтобы убедиться в правоте собственных слов, - ты можешь принять лекарство, а затем лечь отдохнуть в моей спальне. На ужин отправишься с нами, все равно за столом найдется свободное место, да, Гид? Ты же не против?  Или у тебя были планы пригласить кого-то еще? - Я не успеваю услышать ответ брата, потому что оживает домофон, подаю жест рукой, что мы продолжим после моего возвращения, направляюсь к двери и жму кнопку ответа, но на той стороне молчат и на небольшом экране, который показывает нам происходящее у входной двери подъезда, никого.
- Странно, - я жму несколько кнопок на аппарате, встроенном в стену у двери, чтобы убедиться в его исправности. – Возможно просто ошиблись. – Слегка пожимая плечами, возвращаюсь к ребятам и предлагаю Саманте отправиться в комнату, чтобы лечь и отдохнуть.
- Дэо, не мог бы ты снова спуститься к машине, во-первых, загнать ее на парковочное место, а во-вторых, занести в квартиру сумку с вещами Сэм? – Прошу я брата, как только могу без сил опуститься на диван и вновь принять на руки сонную Бастет, которая без выжидающих пауз перебирается с подушек на мои колени, даже звать нет необходимости.

+1

6

Что-то странное происходит со мной, что-то, с чем я не могу бороться. Нечто несдерживаемое, отчего хочется орать, разметая все на своем пути, задергивая плотно шторы от навязчивого дневного света. Неконтролируемая паника, желание действовать, бежать, осознавая, что бегу по кругу. Попытка вырваться из замкнутого пространства, удушающее чувство от того, что забываю дышать. Я думал, это прекратилось. Это страшное, что убивает во мне адекватное восприятие реальности. Вспоминаю наставление доктора Стэнфорда и глубоко дышу, прикрывая глаза, считаю до двенадцати, снова глубокий вдох и выдох, отпускающий страх. Кажется, мне становится легче. Бабочки перед глазами медленно растворяются в сбитом воздухе, предметы в гостиной становятся на свои места, а обессиленный я падаю на нагретое Самантой место на диване, запрокидывая назад голову. Медитируя повторяю упражнение, а в параллель веду внутреннюю дискуссию с собой, где здравый смысл кричит «выпей, выпей лекарство, тебе станет легче!», а вера в себя отрицает словами «справлюсь сам». Черт побери, никогда бы и подумать не мог, что человек, с которым мне будет сложнее всего найти общий язык – я сам. Резко вздрагиваю, поднимая голову, когда слышу приближающиеся шаги. Девушки наконец-то закончили с водными процедурами, которые не плохо повлияли на внешний вид Сэм. Чего не скажешь о ее самочувствии. Подруга сестры болезненно морщится, прикладывая предложенный Присциллой кусок льда из морозилки, когда я вспоминаю о семейном вечере. Впрочем, от семьи на этом вечере будет малый кусок. Родители в очередной раз не сдержали обещания, ссылаясь на плотный график, в который никогда не вписывались дети. Но для мне это не проблема, не хочу, чтобы они видели меня в таком ветхом состоянии. В отличии от Прис. Она очень давно не виделась с отцом и матерью, хотя с последней, наверняка, не виделась бы еще лет десять. Я же уже упоминал, какая у нас консервативная матушка? – О, нет, сегодня я без спутницы, - как и вчера, как и позавчера. Второй раз всегда легче, менее больно и почти не страшно. Падать с велосипеда, летать на самолете, приходить не подготовленным на самый важный экзамен, садиться за руль и слышать «я тебя не люблю». У меня были большие планы на Викторию, однако это только мои проблемы. Сколько раз меня учили умные и более опытные в делах общественных люди: никогда не привязывайся и не строй иллюзий касаемо другого человека. Порой мы не знаем, чего от себя ожидать, что уж говорить о других. Но я глуп, потому что учусь на своих ошибках. А иногда для лучшего усвоения материала нужно повторить дважды. Я изначально видел множество сходств Виктории с Джульетт, так чего я тогда ожидал? – Сэм, составишь нам… мне компанию сегодня вечером? Звонок в дверь дает смущенной девушке фору для положительного ответа. Хозяйка дома тут же скрывается за коридорной дверью, а у меня получается встать на ноги, хотя дрожь в коленях ощутима до сих пор. Подхожу к Саманте со спины, обхожу вокруг стола, двигаясь к навесным шкафам, где в одном из них была небольшая аптечка. Недолго копошась, нахожу нужную коробочку с известным во всем мире названием «аспирин». – Что скажешь? – протягиваю таблетки замученной шатенке, что смотрит на меня удивленными глазами.
– Да, это то, что мне нужно. Спасибо, - кривовато улыбается, аккуратно извлекая из моих пальцев тюбик.
– Да нет же! - усмехаюсь, безнадежно ударяя себя ладонью по лбу, - я по поводу вечера. Ты пойдешь с нами?
– Прис говорила, что у тебя есть девушка. Она точно не будет против моей компании? – подозрительно изгибает бровь Сэм, резко запрокидывая голову назад, глотая таблетку. Я отрицательно машу головой, но, видимо, настолько убедительно, что девушка, пожав плечами, соглашается. Только сейчас понимаю, что меня тревожило крайние три минуты. Опустошенность, незавершенность, странная тоска и… тревога. Оглядываюсь по сторонам: диван, цветок, белая пушистая кошка, журнальный столик, Саманта, панорамное окно с шикарным видом на солнечный Нью-Йорк. Метаюсь с детали на деталь, пытаясь понять, что не так…. Сестра! Где моя сестра? Вскакиваю с барного стула, не объясняя ничего, лечу к входной двери, уже при выходе из гостиной сталкиваясь с Присциллой. Хватаю ее обеими руками за плечи, пристально, осуждающе смотрю в глаза, мол какого черта и где ты вообще была?! Но девушка абсолютно спокойно просит меня вновь спуститься к машине, забрать остатки вещей.
– Кто это был? Ты кого-то ждешь? – через плече сестры кошусь на дверь, отмечая, что это был точно не курьер, не доставка еды и явно не очередной поклонник. Прис пожимает плечами, отвечая, что вероятнее всего ошиблись, и поторапливает за вещами. Нехотя переобуваюсь в ботинки и прихватив с полочки ключи от квартиры, медленно спускаюсь вниз. Подозрительно оглядываюсь по сторонам при выходе из дома, но к моему огромному удивлению, не замечаю ни одной подозрительной личности. Удачно припаркованная тачка снята с сигнализации, с заднего сидения изъята дамская сумка. Неприятное покалывание между лопаток, как сигнал о надвигающемся приступе. Аккуратно поворачиваю голову назад, замечаю низкорослого, но крепкого телосложением мужчину с лысой головой, поправлющего темные очки на переносице. Я медленно выпрямляюсь, обхожу машину со сторону капота, не подаю виду, хотя сердце готово покинуть меня по-английски, усаживаюсь на водительское сидение. Из кармана домашних штанов достаю телефон, в быстром наборе нажимаю цифру три. – Алло, Прис, наконец-то… Не ори! – шикаю на сестру, обвиняющей меня в не пунктуальности, - срочно звони 911, за нами следят. На этом бросаю трубку, завожу машину и уезжаю прочь со двора.

+2


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » only you can beat you ‡эпизод