http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: октябрь 2019 года.

Температура от +12°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Не новое, а заново. ‡эпизод


Не новое, а заново. ‡эпизод

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/v1pNvcU.gif    https://i.imgur.com/uptDVN1.gif
Как легко забывается все, кроме запахов.


начало июня, 2019 • Нью-Йорк, Бруклин • Ruth_Seth

Отредактировано Seth Butler (07.06.2019 12:08:35)

+2

2

Венец каждой человеческой жизни есть память о ней, - высшее, что обещают человеку над его гробом, это память вечную. И нет той души, которая не томилась бы втайне мечтою об этом венце.
Иван Бунин

- Поразительное сходство. В таком возрасте и оставаться настолько идентичными! Миссис Батлер, я еще раз прошу прощения, никто не мог предположить такую путаницу в документах. Может мы зря Вас побеспокоили?
- Мисс Андерсон, - мягко поправляю я, мягко улыбаясь чернокожему доктору Стюарту, что сейчас задумчиво тер широкую шоколадную переносицу, пока изучал на экране компьютера документы своего пациента. На столе перед ним гора из бумаг истории болезни, выписки, результатом анализов, рентгенов и мрт, заключений специалистов и чуть помятое фото, на котором улыбались двое мужчин с одним лицом. Джейк и Сет Батлеры, братья-близнецы, женой одного из которых я была. – Я не брала фамилию мужа, но всегда его любила и даже после его смерти не перестаю носить кольцо. Сет совсем другой и мы не совсем ладили… Если честно, мы совсем не ладили! – тихонько смеюсь, прикрывая рот рукой и отмечая, что мой звонкий смех заставил врача отвлечься от бумаг, вновь концентрируя внимание на моем лице. Лице, что сейчас накрыла тень грусти, едва различимой тоски.
- Мои соболезнования, мисс Андерсон. .
- Все в порядке, доктор. Я знаю, что это неправильно, но сейчас глядя на Сета мне становится спокойнее, - еще как спокойнее, - поэтому после звонка я точно знала кто именно попал под колеса злополучного форда, но в суматохе некогда было прихватить оригиналы документов, поэтому и произошла путаница. Как видите, в медицинской страховке на сайте два человека под одной фамилией и чертами лица, поэтому и произошла ошибка в идентификации. Обычная бюрократическая путаница, не более, - жму плечами, делая несколько шагов по кабинету заведующего отделением, рассматривая благодарственные письма на стенах, фотографии знаменитостей, крепко жмущих его темную руку, сертификаты и грамоты о выигранных конкурсах. Хороший врач собирал тебя, Сет, не дал отправиться на тот свет. Так себе каламбур. – Сет, конечно, не самый любимый мой родственник, но у него нет семьи, работы, ему просто некуда идти сейчас. В память о муже и просто из человеколюбия я не могу его сейчас бросить.
- Понимаю Вас полностью, а так же не могу не выразить восхищения Вашему мужеству, мисс Андерсон. Но я должен предупредить Вас о том, чего Вам стоит ожидать от Вашего деверя. Ребра почти зажили, просто необходим покой и ограничение физических нагрузок, выбитый плечевой сустав тоже в скором времени перестанет беспокоить. Остальные внутренние органы сильно не пострадали, да и в целом, мистер Батлер отделался весьма легко при таком столкновении. Но вот последствия травмы головы мы можем наблюдать воочию.
- Диссоциативная амнезия, верно? Или ретроградная? Я немного читала…
- Ох уж это поколение, что ставит диагнозы через интернет, - врач смеется, с небольшим кряхтением поднимается с места и подходит к электрическому чайнику. На предложение воды я отказываюсь лишь чуть поведя подбородком из стороны в сторону, а немолодой мужчина обхватывает большими губами край чашки для большого глотка. – Потерю памяти классифицировать и сразу приравнять к одному из известных видов гораздо сложнее, чем в голливудских блокбастерах с научно-фантастическим уклоном. Все навыки жизни сохранены и это уже большая победа: речь, моторика, выполнение естественных навыков и потребностей. Трудно оценить профессиональные умения, он ведь не помнит кем был до травмы. А вы не знаете?
- Безработным бездельником, из профессиональных навыков которого можно отметить лишь уверенное сжатие бутылки в одной руке и грудь стриптизерши в другой, - монотонно, будто о повышении цен в ближайшем супермаркете говорю я о Сете.
- Кхм. В любом случае, он ничего не помнит о своей личности. Чистый лист, пиши что вздумается, поэтому очень важно, чтобы рядом был близкий человек, способный поддержать его. Лечение требуется комплексное, обязательное сеансы психотерапии, медикаментозное вмешательство в виде нейролептиков, возможен даже гипноз. Я бы не стал отказываться и от этого вида терапии. Почаще напоминайте ему о деталях прошлого, больше вкусов любимых блюд, знакомых запахов, памятных мест, голосов близких людей, музыки, занятий, что приносили сильные эмоции. Память может вернуться мгновенно, в связи с сильным стрессом или в критической ситуации или…
– Или не вернуться вообще? - Бросаю вскользь, но слежу за жестами и мимикой врача внимательно. Отмечая каждую деталь. Он не облизывает губы, не трет пальцы, не отводит взгляда, тем самым, не выдавая никаких невербальных признаков лжи. Потому делаю вывод, что доктор Стюарт не врет.
- Или не вернуться вообще.

