http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/51687.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: август 2019 года.

Температура от +22°C до +30°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » star treatment ‡эпизод


star treatment ‡эпизод

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s9.uploads.ru/2dM6Y.png

JUSTIN GRENDALL & RAUL RAINIER & MAX LEMAN
June'19

If you come inside things will not be the same
When you return to the night
And if you think you've won
You never saw me change
The game that we all been playing

+2

2

В голове все еще звучала музыка – сложная смесь из всего сегодняшнего концерта, преувеличенно низкие басы и совсем уж нереалистично выделенная партия для клавишных (что поделать, если ее Рауль помнил лучше всего, ее же слышал так много раз, что не сосчитать, до состояния, когда она уже даже снилась). И перед глазами тоже оставался концерт: огромная рампа над сценой, чуть пружинящий под ногами пол, сотни софитов, направленных фиксировано и гуляющих цветными пятнами по площадке и ближайшим рядам зрителей. Рауль со своего места мог видеть каждого из музыкантов, но лучше всего, конечно, Джастина, даже когда его до пояса загораживали клубы искусственного дыма, или когда он решал пройтись по сцене в одном ему известном направлении.

Он все еще немного удивлялся тому, что находится на одной сцене с ними, что по-настоящему выступает, и это все не одна большая шутка, неизвестно ради чего устроенная.

И еще тому, что и Джастин, и Донован, и остальные воспринимают его нормально. Не как человека, отправившего солиста группы в больницу с огнестрельным ранением, а как пианиста. Это все с точки зрения Рауля было так странно, что он сомневался до самого последнего момента, до выхода на сцену, когда эти сомнения перекрыло волнение такой силы, что даже на конкурсе в Нью-Йорке Рауль ничего подобного не испытывал.

Интересно, здесь был прямой эфир, или камера просто писала для хроники, или зачем они вообще делают концертные записи?..

Инструменты после выступления должен был уносить кто-то другой. Какие-то специально обученные люди, потому что если «Кроссфейт» задержится на сцене дольше, толпа перед сценой (слово «фанаты» все еще не шло, даже мысленно) так и продолжить кричать, скандировать название, требовать еще песен – как они это делали обычно, независимо от выступающего. Раулю не слишком комфортно было с этим: он сам привык иметь дело со своим инструментом, чтобы не думать о том, где и как его можно повредить. Испортит сам – сам же и виноват, а когда это сделает кто-то другой… Но никто больше об этом не волновался, а Рауль пытался соответствовать.

Заранее понять, что он должен делать сразу после выступления, раз уж клавиши нужно оставить на сцене, Рауль не смог, так что теперь тащился следом за остальными, пытаясь следить, когда кто-то из них сворачивает в нужную сторону, а когда – в сортир или курилку. Пытался, но не смог: отвлекся на чей-то окрик, запнулся о сплетение проводов (да весь пол тут состоял из проводов, казалось), едва не упал и выругался, отряхнул джинсы, а потом раз – и рядом уже никого не было.

То есть, были звуки из-за каждой двери, где-то эти двери хлопали, кто-то выходил и заходил, разговаривал по телефону, перемещался по коридору; Рауль не узнавал этих людей, а дверь в гримерку искал исключительно по табличке – с памятью у него сегодня было плохо.

Как раз около этой двери Рауля и перехватил менеджер. Тот ужасно обрадовался: наконец лицо, которое ему знакомо, но радости хватило ненадолго – слишком быстрая речь, чересчур трудно вычленить главное. Рауль усваивал информацию кусками: интервью для радио (когда? Сегодня? Сейчас?), ряд заранее условленных вопросов (с кем это они были условлены, если Рауль впервые об этом слышит?) и все такое. Что ж, в интервью Рауль когда-то уже участвовал. Это, по крайней мере, не будет похоже на допрос, потому что в допросах он участвовал тоже. Плюс к тому – отдуваться все равно Джастину, это он здесь звезда, а Рауль рассчитывал просидеть все время на крайнем стуле и, может, вставить пару фраз для того, чтобы менеджер помнил, что и он тоже здесь есть.

- Договорились?

- Ну конечно, да, – не уловив, до чего именно только что договорился, Рауль кивнул. - Все будет отлично.

