http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/51687.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Маргарет

На Манхэттене: июль 2019 года.

Температура от +24°C до +32°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Вопрос со звёздочкой ‡альт


Вопрос со звёздочкой ‡альт

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://0s.ne.obuw42lnm4xgg33n.nblz.ru/564x/33/58/18/33581864c483e78c6a8c14cb33024c2c.jpg
11 ноября 2038 — Дейтройт — Дом Хэнка Андерсона // Connor x Hank Anderson

Вам придется пойти со мной, лейтенант.

+1

2

Стоя перед дверью в дом лейтенанта Хэнка Андерсона, Коннор в последний раз просматривает прогнозы. Вероятность успеха у каждого варианта примерно одинакова и равняется пятидесяти восьми процентам: не самый высокий показатель, будь у него выбор, он предпочел бы предпринять действия для того, чтобы его повысить, пусть бы даже это требовало времени, но как раз в данном ресурсе Коннор был ограничен. Ему необходимо найти подход к лейтенанту именно сегодня, как можно быстрее, ведь RK800-51, девиант, мог начать активные действия в любой момент.

Важно опередить его, поэтому Коннор пойдет на риск — он получил разрешение от Аманды, так что теперь не ограничен в средствах воздействия. Аманде необходим результат, и Коннор его предоставит.

Он стучит в дверь два раза, отрывисто, как предписано программой. Архив памяти подгружает данные от пятьдесят первого, и Коннор заранее знает, что ждет его внутри дома. Поэтому он не дожидается ответа и проверяет дверь, а когда та оказывается запертой — он быстро и почти бесшумно взламывает простой замок.

Из гостиной гавкает пес. Видны отсветы работающего телевизора.

— Лейтенант, это я, Коннор! — голос менять ему даже не приходится. — У вас было не заперто, и я вошел.

Сумо гавкает еще раз. Коннор его не боится: пес довольно ленивый и даже если решит выйти навстречу незваному гостю, то все равно не бросится. К тому же, Сумо знает его запах. Андроиды не пахнут ничем, но одежда приобретает запахи мест, где машина бывает, и Коннор должен пахнуть Департаментом и зданием «КиберЛайф». Настоящий, пятьдесят первый, пах еще и лейтенантом Андерсоном, но с этим нюансом Коннор ничего не может поделать.

Коннор сканирует пространство и делает вывод, что кроме лейтенанта и собаки в доме больше никого нет. У лейтенанта есть пистолет, необходимо выяснить, где он может находиться, и перекрыть доступ к этому месту в первую очередь.

Собака все-таки поднимается с ковра и идет Коннору навстречу. «Я люблю собак», — всплывает воспоминание, к нему подсоединяется еще одно, в котором пятьдесят первый гладит этого пса. Коннор опускается на одно колено и несколько раз проводит ладонью по большой лохматой голове. Сумо часто дышит и вываливает язык, Коннор продолжает его гладить, а потом поднимается и смотрит на лейтенанта.

Тот, если судить по внешнему виду, никуда этим вечером не собирается, однако его домашнюю одежду очень трудно отличить от той, в которой он приходит в Департамент. Коннор ориентируется только по обуви, а еще по позу и по тому, как лейтенант на него реагирует.

Коннор просчитывает, как много времени потребуется человеку, чтобы обуться и надеть куртку. На улице холодно, но главная причина — он должен выглядеть так же, как и обычно, потому что это и есть способ заставить пятьдесят первого остановиться.

— В городе напряженная обстановка, — так он объясняет свой неожиданный визит. — Произойти может что угодно… я хотел бы остаться с вами на ночь, для безопасности.

Он не уточняет, о чьей именно безопасности идет речь. Лейтенант может подумать, будто Коннор о себе — полицейского андроида могут деактивировать для профилактики; или же о нем — взбунтовавшиеся машины первым делом могут начать атаковать дома полицейских.

Коннор знает, что ему ничего не грозит, ведь он действует по указанию Аманды. А девианты увлечены демонстрациями и спасением себя, потому атаковать не планируют. Но лейтенант не обладает ни одним из этих знаний, поэтому Коннор хочет использовать его неосведомленность.