* * * *

Документы Батлера синим краешком полупрозрачной папки-файла торчат из тканевой сумки через плечо, зачитанные Рут до такого состояния, что кажется, отбери их у нее и попроси повторить, то сможет пересказать до последней запятой. Небольшой двор при больнице уже сочно зеленеет садовой изгородью, идеально остриженные кусты можжевельника манят прикоснуться, что она и делает, легко проводя кончиками пальцев по чуть колючим листочкам. По довольно узкой дорожке, навстречу блондинке идет пара: он и она, держатся за руки, о чем-то тихо переговариваются, смеются. Прямо на ходу он дарит ей поцелуй в висок, плавно переходящий в поцелуй щеки и губ. А я не могу вспомнить когда последний раз целовалась.
Они же были такие же. Молодые, обоюдоострые, взрывные, но чаще молча затаивающие обиды и недомолвки, что накапливались как снежный ком, а потом обрушивали друг на друга кипящую лаву эмоций, стремясь выжечь все до тла. И прощались каждый раз как в последний, и уходили друг от друга навсегда. Навсегда, наверное, в кавычках, наверное знали, где-то на интуитивном уровне, что это не по-настоящему, что вернувшись, постучав в закрытую дверь, она окажется не запертой.
Ну душе слишком спокойно, серо, будто не происходит ничего необычного, будто это рядовой день, не отличающийся от многочисленных прожитых. Стягивая с плеч джинсовую куртку до локтей, Рут подставляю шею, лицо и острые плечи лучам утреннего солнца, прикрывая глаза от яркого света, делая глубокий вдох полной грудью. Совсем не страшно, считает нормальным все то, что делает, что уже сделала и что планирует делать дальше. Вот только что я буду делать с этим дальше?
За спиной слышатся негромкие шаги, не крадущиеся, но явно неуверенные, замершие возле женщины. Неторопливо оборачивается, сквозь яркие световые пятна перед глазами рассматривая подошедшего без тени улыбки, без малейшего удивления, вообще какого-либо выражения эмоций, будто впервые. Будто никогда не видела.
- Привет, Сет, - одергивает куртку обратно на плечи, поправляет сумку, [float=right]https://i.ibb.co/JsS99sV/9-1.gif[/float]коротко выдыхает и заматывает шею в хлопковый шарф. Она мерзнет даже летом, не то что Шерил, маленький горячий моторчик с косичками, которую не заставишь одеваться даже в холодную погоду.  А Батлер выглядит явно лучше, чем в последнюю их встречу в палате несколько дней назад: краснота синяков вокруг глаз еще есть, но уже не отдает лиловым, заклеенный пластырем висок без проступающих пятен крови, да и дышит явно легче, ребра и правда срослись быстрее. Он смотрит и на его лице никаких эмоций, кроме  растерянности и обескураженности происходящим. Такой беспомощный, такой непохожий на себя, полностью потерянный, дезориентированный. И Рут должно быть жаль его, но почему-то внутри очень пусто и очень тихо. Никогда не видела его таким. Эти эмоции не для меня, мне от этого легче. - Пойдем, - кивает в сторону резных ворот больницы, за которыми начинается большой город, Нью-Йорк во всем его хаосе. Едва они делают несколько шагов, как слышат резкий оклик со спины.
- Мисс Андерсон! - это одна из медсестер, Хелен, торопится, спешит догнать и вдруг вручает сложенный вчетверо листок. - Доктор Стюарт просил передать это Вам.
Рут озадаченно моргает, выразительно поднимая вверх брови, переглядывается с Батлером и разворачивает бумажку, всматриваясь в одно слово. Это название лекарства - довольно сильный антидепрессант.
- Это для тебя, - негромко говорит мужчине, но медсестра резко мотает головой, перебивая. - Нет-нет, это именно для Вас. Так сказал доктор, - пауза и вдруг Рут усмехается, сжимает клочок в ладони и задирает подбородок, глядя на Батлера. Пара секунд взгляда в глаза, а потом пожимает плечами, подмигивает ему без какого-либо намека на заигрывание.
Оказавшись за территорией больницы молчаливая пара останавливается около светофора, где Андерсон наконец-то позволяет себе вытащить пачку Parlament из кармана и прикурить, с наслаждением делая глубокую затяжку, даже чуть запрокидывая голову от удовольствия. Вместе с дымом она выдыхает напряженное молчание, даже чуть улыбается самой себе.
- Дай мне одну, - с готовностью протягивает раскрытую пачку, даже не повернув голову к Батлеру. Как только его пальцы потянули карандаш сигареты так же молча протянула небольшую зиппо в качестве огня,  - я курил раньше?
- Не знаю, мы мало общались, - сколько тебя помню, столько ты не расставался с никотином. Рут же всерьез пристрастилась к курению я уже после рождения Шерил.
- Я с братом не очень ладил, да? Покажешь мне, где мой дом? У меня ведь есть дом?
- Не торопись так, - вновь бросает вскользь, между прочим, будто отвечает сколько сейчас времени. Я все еще злюсь на тебя. Я всегда буду на тебя злиться, Батлер. "Чистый лист, пиши что вздумается, поэтому очень важно, чтобы рядом был близкий человек, способный поддержать его," сказал пожилой врач. - Доктор сказал, что информацию надо давать дозировано, не перенапрягать твою память излишним. Я понятия не имею где твой дом, кто твои друзья и есть ли тот, кому ты нужен, но пока не найдется кто-то, кто может тебе помочь, ты поживешь у меня, - говорит легко, почти весело, но ни тени веселости ни в глазах, ни на лице. Загорается разрешающий сигнал светофора, девушка двигается вперед, позволяя Батлеру следовать за ней. Не прикасаясь к нему, не глядя на него, не дожидаясь. - Нам сюда, - мигнул фарами припаркованный черный Kyron, разблокируя двери и снимаясь с сигнализации. - В машине не курим, - сама же делает последнюю затяжку и метко отправляет окурок в огромный мусорный бак на углу улицы. Ты так и не узнал что я все-таки сдала на права и смогла купить себе машину. Открыв заднюю дверь, закидывает туда сумку, после чего садится на водительское кресло, дожидается, когда Батлер сядет рядом и захлопнет свою дверь. - Пристегнись. По дороге заедем в маркет, у меня нет запаса еды на взрослого мужика. Сможешь помочь с пакетами? - поворачивает голову и долго смотрит на мужчину в бинте и с дикими синяками на разбитом лице. Мужчине, что смотрит на нее и на лице которого сейчас нет ни единой эмоции, что была бы адресована ей. - Что-то конкретное после больничной еды хочешь? Пиво точно нет. Пока ты живешь у меня ты не будешь пить, Сет. Ни капли. Нам хватило твоих пьяных дебошей, больше я такого не потерплю. Я не твой брат, сдам тебя в полицию мгновенно, не пожалею.
Перегибаю. Но при этом говорит спокойно, без угрозы, легко и мягко, будто результатами последней "Топ-модели по-американски" делится или сеанс психотерапии проводит. Внимательно слушает ответ, как и все его реплики, вслушивается на предмет его попыток попасть в собственные привычки. Из колонок раздался мягкий голос Тимберлейка с его бессмертной Cry Me A River, тонкие бледные пальцы выкручивают регулятор громкости, затем Андерсон стягивает джинсовку,  закидывая ее назад, оставаясь в тонком топе на бретельках, пристегивается и тяжело выдыхает, трогаясь с места.
- Отвечая на твой первый вопрос - ты ни с кем не ладил.
Если есть на земле Ад, то я сейчас в нем.

Отредактировано Ruth Anderson (07.06.2019 20:48:31)

+1

3

Когда ему сказали собираться на выписку, Сет настолько обрадовался и воодушевился, что тут же начал метаться по палате в поисках сумки, каких-то личных вещей, которые на пальцах одной руки можно пересчитать. Пара футболок да сменное нижнее белье аккуратно складываются на белую простынь больничной койки, а затем упаковываются в бумажный пакет, который еще недавно доверху был забит продуктами от гостьи Рут. Странная и непонятая им девушка, что почти каждый деть топтала пол его палаты, мало говорила, но пристально смотрела на Батлера, а затем уходила, как будто в последний раз. Одаривала его таким многозначительным, прощальным взглядом, что у мужчины не оставалось и сомнений что до ее потенциальной явки, которую она обещала осуществить, как только у нее появится свободное время. Но девушка приходила, так же молчала и долго смотрела, будто запоминая, как он выглядит. Отработанные вопросы без интереса: «как дела» и «как себя чувствуешь», такие же сухие ответы «все хорошо, жить буду». С каждым приходом Рут, она порционно выдавала мужчине новую информацию о его прошлом, в правдивости которой Сет не мог усомниться. Ведь как ни крути, а эта странная блондинка была его единственным посетителем, единственной знакомой, что была знала его до больницы и хоть как-то могла помочь наставить на начатый некогда путь.
Неуверенно ступает не от страха и беспомощности, а с непривычки. Опорно-двигательная система еще не функционирует на сто процентов из-за множества запретов врачей, одним из которых и было ограничение движений. Большую часть своих длинных будней Сет провел в горизонтальном положении за беседами с психологами_терапевтами или во сне. И это немудрено.

