http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: ноябрь 2019 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » EAT PRAY LOVE ‡эпизод


EAT PRAY LOVE ‡эпизод

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.imgur.com/RvF3Dvv.gif

>> начало апреля, 2019
>> бали, убуд
>> вика & кайл

У вас секса оооочень давно не было... чувствую по коленке. Хрящи довольно сухие.
От секса гормоны смазывают суставы. (с)

https://i.imgur.com/T4HKBYF.gif

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
неделю назад.
Слухи о том, что главная звездочка всея Департамента, именуемая Валенсией мать ее Крус, покидает свою обидеть якобы в связи с переездом, затронула даже четыреста сорок четвертый кабинет, но здесь бушевали страсти покруче, чем на испанских-американских горках Порт Авентуры, что в Барселоне. Мое предложение свести две тропинки двух абсолютно разных людей в одну большую дорогу дало свои первые плоды только спустя неделю после той странной ночи, пахнущей виски и свежими розами. Передавая комплект ключей от своей квартиры Виктории я руководствовался чем угодно, но только не здравым смыслом. Никаких сожалений, просто констатация факта. Отступать я не привык, но и медлить со своими решениями тоже, а вот Максвелл…она оказалась человеком менее активным и предприимчивым. Если бы я ровно неделю назад не приехал и собственноручно не собрал бы чемодан для Виктории, вполне возможно, что в стаканчике в ванной комнате до сих пор была бы одна зубная щетка. Она старается, я вижу это, Вика очень старается как можно скорее открыться мне, больше улыбаться и всячески пытается совладать с неоправданным смущением, когда я целую ее по утрам, готовлю вполне себе сносный завтрак и везу нас обоих в участок, где уже каждая крыса подзаборная знает о нашем с Максвелл воссоединении; последние же не упускают возможности подойти и лично спросить, как же так получилось, что закаленный холостяк, скупой на эмоции и комплименты, готов делить ложе и крышу над головой с едва ли знакомой девушкой? Гораздо интереснее заниматься чужой личной жизнью, нежели строить свою, не так ли? Этот вопрос был бы адресован Крус и Веге, которых черт знает, встретим ли мы когда-то или нет. Истинная причина столь резкого ухода Валенсии была известна только Шефу, но он, конечно же, не будет распространяться об этом среди подчиненных. Да и по правде говоря некогда думать об испанке, когда на кону важнейший экзамен главной американки в моей жизни, к которому я готовил ее усердно крайний месяц.
– Давай, Максвелл, как мы репетировали, - тяжело выдыхаю, жадно принимаясь к горлу бутылки с минеральной водой. Еще один глубокий выдох, когда водный баланс стабилизирован.
– Сегодня последний день, нужно выложиться максимально, - шлепок по заднице лишь на пятьдесят процентов был заигрыванием, остальные пятьдесят – катализатор к действиям. Вижу по ней, что устала, замучилась, выдохлась, но если я позволю ей расслабиться, хорошего от этих выходных, на которые запланированы экзамены, ждать не стоит. Детектив уже надела наушники и приняла стойку, ее миниатюрные ручки уже куда более увереннее держат ствол, она освоила стрельбу практически до уровня мастер, тем не менее никогда не откажу себе в возможности быть чуть ближе, и еще ближе. Чертовски хочу ее, прямо здесь прямо сейчас, когда руки напористо скользят по ее бедрам и талии, когда горячо дышу ей в шею и…следуя примеру Вики, надеваю наушники. Не понимаю, что происходит. Уже который день, неделю она мучает меня, изводит и, черт возьми, не дает. Ссылается на нехватку сил и усталость, но тем не менее не упускает возможности пощекотать мои нервы, притуляясь задницей во сне, или когда утром поглаживает ноготками низ живота да так, что я подобно коту глаза прикрываю, только что не мурчу. Еще немного и буду брать силой, я серьезно. Права девушка в том, что грядущие выходные – приоритет. Выстрел прямо в голову нарисованного силуэта. Умничка, горжусь.
день экзаменов.
Напряжение бьет зарядами прямо с утра, когда я нечаянно пролил на себя чашку с едва ли теплым кофе, а Вика спалила новую блузку утюгом. Молчание в машине, молчание в кабинете и долгое, тягучее ожидание. Недолгим взглядом встречаясь, передаю мысленно всю поддержку, наставления и уверенность в себе.
– У тебя все получится, - говорю я, отправляя Максвелл в кабинет Кэпмпбелла, который собственно и принимал устные тесты, и за ней же следую.
– Э нет, Дэвис, - меня останавливает за плечо один из шавок Шефа и демонстративно закрывает за напарницей дверь, - вход только для экзаменуемых, а ты вроде как давно.
– Я заявление написать.
– Ох ты! Что за лютая хворь настигла Департамент? Шестой сотрудник из нашего отдела подается в отставку. Неужто Кэмпбелл настолько осточертел?
– Не дождетесь, Тревис, - улыбаюсь я, предвкушая разочарование коллеги, - заявление на отпуск всего-то.
И да, я до сих пор не посвятил Викторию в наши планы. В случае ее успешной сдачи – как награда, в случае поражения – утешительный приз. Но в обоих вариантах поездка лишней не будет. Нам нужна более уединенная обстановка, нам многое нужно обсудить, а отношения, что начинаются с бытовухи и совместной работы, априори обречены на провал. Но я даже не сомневался в способностях Максвелл, в ее напоре и умении добиваться цели. Летит ко мне на шею, крепко целует, улыбается во все тридцать два, и чуть ли не плачет от счастья. А Кэмпбелл хоть и уеборк редкий, зато справедливый. Осталась военная подготовка, а в этом у девушки нет равных. Считай, первые звезды на погонах уже сияют под апрельским солнцем, а вот что будет дальше со мной…это тайна, покрытая мраком.
– Знаешь что, Дэвис, - говорит Шеф в характерной для него манере, произнося слова, отчеканивая недолгими паузами друг от друга. Уже несколько минут стоит ко мне спиной, скрестив руки на пояснице и бегает глазами по карте мира. – Я дам вам обеим отпуск. И как бы ты меня не нравился, я человек слова. Девчонку ты выдрессировал, она отличный специалист, признаю. После отпуска напомни, чтоб написал приказ о твоем новом назначении. Вот тут-то морщины на моем лбу расправились, но глаза излучали дикое недоумение.  Максимум на что я мог рассчитывать от этого человека – десять дней отпуска, но то, что Шеф в действительности сдержит обещание касаемо повышения, для меня было сюрпризом.
– Господин Кэмпбел, я… - даже привстаю со стула, когда начальник оборачивается: - ты хороший офицер, будешь ли ты хорошим сержантом, а, Дэвис?
– Так точно, - выпрямившись, прикладываю руку к непустой голове, чуть поправляя фуражку. Теперь мне самому нужно готовиться, пусть к формальным, но все же к экзаменам. Слишком долго к этом у шел, чтобы в самый ответственный момент проебать. Но как ни крути, а отдых в нынешнем положении первостепенно.
– Я бы хотел выпить, - подаю наполненный бокал с белым вином Вике, себе беру стакан с джином, - за тебя, за твой успех, и за наш грядущее путешествие, - тяну самую милую, глуповатую улыбку, как будто сказал что-то настолько банальное, мол гляди-ка, на дворе ночь. Виктория в недоумении, я держу интригу до позволительного максимума, пока ровные брови блондинки не начинают сходиться у переносицы. Достав из заднего кармана брюк электронные распечатанные билеты, протягиваю их девушке, следом вручаю ваучер на проживание в одном из, как говорит букинг, лучших отелей Убуда на три ночи и семь ночей на побережье Нуса-Дуа. Почему именно так спланировал путешествие? Ну, во-первых, я много смотрю блогов о путешествиях, а во-вторых, много читаю подобного рода литературу. И только самому далекому от трэвел-мира человеку будет неизвестно, что Бали – это не только пляжный отдых, вернее, это отдых совсем не пляжный. Ничем не отличается от той же Шри-Ланки или Тайланда. И понять этот остров можно только пожив в самых глубоких джунглях среди обезьян и слонов, лиан и диких насекомых, змей, ящериц, засыпая под звуки цикад, а просыпаться от яркого палящего солнца – и все это зовется Убудом. Древние традиции, музыка, храмы, буддизм настолько захватили меня через экран монитора, что я не мог не окунуться в эту атмосферу и не увидеть воочию природную красоту, особенно когда выпадает шанс разделить море впечатлений с дорогим мне человеком.
день вылета.
Но как обычно и происходит в жизни Кайла Дэвиса, ничто не может пройти гладко и ровно. Все началось с задержки рейса Катарских авиалиний. Черт возьми, и так лететь сутки с ночевкой в Дохе, так еще и самолет на дополнительном обслуживании, дозаправка или как у них там это называется. Суть в том, что я старался не терять надежды начать наше приключение прямо в аэропорту Джона Кеннеди. Поглаживая коленку Вики, наглым образом приставая к ее бедрам, обнимая как бы за плечо, но не упуская возможности дотронуться до торчащего соска из-под белой футболки Вики. Она точно издевается, иначе чем аргументировать ее поведение, мол я вся такая неприступная, но не ношу лифчик и трусь задницей о твой член. Впрочем, пока это не столь важно, чтобы заводить на эту тему отдельный разговор, я то все еще надеюсь на расслабляющую атмосферу Бали, ведь эти закаты, говорят, так и располагают к любви и единению.
И они были правы! Сутки перелета, долгие пересадки, ночь в предложенном отеле вблизи аэропорта Дохи – все это стоило того, чтобы увидеть эту нереальную красоту. Не успеваем выйти из аэропорта, как со всех углов посыпались предложения с самыми дешевыми и выгодными предложениями по проживанию прямо у побережья, но мы вежливо отказываемся, улыбаясь каждому, прекрасно понимая, что это их хлеб. В конце концов находим человека, уставшего держать табличку с фамилией Дэвис и названием отеля. Всем прибывшим в Индонезию местные гиды в обязательном порядке излагают пафосную легенду: оказывается, изначально остров Бали был оборудован богами исключительно «под себя» - и лишь позднее, расщедрившись (а может, поиздержавшись), решили открыть его для простых смертных. Надо сказать, сегодняшние наследники демиургов древности берут с гостей острова вполне приличную арендную плату: остров никак не назовешь дешевым направлением. Впрочем, эта страна предлагает действительно качественный отдых, оправдывая свою стоимость. А вот Вика всячески пыталась выведать, сколько я выложил на наш отдых, вероятно полагая, что моя расточительность дурно повлияет на «семейный» бюджет.
– Я же не просто так спрашивал, смотрела ли ты фильм «ешь, молись, люби», - улыбаюсь девушке, подавая руку, когда трансфер прибыл к отелю, имя которому Komaneka at Tanggayuda. Выбирал по рейтингу и оценкам путешественников, а еще тут есть замечательный инфинити-бассейн, моя слабость. Нас быстро заселяют в номер по указанной в ваучере категории, сразу же предлагают ознакомиться с меню ресторана, учтиво предполагая, что мы с дороги и непременно голодны. С этим трудно поспорить, я бы такой, чтобы и слона сожрал, но из предложенного таки выбираю бургер, а спутница как обычно останавливается на легком салате из свежих овощей.
– Ты сильно устала? – а я не теряю надежды на то, что богиня Виктория снизойдёт и почтит меня своим царским вниманием. Пристраиваюсь сзади, пользуясь моментом, когда девушка увлечена разбором чемодана, прижимая к себе за бедра, но дверь в номер беспардонно открывается, а из нее появляется китайская голова работника гостиницы с большой телегой еды. Так же резко отскакиваю от Максвелл, будто это не моя девушка, а чужая жена, с которой меня застукали, но таки цежу сквозь зубы, - спасибо.
Наблюдаю, как Вика увлеченно разглядывает комнату, доедая остатки салата, - помнишь, я тебе задал вопрос две недели назад…на который ты должна была ответить «да»? Так вот в этом и заключался вопрос, - широко раскидываю руки, - вот в этом всем.
Быстро стянув с себя футболку и надев пляжные шорты, закидываю на плечо полотенце: - жду тебя внизу, у нас есть свой частный бассейн, если что, - подмигнув девушке, закрываю дверь с обратной стороны и спускаюсь к тому самому бассейну.
[float=left]https://i.imgur.com/JJ3unLB.gif[/float] И вот что странно, я не чувствую в происходящем ничего странного. Не чувствую того, что прошло не больше не меньше, три месяца с дня, когда мы познакомились, когда она зашла в мой кабинет, гордо представившись по имении и фамилии, по-хозяйски расставляя цветы и раскладывая комиксы на рабочем столе. И черт возьми, если бы не тот комикс, вполне возможно ничего бы этого не было! Когда оно зародилось во мне? В какой из миллиона моментов? Нет, это было точно не тогда в машине во время первого дежурства и не тогда, когда после ранения видел ее измазанную, но бойкую, готовую постоять за себя и свои принципы…может, когда понял, что зеленый фирменный чай Максвелл не такой уж и отвратный, как громко заявляю я только и обманывая в первую очередь себя и свои чувства. В попытках скрыть, сбежать от себя, доказывал агрессией и непростительным поведением, что девчонка значит для меня не больше, чем канцелярский нож. Мне стоило бы попросить прощения за все слова и поступки, и я обязательно сделаю это при первой же возможности…
Взгляд поднимается наверх, где находится балкон нашего номера. Подобно богине, она снизошла на землю почтить вниманием смертных, ослепительная красота Виктории и соблазнительные изгибы тела приковывали не только мое внимание, но бить каждому лицо за то, что девушка родилась такой, я конечно же не стану. Самое главное-то что? Это все мое!
– Спускайся, - кричу девушке снизу, оставляя ноги в прохладной воде.

Отредактировано Kyle Davis (23.04.2019 21:57:03)

+2

3

Даже такая утомительная, выматывающая вещь как многочасовой перелет, по сути - замкнутое пространство с однообразным видом из иллюминатора, необходимостью статичного положения, холод (иногда кажется, что Вика будет мерзнуть даже в Сахаре в самый засушливый сезон), а также ряд других сложностей не могло отбить простую, как детская вера в Санту, но очень естественную эйфорию от путешествия. [float=right]https://i.ibb.co/37rN1xf/image.gif[/float]Блондинка отводит взгляд от иллюминатора, искоса, не прямо, поглядывает на своего спутника, что умиротворенно посапывал в соседнем кресле, воткнув наушники и безмятежно, едва заметно чему-то улыбался. Ладонь девушки даже во сне была сжата в его теплых пальцах, на вороте его футболке уже почти не заметно пятнышко от пролитого сока, хоть и в тот момент она беззлобно пожурила Кайла, чтоб не болтал когда пил, а с гладко выбритым лицом Кайл сразу скидывает лет семь от паспортного возраста. От этого щемит в груди, печет даже, максвелл позволяет себе улыбнуться, потаенно и робко, но очень счастливо. Потому что она сейчас именно что счастлива, хоть и подобно Русалочке, что обменяла свой голос на возможность ходить, не может сказать об этом вслух и непосредственно человеку, что делает ее счастливой. Почему? Хороший вопрос, можно попросить "помощь зала"?

* * * *

Злой Кайл Дэвис - это явно не то зрелище, которое хотелось бы воспевать в трактирных балладах за кружкой эля, свободной рукой щупая жопастую девку за откормленную ляшку. Виктория едва успевает повернуть замок, как входная дверь сама распахивается и напарник быстро заходит в ее квартиру с самым недоброжелательным выражением лица. "Я за тобой" - вместо привета, вместо объяснений, но надо отдать ему должное, ритуал по посещению обители Максвелл соблюден неукоснительно: дверь за собой закрыл, обувь снял, саму Вику сгреб в охапку и поцеловал. А дальше молчаливые сборы, распахнутый чемодан и створки шкафа, детектив лишь комкала край длинной оранжевой футболки с эмблемой халф-лайфа на груди и силуэтом хэдкраба на спине, качала головой со смешным пучком волос на макушке и почти жалобно пыталась объясниться:
- Я просто думала, что этот ключ, он... Он означает что я могу заезжать к тебе без приглашения, - вскинутый свирепый взгляд голубых глаз не сулил ничего хорошего, она пытается исправить ситуацию и предотвратить надвигающуюся молчаливую бурю, - ну не совсем без приглашения, конечно. Но, допустим, после работы, по предварительной договоренности или в выходные, там, разбудить тебя, допустим... - надвигающийся Дэвис, конечно, в миллион раз привлекательней Короля Ночи, но теплее от этого не становится. Молчание, долгий взгляд в глаза и тихое, спокойное и бескомпромиссное "ты думала неправильно". Максвелл послушно кивает, предлагает мужчине сделать себе кофе, все равно та банка только им одним и используется, дорогу в кухню знает, а сама, оставшись в спальне одна, тяжело вздыхает. После сборов, она вернется на кухню, где ломтиками свежего огурца черпала сливочный сыр вприкуску да запивала это персиковым йогуртом, предложит попробовать, потому что это вкусно, получит еще один скептический взгляд и прижмет уши, как нашкодивший заяц. Перемены... Виктория Анна Максвелл ненавидит перемены.

* * * *

Процесс уже запущен, перемены были во всем и, в первую очередь, в ней самой. Вика сушит волосы феном перед зеркалом в ванной, за шумом не различая шагов за спиной, будто из неоткуда в отражении появляется сонное, чуть мятое после сна лицо, теплые губы касаются ее шеи, а твердый стояк - задницы, после чего обладатель всего этого набора губ, члена, а так же рук, ног, головы, туловища и прочих частей тела неторопливо лезет в душ. Да, Кайл ходит по своей квартире голый, а Вика краснеет и стесняется как пионерка-девственница, заворачивается в полотенце. Им совсем некогда обсуждать детали быта, планы на будущее, правила совместного проживания или, как минимум, ответить на миллиард "ГОСПОДИ, КАК ЭТО ПРОИЗОШЛО, ЧЕМ Я ДУМАЛА!?" Вики. Все рабочее время занимают приближающиеся экзамены, все свободное время занимает поездка в машине Дэвиса по маршруту работа-круглосуточный/забегаловка-квартира Кайла, сон и, собственно, подготовка к поездке в машине Дэвиса по маршруту, обозначенному выше. И во всем этом есть одна константа, что курит на балконе перед сном, плотно закрывая за собой дверь во избежание проникновения дыма в спальню, прогибает своим весом часть матраса и лезет всегда теплыми руками под тонкую майку для сна своей, получается, девушки.  [float=left]https://i.ibb.co/YQnNynG/image.jpg[/float]А Вика ссылается на усталость, на забитую законами и нормами голову, на недосып, ласково, нежно просит отложить до утра, прекрасно зная, что и с утренним сексом обломает его. Не потому что стерва, а потому что дура, и в голове помимо работы еще и неясный комплекс, что не дает расслабиться. Зато она наблюдает за ним, когда он встает среди ночи за водой, подперев голову рукой, изучая рисунок смятых простыней, а стоит ему вернуться, сделать пару глотков из его стакана, тихо поблагодарить и легко поцеловать, прежде чем вернуться на свое, свое место: прижаться спиной, в плен крепких рук; или на плечо уложить лохматую голову; или под бок, сплетаясь пальцами как романтичные подростки. Зато она может рассматривать его, когда до рева будильника остаются считанные минуты и можно без утайки запоминать каждую черточку его лица, невесомо касаться пальцами, сдувать отросшую челку с его глаз, а то хмурится сквозь сон, мешает ему. Так что во всем этом мешает самой Вике если не самой разбудить Кайла нежным минетом с продолжением, то хотя бы поддаться настойчивой ласке, дать им обоим то, чего так хочется? Помощь зала уже была, можно "звонок другу"?

* * * *

День экзамена вспоминается смутно, неровными кусками, состоящими из блестящей залысины Кэмпбелла, дрожащего листка с высшим баллом, несдержанным поцелуем на глазах у нескольких коллег из штата, а после экзамена по боевой, где в памяти остались лишь ощущения давления наушников на голову, окрас действительности в желтом цвете очков, вся концентрация в силуэте в тонких линиях кругов и появляющихся точек от попадания точно в цель. Фантомом тепло ладоней на талии, напряженный, но очень ровный шепот возле уха "молодец". Принимающий доволен и отмечает галочками табель, Вика помнит, как опустила ствол, переставила на предохранитель, уложила табельное на стол, но тепло никуда не делось. Наставник все равно был рядом, вот он, стоит у самой двери, скрестив руки на груди, улыбается, показывает большой палец. Хотелось плакать и спать, много-много часов сна с последующим "ничегонеделанием" в постели, но вместо этого был праздничный ужин, честный глоток вина как дань уважения и тихий шок от новости. Нет, это снаружи он был тихий, а внутри себя Вика неотрывно вопила "а-а-а-а-а-а-а-а-а", затем прыгала по комнате с криками "о боже, боже, боже!!", а в конце обессиленно садилась прямо на пол, заглядывала в глаза и страдальчески спрашивала "ГОСПОДИ, ЗА ЧТО, КАК ЭТО ПРОИЗОШЛО, ЧЕМ Я ДУМАЛА?". Хорошо что Максвелл очень сдержанная девочка и не умеет пить, иначе бы от таких дел ей бы точно вызвали скорую. Но иногда кажется, что Дэвис был бы более доволен будь она открытой, выражай она свои эмоции как нормальный живой человек. но пока Кайл молчит, а Вика старается засыпать под какие-то другие мысли, кроме как "правильность" того, что между ними происходит.

* * * *

"Я хочу тебя, но наверное впервые, хочу чтобы все было правильно" - да, определенно с этого все и началось. Женщины они такие существа, на слова реагируют, запоминают. Мужчина может совсем не это иметь ввиду, он может вообще не думать что говорит, как в случае с "я обещаю, что исчезну из твоей жизни через полтора месяца", а уже поздно, поезд ушел, самолет улетел, собачья упряжка скрылась в снегах. Новоиспеченный полноправный детектив ковыряет пластмассовой вилкой алюминиевый судок с цыпленком и каким-то гарниром, кивает головой на комментарии спутника, а мыслями опять где-то далеко. Наверное в ночи первого дежурства, где сидящий рядом мужчина хватал ее, едва знакомую напарницу, за все доступные и не_доступные места, шептал какая она красивая и как он ее хочет, а потом, в момент, когда она поддалась, пустив ситуацию на самотек, остановился с комментарием "это неправильно". У них все неправильно, изначально. Вынужденные коллеги, где старший по званию унижал, оскорблял, домогался до безвольной, в силу обстоятельств, младшей, неоднократные попытки потрахаться с прерыванием, будто по знаку судьбы. А это случившееся, необъяснимое, что началось под февральской метелью на улице и закончилось невероятно чувственным сексом? И это тоже неправильно, у нормальных людей все строго наоборот. Нормальным девушкам дарят цветы перед тем, как затащить в постель. [float=right]https://i.ibb.co/Lk3KX48/iluminator-0025.jpg[/float]Нормальные девушки орут и выставляют на рогах пришедших поклонников, но никак не раздевают их, кормят, да в душ и спатки отправляют. И нормальных девушек, когда сжимают в объятиях, покрывают поцелуями и вжимают в матрас всем своим весом, уже срывая с ее губ хриплые вздохи нетерпения, не прекращают ласкать вместе с фразой "хочу чтобы все было правильно". А потом они съехались. И сейчас вместе летят на райские острова, наверняка за какую-то космическую цену, для совместного отдыха. Думаете это нормально? Для Кайла Дэвиса, которому Вика на автомате, быстрее чем успевает подумать, прикладывает к краешку губ салфетку, стирая остатки соуса, может и нормально. А для Виктории Анны Максвелл, что даже не замечает за собой жестов, заботы и мыслей порядочной жены со стажем, это все очень "50 на 50", пожалуйста, последняя подсказка.

