http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: сентябрь 2019 года.

Температура от +15°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » 100500 оттенков иссиня-черного ‡флэш


100500 оттенков иссиня-черного ‡флэш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://funkyimg.com/i/2Tqn3.jpg
Время и дата: полдень, 22 марта 2019 года
Декорации: Central Park
Герои: Georgiana Bennet & Dale Norton
Краткий сюжет: не хочешь проблем - не приставай к людям. Не подходи, не заговаривай, не встречайся глазами, а лучше и вовсе не покидай квартиру... Ну, вот кого предупреждали? Разгребай теперь это все сам.

+1

2

[sign]https://funkyimg.com/i/2TveA.png[/sign][nick]Georgiana Bennet[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2Tvez.png[/icon][status]-[/status]

Солнечные лучи уже давно поднялись над кронами деревьев, сгоняя со столь трепетно облюбованных мест засидевшуюся шпану, вооруженную мольбертами, планшетами, карандашами и красками. Где-то вместе с ними пристраивались люди поприличнее, те, кто считал себя перспективными студентами или талантливыми людьми вооруженных скетчбуками, у которых все впереди, а это вот вокруг… лишь практика в полевых условиях. Если прогуляться в глубину парка, то подобных пташек можно было бы встретить почти под каждым мало-мальски приличным деревом или кустом, некоторые даже сбивались в стаи художественных курсов, точнее курсов по выкачиванию денег из мирного населения, которое еще на что-то в этой жизни надеялось…
Джо тоже надеялась. Сидя в свете солнечных лучей, которые даже не грели, а просто слепили, добавляя прелести в ее и без того незавидное положение, она надеялась, что этот урод, сидящий напротив нее, этот пижон, в драном пиджаке, видимо один из новомодных вшивых хипстеров, к которым то и дело относили и ее саму, в общем, она надеялась, на одну простую вещь: да перестань же ты дергаться, козлина кривомордая… Сам же потом носом вертеть начнешь, если, блядь, нос твой кривым выйдет. Да, едва ли ее настроение сейчас хоть какой-то частью подходило под определение творческого вдохновения или любви к своему делу. Оно вообще очень плохо подходило человеку с намеком на адекватность, но о чем может идти речь, когда в глаз светит солнце, голова раскалывается, а клиент дергается?! Я тебе сейчас этот карандаш в одно ухо запихну, а из другого вытащу, как херов фокусник!
- Нет! – Скорее взвизгнула девушка, не совладав с осипшим голосом, когда мужчина то ли повел плечом, то ли подвинулся на низеньком табурете, сооруженном из пластикового ящика, пытаясь взглянуть на проступающие очертания собственного лица, над которыми корпела (но без особого энтузиазма и старания) художница. – Посмотрите, когда будет готово!
Возможно, стоило быть немного помягче и вести себя несколько посдержаннее, чтобы клиент не сбежал, забрав с собой те десять долларов, которые были затребованы за работу, и так нужны самой Джо, что она нервно и коротко улыбнулась, тут же поморщившись от боли в треснутой губе.
На самом деле, сегодняшний день можно было назвать более чем удачным, не смотря на все отягчающие обстоятельства, которых было не мало. Уже второй клиент! Вопреки обыкновению, когда подобных смельчаков можно было не видеть неделями, а то и больше. Это значит, что буквально через полчаса в ее кармане будет двадцатка… Двадцать долларов – целое состояние, этого должно хватить… на пару раз? Может даже три… по старой дружбе, ну разве не уступит… Черт… Давай Джо, сосредоточься… Рука едва заметно дрогнула и обмотанный старым пластырем палец сжал карандаш чуть сильнее. Еще бы поесть… да, поесть определенно стоит, и нужна кисть. Гадство, тогда точно на три не хватит…