«- Аккуратно, не торопитесь, - младшая медсестра Молли придерживает мужчину за предплечье, когда те спускаются по лестнице в небольшой сквер, примыкающий к больнице. Сет внимательно рассматривает все вокруг, как недавно родившийся ребенок. Ему все интересно, он задает много вопросов, да такие, что на некоторые из них у Молли попросту не находится ответов, но она слишком искренне улыбается, пожимая плечами.
– Спасибо, - говорит мужчина, не смотря на юную девушку, а затем повторяет слова благодарности уже глядя в ее бегающие глаза, - спасибо за то, что поговорили со Стюартом. Мне очень хотелось видеть улицу не с окна, пройтись не по палате.
– Пациентам нужен свежий воздух.
– Почему меня не хотели выпускать? Многим с такой же проблемой, как у меня разрешено вообще свободное посещение.
– Вы…вы просто слишком тяжело больны, мистер Батлер, - откровенно врет Молли, отводя виноватый взгляд на свои пальцы, что перебирали ключи от палаты пациента с особым случаем.
– Ты совершенно не умеешь врать.
Это была первая и единственная недолгая прогулка, закончившаяся громким скандалом на всю клинику с выговором для медсестры и запретом покидать палату без ведома доктора для Батлера. Совсем не окрепший Сет настолько воодушевился вкусом свободы, ее весенними запахами, что так и норовили совершить преступление, поддавшись инстинктам совершил попытку бегства и слишком агрессивно сопротивлялся, когда того поймала охрана больницы уже за ее пределами.
– Я просто хотел купить… - Батлер растерянно бегает глазами по вывеске магазина, возле которой был пойман, - бургер.
– Вам нужен покой, пойдемте, - сначала вежливо просят господа с бейджами, но пациент тут же дает деру вперед на сколько ему позволяют силы. И доктора, и медсестры и даже охранники были удивлены выдержке мужчины, который с ушибами и не до конца сросшимися костями пробежал без остановки квартал. Но в итоге был пойман полицией. Слишком подозрительной личностью показался им Батлер в больничной одежде и с ссадинами на лице.
– Я хочу домой, док, - уже в палате, прикованный к кровати, Сет пытается объясниться. Не разумный поступок, основанный лишь на инстинктах и жажде свободы. Мужчина до конца не осознавал, что произошло. В его голове сегодняшний день состоял из обрывков ситуаций и фраз. – Почему я в… что это? – удивленно смотрит по обе стороны кровати на зафиксированные руки, что уже начали затекать от давления. Он хоть и потерял память, но не мозг. Сет все прекрасно понимает, когда последний обрывок, где он кидается на сотрудника полиции, доходит до его сознания. – Мне тяжело дышать… - черные, едва заметные точки зрачков мгновенно расширилась; вдохи через рот рваные, максимально глубокие, но все равно его не покидает ощущение, что он задыхается; занемевшие конечности беспомощно бьются в самодельных повязках, все-таки клиника не специализировалась на лечение душевно больных. Батлер срывается на крик о помощи, зовет Молли, которая казалось была единственным понимающим человеком во всей больнице, а другие – враги. Вырывает веревки и продолжает кричать, пока не получает укол внутримышечно и засыпает крепким сном.
Окончательно он пришел в себя только через пару дней. Его будили только на капельницы, приемы лекарств и Сет тут же засыпал. Уже на третий день к нему, как по записи начали приходить разные врачи. Особенно понравилась беседа с приглашенным психиатром. Мужчина в возрасте долго спрашивал о приступах, о которых Батлер ничего не помнил. Пытался выведать причину его странного поведения, о котором Батлер ничего не помнит. Вывод был однозначный – Сет психически здоровый человек с легким переутомлением. А на восклицания Стюарта, что это все ремиссия, психиатр высшей категории заявил, что курс транквилизаторов лишним не будет, а в случае еще одного подобного инцидента, направить Сета прямиком по направлению. Так к обезболивающим препаратам в ежедневном меню Батлера добавились таблетки, убивающие в человеке человека, превращающие в огурец».

– Скорее всего он был прав и это было разовое явление, но ее нужно предупредить об этом случае, она живет с ребенком…А! Мистер Батлер! Вы уже собрались? – Сет услышал лишь обрывок разговора, из которого ему сложно было дорисовать картинку, но мужчина был уверен, что разговор велся о нем. На вопрос доктора Стюарта Батлер машет бумажным пакетом и невесело улыбается. – С минуты на минуту должна подъехать миссис Батлер, но мне с ней еще нужно будет переговорить, присядьте в холле.
Сет послушно усаживается на стул, провожая врача, скрывшегося за входной дверью. Ждет пять-десять минут, тяжелый вздох. Наверное, как и в прошлой жизни, так и в этой мужчина ненавидел ждать. А ждать неизвестности – еще более утомительно. – Мистер Батлер, - пациент резко оборачивается на знакомый звонкий голос медсестры, - я узнала, что вас выписывают…как вы себя чувствуете?
– Молли! Рад вас видеть! – улыбается мужчина и даже подпрыгивает с места, делая несколько шагов на встречу девушке. – Я слышал вас уволили. Почему?
– Да ну нет, что вы, - грустно усмехнулась сестра и тихо добавила: - меня просто перевели на другой этаж. Я пришла пожелать вам удачи и скорейшего выздоровления, - видно, что она нервничает, закусывая нижнюю губу и постоянно оглядываясь по сторонам. Но взяв себя в руки, Молли поворачивается к мужчине и смотрит в упор серьезным, даже суровым взглядом, которым никогда не смотрела на Сета. – Не забывайте принимать лекарство, мистер Батлер. Растерянный Сет коротко кивает и даже не замечает, как медсестра растворяется в воздухе, а на горизонте появляется две фигуры: одна темнокожая, высокая в контрастном белом халате, а другая гораздо ниже, бледнее и аккуратнее – в них он узнает доктора Стюарта и Рут.
Яркий свет и быстрый темп шагов дается трудно Сету, он жмурится и отстает от девушки. Только на светофоре догоняет Рут, прикуривающую сигарету. Запах табака приятен, зубы скрежет от желания сделать глубокую тягу. Облизав нижнюю губу, Батлер решается попросить сигарету, на что не получает отказа. Как будто это действие предполагалось, как будто он не первый раз стреляет сигарету у Рут. Во рту знакомый привкус жженой бумаги, легкие моментально тяжелеют, а нижние конечности становятся еще более ватными. Но Сету нравится это состояние, нравится само движение, когда несильно сжатая между большим и указательным пальцем тонкая сигарета оказывается во рту, нравится стряхивать пепел, и это, признаться честно, выходит у мужчины весьма умело. На указ девушки реагирует мгновенно и выбрасывает окурок в ту же урну. Как собачонок бегает за Андерсон, учась заново жить. «Она единственная, кто ко мне приходил. Она единственная, кому я могу доверять».
Пристегнувшись, ждет, когда девушка заведет машину. Отчего-то он с точностью, на уровне интуиции знал поэтапно как завести автомобиль, но больше не рисковал задавать вопросов. Устало откинувшись на сиденье, мужчина поворачивает голову вправо, где из окна виднелась белая крыша казенного дома. Он рад, что больше не придется засыпать в больничной кровати, рад что уезжает отсюда, но…куда и зачем? Поворот головы влево. Сет безмолвно соглашается помочь Рут с покупками, которые мало интересовали его в данный момент. «Кто ты, Рут Андерсон? Кто я? Почему ты меня ненавидишь? Есть ли у меня шанс на реабилитацию?».
– Я…не хочу алкоголь, - неуверенно заявляет, но полагается на собственные ощущения. Он не помнит, как это пить пиво, не помнит состояния под действием алкоголя. И если это была пагубная привычка в прошлом, то в настоящем Батлер готов от нее отказаться. – Что любил Джейк? – вроде бы банальный вопрос, но Рут реагирует странно настолько, что резко тормозит уже перед самим светофором. – Из еды я имею ввиду. Мы же братьями были. Наверное, в еде вкусы схожи, - пожимает плечами, продолжая внимательно следить за дорогой в надежде зацепиться хоть за что-то, что помогло бы вспомнить ему о личности Сета Батлера.
Остановившись возле ближайшего маркета, Сет не спеша отстегивает ремень и коряво выползает из машины. Стараясь не шаркать ногами, следует за девушкой, которая явно знала за чем пришла сюда. Рут быстрым шагом передвигается по магазину, пока Сет с интересом рассматривает товары на многочисленных полках, трогая их на ощупь и нюхая на запах. Ему точно не понравился вид апельсинов и лимонов, а вот добравшись до холодильника с мясными изделиями, мужчина сразу же обращает внимание на вакумированный сочный стейк из телятины. Скептически отзывается об овощах, потому что в больнице его то и дело кормили кашами да салатами, а вот при виде шоколадных мафинов, выделяется большое количество слюны, которую Сет то и дело глотает, хватаясь за урчащий живот. Уже около кассы встречает навьюченную Рут и тут же стремится помочь, на что получает очередной эмоционально скупой взгляд. Но после оплаты невзирая на первый промах, принимает все пакеты в руки и, выйдя на парковку, старается аккуратно сложить багажник. – Мне неудобно, что ты расплачиваешься за все. Мне кажется, это неправильно.
Но все же следует на пассажирское сиденье, так же пристегивается и ждет, пока девушка даст газу. С каждым новым километром, в груди неприятными волнами накатывало чувство страха, с которым Сет то и дело пытался справится, концентрируя внимания на деталях машины. Совсем дурно стало, когда воздуха становилось все меньше, а дыхание глубже и чаще. Мужчина мельтешит руками, хватаясь то за лицо, то за густые волосы, цепляясь в торпеду машины. – Стой, - тихо просит он Рут, - остановись. Но за громкой музыкой девушка не слышит его. – ОСТАНОВИ МАШИНУ! – на выдохе кричит Батлер, громко стукнув кулаком о запертую дверь автомобиля. Музыка сведена на минимум, что громкое дыхание Сета заполонило весь салон.
– Я так не могу. Это не правильно. Все это не правильно! – мужчина дергает ручку двери, пытаясь выйти. Однако, осознав, что он в очередном плену, новая волна тревоги накатывает с большей силой. Ремень безопасности – важная деталь, всплывающая в памяти. Сет вспомнил, как был прикован в больнице тугими бинтами. – Тебе не нужно жертвовать собой ради спасения меня, -уже более спокойно говорит мужчина, быстро отстегнув ремень, - я же вижу, что ты меня ненавидишь. Это я убил Джейка, скажи мне? Это я его убил, да? Я псих? Меня лечили от психических расстройств? Сейчас ему казалось, что вся история с автокатастрофой была неудачной выдумкой, ему казалось, что все вокруг ему лгут, насмехаются и навязывают…чужую историю.

