http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/53886.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: январь 2020 года.

Температура от -4°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » mein herz in flammen ‡флэшбек


mein herz in flammen ‡флэшбек

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Raven & Chester
NY, 11-12'18

https://funkyimg.com/i/2ULX3.png

Я все время думал, что день рождения — это такой праздник, а возраст не имеет к нему никакого отношения... Оказалось, наоборот, к дню рождения не имеет никакого отношения праздник.

Отредактировано Raven Perez (16.06.2019 15:09:07)

+1

2

- Наверно, ни для кого не станет неожиданность то, что я собираюсь сказать, и все же, - Рэйвен делает паузу и отпивает глоток воды. В горле неожиданно пересыхает, - Честер, - слова встают поперек, едва она встречается с ним взглядом, и алые губы расплываются в глупой улыбке, - таких людей, как ты, можно пересчитать по пальцам. Ты удивительный. Этот огонь внутри тебя... - взгляд падает на его губы, и Карнаби на мгновение замолкает. На нее обращено по меньшей мере двенадцать пар любопытных глаз, а сердце будто намеренно замедляет темп, чтобы не дать Рэйвен разволноваться и окончательно сбиться с мысли.

- ...такой живой и настоящий. Я желаю тебе не потерять его. Присоединяясь к остальным, желаю тебе здоровья, продвижения в карьере, душевного благополучия и любви, - здесь она снова останавливается, но это уже осознанный акцент, - пускай все твои мечты сбываются, и рядом с тобой будут люди, которые не потянут тебя вниз, а вдохновят на освоение новых горизонтов, как ты вдохновляешь меня. С днем рождения! - все вскакивают с мест, чтобы устроить перезвон бокалов, в очередной раз обнять именинника и прогреметь троекратным "Честер" в его честь. Рэйвен ставит бокал на стол и подходит к Уайту последней, задержавшись в его объятиях чуть дольше положенного и запечатлев на его щеке след от губной помады. Рассмеявшись, Карнаби размазывает его ладонью.

- Я надеюсь, мой подарок позволит тебе не прятать свой талант, - после этих слов официант выносит сверток и вручает его Уайту. По очертаниям очевидно, что там гитара, но ее ценность несоизмерима с ее стоимостью. И даже эта самая ценность ничто в сравнении с реакцией Честера. Наблюдая эту неподдельную детскую радость в глазах взрослого мужчины, Карнаби невольно ловит себя на мысли, что в лепешку готова расшибиться, чтобы видеть его таким каждый день - счастливым, с улыбкой до ушей, с огнем в глазах. И даже необязательно, чтобы причиной этого счастья была она сама. Ну. Разве что самую малость.

- Рада, что тебе нравится, - отзывается Эйви и снова обнимает Уайта, после чего садится рядом с ним, сменив изначальное место. Кто-то отпускает шутку по поводу того, каким образом Рэйвен досталась эта гитара, и никто не успевает толком отреагировать на эту колкость, потому что двери зала распахиваются, и на пороге возникает эффектная блондинка в алом платье.
На ее фоне Карнаби меркнет, как луна в дневное время суток на фоне солнечных лучей. По крайне мере именно так она себя и ощущает. Винтажное черное платье кажется неуместным, и макияж блеклым, и распущенные волосы метелкой. Взрывоопасная смесь эмоций охватывает Эйв, но губы снова расплываются в теплой улыбке, и Рэйвен дружелюбно приветствует новую гостью, которая, коротко кивнув всем присутствующим, беспардонно занимает место на коленях у именинника.

В голове раздается щелчок.

- Я еще увижу тебя?
- Не знаю, я здесь по просьбе отца подрабатываю. Возможно, когда ты придешь в следующий раз, я уже буду в Испании выращивать помидоры.
Смеюсь. Он тоже смеется. Почему-то все вокруг кажется нереальным и каким-то эфемерным. Будто я во сне.

- Ты же не собираешься завтра вечером сбежать от меня в Испанию?
- Завтра нет.
Смущенно улыбаюсь. Чувствую в нем что-то родное и теплое. Это невозможно описать словами. Меня поймет только тот, кто ощущал это на себе. Мне кажется, он тоже это чувствует. Вижу себя в его глазах и снова смеюсь.