— Я не буду вас стеснять. Не займу много места и могу даже быть полезным, — он чуть приподнимает брови в имитации искренности.

Он должен быть здесь. В любой момент может прийти пятьдесят первый, и Коннору нужно схватить и деактивировать его. Либо же пятьдесят первый начнет действовать где-то еще, и тогда Коннор попытается уговорить лейтенанта ехать с ним, а если тот откажется — повести его под дулом пистолета.

Пистолет у Коннора в кобуре на боку, только и ждет, чтобы им воспользовались. Коннор наклоняется и снова гладит Сумо, чтобы Хэнк видел перед собой мирную и ничем ему не грозящую сцену.
[nick]Connor[/nick][status]THE FAULT IN YOUR CODE[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1555869811/1448d8dd/26272452.jpg[/icon]

+1

3

[SGN]What a shame, what a shame to judge a life that you can't change[/SGN][STA]State Of My Head [/STA][NIC]Hank Anderson[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/vrlWcyv.jpg[/AVA]Дома Хэнк не пытается притворяться, что у него всё хорошо. Будучи наедине с самим собой, ему это становится ни к чему. Никто не смотрит, и можно несколько раз метнуться к телевизору, надеясь услышать новую информацию из новостей. К кухонной раковине, в десятый раз убеждаясь, что посуду он после обеда помыл. Даже в собственную комнату он снова заглядывает, спохватываясь очередной раз правда, что тут и дел нет.

Хэнку неспокойно. Уже несколько часов как неспокойно. На работе этим невозможно было ни с кем поделиться, не с кем разделить это чувство тревоги и переживания. Он много раз в голове успел прокрутить как в замедленной съёмке каждое своё действие и фразу с последнего раза, когда видел Коннора. Когда пытался помочь ему в его расследовании.

Андерсону хотелось биться головой об стену от чувства несправедливости ситуации в отношении андроидов. Он сам их меньше месяца назад почти ненавидел. Что изменилось? Дурацкий Коннор, появившийся в жизни как снег на голову в середине лета!

Лейтенант не считает себя слепым, он привык подмечать детали. Это было не только необходимо в работе, это чертовски помогало в повседневной, обычной гражданской жизни. Он видел эти жесты, его глаза, как тот порой замирал посреди движения, словно растерянный ребёнок, который готов расплакаться и начать искать глазами мать, словно один остался. Это умиляло и трогало. Но с другой стороны поверх этой премилой оболочки, больше походившей на неуклюжего ребёнка, была заложена программа. С грубыми прямыми топорными алгоритмами, которые в случае необходимости, забьют на отношение или чувства — да и какой машине нужны чувства — и поведёт себя андроид так, как программа вычислит наилучшим образом. И такие действия Коннора Хэнк тоже лицезрел.

Хэнк привык видеть это в окружающих андроидах. Дураки только поверят, что он так возненавидел эти машины, что перестал обращать на них внимание и только злыми волчьими глазами зыркал. Это мало имело отношения к правде. Хэнк привык быть мнимо безалаберным, но он давно и уже привычно даже наблюдал за андроидами. Тем более, когда в силу профессии приходилось иметь с ними дело чуть ли не каждый день.
Коннор отличался. Он с самого начала отличался. Андерсон это отметил, но какое-то время не хотел верить.

Он так ждёт каких-то событий, любой информации, что делает телевизор погромче, и реагирует на каждый шорох в квартире, тем более на движения Сумо. Пёс некоторое время ходил за хозяином хвостиком, пока не убедился, что дело гиблое, и тому не помочь, да остался лежать на своей лежанке.

В какой-то момент Андерсон налил себе стакан виски. Как положено, чтоб не из горлышка по привычке. Покрутил шумно на столе и отодвинул от себя, поднимаясь, чтобы сделать очередной бессмысленный круг по дому.