Собственно, то, что мысли девушки вертелись вокруг одного нерушимого столпа ее существования, и было главным и основным отягчающим обстоятельством, которое влияло на всю ее жизнь. Удивительно, как она вообще умудрялась сохранять те крохи концентрации, чтобы карандаш не ходил ходуном по листу, вырисовывая скорее шедевр в стиле экспрессионизма, а не стандартный портрет, которые так любят туристы или романтично настроенные парочки. Голова у нее расскалывалась, во рту уже давно задували ветра, принесшие пару горстей песка из самой Сахары, чтобы это ни значило, самообладание висело на волоске, а еще и желудок пел серенады почище Элвиса Пресли. Внешний вид девушки вполне соответствовал ее внутреннему мироощущению и представлял из себя мало привлекательную помесь молодости и запойного бродяжничества, которую ловко можно было уместить в довольно правдивую формулировку бабули из Бруклина: «наркоманка паршивая!». И даже поспорить с этим было нельзя, ведь столь четкое определение вполне отражало ее образ жизни. Разве только на «паршивую» Джо несколько обиделась и даже умудрилась помыться, воспользовавшись благами цивилизации одного из своих приятелей, что снимал небольшую комнату в портовой части города. Холодный душ, к сожалению, помог не на долго, и действие его закончилось еще до того, как перекинув через плечо старый этюдник, она отправилась на смену в Центральный парк.
Но видимо была в ней заложена толика природного обаяния, или то отчаяние проступающее через дугу сведенных на переносице бровей, буквально подкосило ноги какого-то китайца с фотоаппаратом, что на ломаном английском вроде как объяснил ей свои пожелания, пропущенные впрочем мимо ушей. Какая разница, что он там лопочет, если уже сел напротив нее, а в руках у него заманчиво зажата зеленая банкнота? И Джо принялась рисовать, даже в какой-то мере вдохновленно, даже не уходя в карикатуру, а немного погружаясь в излюбленный ею стиль, когда рисунок едва ли можно было отличить от фотографии, вот только на такую работу обычно требовалось чуть больше стандартных двадцати минут, которые могли высидеть парковые клиенты, до того как начинали нервничать и ерзать. Но втирая в бумагу пастельный карандаш, вырисовывая прожилки хитрых глаз, обрамленных подозрительно пушистыми ресницами, среди которых спряталась едва заметная бородавочка на нижнем веке, Джо не заметила, как за процессом ее работы кто-то начал пристально наблюдать, вызывая тем самым непомерное раздражение и даже зуд под кофтой, отчего невольно поежилась и добавив еще пару штрихов, чиркнула свой росчерк в нижнем углу страницы.
- Готово! Деньги вперед. – Из-за выбитого зуба улыбка у нее получилась не такой обворожительной, но все же убедительной и весьма довольной, когда приятный шелест банкноты утяжелил нагрудный карман старой клетчатой рубашки, из которого уже торчала пара карандашей, притом один из них торчал с противоположной стороны. После чего отдала и вместе с этим, наконец, показала работу клиенту, который удивленно, и, боюсь, не очень довольно воскликнул на своем родном наречии, явно броня талант уличной художницы, которая пусть и не поняла смысла сказанного, но все же оскорбилась до глубины души послав в след уходящему китайцу, нелицеприятный жест из комбинации пальцев.
- Это ебаное искусство, друг, и я принимаю твое восхищение! – после чего обернулась на хмурую морду, что застыла чуть позади и своим видом не внушала никакого доверия, не говоря уже о платежеспособности. – А ты че встал? Портрет – двадцатка. Половину вперед. Или садись или уматываааа…- тут вдруг раздался первый звоночек голодного живота и тон художницы чуть изменил направление – Ай, ладно, десятка? Оцени мою щедрость, цена как для своего! Скажи, чем вообще недоволен был этот парень?