- Ловлю тебя на слове. Завтра в семь в зеленой комнате.
- Не опаздывай.
- Ни в коем случае. С меня кофе, с тебя - твое очарование.
Краснею, как школьница, и опускаю глаза. Он коротко обнимает меня на прощание.

- До завтра, Рэйвен.
- До завтра, Честер.

Он поворачивает за угол, обернувшись три раза за такой короткий отрезок. Прислоняюсь к стене и сползаю на землю, улыбаясь во все тридцать два. Весь негатив сразу меркнет, и чертовы бабочки выламывают своими крыльями ребра изнутри. Включаю музыку в наушниках и начинаю громко подпевать. Ситуация выглядит комичной, потому что у меня еще и шапка упала на землю. Пара прохожих кинула мне по доллару. Подбираю шапку и отдаю деньги бездомному. Зато теперь я знаю, что не умру с голоду в случае чего.

Телефон вибрирует в кармане.

от кого: Чес
08:10 p.m.
Мне тоже нравится эта песня.

Зажимаю рот рукой, чтобы не заржать на всю улицу. Смущение с радостью вступают в извращенный симбиоз, и от этого становится еще лучше.
И солнце уже не такое тусклое.
И прохожие не такие уж хмурые.
И вообще сегодня отличный день.
Отличный день для любви.
Все, что нам нужно, это любовь.


Встряхнув головой, Рэйвен залпом допивает содержимое бокала, и внимательный официант тут же наполняет его красным вином. В груди разыгрывается настоящий пожар, и Карнаби выпивает еще половину бокала, чтобы его потушить. Это не помогает.

Начинает играть какой-то заводной мотив, и Эйви не отказывается, когда один из друзей Честера зовет ее зажечь на танцполе. Этой темной энергетике нужно дать выход. Что может быть лучше рок-н-ролла?

Бросив короткий взгляд на Уайта, Рэйвен уходит к сцене и отдается в управление партнеру. И даже если он позволяет себе что-то непристойное, Карнаби этого не замечает, смеясь над глупыми шутками и активно демонстрируя, что ей весело до усрачки, и все вот это вот совсем не выбивает ее из колеи.

С днем рождения, Честер!

Сука.

Отредактировано Raven Carnaby (16.06.2019 16:02:16)

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Сдержанно, как и подобает самодостаточному и уже зрелому мужчине, Честер улыбается. В его подёрнутых дымчатой щетиной щеках уже чувствуется огненный жар, и виной тому вовсе не третий бокал крепкого коньяка. В который раз Рэйвен Карнаби затрагивает те отдалённые лабиринты сердца, о существовании которых пилот не подозревал до сих пор.

Каждое слово душевного поздравления соскальзывает с губ девушки, словно изящные жемчужины — с непрочной нитки бус. Эйви трогательна и кротка, словно пугливый оленёнок, впервые выглянувший из своего укромного логова. Хотя девушка изрядно хорохорится перед лицом собравшихся в связи с торжеством людей, нарочито выравнивает интонацию, держит голову ровно, а острый подбородок — слегка вздёрнутым, Честер видит: она волнуется. Он хорошо знает Карнаби — но, к сожалению, не так хорошо, как хотелось бы. Виной тому он сам, а, точнее, его нерешительность — единственное, что Уайт сохранил в качестве сувенира со школьной скамьи.

— Спасибо, спасибо… Ох, ну всё, ребят, перестаньте, — в ответ на трёхкратное «ура» Честер улыбается чуть шире обычного, обмениваясь мелодичным перезвоном бокалом со всеми, до кого может дотянуться. Дело близится к очередному сеансу дружеских объятий, и Уайт выдыхает, украдкой потирая слегка вспотевшие ладони: единственный человек, который одним прикосновением прожигает в груди пульсирующее обугленное жерло, стоит в конце импровизированной очереди. Это даёт нужную отсрочку для возведения Честером ментального щита против женских чар, которые излишне опьяняют, развязывают руки и язык.

Но стоит Эйви запечатлеть на щеке пилота алый поцелуй — и крепость рушится. Самообладание Уайта с грохотом катится в самые тартарары, заглушая звучащую в баре музыку. Ласковым жестом девушка стирает след от губной помады и смеётся, словно ребёнок, впервые увидевший радугу. Пилот улыбается в ответ, нехотя выпуская Карнаби из своих рук.