+1

4

Жизнь, отпущенная нам, по природе своей коротка, но память о хорошо прожитой жизни остается навеки.
Цицерон

- Интересный вывод, - уже после секундного замешательства, что едва не стоил им аварии перед светофором, благо машин в такое время немного. Рут хмыкает, чуть постукивая кончиками пальцев по рулю в такт ритму много лет любимых Killers'ов, но, подумав, переключает волну, где Кэти Перри бездарно стонала про то, что поцеловалась с девушкой и ей это понравилось. - Про то что у братьев схожи вкусы. Это явно не про вас, вы слишком разные, хоть и близнецы, - до разрешающего сигнала остается несколько секунд, Андерсон поворачивает голову и мягко, многозначительно произносит, - два совершенно разных человека.
Блондинка всем своим видом давала понять, что ей нет никакого дела до снующего за ней мужчины, но при этом внимательно следила за каждым его движением, выхватывая его отражение в зеркальных витринах, искоса бросая взгляд поверх груды фруктов, кротко оглядывала в момент перекладывания продуктов в гремящую колесиками телегу. Непереносимость до чесотки цитрусовых, сладкоежка и мясоед, утверждающий, что шоколад полезен для мозгов, а сочный бифштекс для восполнения сил. Рут незаметно улыбается нахлынувшим воспоминаниям, рассматривая банки зеленого горошка в руках, будто бы акцентируя внимание на дате изготовления.
- Забавно, но раньше тебя это не волновало, - скупо бросает Андерсон, передавая последний пакет, мельком глядя на экран смартфона, сверяясь со временем. Шерил одна чуть больше двух часов, вроде и немного, но все равно им стоит поторопиться. Девушка небрежно бросает мимолетную улыбку, - хоть в чем-то польза твоей амнезии. Расслабься, это не проблема, да и вряд ли ты сейчас вспомнишь номер своего счета.
Интересная штука амнезия. Ты не помнишь имен, дат и фактов, но быстро вспоминаешь свой характер и привычки.
А во время поездки произошло странное, пугающее, заставившее убрать громкость радио, резко уйти в право, едва не подрезав чей-то Крайслер, кое-как остановиться в более-менее спокойном месте и ударить по кнопке аварийки, дабы не схлопотать штраф от полицейских. Они оба громко дышат, блондинка со смесью страха и недоумения смотрит на мужчину, что вел себя более чем неадекватно. Это и есть то, о чем вскользь упомянул доктор Стюарт?
- Дыши, Сет, просто дыши, - блокировка дверей не дает ему вырваться на улицу. На какой-то момент ей стало не по-себе, а вдруг он сейчас кинется на нее? Теперь понадобилось сделать глубокий вдох самой Рут, выдох, взять бутылку воды с заднего сиденья, сделать пару глотков и открытую, передать Батлеру. - Это панические атаки, побочный эффект после травмы, они будут проходить сами по себе, главное дыши, постарайся успокоиться, - несла полную чушь девушка, убеждая, кажется, больше себя. Опускает окна для большего притока воздуха, вместе с Батлером выравнивает дыхание и на долю секунды прикрывает глаза. Он ей ничего не сделает. Если он осознает какие-то свои привычки, принципы и модель поведения, то как минимум не поднимет руку на женщину никогда. Максимум - легкий подзатыльник. Но она везет его к Шерил, вот что страшно. А вдруг он ожесточился за 6 лет в камере? Никто не выходит из-за решетки праведником с чистым сердцем, может он ненавидел ее все эти годы и именно это всплывет в повредившемся разуме?
Ты то не паникуй. Ты всегда сможешь защитить и себя и дочь даже от... него.
- Послушай меня, слушай мой голос, - вкрадчиво, мягко говорит Рут, поворачиваясь всем корпусом к Батлеру, одергивая себя от попытки прикосновения. Трогать его она запретила себе категорически, дистанция должна быть железной. - Я тебя не ненавижу, - еще один выдох, Рут откидывает голову назад на подголовник, смотрит перед собой и продолжает через паузу, - на секунду посмотри на ситуацию с моей стороны: месяц назад мне позвонили с незнакомого номера и сообщили, что мой погибший муж попал под колеса и сейчас находится в госпитале. Я сразу поняла что речь о тебе, но все равно... Это непросто, поверь. Смотреть на тебя и видеть его, хоть вы и совсем разные люди. Вы совсем разные люди, - повторяет настойчиво, уже вновь всматриваясь в ярко-голубые глаза, такого же лучистого, свежего цвета как у ее дочери. - Я везу тебя к себе в дом, в свою семью, как думаешь, поступила бы я так, если бы ты был убийцей Джейкоба? Это все препараты, которыми тебя снабжали за время лечения, думай о том, что твои страхи - это эффект от лекарств, умноженные на полную дезориентацию в своей жизни. Я все тебе расскажу, отвечу на все вопросы, наберись терпения. Верь мне, Сет. Тебе пока больше некому верить, - она знает, что этого недостаточно, знает, что на его месте вела бы себя, наверное, точно также, если не хуже. Но у Батлера и правда нет другого выбора сейчас. У них обоих нет иного выбора.
Ключ поворачивается, мигание габаритов останавливает свой ритм, а корейский внедорожник неторопливо выезжает на 24-ую улицу, сливаясь с потоком машин в Верхнем Ист-Сайде. Осталось совсем немного.
Хлопают двери автомобиля, молчаливая парочка поднимается по ступенькам, но Рут останавливается у входной двери с номером 44, ставит один из пакет на пол и затем опирается о стену спиной. Батлер тяжело поднимается по ступенькам, шуршит пакетам с вещами и добычей из маркета, а она наблюдает за ним взглядом задумчивой змеи - внимательно, но безучастно, чтобы вновь заговорить:
