http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: октябрь 2019 года.

Температура от +12°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » once lied ‡эпизод


once lied ‡эпизод

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://funkyimg.com/i/2UfZY.png https://funkyimg.com/i/2UfZZ.png https://funkyimg.com/i/2UfZX.png https://funkyimg.com/i/2Ug11.png
2019 г. Нью - Йорк - Сидней
Алексей Морозов и Алистер Голд

Отредактировано Alistair Gold (28.05.2019 12:57:06)

0

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Дежурный ментоловый поцелуй в гладковыбритую щеку, дребезжание только что использованной зубной щетки, заброшенной обратно в существующий лишь для этого футляр, она аккуратно кладет щетку для волос на мрамор, подводит губы помадой от диор, кажется этот цвет она называет nude chill, щелкает колпачком от оной и мельком смотрится в зеркало, прежде чем выйти из их общей ванной комнаты. И не то, чтобы стоит жаловать на тесные помещения в доме, но вместе с тем, как Ольга покидает комнату, становится просторнее, наверное, виной всему тот парфюм, который она предпочитает использовать в это, да в принципе и в любое другое, время года. Если ей что-то нравится она будет держать это мертвой хваткой, когти ястреба по сравнению с тем, как заполучив желаемое, удерживает его бывшая миссис Баум, а нынешняя миссис Голд, абсолютное ничто. Возможно было бы правильнее попросить сменить ее этот аромат на что-то более легкое и вдохновляющее, но вряд ли она пожелает уступить. Все чаще Алистер ловит себя на мысли, что, если бы тяжесть пушечных ядер и пороха можно было запихнуть в этим миниатюрные флаконы, стоящие порой целое состояние, Ольга непременно бы приобрела для своей коллекции парочку таких парфюмов. Голд замер в дверях между ванной комнатой и спальней, которая была еще просторнее, но из-за присутствия в ней его жены, все, казалось, иначе. Он рассматривал ее, пытаясь понять, смог бы он узнать ее черты лица наощупь или узнать ее по шагам, если бы она не использовала этот головокружительный, убивающий все в радиусе километра парфюм и высокий каблук, на которые будто бы специально заставляла сапожника приделывать металлические набойки, чтобы о ее приближении знали все заранее и готовились к худшему.
- Что-то не так? – Ольга не смогла остаться безучастной и просто улыбчивой женщиной, что торопливо собирается по своим делам, не замечая угрюмого взгляда собственного супруга, который буквально вонзился в нее черными стрелами. Изыскано – надменный взгляд прошелся от самой макушки непокорных цвета антрацита волос Алистера к его босым ногам.
- Отвык за последний месяц от того, что в этой спальне кто-то еще бывает помимо меня и заглядывающей сюда во время уборки прислуги. – Слегка пожимая плечами отозвался Голд, направляясь к комоду, в котором хранились все имеющиеся у него галстуки и запонки. И все же молниеносный взгляд его жены все-таки его настиг, оцарапав обнаженную спину и спустившись прямиком до тугой резинки спортивных штанов в которых он предпочитал расхаживать по собственной спальне. Не то, чтобы между ними не было доверия, но брак двух сильных по духу и непокорных по характеру людей – это вовсе не тоже самое, что и брак, где оба безумно любят друг друга и слепо доверяют своей второй половинке абсолютно во всем. Соблазн всегда велик, а Ольга как никто другой знала, что ее муж довольно легко ведется на определенный типаж женщин, главное выждать нужный момент и вовремя оказаться в поле его зрения. А после того, как это случится, можно расслабиться, ведь ты уже обеспечила себя на весь остаток жизни, упиваясь иллюзией украденного у другой женщины счастья.