Наконец он зашел внутрь, закрыл за собой дверь и постарался осознать и упорядочить все то, что только что услышал. Ну и кем надо быть, чтобы ожидать от человека на чистых эмоциях, что с ним можно о чем-то договориться?.. В голове шумело по-прежнему, только теперь к музыке и овациям подмешались еще фразы менеджера, не связанные друг с другом. Раулю нужно было попить, желательно чего покрепче, но со льдом, чтобы мозги немного встали на место, так что он поискал взглядом бутылку воды, нашел целых шесть, стянутых полиэтиленом, и принялся колупать этот сверток, устроившись рядом с ним на полу.

Джастин появился, когда Рауль уже справился с полиэтиленом и теперь раскручивал тугую крышку, зажав бутылку коленями. Наверняка выглядел как страждущий алкаш, но какая разница – главное, не один. А то насчет времени этого интервью Рауль тоже мало что помнил.

- Эй, ты в курсе насчет интервью? – оставив в покое бутылочную крышку, Рауль перешел к самому важному. - С какими-то вопросами. Для радио. Это все, что я знаю, вокруг было очень шумно, – он пожал плечами, чтобы звучало не как ложь, а как извинение. - Ну или это в моей голове. Я подумал, все равно ты будешь знать лучше, незачем об этом задумываться. Мало ли бывает интервью? Прицепят микрофон, или даже без него, ну эти все дела. Проклятая бутылка. – Пить все еще хотелось, и Рауль взялся за крышку с удвоенной энергией – теперь, когда мысли об интервью ни капли на него не давили, можно было и переключиться.