Сначала ему кажется, что звук из прихожей мерещится, но пёс реагирует активно: поднимает голову, смотрит на входную дверь и поднимается, чтобы пойти посмотреть, виляя хвостом. А потом Хэнк так и вовсе слышит оклик Коннора. Андерсон не уверен, стоит ему радоваться или огорчаться, поэтому перед тем как подойти ближе к напарнику, выдыхает и пытается присмотреться.

Вот он здесь, Коннор. Ничего с ним не случилось, Сумо, кажется, ему тоже рад, но почему-то Хэнк всё ещё чувствует долю тревоги.
Причина, по которой андроид пришёл, и то, как он это произносит, — безапелляционно, словно всё уже решено, отрезвляет. Хэнк внутренне собирается и становится собой прежним.

— Ты охренел? На ночь?  — Вот. Теперь, когда он привычно рявкает в ответ, ему легче дышать, и он переходит на более миролюбивый тон, действительно недоумевая. — Какая ещё напряжённая обстановка? Мне не нужна нянька! Ну что ты ко мне пристал, других дел у тебя нет?

Хмурится Хэнк тоже по привычке, и пытается прикинуть, что на самом деле случилось. Коннор всё просчитал, и Андерсону грозит реальная опасность? Эта мысль вызывает в голове что-то вроде боли из-за дурацкого бессмысленного напряжения за прошедшие полдня. Хэнк зажмуривается, прижимает пальцы к переносице на пару секунд, чтобы сбить это. Затем проводит рукой по лицу, бороде, и опускает ладонь, снова глядя на Коннора.

— Что там произошло? Ты что-то нашёл? Почему мне вдруг угрожает опасность?

Он не уверен, правильно ли сделал выводы, но считает, что напарник сейчас всё объяснит, и поправит. Хэнк, кажется, уже научился доверять этому андроиду, и теперь весь внимание.
За спиной Андерсона болтливый телевизор начинает снова передавать новости о беспорядках в связи с восстанием машин, и Хэнк несколько раздражённо, поворачивается к нему. Подходит ближе, берёт пульт и вырубает мешающую сейчас технику.

Коннор как раз успевает вставить пару слов о том,  что он может быть полезным и незаметным, на что Хэнк только неверяще хмыкает с долей показного недоверия. Глядя на то, как андроид гладит собаку, Андерсон смягчается. Складывает руки перед собой, облокотившись о косяк двери и произносит тоном хозяина дома:

— Понятия не имею, что тебе там нужно для сна, но спать ты можешь максимум на кухне. В моей комнате твоего присутствия ночью я не потерплю.

Пожав плечами, он разворачивается и идёт на кухню, ожидая ответа и пояснения. А ещё ему кажется, что самое время выпить, раз переживать пока больше не за что.

Отредактировано Hank Holloway (21.04.2019 20:43:52)

+1

4

Лейтенант ничего не заподозрил. Это — первое, что отмечает Коннор. Дальнейший план его действий размыт и смазан, он выстраивается по кирпичику, по алгоритму именно исходя из реакций лейтенанта. Никто, даже сама Аманда, не знает, как повернется дело, но вполне возможно, что лейтенант Андерсон станет ключевой фигурой в важнейших событиях для этого города. А это значит, что миссия Коннора становится еще более важной: стоит ему оступиться, и все начнет развиваться своим чередом, без контроля. Еще больше разрушений, смертей, паники, больше непонимания, ненависти, подозрений, больше криминала, больше пострадавших. Вот бы у лейтенанта был процессор вместо мозгов: тогда он сразу бы понял, что и как нужно делать во благо всего этого мира и человечества.

Процессора у Андерсона нет. Без возможности анализировать мельчайшие детали поведения и постановки фраз он беспомощный, и точно не определит в своем доме предателя.