- Мне нужна твоя помощь, пожалуйста, сконцентрируйся сейчас на этом, - когда-то подобное работало. Да и в целом логично переключить внимание разбитого вдребезги человека, что панически пытается нащупать себя и не может найти ни единой точки опоры. - Это моя квартира, переехала сюда недавно. Ты сейчас познакомишься с человеком, которого никогда раньше не видел, а он знал Джейкоба только по фотографиям, рассказам и не знал, что у него есть брат-близнец. Я постаралась его подготовить к твоему приезду, но все же, не уверена что посыл дошел до адресата, - наверняка сейчас его измученный мозг раскрошился в фарш от таких словесных ребусов, Рут порой кажется, что это она страдает от психических расстройств. - Это будет непросто, но я прошу тебя, не забывай что ты - Сет Батлер, не Джейк. И верь мне.
Звон ключей, поворот замка, дверь открывается со скрипом (надо уже смазать петли наконец)и они оказываются в темном коридоре небольшой, но довольно уютной, чистой квартиры. Щелкает выключатель, освещая квадратные метры пространства, еще частично заставленные коробками после недавнего переезда. Девушка стягивает джинсовку с плеч, вешает в шкаф и протягивает вторую вешалку для мужчины, громко подавая голос куда-то в комнату.
- Малыш, я пришла. Ты где там? - забирая куртку, отвлекаясь на процесс, Рут не сразу замечает дочь, что притаилась в дверном проеме со стороны кухни, что выглядывала из укрытия, рассматривая вошедших. И как только Батлер поворачивается к Шерил лицом, замечает ее, происходит то, чего Андерсон так боялась:[float=right]https://i.ibb.co/7K2s2Jt/image.png[/float]
- Папа?... - они оба вскидываются на голос, но уже поздно: топот маленьких ножек, колышется трикотажная юбчонка, а сама малышка добегает до цели и вцепляется в ноги Батлера, заключая его в крепкие объятия. - Папа, это же ты? Я верила что ты придешь, что ты победишь Ночного Короля и вернешься из моря! Папа, я ждала тебя, пап! Папа!
Рут зажмурилась, крепко сжимая рот одной рукой, а пальцы второй сжимая в кулак, впиваясь ногтями в кожу до пронзительной боли, что никак не могла заглушить другую, моральную, разрывающую грудь на куски. И если до этого момента девушка считала, что не ненавидит Батлера, то теперь была уверена в обратном. Пока эти двое заняты друг другом Рут собирается, делает несколько глубоких вдохов, зажимает в себе все то невыносимое, что пытается вырваться на свободу и... Отпускает ситуацию, хоть это больше похоже на смерть при жизни. Голос звучит спокойно, выражение лица прежнее, отрешенно-задумчивое, но на лице появляется улыбка. Это же ее дочь, как на нее можно сердиться за ошибки ее в край долбанутых родителей?
- Котенок, я же тебе говорила, помнишь? Это братишка папы, твой родной дядя. Дядя Сет. Они очень похожи, помнишь, мы смотрели фотографии? - подойдя к девочке, Андерсон опускается на колено, мягко отстраняя ее от мужчины. - Ну, зайка, вспомнила? А теперь давай, извинись и познакомься правильно.
- Извините, дядя Сет, - тихо говорит дочка, бросая грустные, но все равно полные надежды взгляды высоко-вверх на небывало длинного для ее маленького роста мужчину, один-в-один похожего на заповедную фотографию под подушкой. Затем кивает и отчетливо, серьезно произносит, - меня зовут Шерил, очень приятно познакомиться. А это Феляция, - указывая крошечным пальчиком на стоящий рядом стул, куда более воодушевленно воскликнула девочка. Рут даже гоготнула, попеременно глядя на дико хмурую, большую серую кошку, что царственно восседала на сиденье и смотрела на Батлера как на говно. Справедливости ради, старая тварь на всех так смотрела, но как ни крути, а объясниться придется все равно, но может позже?
- Да, милая, ты не могла не упомянуть свою кошку. А пока дядя Сет относит покупки на кухню, я займусь обедом, а ты что должна делать в это время дня?...
Препирания с дочерью вышли недолгие и спать она все-таки улеглась. Прикрыв дверь детской, Рут снова выдохнула, одернула руку от припасенной бутылки виски в стеллаже, решив, что справится сама. В ванной быстро умылась, подержала ладони под холодным напором воды и лишь после этого прошла на кухню, мимоходом наклоняясь, чтобы положить перед Батлером тапки. Новые, еще с биркой, купила вчера.
- Вот тебе и добро пожаловать, - устало разводит руками Андерсон, с непередаваемой смесью жалости и презрения глядя на мужчину на своей кухне. Бесцветно смотрит на пакеты, плиту, холодильник, затем молча достает из последнего две банки содовой, выставляет на стол и замирает. - Закрой дверь, это все надо перекурить, - на цыпочках дотянуться до верхнего шкафчика, извлечь припасенную для этих дел банку, плеснуть туда воды, а из другого шкафчика - початую пачку сигарет. Настежь окно, кнопка вытяжки над плитой и лишь когда огонь опалил тонкую бумагу папиросы, а первая затяжка заполнила легкие, Рут наконец-то перестала мелко подрагивать; даже смогла почти беспечно поинтересоваться:
- Стейк какой прожарки делать?

[тыкай]Съемная квартира Рут в Верхнем Ист-Сайде. 4 этаж, окна во двор, 2 спальни, 1 ванная, лоджия.

Отредактировано Ruth Anderson (10.06.2019 08:14:10)