+2

3

Выступление всегда у Джастина сливалось в одну какую-то сплошную линию остановившегося сердца. С этим его протяжным «пииииии». Он не видел бесновавшейся толпы, вскидывающей руки с зажигалками, телефонами, бог знает еще чем, не видел огни прожекторов, скользящих там и здесь, выхватывающих лицо за лицом, глаза за глазами, не видел края сцены, поэтому только чудом не сваливался куда-то за ее пределы, подернутой дымом. Джастин любил дымомашины, особенно выскакивать из тумана, аки черт. Все перед его глазами плыло, таяло, смешивалось, разбивалось на составные части, путалось искрами перед глазами, строило причудливые образы, уничтожало реальность, смертельную в своей жестокости, оставляя только его шизофренический мир, где все пестрело оттенками зеленого, цвело самыми причудливыми цветами и звенело крыльями неведомых существ. Остался только звук, удивительный в своей прекрасной дисгармонии, голос, низкий, способный меняться на три октавы, заходящееся от адреналина и восторга сердце. Он не помнил, как перемещался по сцене, как кружил вокруг каждого участника группы, наворачивал странные петли и тонул в облаках дымомашин. Пальцы немели, закручивая клубы в странные спирали, сжимая микрофон, по виску бежала тонкая нить воды, неприятно скользя вдоль резкой жилы на шее, стирая нанесенный грим некрасиво и неэстетично.
Да, сегодня с ними был Рауль. Наверное, все перевернулись бы в постелях и гробах, узнай, что Грэндалл допустил до «комиссарского тела» своей группы человека, оставившего ему на «долгую память» дырку в сердце, которая, к слову, напоминала о себе довольно частенько при таких выступлениях. Донован, между делом, для начала довольно скептически отнесся к идее Джастина включить Рауля в музыкальный состав (Донован вообще возражал в последнее время против всего, что хоть как-то напоминало о прошлой жизни Джастина и го абьюзивных отношениях с очаровательным оттенком Стокгольмского синдрома). Но Грэндаллу было все равно. Раулю был дан только ликбез на тему, что Джес выступает под псевдонимом. Да. Ксавьер Нигреану до сих пор был жив и никуда не планировал уходить, так как певец все еще беспокоился о неизвестности своей частной жизни. Во многом благодаря этому его место жительства и связи с родными докучливыми журналистами не были обнародованы, как и многие частные факты. Но вернемся к Раулю. Грэндалл, хоть и воспринимал его проще и легче, но иногда мог и влепить по хребтине в припадках особой эмоциональности. Однако так доставалось всем участникам группы, поэтому тут уже ничего не попишешь. На барабанщика вон стакан воды вылили за прегрешения против ритм-секции.
Но сегодня все прозвучало идеально, именно так, как было задумано, поэтому точно воплей на Вальпургиеву ночь с отчитыванием нерадивых не случится нынче вечером. Джастин вскидывает руку, качает ей из стороны в сторону, гипнотизируя толпу, заставляя наклоняться светящиеся искорки зажигалок и телефонов влево-вправо. Но вот и близится время финальной песни, футболка Джастина уже давно разрывалась на части где-то в толпе ополоумевших фанаток, сам певец уже раз сто, как устал и ужасно хотел курить (да уж, бесчисленные попытки окончательно бросить всегда обрывались на таких вот выступлениях). Но вот и отзвучала последняя песня, Джастин- Ксавьер бросил в толпу слова благодарности за теплый прием, отпел один бис, но на этом все. Силы кончились. Можно было го всего отжимать в стиральной машине. Инструменты должны были собрать техники, поэтому Джастин едва ли не буквально бросил микрофон с гитарой и первым свинтил со сцены (ему-то дольше всех приходилось стирать с себя лицо и переодеваться).
В следующий момент пальцы опутали край раковины, лицо буквально нырнуло под струю холодной воды, а потом и затылок, чернота грима грязными потеками полилась в слив. Черт, он, конечно, сильно устал. Черт… Мягкий ворс свежего полотенца коснулся кожи, впитывая в себя остатки воды и грязи заодно, поэтому можно было бы пошутить на предмет отпечатанного лика, но у Джеса настроения на это не было, все что его интересовало на здесь и сейчас: покурить, сожрать кусок мяса, выпить, заняться сексом, может быть. Вот и весь круг потребностей. После всех процедур певец уставился на себя в зеркало. Ну и рожа. Вокалист слегка оскалился, пальцы сжали подбородок, подвигав его туда-сюда. Опять похудел. Ну да ладно. Слегка шатаясь, он побрел в сторону гримерной, где должен был переодеться, а потом как мышь выскользнуть на улицу и раствориться в ночи Нью-Йорка.
Однако в гримерной внезапно был Рауль. Почти до инфаркта ведь напугал, козел! Вдох, выдох.
- Ты гримерки перепутал. – стандартное приветствие с перстом указующим. – Твоя находится рядом с Уиллом, это немного подальше. Устал? Я вот сейчас точно свалюсь.
Джастин тяжело плюхается на стул, дальше пытаясь разобрать тот начесанный бардак, который ему сотворили заботливые девочки -гримеры. Это весьма долгая и неприятная процедура обычно, но Джастину везло сегодня, поэтому прическа разбиралась полегче. А Рауль воевал с бутылкой.
- Какое еще интервью? – Джес слышал об этом впервые. – Для радио? Нил, блять. Сто раз говорил, что после концертов никаких интервью. Нет, блин, козел. Дубина. Ебаный мудак. – шипит вокалист сквозь зубы, заканчивая возиться со стрижкой. – Остановись мгновение, я знаю, что такое интервью, поверь. Тебя тоже запрягли, что ли?Я с Нилом потом поговорю. Будет знать, ромашка дрянная, как игнорировать мои просьбы.
Так блять. Раздражение слегка скребануло где-то глубоко под ребрами, Рауль с бутылкой тоже бесил, поэтому вокалист отобрал у бедного пианиста неподатливый кусок пластика и рывком почти содрал неподдающуюся крышку.
- На, держи. Каши мало ел, что ли? – сует он обратно бутылку Раулю в руки. – Ну и когда это интервью? В смысле «сейчас»? Я грим уже смыл, блин. Ну ладно. Пойдем.
Благо что в больших концертных залах, где обычно выступали «Crossfate» было место для конференц-встреч и интервью. Поэтому Джес с удовольствием опустился в кожаное кресло, а вокруг засуетились техники, цепляя оборудование и подключая диктофоны и иную хрень для записи.
- А сколько народу будет интервьировать нас Нил не сказал? Не соизволил? Ну ладно. Раньше сядем, раньше кончим.
У Джастина действительно было очень мало сил, чтоб сердиться.
Так блять - вместо тысячи слов.

+3


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » star treatment ‡эпизод