— Скорее всего, Маркус захочет пробудить как можно больше андроидов, — лучшая ложь состоит из полуправды. Коннор отрывается от собаки и становится перед лейтенантом прямо, открыто глядя ему в глаза. — Нецелесообразно для этого разрушать магазины «КиберЛайф», тем более, что каждый из них неплохо защищен от вандализма. Гораздо проще было бы попасть туда, где непробужденных машин больше всего. Для этого нужно сделать очень большой и трудный прорыв, но всего один. Таким образом, риск полностью окупается. Я предполагаю, что девианты из «Иерихона» пойдут на это в ближайшее время. Также им известно, что я работаю на полицию Детройта, и что моя миссия — помешать им. Именно поэтому я думаю, что кто-то может напасть на вас, чтобы через угрозу вашей жизни воздействовать на меня, а может быть и на весь Департамент. Поэтому я здесь. Мне не нужно спать, я могу не уходить в стазис, мои сенсоры позволяют определить движение на расстояние до двадцати метров по различным параметрам: шум, дыхание, вибрации, электрические импульсы. Я не хочу быть вам нянькой, но мне будет спокойнее, если я буду знать, что вы в порядке.

Речь получается длинной и неправдивой, но если бы человеческие интонации и могли выдать что-нибудь, дать Хэнку подсказку или ключ, то андроид полностью контролирует модуляции своего голоса. Ему поверил бы любой, кроме разве что другого андроида, способного мыслить шире и обрабатывать гораздо больше информации за единицу времени, чем это может человек.

Коннор наблюдает за Хэнком с любопытством. Он моментально передает всю собранную информацию Аманде, и теперь он хочет доложить о том, как лейтенант держится с андроидом-напарником. Так, будто он и не машина вовсе, а человек, такой же полицейский, как и Хэнк, только помладше, а еще, наверное, умник и выскочка. База данных и памяти Коннора позволяет анализировать только факты, не подставляя под них эмоциональную базу, но шестидесятый все еще может делать предположения. Первое из них — эти отношения очень похожи на приятельские.

Не сказать, чтобы на дружбу. Для дружбы, как гласит статистика, необходимо общаться друг с другом намного дольше, чем это делали Андерсон и Коннор. Но что-то партнерское, с взаимной симпатией и уважением, определенно ощущается даже сейчас, когда шестидесятому нужно играть роль и вести себя так, как Коннор-девиант-который-не-хочет-выглядеть-девиантом.

— Сейчас я получаю информацию напрямую из многих источников, — продолжает Коннор, уже зная, что в кухне не останется, ведь ему необходимо видеть лейтенанта, чтобы чувствовать ситуацию полностью под своим контролем. — В любой момент может что-нибудь случиться, и мне придется ехать. Я запрограммирован выявлять и останавливать девиантов, лейтенант, и я должен сделать это даже несмотря на то, что не смог справиться с собой в доме у мистера Камски или в клубе «Эдем». В тот момент я не думал, что это будет моим промахом, но сейчас угроза по-настоящему велика.

Ему хочется прямо сейчас уточнить, пойдет ли Хэнк с ним, если это понадобится, но шестидесятый откладывает этот вопрос. Будет чересчур настойчиво, если он заикнется об этом слишком рано, нужно, чтобы лейтенант сам захотел участвовать и помогать ему. А он захочет, здесь социальные программы дают однозначный ответ — лейтенант прирожденный полицейский, он на стороне закона, он несет службу круглосуточно, даже когда спит или напивается у себя за столом. Такого позови — тут же бросится на помощь.

На чувствах таких легко играть. Их самоощущение ответственности — прекрасная нить для манипуляции.

— Лейтенант, ложитесь спать. Я буду здесь тихо, освещение мне не нужно. Возможно, мне придется разбудить вас раньше, чем наступит утро.

Дальше тянется время ожидания. Коннор сортирует новости из интернета, от «КиберЛайф», от телекомпаний, он курирует сводки полиции и даже ФБР, потому что Аманда дала к ним доступ. Контакт с Амандой он поддерживает еле-еле, ведь им нечего обсуждать, а у нее нет ни одного приказа. Но позже, гораздо раньше утра, наконец наступает подходящий момент — камеры дронов засекают Коннора на подходе к башне «КиберЛайф», а значит, пятьдесят первый решил пойти самым простым путем. Взял у Маркуса код пробуждения андроидов и, прикрываясь своей должностью и статусом, попробует попасть на склад.

Приходит время действовать.