* * * *

- Твою жизнь, какая же красота... - Вика как девчонка рассматривает живописные виды в иллюминатор при посадке,  - ты только посмотри, все как на фотографиях, будто бы в фотошопе обработано. Ну не бывает такого неба в жизни! глядя в окно трансфера, едва ли не носом прижимаясь к стеклу и постоянно дергает мужчину за руку. - Здесь даже воздух другой, ты чувствуешь, да? - уже у отеля, пока Кайл передает их чемоданы бэлл-бою и тут маленькая девочка побеждает взрослую серьезную тетю. - Это точно рай. Кайл, господи, мы в раю! - и виснет на его шее с визгом, покрывая поцелуями гладкие щеки смеющегося мужчины, в которого влюблена. Не из-за дорогостоящей поездки, не из-за его денег или возможностей, а в которого влюблена за то, что это он, такой какой есть и они вместе, рядом друг с другом.
- Есть немного, - уже в номере, пока раскладывала четыре своих купальника в момент приставаний. Выпрямилась, подаваясь на ласку, как большая довольная кошка, - но знаешь... И это опять происходит, злой рок вернулся в тот момент, когда разум снежной королевы оттаял и замолчал, оставляя тело повиноваться желаниям. И Виктория улыбается, глядя на счастливое лицо напротив, что пытается руками обхватить весь остров, а сама успокаивает скрежет на душе - заметила как отшатнулся от нее в присутствии посторонних, будто от чужой. Это было правильно, да?

****

Он признался что любит. Крепким узелком-бантиком на правом бедре завязать ниточку белоснежного бикини и покрутиться у зеркала, осматривая себя со всех сторон. Наверное дело именно в этом, а не в зацикленности на "правильности" происходящего - улыбаясь с балкона в ответ на зов своего Ромео в синих плавках. Когда люди признаются в любви они не могут принять никакого другого ответа, кроме как ответного признания в том же. И это правильно, человек выворачивает перед тобой самое свое уязвимое, честное, доверчивое, какой сукой надо быть, чтобы в ответ сказать "я тебя очень ждала"? Кто-нибудь выключите мозг этой женщине в невесомом бирюзовом платье из тонкой, полупрозрачной ткани, что вышла сейчас к бассейну, поправила солнцезащитные очки и лучезарно улыбнулась ожидающему ее красавцу. Полотенце, солнцезащитный крем, зеркальце, смартфон, бабы все равно бабы, даже если копы, сбрасывается лишняя ткань и отправляется на шезлонг. - Я похожа на Урсулу Андресс из "Доктора Ноу"? [float=left]https://i.ibb.co/3ksvsNJ/iluminator-0025.jpg[/float] Она тихо смеется, подходя к краю бассейна, рядом с Кайлом, осторожно, опасливо наклоняется, трогая воду пальцами ног, проверяя, не холодно ли.  - Девушка Бонда из первого фильма, ну? Ты же мой агент 007 и защитишь меня. Я на отдыхе, мой значок дома остался, - кажется, я впервые назвала твою квартиру домом. Улыбнувшись, Вика озорно подмигивает и без предупреждения войны, прямо с места ныряет в кажущуюся изумрудной из-за плитки воду. Лишь вдоволь наплававшись на глубине, загребая толщи воды руками, она пружинит ступнями от дна и стрелой выныривает, жмурясь, тряся головой, убирая с лица мокрые длинные волосы, кажущиеся сейчас темными, находит взглядом все так же сидящего Кайла и неторопливо подплывает к нему, пришвартовываясь прямо меж его разведенных коленей.
- Привет, - улыбаясь, переведя дыхание, девушка кладет одну ладонь на бедро парня, второй держится за бортик, сильно задирая голову вверх, чтобы видеть его лицо. - Я Виктория, русалка этого острова. А ты кто, красавчик? - улыбается хитро, чуть щурит глаза, пока мокрая ладонь скользит выше, на внутренню сторону бедра, едва касаясь границы плавок. Чуть прикусив губу она улыбается, второй рукой перехватывает ладонь Дэвиса и тянет к своему лицу, укладывая на щеку, говоря еще на полтона ниже, - не хочешь со мной поплавать? Мне одной одиноко, - чуть поворачивает голову и не отрывая взгляда вдруг целует, проводит языком, а потом и вовсе медленно погружает в рот большой палец его руки, чуть прижав зубами, лаская языком, затем смыкает губы и чуть посасывает. - Иди ко мне, - почти шепотом, уже убрав его руки, блондинка отталкивается от бортика и чуть отплывает, ожидая, пока к ней присоединится Кайл. И как только он оказывается в воде, тут же подплывет, обхватывая его обеими ногами, сильно прижимается к паху, обвивая руками за шею. А сама смотрит на открывающийся фантастический вид из этого самого "бесконечного" бассейна на пальмы, тропические деревья, бескрайнее, сумасшедшее небо и замирает в немом благоговении. - Здесь слишком красиво. Так не бывает на земле, - вновь переводя взгляд на Кайла, опять это серое в голубое, как гипноз, как магнит.  - Хотела сказать тебе спасибо. Это была прекрасная идея, невероятный сюрприз. И я очень счастлива быть здесь с тобой. Спасибо... Что ты есть,- Поцелуй медленный, глубокий, очень откровенный и влажный, глубоко сплетаясь языками до нехватки воздуха, до вынужденных кратких перерывов на вдох, до головокружения. Мокрые пальцы оглаживают его щеку, непривычно не ощущая колючей бороды, скользят ниже на шею, угловым движением по линии ключицы вниз на грудь, по животу и чуть отстраняясь, всей плоскостью ладони по низу живота, настойчиво и медленно, не разрывая зрительного контакта. - Мы уже живем вместе, а все как брат с сестрой, хм... Экзамен кончился, мы оба с новыми лычками на погонах, и мне хотелось бы это как-то, - пальцы опускаются ниже, находят что искали и настойчивая ласка продолжается, поглаживая по всей длине, - исправиться. Искупить свое недостойное поведение, так сказать, -  пальцы сомкнулись, теперь она сжимала его член настойчиво, пользуясь тем, что никто не сможет ничего увидеть, но заводясь неосознанно при мысли, что они в общественном месте. Убедившись, что мужчина придерживает ее одной рукой, свободной правой зарывается ему в волосы, массируя затылок, в том жесте, который постоянно применяет к ней он сам. Поцеловав в уголок губ, потянулась к его уху, обжигая шепотом. - По всей строгости закона. Какое наказание меня ждет сегодня ночью в нашем номере, сержант Дэвис? - поцелуй возле уха, языком касаясь мочки, а шустрая ладошка, уже нырнула под ткань плавок, от чего Вика сама горячо выдохнула, ощущая твердый член в пальцах без разделяющей ткани. Делать приятное своему мужчине с видом на невероятную красоту тропического острова, что может быть правильней, Виктория? - Расскажи мне тихонько, что меня ждет. Чего бы ты хотел? Только честно и в подробностях, иначе Русалка утащит тебя на дно.
Внимательно слушая, Максвелл лишь теснее прижималась, касалась губами шеи своего мужчины, прижимала его кожу зубами, продолжая движения рукой, теперь вдруг резко останавливается она. Почти заботливо поправляет твердый член под резинку плавок, успокаивающе-ласково касается губ Кайла в самом целомудренном поцелуе, а затем улыбается.
- Вдруг кто-то увидит. Но я все запомнила. А теперь загорать, - и еще раз подмигнув, девушка резво отплывает, выбирается из бассейна и идет к своему шезлонгу, вытираться и готовиться к нанесению солнцезащитного крема. - У нас есть какие-то прицельные планы, программа? Кстати, знаешь, чего бы мне хотелось? Сделать несколько совместных фотографий, глупых селфи каких-нибудь, не для публикаций, а на память. Ну если ты не против, конечно, - а это уже наша Вика, скромная, стеснительная, катастрофически не умеющая в отношения и всегда сомневающаяся во всем. Извольте принимать такой, какая есть, даже одетую в мокрый купальник и нетипичное поведение.
Потому что она тебя тоже.

Отредактировано Victoria Maxwell (02.05.2019 01:35:16)

+1

4

Не знаток я современной киноиндустрии, да и в целом предпочту просмотру нового нашумевшего по лучшим канонам бестселлера, уютный вечер дома с бокалом холодного свежего пива в прикуску с кольцами вяленого кальмара, когда на экране однозначно будут мелькать фрагменты черно-белого нуара, декорируют который вычурные танц-залы ресторанов, апартаменты богатых казино, роскошных гостиниц, а в центре картины история известного в узких кругах картежного шулера Джонни Фаррелла и его молодой жены Гильды. Поэтому, когда я слышу до боли знакомое название старого по нынешним меркам боевика, сразу же отмечаю многозначительным взглядом снизу-вверх, что Виктория куда лучше старушки Урсулы. Сдерживать себя в рамках приличия и не накинуться на девушку прямо в бассейне становится куда труднее, когда блондинка игриво наклоняется, чтобы проверить, по всей видимости, температуру воды. Но мы этот трюк уже проходили в нашу первую встречу, с которой собственно и начался мой спермотоксикоз. И кто знает как бы сложилась наша история, если бы не тот проклятый журнал с комиксами. Пока я полностью погрузился в воспоминания двух-трех месячной давности, потягивая неспешно очередную сигарету, Вика уже успевает полностью исследовать небольшой бассейн и в конечном итоге припарковать свой русалий хвост подле моих двух. – А я…я просто человек, что ожидает свою русалку и… - пытаясь поддержать игру, что затеяла Вика, едва успеваю затушить окурок, когда девушка начинает творить что-то невероятное, отчего вовсе пропадает дар речи. Как завороженный зрительно внимаю каждое движение ее пухлых губ, что плотно обвили мой большой палец; скольжу в ее горячий рот, по мягкому языку, воображая, что это вовсе не палец, а та часть тела, которая уже несколько недель в полной боевой готовности, а конкретно сейчас образовывает палатку из пляжных шорт. Ее взгляд хищницы, готовой в любой момент к нападению, шепот, смысл которого доходит лишь спустя несколько секунд, но как под гипнозом, не моргая и не отрывая взгляда от грациозных движений, отталкиваюсь от бортика бассейна, оказываясь по грудь в воде.
Спасибо... Что ты есть.
И кажется, что не было ничего значимого до этого момента. Одним поцелуем, глубоким и влажным, обесценивается в секунду все то, что некогда считалось архиважным. Для людей, которые окружали раньше не найдется места даже в воспоминаниях, все они станут пеплом, что развеется над бескрайним океаном и бамбуковыми полями, а события, что связаны с теми самыми людьми навсегда останутся где-то здесь, подальше от Нью-Йорка, чтобы больше никогда не преследовали и не мешали двигаться дальше, не мешали жить сегодняшним моментом. Только вот гложет один нюанс, о котором я думал и думал много, но почему-то не решался заговорить, ссылаясь на неудачные моменты для серьезных бесед, экзамены и прочие нюансы, усложняющие нашу совместную жизнь. Однако больше не решался заговорить о сокровенном, ибо смысл выворачивать себя наизнанку, обнажать кое-что поважнее тела, когда в ответ не получаешь взаимности?
Да и не думается о великом в то время, когда мокрая девушка, плотно прижатая к груди и тазу, покрывает меня поцелуями, а ее ручка скользит ритмичными движениями под резинкой шорт. Блаженно прикрываю глаза, отвечая на ее ласку взаимностью, целуя в шею, скользя языком к губам, заполучая ее в свою власть. Уже на старте стянуть плавки и взять ее прямо здесь, не обращая внимания на возможности быть обнаруженными.
Чего бы ты хотел?
– Я… - хотел бы сейчас молчать и наслаждаться процессом, ибо все мысли из головы улетучились в неизвестном направлении, - черт, я бы хотел… - чувствуя, как ее движения рукой становятся ритмичнее, чувствуя, как новая более сильная волна возбуждения подкатывает к головке члена, с приоткрытым ртом сквозь зубы втягиваю горячий воздух, откидывая голову назад, но только сильнее прижимаю к себе Вику за задницу. Накрывает злостью на самого себя, я-то по простоте своей душевной надеялся, что совместная жизнь с девушкой подразумевает и совместный секс, потому решил полностью отказаться от «набрасываний от руки» и потому меня довести сейчас проще, чем умножить два на два, и Вика это чувствует, потому замедляется.
– Я хочу тебя сверху, - такие вещи я привык озвучивать, и привык говорить об этом прямо в глаза, - хочу твои сладкие губы и язык чуть ниже уровня пупка... да черт, - слишком резко и неаккуратно схватив Вику за мокрые волосы, - я хочу тебя, слышишь?! На что девушка мило улыбается, заставляя меня ослабить хватку, совсем по-детски целует, полностью прекращая действия рукой. От шока и неконтролируемости ситуации, выпускаю Максвелл из своих объятий, следуя взглядом за водяной дорожкой, что образовывалась от быстрого скрытия с места преступления. Тут же надвигаюсь следом за девушкой, не скрывая на лице своего негодования. Но моя проблема в том, что долго злиться, а тем более на девушку я не могу. И фактически сразу после ее предложения на совместные фото достаю телефон, запрятанный от прямых солнечных лучей под полотенце. – Я глупо получаюсь на фото, сразу предупреждаю, - сказано не для лестных слов в свой адрес, потому что это чистая правда. Именно поэтому у меня в фейсбуке стоит фото собаки, а в твиттере стандартная заставка птички. Первый кадр, второй. Ну, че как не родная? Прижимаю к себе девушку, пряча лицо в потемневшие от влаги волосы, целуя куда-то в висок. Третье фото, где Максвелл заставляет меня смотреть в камеру, насильно поворачивая голову, крепко сжимая за щеки. И четвертое – где мне удается словить ее губы своими, и как по мне, это самое удачное фото. – Зато фотограф я от Бога, - указываю пальцем на бортик бассейна инфинити вблизи обрыва, казавшийся краем света с экрана телефона; зеленая утопия, которую однозначно хотелось запечатлеть, а Вика должна стать жемчужиной этого кадра. Блондинка вновь оказывается в бассейне и подплывает к указанной точке. [float=left]https://i.imgur.com/0RmmRZo.png[/float] Завороженная видом она не сразу оборачивается лицом, когда я успеваю сделать несколько пробных кадров. Еще пять-десять-пятнадцать в разных местах по периметру бассейна и территории нашего уютного уголка. Увлекательный процесс заканчивается страстным поцелуем, когда закутываю Вику в пляжное полотенце, притягивая к себе, - ну что, ты говорила, что хочешь загорать? Хитрая улыбка на моем лице не предвещала ничего благого, а бесноватые искорки в глазах только подтверждали мои намерения.
– Позволишь? – уже усевшись на шезлонг, раскинув ноги по обе стороны и упершись в спинку, беру солнцезащитное масло и киваю на свободное место впереди меня. Вика с опаской смотрит, но все же принимает мое предложение, устраиваясь в такое же положение, подставляя спинку, пока я щедро успеваю смочить руки средством. Массирующие, нежные движения пальцами по ее чуть покрасневшей светлой коже, перебираясь от плеч до рук, не жалея масла, но избегая его попадания на белый купальник; медленно вниз по спинке, по изгибам талии, за которую я только что пододвинул девушку к себе поближе, так что она касается своей спиной моего живота. Горячо дыша ей на ухо, смазываю новой порцией масла шею Вике, одной рукой обхватывая за талию, чтобы не сбежала, а другой двигаюсь к груди, пальцами заползая под купальник. Покусывая тонкую кожу на шее, напирающими движениями зажимаю левую грудь девушки, теребя меж пальцами острый сосок, когда другая рука, удерживающая Вику, поглаживает низ ее плоского живота, медленно проникая под бикини. Чувствую, как девушка машинально попыталась сдвинуть ноги от таких жестов, но шезлонг слишком большое препятствие, играющее сейчас за меня. Пальцы все еще влажные и жирные, уже не аккуратничаю с купальником, понимая какой будет моя следующая покупка. Средним и указательным настойчиво, при этом максимально нежно ласкаю меж губ, ощущая ответную реакцию, когда Вика тазом двигается навстречу руке и отвечает при этом на мои поцелуи. – Ты знаешь…ты наверное права, нас могут заметить, - не останавливаясь, шепчу ей в губы, - но ждать до вечера мы не будем, - решительно подытоживаю, отодвигаясь от блондинки и сразу же подскакиваю с нагретого места. Подаю руку девушке, рывком потягивая ее на себя и тут же забрасываю Вику на плечо, как самую главную добычу.
В номер заваливаемся, не отрываясь друг от друга, как в лучшем романтическом фильме. Не долго воюя с заявками на лифчике купальника, стягиваю его, отбрасывая куда-то на пол. Резко развернув девушку к себе спиной, упираю ее в какой-то ветхий деревянный стол, что стоял возле окна. Некогда белые, а теперь в жирных пятнах трусики падают вслед за моими плавками. Жадные рваные движения, скольжу членом меж сжатой в руках задницы, позабыв напрочь о своем желании «сверху», что сменилось животным «взять и властвовать». Наваливаясь всем весом на Вику, стараюсь неторопливо войти, а в следующую секунду уже не понимаю, что произошло, потому что мы оба оказываемся на полу под обломками стола, выступающей для опоры. Тихий смех Максвелл и громкий смех моего отчаяния. Лежим голые, мокрые, все в масле и ржем от комичности ситуации. В приступе истерики, ударяюсь о что-то металлическое головой и понимаю это только когда алая струя щекочет щеку. – Ты выйдешь за меня?
Может быть, в этом и секрет успеха? Мы не обязаны следовать канонам и правилам, ведь у всех разное понятия о правильности. А у нас с Викой изначально все пошло «не по плану». Не правильно встретились, не правильное предложение совместной жизни, не правильное предложение руки и сердца. Без кольца, букета цветов, вытирая с лица кровь, лежа в обломках стола из икеи. Но быть может это действительно то, что нам нужно?