- Я видела твое расписание на эту неделю, - вдруг подала голос Ольга и прозвучало это столь же буднично, как ее доброе утро даже если ничего из случившегося накануне или запланированного на день не предвещало того, что утро может быть добрым. Пальцы Алистера замерли над аккуратно разложенными по секторам галстуками, он перевел взгляд с кашемировых и шелковых тканей немного выше, можно сказать взглянул перед собой. Со стены на него смотрели семейные фотографии. Семейные. Он едва не передернул плечами от непривычности того, как это прозвучало в его голове.
- Оно было составлено до того, как я узнал, что ты, вместе с Нейтаном, приняла решение вернуться в Нью – Йорк. – немного раздраженно бросил он через плечо, игнорируя то, что Ольга подобно акуле, плавник которой разрезает водную толщу, приближается к нему. Он не оправдывался, потому что не считал нужным, скорее это была констатация фактов в духе Алистера Голда.
- Не сердись. Мы оба хотели порадовать тебя. Несколько месяцев вдали от дома, похожи на ссылку, сплошное мучение. - Ее ухоженные руки легли на плечи Алистера и с легким нажимом, она все же добилась того, чтобы он развернулся к ней лицом.
- И много ты знаешь о ссылках и мучениях, когда у тебя в доме целый штат из прислуги, массажистов, мастеров маникюра и преподавателей йоги? – С легкой ироничной усмешкой поинтересовался у своей супруги мистер Голд тоном человека, которому хорошо известно сколько и куда тратит его жена, ведь именно он оплачивал все эти бесчисленные счета. Ольга будто бы сочла идеальным вариантом своей мести супругу, не оставившему ей выбор, кроме того, чтобы покинуть Нью – Йорк, бессмысленную и баснословную трату денег из их общего бюджета.
- А ты знаешь другой способ как перестать хандрить в разлуке с близким человеком? – дернулась Ольга и ее пленительного обаяния как не бывало. И пока другие женщины попавшие в ситуацию, когда своего супруга можно по косвенным уликам подозревать в состоявшейся измене, заискивающим взглядом ищут отрицательный ответ в глазах любимого человека, миссис Голд держит марку закостенелой стервы со стажем – кривит тонкие губы в усмешке острее ножа и изучает лицо Алистера с видом познавшего много уникальных экспонатов, коллекционера. Бог создал ее не только красивой. Существует не мало мифов о блондинках, дескать, дуры набитые, кукольное личико и полный ветер в голове, но Ольга будто бы назло всем доказывала обратное: она демонстрировала свой ум, хорошее образование, продвижение не только по карьерной лестнице, но и в социальной у нее все шло в гору, а еще она была цинична и имела чертов характер стервы, делающий ее подчас просто невыносимой.
- Закончим на этом, - предлагает мистер Голд и аккуратно отстраняет от себя собственную жену.
- Как пожелаете, мистер Голд, - отозвалась она и ее чувственные, созданные для поцелуев губы, изогнулись в многозначительной усмешке, хотя взгляд остался все таким же холодным и оценивающим. – Надеюсь ваш полет в Сидней оправдает все ожидания. Морозову пламенный привет. Перед тем как покинуть спальню она шлет по воздуху, в направлении замершего у комода мужа, воздушный поцелуй.