— Я надеюсь, мой подарок позволит тебе не прятать свой талант, — звучит интригующая фраза, и в поле зрения Честера тут же возникает массивный свёрток, напоминающий по очертанию новую гитару. Мужчина принимает инструмент из рук официанта и с едва скрываемым любопытством надрывает обёрточную бумагу. Мимолётного взгляда достаточно, чтобы понять: эта гитара особенная. Нет, не так: о-со-бен-на-я. В том числе и потому, что её подарила Эйви.

— Это же… Но ведь это же… — не веря своим глазам, Уайт окончательно избавляет инструмент из бумажного плена и вертит в руках, тщательно всматриваясь в его идеально отполированную поверхность. Помимо оригинальной росписи (несомненно, ручной работы), гитару украшает витиеватый автограф музыкальной группы, композиции которых Честер затирал до дыр едва ли не со студенческих лет. Остаётся лишь догадываться, на какую сумму уменьшился личный бюджет Карнаби ради такого подарка.

— Рэйвен… — Уайт понижает голос до утробного мурлыканья: теперь его слышит только стоящая рядом шатенка, — …ну зачем же ты так? Не стоило, правда. Это так дорого, и… — внезапное смущение мужчины вызывает очередной прилив жара. Да, это снова не алкоголь. Остаётся свято верить, что приглушённый свет переполненного бара скроет лёгкий румянец на щеках полковника американской авиации.

— Рада, что тебе нравится, — Эйви тепло улыбается в ответ на неоднозначную реакцию Честера и, приобняв его, занимает ближайший стул рядом с именинником (чему последний несказанно рад). Едва мужчина присаживается рядом и берёт в руки заботливо наполненный официанткой стакан, в дверях зала появляется изящный силуэт, облачённый в сверкающую дымку алого платья. Сквозь зажигательные ритмы музыки до чуткого слуха Уайта доносится плавное перестукивание шпилек. Золотистые, словно королевская парча, локоны новоприбывшей плавно пружинят в ответ на каждый шаг. Красавица не удостаивает ответом доброжелательные приветствия компании. Подведённые кошачьими стрелками глаза прикованы к заветной цели — полковнику, чьи колени и становятся импровизированным троном для блондинки.

— С днём рождения, дорогой!

— Спасибо, Эмбер. Очень рад тебя видеть, — Честер колеблется, прежде чем обнять девушку за талию и запечатлеть на её губах колючий поцелуй. Больше всего на свете мужчине хочется провалиться сквозь землю, чтобы не испытывать невесть откуда взявшееся чувство неловкости. Эмбер, как будто бы нарочно, заслоняет собой Карнаби и заполняет воцарившуюся паузу восторженным щебетом о заслугах и достоинствах именинника. Уайт вежливо улыбается, старательно кивая в такт комплиментам и продолжая выискивать глазами Рэйвен. Усилия вознаграждаются лишь после того как блондинка изящно, но в то же время соблазнительно, тянется за наполовину наполненным бокалом. Честер видит Карнаби… и своего друга, бесцеремонно задирающего ей юбку и едва ли не оставляющего красноватые следы на нежной коже девушки.

В голове раздаётся щелчок.

— Полковник Уайт, разрешите доложить…
— Докладывайте.

Паршивое настроение. Паршивое утро. Паршивое всё-на-свете. Крепкому кофе так и не удалось ликвидировать последствия бессонницы, а утром военная форма ещё и обзавелась «приветом» от пролетавшего голубя — и это за пять минут до начала рабочего дня! На совещании я появился немногим позже обычного: на кителе всё ещё виднелись сероватые следы раннего происшествия. После разговора на повышенных тонах пришлось запереться в кабинете, надеясь на непродолжительный покой, но появление лейтенанта разрушило и без того хрупкую надежду.

— Я могу идти?
— Да, Колин. Хотя нет, постой… — выуживаю из кипы бумаг чистый лист и, разорвав его пополам, набрасываю торопливым почерком несколько строк. — Доставь букет по этому адресу, — к клочку бумаги присоединяется пара-тройка долларовых купюр.
— Будет сделано, полковник Уайт! Разрешите идти?
— Да.

Телефон привлекает внимание звонкой трелью спустя сорок минут.

от кого: Рэйвен
01:45 p.m.
Спасибо за цветы. Они заставили меня улыбнуться.