+1

5

И все дело в том, что они мало разговаривают, ей сложно ему открыться и поговорить откровенно, все как есть. Она только учится подавать голос, делиться сокровенным, озвучивать какие-то личные, искренние желания, что для нормальных людей являются сущей ерундой, а для Максвелл — большим шагом навстречу. Даже эта просьба о совместных фото, казалось бы, естественное явление, брошенная как бы между делом. А она старается, робко краснеет следя за прямоугольником экрана яблокофона Кайла, прижимается к нему неловко, не зная уместно ли его обнять, а если и в тему, то как именно? Хорошо что все решается за нее, напарнику не впервой выражать свои эмоции, он делает все легко, будто они встречаются уже не меньше года, знают друг о друге все. И хоть улыбается даже, сама творит смешные жесты и смущается от поцелуя на камеру, ни за что не скажет, что будет потом долго пересматривать тайком пиксельные кадры, улыбаться им, ласкать взглядом и кончиком пальца любимые черты в ожидании скорой встречи.
Хотелось бы разобраться в себе, а не ловить себя на том, что она ведет себя в точности как Кайл в своих попытках его соблазнить. А ведь правда, все действия, ласка, взгляд, напор, даже последовательность в бассейне точь-в-точь как делал он еще до того вечера икс. С того момента на маленькой кухне, с того вопроса "ты правда жалеешь что так все получилось?". Это был правильный вопрос, в правильный момент, после правильного количества событий, когда вдруг стеклянная оболочка треснула, из ледяной брони вдруг робко выглянуло что-то слабое, доверчивое, женственное. Не давая ни секунды на раздумье оно кинулось в большие тёплые объятия, прижалось крепко душой к душе, губами к губам, глаза закрыв от страха быть обсмеянной, оттолкнутой. Но он не оттолкнул. С того момента он ни разу её не унизил, не обидел, не задел, не устраивал грязных домогательств и морального гнета. С того момента только поцелуи... Нежные, крепкие, тёплые, полные чувства, которым не удавалось напиться, хотелось ещё и ещё, замирать робкой мышкой в сильных руках, забыв про тяжелую корону, меч не тревожа в ножнах, оставив железный стул пустовать в тронном зале.
И это для него естественно коварно улыбаться, подзывая ее к себе, вроде с самыми невинными намерениями, но это равносильно добровольной сдачи в плен. И мести за сцену в бассейне: собрав мокрые волосы на левое плечо, подставляя спину и шею под крепкие пальцы, преждевременно расслабилась от массажа, даже блаженно прикрывая глаза, сокрытые от яркого солнца надетыми на переносицу солнцезащитными очками с зеркальными стеклами металлического цвета. И капкан захлопнулся как створки Венериной мухоловки, сильные руки прижимают к себе ближе, горячие губы впиваются в шею, а настойчивые наглые ласки вынуждают трепетать, пытаться вырваться или хотя бы свести ноги, но и тут поражение — Дэвис отличный стратег и все предусмотрел.
- Перестань, ну ты что... Мы в общественном месте, могут увидеть, - Вика даже пытается бороться, перехватить его руки своими, но тщетно, лишь сдавленно выдыхает, запрокидывая голову назад, на его плечо, капитулируя перед прикосновениями, шепча пересыхающими губами, - давай не здесь, хотя бы до номера потерпи, ну Кайл...
- Но ждать до вечера мы не будем
Он ее послушал? Нет, серьезно, он впервые ее послушал и сделал так как она просила? Все еще с трудом отходя от острого возбуждения (все-таки вероятность быть застуканными здорово подогревает желание даже у таких отмороженных в плане чувственности барышень), Вика ставит обе ступни рядом, поднимается, опираясь на поданную руку и... Дэвис исчезает из поля зрения, а мир переворачивается с ног на голову под ее вскрик и последующий смех. - Кайл, прекрати! Поставь меня, дурила, - смеясь, едва успевая схватить очки, уже почти сорвавшиеся с лица, Вика энергично шлепает напарника по жопе, больше наигранно сопротивляясь. Потому что Вы окружены, Вика, сопротивление бесполезно, кажется, этот темпераментный мужчина уже тебя не отпустит.
В номере все происходит слишком быстро и жадно, продолжает порнографию в лифте, которой они занялись едва стали съезжаться створки. Собрав все стены коридора, сквозь поцелуи и тесные объятия попасть картой по электронному замку, толкнуть дверь и захлопнуть за собой. Как в момент "похищения" Дэвис успел прихватить ключ-карту и телефон остается загадкой, но не до нее сейчас. Заразительная страсть вынуждает Вику бесстыдно тереться о горячий пах мужчины, жадно вжимать ногти в плечи и рельефную спину, кусаться, облизывать его губы языком, до максимума сплетаясь во влажном поцелуе, едва замечая, куда ступает и на что натыкается. Сорванные купальник и плавки, очки летят в неизвестном направлении, разворот, ее упирают в  трясущийся стол, остается лишь устойчивей вжать локти, прогнуться в пояснице, жадно глотая горячий воздух, жмурясь от прикосновения твердого членам к промежности. Сама напросилась, довела до изнасилования, но сейчас хочет его до воя - последняя мысль перед долгожданным...
Это было громко, быстро и больно, даже сердце не успело сделать "ух" от краткого полета. Максвелл отбивает коленки, локти и даже умудряется стукнуться лбом, оказавшись придавленная Кайлом меж бряцающих металлических ножек сломавшегося стола. И блять... Это действительно смешно.
- У меня теперь шишка будет, что ты ржешь? - детектив садится на полу, сквозь стон, почти слезы смеха потирает лоб, а затем замечает кровь возле виска Дэвиса, - блин, ты как умудрился?
– Ты выйдешь за меня?
- О да, после такого ты просто обязан на мне жениться! - смеясь, она с кряхтеньем поднимается и подрывается к распахнутому чемодану за аптечкой, - Что за жизнь: ни поржав не потрахаешься, ахахах,  - тишина напрягала, Максвелл шуршит в чемодане и оглядывается, встречая взгляд, который прибивает ее к полу. Так он на нее смотрел, когда задавал сакральный вопрос на кухне; когда вкладывал в ладонь ключ от собственной квартиры; когда говорил что любит. - Ты не шутишь? Ты сейчас серьезно?...
На этом острове очень жарко, они оба мокрые от воды, пота, масла и прошлой страсти, но осознание накатывает постепенно и исключительно ледяной волной от которой затряслись ледяные пальцы, закружилась голова, стало трудно дышать, бешено больно застучало сердце, а взгляд серых глаз заметался по всем предметам номера в попытке видеть что угодно, кроме поднявшегося с пола мужчины. Такое уже было несколько недель назад, когда пьяный Кайл завалился к ней ночью с букетом цветов и она металась по своей квартире от разрывающих саму себя эмоций. Бледная как смерть Максвелл дрожала как в ознобе, наскоро обмоталась сложенным некогда вензелем на постели полотенцем, взъерошила мокрые волосы, сделала несколько шагов по комнате, пытаясь хотя бы перестать стучать зубами или дышать более ровно и спокойно.
- У меня был йод, пластырь. Надо остановить кровь, обработать, - сипло, чужим голосом твердит она как мантру, вновь ковыряется в чемодане и не реагирует на любые слова и действия. Обнаружив нужное, дважды роняет пузырек, затем слишком жестко вцепляется в запястье Дэвиса, ведя его за собой в ванную, там роняет пузырек уже в раковину, чудом не разбивая его. - Умывайся. Нет, я сама, - голос скачет, резкий, громкий, настолько не контролирующей себя и свое состояние Вика себя не помнила никогда. - Послушай, мы же всего две недели как живем вместе, мы знакомы-то три месяца, так нельзя, это так не делается, - шумит вода из крана, трясущиеся пальцы промыли ссадину, через силу обрабатываются края йодом, налепливается полосочка пластыря. Выдох. Она справилась с задачей, режим автопилота выключился, истерика сломала последний барьер.
- Я не могу. Я не могу, не могу, я не-мо-гу-так, - закоротило, сломало. И не выдерживает, сползает на пол, обхватывает себя за прижатые к груди колени , дыша все глубже, все медленней. - Я в порядке, - теперь уже не ясно успокаивая себя или реально напуганного нетипичным поведением подруги Кайла, она наконец-то говорит. - Я не могу как ты. Это слишком для меня, как ты не понимаешь? Мы же совсем не знаем друг друга! То, что сейчас происходит с моей жизнью, я... Не могу больше молчать, - выдох, блондинка поднимает огромные испуганные глаза и ее прорывает. Она говорит о том, что чувствует, что всегда держит в себе. Говорит, что изо всех сил пытается разобраться в себе в первую очередь. Говорит об ощущении, будто она летит на сноуборде с высокой крутой горы вниз: скорость увеличивается, ветер царапает лицо, снежная крупа от доски бьет по глазам, вынуждая щуриться, из-за чего можно опасно пропустить внезапно вырастающее на пути дерево или большой куст, заставляющие резко бросать все тело в сторону, уворачиваясь от столкновения. Все происходит слишком быстро, ей не дают времени на осознание, заставляют принимать решения здесь и сейчас, вот только все уже принято, ей остается только озвучивать положительный, выбранный за нее ответ - ... И это не бесит, это вгоняет в отчаяние, ведь каждое новое "да" означает новую большую перемену, я ненавижу перемены, я консерватор, я Козерог, понимаешь? И во всем этом не будет слов отрицания, даже просьбы подождать, ведь любое "нет" будет означать конец пути, безвозвратный проигрыш, game over, а точек сохранения не существует. Потому что если я хоть раз откажусь, ты не будешь ждать, уйдешь, исчезнешь, а я не хочу чтобы ты уходил! - Ее трясет, глаза наполняются горячей влагой, которую приходится удерживать, не моргая, задирая голову вверх.
У каждого она своя, мой милый. Но выражая это чувство иначе, непривычным для тебя способом, оно не становится менее ценным, искренним.
А великовозрастная девочка поднимается с пола, поправляет узел полотенца на груди и вдруг икает. Громко как, прикрывая ладонью губы. Затем еще раз и еще, теперь продолжая свое повествование через паузы на икоту, которую мужественно пытается сдерживать через сомкнутые губы:
- Я ведь даже... В ответ на твое признание не сказала то... Что ты ожидал услышать...  - она собралась, она стерла руками следы своей постыдной слабости не дав им вырваться наружу. Смотрит в зеркало на свое бледное испуганное лицо с набухающей областью на лбу, блестящую от масла кожу, спутанные мокрые волосы сеткой-паутинкой налипшие на шею, плечи, затем переводит взгляд на отражение мужчины. Красивого, спокойного, уверенного в себе и каждом своем поступке, что точно не знает какими бывают панические атаки. Интересно, он такую чокнутую пошлет после подобного? Конечно же икает, - И не потому что не чувствую... Ну, того же... Я просто... - зло стукнула себя в грудь кулачком, перевела руку на собственную шею и сильно сжала собственное горло, будто пытаясь задушить собственный стресс, глупость, панику, слова и, конечно же, икоту. - Я очень боюсь перемен, боюсь принимать такие важные решения и будущего, но... - вдох-выдох, поворачивается к Кайлу, но не может на него посмотреть. - Ты всегда со мной на работе, с твоей помощью я получила звание, мы живем вместе... Теперь еще и этот волшебный отпуск. Ты все отдаешь мне, всего себя, все что у тебя есть, а я...  - слишком много слов для нее, лишь беспомощно тянет руку, касаясь запястья, сжимая холодными пальцами, спускаясь к ладони и переплетая свои с его. - А я не могу без тебя уже. Панически боюсь тебя потерять.

+1

6

Небольшой номер размерами плюс-минус тридцать квадратов был подчистую заполнен хаотичными движениями Вики, когда та подолгу роется в чемодане в поисках аптечки, роняя на пол вещи и всякие тюбики из-под кремов. Мне остается только отмахиваться, говорить, что со мной все в порядке, царапина и на мне все заживает как на собаке. Еще несколько минут противостояния с Козерогом и я сдаюсь, признавая свое поражение и потирая ссадину чуть выше правого виска, что продолжала сочиться и неприятно пульсировать. Беспрекословно следую за девушкой в ванную комнату, где ей удается совладать с тюбиком йода. Чуть поморщив нос от прикосновений ее рук, которые бережно промывали рану, а затем от жгучей боли от раствора,  продолжаю внимательно слушать Вику,прекрасно понимая, что она пытается мне донести, вот только не может сказать прямо. "Мы же всего де недели как живем вместе" - утвердительный кивок, "мы знакомы-то три месяца", - еще один кивок, "так нельзя, это так не делается". Возможно, она и права и нужно следовать канонам, стандартам и общему стереотипному мышлению, но не стоит забывать, что я уже через все это проходил. И тогда все было правильно: купленное заранее кольцо с небольшим бриллиантом, букет цветов, правильные слова о чувствах. Нам обоим этого хотелось, мы целенаправленно шли к этой цели, проживая под одной крышей не две недели, как в случае с Викой. И да, скорее всего блондинка права, вот только я никогда не соглашусь с правилами, которые мне старательно пытаются навязать. Мы сами творим безумие, мы сами лепим свою жизнь и не всегда фундамент прокладываемый годами будет прочнее того, что сделался за пару недель. Все дело в материале, а не в сроке годности. Вике не хватает авантюризма и легкости, когда мне не хватает тормозов. И сейчас я изо всех сил пытаюсь сдержать себя в руках, чтобы не разбить это чертово зеркало к ебеням. Нацепив на лицо кривоватую улыбку стараюсь даже не моргать. Не сразу соображаю, что потерял из поля зрения Вику, отчаянно сползающую по стенке на пол и без умолку говорившей невпопад обо всем, что накипело; о том, что я и так прекрасно понимал.
Если бы мне предоставили возможность выбрать суперспособность, я бы точно выбрал силу, возвращающую время вспять. Отмотав до того момента, когда мы только вломились в номер, не отрываясь друг от друга. Уложи я девушку в постель, следуя правилам и нормам (сексом ведь принято заниматься исключительно в кровати), игнорируя заманчивый ветхий стол, не пришлось бы платить штраф за порчу имущества и за свои спонтанно вырванные слова, удалось бы избежать этого разговора и наконец-то заняться сексом. Мы были готовы к этому оба, а к чему-то более серьезному, как оказалось, готов только я. Одна рука запечатлена в руке Вики, а другой глажу ее по щеке, все так же улыбаясь. Утешитель из меня такой себе, особенно когда у самого внутри происходит извержение Агунга, - я хочу принять душ. И это все, что я смог ответить на красноречивый монолог? Браво, Дэвис. Мягко отпустив ладонь Вики, отхожу на шаг назад, упираясь в дверь. Голова раскалывается, руки как и все тело не поддаются контролю, - оставь меня. Девушка в недоумении, да я сам мало понимаю, что происходит вокруг. Вика не двинулась с места, тогда я чуть ли не криком повторяю ранее сказанную фразу и провожаю взглядом блондинку, которая буквально вылетела из ванной комнаты.
Прохладный душ успокаивает тело и нервы, приходится интенсивно пользоваться мочалкой, чтобы отмыть уже въевшееся масло и засохшие капельки крови в волосах. Мысленно улыбаюсь, обходя вокруг шрам на ноге, оставшийся в памяти прямой ассоциацией с первым днем нашего сотрудничества с Максвелл. Тогда все было просто, никто ни о чем не задумывался и даже предположить не мог как все обернется.
В номере ее не было и я наспех натягиваю первую попавшуюся рубашку, брюки, забираю с тумбочки сигареты и только остановившись у двери оборачиваюсь на балкон, через стекло которого встречаюсь взглядом с Викой, проклинающей меня и ненавидящей. Я не должен был срываться, но сейчас...мне нужно побыть одному, потому дернув за ручку двери спешу поскорее скрыться. Ломаный английский гестрелейшн никак не упрощал задачу, когда я пытался объяснить, чтобы мне предоставили счет за испорченный стол. В конце концов оставляю эту провальную идею выходя на улицу в поисках укромного места, иными словами удаляюсь в поиски места, где разрешено курить.
[float=left]http://s9.uploads.ru/6Ps8a.gif[/float] Расшатанное состояние стабилизировалось после первой же тяги. Я много раз старался бросить, пробовал разные методики: и уменьшал суточную дозу никотина и отказывался полностью от сигарет, но больше двух недель не продержался. Пришел к выводу, что не стоит отказываться от того, что делает твою жизнь интереснее, спокойнее. И под раздачу попал не только табак, но и алкоголь в том числе.
- Капрал Дэвис! Выпустив дым из легких, уставшим непонимающим взглядом скольжу по зеленым холмам в сторону до боли знакомого хрипловатого голоса. - Из тысячи городов и стран, при фактически нулевой возможности встретиться, мы находим друг друга именно здесь, сержант Тейлор, - спокойно и уравновешенно, даже чуть с интонацией проговариваю, одаривая знакомую ироничной ухмылкой. Еще секунд пять молчания и непрерывного зрительного контакта, как на лице Эбби появляется незамысловатая улыбка, еще секунда и окурок летит в неположенное место, а я ловлю напарницу в объятьях. Мы не виделись лет десять точно, обещания перекидываться письмами давно забыты, как и солдатские будни, но Эббигейл совсем не изменилась. Все такой же строгий взгляд и крепкие руки на моей шее, в которую она сопит тихим шепотом: - уже сержант-майор.
Много времени прошло, много воды утекло, а я тогда так и не решился признаться, насколько больно было сказать "прощай" девушке, которая в выборе между мной и службой стране выбрала второе. И она поступила правильно. Я бы вряд ли сделал ее настолько счастливой, сколько радости ей приносят погоны. -...а помнишь, как ты воровал еду у меня из тарелки! [float=right]http://s9.uploads.ru/bNcge.gif http://sg.uploads.ru/n9G4f.gif[/float] Улыбаюсь, как дурочек, не осознающий счастья, как будто впервые увидел Санта Клауса. Мы много вспоминаем о службе, об общих знакомых, многих из которых уже нет в живых. Эбби делится своей историей неудачного замужества, а на вопрос "как я здесь оказался?" отвечаю прямо и честно.
- Да, я видела сегодня утром тебя с девушкой. Красивая. Утвердительно киваю, горделиво задирая нос. А какому парню не будет приятно, когда о его девушке, особенно если это другая девушка говорит, что она красавица. - Помнишь мы договорились, что если до сорока не найдем кого-то, то женимся друг на друге? Незамедлительный укол локтем в бок, но девушка улыбается, - так вот сегодня я получил отказ на предложение меня в качестве супруга. Достаю очередную сигарету из пачки и предлагаю одну Тейлор, на что та отрицательно кивает, утверждая, что давно бросила. А я пожав плечами, откладываю ачку на парапет, о который уперся пятой точкой и подкуриваю.
- Твоя проблема в том, Кайл, что чем больше ты стараешься упросить, тем больше усложняешь, - я всегда считал Эбби самой умной и чуткой девушкой в мире, а с годами и прожитом опыте, она стала еще и мудрой. Сложно в наше время найти человека, которому не нужно ничего объяснять, потому что он и так все прекрасно понимает. - Не все такие, как ты. Тем более мы, бабы. Нам нужно время, понимаешь? Не требуй от нее невозможного. И как всегда сержант...майор права. Слишком эгоистично было с моей стороны просить незамедлительного ответа. В каждом фильме, будь то романтическая комедия или мелодрама, на заветный вопрос обычно поступает "я подумаю", но проходит день-два-неделя и если она действительно любит, то обязательно согласится. - Уж мне-то не знать, - Эбби счастливо улыбается и кивает в сторону приближающейся к нам девушки, а представив нас друг другу...целует ее так нежно, как она никогда не целовала меня. Я, конечно, не понимаю таких отношений, склоняясь к традиционным, однако какая разница с кем и где, когда человек счастлив, не так ли? Девушки весело смеясь, взявшись за руки, оставляют меня в одиночестве, а уже когда их силуэты практически утонули в балийской зелени: - с днем рождения, Дэвис! Эбби ничего не забывает.
Еще недолго околачивался возле нагретого места, переваривая весь разговор с Тейлор, начал ловить на себе подозрительные взгляды сотрудников отеля и наконец-то собрав волю в кулак, направился к номеру, где меня встречает комплимент от отеля в виде birthday-cake и хмурой блондинки. - Прости, что сорвался. Я не должен был повышать голос, - закрываю за собой дверь и медленно прохожу по комнате. Присев рядом с Викой своим привычным жестом запускаю руку в ее волосы, обхватывая пальцами тонкую шею. - Я не хотел так встречать юбилей, - уткнулся лбом в ее висок, - давай просто забудем все это, хорошо?
Пальцами другой руки касаюсь подбородка девушки и легко поворачиваю голову на себя. Мягкий поцелуй в знак примирения и признания своего поражения.

+1

7

Перед глазами все еще эта приклеенная улыбка и пустой взгляд, когда тебя слушают, но вообще не слышат; на щеке ментальным шрамом механическое, будто зацикленное прикосновение, а в ушах по-прежнему стоит его крик. Прижатая ко лбу бутылка минералки из мини-бара призвана снизить вероятность синяка на лице, но холод проникает в мозг, вымораживая все эмоции, покрывая их острым инеем. Кайл ожидаемо ушел, как бы не хотелось попросить остаться, наверное, чтобы еще раз услышать это «оставь меня», и казалось, что если бы не ограничение в виде острова, то ушел бы он навсегда. Максвелл долго стоит под душем, остервенело, до красных следов трет кожу, сжимает в пальцах волосы, не может заставить себя открыть глаза, уткнувшись лбом в светло-салатовую плитку. Икота почти прошла, лишь иногда горло схватывает спазмами судорог, от которых уже побаливает в районе груди; горячий воздух из фена пытается вымести из головы вату мыслей, коей она набита как резиновый мяч и кажется, что вот-вот лопнет, но как только взгляд зацепляется за обломки стола режим автопилота повторно отключается. Попытка вставить в расшатанные пазы покосившихся ножек обломки столешницы возымела успех, но плохо склеенное дерево треснуло четко на стыке, восстановлению не подлежит. Равно как и их отношения с Кайлом, которые сломались под грузом их непохожести, не_подходящности, да простите меня за это чудовищное слово.
Даже будь у нее суперспособность в виде чтения мыслей, ее бы это не спасло: Дэвис слишком внезапен, слишком хаотичен в своих поступках, все что произошло не являлось планом, произошло стихийно и непредсказуемо. А разве тебе сложно было ответить «да»? Ну серьезно, ну наступи ты себе на горло и слукавь перед ним, не порть ты ему праздник в конце-концов, честная ты ж правильная сука! Может после страстного секса в душе, принятого вместе, с продолжением на кровати, после чего, дождавшись, когда мужчина уснет, обессиленный перелетом и страстью, можно было бы тихонько прокрасться в ванную, закрыться, забить рот подушкой и орать в нее, глядя в одну точку и трясясь в молчаливой истерике.  С чего она решила что ей стоит пытаться объяснить, поделиться своими страхами, чувствами, открыться дабы быть понятой, в надежде быть понятой да попросить немного времени на осознание. На признание «я тебя люблю» есть только один верный ответ «я тебя тоже», а на предложение руки и сердца – да. Все, все остальные варианты ведут к катастрофе, в системе ценностей бунтаря и разрушителя запретов Кайла Дэвиса, иронично, но могут быть только «правильные» реакции и ответы. Разве это справедливо? Разве это честно?
Вика залезла в чемодан, извлекла оттуда свой рабочий ежедневник. открыла последнюю страницу и по-птичьи изогнув левую кисть с зажатой в ней ручкой стала быстро заполнять страницу своим детским неразборчивым почерком.
Самые простые вопросы-ответы, от результата ситуации к ее первопричинам, начиная с этой самой секунды в обратном порядке к тому, с чего все началось. Две колонки, погнали.

Почему тебе так плохо сейчас? - Я собственноручно разрушила самые счастливые отношения в своей жизни.
Как ты это сделала? - Очень испугалась и не смогла объясниться.
Что тебя так испугало? - Предложение руки и сердца от Кайла.
Почему? - Не знаю.

Нет, неправильно задан вопрос. В этой "игре" нельзя формулировать вопросы так, чтобы ответ был "не знаю", это как тупик в игре-лабиринте. Переделывай.

Ты боишься брака? - Наверное да.
Ты не хочешь замуж в принципе или замуж за Кайла? - В принципе... Но если и хочу, то только за Кайла.

О как. Вика рассеянно моргает, стирая остатки слез тыльной стороной ладони, с куда большим интересом погружаясь в игру подсознания на разлинованном листочке.

Тогда почему ты не сказала "да"? - Я не знаю.
Тебе плохо с ним? - Нет, я очень счастлива. Но все очень быстро происходит.
Ты в нем не уверена? - Он слишком импульсивный, порывистый, живет моментом, страстями. А вдруг его страсть переключится на кого-то еще?

Ответ не на поставленный вопрос, неправильно, ошибка, более того, система переходит в дневник-изложение, а это неверно. Зачеркивается написанное и выдох как пауза.

Это просто опыт прошлых неудачных отношений тормозит? - Получается да.
То есть ты просто боишься что он тебя бросит в тот момент, когда ты наконец раскроешься? - Да.
Значит он не убедил тебя в искренности своих намерений? - Я не знаю.
Он подставлялся под пулю, спасал твою репутацию, сам делает все шаги, ждет тебя и терпит. Этого мало? - Достаточно.
Тогда зачем тебе время? - Получается, что все в моей голове и только.
Почему ты не ответила на его признание тогда, в марте? - Я не знаю.
Ты его не любишь? - Люблю.
Так скажи ему хотя бы это!

Если и она плачет, по-детски обхватив колени руками, уткнувшись в них лицом, съежившись на полу как маленькая, будто прячется за кроватью, в ожидании наказания от строгих родителей за сломанную вещь. Сломала, я все сломала, прости меня, прости, пожалуйста, только не наказывай так, как можешь только ты. Истерика прерывается стуком в дверь, но это оказался сотрудник отеля, что убрал остатки стола и долго подозрительно смотрел на рыдающую Вику, явно складывая в голове простую и понятную картинку, почему мужчина может оставить ревущую женщину в погромленном номере. Оставленный на столе тортик-комплимент от отеля зациклил внимание на себе настолько, что из парализующей безысходности внезапно вывело, Максвелл резво поднялась, умылась в ванной, припудрила заплаканное лицо и густо подкрасила черным глаза, дабы скрыть признаки своих рыданий. План созрел мгновенно, в номер заказывается бутылка шампанского и два бокала, фрукты, шторы задергиваются, скрывая залитый вечерним солнцем номер от теплых лучей. Шорты и кофта летят в шкаф, на очереди запрятанный в дальний отдел чемодана сверток нового черного кружевного белья с чулками и пояском, черные туфли на шпильке,  а вот поверх светлый шелковый халатик. Резко наливает полный фужер пенистого напитка, выдыхает, и как водку залпом выпивает содержимое, морщась от пузырьков. Дает моментально, скулы наливаются краской и приходится даже чуть подышать на балконе.