— Лейтенант Андерсон, — Коннор встает на пороге спальни, не перешагивая его. — Хэнк!

На то, чтобы объяснить мужчине суть дела, естественно, подправленную и поданную под нужным соусом, уходит совсем мало времени. Дальше Коннор ждет, чтобы лейтенант собрался, изображает при этом легкое беспокойство и взволнованное состояние. Смотрит, как Хэнк берет пистолет, запоминает, где он и в каком положении — пригодиться может любая информация.

Потом он связывается с Амандой и сообщает, что они выезжают. Лейтенант сам ведет машину, на ней нет опознавательных знаков, но скорость он все равно превышает. От башни их отделяет всего несколько минут при таком темпе, и шестидесятый сверяется с прогнозами: они успевают.
[nick]Connor[/nick][status]THE FAULT IN YOUR CODE[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1555869811/1448d8dd/26272452.jpg[/icon]

+1

5

[SGN]What a shame, what a shame to judge a life that you can't change[/SGN][STA]State Of My Head [/STA][NIC]Hank Anderson[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/vrlWcyv.jpg[/AVA]Хэнк аж притормаживает на полпути до кухни. Перед глазами тут же предстают картины сотен и сотен разбуженных Маркусом андроидов, ставших девиантами. Андерсон чуть опускает плечи от досады. Не зря говорят, что когда человек один — он спокоен и рассудителен, но когда людей много на одной площади, и они не знают, что им делать, — превращаются в безмозглое стадо. И что же будет с кучей андроидов, которые внезапно проснутся ото сна и будут пытаться сами разобраться в происходящем?
Он прокручивает в голове такой вариант событий по привычке, готовясь к худшему и мысля вовсе не позитивно, пока слушает Коннора. Тот выглядит спокойным и вещает как обычно, словно не о кошмаре рассказывает вовсе. Андроиды, что с них взять, думает Хэнк. И криво улыбается, когда речь заходит про него. Андерсону не кажется, что он такая уж ценная мишень для нескольких, осознавших себя живыми, андроидов. Скорее уж им понадобится сам Коннор. Но он не перебивает, а только слушает, что тому не надо спать, перезаряжаться, отключаться, и что он готов быть готов в любое время.
Это даже пугает немного.

“ — Чёртовы андроиды. Всё-то у вас без устали и без проблем”

Он раздумывает, что лучше всего ответить на такую тираду о необходимости его личной охраны и вообще.
Рассеянно чешет голову, глядя в сторону, переваривая слова напарника.

— Не хочет быть нянькой. Не волноваться. Пф! Коннор, где ты только таких слов нахватался! — он по привычке усмехается.

У андроида наверно куча настроек внутри, позволяющих генерировать пару-тройку почти-человеческих предложений, лишь бы объяснить свою картину ситуации, которая сложилась из множества алгоритмов для дурака-человека без компьютера в голове.

— Не надо разговаривать со мной как с маленьким! Всё я понял! — отмахивается он, соглашаясь по сути с тем, что Коннор только что наговорил, лишь бы не продолжал.

Хэнк доверяет Коннору, и, если он решил будто так лучше, как он задумал, то может быть так и правда лучше. Одно только напрягает: он останется в этом доме, пока Хэнк будет спать. Андерсон никогда не заводил домашних андроидов. Просьбы Коула, пока он ещё был жив, не в счёт, — Хэнк тогда так и не решился, только размышлял, насколько бы нянька-андроид облегчила жизнь.

Андерсон оглядывает напарника с ног до головы и всё же выдаёт:
— Никогда не думал, что позволю андроиду торчать в моём доме пока сам буду спать. Но.. Это ты, и.. — не зная, как закончить, он только пожимает плечами и разворачивается в сторону кухни.

Надо хоть немного поесть. Затем умыться, переодеться и правда завалиться поспать час-другой. Кто знает, когда действительно могут понадобиться действия с их стороны. Андроиду, в отличие от человека, спать не надо, и отдыхать не надо, и продолжая завидовать, Хэнк принимается за повседневную рутину, то и дело ловя на себе внимательный взгляд, но стараясь не шарахаться с этого.
Было в этом что-то странное и новое для них обоих, но по какой-то причине Хэнку казалось, что так правильно, и ему это может быть даже нравится где-то в глубине души, что его так стерегут.