+1

5

Слова, сказанные Рут, вскользь касаются сознания Батлера. Ему не понаслышке знакомо чувство внезапной паники, которое возникает из ниоткуда, без видимых причин, но пока бороться с этим явлением невозможно. Буквально за мгновение оно свело его с ума, разогнало сердце до 250 ударов в минуту, что казалось оно сейчас взорвется, как кобальтовая бомба. Пустая затуманенная голова, мороз по коже, а через мгновение жар и ужас, сковывающий, и в то же время заставляющий бежать. Он продолжает часто дышать, жадно глотая воздух через рот и нос, заполняя легкие максимально, на сколько ему позволяло нынешнее положение; бешеные от приступа глаза бегали по всему лобовому стеклу, пытаясь сосредоточиться на какой-то точке, но все детали были слишком динамичны – даже деревья, казалось, танцевали аргентинское танго. А напуганная девушка совсем не умеет успокаивать. В купе с липким страхом и пьянящей паникой, крайней каплей дегтя стало отчаяние. Ему и правда больше некуда идти, не к кому обратиться за помощью, потому что кроме Рут до больного нет никому дела. А было ли вообще когда-то кому-то дело до пьяницы, что на дух не переносил цитрусовые? Пока это все факты, которые доступны для памяти Сета, но этого слишком мало…слишком мало. На секунду становится настолько тихо, будто время замерло вместе с хаотично двигающимися людьми и зданиями за окном, когда Сет понимает, что забыл даже дышать. Быстро закивав, соглашаясь со всем неуслышанным, мужчина откидывается на спинку, правой рукой вытирая выступивший холодный пот, а левой, обхватив себя за талию, быстро пристегивает ремень.
По сравнению с тем, сколько ему пришлось околачиваться в больнице, дорога не показалась Батлеру слишком долгой. Забрав из багажника покупки, мужчина, пытается запомнить окрестности и параллельно успеть за девушкой. Большая дистанция ему по-прежнему дается тяжело, но Андерсон не дает времени, чтобы Сет начал вздыхать и жаловаться на жизнь. Ничего непонимающий мужчина вопрошающе смотрит на девушку, но та, оттолкнувшись от стенки, поворачивает ключи и молча открывает дверь. На первый взгляд уютная, но не одомашненная квартира. Не мудрено, ведь если верить словам блондинки, то переехала она сюда совсем недавно. - Папа?...
Мужчина отвлекается от ботинок, откидывая один в сторону, когда в его ногу вцепляется маленькое нечто. Вот о ком говорила Рут в коридоре, вот к какой встрече готовила. Сет улыбается от умиления и присаживает на корточки, становясь ростом с девочку. Очень красивую маленькую девочку с глубокими голубыми глазами и длинными волосами. – Конечно победил, - пожалуй, впервые за долгое время на его лице по-настоящему искренняя улыбка, а как иначе можно смотреть на это солнечное дитя? Идиллия, которая казалось могла длиться вечность, скоропостижно кончается с приходом матери ребенка. На секунду Сет задумывается о том, что и у него может быть семья когда-то, а быть может она уже есть, только такого мужа и отца врагу не пожелаешь. Батлер поднимается на ноги, кидая беглый взгляд на ту, что до сих пор в ботинке и протягивает руку юной леди в знак знакомства. – Очень приятно, мисс, - учтивый поклон головы, как рыцарь, что стал на службу принцессе. Настолько очаровательна в своей строгости Шерил сразу же покорило сердце потерявшего себя мужчины, однако, это интересное знакомство принесло в копилку паззлов еще один – Сет однозначно любит детей, но…не любит кошек. Презрительный взгляд пушистого чудовища как бы намекал, что ему в этом доме не рады, но хорошо, что Рут недолго дискутировала с дочерью по поводу пользы дневного сна. Оставшись наедине с собой, Батлер быстро ориентируется и находит небольшую ванную комнату. [float=right]https://i.imgur.com/44WC6CK.gif[/float] Долго и тщательно вымывает руки, захватывая все предплечье, внимательно рассматривая заученные во время больничных будней татуировки. «Что они значат? Зачем они на моем теле? Когда я их сделал?» Вопросов в голове Сета не становится меньше, а от их постоянно растущего количества скоро лопнет голова. В современном мире принято считать, что татуировки делают либо ради протеста, либо заключенные – к последним Батлер относить себя не хотел, а вот первое имеет место быть. Итак, на сегодняшний день мы имеем: любитель выпить, ненавидит кошек и апельсины, получает удовольствие от курения и панически боится замкнутого пространства, потому-то даже дверь в ванной оставил приоткрытой. Тяжело выдохнув, Сет опускает руки на умывальник, упираясь на них всем телом. Скопившаяся в раковине вода долго стекает по трубам, но в итоге на поверхности остается только пенка от жидкого мыла и отбивающие ритм капли из смесителя. Поднимает голову, чуть отстраняясь назад от неожиданности. Он знал, что перед ним висит зеркало, но точно не ожил увидеть этого человека. Потрепанного жизнью, ситуациями, оказавшегося на волоске от смерти, без родственников, друзей и памяти. – Кто ты?«никто».
Встретились они уже на кухне, когда девушка предложила Сету домашние тапочки, идеально подходившие по размеру. – Странное имя для кошки, не находишь? Дальше Сет молча помогает разгружать пакеты, доставая по одной покупке и пару секунд изучая ее: сыр, макаронные изделия, соевый соус, разные овощи, шоколад, мясо, сосиски… «этого на месяц жизни хватит», - подумал Батлер, прикладывая руку к пустому желудку, который после вопроса о степени прожарки мяса, начал издавать странные звуки. Следуя примеру Рут, мужчина достает одну сигарету из чуть помятой пачки и щелкает зажигалкой, издавая четкий звук. Тут же шум вытяжки, а за окном гул мегаполиса.
– Я буду рад любому мясу, кроме соевого, - клиника на нем явно плохо сказалась. По показаниям врачей с момента поступления в реанимацию, тот похудел на десяток килограмм. Это видно даже по одежде – грязным джинсам и далеко не свежей футболке. – Прости, я не знаю, что на меня нашло. Ну, там… в машине, - оправдывается Батлер, виновато мотая головой, - это странно, но я не могу контролировать приступы. Молли, медсестра, она, наверное, об этом хотела сказать мне сегодня, - пусть и долго, но способность анализировать у Батлера не исчезла под колесами автомобиля. Каждый в своих мыслях, они тлеют сигареты, поочередно выпуская дым из легких, превращая кухню в дешевый лондонский трактир. – У тебя замечательная дочь, - подытоживает цепь хаотичных мыслей Батлер, выдавая последнюю вслух, когда опускает окурок в банку. Шипящая реакция горящей сигареты и воды только подтверждает факт отсутствия потенциальной угрозы пожара. – Я бы хотел принять душ с твоего позволения, - Сет отвлекается от плавающего на дне бычка, поднимая взгляд на Рут, занимающуюся подготовкой к готовке, - у тебя найдется полотенце и…какие-то старые вещи Джейкоба? – ему неприятно в очередной раз упоминать погибшего при неизвестных обстоятельствах брата. Девушка странно реагирует на его имя, отмалчивается или переводит тему разговора, когда Батлер задает прямые вопросы о нем, о жизни, о...его смерти. Она осталась совсем одна с ребенком и страшным котом. Как видно родители совсем не принимают участия в ее жизни. Кстати…
Когда Рут перебирала мужские вещи в своей комнате, выбирая что-то подходящее для Сета, он решается задать еще один вопрос: - наши с братом родители живы? Девушка снова мастерски уходит от ответа, обещая, что обо всем поведает, когда мужчина перестанет пахнуть как примат и вручает ему одежду, поверх положив махровое полотенце.
В этот раз Батлер прикрывает дверь, но не до щелчка. Быстро скидывает грязные вещи, с непривычки крутит в разные стороны краны, настраивая идеальную температуру и наконец-то подставляется теплой воде. Больная кожа, усыпанная не зажившими ссадинами и рубцами, чувствует каждую попавшую каплю и болезненно отзывается неприятным покалыванием в пораженных областях. «Кто я? Никто. Кто такой Сет Батлер? Откуда он? Может турист из Вашингтона или важный менеджер, приехавший в Нью-Йорк по срочной командировке? Неееет. Я простой распиздяй, привыкший к легкой жизни. А под колеса попал уже будучи бухим до потери сознания. Какой каламбур получается». С каждой новой теорией, поступала новая волна панической атаки и уже предвидя это, Батлер полностью отключает сознание, подставляя лицо прохладному напору из лейки.
Насухо промочив все тело, приступает ко второй фазе задуманного. Сет давно хотел избавиться от растительности на лице, но в больнице постоянно находились глупые отмазки: нет бритвы – принесли бритву, нет геля – появился и гель. Все благодаря доброй Молли, конечно. Никто о нем не пекся, как она. В итоге, как оказалось, Сету просто было лень заниматься собой. Густая борода плохо поддавалась уничтожению, поэтому за процедурой он провел не меньше сорока минут, когда под конец через тонкую щель между полом и дверью начал просачиваться приятный запах домашней еды. Надев свежее белье, коричневые брюки и голубую рубашку, Батлер глупо ухмыляется в зеркало, отмечая, что у его брата совершенно не было чувства стиля.
Выйдя из ванной комнаты, он не спешит к Рут и проскальзывает в ее комнату, в которой еще час назад его внимание привлекли большие неразобранные коробки. На кровати валялись другие вещи Джейкоба, а над ее изголовьем различные фотографии, где счастливые Рут и Шерил весело проводят время на катке, едят сладкую вату и смеются. Счастливые.
[float=left]https://i.imgur.com/y2c5yNO.gif[/float] На дне коробки Батлер находит большой кожаный фотоальбом. Усевшись на небольшой диванчик рядом с кроватью, Сет попадает на первую страницу, внимательно изучает каждую фотографию. Юная Рут с родителями, школьный выпускной, а на заднем плане захвачен Джейк_или Сет. Улыбается своему отражению, буквально. И ничего не помнит. Вторая, третья, четвертая страница. Уже на фотографиях в основном абсолютно не изменившаяся Андерсон и брат, а вот и несколько фото со свадьбы пары. Сет стоит рядом с Джейком и…что это? Мужчина достает цветную бумажку и внимательно приглядывается.
Угрожающий стук о дверной косяк от развалившейся в проходе Рут, а глазами спрашивает мол какого черта Батлер забыл в ее комнате. Но мужчина не спешит закрывать альбом, хмурит брови и шепотом, чтобы не разбудить Шерил, но серьезно спрашивает: - у меня кольцо на безымянном пальце левой руки! Я женат? У меня есть семья?