Можно быть готовым к чему угодно, но только не к тому, что в качестве сопровождающего тебе достанется мужик ширина плеч которого превосходит ширину твоих почти вдвое, к тому же он в идеале овладел искусством угрюмости. Честно говоря, как Голд не пытался вспомнить хоть бы один момент, когда Морозов улыбался, он так и не смог этого сделать. Странная штука наша жизнь, не правда ли? Еще вчера этот человек понятия не имел, как отличить Армани от Версаче, какая из вилок на его столе для моллюсков, а какая для салата, а сегодня он уже летит частным рейсом в Сидней в компании с президентом крупной корпорации и неторопливо потягивает из своего бокала односолодовый виски, размышляя о том, как вскоре его женщина подарит ему наследника или наследницу. Еще вчера он был одним из тех, кого обычные люди до одури боятся повстречать лицом к лицу, но уже сегодня все изменилось. В этот раз он хотя бы был подстрижен и гладко выбрит, даже часы надеты были на правильную по этикету руку, а не так, как ему удобно. Вероника всерьез полагала, что ее мужик способен справиться с поставленной задачей и не запороть встречу? Она всегда была несколько наивной.
- В твоем выражении лица, Алексей, столько же дружелюбия, сколько в моих поступках альтруизма. Боишься летать?
Они бы могли и вовсе не говорить все то время, что было заложено на поездку в Сидней, но Алистер всегда считал важным установить контакт даже с тем, кто по сути способен за косой взгляд в его сторону, свернуть тебе шею, не говоря уже о чем-то более серьезном, вроде тех двух предложений, что были озвучены Голдом за последние две минуты, пока они готовились к взлету.