Позже он ложится в кровать и затихает. Засыпает он не сразу, периодически поглядывая в сторону двери, где за поворотом и за стенкой, или где он там ходит, находится Коннор. Хэнк думает, что лучше бы это было делать на пьяную голову, и ему было б поспокойнее. Но уже как есть.
Это тоже новое, непривычное. Странное. Хэнк не первый день думает об этом андроиде, и анализирует своё отношение к нему, но пока не может прийти к однозначным выводам. Он бы сказал, что дорожит напарником, но можно ли такое отношение применять к андроидам? Раньше бы он не смог. Мысли цепляются одна за другую, пока Хэнк не засыпает окончательно.


Его будит голос Коннора. Громкий достаточно, чтобы проснуться, оклик. Андерсон садится на кровати, отталкиваясь рукой от подушки. Он прекрасно знает, что если не сделает этого, обязательно провалится в сон заново, и его опять придётся будить. Поэтому он сначала заставляет себя сесть. Уже потом медленно открывает глаза, слушая поступающую гору информации.
Сначала картинка не хочет складываться в единое целое. Например, почему Коннор тут, кто пустил, и про какое восстание речь?
Когда сон отпускает, Хэнк переваривает полученную информацию, скидывая с себя одеяло и принимается натягивать штаны.
Восстание андроидов. Конечно! Маркус и его план. Башня киберлайф, в которой сотни андроидов только и стоят и ждут, потому что не включенные, когда их активируют. Это звучит довольно угрожающе. Полусонное состояние и раннее для совы — Хэнка время не позволяют собрать все мысли воедино быстрее. И даже когда выходит на улицу, зябко ёжась и открывая дверь машины, он рассеянно позёвывает.

Андерсон живёт в часе езды от работы, а оттуда до башни ещё добрый час, учитывая проезд через реку. Плюс пропускные пункты. Ехать придётся довольно долго, а надо быстро и успеть. Поэтому он не старается особо соблюдать скоростной режим, переживая только, что штрафов последует завал, но их миссия важнее.
Ближе к подъезду на пропускной пункт к башне Киберлайф, он просит Коннора ещё раз повторить всю суть ситуации, в которой они находятся, рискуя прослыть тугодумом, но побаиваясь, что он сам мог о чём-то не догадаться или не заметить. Учитывая источники, которыми андроид пользуется, ему полегче.

Второй раз история звучит ещё менее позитивно, чем в первый, и он не то чтобы не уверен в себе, но старается собраться.
По данным Коннора, сюда должен пожаловать либо сам Маркус, либо кто-то из пробуждённых им андроидов, и задача Хэнка и Коннора — помешать этому случиться.

На точке пропуска он сообщает своё имя, должность, информируя, что они здесь по важному делу.
Для входа в башню нужно ещё пройти через пару сканеров с подсветкой откуда-то сверху. Хэнк с интересом слушает, как автоматический голос сообщает про модели двух андроидов, которые их сопровождают. И с полуулыбкой, по-ребячески дивясь такому сервису, который на его взгляд вовсе ни к чему, поворачивается к Коннору, ожидая, когда система и про него скажет что-то типа: “РК800, андроид, присланный из Киберлайф”. Эта мысль так веселит, что он не сразу замечает, какое серьёзное у Коннора лицо. Словно тот положенный при людях налёт детского любопытства кто-то с напарника вдруг стёр. Хэнк заметно напрягается, вдруг ощутив как по спине прошёлся лёгкий холодок.

— Эй, Коннор, — он надеется, что его голос не дрожит сейчас, — мы не на пикник идём, конечно, но от чего ты такой серьёзный?