За все стоящее в этой жизни надо бороться

Последняя запись, после которой, на другой странице, Вика начинает бездумно водить ручкой, рисуя сухое дерево.[float=right]https://i.ibb.co/zZ51fG7/tumblr-inline-o4i1a14tby1tk7hg6-500.gif[/float] Та же психотерапия, отпускаешь подсознание и успокаиваешься. Дэвис появился тихо, девушка даже не сразу откладывает тетрадь, а когда поднимает голову, то готова к чему угодно кроме слов извинений.
- Это ты меня прости, - шепчет перед тем, как потянуться к нему, прикрыть глаза и выронить дурацкий ежедневник на пол, да и хрен с ним. Рядом, он рядом и не мечет взглядом молнии, не пьян в дрова и не уничтожает все на своем пути не смотря на все то, что она делает. - Я тоже не так хотела провести этот день. Хотя мою идею с"якобы" забыванием о твоем празднике нарушил улыбчивый азиат с этим тортом, - с тусклой улыбкой кивает в сторону презента от отеля, а затем сильно сжимает ладонь Дэвиса в своей руке, почти до боли, выдыхает, собираясь с мыслями.
Поднимается с места, подходит к новому, принесенному заботливым отельером на смену сломанному, столику, наполняет оба бокала, чтобы вновь вернуться к Кайлу. Вот только вместо того, чтобы сесть рядом, она кивает на большое кресло с подлокотниками, показывая, куда надо переместиться мужчине почти привычным жестом ставит колени по обе стороны его бедер и устраивается верхом. - С днем рождения, Кайл. У меня есть несколько подарков для тебя, но прежде, чем я начну их дарить, - более чем двусмысленное вжимание распахнутыми бедрами в пах мужчины и игривый шлепок по шустрой ладони, что уже пошла изучать крепление ремешка. - Прости меня за то что я так тяжело иду на контакт. Мое молчание и паника вызваны  не отмороженными сибирскими корнями, а лишь тем, что я тоже люблю тебя,- и все-таки поднимает голову, все-таки смотрит в огромные голубые глаза, чуть расширившиеся в удивлении, кивает, сглатывает и повторяет громче. - Я люблю тебя, Кайл Дэвис. Очень. Так сильно, что меня это даже пугает немного. И потому я творю глупости. Но я хочу исправиться, - дзиньк тонкого стекла, Максвелл делает невозможное и залпом осушает почти половину фужера, отставляет бокалы в сторону и медленно вытягивает ремешок халата из узелка, резкое движение - и одно запястье Дэвиса не то чтобы крепко, но привязано к подлокотнику, - Тшшшш, все хорошо, сержант, - горячим шепотом прямо в приоткрытые губы напротив, не давая себя поцеловать и чуть отклоняясь с улыбкой. Перехватывает жадную руку, что тянется к себе, а лента из волос, которой они были перетянуты, стягивает вторую руку, даже бантик игривый завязала сверху. - Доверься своей напарнице.
Поднявшись, Вика медленно ведет плечами, сбрасывая с них тонкую ткань, демонстрируя дизайнерское кружево во всей красе, - С днем рождения, тебяяя, -[float=right]https://i.ibb.co/8X5Mwzh/tumblr-pq084g-Feo-G1y9cr6yo10-250.gif[/float] чуть напевая, шепотом, приглушает освещение до небольшой настольной лампы, плавно двигается, показывая себя, проводя ладонями по груди и талии вниз, к бедрам, разворачивается спиной и медленно прогибается, демонстрируя растяжку, игриво подмигивая вниз головой. Резко выпрямилась, обернулась через плечо и смачно шлепнула себя с приглушенным стоном, - тебе же именно это хотелось сделать в первые минуты нашего знакомства, да, сержант? - Еще шлепок, еще один стон, несколько шагов и маленькая ножка наступает на край кресла, в опасной близости от паха меж разведенных коленей. [float=left]https://i.ibb.co/crjjPq9/tumblr-pq084g-Feo-G1y9cr6yo9-250.gif[/float]Пальцы скользят снизу вверх, от щиколотки к бедру, переключаются на пуговицы рубашки, ловко расправляясь с оными до конца и резво тянутся в стороны. Слишком легкий поцелуй, дразнящий, зарывается пальцами в волосы и держит, приближаясь близко, но недостаточно, чтобы дотянуться губами, зато ощущать жар кожи и аромат парфюма. Вновь развернулась, присела и прижалась задницей к твердому горячему члену, потираясь об оный через слои тканей. Тряхнув головой и обдав облаком волос, резко разворачивается и жестко цепляет его за подбородок, но мягко и нежно касается пальцами губ, проникая меж оными, смачивая их, пока другой тянется к фужеру и делает последние глотки "лекарства для храбрости". Влажные пальцы медленно скользя по собственной шее вниз, к лифу, сильно сжимают грудь, поигрывая с сосками через ткань, срывая учащенное дыхание, потом она упирается правой в спинку кресла Кайл, наклоняется, пока левой скользит ниже, давая ему видеть как прокрадывается под резинку трусиков. - Хочу, чтобы это были твои пальцы, - и улыбается, начиная себя ласкать, запрокидывая голову и рассыпая по плечам волосы. Тихий стон, еще один, ей приходится упираться в едва не подпрыгивающее кресло под возбужденным мужчиной, которому она стонет так близко и опять же. не дает дотянуться даже поцеловать себя, возбуждаясь до предела от его расширенных зрачков, дикого взгляда, полного похоти и страсти, невозможности дотянуться. Мягкий поцелуй в ссадину на лбу, Вика перестает себя ласкать, но зато дает ему попробовать собственный вкус, касаясь приоткрытых губ, [float=right]https://i.ibb.co/DDtwVkn/tumblr-pq084g-Feo-G1y9cr6yo1-250.gif[/float]пока второй поглаживая грудь мужчины, вжимаясь ногтями, царапаясь, приближается к уху и шепчет. - Помнишь свои желания в бассейне? - Свободная ладонь расстегивает пуговицу брюк, тянет молнию вниз, - Ты же хорошо себя вел.
Теперь ее черед покрывать жадными поцелуями его шею, оставляя яркие пятна засосов, спускаться ниже и опуститься на колени перед ним. Приспуская с его бедер брюки и белье до голеней, Вика с нескрываемой жадностью рассматривает стоящий перед ней член, хищно облизывает губы и поднимает потемневший от желания взгляд снизу вверх. - Этого же ты тоже хотел тогда, в наше первое дежурство? - Приоткрывая рот медленно, самым кончиком касается большой гладкой головки, издевательски легко очерчивает напряженные венки, затем чуть-чуть губами, легкими поцелуями по твердому стволу, не прикасаясь к нему руками, одним лишь ртом. - Хочешь? Прикажи мне... - И только получив утвердительный ответ, только дождавшись почти что требования, скромница-умница Максвелл мягко взяла его головку в рот и стала посасывать, помогая себе языком, погружая все глубже и глубже, сильно сжимая губы. заглатывая сильнее и чаще двигая головой. Сама уже на взводе, возбуждена до такого, что тронь ее - взорвется, никогда с таким упоением и желанием ей не хотелось орально ублажить мужчину, никогда она не получала такого кайфа от тихих вздохов и стонов. Лишь погрузив на всю длину и медленно вытаскивая полностью, она тяжело дышит, облизывается и поднимает сумасшедший взгляд. - Кажется, чего-то не хватает... - жарко так что начала размазываться тушь,тихо и низко, Вика вновь возвращается к глубокому минету, наращивая темп и силу, а сама все-таки дергает бантик одной из связывающих ленточек.

+1

8

Не вру, когда говорю, что не люблю этот день, потому что он ничем не отличается от третьего и пятого апреля, кроме плюс одного года к прожитому. И пожалуй соглашусь с тем, что в некотором роде каждый день - день рождения. Мы просыпаемся утром, все свежо и ново, и главное, что этот новый день приносит что-то важное. Кое-кого важного принес мне другой день и символично, что именно четвертого числа морозного января. Ровно три месяца назад Вика вошла в дверь моего кабинета и начала перестановку не только внутри помещения двадцать на десять, доставая из пыльных картонных коробок свои личные вещи, устраивая на пустующем столе оранжерею и/или детский книжный магазин, а и в моей голове, сердце, перевернула все вверх ногами, в моей жизни заняла главенствующую позицию. Уже точно не помню, в какой момент я начал ловить себя на мысли, что мне не хватает этой девушки по утрам, вечерам и даже в обеденный перерыв. Вика стала моим стимулом меняться в лучшую сторону, пересмотреть устои, коих раньше придерживался. Детектив, мать ее, Максвелл вывернула меня наизнанку, заставила обнажить душу своим чистосердечным молчанием, пока я долго сопротивлялся чувствам, что застали меня врасплох. Не ожидал, не предвидел, отдавался работе и мимолетному сексу. Тогда как, скажите мне, ее зубная щетка уже спустя пару месяцев стояла рядом с моей в стаканчике?
Пальцем неаккуратно провожу по толстому слою крема, нарушая нарисованные буквы моего имени глазурью. - Не дурно, - облизав измазанный палец, наблюдаю как девушка неумело наливает шампанское по бокалам, оставляя наверну большой слой пенки. Мимолетная улыбка слетает с лица, когда взгляд прикован к ее стройным ножкам на высоких каблуках. Она снова выше, но это не мешает обнять ее сзади за талию, уложить подбородок на плечо, а самому шепотом говорить о том, что думается_чувствуется.
- Я никогда не чувствовал ничего подобного, для меня тоже все в новинку, - откинув пышные светлые пряди на одно плечо, едва касаюсь ее шеи, чувствуя под губами дрожь ее тела, - если ты не готова взять мою фамилию, - черт, не так, - если есть правда в словах, придуманных каким-то известным ублюдком, что в отношениях один любит, а другой позволяет, - останавливаясь точечными поцелуями на ее шее после каждого знака препинания, делая тон максимально приглушенным, - так позволь мне. Вика  этот раз решила промолчать, но обернулась ко мне, прихватив полные игристого бокалы. Кивает на кресло, заставляя меня смутиться. Вот именно сейчас я готов говорить на серьезные темы, когда более-менее спокоен и настроен на диалог, а она ехидно улыбается, вручая стекляшку с ненавистным напитком. Я покорно следую ее зрительной инструкции, отставляя бокал на рядом стоящий новый стол.
- Что ты... - творишь я хотел сказать, но все внимание приковано к ее ногам, удачно устроившихся по обе стороны моих бедер, благо ширина кресла позволяла проводить множество манипуляций на нем. А мои руки уже вовсю распустились, получив ответный легкий шлепок по ладони и я тут же поднимаю их кверху, будто сдаюсь на милость детективу, а вместе с руками поднимаю на нее вопросительный взгляд. ...я тоже люблю тебя, - говорит тихо Вика, повторяя громче эти слова. Неоднозначные чувства внутри: радость, обвитая тугим узлом горечью сомнений. Мое давление на Максвелл или же она действительно решилась открыться? Не могу об этом думать, когда ее руки творят то, над чем я теряю контроль. И вот я привязан не тугими бантиками по обе ручки кресла, дергая кистями, чтобы проверить на прочность, но блондинка успокаивает, нашептывая слова, смысл которых не удастся разобрать, потому что сознание отключается полностью, когда вижу ее в шикарном комплекте белья. Ее изящные движения походили на танец, под который не нужна музыка. Для одного зрителя, все это для меня. Вика не забыла, она готовила лучший подарок, на который я только мог рассчитывать.
- тебе же именно это хотелось сделать в первые минуты нашего знакомства, да, сержант? Неприятно скрипнув зубами, приоткрываю рот от наслаждения. Дыхание глубокое, но прерывистое, член твердеет с каждым новым трением. Приходится облизывать пересохшие губы, но не сметь моргать, чтобы не упустить чего-то важного. Невозможность касаться ее возбуждает еще больше. Когда она пальчикам проникает под тонкое кружево, лаская себя, постанывая, говоря при этом вещи, что сводят с ума и я уже готов нарушить правила игры и сорвать чертовы ленты. - Ты нарываешься, детектив, - не зло, но не без ухмылки, сквозь тяжелое дыхание, удается сказать совсем неважную и очевидную фразу. Но меня тут же затыкают влажным, сладким пальчиком. А потом девушка спускается ниже жаркими поцелуями, ловко управляясь с пуговицей и молнией на брюках. Еще ниже, устраиваясь на колени меж моих ног. Горящий от желания член выпрыгивает из трусов, который не остается без пристального внимания девушки. Одно ее горячее дыхание в пах заставляет опрокинуть голову назад и молча просить, умолять ее поскорее взять в рот. Легкое касание кончиком языка по головке срывает мой хриплый стон и я чуть наклоняю голову, чтобы видеть ее. Видеть, с каким желанием она хочет того же, чего и я. Черт возьми, главное, чтобы дверь была закрыта!
- Хочешь? Прикажи мне...
А мне все больше нравится эта игра, потому что я либо доминирую в постели, либо сексом не занимаюсь совсем.
- Возьми в рот, - напряжение в шее не позволяет говорить мягким тоном, даже зубы не разомкнув, что выходит действительно приказом. Как будто знала, как мне нравится, как будто мы с ней обсуждали это не единожды в теории, прежде чем перейти к практике. Ее пухлые губы мокро скользят по всей длине, набирая темп и глубину, почти что до основания. С каждым мучающим движением, я дышу глубже. Главное не затаить дыхание! Не сейчас! Я не должен...Девушка прерывается, когда головка затвердела, а вены начали судорожно пульсировать. Одна рука свободна и я успеваю перехватить у основания, сильнее сжать член, а другой рукой сжав волосы на блондинистом затылке, откинуть ее голову. - Тшшш, не торопись, - тяжело выдыхаю с улыбкой на лице, - нам же некуда спешить, правда?
Освободив второе запястье, отпускаю член и сразу же перехватываю подбородок Вики, поднимая ее взгляд на себя и глазами командуя "дай ему передохнуть". Большой палец скользит по ее нижней губе, проникая внутрь. С диким желанием наблюдаю как она увлеченно посасывает его, запуская одну ручку в трусики. Ты меня сводишь с ума, детектив Максвелл.
Не останавливая девушку, перехватываю свободной рукой ствол и плавно, сменяя движения, извлекаю палец изо рта, проводя головкой по мокрым губам. Поглаживая щеку, позволяю девушке принять его, медленно впустить, скользя по языку и тут же отнять. Игра набирает обороты, когда зарываюсь рукой в ее гриву, полностью руковожу процессом, а другой медленными движениями натягиваю кожу, надрачивая прямо в рот. Быстрее, еще чуть быстрее, чтобы полностью вошел, а когда оказываюсь в зоне опасности, отрываю ее от себя и поднимаюсь на ноги. Ватные и дорожащие от удовольствия, кажется еще секунда и свалюсь на пол. Смотреть на нее внизу вверх, ловить ее хищный взгляд и соблазнительный прикус нижней покрасневшей губы; направить стоящий колом член в рот, рукой придерживая, поглаживая ее голову; медленно трахать, ритмично двигая бедрами, толкаясь глубже и задерживаясь внутри, что ей не хватает дыхания. А затем резко выйти и потянуть за руки, которые для удобства упирались в таз. Подхватить хрупкую Вику на лету и не отпуская рук, повалить на себя, когда сам падаю на кровать, стоявшую всего в пару метрах от нас. Резкий разворот и девушка оказывается подо мной, моими внушительными ласками. Впиваюсь жадно в губы, целую ее лицо, мокрыми поцелуями скольжу по шее. Одной рукой ловко справляюсь с бюстгальтером, главным препятствием, мешающим поскорее добраться языком до острых сосков на небольшой груди. Кое-как стягиваю ногами висевшие на щиколотках брюки и трусы, откидывая их на пол, туда же отправляю расстегнутую рубашку. Оставив одну руку на груди, пальцами играясь с соском, выстраиваясь дорожкой поцелуев по животу, чтобы устроиться головой меж ее разведенных бедер, двигающихся в такт моим прикосновениям. Попытка стянуть зубами трусики и столкнуться с проблемой в виде красивого пояса, что так мешал добраться до заветного. Пару секунд понадобилось, чтобы оставить девушку в одних чулках. Влажный,аккуратный поцелуй между открывшимися ножками. Круговыми движениями играясь с набухшим клитором, одним пальцем проникая внутрь. Двигая языком ритмичнее вверх вниз, проникая им вслед за пальцем и вновь возвращаясь поцелуями к бугорку, пока сильно не застонет и не схватит за волосы, пытаясь оторвать от процесса. Облизав губы в ее соку, так же резко, как навалился, переворачиваю девушку. Когда она уперлась локтями и подставила задницу, игриво потираясь о член, еще недолго играю, скользя головкой по промежности. Аккуратными, поступающими толчками, реагируя на каждое "больно", замедляясь и вновь набирая темп, когда девушка привыкнет. Одной рукой сжимая задницу, другой поглаживая выгнутую спинку, толкаюсь глубже, жестче, сильнее. Сам срываясь на рык и приглушенные стоны. Меняя позы, как нам вздумается, но в конце, когда оба уставшие, изнеможденные, мокрые...- я хочу видеть твое лицо.
Уже плавно и аккуратно вхожу, когда Вика снова оказывается под моим весом, когда она мертвой хваткой цепляется в меня ногами, а я тяжело дышу ей в шею, обнимая ладонью лицо девушки. Быстрее, быстрее, быстрее. Последняя секунда и мокрый член оказывается на животе Вики. Не нужна даже помощь руки, чтобы излить все до последней капли и чуть ли не матерясь кричать на каждую волну мощного оргазма.
- Это пиздец, - прерывистое дыхание мешает говорить внятно, так что я просто заваливаюсь рядом с девушкой и пару минут мы лежим молча, переводя дух. Собравшись с мыслями на сколько это возможно, быстрым шагом направляюсь к ванной, чтобы взять одно из полотенец и вернувшись в комнату, отдаю его Вике. Молчание тянется целую вечность, но я с интересом и глуповатой улыбкой смотрю, как девушка оттирает остатки стыда с живота, а после мостится ко мне на плечо.
- С днем рождения, Дэвис, - крепче прижимаю Вику, - это лучший подарок, - хитро улыбнувшись снова целую девушку в губы. Поцелуй мягкий, не жадный, когда только крепко касаешься губами.
- Ты моя. Моя, слышишь? Я тебя никому не отдам и тебе не позволю уйти.
И в какой позе мы заснули, так же проснулись. Хотя, кажется, я еще крепче сжимал руку Вики у себя на груди. Чтобы не сбежала. Потому что именно это мне только что и снилось. Дурацкие сны, не несущие никакой смысловой нагрузки, однако после некоторых грузишься так, что не дай Бог. Стараясь как можно аккуратнее, чтобы не разбудить спящую Вику, выбираюсь из помятой постели. Кстати, нужно будет попросить заменить простынь.
Вода, бьющаяся слабым напором из душа, хоть и прохладная, но на разгоряченной коже от солнца и страстного секса, кажется адски горячей. Интересно, который час? Я даже не удосужился посмотреть на часы или хотя бы глянуть за плотные шторы, опустилась ли ночь ли мы поспали всего-то минут пятнадцать. Но вряд ли мы куда-то сегодня пойдем. Только плотный ужин, какой-то глупый сериал по ноутбуку, именно то, чего нам обоим не хватало в НЙ.
- Доброе утро, любимая, - улыбаюсь потягивающейся Вике, которая успела запрятаться под простынь. Такое типичное для нее поведение. - Беги в душ, я пока закажу еды. Правильно ли то, что блондинка положилась на мой кус, не знаю. Но я точно знаю, что она предпочитает морепродукты мясу. К сожалению (ли к счастью) не могу того же сказать про себя. Дикая непереносимость любой морской живности в принципе никак не повлияла на мою жизнь. Звонком на рецепцию уже, вероятно, пугаю всех сотрудников отеля, однако заказ звучит следующим образом: салат из морепродуктов, стейк из лосося и овощи гриль, пакет апельсинового сока, а для себя выбираю шашлык из баранины, легкий овощной салат и ах да, свежее постельное белье. Пока все несут, успеваю наспех одеться и даже покурить, поднять с пола блокнот и отложить его на полку, даже найти фильм. Сегодня по программе Марвел. Ненавижу комиксы, не смотрел ни одного фильма, но чего не сделаешь ради любимого челове...
Телефон Вики, лежащий на полке активно вибрировал уже не в первый раз. Любопытство фраера погубит, но я только лишь перевернул экраном вверх и увидел "Майкл Вега". КАКОГО ХУЯ?! Самого сообщения видно не было в отличие от моего неконтролируемого гнева и очередной вспышки ревности, с которыми мне обычно помогал справится никотин и алкоголь. Сейчас я прибегаю к первому варианту. Я не знаю, о чем они общаются, зачем они общаются и если честно, знать не хочу. Но должен. Обязательно должен все прояснить. Это лучше, чем я буду долгое время грызть себя сомнениями в человеке, которого выбрал сам.
- Тебе там какие-то сообщения приходили, - как бы между прочим бросаю, закрывая за собой балконную дверь. Девушка, сушившая волосы полотенцем, сразу же бросилась к смартфону, а я стараюсь равнодушно реагировать.
- Кто пишет?