И грязный китель уже кажется такой мелочью…

— Прости, дружище, но Эйви обещала имениннику танец.

Не дожидаясь ответа, Уайт уводит девушку подальше от наглеца, борясь с остервенелым желанием пересчитать его зубы с помощью кулака.

Сука.

Отредактировано Victor Leroy (16.06.2019 15:18:32)

+2

4

Потная мужская рука крепко сжимает оголенное бедро Рэйвен, от чего та чувствует легкий укол совести, но ему на смену тут же приходят злость и негодование. С чего бы ей вдруг чувствовать себя неловко, если она не делает абсолютно ничего предосудительного? Рэйвен Карнаби - свободная девушка, не состоящая ни с кем в отношениях и не несущая бремя пустых привязанностей. Поэтому она может себе позволить развлечься.

Осталось только себя в этом убедить.

Отстранив навязчивые руки партнера, Рэйвен, однако, не прерывает танца, криво улыбнувшись, мол, не сейчас, красавчик. Еще не время. Однако у Честера совсем иное мнение. Не сейчас и, пожалуй, вообще никогда. Он бесцеремонно вклинивается между танцующими и уводит Карнаби в другой угол, даже не поинтересовавшись ее мнением. Под локоть, словно провинившуюся школьницу. Окинув друга таким взглядом, будто вот-вот сломает ему нос. И посмотрев на Рэйвен так, будто она его собственность, и вот хозяин заметил, как его куколка крутит шашни с другим. От этого взгляда хочется отмываться жесткой щеткой.

Тони Брэкстон просит неизвестного не разбивать ей сердце и сказать, что он снова ее любит, и с первых нот у Рэйвен по позвоночнику пробегают мурашки, и внутри все сжимается. Боль острыми когтями разрывает грудную клетку и забирается под горло, заполняя образовавшуюся пустоту чернотой. В танце, однако, Карнаби Честеру не отказывает. Она совершенно не хочет портить имениннику праздник, пускай даже именинник оказался мудаком.

Ой, фу, слово-то какое.

Такие желанные некогда прикосновения не приносят удовольствия, но обжигают, словно раскаленное железо. Затылком Рэйвен ощущает пронизывающий насквозь взгляд ослепительной спутницы Честера. Карнаби смотрит имениннику в глаза, практически не моргая. Она пытается найти остатки совести и сострадания, но ничего. Вопросы, роящиеся в голове, никак не найдут выхода, и Рэйвен вынуждена молчать, чтобы не усугублять ситуацию.

Нет-нет, Честер, она ни в коем случае не будет задавать неудобные вопросы.

Народ хлопает, погружая Рэйвен в транс. Пленка отматывается назад.

Ненавижу это гнетущее чувство ожидания. Когда проверяешь телефон каждые две минуты в надежде, что вот сейчас он точно позвонит или напишет. Как дурочка, ей богу. Умом понимаю, что это неправильно, но ничего не могу с этим поделать. Еще и батарея садится.
Может, написать самой?
Да нет, не буду навязываться. Вдруг все, что было, не имеет под собой ничего, кроме банальной вежливости.
Но он так смотрел…

Господи, батарея вот-вот сядет. Ужас!
От того, что я буду постоянно снимать блокировку, она сядет еще быстрее. Надо же было именно сегодня забыть зарядку дома. И попросить не у кого.
Черт! Черт! Черт!
Я метаюсь из угла в угол, не находя себе места. Хорошо, что в студии никого нет, иначе они бы заметили и засмеяли. Где это видано, чтобы кто-то маялся так из-за брошенного вскользь «еще увидимся, я позвоню».
А вдруг он имел в виду запись или репетицию на студии?
А я тут себе напридумывала!

Я сажусь за стол и невольно еще раз проверяю телефон. Ничего не могу с собой поделать. Проценты заряда стремительно тают, заставляя меня похолодеть от страха. В последний раз я так переживала, что останусь без связи, только в папин день рождения десять лет назад.
Беру кружку трясущимися руками. Делаю глоток холодного чая. Не чувствую вкус. Все внимание приковано к телефону. Десять процентов.

Пальцы отбивают барабанную дробь об столешницу.

Восемь процентов.