Отредактировано Alistair Gold (03.06.2019 11:39:44)

+1

3

Все мы хоть раз в жизни слышали историю о Золушке. Девушка, которая всю жизнь за кров и еду работала на свою мачеху, пока та вместе со своими родными дочерями наслаждалась жизнью. И вот по манованию волшебной палочки крестной феи которая непонятно где пропадала 20 лет золушка становится прекрасной принцессой и отправляется на бал. Где сводит с ума прекрасного принца своей удивительной красотой, невинностью и интеллектом. А дальше все по накатанной, любовь, свадьба, маленькие принцы и принцессы, долгая и счастливая жизнь. И сейчас сидя в кресле перед зеркалом, Алексей чувствовал себя самой настоящей золушкой, только его крестная фея была одновременно и прекрасным принцем. Простите. Принцессой.
- Чего желаете, месье? – спросил педиковатого видя мужчина. Таких на родине Алексея в России матушке называли петухами. За чрезмерную любовь ронять мыло в душе. Алексей всегда считал, что для стрижки достаточно одной лишь машинки. Захреначил под 0,5 и все прекрасно. Когда на улице +30 не бывает жарко, когда на улице -30 шапка легко натягивается на почти лысую башку. Но ублюдочные стилисты Вероники, считают, что такой образ слишком напоминает заключенного. А стоило Морозову сказать, что как бы и есть бывший заключенный, то его счет сразу убавился на пару тысяч $. Мол сам проболтался, сам и плати за молчание. Алексей так и не понял, почему он должен скрывать правду о себе. Но Веронике виднее, если она считает, что люди должны считать его успешным бизнесменом, пусть так и будет. Хотя сложно назвать успешным бизнесменом того, кто владеет всего лишь пельменной в Бруклине, куда простые работяги строек, да патрульные приходят в обед пожрать, да после смены стаканчик пивка в себя опрокинуть. Но даже такой простой американский люд Алексею был куда ближе, чем вот этот пидрила, который сначала обильно смазал лицо Алексея кремом для бритья, а теперь взявшись за нож собирался учинить свое темное дело. Морозов нервно сглотнул. Ну плохие эмоции у него вызывают люди с острыми предметами. Того и глядишь, проведи по артерии и истечешь кровью в считанные минуты, даже пискнуть не успеешь. Доверие. С ним у Морозова были проблемы. Доверия к петухам, его у Морозова не было и вовсе никогда.
- Давай просто под машинку? – с надеждой в голосе произнес Алексей, догадываясь, что услышит в следующий момент.
- Любезнейшая фон Хорст настрого запретила Вас так стричь
- Ну тогда делай, что хочешь, - Алексей бы махнул рукой, но к сожалению «смирительная рубашка», не только сдерживала его в кресле, но и мешала даже такому простому русскому жесту.
- Давайте сделаем вам светлые пряди. Это самый тренд сезона, - у пидрилы прямо глаза засверкали, и Алексей понял, что, если сейчас его не остановит, но гомику точно хватит ума сделать его «цветным»
- Не настолько радикально, мой друг, - сквозь зубы улыбнулся Алексей.
***
- Ну как тебе? – спросил Алексей, выходя из гардеробной в гостиную, где его ждал Фрэнки, - мне кажется самое то для перелета. Удобно. Яйца не давит. Пробежать всегда можно.
- Пробежаться? По частному самолету?
- Ну да. Лететь до Европы долго. А я не так молод, кости затекают.
- Ну…как тебе сказать, мой друг. Три полоски адидас наверняка были в моде…в твои суровые русские 90-е. Но сейчас люди, которые могут позволить себе есть черную икру на завтрак, лобстеров на обед, и стейк из Кобе, одеваются несколько иначе.
- Думаешь? – Алексей был явно расстроен. Русский надеялся, что друг его поддержит, а не обмокнет в ссанину словно котенка.
- Знаю.
***
Алексей был гладко выбрит, при прическе. В костюме за кругленькую сумму, на рукавах красовались золотые запонки. И в довесок, ехал он на заднем сиденье лимузина.
- До сих пор не понимаю, зачем она отправила меня…с ним, - Алексей не испытывал к Голду негатива. Он просто предпочитал его не замечать. Слишком пафосный, слишком напыщенный, слишком…петух? Попади такой в Россию, да случайно забреди немного не в тот район и излюбленная трость мистера Голда оказалась бы там, где он совсем не хотел бы чтобы она оказалась. Но Вероника настояла и попросила быть вежливым. А лучший способ найти общий язык — это старая добрая водка. Морозов был уверен, что в баре самолета её не найдется. Будет всё, что угодно. Виски, ром, абсент, скотч, но не водка. Поэтому русский весьма предусмотрительна взял ящик с собой, хотел было занести сам, но один из стюардов перехватил его и сказал, что положит в морозильник, чтобы была прохладненькая.
- Мистер Морозов, - было видно, что Чарли совсем не привык таскать такие тяжелые грузы, поэтому то и дело перехватывал коробку. В такие моменты в голове русского была только одна мысль. «Только не ебни».
- Чарли, я же говорил. Можешь звать меня просто Лёха.
- Хорошо. Понял. Мистер Лёха, помните вам огурчики понравились? Оказывается, моя прабабка была русской. Прямо как вы. И это семейный рецепт. Маман когда узнала, что вам понравились переделе банку. Большую такую.
- Трехлитровую? – Алексей произнес это с таким предвкушением, с каким говорит еврей, когда речь идет о том, как он кого-то наебал и на чем-то сэкономил.
- Да. Именно такую.
- Ну ты же прямо братюня мой. И маман говори спасибо большое. Сегодня, когда мы с Аликом начнем пить. Приходи с банкой. Зайдет как надо.
- Аликом? Простите. Мистером Голдом? Пожалуйста, только не говорите ему, что я назвал его Аликом. Он…он…он страшный.
- Расслабься, Алик норм мужик, когда тростью не кошмарит. Пошли.
***
Алексей пропустил слова Голда мимо ушей.
- Короче. Ты мне не нравишься. Ну понимаешь. Рожа у тебя противная. Прямо как у того ублюдка сериал, с которым любит Вероника. Ну он еще Шерлока играет. Ну как играет пытается, всем ведь известно, что настоящий Шерлок — это Василий Ливанов. Кэмбэчтлен, лишь пародия. Я так же знаю, что ты считаешь меня диким, неотесанным, мудаком как минимум. Но скорее мусором, который неизвестно по какой причине заинтересовал Веронику. Давай каждый останется при своем мнение, но, чтобы не портить друг другу нервы. Нажремся. В зюсю, - Морозов выдержал паузу, давай Голду вставить свой сарказм. Не дождался, - Чарли тащи водку и огурчики.