Отредактировано Hank Holloway (21.04.2019 20:45:34)

+1

6

На подъезде к Башне Шестидесятый становится собраннее, внимательнее, и теперь куда сильнее напоминает машину, чем раньше. В доме лейтенанта он создавал видимость, благодаря которой человек должен был ему довериться, сейчас это по-прежнему необходимо, но все-таки главные ресурсы он направляет на то, чтобы просчитать каждый шаг Коннора, который наверняка уже внутри. Что ж, он пришел один, без сопровождения человека, поэтому ему придется как-то проходить контрольные пункты. Те из них, которые оснащены электронными системами, он сможет взломать, но некоторые другие охраняются людьми, а это значит, что Коннору придется либо убедить их, либо уничтожить.

Сразу после этого предположения в систему поступает первая информация: двое охранников перестали выходить на связь. Он, благодаря Аманде получив доступ к системам, отвечает на запрос, командует подождать и пока не применять никаких мер. Пусть охрана будет наготове, он даст им отмашку в случае необходимости, но пока что Шестидесятый все еще надеется справиться самостоятельно.

Точнее, с помощью Хэнка. Главное успеть спуститься на склад раньше, чем Коннор запустит активацию машин.

— Извините, лейтенант, я очень сосредоточен. Большой поток информации, а времени мало. Нам нужно воспользоваться служебным лифтом, он на этом этаже, а основной спущен вниз. Полагаю, на нем ехали девианты. Я получил разрешение на использования лифта.

— Андроид эр-ка восемьсот, опознан, — негромко говорит система перед тем, как двери лифта разъезжаются в стороны.

С ними в кабину заходит еще два андроида-охранника, и Коннор безмолвно отдает им приказ оставаться в кабине, держать ее дверь открытой и не позволять никому вызвать лифт сверху. Способ отступления может понадобиться ему в ближайшее время, но на самом деле сейчас Шестидесятый не берется предугадать, как все обернется.

— Камера основного лифта была выключена, — говорит Коннор Хэнку, и теперь это правда. — Сейчас он стоит на минус сорок девятом этаже, — табло их кабины показывает только минус тридцатый, но движется лифт быстро. — Достаньте, пожалуйста, пистолет.

Коннор уверен, что Хэнк сделает это, думая, что все андроиды внизу могут быть уже пробужденными. Шестидесятый пока этого не опасается: он узнал бы о проваленной миссии от Аманды, а та пока молчит, да и пробуждение такого количества андроидов — процесс довольно трудный, длительный и требующий полной концентрации. Коннору стоило взять с собой кого-нибудь в помощь, но он пришел один, иначе его попросту не пропустили бы в «Киберлайф». Очень удачно.

Лифт опускается до минус сорок пятого, отсюда уже хорошо видны бесконечные ряды андроидов в белых одеждах, а между ними прекрасно выделяется один, в темной форме. Нет никакой надежды на то, что благодаря расстоянию лейтенант его не узнает, а это значит, что Шестидесятый должен действовать на опережение.

Ему хватает трех точных движений, чтобы вырвать из рук не успевшего спохватиться человека пистолет. И если до этой секунды Хэнк еще ничего не понимал, то теперь ему тоже должна стать ясной вся картина: перед ним стоит РК800, направляет на него пистолет, в то время как другой РК800 ходит внизу, выбирая, к какому андроиду подступить первым.

— У меня есть миссия, лейтенант, — спокойно говорит Шестидесятый. — Я делаю все, чтобы ее исполнить. Поднимите руки и идите вперед. Одно неосторожное движение, и я выстрелю вам в плечо. Это не будет угрожать вашей жизни, так как вы — не моя цель, но помешает вам свободно двигаться.

Двери раскрываются бесшумно. Коннор тихо подсказывает лейтенанту, куда нужно идти, они двигаются к пятьдесят первому, и когда наконец добираются до него, Шестидесятый видит, что тот почти начал процесс подключения. Он прерывает свою копию:

— Отойди, Коннор, и он будет жить!

Потому что в Шестидесятого загружена память этого андроида, и он точно знает, что жизнью лейтенанта тот не пожертвует.
[nick]Connor[/nick][status]THE FAULT IN YOUR CODE[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1555869811/1448d8dd/26272452.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Вопрос со звёздочкой ‡альт