Долбанный телефон, почему ты так быстро разряжаешься?! На глаза аж слезы наворачиваются.
Вытираю вспотевшие ладони об штаны и встряхиваю головой, пытаясь придать себе безразличный вид.
Нужно привести в порядок документы. А то Йохан устроил тут черт-те-что. И заодно проверить запись на неделю вперед, чтобы не было, как в прошлый раз. Три группы на одно время! Ну и аншлаг тут был.

Бросаю взгляд на телефон.
Ничего.
Шесть процентов.

Ловлю себя на том, что сижу и тихо поскуливаю. Легонько бью себя по щекам, чтобы привести в чувства.

Пять процентов.
Пять! ПЯТЬ! П Я Т Ь!

Все, ладно, он не позвонит.
Надо работать.
Надо.

Раздается звонок, и я с визгом вскакиваю со стула, чуть не перевернув кружку на стол и не залив все документы. И не вспомню, когда еще я так радовалась звонку. Смеюсь своей глупости. Вспоминаю, что не сняла трубку.

- Привет! Как самочувствие? – услышав его голос, закусываю губу и снова прыгаю на месте.
- Привет! Мне уже лучше, спасибо. Как прошел твой день? – Пилик-пилик. – Ой, подожди! У меня сейчас телефон сядет. Напиши мне в фэйсбуке, – абсолютно будничным тоном, и ничего не выдает приступа, который случился всего минуту назад.


Дура.
Какая же дура.

Песня заканчивается, и Рэйвен делает короткий реверанс, благодаря партнера за прекрасный танец. Карнаби отпускает руку Честера после лёгкого рукопожатия. Обнимать его больше не хочется. Или…?
- С днем рождения, Честер! – в последний момент голос Эйви надламывается, и она поспешно добавляет, что ей пора идти.
Стараясь не суетиться, Рэйвен берет сумочку с дивана, прощается с гостями и выходит из зала. Как только дверь закрываются, Карнаби пулей летит по лестнице вниз, хватает поданное пальто, а затем, одеваясь на ходу, бросает гардеробщику «спасибо», которое звучит как жалкая мольба о помощи, и выбегает на улицу.

Холодные дождь накрывает Рэйвен с головой, и Эйв подставляет ему лицо, уходя как можно дальше от Честера, его девушки и своих чувств.

Отредактировано Raven Carnaby-White (04.11.2019 14:36:24)

+2

5

Фа-диез мажор. Ре минор. Соль минор. До мажор.

Честер идеально разбирался в аккордах, но так и не научился понимать женщин. Досадно.

Левая рука мужчины деликатно устраивается в изгибе поясницы — ни сантиметром ниже. Правая сжимает тонкие пальчики Рэйвен — сильнее, чем следовало бы. Нужно успокоиться. Уайт задерживает дыхание на пять секунд, как учил его отец, и ослабляет хватку. Не помогает: в сердце всё ещё тлеют отголоски ревности. Под острым взглядом Карнаби неловко, словно мёртвой бабочке в коллекции энтомолога. Мужчина выдерживает это испытание с трудом. Под свистом афганских пуль намного уютнее, чем здесь, на танцполе. Это не фигура речи: Уайту есть с чем сравнить.

Пилот не видит — чувствует, — как за ним следит ещё одна пара женских глаз. Эмбер… В этом имени — благословение и проклятье. Честер не хочет ни того, ни другого. Не сейчас, когда в его руках, словно струна, едва слышно дрожит Рэйвен Карнаби.

Зачем ты пришла, Эмбер?

— Войдите, — я поднимаю взгляд на посетителя, не дописав букву «а» и оставив ручку занесённой над бланком. Привычка, выработанная визитами стоящих выше по званию. — Ох, — я действительно удивлён, — чем обязан такой честью, мисс Хьюз?

— Ничем, подполковник Уайт. Просто зашла поздороваться с вами.

— Мне приятно.

Глаза Эмбер скрыты за огромными чёрными очками. Гоню из головы неприятные догадки и, поставив размашистую подпись на бланке, встаю из-за стола.

— Могу ли я предложить вам кофе?

— Если честно, я бы не отказалась от чего-нибудь покрепче, — Эмбер вздыхает и медленно снимает очки с тонкой переносицы. Я поджимаю губы. Мои догадки оправдали себя. Никогда не думал, что Клиффорд — такой подонок.