+3

4

Замечено, Алистер Голд симпатизирует кому-то кто не надел на встречу с ним обтягивающую юбку выше колен. Очень на это надеемся, как и на отсутствие сюрпризов в ближайшие часы перелета до Сиднея. Но, что есть симпатия, проявленная мистером Голдом? Возможно это просто вышколенный с годами акт вежливости, чтобы не нажить себе очередного врага на расстоянии вытянутой руки, пока паришь в небе на высоте одиннадцати тысяч километров над землей? Вот потому он и руки Морозову не подал, так далеко его симпатия не простиралась и границы ее были уже, чем знаменитая на весь мир Шпройерхофштрассе в Германии.
- Я вроде, как и не выставочный экспонат, Алексей, чтобы нравится всем, - мягко, но в своей безупречной манере человека, желающего, чтобы последнее слово осталось за ним, отметил Алистер. В остальном он едва ли вслушивался в громкую и явно отрепетированную речь русского человека, ему и вовсе не стало обидно за хорошего человека британских кровей, которого по каким-то своим русским соображениям, этот русский парень с манерами из села, невзлюбил. На выводы хотелось кивнуть, но Алистер лишь слегка приподнял плечи в до конца неопределенном жесте, гневить богов он сегодня не планировал, вдруг они решат встать на сторону грубо сколоченного, неотёсанного мужлана.
- Не я первый и не я буду последним, кто ставит под сомнения выбор Вероники. Она всегда была упрямой и злой по отношению к тем, кто хотел как-то повлиять на ее выбор и все же ты здесь. Возможно, я бы поддался панике лишь в том случае, если бы прознал, что нам с тобой детей крестить. Ведь вы, русские, так любите говорить? Нет?  - Мельком взглянув на загоревшееся табло с просьбой от капитана пристегнуть ремни безопасности, Алистер без особого труда справился со своим комплектом ремней. Затем вновь перевел взгляд на Алексея:
- Ты получал инструкции о встрече на которой нам необходимо появиться? – Неплохо было бы уточнить такую мелочь с учетом ближайших планов, что озвучил Морозов. Если уж он был здесь костюме, запонках и гладко выбрит, значит и соответствующие инструкции Вероника ему дала перед выходом из дома. Голд очень на это надеялся. Возможно, русский таким не традиционным для британцев, но вполне в духе русских авантюристов, способом, пытался подловить своего собеседника на чем-то незаконном, вывести на чистую воду каким-то совершенно варварским способом. А быть может он ничего сверх злодейского и на планировал и действительно наплевав на приличия и этикет планировал нажраться до того, как они приземляться в международном аэропорту Сиднея имени Кингсфорда Смита. Умом Россию и выходцев из нее не понять, сколько их под микроскопом не изучай, какие тесты с ними не проводи.
- Если это попытка сорвать мне встречу, то помни, что от последующих твоих действий, зависит и дальнейшее спонсирование всех тех проектов, которые запланировала твоя жена, Алексей.  Я не думаю, что ваша всепоглощающая любовь способна будет пережить отсутствие спонсоров. Будь ты хоть трижды миллионером со своей бруклинской пельменной, аппетиты фон Хорст требуют большой ложки, не привыкла она жить впроголодь, да еще и будучи выставленной на обочину жизни.  – Голд медленно и в чем-то даже лениво развел руками, демонстрируя в полной мере свою осведомленность, способную при должной старательности, ущемить любое тщеславие. Порой это знание всего и обо всех утомляло. И, причисляя себя к тем, кто якобы мог гордиться своей разумностью, Голд бы и рад был избегать моментов, когда ставить кого-то в рамки, было так уж и необходимо, но, как же чертовски сильно бесило, что ты мог чего-то не знать, быть не готовым к перехвату инициативы, к удару в спину. Он не мог этого допустить. История с Алессой никогда в его нынешней жизни не повторится. Следуя инструкциям на табло, Алистер расстегнул ремни безопасности, но кресло свое не покинул. Не сделал он этого и тогда, когда на столике отделяющим Голда от Морозова, действительно появилась бутылка русской водки, определенно кем-то охлажденная заранее и две, охлажденные стопки под нее. Следом, расторопный стюард, вынес «огурчики». Зеленые, скорее даже буро-зеленные, мясистые толщиной в два русских пальца огурцы вываливались за границы миниатюрных блюдец, которые определенно не были предназначены для русской пищи. Взглянув на это пиршество, Алистер медленно потер свой лоб тремя пальцами правой руки, слегка оттопыривая при этом мизинец с перстнем. Легкое, почти невесомое сочувствие он испытал в тот момент по отношению к сошедшей с дистанции, в этой гонке на выбывание, бывшей сопернице в лице Вероники. Под таким натиском и Берлинская Стена бы не выстояла, не говоря уже о хрупкой, ничего не знающей о русской жизни, аристократке.
- Мне нужно еще раз изучить документы, - в попытке избавить себя от поедания странных на вид деликатесов, сообщил Голд, подхватывая стоящий у его кресла кожаный портфель и извлекая оттуда стопку скрепленных друг с другом листов. Всегда можно было ожидать, что в следующий момент бутылка с содержанием сорокаградусного напитка с подачи Морозова будет разбита о голову того, кто не пожелал пить с русским, но шли первые минуты и вроде как ничего такого Алексей не планировал.  Чтобы убедиться в собственной правоте, Алистер на мгновение перевел взгляд с бумаг перед ним, на своего собеседника.

+2


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » once lied ‡эпизод