Отредактировано Seth Butler (11.06.2019 16:08:56)

+1

6

- Ее так назвали предыдущие хозяева. Бывшие соседи отдали, -  не моргая отвечает Рут, сквозь тонкую спираль сизоватого дыма прорезая пространство голосом.
Смесь перса и дворовой кошки, она сидела возле помойки, тощая, грязная, с загноившимися глазами до почти полной слепоты и драным ухом, но бесстрастно и почти с презрением взирающая на подошедших людей. Рут вытащила  согревшуюся руку из кармана Джейка, присела перед ней на корточки и осторожно протянула пальцы. Кошка низко загудела, от чего муж напрягся, предупредил ее что не стоит трогать больное грязное животное, но блондинка была непреклонна. Разгорелся спор, они едва не поругались, ворчащий Батлер в итоге сдался и завернул четвероногую находку в свою куртку, запретив Рут прикасаться к животному, пока они не отвезут ее в ветлечебницу. А уже в очереди к ветеринару кошка укусила его за палец, вызвав волну мата и проклятий, он едва не прибил и свою девушку и несчастное животное прямо там. Пришлось заодно прокалывать и мужчину от столбняка и бешенства, уже в клинике для людей. Они оба оказались здоровы, но осадок остался и в знак протеста Джейк постоянно звал ее "минетом", когда Рут пыталась приучить животное откликаться на кличку Марта. "Феляция" победила, а глядя на это характерное, стервозное создание, сейчас сытое, пушистое и нахальное, Рут всегда вспоминала этот жест Джейкоба: я ненавижу кошек, кошки ненавидят меня, ты хочешь эту тварь, но ты к ней не подойдешь, пока она представляет для тебя угрозу, я сам.
Ты всегда защищал меня от любой опасности.
- Молли? Не помню медсестры с такими именем, - задумчиво произносит Андерсон, чуть сдвигая брови к переносице, внимательно всматриваясь в лицо Сета. - Может мы не пересекались. Доктор Стюарт говорил мне про возможные реакции на препараты и нестабильность твоего поведения. Рекомендовал много отдыхать и дозировать поток информации, чтобы не сбить тебя с толку окончательно, - жаром обжигает пальцы тлеющий фильтр, сигарета отправляется в банку, а Батлер произносит имя дочери, заставляя вздрогнуть и на выдохе произнести, - постарайся сдерживать свои приступы при ней. - Тоном, каким говорят "только попробуй ей навредить" и взглядом соответствующим. У нее нет выбора, у него нет выбора. Все пошло под откос почти семь лет назад, главный выбор был сделан тогда, последствия которого разгребаются сейчас.
Но девушка уже собирает волосы в низкий своодный хвост, закрывающий тонкую шею, раскладывает на столешнице разделочную доску, ножи, посуду, без суеты, но с явной нервозностью. Ей необходимо остаться одной - она не может оставить Батлера без присмотра ни на минуту. Как же ты мне нужен со своей бесстрастностью в момент, когда я на грани нервного срыва, - эту фразу она писала слишком часто в своем дневнике за долгие шесть лет. - Его вещей не осталось, да и примета плохая носить одежду покойного. Я купила для тебя кое-что на первое время, - извлекая из недр шкафа стопку вещей, полный комплект с бельем, носками, но с размером, видимо, прогадав. Больница выбила свое похлеще тюрьмы. - Тут еще немного, я положу в гостиной, будешь спать там
Провожая оставшегося без очередного ответа на вопрос Батлера до закрывшейся двери в ванную взглядом, девушка глубоко, медленно выдыхает, закрывает глаза, сильно, с остервенением кусая себя за губы, пока пальцами правой руки с нервной периодичностью потирает кольцо на безымянном пальце левой, след от которого огрубевшей полоской символизирует, что не было дня, когда бы она сняла это украшение. Приступы? Расскажи мне про них. На кухне женщина принимается за готовку, шинкуя овощи для салата и соуса, опуская лапшу в кипяток, промывая мясо перед тем, как уложить его шкворчать на сковороду. Механические действия, отработанные годами до автоматизма, оставаясь наедине с самой собой и своими мыслями. Шум воды в кране дублировать звук в ванной комнате,  негромкий скрежет пластиковой лопаточки о дно посуды в такт с переступанием ног в акриловой чаше; стук ножа о доску один в один сошелся с ритмом сердцебиения мужчины за тонкой занавеской. Рут всегда готовит под музыку, воткнув в одно ухо наушник, чтобы вторым прислушиваться к звукам из квартиры, где остается дочка, но сейчас слишком много звука в голове, гула, эха, голоса. Давление сжимает череп, смазывает картинку перед глазами, заставляя тонкие кисти дрожать, повторяться в движениях. У машины заглючила программа, забаговался скрипт, в систему попал вирус, что переименовывает файлы "память", "любовь", "ненависть", "тоска", "горечь", "обида", меняет буквы местами,  раскладку, вставляет символы и знаки препинания, ставит пароли и блокирует доступ.
- Мертвое еще раз умереть не может, - про себя, про все то, что похоронила, покрыла слоем пожелтевших, сухих листьев, из которых они собирали букеты, а потом ставили в вазы, чтобы высыхая они скручивались спиралями и интересными волнами. Рут трясет головой, бросает приборы, спешно дергает ящик под духовым шкафом, извлекая пластиковый контейнер с лекарствами. Нужная белая баночка с сорванной этикеткой, большая таблетка ложится в пригоршню и закидывается в рот, спешно запивая содовой. Сейчас все будет хорошо, сейчас отпустит... Сначала плацебо-эффект, потом уже действие самого препарата. Ну доктор Стюарт, ну проницательный сукин сын...
Тушится соус для спагетти, мясо отдыхает после жарки, в холодильнике охлаждается наспех сваренный фруктовый напиток из яблок и слив, а девушка снова курит, серо смотря в окно своими серыми глазами, неосознанно поглаживая пальцами спрятанный под копной волос выпуклый шрам. Входная дверь закрыта на ключ, что сейчас висел под одежкой на длинном шнурке, а разряженный кнопочный телефон изъят из куртки Сета, спрятан в личном рюкзаке. С ним еще надо будет поработать отдельно. От прострации отвлекает вибрация смартфона, заставляющая на секунды забыть обо всем - только у одного контакта есть уведомление из месседжеров.