Отредактировано Kyle Davis (07.07.2019 00:10:20)

+1

9

Если она сдерживала их обоих для того, чтобы сейчас это произошло таким взрывом, с такой страстью, жадностью и откровенностью, граничащей с откровенным развратом, то оно того явно стоило. Вика не узнает себя, пеняет на шампанское, на пережитый стресс, на тропический воздух райского острова, но виновата во всем эта бешеная синева блестящих глаз, поминутно прикрываемых веками. После его "разрешения" будто сорвало чеку, она вся превратилась в один сплошной инстинкт. Максимально расслабляя горло, с большим трудом, но еще большим старанием погружая в рот его немаленьких размеров член, прикрывая глаза от наслаждения, вслушиваясь в учащенное дыхание, едва сдерживаемые стоны, была удивлена, да даже несколько расстроена, что ее оторвали от этого занятия. Вика облизывает губы, поднимает голову и тянется наверх за поцелуем, слишком соскучилась по его мягким, горячим, любимым губам, которые он сейчас не может облизать, что пересохли и так манят, но целовать опять не дают. [float=right]https://i.ibb.co/PNLXxWk/2.gif[/float]Вместо этого палец, вместо этого полный желания взгляд, вместо этого поласкать саму себя чуть похрипывая, шире расставляя колени и прогибаясь в спине для удобства. Зато крепкая пятерня зарывается в волосы, направляет и позволяет продолжить, поощрительно поглаживая по голову, подталкивая в нужном ритме, а Максвелл вся растворяется в покорности, сжимая губы то сильнее, то расслабляя горло, а затем и вовсе, когда Дэвис встает над ней, окончательно теряет голову. Снизу вверх, похотливо улыбаясь, облизывая влажные губы, поглаживая его твердые бедра, упругую задницы, поднимаясь вверх к пояснице и по бокам на живот, ладонями вверх к груди, снова в низ, к пупку и паху. Едва успев чуть прикусить выступающую тазовую кость, ее вновь направляют к члену и здесь уже от нее ничего не зависело: только максимально широко открыть рот, только упереться в него руками, только дышать, жадно ловить воздух ртом, носом, жмурить слезящиеся глаза, позволяя проталкиваться в тесное горячее горло, хрипеть, чуть постанывать и обожать, обожать, обожать Кайла в эту секунду и все последующие... Рывок, резкая смена позиции - все растворилось в ощущении саднящих колен, громкого частого дыхания в попытке после такого дикого секса, размазанных потеков туши на лице, дикого возбуждения что аж бедра страшно сжать.[float=left]https://i.ibb.co/NKpsGrF/1.gif[/float] Горизонталь, долгожданный жадный поцелуй, в котором растворяешься, отдаешься на съедение и кусаешь в ответ, а потом все сметает жадная, нетерпеливая ласка, достигшая цели чуть ниже лобка. Всего несколько точных движений и девушка извивается как змея, не успевает даже удивиться этому желанию Кайла, а уже стонет в голос, уже срывает дыхание, уже прогибается, едва на голову не пытаясь встать, сильно сжимает пальцы одной руки в волосах, когда второй зажимает собственный  широко открытый рот, задерживает дыхание... Чуть-чуть не хватило, блядь!
- Кайл! - и все в этом жалобном стоне, вся мольба о разрядке, требование как можно скорее взять ее, едва успевает стереть тыльной стороной ладони с лица пот и непроизвольные слезы. А он вертит ее как куклу, ставит так как хочет, медлит, заставляя дрожать от нетерпения, а когда наконец-то толкается, то почти кричать от долгожданной боли, долгожданного ощущения наполненности, сдавленно просить медленней, но почти сразу вслед за парой уверенный толчков забиться в оргазме, почти воя себе в руку в попытке звучать тише. И ведь Кайл ее не отпустил, у него выдержка бешеная. И снова и снова, то выпрямляя ее за накрученные на кулак волосы, прижимая к себе спиной да взгрызаясь в шею, то усаживая сверху, позволяя резво скакать на нем, упираясь ладонями в его мокрые от пота сильные плечи; то опять меняя положение и закидывая затянутые в тонкий капрон чулок ноги на шею и продолжая втрахивать в матрас, выбивая откровенные стоны с каждым сильным размашистым толчком. - ... я люблю тебя...люблю... - шепчет уже когда под ним, уже когда еще все тело сладко дрожит от третьего оргазма, когда вцепилась руками и ногами, когда наконец-то может целовать его либо, мокрый лоб, когда может шептать признания, заглушаемые скрипом кровати, ритмичным скольжением скомканных простыней по матрасу, характерным влажным звуком. Продолжать повторять это через рассинхрон дыхания после, когда Кайл уже лежит рядом, прокручивая в голове воспоминания его сдвинутых до напряженный морщинки бровей, сжатые в  оскале зубы, чуть хищное выражение лица в момент, когда и его накрыло волной, такой же громкой и раздирающей. И этот неповторимый гортанный звук, что он издает когда кончает...
- С днем рождения, Кайл, - вторит осипшим от стонов шепотом, сглатывает, ощущая болезненно-приятное еле удерживая закрывающиеся от усталости веки открытыми. И тянется к нему всем телом, губами в губы, взгляда оторвать не может от его завораживающих светлых глаз, что излучают столько тепла. - Я слишком долго звала тебя по фамилии и званию. Кайл. Мой Кайл, - скользящий поцелуй в подбородок, что уже чуть-чуть начинал приятно покалывать пробивающейся щетиной, ладонь в ладонь вложить, сжать пальцы крепко. - И это не все подарки. Я чуть... Потом, ладно?
Она слышит, смотрит так серьезно и долго, а потом кивает, одними губами складывая "твоя", принимая это, нарекаясь его, а его считая своим, с этого дня и до конца своих дней.
Просыпается не сразу, голова гудит, очень хочется пить, чешутся от размазанной косметики щеки, девушка тяжело отрывает голову от подушки и всматривается в интерьер, запоздало вспоминая, что вовсе не в Нью Йорке, а еще позже - что давно живет не одна. Так вот откуда это щемящее чувство покинутости. Человек слишком быстро привыкает быть не один, но Вика и не одна больше - машинально запахнувшись в простынь, выкарабкивается из плена мягкой, сладко пахнущей недавним безумием постели, навстречу своему солнцу.
- Привет, - отлепи ее теперь от себя, попробуй, сержант. Шкатулка открылась, всю сдерживаемую так долго нежность выплескивает волнами, она стремится поделиться оной, отдать всю без остатка. Медленные поцелуи улыбчивого лица, мягких губ и щек, стискивать одной рукой в крепком объятии, придерживая сползающую с изгибов тела простынь, вновь наполняя легкие приятным запахом свежей после душа кожи напарника. - Я уже соскучилась, - бодается легко, как кошка, не может отстраниться, перестать рассматривать его, не в силах насмотреться на него, легко улыбаясь без стеснения и робости. – Ты мне снился. Такой сон странный, сейчас из душа выйду расскажу.
В душе произошло странное. Уже выключив воду и переступив акриловый бортик душевой кабины, у Вики резко закружилась голова, что пришлось даже хвататься за стену. Вместе с ней подступила тошнота, неприятно поднялась по пищеводу, судорогами прошлась по желудку, но все-таки содержимое оного удалось удержать. Максвелл долго умывается прохладной водой, смотрит на свое бледно-зеленое лицо в зеркале и глубоко дышит, справляясь с непонятным приступом. Ну что, секси-львица, учись быть раскованной без алкоголя, вон уже реакции дикие какие. Но если честно, она не ожидала от самой себя такой страсти, откровенности, да что там, разврата. Может тошнота эта – Боженькино наказание за 4 смены поз, саднящее горло и с трудом сдвигаемые сейчас ноги с едва заметной синевой на коленях?
- Ты же не пил шампанское? Оно какое-то странное, - Вика промакивает намокшие кончики волос полотенцем, взбивая пальцами гриву у головы, придавая подобие объема, - либо я совсем перестала воспринимать алкоголь. - На обеспокоенный/странный взгляд мужчины скорчила гримаску и закатила глаза на побледневшем лице, - голова закружилась сильно, чуть подташнивает. Может местная кухня или акклиматизация? В любом случае, я, наверное, откажусь от ужина. А, ты уже заказал?
- Тебе там какие-то сообщения приходили - Максвелл откладывает мокрое полотенце на спинку того_самого_кресла, хитро улыбнувшись нахлынувшим воспоминаниям, и берет в руки смартфон. Брови удивленно ползут вверх, а после сходятся к переносице, затем следует тяжелый выдох и девушка закрывает глаза.
- Это Майкл, - внучка российской интеллигенции трет пальцами переносицу, кидает смартфон на кровать, а потом закрывает лицо ладонями. Вдох-выдох, она действительно не заметила той тучи, что сейчас нависла над головой светлого лика любимого,[float=right]https://i.ibb.co/2W0pzHY/3.png[/float] - ты только не нервничай, - отличное начало, вот теперь он точно спокоен как Сфинкс египетский, ага. Еще один выдох, блондинка завязывает бантик на халате и ложится на постель на живот, подминая под себя одну из подушек. Смотрит на замершего мужчину, чуть улыбается и тянет к нему ладошку, - иди ко мне. Только оставь балкон открытым, духота, - ох уж этот азиатский климат.
Когда Кайл устраивается рядом, Вика переползает головой ему на колени и поднимает смартфон так, чтобы он тоже видел экран.
- У меня нет от тебя секретов. Я не общаюсь с ним, это он пишет, хоть я и неоднократно просила не беспокоить меня. Последнее сообщение было о том, что он хочет завезти мне мою доску для серфинга, на что я дала твой адрес и телефон, оповестив, что мы живем вместе и я не желаю с ним видеться. С тех пор шлет фотографии, - пальцем скроля изображения, останавливается на первой, - это мы с ним после разгона анти-трамповских демонстраций, если помнишь, у меня еще в кабинете такая в рамке стояла. А это в парке аттракционов. Какой-то из редких выходных, купили огромные рожки с мороженым, а он уронил его на мою новую блузку, - на селфи улыбающаяся рожа испанца и дико кислая мина на лице Вики с влажной салфеткой в пальцах. - Это в офисе, в старом кабинете, у меня в руках еще совсем маленькая Молли, а Вега закрывает глаза ладонью не потому что дебил, хотя и это тоже, а потому что так он изображает судью Дредда. Ты не знаешь, а этот персонаж в шлеме таком ходит, закрытом, - уронив гаджет на грудь, блондинка поднимает глаза и смотрит на Дэвиса, затем поднимает ладонь и касается его подбородка, переводя ласку на щеку. - У нас никогда ничего не было, родной, - ого, Вика знает ласковые слова? Кажется, сама смутилась, даже чуть порозовела, едва заметно улыбаясь, - мне просто горько осознавать что человек, которого я два года считала лучшим другом, братом, которого у меня никогда не было, оказался таким мудаком. Никогда не думала что у него могли быть виды на меня. Наверное я совсем не разбираюсь в людях, да? - снова вибрация, Вика недовольно отрывается и поднимает экран. Хмурится, затем показывает гаджет Кайлу с текстом

Майкл Вега:
Ладно, в департаменте все гудят что вы оба на Бали, не буду мешать. Однако, когда приедете, я обязательно привезу твою доску. И небольшой презент для Дэвиса. Отдыхайте.

- О чем он? - Максвелл садится рядом, хмурится, всматривается в такое же озадаченное лицо Кайла. - Хотя не важно, я не собираюсь отвечать, пусть делает что хочет. Самое главное другое: ты мне веришь?  - сглотнула, а потом вновь в любимом жесте прижалась своим лбом к его, максимально сокращая дистанцию, но при этом неотрывно глядя в любимые светлые глаза, - Кайл, я хочу быть с тобой. Мы познакомились, будучи несвободными, у нас обоих было прошлое, но если ты не будешь мне верить, у нас ничего не выйдет. Чтобы ни случилось, кто бы что не говорил, не доказывал, я всегда буду верить только тебе, всегда буду на твоей стороне. А ты? 
Их мягкий диалог и нежности прерывает стук в дверь - заказ ужина в номер, аппетитные блюда на столе, но Вика лишь морщится и наливает себе стакан сока, предлагая Дэвису начать без нее, а она в процессе может и подтянется. Зато сейчас она может нежиться на огромной мятой постели, ласково массировать ступнями бедро Кайла, сидящего с тарелкой на кровати, попивать вкусный сок и улыбаться, развлекая его разговорами:
- А помнишь как все начиналось? Наш 444 кабинет, мое бодрое "Здрасте, я Вика Максвелл и я к Вам!"? - даже перекатилась колбаской по постели, вновь ложась на живот и поджимая ноги, по-дестки непосредственно улыбаясь и болтая ногами, - я так волновалась. Про тебя ходила чудовищная слава, но я даже не догадывалась что меня ждет. Важный такой, сексисткие фразочки бросает, шлет меня работать стюардессой, а уж когда ты стал швырять мои комиксы, а затем меня схватил, заломал, к себе прижал, а я у тебя стояк почувствовала, - смеется, даже за губу себя кусая, - я вообще в шоке была! Убить тебя была готова, честное слово, - еще один глоток сока из стакана, затем отставляет его на тумбочку и подползает ближе к ужинающему копу, прислоняясь к его плечу. - А первое дежурство помнишь? Там в машине. Что ты со мной вытворял, как я тебя ненавидела в тот момент и одновременно с этим как ты меня завел, - жмурится как большая довольная кошка, устраивает подбородок на его плече, а рукой поглаживает волосы Дэвиса, зарываясь пятерней и мягко массируя затылок, - все же с этого жеста началось. Как ты догадался что я от этого млею? - Пахнет и правда вкусно, Вика ненадолго отвлекается рассматривая и порцию Кайла и свою. Морепродукты... - У тебя же аллергия, а ты заказал мне?... - даже сжалось что-то внутри от умиления, но позволть себе так мучать своего молодого человека Вика не могла, а потом смело отодвинула тарелки на край стола, - нет, гады морские отныне враги. Лучше дай попробовать мясо. Ну, не жадничай! - опять улыбается, открывает рот как галчонок с его вилки пробует кусочек мяса, задумчиво жует и кивает, - одобряю. Ешь.
Уже к моменту, когда Кайл закончил, Вика пьет второй бокал сока и чуть приходит в себя после пережитых неприятных ощущений.
- Да.... Ты нашел ко мне подход. Знаешь что меня поразило больше всего? Твоя уверенность в себе, напор, граничащий с наглостью, но вместе с тем нежность и забота. Никогда не забуду как ты оставил меня в машине, а сам словил нож в бедро, - тонкие пальцы безошибочно находят на ощупь вмятину от шрама на ноге Кайла, - ты защищал меня с самого начала и не потому, что хотел трахнуть, а потому что в этом весь ты. Твоя сущность, - взгляд серых глаз становится серьезным, после выдоха разговорившаяся Вика продолжает, - ты обижал меня, унижал, иногда делал больно, травил и издевался, но никогда никого ко мне не подпускал, оберегал от всех внешних напастей и бед. Я ненавидела тебя, почти плакала после смен от отчаяния, но больше всего на свете хотела, чтобы ты начал меня уважать, чтобы ты ценил меня как копа, как напарника, чтобы был уверен, что твоя спина прикрыта и больше не получал шрамов из-за меня. После того как тебя зашили и ты уснул на моем плече, Кайл, я, - сжимает его ладонь в пальцах, подносит к лицу и шепчет уже в нее, - я поклялась, что сделаю все, чтобы ты больше не рисковал своей жизнью ради меня. И я прошу тебя сейчас, здесь, один раз чтоб больше не поднимать этой темы, - а ведь хотела просить это еще в марте, перед поездкой на "секретную операцию", подстроенную Валенсией, - береги себя. Ты нужен мне живым и здоровым. Если я не могу тебя сберечь в силу обстоятельств, то ты береги себя ради меня. Прошу тебя.

Отредактировано Victoria Maxwell (07.07.2019 00:13:52)

+1

10

Для меня фраза «ты только не нервничай» или «ты только не злись» звучит как вызов, подобно corrida de toros, где я бык, а слова Вики красная тряпка. Вот только я не животное, а хомо сапиенсам присущий навык сначала думать, а затем делать. Глубокий вдох, чуть приподнимая плечи и максимально расслабляя на выдохе, сжав посильнее кулаки, я делаю шаг навстречу девушке, что зовет меня присесть рядом с ней. Еще один более уверенный и резкий, которого хватает, чтоб добраться до мягкой кровати и безжизненно рухнуть на самый ее край. – Шлет фотографии? Зачем? Ему там совсем скучно? Если человек не понял с первого раза, поймет со второго; не поймет со второго – поймет с третьего; но уж если и с третьего не дойдет, то можно и вспомнить о животных инстинктах. Мы-то хоть и люди разумные, однако не стоит отвергать теорию Дарвина и его обезьянок, что некогда эволюционировали в нас, но стадный инстинкт и борьба «за самку» никуда не делась даже из современного мира. Даже когда мы с Викой на краю света среди этих самых обезьян, с другого континента нас умудряется достать человек, от одного имени которого начинается смертоносная аллергия, похлеще чем на моллюсков.
Вика удобно устраивается у меня на коленях, отчего одной рукой опираюсь назад, а другой не сдерживая искушения, зарываюсь в ее волосы и внимательно рассматриваю экран смартфона девушки, на котором мелькают фотографии со счастливыми экс. На лице даже появилась едва заметная улыбка, когда блондинка называет меня не по фамилии и даже не по имени. Что для меня обыденно, то для Вики странно_неприемлемо, но благодаря такому яркому контрасту, мы идеально дополняем друг друга. Будь мы два огня, сожгли бы к чертям собачьим все, что находилось бы вокруг нас в радиусе пяти миль; будь мы две глыбы льда, то так и ждали бы своих Титаников до прихода мадам с косой. Именно потому что мы такие разные, мы вместе. Здесь и сейчас. И только это важно.
– Наверное я совсем не разбираюсь в людях, да? Наклонив голову направо и отпустив прядь белых волос, я огорченно выдыхаю в знак подтверждения ее слов. Но отсутствие опыта близкого общения с мужчинами только украшает девушку в моих глазах. Было бы грустно, если бы я запал на видавшую виды барышню с довеском проблем и венерических заболеваний. – Мы, мужчины, никогда ничего не делам просто так. И как бы ты не противилась, но только мифом можно назвать теорию о дружбе между противоположными полами. Если брать вас с Вегой, то кто-то из вас рано или поздно захотел бы чего-то большего, - развожу руками, жестикулируя как на каком-то семинаре по психологии взаимоотношений. – И тут два варианта: либо другой ответил бы взаимностью, и дружба перешла бы в нечто большее, но уже бы не называлась дружбой. Либо другой отверг бы симпатию первого и дружбе тоже пришел бы конец. В любом случае «дружба» - понятие абстрактное. Это как неопределенный временной промежуток между любовью и ненавистью. Но этот промежуток не может длиться всю жизнь, - что-то наговорил много и сам не знаю зачем. И такое чувство, что толковал сам себе. Вика медленно поднимается на локти, а затем и вовсе садится.
– О чем это он? – говорим мы в один голос и глупо улыбаемся друг другу. Вега, околачиваясь улицами Нью-Йорка, сам того не подозревая, сблизил нас еще больше. До расстояния, что принято звать критичным. Когда взгляды соприкасаются и то, что вокруг вновь становится не важным.
– …Самое главное другое: ты мне веришь? Обеими руками заполучаю лицо девушки в свою власть и отстраняюсь назад. Суровым взглядом недолго смотрю прямо в ее серые глаза, а затем коротко киваю, давая обещание и себе и Вике больше не поднимать разговоров о Веге, да и в целом других. Лишних людей. Третьих, четвертых, десятых. Не важно. Важно, что история пишется только для двоих, и они сейчас принадлежат друг другу, обстоятельствам и большому острову.
– Значит, у вас совсем ничего не было? Даже поцелуя? – подозрительно смотрю на девушку, тут же одергивая себя, вспоминая, что не прошло и пяти минут, как я дал обещания не затрагивать тему ревности к Веге. – Ладно, не говори. Я тебе верю. И ты права, у каждого из нас есть прошлое, - с которым я бы лично хотел проститься. Сколько у меня было женщин? И со всеми не получилось. Даже по той же причине, что и дружба у Максвелл с напарником. Кто-то всегда хочет чего-то большего, чем другой может предложить. Кто-то всегда слишком торопит события, когда второй привык делать шаг вперед и два назад. В этом вся причина недопониманий, разногласий, что приводят к финито ля комедия. – Я всегда буду на твоей стороне.
Флешбеки о нашем знакомстве, первом дежурстве накрыли с головой. Широко улыбаюсь, слушая девушку, а вместе с тем стараюсь незаметно подвинуть к себе тарелку с пахнущим заморскими пряностями мясо. – Слушай, да какая слава, о чем ты? – улыбаясь, отрезаю небольшой кусок стейка и накалываю на вилку, при этом смотрю точно в серые глаза, - я вообще в Департаменте тише воды, ниже травы. Ни с кем конфликтов не имел. Офицер-одиночка. Что обо мне ТАКОГО могут наговорить? – даже не пережевывая, глотаю таявший на языке теплый кусочек свинины прожарки медиум, удовлетворяя потребности желудка. – С нашего первого дежурства все и началось. Я уже тогда понял, что не смогу…Не смогу быть с Летицией и не смогу без тебя. Это больше всего и раздражало, - вскинув бровь, погружаю очередной кусочек сносного блюда, пока девушка мостится рядом, запуская ручку в растрепавшиеся волосы и мягко массирует затылок. Довольно приятно. Прямо комбо удовольствие. Медленно пережевывая, я даже прикрываю глаза, поддаваясь чуть назад к ладони блондинки, а на ее вопрос пожимаю плечами: - интуиция.
Маленькая манипуляторша отбирает очередной кусочек с вилки и одобряет мой выбор, отказываясь от морепродуктов. Для тебя, Дэвис. Как-то странно у нас все получается. Я стараюсь для нее, она старается для меня, а в итоге получается, что наши действия противоречат друг другу. – Прости, я не знал, что огорчал тебя, - да все я знал. Чего я вообще хотел добиться унижения и дедовщиной? Безграничной любви? Да такое только в кино показывают и то в короткометражном. – Если бы я тебя не уважал, его бы не было, - киваю на шрам под ладонью Вики и доедаю последний ломтик уже остывшего мяса.
– Тебе тоже нужно покушать. Действие алкоголя может смягчить только еда, - пододвинув тарелку с салатом к блондинке ловлю ее многозначительный отказ. Девушка категорически машет головой, прикрывая рот ладонью. Буквально за считанные секунды бледнеет и срывается в ванную комнату, из которой слышится шум воды.
Да уж, с днюхой, Дэвис. Привез девушку заграницу в отель, где ее отравили шампанским. На этикетке указано, что французское и сроки годности позволяют пить еще не один месяц. Пожимаю плечами, отставляя ополовиненную бутылку обратно на стол и беру в руки тарелку с салатом. Запах свежий, на вкус пробовать не рискую. – Ты как? Все в порядке? – обращаюсь к вошедшей в комнату Вике. – Всегда так переносишь перелеты? Впервые вижу ее такую беспомощную, кажется еще секунда и она свалится в обморок. Быстро подбежав к Вике, подставляю плечо для опоры и веду на кровать, а затем спускаюсь на колени перед ней, - позвать врача?