+1

3

О, я тебе в деталях расскажу, чем он был недоволен! Честное слово, на это было больно смотреть. Терпения практически не хватало, когда хотелось просто взять эту дуреху и хорошенько потыкать ее носом в то, что она рисовала. Конечно, он и раньше имел опыт работы с уличными портретистами, даже теми, кто никогда не переступал порог художественной школы, но вот только что, еще мгновение назад она пыталась выдать нечто с заявкой на оригинальность, а теперь рвала и метала, от чего сердце художника обливалось кровью, а он сам сочувственно хмурился, сострадая ни в чем не повинному листу бумаги. Конечно, с одной стороны, он сам был в этом отчасти виноват, подсев к настолько агрессивной леди, даже не озаботившись ни успокоительными, ни бронежилетом, поскольку ее исподлобный взгляд периодически прожигал в нем еще пару-тройку дырок, будто он ее заставлял работать совершенно за бесплатно. Ну, почти. Денег-то у него все равно не было. Но оставалась при себе ополовиненная бутылка виски.
- Не дави так силь... да что ж ты давишь-то так? Ты рисуешь или лицо мне грифелем кроишь?.. - на него шипели, хрипели, едва ли не бросались, но Дэйл с огромным трудом сдерживал в себе позывы вскочить, отобрать рисунок и дорисовать самому.
Для того эта девушка и пользовалась любыми доступными ей способами заставить его не дергаться и замолчать, от чего Нортон только глаза подальше закатывал - ведь, он не просто так... он хотел ей помочь. Ну, в самом деле, если она и дальше так будет продолжать, на нее заведут уголовное дело за вымогательство. Впрочем, слово "девушка" прозвучало слишком громко даже для человека жизнь посвятившего увековечению их красоты на своих полотнах. Вероятно, он и сам сейчас навряд ли представлял собой зрелище по-приятнее, чуть подшофе и со щетиной, угрожавшей порвать его футболку, зацепи он ее мордой, пока надевал, но, все же, у него сейчас был не лучший период в его жизни... или не лучшая жизнь в его периоде, так или иначе, но он находил себе в этом оправдание, а вот эта леди... мягко сказать, воплощала в себе средоточие нездорового образа жизни. Господи, у нее еще и зуба что ли не хватает?.. Что-то подобное он вполне мог бы использовать позже в своем творчестве - например, наглядно предоставив последствия синтетики для подрастающего поколения. Сколько ей было на первый взгляд?.. Ну, на первый - хорошо за тридцать, но, присмотревшись, Дэйл все же не дал бы ей и больше двадцати. Он снова предпринял попытку хоть мельком заглянуть в эскиз, но был гневно усажен обратно, а девчонка кошкой чуть не порвала ему свой объект работы. Выцарапаешь глаза - рисовать, ведь, меньше надо будет... Вероятно, раньше, в ее возрасте, он тоже не любил, когда заглядывали через плечо, подмечали нюансы и секреты. Тогда, когда он еще всерьез считал, что именно в этом и может крыться успех его работ, и он через многое прошел, прежде чем сообразил, что это далеко не так, что все это лишь инструмент, тот необходимый мизер, то оружие, с которым ты выходишь в бой, но совсем не то, что гарантирует тебе победу. Он знал, что это лишь иллюзия твоего мастерства, что суть всего кроется совсем в иных деталях, она зарождается в твоей голове и рвется наружу, обретая жизнь и шанс на существование на полотнах, и только ты способен ей позволить жить, как жаль, что за последнее время так мало, что стремилось избрать именно его своим пророком.
Он не видел, что она рисует, но прекрасно знал все это по штрихам, по движениям рук, по скользящему по своему лицу взгляду.
- Здесь под другим углом... это под другим углом нужно... - но кто ж его слушал, в самом-то деле.
Он искал вдохновения в этот день... не первый уже, конечно, но и времени еще оставалось достаточно до крайнего срока его заказа, впрочем, вот как-раз с вдохновением возникали некоторые трудности, а потому он просто прогуливался по сыроватому прохладой парку, подмечая, улавливая, растворяясь в ветре и стараясь поймать постоянно ускользающую мысль. Он набрел на аллею художников совершенно случайно, он вообще плохо ориентировался в пространстве и мало представлял, в какой части центрального парка он сейчас находится, и как ему его позже покинуть. Он не любил преподавать в школах, всячески стараясь избегать подобной участи, его это сильно утомляло и выматывало, но посмотреть на то, как дети пытаются что-то изобразить, в принципе, был не прочь, местами даже вполне заинтересован. Они еще не умели в полноте своей держать руку твердо или отдаваться во власть искусства, они старались, корпели, кто-то больше, кто-то меньше - были и те, кто просто зарабатывал подобным творчеством себе на жизнь, но не настолько все это было высокооплачиваемо, чтобы оставалось на что-то кроме еды. Он смотрел и пытался уловить индивидуальные черты каждого, их стиль, зачатки какой-то особой техники. Как правило, ничего особенного - они неплохо справлялись, но казались ему посредственностью. Покуда не встретил вот эту особу. Надо отметить, как личность она ему нисколько не импонировала, более того, обладала весьма отталкивающим образом, но вот кое-какие ее штрихи... была в них эдакая неприкрытая естественность, когда художник не рисовал на бумаге, а находился с нею в некотором симбиозе, считал ее продолжением себя самого. Признаться, Нортон остался слегка заинтригован, от чего решил остановиться и еще немного понаблюдать. В это мгновение, вероятно, он и сам не смог бы объяснить, почему он все-таки согласился на рисунок, хотя ему было практически нечем заплатить. Скорее всего, поддался на провокацию и собственному любопытству. Вот только не долго продлилось его эта завороженность, очень скоро заступая место разочарованию, как только он взглянул на все это с чисто профессиональной точки зрения. Может, что-то в тебе и есть, девочка, но ты явно не хочешь подобное развивать. Более того, в то время, когда они подходили как будто бы к медиане их сотрудничества, эта хитрюжка настойчиво протянула ему ладонь за деньгами, от чего Нортон неслабо прифигел и уже не слушая возражений повернул к себе вполовину готовый портрет, не понимая вообще, а что происходит-то.
- Но он не готов... в чем дело? - с прищуром бросил он взгляд на начинавшую закипать девицу. - Он не дорисован, красотка! Где скулы, что с носом? Про уши мне вообще нечего сказать... потому что их нет! Ты издеваешься что ли? - но было видно, что, даже если она и хотела это сделать, то нет, он не издевалась, она на полном серьезе предлагала ему засунуть свои претензии туда, куда обычно вообще ничего не засовывают, исключая колоноскопию. - Берешься за работу - доделывай ее до конца. Пока не закончишь - я не стану тебе ничего платить. Точка, - и вернулся в прежнее положение, грозно и возмущенно скрестив на груди руки в ожидании. - И она еще спрашивает, чем у нее клиенты недовольны... пф! - продолжал ворчать оскорбленный в лучших художественных чувствах Нортон.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » 100500 оттенков иссиня-черного ‡флэш