Детка, сегодня ночью будет интересно, готовься.

У меня отпуск, я предупреждала, две недели.

Да, припоминаю.
Слишком много. Пару дней хватит.

Мне правда нужен перерыв, я прошу тебя!

Окей. Все-таки отдыхать надо.
Четыре дня.

Пальцы зарываются в копну волос, смартфон падает на поверхность стола, уходя в блокировку пальца и пароля, но нет такой системы безопасности, чтобы оградиться от нависнувшей над ней опасности. Над ними всеми и в этот раз, Джейк уже не сможет защитить, поднять сверкающий щит и длинный черный меч с белоснежной рукоятью из сказок для Шерил, чтобы сразиться со злом. Ночной Король непобедим, на него нет обсидиана.
Когда все было готово и стол накрыт, Рут на какое-то время навестила дочку, поглаживая спящую по волосам, любуясь ее (твоими) чертами спокойного личика, вспоминая улыбку Сета и слыша в ушах "Папа!". Однако, покинув детскую и на ходу натягивая через голову черную футболку, она отмечает, что дверь ванны уже была открыта.
[float=left]https://i.ibb.co/bPWjghn/video.gif[/float]- Лишаешь меня удовольствия вместе предаться воспоминаниям, - негромко, иронично-колко произносит Рут после секундного шока. Сет ее не слышит, он смотрит на фотоальбом и задает вопрос, от которого по спине проходит холодок, липким ручейком стекая вдоль позвоночника. Акелла промахнулся... Она знала, что не сможет предусмотреть всего, но не подозревала, что первая брешь обнаружится так скоро и в том, где ей нет равных. - На момент нашей свадьбы во второй раз. Моника, кажется, вы недолго были в браке. Насколько мне известно, больше ты не женился, моногамия это не твое, детей нет, - последнее с едва ли слышным хрипом в горле.  Рут никогда не признавалась Джейку, что он всегда был ее единственным мужчиной, сколько бы раз они не расходились и как сильно не ссорились. Она просто не_могла лечь с другим в постель; даже в юности все свидания и попытки в отношения заканчивались максимум поцелуями - бесцветными, механическими, скучными, не несущими в себе ни намека на искру. В то время как между двумя супругами всегда трещали разряды молний, весь спектр эмоций, кроме равнодушия.
[float=right]https://i.ibb.co/X4SGZ7V/video-1.gif[/float]- Послушай меня, - понижая голос, Рут подходит ближе, смотрит на него и... Не может сказать ни слова больше. Гладко выскабленные щеки, взъерошенная копна волос, рубашка, брюки, поза, в которой он сидит, осанка, мимика на лице, выдающая в нем интеллигента, человека думающего, но при этом решительного, умеющего постоять за себя и то, что ему дорого. Будто размоталось время и откинуло их обратно на 7-8 лет назад, и все хорошо, и они просто в очередной раз повздорили, а сейчас Рут позовет его ужинать, по дороге он словит ее в объятие и почти насильно поцелует прямо в нос, зная, что она будет вертеться, шутливо фыркать. Пауза слишком затягивается, Андерсон разжимает пальцы, вновь нервно покручивающие металл кольца, опускает плечи и вдруг садится перед ним на корточки, становясь чуть ниже его сидящего. - Я прошу тебя помочь мне. У меня дочь, что видит в тебе отца, у меня работа, что кормит нас теперь троих; у меня, в конце-концов, непередаваемые эмоции при виде тебя. Это много, - чуть кивая, сцепляя пальцы в замок и продолжая неотрывно смотреть в голубые глаза Батлера, - правда, много. Но я справляюсь и прошу того же у тебя. Я обещала посещать тебя в госпитале, я обещала придти на выписку - и я это сделала, - теперь она встала на колени и немного потянулась к мужчине, по прежнему даже намеком не прикасаясь к нему, но удерживая зрительный контакт максимально крепко, -я обещаю что отвечу на твои вопросы. Постепенно. Не торопи события, это может повлиять на твою психику. Пойдем обедать, потом надо будет погулять с Шерил и тогда поговорим.
Мягко забирая альбом из рук Батлера и пряча его обратно в коробку, проследовав первой на кухню, Рут не заметила, как в полутемном коридоре за шкафом притаилась маленькая девочка в смешной пижамке с зайчиками, что явно ждала кого-то другого, кроме мамы. И дождалась, едва Сет переступил порог комнаты тут же кинулась к нему,  вновь вцепляясь в ногу и прижимая пальчик к губам, показывая, что надо говорить тихо:
- Дядя Сет! - дождавшись, когда Батлер опустится к ней, девочка втаскивает из-под пижамной курточки что-то, что упорно прятала, а именно черно-белую профессиональную фотографию. Помятую, видно что старую, на которой двое улыбающихся людей - Джейк и Рут, еще такие молодые, обнимаются, счастливо смотрят в камеру, крепко сжимают друг друга в объятиях. - Это мама сама сделала, она была фо-то-гра-фирователем. В нашем старом доме был фотик на подставке. Ты очень похож на папу, дядя Сет, - огромные глазенки широко распахнуты, девочка робко тянет ладошку и аккуратно касается большого лица Батлера, изучающе, мягко, - я так и представляла всегда. Такого. Мама говорит, что ты ничего не помнишь о папе и даже о себе. Почему так?
- Кто у нас дезертировал из детской? - патикиллером произносит бесшумно передвигающаяся по квартире в теплых высоких носках Рут,подпирая плечом стену коридора. Шерил вздрогнула, ойкнула, спрятала фотографию и с хохотом быстро убежала в комнату, на что Андерсон, не глядя на Батлера, проследовала за малышкой, лишь бросив мимиходом "обед стынет, а готовлю я явно лучше чем в больнице".
Вернулись они уже вдвоем, дочь была одета, причесана и умыта, посажена на высокий стул и ожидала свою тарелку. Красную, в форме божьей коровки и соответствующими черными пятнышками. Тут же смешные приборы с рукоятками в форме жирафа и обезьянки, а так же пластиковый голубой стакан с цветами. Рут не жалела денег на две вещи в своей жизни - на качественное рабочее железо и на дочь. А ко всему остальному можно приспособиться.
- Всем приятного аппетита, - назидательно произносит Рут через стол глядя на Батлера и накладывая ему большие порции еды. На удивление, тяготящей тишины не возникло, было комфортно и как-то очень уютно, словно обычная полноценная семья. Шерил переговаривалась с матерью, но только после того, как тщательно прожует ложку салата, на Сета без конца поглядывала с интересом и улыбалась, болтая под столом ногами. А как только тарелки были сброшены в раковину, малышка побежала натягивать на маленькие ножки сандалики, Рут споласкивала последнюю тарелку, перед тем как погрузить в посудомойку и спросила, бросив через плечо:
- Я бы хотела чтобы ты пошел с нами на прогулку. Площадка рядом с домом, там есть скамейки, да и погода хорошая. Тебе пока не стоит оставаться одному в незнакомом замкнутом пространстве, как думаешь?

Отредактировано Ruth Anderson (12.06.2019 13:48:08)

+1


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Не новое, а заново. ‡эпизод