Отредактировано Kyle Davis (07.07.2019 00:13:16)

+1

11

Как бы мне ни было тяжело признавать это, но, кажется, ты прав. Во всем прав, - кивает, смиряясь с авторитетом. Дэвис старше, действительно мудрее, пусть и его темперамент часто играет против него, но не отнять проницательности, что вкупе с богатым жизненным опытом делает его привлекательным не только как мужчину (а умные мужчины дико сексуальны), но и как человека, которому хочешь соответствовать. Которого ни за что нельзя разочаровать.
Хитрые улыбки от сказанных одновременно слов, последующий серьезный взгляд в глаза и обхват лица в теплые ладони. Опять чувствует себя маленькой, слабой, Кайл слишком суров, но это важно. Все что происходит сейчас между ними, каждая секунда, проведенная вместе. Всего три слова, мучительно и больно сказанные через страх, магически разрушили все барьеры, подняли привязанность к человеку на небывалый уровень, наполнили грудь безграничной нежностью, которую необходимо направить на Кайла…
– Значит, у вас совсем ничего не было? Даже поцелуя?
Да нет, ну как так можно, это против правил, камон! Ты в этот момент свечку в шкафу держал, откуда, черт возьми? Хорошо что Дэвис дает еще несколько важных обещаний, а потом переключает внимание на еду, хоть не заметит как покраснела Вика. Ну, он же сам сказал что это не важно, верно?...
- Говорили что ты не пропускаешь ни одной юбки, а еще обладаешь настолько невыносимым характером, что всех напарников буквально сживаешь со службы, - если бы Вега не оказался камнем преткновения в их отношениях, она бы вспомнила про жест Майкла. Тогда Вика еще смеялась над тем, что ее куратор одного с ней роста, заносчиво говорила, что спит только с сильно высокими мужчинами, вот только бывший друг выше ее почти на 15 сантиметров, а спит, живет и любит Максвелл именно Дэвиса. - Может это и правда фантазии девочек из канцелярии. На самом деле мне все равно, просто забавно вспоминать как все начиналось и так удивительно во что вылилось, -подразумевая их локальный рай на краю света, в котором они сейчас расслабляются...
Вика не успевает умилиться заботе мужчины, отпустить по этому поводу смешливый комментарий, выразить робкую благодарность и посмущаться, конечно же, как ее накрывает. Резко, внезапно, совершенно неожиданно желудок заходил спазмами, лоб мгновенно покрылся липким холодным потом, а в гортани будто провал, воронка, что вытягивает изнутри и без того скудное содержимое желудка. Добежав до ванны, громким хлопком закрыв дверь и едва успев выкрутить краны в раковине на полный напор, второй раз за день ушибая коленки, детектив романтично приникает к сафьяновой чаше Несвятого Неграаля. Только спустя какое-то время, изрядно измучившись, девушка добирается до пузырящей водой раковине, призванной скрывать звуки ангельских трелей, долго умывается, полощет рот ополаскивателем, ужасается зеленоватой бледности на успевшей немного загореть под южным солнцем мордахе, а уж у Кайла и вовсе перекашивается лицо при виде появившейся подруги.
- Да... Не знаю... Не очень... - почти хватаясь за угол номера, она опирается о подоспевшего мужчину, тяжело опускается на мягкий матрас, прижимая кулак к лицу, стараясь выровнять дыхание. - Да вроде нет... Хотя я и летала то нечасто... - каждая фраза на глубокий выдох, проводит ладонями по лицу, растрепывая узел волос на затылке, спешно связанный впопыхах, а затем молчит, смотря на напарника. - Не надо, пожалуйста. Моя непереносимость алкоголя или акклиматизация, все-таки другой конец земного шара. Кайл, - тихо, вдруг перехватывая его руки, крепко сжимая своими холодными пальцами, глядя на него сверху вниз, пока брови приобретают страдальческий изгиб. - Я сделала сегодня все, чтобы испортить тебе день рождения. Мне так жаль, прости меня за все, что я сегодня сделала... - еще вдох, еще выдох, ее опять пробивает на слезы, яростно моргает, сдерживая в себе внезапный рев, рвущийся из груди. Какого хрена вообще железная леди стала такой размазней и плаксой? Подносит к лицу его руки, целует костяшки крепких пальцев, прижимает к щекам, а потом наклоняется, прижимаясь губами к лицу окончательно ошарашенного спутника, зацеловывая его висок, лоб, переносицу, обнимая его и прижимая его голову к груди. - Прости меня... Я теперь вообще боюсь дарить тебе подарок, вдруг опять облажаюсь, - на удивленный взгляд, Максвелл проводит пальцами под векам, все-таки удержавшись от постыдных проявлений нахлынувших эмоций, а затем кивает в сторону чемодана, - достань, пожалуйста, из бокового отдела на молнии синий конверт. Или ты правда думал, что я способна только подарить минет? - даже усмехается собственной кривой шутке, не без легкого румянца вспоминая ненасытный дикий секс, что был у них какое-то время назад. К слову, горло до сих пор приятно саднит, а губы отлично помнят гладкую, нежную, горячую кожу; твердый большой член, что тяжело толкался в ее рту, его терпкий приятный вкус на языке, легкая нехватка дыхания, слезы, слюна... Пока Дэвис копается в чемодане Вика успевает уйти в воспоминания и возбудиться, уже совсем с другим выражением смотря на подошедшего Кайла, - открой, пожалуйста. Нет, там не деньги, - улыбается, пока сама скользит изучающим взглядом по телу мужчины перед собой, чуть наклоняя голову к плечу, даже чуть мечтательно закусывая губу. Умилиться, поблевать, поплакать, возбудиться и все за десять минут? Кажется, Вика успела словить солнечный удар, не иначе, она столько настроений за весь день не испытывает обычно.
Дэвис [float=right]https://i.ibb.co/F7bpmX8/tmb-224658-940886.jpg[/float]извлекает из конверта фотографии и тупо смотрит на нее, как Овен на новые ворота. Но максвелл ему не подсказывает, молчит, смотрит. Сама делала это фото на полароид с функцией мгновенной печати фотографий, потому качество не очень, но на карточке вполне узнаваема спальня квартиры в
Нью-Йорке, застеленная перед поездкой постель и инородный предмет на кровати - выглядывающий из чехла гриф и часть деки акустической шестиструнной гитары формы Round-Shoulder Dreadnought, характерной для моделей, - Gibson J-45 Walnut CEX AG. Я совсем не разбираюсь в гитарах, но кажется, она хорошая. Это так? , - и улыбается так жалостливо немножко, будто только что не мечтала повалить Дэвиса прямо на пол и сесть ему на охуевшее лицо, -  Я не стала ее брать с нами на отдых, она ждет тебя в твое... - и замерла, осеклась, растерялась, после чего спешно поправилась, - нашей, нашей квартире. С днем рождения.

* * * *
А среди ночи ей опять стало плохо.
Проснулась от зова нутра, по мраку в комнате и отголоскам музыки из-за плотно закрытых окон определяя, что еще ночь на острове. Удалось бесшумно выскользнуть из постели, не прерывая посапывания глубоко спящего на спине и раскинувшего руки в стороны Кайла, проскользнуть в ванную, но вот тошнить было явно нечем. Уже начинает заебывать... умываясь, думала девушка, однако радуясь, что практически не издала никакого шума. Не хватало еще разбудить и окончательно напугать любимого. Пить. Страшно хочется пить, но не сока или воды, а любимого зеленого чая. На крючке ванной комнаты висело легкое платье, в котором Вика сегодня спускалась к бассейну, план приходит в голову мгновенно и через несколько минут, девушка на цыпочках бесшумно покидает номер, держа подмышкой шлепки, обуваясь уже в холле отеля, едва слышно закрывая за собой дверь. Спустившись по лифту к бару, детектив заказывает долгожданный напиток, после чего тяжело опускается в плетенное кресло, как вдруг ее окликают:
- Доброй ночи, мисс Максвелл. Не спится? - Вика оборачивается на голос и наблюдает миловидную девочку-гидшу, что сопровождала их в трансфере от аэропорта. Несмотря на время столь позднее, что уже даже ранее, она была все в идеальной белой рубашке, ярком-платочке-галстучке и почти идеальной укладкой густых темных волос на голове.
- Доброй. Извините, я честно забыла как Вас зо...
- Миранда, - широко улыбаясь, отчего черты лица девушки приобрели немного пекинесское выражение, видимо из-за формы чуть-чуть вздернутого носика и круглых щек, отвечает гидша и тут же меняет выражение. - Вы неважно выглядите. Вам плохо? Позвать врача?
- Если честно, то да, но ничего серьезного. Небольшое отравление. Думаю от от непривычной кухни и акклиматизации, не стоит беспокоиться, - коп устало машет кистью, чуть поведя бледным подбородком из стороны в сторону.
- Да, такое может быть. Однако никто из наших гостей еще ни разу не жаловался на качество питания. Я работаю в этой сети отелей 4 года, репутация для них на первом месте. Может все-таки позвать доктора?
- Нет-нет, прошу Вас. Правда, все хорошо, я вот с Вами говорю и мне легче. Наверное просто мой родом из Сиэтла желудок, привыкший к бургерам и пицце не может совладать с таким счастьем как экзотические овощи из "райского острова", - Вика даже слабо улыбается.
- Вы из Сиэтла? Я тоже, - Миранда вновь улыбается и присаживается в кресло напротив, жестом подзывая ночного официанта, - а из какого района?
- Ловер Квин Энн, а Вы?
- Истлейк. Самое скучное место в городе. А Вы помните...
За разговором время пролетело незаметно, после двух чашек чая девушки перешли на "ты", Вике значительно полегчало, а Миранда развязала галстук, расстегнула верхнюю пуговку рубашки и в целом, вид имела более чем непрофессиональный. Даже девочкам-улыбкам надо иногда отдыхать. В какой-то момент Максвелл углубилась в описание капризов своего организма, поделилась с новой знакомой подробностями, на что вдруг получила странно-хитрый, пронзительный взгляд:
- Прости за нескромный вопрос, а вы давно встречаетесь с Кайлом Дэвисом? - Вике некомфортно говорить о личном, но все-таки, примерное время их отношений она озвучивает. Миранда кивает и улыбается еще хитрее, - Еще раз втрогнусь в личное, но ты любишь его? Кивок в ответ. Было тяжело признаться в этом самому Кайлу Дэвису, но говорить об этом с посторонним совсем край. Максвелл стало неуютно, она заерзала в кресле, всем видом показывая, что планирует уйти, но девушка останавливает ее просьбой обождать ее на месте несколько минут. Когда же гидша вернулась, то незаметно протянула детективу небольшую картонную коробочку, а едва глаза копа успели полезть на лоб и рот открылся выразить протест и отказ, перебила, - просто попробуй. Иногда все гораздо проще чем кажется.
...

[float=left]https://i.ibb.co/NmbnRhC/d6353cb6e905d90a32db39ab548e85fe.jpg[/float]Вика стояла на балконе номера отеля, наблюдая потрясающий вид на этот отдаленном божественном острове, на самом краю земли. Покрывало глубокого синего неба разрезало яркими лучами солнца, что вставало на огненно-алом горизонте, подкрашивая редкие светлые облака оранжевой кистью, а свежий тропический воздух наполнялся пением просыпающихся птиц. Безветренно, бесшумно, приоткрывает веки дарящее жизнь око южного бога, что сейчас насмешливо поглядывал на растерянную девушку-полицейскую, оставшуюся до самого рассвета наедине со свалившейся на нее новостью, после которой жизнь не будет прежней.

* * * *
Так и не уснув больше, Вика открыла глаза, встречая ворочанье просыпающегося Кайла чуть грустной улыбкой и тихим "доброе утро, любимый". Ее накрывает тяжелая сильная рука, подтягивая ближе к себе, девушка скользит в объятие и ясно ощущает, что Дэвис проснулся. Не весь, но проснулся явно, упирается ей в бедро и это очень льстит. Еще вчера, казалось бы, скромная Вика, что только "под доппингом" могла бы сама начать приставать, смело откинула тонкую простынь с их тел, после чего резко взобралась на копа верхом, устраиваясь промежностью прямо на твердом, требующем ласки и внимания члене, затем наклонилась и накрыла губы Кайла своими в глубоком, медленном поцелуе. Вдыхая его теплый, влажный запах сна, пота, она стягивает через голову шелк сорочки, оставаясь абсолютно обнаженной, а сонное удивление не успевающего за перепадами настроений и просто не проснувшегося мужика, которому вот-вот перепадет утренний секс от бабы, что две недели его морозила отвечает, - ты мне очень нужен...- и когда уже с усилием, через сладко-приятную боль нанизывается на него, с каждым коротким движением, с каждые сжатием пальцев на сильных плечах, она шепчет вновь это ломкое, боязливое "нужен". Ты нужен, нужен, без тебя уже никак, без тебя не получится, ничего нет если тебя не будет рядом. "Нужен" - прижаться губами прямо под ухом, в основание острой линии челюсти, когда Дэвис сможет сесть под ней, притягивая девушку к себе крепче, стремясь целовать-кусать в шею во время движений; "люблю" - в уголок неулыбчивых губ, тонких, мягких, срывая его рваные выдохи, делясь и забирая стоны, когда он завалит ее на себя, толкаясь бедрами навстречу, набирая свой любимый резкий ритм. И протяжным стоном его имя куда-то в мокрую шею, чтобы потом задыхаться от накатившей волны удовольствия, смывающей все мысли... Кроме одной, что теперь всегда с ней.
В душе она тоже не оставляет Дэвиса в покое, перекрикивая шум падающий воды стонами наслаждения. Кажется, стремится восполнить все что они не_успели дать друг другу, отдаться ему во всех позах, положениях и местах, наверстать все упущенное время. А едва выбравшись из кабинки, Максвелл без привычного стеснения вальяжно -медленно вытирает полотенцем волосы, совершенно не стесняясь своей откровенной наготы перед мужчиной. Напротив, рассматривает себя, то так повернется, то эдак, задумчиво кусая пухлые губы, то касаясь груди, то поворачиваясь в профиль. Даже в секунду, когда Кайл отвернулся, выдохнула, игнорируя святое правило всех девочек "жить со втянутым животом". Подхватывая маленькие трусики черного купальника (ведь любимое белое бикини теперь только на помойку выкинуть), Максвелл нарочито-медленно наклоняется, надевая их, затем просит Дэвиса помочь ей завязать бретельки лифа на спинке, лишь после оборачивается, игриво залезает на тумбочку возле раковины и изрекает:
- Не знаешь, на завтрак дают мороженое? Так хочется, прямо сил нет. И да, во время отдыха мы окажемся на пляже? Хочу идеальный ровный загар, шум волн и плескаться в пене как Афродита морская. Ведь не искупаться летом голышом - это преступление. И много фотографий. Но сначала кушать! Умираю как я голодна.
А вот уже на раздаче обильной "шведки", навалив себе целую тарелку вкусностей всех видов (одних только напитков три вида), Вика с аппетитом ест, когда замечает странный взгляд Кайла.
- Все-таки тут замечательно, правда? - невинно хлопая глазами спрашивает, подцепляя на вилку ломтик омлета, - кстати, гиды рассказывали про разные экскурсии на острове, может пойдем куда-нибудь? - правой, непривычной к приборам рукой, Максвелл подхватывает десертную ложечку, с жадностью опускает ее в белоснежный пломбир и отправляет мороженое в рот, почти щурясь от удовольствия.

Отредактировано Victoria Maxwell (07.07.2019 00:17:20)

+1

12

Вика отказывается от врача, убеждая, что ее организм дурно переносит градус, поэтому настаивать я не стал. Тем более, после нескольких глотков воды, девушке становится легче, ее цвет кожи обретает привычный розоватый оттенок, а голос заметно веселеет. Я подозрительно смотрю на Вику, но все же подхожу к ее красному чемодану и извлекаю из бокового кармана тот самый конверт. Еще больше удивления и растерянности, потираю в руках бумагу, делая несколько шагов к блондинке. Нет, там не деньги, - утверждает детектив, будто читает мои мысли, усеянные множеством вопросов. Неаккуратно дернув за кончик бумаги, достаю пару фотографий. Наша постель, покрытая темно-синим махровым пледом – именно тем, что за пару дней до вылета мы купили в Икее, а на кровати новенький гибсон последней модели. Теперь я совсем ничего не понимая, опускаю руку вместе с фотокарточками и глупо пялюсь на улыбающуюся Вику, понимая, что она взяла инструмент не в аренду, понимая, что заморочилась перед моим днем рождением. Мне невероятно приятно, настолько что готов прыгать от радости и целовать ее руки, а с другой стороны – вспоминаю зарплату детектива и понимаю, что эти эмоции не стоили того, чтобы на меня столько тратить. Но, черт возьми, как же тонко эта женщина все подмечает. Ее проницательности и наблюдательности я восхищаюсь изо дня в день, ведь мы абсолютно не говорили о моем давнишнем хобби, при ней я ни разу не доставал свою старушку-дешевую подделку gibson les paul и не рассказывал об аматорской группе ребят из Сан-Франциско.
– Как ты узнала? – ахеревший я опускаюсь рядом на кровать, вновь пялясь на фотографии, - это очень дорогой подарок… Спасибо, любимая, - последнее говорю уже глядя в глаза девушке и крепко целую в губы. Ее сочные пухлые губы, что творят диво дивное, особенно когда чуть ниже пупка. – Но и минет ты делаешь отменный, - отрываясь от поцелуя, с довольной улыбкой шепотом проговариваю, на что получаю укол локтем в ребро и смущение блондинки. Идея с фильмом уже не казалась такой актуальной, потому что весь оставшийся вечер мы провели валяясь на кровати под мои рассказы о юности: как я начинал музыкальную карьеру, почему не сложилось, а закончил историей как мы со Стью, нашим бас-гитаристом, по всему Сан-Франциско искали барабанщика опосля бурной ночи с привкусом текилы. У каждого ведь должна быть история, связанная с текилой…
Как уснул не помню, но намертво запечатались в память яркие сны. Мы с Викой в огромном мегаполисе, что по общим чертам напоминал Нью-Йорк, в котором я никогда не был. Высокие серые здания с зеркальными окнами, бесконечные аллеи с небольшими магазинчиками, погода солнечная, жаркая. На физическом уровне ощущаю, как трудно дышать. А людей тьма-тьмущая. Я практически бегу за светловолосой девушкой в широкополой шляпе темно-синего цвета, одетой в легком летнем платье в мелкий горошек. Кричу ей, что подождала, остановилась, но людей становится еще больше, а Вика только оборачивается, смеется и, игриво подмигнул, утопает в людском море. Следующий сон был еще более странный. О том, как я наконец-то дома, у родителей в родном Сан-Франциско. Мать с отцом больше не держат на меня зла за то, что в свое время принял решение связать свою жизнь с армией, они очень счастливы и улыбаются. Наш задний двор с идеальным ярко-зеленым, как дикие тихоокеанские волны, газоном; небольшая уютная беседка в тени густых смоковниц, из которой выбегает мальчик лет пяти, а за ним смешно шагает Вика. Волосы у нее такие же светлые, только чуть короче стриженные; она в свободном белом платье в пол, что подчеркивает внушительные округлости ее слегка изменившегося тела. Смотрит на меня и молча улыбается, поглаживая большой живот, когда мальчишка чуть не сбивает меня с ног, громко крича «папа». Этот сон был немым кино, да и слова излишни. Слишком хорошо и спокойно, чтобы было правдой.
Первые лучи солнца бьют по лицу, я щурюсь и недовольно накрываю лицо подушкой. Тихий, но такой любимый голос желает доброго утра, но пока я не в состоянии связать и двух слов, тяну к себе Вику и жадно обнимаю. Моя, никому не отдам. А девушка собирается отдаваться только мне. Подушка с лица убрана на ее привычное место, мы оба без одежды (у меня-то из одежды была только простынь). Сама, САМА, первая седлает меня, цепляясь острыми наманикюренными коготочками в плечи, ерзает и наконец впускает в себя, тихо постанывая. Не узнаю свою скромную девочку, что по дому ходит только в халате, а при любой попытке подсмотреть за ней в душе, получаю по ушам. Даже не краснеет, не прячет лицо в густых локонах, а смотрит пронзительно и заводит. Черт возьми, как она заводит! Приятный медленный темп со сжатым внутри до приятной боли член, на котором она скользит по всей длине. Укладываю руки на ее бедра, принимая сладкий поцелуй, двигая ею ритмичнее. Чуть подвинувшись наверх, принимаю почти сидячее положение, позволяющее теперь мне контролировать процесс. Ты мне тоже нужна, очень нужна. Этот секс значительно отличался от вчерашней грубой ебли. В нем было поровну телесного удовольствия и чувственности, даже движения при всем моем любимом быстром темпе были плавные, чтобы прочувствовать ее полностью, не упустить ни единого момента. Ее энергетика, сексуальность, женственность завела так, что уже скоро почувствовался финиш, который я оттягивал до последнего, но в один момент, одна секунда и я уже не контролирую свои грубые стоны, цепляясь сильнее в округлые бедра, прикрываю глаза и кончаю. – Я соскучился, - отдышавшись, чувствую как член все еще пульсирует внутри, изливая последние капли. Девушку нисколько не смутил этот момент, она даже не сразу слезла. – Доброе утро, - удовлетворено протягиваю, лениво спуская ноги с высокой кровати king-size.
Утренний прохладный душ с любимой девушкой – это то, о чем я мечтал весь крайний месяц в НЙ, но я даже слегка удивляюсь, когда Вика переступает бортик душевой кабины, совсем голая, без стыда, без сомнений, хитрыми глазами и ухмылкой требует продолжения, на которое я оказываюсь готов уже через полминуты. Вжимаю ее в плиточную стену, внимаю громкие стоны в такт характерным хлюпающим звукам глубоких толчков; резкий поворот, она уже лицом ко мне, прижимаюсь всем телом и подхватывая за ноги, резко вхожу. Во второй раз все намного дольше, сильнее, грубее, но итог один – мы стонем в унисон, у нас ватные ноги, а верхние конечности приятно покалывают изнутри.
Как придурок улыбаюсь невиданному счастью, натягивая свежие плавки. Косо поглядываю на Вику, которая явно не торопилась одеваться, а от такого зрелища очень трудно отвести взгляд. – Вот! ВОТ! – кричу я, указывая на блондинку пальцем, как будто только что разоблачил ее в большом преступлении, - вот именно так ты наклонилась в первую нашу встречу! С этого прогиба все началось, детектив Масвелл! Ты удивилась тогда моему стояку? – вопросительно смотрю на Вику, широко раскинув руками, затем на свои шорты с образовавшимся бугром, и снова на Вику, - ну простите, такова моя природа. Дальнейшие сборы прошли с веселым настроением, вспоминая многие моменты наших отношений, когда они еще не были закованы под этот ранг. – Я не знаю, дают ли мороженое… Смотрю, у тебя боевое настроение, - улыбаюсь, невольно проводя параллель с Эббигейл Тейлор, моей бывшей напарницы, которая сейчас бродит где-то под балийскими лианами за руку со своей девушкой, - да, через пару дней мы на неделю отправимся на побережье. Спускаясь к ресторану, я рассказал Вике об отеле, в котором нас ждут в Нуса-Дуа. Рассказал, что перед его выбором много читал отзывов и консультировался с онлайн-агентами, связывался с путешественниками и все рекомендовали именно Ayodya Resort Bali, что находится в регионе с идеальными пляжами, без видимых приливов-отливов; концепция отеля располагает к идеальному отдыху для молодых пар, а меньше, чем в километре есть большой шоппинг-центр.
Дорвавшись до еды, выбираю блюда из традиционного английского завтрака: глазунью, пару колбасок, жаренный бекон, немного бобовых, тост и ложку топленного шоколада, из напитков – большой стакан апельсинового сока. Каким-то образом, теряю девушку из виду, уже на выходе ловя знакомый силуэт. Сомнительно смотрю в ее тарелку, что казалось треснет под весом каши из несовместимых продуктов, но решаю промолчать. Нет, серьезно? Она собирается это все съесть? Да, Вика вчера не ужинала, но это же не повод яйцо заедать арбузом! – Мне сегодня такой сон снился странный… - нет-нет-нет, Дэвис, все нормально, выдыхай. Девушка просто хочет распробовать все деликатесы. Да и не верю я в эту чепуху со снами, - забудь, в пекло сны, да и размыто помню уже, - гнусно улыбнувшись, отпиваю из стакана. – Тебе вчера так плохо было, может не на…до - но поздно, Вика уже съела эту тигровую креветку в остром соусе чили. И выглядит абсолютно довольной, даже не поморщилась, только запила смородиновым смузи.
– Когда ты успела пообщаться с гидом, у нас с ним на сегодня назначена встреча, - вскинув бровь, не прекращаю поглощать завтрак, - да, обязательно поедем на Бедугул-Танах Лот, я много читал об этом Храме, можем сэкономить на услугах англоговорящего гида. Мы оба смеемся, доедая содержимое тарелок. В очередной раз удивляюсь, с какой скоростью Вика это делает. – В эту экскурсию входит посещение фруктового рынка. Многие путешественники советовали делать покупки именно там, потому что на побережье цены значительно дороже. Хочешь в Нью-Йорк привезти что-то экзотическое?
Сразу после завтрака у нас была назначена встреча с отельным гидом, которая по совместительству работала трансферменом на индивидуальных перевозках и вчера встречала нас в аэропорту. Брюнетка долго рассказывает об экскурсиях, рекомендует к посещению водопады, сафари и полет на вертолете, но мы (я) все же останавливаемся на изначальном плане: храм Танах Лот - озеро Братан - храм Пура Улан Дану - фруктовый рынок - клубничная плантация - водопад Гит-Гит. Огорченно, от того, что много денег на нас не заработает, выдыхает Миранда, но тут же надевает фирменную улыбку, походивший больше на оскал, мол «как вы заебали, туристы». Гид аккуратно отводит Вику в сторону, настолько, что их разговор невозможно расслышать даже слон. А я пока закуриваю и впервые за поездку проверяю твиттер и фейсбук. – ДА ЛАДНО? – писклявый возглас Миранды пронзает по барабанным перепонкам, что я едва не роняю телефон. Вика шипит на нее, но брюнетка не перестает коситься на меня от чего-то. Да что, блять, тут происходит?!
– Какие-то секреты, милая? – ровно спрашиваю, уже когда мы поднимаемся в номер. Для поездки рекомендовали обуть удобную обувь, надеть головной убор и взять из мини-бара по бутылке воды.

Отредактировано Kyle Davis (07.07.2019 00:17:24)

+1

13

– Я же все-таки детектив, - улыбается девушка, хитро прищуривая глаза, наслаждаясь неподдельным восторгом в глазах мужчины. Что может быть приятнее, чем сделать счастливым того, кто тебе дорог? - а еще у меня очень талантливый, во всем, наставник. - Уклончиво-иронично ответила Вика, трепетно принимая благодарность и ласковое обращение. Такие простые, нежные слова, столько чувства в них вложено, так тепло раскрываются весенними цветами в груди, заставляя себя ощущать женственной, хрупкой, желанной, важной. И нет, она не скажет что еще до появления в жизни мистера Дэвиса тоже откладывала на отпуск, планируя отправиться с Рэем и Фионой на побережье, чтобы покататься на доске, а теперь приоритеты поменялись, отпуск состоялся без ее финансового вложения, хоть и до сих пор немного неловко из-за этой составляющей. А продолжение вечера вышло настолько умиротворяющим, правильным, лежа на безволосой теплой груди Кайла, слушая его, задавая вопросы и смеясь вместе с ним над веселыми моментами из его юности, что не хотелось окончания. Забылось плохое самочувствие, южная духота, с которой еле справлялся кондиционер, неприятные воспоминания о Веге и все, что хоть как-то могло оттенить невероятное единение душ в одной постели, в просторном номере отеля на краю мира. Сбежав с Манхэттена, сменив погоны и берцы на купальники и шлепки, они за один только этот день стали ближе, чем за все три месяца знакомства, чем за почти месяц совместного проживания. Вика раскрывалась, Кайл раскрывался, тянулись навстречу, бережно, с уважением принимая сокрытые от окружающих стороны друг друга. Будто снимали доспехи, обнажали спрятанное, пальцем указывая "смотри, вот это мое уязвимое место, сюда не надо бить, пожалуйста". Страшно? Страшно, ведь люди злы, жестоки, непредсказуемы, но когда чувствуешь свое, родное, когда сроднившееся с тобой одиночество вдруг разжимает ледяную хватку на горле, давая вдохнуть, ты... Улыбаешься, доверчиво жмешься к плечу, оставляешь мягкий поцелуй в подбородок, в ответ называешь "любимым", мысленно просишь никогда не оставлять и смеешься над историей с текилой.
- Что ты так кричишь? - уже утром, заливисто хохоча над эмоциональным выплеском своего мужчины, даже прикрывая рот ладонью. - Я ничего такого не делала, ни тогда, ни сейчас, просто кто-то очень темпераментный и совсем не уважал женщин в форме! - как удержаться и не прильнуть к такому, особенно после наглядной демонстрации его "полной боевой готовности" даже после двух раз подряд. Действительно, а зачем удерживаться? И девушка опять заключает Кайла в объятия, глубоко и медленно целуя, поглаживая его сильные руки, что неоднократно ее с легкостью поднимали, что только что удерживали для очень горячего секса в душе, что только и оставалось цепляться в ответ в плечо и лейку над головой, несдержанно выкрикивая свое наслаждение. Ммм, опять возбудилась, да, вот обязательно надо было пробудить собственную ненасытность именно в тот момент, когда?... Как наказание за потраченное на выяснения отношений, молчаливые войны и недопонимания время, за собственную скромность, страхи, неуверенность, долгие размышления о "правильности" происходящего. Почему сейчас, именно в этот момент, когда наконец-то карты раскрыты, чувства озвучены, все таблетки подъедены и марки тоже расклеены; когда хочется сутками не слезать с него, перепробовать все позы, все места, все способы доставить друг другу удовольствие, именно сейчас все накрывается таким медным тазом, что проще себя под ним сразу и похоронить. Твою мать!
Следуя за руку, как настоящая парочка, Максвелл с интересом слушает Кайла и его познания в туризме, а точнее, в его подготовленности к поездке:
- Ты не перестаешь меня удивлять, - смешно потирая тыльной стороной ладони чешущийся нос, произносит она, - так спланировать весь отдых, так подготовиться, вплоть до бесед с уже побывавшими туристами. Я восхищаюсь тобой, - абсолютно искренне, кивая, и будто в доказательство своих слов с аппетитом подцепляет тающее мороженое брусочком сладкого болгарского перца, чтобы все это буйство вкусов отправить в рот. Погодите... Задумалась, ненадолго упуская слова Кайла из эфира, вспоминая день, когда сержант пришел за ней и ее вещами. Она же тогда уже ела сливочный сыр с маринованным огурцом и запивала фруктовым йогуртом. Без каких-либо последствий, но на фоне стресса, усталости и неопределенности даже не заметившая этого. - Ты же тогда еще все задумал, в моей квартире? Когда просил меня просто сказать "да"? - Сон? Вика вопросительно вскидывает бровь, пережевывая омлет с кусочком дыни, но напарник не дает комментариев. А когда делает замечание ее аппетиту, Вика ловит себя на том, что палится по-страшному. Да... Надо держать себя в руках. - Мне правда лучше, не беспокойся. И я очень голодная. Но ты попробуй какое мороженое вкусное, Кайл! На Манхэттене такого не бывает, попробуй, - и пока он отнекивается, со всей присущей ему мимикой и жестикуляцией отвергает лакомство, настойчивая детектив уже подцепила ложечкой сладость и протянула через стол к его рту. - Попробуй, иначе обижусь! Да, я тоже могу быть девочкой, - очень строго произнесла она, а потом рассмеялась, когда Кайл все таки сдался. Веселый завтра, с обсуждением планов, восторгами по поводу грядущих приключений и смеха подошел к концу, а вот в холле ждет Миранда и Вика ощутимо напрягается.
- Было бы неплохо. Маме бы отвезла и папе с Бриджит. Я говорила что она беременна? Может как-нибудь заглянем в гости? У меня очень славный отец, может вы даже пересекались в Управлении, - ну ооочень ненавязчиво интересуется, еще так лапку на плечо положила и смотрит умницей-девочкой. - Или я слишком рано предложила познакомиться с родителями?
Сказала человеку, что вчера позвал тебя замуж. Идиотка!
От позорного конфуза спасла гидша (ох ух эти феминитивы, аве феминисткам), что никак не выдавала факта неформального знакомства с Максвелл, отчего последняя расслабилась, сидя в мягком кресле и переплетая свои пальцы с пальцами Кайла, держа руку на его ноге. Из потока слов девушка понимает только часть, смотрит на все фотографии с любопытством ребенка, ахает и хочет вообще все что слышит и видит, однако Кайл-путешественник все решает сам и... Опять ее заводит своей уверенностью, вежливостью и аргументацией, после которой у Миранды не остается чем контрить. Даже соски встали, наверняка видно через тонкую ткань легкой футболочки, а еще в этот момент Максвелл показалось, что гид смотрит на Дэвиса слишком плотоядно и оседлать своего парня прямо в холле на глазах у изумленных туристов и улыбчивой сучки. Потянувшись к уху, она едва различимо, но максимально томно шепчет, - я хочу тебя снова...
Да хрен там ночевал. Маршрут построен, экскурсии утверждены и начинаются уже с сегодняшнего дня. Интересно, а в святых местах сильно грешно заниматься сексом? с тоской думает блондинка, но отпускает Дэвиса покурить, пока ее за локоть тянет Миранда. Она сейчас спросит, как пить дать... Спросила, блять, на свою голову.
- Ты чо так орешь?! Рехнулась?! - шикает на нее Вика, оглядываясь на едва не подпрыгнувшего Кайла.
- Я тебя поздравляю! Это же потрясающе. Или ты не рада? Это точно от него? - теперь уже откровенно пялясь на моего мужчину спрашивает Миранда, отчего дико захотелось двинуть ей прямо в пекинесский пятак.
- Ну конечно! Да, я рада, я охереть как рада, только не надо так пялиться и орать. И не смей ему говорить, даже намекать, слышишь? - недобро прищурившись шипит Максвелл. Толку никакого, потому что девушка смотрит на Дэвиса как завороженная. Пришлось ее встряхнуть за плечики. - Ты меня поняла?!
- Да-да-да... Повезло же тебе. А вот у меня никак не получается... Ну не важно. До автобуса еще два часа, не хочешь сходить на дивный массаж? У меня есть сертификат. Обычно мы их продаем, но на такое событие я хочу тебе его подарить. Можешь прямо сейчас, кабинет свободен. Только представь, теплые камни, ароматное масло, умелые руки Маде творят чудеса. Тебе полезно сейчас. Согласна?
Какая-то едва ощутимая тревога кольнула куда-то под ребрами, но карточку Вика приняла. Уже в номере рассказывает о сеансе массажа, наврав, что ей вручили первый сеанс как пробный. На вопрос лишь жмет плечами, уклончиво отвечая что это все женский треп о секретах Викиной спортивной фигуре. - Я ответила, что это все качественный секс с любимым мужчиной, - уже вновь прижимаясь к Дэвису прошептала Вика, опять приникая к его губам. Поцелуй вышел горячий, глубокий, со сбитым дыханием и срывом маечки с плеч, Максвелл трется всем телом о Дэвиса, жадно облизывает его губы, кусает за них, опускаясь ладонью ниже и отрывается лишь от стука в дверь.
- Черт... Господи, как же я тебя... - выравнивая дыхание и подхватывая с пола майку, Вика уносится в ванную прося открыть. А на пороге... Миранда, улыбается услужливо, покручивая в руках лямки небольшого рюкзака, вежливо напоминает о сеансе массажа для мисс Максвелл. Блондинка же едва успевает накинуть на себя красное короткое платье в мелкий горошек, словить странный взгляд на себя от лица Кайла, удивляется, что за ней пришли лично, но, легко мазнув губами на прощание в чуть колючую щеку, уходит вслед за гидшей.
И пока она робко раздевалась, опасливо оглядывая стены кабинета и молчаливого балийца с масляными глазками, даже не могла предположить, что добрая девочка Миранда вернулась вновь к дверям их номера, постучалась и попросила разрешения войти. естественно Дэвис как нормальный человек ее впустил, видимо, думая о какой-то дополнительной информации о поездке.
- У меня будет к Вам немного необычное предложение, Кайл. Надеюсь, что наш разговор останется конфиденциальным. Дело в том, что я немного пообщалась с Вашей девушкой и она мне рассказала о Ваших... Способностях, - коварно улыбаясь прошелестела она, стягивая с шеи фирменный шарфик, а затем выпутывая пуговицы из жилетки. Ничего не понимающий Дэвис однозначно нихуя не понимал в происходящем и только поэтому, видимо, тормозил. Потому что иначе бы как он мог оказаться уроненным сильным толчком в плечи на кровать, пока на него взобралась миниатюрная брюнетка, что уже стаскивала с себя жилет. - Я тоже очень хочу ребенка. Почему тем, кто к этому не стремился и не планировал все, а я уже несколько лет не могу? Мой муж не собирается идти провериться, но у нас не получается. Помогите мне, Кайл. Поверьте, об этом никто не узнает, Вам понравится, я многое умею. Ну же, - и на этих словах юркая стерва впилась в него поцелуями, настойчиво и жадно запуская руку в его шорты.
Пискнул замок и дверь номера отворилась. - Слушай, я передумала, кажется я все-таки переела за завтраком да и не нравится мне этот... - Вика несколько секунд смотрела на представшую перед ней картину с непередаваемым выражением лица. Все замерли, как в лучших традициях жанра. Дэвис на их постели, на спине, на нем верхом чужая девка, что лезет ему в штаны и губы обоих красные, явно они не позы йоги для двоих практиковали. Несколько резких шагов, неотрывный взгляд в глаза Кайла....
- Ах ты блядская сука! - дико зарычала девушка и кинулась на Миранду, одной рукой вцепляясь ей в волосы, а второй, рабочей, левой, прямо в гнусный нос кулаком до хруста костяшек. - Я тебя, паскуда, урою прям сейчас, блядина! Не смей трогать моего мужчину! - одним движением разъяренная Максвелл сбрасывает пищащую гидшу на пол и бросается сверху, намереваясь удушить ее нахер или как минимум измолотить. - Массаж, да? Подарок, да? Я как чувствовала что здесь что-то не так, уебу, шалава сиэтловская!!!!

Отредактировано Victoria Maxwell (07.07.2019 00:21:00)

+1

14

- Миранда? Могу чем-то помочь? – изогнув бровь в удивлении, не решаюсь пустить через порог брюнетку, выстаивая баррикады из собственного тела и не до конца открытой двери. Но настойчивая девушка ловко изгибается и проникает в номер, минуя не совсем эффективный шлагбаум в виде моей руки. Захлопнув дверь, подозрительно слежу на гидом, что говорила странные вещи куда-то в воздух, избегая прямого зрительного контакта. – О чем Вы говори… - не успеваю возмутиться, как оказываюсь в лежачем положении на собственной кровати, а брюнетка по-свойски уже устроилась на моих коленях. Отворачиваюсь, морщу лоб, закрываю крепко глаза, когда ее губы соприкасаются со моими. А вот когда ее влажная от нервов ладонь с живота плавно переместилась под резинку шорт, было самое время оттолкнуть хрупкую миниатюрную девушку, и наконец-то вспомнить, что еще вчера я делал предложение принципиальной госпоже Максвелл. Но…я не смог, и даже на секунду поддаюсь поцелуям Миранды, руки осторожно ложатся на ее бедра, направляя и отлаживая плавный ритм ее движений. Спасибо быстроте реакции за то, что едва ли за дверью послышался шорох, я успеваю убрать руки, сдаваясь лежа как преступник, а уже в следующую секунду смотрю на охуевшую Вику и считаю секунды гробовой тишины.
Никогда раньше не видел Максвелл в таком состоянии, я бы назвал это состояние аффекта, когда она не контролирует ни свои действия, что заполнили небольшой номер, ни свою речь, полную бранными словами. Наверное, около секунд тридцати-сорока я просто стоял и наблюдал. Не от того, что мне нравилась картина, когда две бабы пиздятся. Даже если пиздятся из-за меня. А потому что не знал кого спасать: буду защищать Вику – Миранде пиздец, при чем пиздец с летальным исходом, а там балийская тюрьма, затем депортация, затем суды и срок уже за нью-йоркской решеткой; если буду защищать костлявую Миранду, то летальных исходов будет два. Ай, была не была, всунусь просто между ними. Хотя это оказывается проблематично, если учесть, что Вика сидит верхом на брюнетке. – А ну хватит! – обеими руками обхватываю свою девушку и оттаскиваю ее вырывающуюся по полу. – Вам лучше уйти! – огрызаюсь на фактически бессознательную Миранду, волочащуюся к двери по полу. Рявкнув Вике «успокойся», высчитываю, что у меня есть всего пару секунд, чтобы подхватить брюнетку и вытолкать ее за дверь. План дается с трудом, потому что детектив на эмоциях абсолютно меня не слышала и как только я отпустил ее руки, попыталась снова наброситься то ли на Миранду, то ли уже на меня. Растрепанная гид едва ли поднимается на ноги и уносит себя в целостности. Я облегченно выдыхаю, опершись лбом о деревянную дверь, - нам нужен другой гид. Снова такая же тишина, как была пару минут назад, когда Виктория увидела очень странную картину. И я даже не представлял, что все только начинается…
Обернувшись лицом к девушке, тут же получаю смачную пощечину ее рабочей левой. Даже пошатываюсь от силы удара, в который она вложила весь гнев, обиду, ненависть. Я и сам себя сейчас ненавижу, виновато хватаясь за горящую щеку, только сейчас понимая, что шорты предательски торчат корабликом. – Это не то, что ты подумала, - мне не страшно смотреть девушке в глаза, но ужасно стыдно, что я мог допустить хотя бы в мыслях факт измены, - она пришла…и говорила странные вещи, а потом забралась на меня и…Вика, нет-нет-нет, ты знаешь, как я не переношу женские слезы. Перестань, - пытаюсь потянуться к ней, обнять, постараться объясниться, но Максвелл не хочет даже слышать, - пожалуйста, не надо. Я бы никогда, ты же знаешь! Вика, я еще вчера хотел сделать тебя своей невестой и честно, со вчерашнего дня ничего не изменилось. Это глупое недоразумение, - хватаю ее за трясущиеся руки, силой вжимая в себя, пока та пытается ударить меня, да посильнее, - я бы никогда тебя не предал. Уже спокойным, убаюкивающим тоном говорю, когда девушка понемногу сдается в мой плен. Поглаживаю ее по голове монотонными движениями и молчу. Вика перестает плакать не сразу, но в итоге собирается с мыслями, одаривает взглядом мол «ну ты и гандон» и, хлопнув дверью, закрывается в ванной комнате.
– Я – уебан, - точно констатирую, выпуская одно за другим колечко из дыма, невесело пожимая плечами. Эбби тупо смотрит на меня, переваривая рассказанную мною историю по мотивам недавних событий.
– Ну, измены же не было?
– Нет, не было, но я на секунду…ну ты понимаешь, черт, сложно это все, - цокаю, делая очередную затяжку. В полном непонимании что делать и как дальше жить. Предательский хуй все испортил, я сам все испортил. Даже наверное пойму, если Вика решит уйти от меня, потому что сам не могу даже мысли допустить о том, что она да на ком-то будет сидеть и двигать бедрами. Только от представления этой картины, глаза кровью наливаются. Убил бы. Убил бы обоих. Но сейчас я по другую сторону ситуации.
– Ты же мужик, не можешь контролировать инстинкты. Хотя по правде говоря, они у вас дикие. На каждую юбку засматриваетесь, - фыкрает Эббигейл, рассеивая взмахами рукой сигаретный дым, что ветром дул как будто специально на нее.
– Поэтому ты…ну…с девушкой?
Эбби невесело усмехнулась. – Знаешь, сержант, вот неплохой ты мужик и не глупый, но иногда городишь такую ерунду. Что конкретно говорила тебе эта Миранда? Ты, конечно, как я говорила, неплохой, но прости, далеко не Бред Питт, чтоб каждая баба при первой встрече ноги раздвигала.
– Если честно, я слабо помню. Она говорила очень быстро и вообще все произошло настолько быстро, что я и…одну секунду, сейчас вернусь, - растерянность сменяется гневом. Это видно по моему лицу и резким движениям. Я быстрым шагом двигался к холлу, из арки которой только что появилась знакомая фигура разлучницы. Без объяснений, цепляюсь ей в руку и тащу подальше от балконов, один из которых был наш. Не хватало, чтоб Вика еще раз увидела нас с Мирандой вместе. Под возмущенный писк, волочу ее за собой по узкой аллейке вглубь лиан, где нас могли услышать разве что слоны да обезьяны.
– Какого хуя это было? – если бы можно было орать, я бы орал. Если бы мне совесть позволила ударить девушку, я бы ударил. Приступ агрессии, от которого желваки заходили ходуном, а ноздри раздулись, как у быка на родео. – Я же сказала, что хочу ребенка, - закатила глаза Миранда, как будто это вообще я виноват в случившемся, - мы с гражданским мужем уже не первый год пытаемся. Он не хочет обследоваться, а я не хочу брать чужого ребенка…
- Прости, но какое это дело имеет ко мне?! – дергаю ее за руку, как собачонку за поводок. Миранда явно пугается, и вальяжный настрой сменяется настороженностью и даже опаской.
– Твоя девушка беременна. Она тебе так и не сказала? Говорила, что у вас всего-то пару раз было, а она тут же залетела. Счастливая… - задумчиво протягивает брюнетка, и пока я толком не осознаю смысл ее слов, в очередной раз машинально одергиваю за руку, отчего девушка вскрикивает, - ну что еще? Я все сказала. И прости, что так вышло с твоей девушкой. Меня сегодня же поставят в новый отель. Только от этой информации легче не стало. Охуеваю уже в который раз за день, медленно ослабляя хватку на хрупком запястье Миранды. – Поздравляю, папаша.
Слова девушки с пикинесьим лицом эхом отдавались в сознании. Я медленно волочу свое обгоревшее тело к главному зданию, лениво нажимаю кнопку лифта, поднимаюсь на третий этаж, изымаю из шорт электронный ключ и осторожно вхожу в номер. К Эбби я так и не вернулся.
– Нам нужно поговорить, - спокойно говорю, как будто уверен, что девушка в комнате и слышит меня. Еще пару шагов, что позволяют оглядеться вокруг и отыскать фигуру блондинки около окна. – Почему ты не сказала, что беременна? Почему ты сказала ей, но не сказала мне?
Не могу сказать, что был готов к новому, очень серьезному этапу в своей жизни, но при одной только мысли, что у меня будет сын или дочь, в груди что-то приятно сжималось. Вот как будто я что-то очень долго искал, сквозь города и время, и наконец-то нашел. Свое счастье. Свою тихую гавань. Свою семью.
Подхожу сзади к Вике и нежно целую в плечо.
– Я тебя никогда не предам. Ни тебя, ни нашего ребенка. Верь мне.

+1

15

Он бы так никогда не поступил.
Абсолютная козерожья уверенность испарилась, едва Максвелл оттащили в дальний угол комнаты, во время процесса которого отчетливо почувствовался крепкий такой стояк сержанта. Кого из двух женщин он сейчас хотел больше? Точно ли ту, что сейчас бьется в его руках с шипением хладнокровной убийцы, что не смогла добить свою жертву, но только отпусти ее, она догонит и свернет шею взлохмаченной суке с разбитым носом и губами? Виктория не помнит себя в тот момент. Когда подрывается, бесшумно оказывается за спиной Кайла и стоило только ему обернуться, столько только вновь взглянуть в его глаза, услышать вновь упоминание другой – красная пелена. Крик, острая горящая боль в и без того сбитой левой, она почти не говорит, только бьется в крепких руках, мотает головой, вырывается, не давая к себе прикасаться. Выхватывая его слова и не в состоянии сопоставить их с увиденным, не понимая как сидящая верхом баба, на которую у него стоит это «не то что она подумала». Если бы не нестабильная эмоциональность, вызванная ни разу не интересным положением, Виктория бы сейчас не заливалась слезами в клетке рук скрутившего ее все-таки Кайла, громко всхлипывая и дрожа от обиды, разочарования, отчаяния и непонимания почему это произошло именно с ними. С ней и Кайлом Дэвисом, ее мужчиной, которого она любит, которому она с трудом призналась, что любит, за которого она практически готова выйти замуж, от которого у нее будет ребенок. Ребенок… Если бы не все это состояние, то Максвелл бы отреагировала совершенно иначе: ни слова не проронила, ни единого действия бы не совершила, застав их в постели. Развернулась бы и вышла, больным зверем сбегая как можно дальше от людей, чтобы остаться наедине со своим горем, пережить этот невыносимый удар в беззащитно распахнутую душу, кое-как перевязать кровоточащую рану и вернуться лишь для того, чтобы собрать свои вещи.
- я бы никогда тебя не предал, - говорит ей Кайл, баюкая в объятиях. Вика медленно поднимает голову от теплого, пахнущего туалетной водой и едва ощутимо потом плеча, отстраняясь от поглаживающей по голове ладони. Их одинаковый рост позволяет почти всегда смотреть ему в глаза прямо, на равных, ей всегда казалось, что они и в своих отношениях на равных. Но разве равные делают друг другу так больно, что даже видеть его нет никаких сил?
- А разве ты уже не предал? - все что смогла членораздельно выдавить из себя захлебывающаяся эмоциями девушка и закрыла единственную дверь, за которой он не сможет ее достать.

Эти вопросы доверия… В любом случае ты либо веришь человеку, либо прекращаешь с ним отношения вовсе. А он в ответ должен либо всегда говорить только правду, либо не говорить вообще. Третьего не дано и быть не может. Верить в то, что он не смотрит на других девушек, когда тебя нет рядом; не подсаживается к ним за столик в кафе, не флиртует с официантками, не кладет ладонь на колено своим знакомым и не заглядывает к ним на чай. Ты веришь в его настоящее несмотря на сомнительное прошлое, все ради совместного будущего. И в ответ на «я сегодня задержусь на работе» ты  не представляешь, как он трахает секретаршу на своем рабочем столе, наматывая ее волосы на кулак. И в ответ на «давай поговорим позже, я хочу передохнуть» ты не представляешь, как он чатится с другими бабами что шлют ему свои обнаженные фотки и рассказывают в каких позах они любят. И в ответ на «я тебя люблю» ты не задумываешься над интонацией, временем сказанного, частотой этого признания и его искренностью. Ты отвечаешь «я тебя тоже», ты любишь тоже, ты веришь тоже. Вопреки всему, вопреки всем. Иначе все что вы строили долгое время, по крупицам свой комфортный уникальный мир для двоих - это не имеет смысла и ты выжжешь и себя и его. Потому что если человек захочет обмануть – он обманет, он скроет так, что ты никогда не заметишь разницы в отношении/общении/частоте визитов. Ты не предугадаешь этого, не предупредишь и не заметишь перемен. Ты просто веришь ему и в него. Только так и никак иначе.

Кайл вернулся, вновь сбежавший неизвестно куда, "днем сурка" повторяя события вчерашнего дня, когда ошарашил предложением и Максвелл не смогла дать на него единственно правильный ответ.
Куда он все время уходит?
К кому?
Почему всегда оставляет в тот момент, когда ей плохо?
Вика поворачивает подбородок не меняя положения тела, несмотря ни на что смущаясь своих опухших от слез век и губ. - Я узнала сегодня утром. Ночью было снова плохо, не хотела тебя будить. Спустилась в холл, а там она, - вздрогнула, на секунду смыкая веки, будто стремясь перерезать взмахом ресниц все упоминания о гиде. - Я рассказала о тошноте и слабости, а она подсунула мне тест. Вот и все... - резюмируя выдохом, Вика переступает босыми ногами по полу, прижимается лбом к стеклу. - Для меня это было шоком, - перебои в цикле списывала на стресс, усталость во время подготовки к экзаменам, да и в целом, чтобы залететь с первого раза, это... Поцелуй тоже не может согреть, Максвелл медленно разворачивается всем корпусом, потускневше, безжизненно смотря на сержанта.
- Мне трудно поверить в то, что ты вез меня через половину земного шара чтобы изменять. И вряд ли ты был знаком с ней до этой поездки, - тихо, но будто забивая гвозди интонацией, очень отстраненно, как на допросе, на которые Кайл ее неоднократно водил в процессе стажировки. Отклоняясь от Кайла, Виктория облокачивается о панорамное окно, прижимаясь к нему обнаженными плечами и лопатками в открытом платье, опять ловя невольный отголосок флешбека в собственной квартире все той же зимой холодною. - И даже если тебе бы вдруг резко приспичило другую женщину, ты бы точно не стал так глупить, чтобы в нашем номере, едва я вышла за порог. Я не выношу ложь ни в каком виде, потому ответь мне честно, Кайл, - чуть ведя подбородком вниз, указывая на пах мужчина, Вика продолжила, - что было бы, если бы я не вернулась?
Кондиционер урчал над головой, наполнял номер прохладой, за окном тридцать с лишним градусов, а ей сейчас так холодно, будто бы она опять вернулась в ледяной февраль, под тот самый пронизывающий до костей ветер, вот только нет спасительных объятий.
- Мы познакомились будучи оба в других отношениях, - голосом можно крошить лед, медленно, но неотвратимо, - в нашу первую ночь мы изменили своим партнерам, результатом чего стало это, - теперь она опускает руку и осторожно, боязливо кладет ладонь на свой пока еще плоский живот. - и мы оба этого не планировали, - пауза. Нет, она не драматизировала, было как-то... Никак. - И мне одной это не нужно. Ты сказал что хотел сделать меня своей невестой и ничего не изменилось. Скажи мне, это, - вновь поглаживая себя в районе пупка, - что-то меняет?

Отредактировано Victoria Maxwell (10.07.2019 16:49:02)

+1

16

Когда я был маленький и обижал младшую сестру только потому что я старше и сильнее, мать, ругая меня, всегда говорила «а теперь поставь себя на ее место». Какими магическими средствами обладает эта фраза, что взрослея, каждый раз обижая кого-то, я ставил себя на место человека и бьюсь об заклад, мне в этот момент было вдвойне больнее. Шло время, я старался жить правильно, по своим же выдуманным понятиям, которые в мирском бытие обесценены, пылятся под бетонными плитами мегаполисов, разделяя участь с пониманием, сочувствием, добротой, любовью — идеалами, что предаются ежесекундно, заковываются в свинцовые могилы и закапываются глубже. А мы… мы становимся теми, кого мы презирали. Мы убиваем нашу человечность, оставляя после себя лишь насилие и разрушение. А вот раны предательства, нанесенные любимым человеком, не залатает ни один человек, не залечит ни одно время. Доверие, обналиченное однажды, уже никогда не будет таким искренним и наивным, какими были и мы когда-то. Тут же моя гордость, пытаясь оправдать глупый поступок, кричит хриплым басом Билла: «никто ничего тебе не должен. И ты никому ничего не должен. Никогда не строй планов на других людей и ни на что не надейся, даже если очень хочется надеть розовые очки. Ты и без меня прекрасно знаешь, что все разочаровывают... Так что, давай, Дэвис, возьми себя в руки и позаботься наконец о себе». Однако, мы с Биллом разные и только потому до сих пор хорошо общаемся, оставив в прошлом побои и разногласия. Я никогда не соглашусь с его мнением на счет семейной жизни, никогда не стал бы пренебрегать доверием и верностью Вики, если бы только не сегодняшний день, если бы только была секунда предотвратить необратимое, остановить время, отмотать на момент где мы занимаемся жарким сексом в душе, где нет этой трещины, растущей вместе с напряжением над нашими головами.
Ненавижу серьезные разговоры, даже не припомню, чтобы я когда-то был зачинщиком тех самых бесед. До встречи с Викой я вообще мало чего помню, все в новинку. Будто переживший инсульт заново учусь жить, чувствовать. Так неловко смотреть ей в глаза, понимая, что я виновник всего происходящего. Только я и моя физиология. – Ты ушла на процедуры, а через минуту зашла она. Думал, хочет что-то сказать по поводу экскурсии. Все было слишком неожиданно. Ее мотивы, какими бы они не были, не подлежат оправданию. И мои тоже, - меня настораживает, что любимая девушка отстраняется, ее голос и взгляд холоден, а я боюсь сказать лишнего, испортить и без того ветхую ситуацию, - звал бы я тебя замуж, если бы хотел трахнуть первую попавшуюся девку? Ответ очевиден, мне уже порядком надоело оправдываться, выгораживаясь чувствами, - но я тебя люблю. Тебя и только тебя. И… - опускаю взгляд на еще плоский живот Виктории, - пусть это неожиданно, незапланированно… но я очень рад. Да, мы оба не готовы, мы оба хотели удариться в карьеру, жить и кафовать для себя, но я никогда не считал, что ребенок может в этом обременять. Разве что на ближайшие девять месяцев. Мы справимся. Со всем справимся. А я верну доверие детектива, сделаю все возможное, чтоб она навсегда забыла эту глупую историю.
Этот немой день подходил к концу, когда Вика впервые обратилась ко мне за просьбой. Что-то банальное вроде «закажи еды», но даже за это банально цепляюсь, как за соломинку. И она и я понимаю, что сейчас самое время вить из меня веревки, я готов поддаваться даже манипуляциям, лишь бы сохранить отношения, чего не делал никогда ни для кого. И вот за что я полюбил ее – она не такая как все. Она не будет опускаться до потребительского уровня. Она говорит «спасибо» за выполненную просьбу, у нас завязывается ненавязчивый диалог, я интересуюсь о ее самочувствии. Смотрим глупый фильм, изредка комментируя происходящее на экране, а удостоверившись, что Вика заснула крепким сном, устраиваюсь рядом, накрывая ее своей рукой.
Миранды и след простыл, а нас сопровождает другой гид, мужчина, к самому отелю на побережье. Рассказывает о близлежащей местности, о концепции гостиницы, о том, какие чистые пляжи в Нуса Дуа, противно улыбается моей женщине, отчего хочется начистить ему еблет и уходит восвояси. Сегодня обстановка менее напряженная, Вика даже позволяет обнимать ее и держать за руку, когда мы осматриваем территорию. За обедом решаюсь затронуть вопиющую тему, аккуратно отмечая, что по приезду сразу же обратимся к специалисту, чтобы поставили точные сроки, взяли все необходимые анализы и удостоверились, что с малышом все в порядке после долгих перелетов. – Еще нужно будет думать что-то с квартирой. Однозначно переедем в более просторное жилище. Как на счет отдельного дома? С газоном и забором, - вдохновленный новостью, с которое мне практически удалось смириться, тараторю, не успевая даже прожевать кусок лобстера. Все свое детство я прожил в частном доме, ибо в Калифорнии не востребовано блочное жилье. В шумном рабочем Нью-Йорке все наоборот. Здесь людям некогда следить за цветами, заводить домашних любимцев, устраивать по субботам встречи за барбекю. Будет сложно отвыкать от динамики, предаваясь вальяжности и быту, но мы справимся. – Надеюсь ты передумала и станешь моей женой, - вот уж чего сам не ожидал, что скажу. Но я повторяю вопрос, завуалированно делая снова предложение, на которое получаю скромное «подумаю». Для меня это значит: согласна, но я чуть повыебываюсь. Тут как ни крути, а все уже решено за нас. Тот мелкий, что растет в пузе Вики все решил за двух взрослых и состоявшихся людях. Самодовольно улыбнувшись, запихиваю в рот последний кусок свежевыловленных морепродуктов и предлагаю остаток дня покиснуть на пляже.
Далее счет пошел не на дни, а на часы. Время в отпуске пролетает как одно мгновение, а я готов был провести так еще ближайшие года пол. Океан, шезлонг, коктейль, рядом любимая женщина. Удивительно, но за неделю на побережье я ни разу не накосячил, а наши отношения регенирировались сами по себе. По крайней мере я так считаю. Чемоданы собраны, загоревшие тела укомплектованы в удобную одежду для комфортного перелета, время которого позволяло выспаться Вике у меня на плече, а мне наконец-то дочитать любимую книгу.
Добравшись до квартиры, я первым делом принялся рассматривать подарок. Правда даже неловко стало от того, что забыл как держать гитару, не то, что по струнам бить. Но не у одной Виктории были сюрпризы. Дальше самое неприятное – разбор чемоданов, а пока я был в душе, Вика успела приготовить яичницу. Усевшись за стол, подвигаю к себе тарелку, внезапно спрашивая: – Ты подумала над моим предложением? Так же внезапно достаю из кармана домашних штанов небольшую коробочку и протягиваю ее девушке.

+1

17

Верность — она в голове.
Она не подвластна ни обстоятельствам, ни алкоголю. Верность — это состояние отвращения к чужим прикосновениям и поцелуям. Верность — это состояние отторжения и отчуждения от шумных компаний и разных дел. Верность — это сообщения поздней ночью, несмотря на бурное веселье. Верность – это осознание и ощущение того, что ты не в том месте и не с теми людьми. Верность она в голове. Верность — это воспоминания. Это лёгкая улыбка на лице и желание, дикое желание как можно быстрее раствориться в дорогих сердцу объятьях. Верность – это решение. Твердое и уверенное. Внутреннее. Совсем неосознанное, но от того и самое настоящее. Не пафосное и лишь словесное. А молчаливое и исполнимое. Верность — это гармония — душевное равновесие и сексуальная идиллия. Верность – это полнота. Полнота отношений. Верность — это не противостояние соблазнам. Верность — это иное восприятие соблазнительных ситуаций. Верными могут быть только любимые.
Верными могут быть только счастливые.©

Пауза, затянувшаяся между ее последним вопросом и его ответом была так длинна, будто прошло не меньше двух месяцев, но никак не пара минут. Это трудно объяснить, это больно переживать, но есть моменты, что невозможно передать словами, тестом, нарисовать или там, слепить скульптуру, чтобы хоть как-то объяснить мотивацию. Это просто пришло и накрыло мягкой кошачьей лапкой, провело по спине, смахнуло прядь с лица, легко прикрыло веки.
Она поверила Кайлу.
Придти в себя удавалось гораздо быстрее, чем думалось изначально и вот они уже держатся за руки, гуляя по райскому острову меж теней высоких пальм, любуясь бескрайним океаном, где лазурная волна с молочной, как у кофе из рук умелого баристы, пеной разбивается о золотой теплый песок. Гормоны ли, но запах соленой воды успокаивает, хочется стоять в его объятиях и вдыхать аромат океана долго-долго, однако заботливый Дэвис просит ее пройти обратно к отелю, ведь от лучей столь яркого солнца не спасает даже широкополая шляпа Вики.
На ее тарелке взрыв несочетаемых продуктов и мороженое, но детектив не ест, а внимательно наблюдает за беспечно уплетающим лобстера партнером, щебечущем о совместных планах на будущее. Анчоусы, значит, в пицце, стейк лосося и салат из морепродуктов в номер. На вопрос о приобретении дома Вика ненадолго отрывает взгляд от вилки с наколотым кусочком морепродукта, что скрывается во рту аппетитно жующего Кайла и отвечает:
- Хммм... Это серьезная статья расходов. Но если продать мою квартиру, то вполне получится. Вест-Иллидж по-прежнему привлекательный для покупки недвижимости район, - говорю нетипично легко для себя, своей неповоротливой натуры, тем самым признавая Кайла главой в нашей паре, принимающим решения, которые я больше истерически не отвергаю ради отстаивания своей независимости и неврозов. Кайл снова задает вопрос, на который отвечаю кокетливо-назидательное "подумаю", но он доволен, потому что знает ответ. Мы оба его знаем, мы собираемся покупать дом, если противоречивая, импульсивная натура моего мужчины не передумает в сторону пентхауса, хижины, а то и вовсе переезде в родную ему Калифорнию. Я по-прежнему не могу угнаться за его порывами, но разве мне надо его догонять, если метаться и перемещаться он все равно планирует только в комплекте со мной? Кажется, я приобрела еще один навык в этой жизни. - Кайл, либо ты решил покончить с собой прямо за обеденным столом, либо у тебя нет аллергии на морепродукты, - сержант молчит, прожевывает с причмокиванием последний кусочек лобстера и замирает, осторожно отвечая, - я пиздел на счет аллергии. Он знает как я не выношу ложь ни в каком ее проявлении, он готов к взрыву и осторожно касается моей руки.
- Ну и дурачок, - отвечаю, улыбаясь и сжимая пальцы в ответ. Что-то явно поменялось, в первую очередь во мне. Я не смогу его изменить, но я даже не буду пытаться это делать. Просто буду надеяться на ответное принятие меня такой, какая я есть, с моими недостатками и особенностями, с моей готовностью идти на компромиссы и "высоким ростом" в плане дойти до какой-то мысли. Просто он выбрал меня, а я выбрала его, теперь мы идем вместе. И скоро к нам добавится третий человечек уже наш, совместный.
В самолете отсыпаюсь и за себя и за Кайла, оставшиеся дни отдыха мы использовали на всю катушку, что память моего простенького Сяоми забита под завязку совместными веселыми селфи, памятными фотографиями с экскурсий и видео самого разного, в том числе и пикантного характера. Каждую ночь и утро я не давала ему спокойно лечь отдыхать, мы отметились в каждом углу номера, на пляже и даже в приотельном парке, где мои громкие стоны были зажаты его грубой ладонью, а сам он рычал диким зверем, едва успев задрать край моей юбки стоило мне жарко шепнуть ему на ухо что на мне в тот момент не было никакого нижнего белья. Мое ненасытное желание никуда не делось, боюсь представить как мы будем выматываться на работе, а потом, чую, он начнет от меня запираться. Зато благодаря ежедневному сексу, постоянному плескания в океане и активным прогулкам даже мой зверский аппетит не сильно испортил мне фигуру, хоть и пора взять себя в руки.
- Это был сказочный отдых. Спасибо тебе, - улыбаюсь в такси, когда мы едем от аэропорта в сторону дома, а Дэвис обнимает меня рукой, крепче прижимая к себе. Мимо нас скользят знакомые улицы, проспекты и здания, а я смотрю в его ясные глаза на загоревшем лице с чуть обгоревшим носом и тихо шепчу ему в губы, - любимый.
В нашем доме все по-прежнему, даже пахнет уютом, спокойствием и теплом. Конечно мы не так давно живем вместе, но холостятское жилье Дэвиса постепенно приобретало вид обитаемой площади, где живут два разных человека, объединенных одной целью. Для него мне захотелось сделать эти метры светлее, чище, приятней, добавить больше атмосферы и тщательней следить за порядком, хоть мы никогда и не поднимали этого вопроса в совместном проживании. Оба слишком привыкли к независимости, одиночеству и необходимому минимуму вещей, но что-то менялось в нас обоих само по себе. Добровольно. Мы осознанно и с искренним желанием стремились сделать быт друг друга комфортней даже при нашей сумасшедшей занятости. И это ценно. Равно как и гора сувениров для родных что я привезла из Храма Бедугул-Танах Лот и местного фруктового рынка. Чемоданы разобраны, Кайл никак не налюбуется инструментом, а я прячу счастливую улыбку что угодила. Пока готовлю ему нехитрый завтрак негромко напеваю прилипчивый мотивчик, услышанный в такси да пританцовываю, что мне совсем не свойственно. Меня хватает только на легкую удлиненную блузку-платье из одежды, чешу одной босой ступней другую и радуюсь возвращению домой, радуюсь тому, что не разучилась готовить и могу накормить любимого человека, что только что вышел из душа.
[float=left]https://i.ibb.co/qFhXXXC/giphy-3.gif[/float]- Ты как раз вовремя. Проблема номер один сейчас: послезавтра на работу, надо придумать что и как сказать Кэмпбеллу о нас и моем положении. Я уже вижу как вздувается вена на его лбу, он когда злится всегда так краснеет страшно, мне даже иногда кажется...
– Ты подумала над моим предложением?
Смотрю на эту коробочку, затем на Кайла, снова на черный квадратик под его рукой и снова на серьезное лицо мужчины. Все слова, все проблемы улетучились в трубу, все самое важное происходит здесь и сейчас со мной. С нами обоими. Он снова задает этот вопрос после моего чудовищного ответа там, на райском острове, он снова открывает свою душу, которую я уже однажды ранила в самый неподходящий момент. И он делает это по правилам, которые презирает, где-то умудрился купить кольцо, хотя все время был у меня на виду, а я смотрю на едва заметную розовую полоску возле его виска - след от той царапины, когда мы упали на столе в первый день отпуска. И эта полоска плывет у меня перед взглядом, равно как и действительность.
   вот рука и сердце, и я жду твой ответ.
   ты улыбнешься...

- Да, - сглатываю, зажимаю дрожащие губы пальцами, удерживая сияющую улыбку и эмоции, что расправляют мою грудь. Всхлипывающий вдох, часто моргаю и удерживаю себя зная, как он ненавидит слезы. - Это ответ. Да. Да, я согласна, я очень этого хочу, - мое сердце поет, а душа доверчиво распахнута навстречу, мне не нужно для этого решения кольцо, - ты мог скрутить его из сигаретной фольги, я все равно сказала бы "да", - порывисто сажусь ему на колени, крепко обнимаю за шею и целую, целую мои родные, теплые губы самым крепким поцелуем, самым честным и искренним. Сквозь объятие он надевает мне на палец невероятно красивое, скромное, так подходящее моей сдержанной натуре кольцо что еще и идеально подходит по размеру. И когда только успел узнать? Я так боялась что больше ты никогда не предложишь, обидевшись на меня тогда.. - я готова взять твою фамилию, я хочу всегда быть с тобой, - шепчу в его губы, прижимаясь своим лбом к его в нашем жесте,  - и любить тебя. Я люблю тебя, я очень сильно тебя люблю.
Мой любимый человек улыбается, я вижу как он счастлив и понимаю, что никогда не была счастливее, чем в этот момент. Что никогда не принимала более верного решения в своей жизни. Что никогда никого не полюблю сильнее, чем этого человека. И чтобы там не говорил какой-то известный ублюдок о чувствах - я позволю полюбить себя, полюблю себя сама и буду любить в ответ.
И я люблю.

   ...и скажешь мне: "Да!"
   Ты улыбнешься и скажешь мне: "Да!"
   Ты улыбнешься и скажешь мне: "Да!"


Отредактировано Victoria Maxwell (18.09.2019 00:19:35)

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » EAT PRAY LOVE ‡эпизод