— Хм… От крепкого кофе, например? — улыбаюсь в попытках разрядить атмосферу, но девушке не до веселья. Она сверлит взглядом резную ножку стола и молчит. — Кхм, простите. К сожалению, есть только кофе. Будете?

— Спасибо, подполковник Уайт.

Безукоризненно накрашенные губы оставляют алые метки на фарфоровой поверхности.

— Отличный кофе, — Хьюз возвращает опустевшую чашку на стол, — но не сравнится с хорошим итальянским вином. Вы любите вино?.. Нет-нет, подождите, — изящные ручки предостерегают от ответа, и я улыбаюсь, — сначала скажите: ревнива ли миссис Уайт?

— Нет. И её тоже нет, — сохраняю спокойный и размеренный тон, но в глубине души волнуюсь, словно школьник на новогодней дискотеке. — Я холост.

— Тогда повторю свой вопрос, — Эмбер улыбается чуть более раскрепощённо. — Вы любите вино?

— Скорее, да, чем нет, — неуверенно склоняю голову на бок. Жарко. Почему так жарко?

— Как вы смотрите на то, чтобы после работы заглянуть в одно прекрасное заведение? Обещаю, оно не оставит вас равнодушным... Ну же, соглашайтесь подполковник Уайт!

— Я бы с радостью, но...

— Я рассталась с Клиффордом... в смысле, с подполковником Мёрфи, если вы об этом. Хотя он иногда... заходит, — Хьюз гордо выпрямляет голову, словно говоря: мне не стыдно за это. Свет настольной лампы выхватывает иссиня-лиловое пятно на щеке собеседницы, и я хмурюсь. — Так что?

— Думаю, это отличная идея.

— Спасибо, подполковник Уайт, — Эмбер встаёт со стула, и я следую её примеру. — Тогда до вечера?

— До вечера, — улыбаюсь и делаю два шага в сторону Хьюз. Хочу попрощаться с ней и вернуться к работе, но девушка не думает уходить.

— Это награда за героизм? — пальцы Эмбер интимно прикасаются к медали на моей груди. Вздрагиваю. Почему? Что со мной происходит?

— Да.

— Удивительно, — задумчивый голос девушки обволакивает кабинет уютным коконом; звучит, словно колыбельная, но хочется совсем не спать. — Я бы послушала эту историю.

— Как-нибудь расскажу. Обязательно.

Я сдержал своё обещание спустя три недели: во время завтрака в квартире Эмбер Хьюз на Коламбус-авеню.


«Наверное, зря...»

Отношения с Эмбер — словно заученный танец. Пока движешься в одном ритме с девушкой, рассчитывай на её любовь и ласку. Лишнее па в сторону от заданного курса — риск оказаться в петле, которую Хьюз затянет своими ухоженными, с безупречным маникюром руками. Честеру нравится балансировать на грани. Нравилось. Сейчас он предпочёл бы спокойствие и гармонию, которые всегда излучает Рэйвен. С ней можно быть настоящим. Не думать о том, выглажена ли рубашка и не сбился ли галстук. Не формулировать мысли задолго до того, как их озвучить. Не обращать внимание на то, что говорят о тебе окружающие, ведь главное — что думает Карнаби.

Честер может продолжить этот список до бесконечности.

Но имеет ли право на это?

— Щекотки боишься? Получай!

Эйви задорно хохочет и упирается ладонями мне в грудь в попытках оттолкнуть. Поддаюсь из вежливости: мне нравится слышать её искренний смех. Запрыгиваю на стол рядом с девушкой. Студия давно опустела, поэтому можно позволить себе немного подурачиться. Особенно в такой приятной компании.

— Ладно, больше не буду… Но если ответишь на вопрос: чего ещё ты боишься? Мне интересно.

Карнаби слегка хмурится и задумчиво прикусывает губу — картина, достойная кисти лучшего художника. Но я в живопись ни ногой, поэтому просто любуюсь собеседницей.

— Наверное, нет. По крайней мере, на ум ничего не приходит. А ты? — Рэйвен хитро прищуривается. — Чего же боится отважный подполковник американской авиации?

Теперь задумался я.

— Не уверен, что в мире осталось что-то, способное напугать меня, — осознаю, как горько звучат эти слова, и улыбаюсь в попытках сгладить острые углы беседы. — В детстве очень боялся числа 666. Только не смейся! — словно сдаваясь, поднимаю руки вверх. — В моём классе учился ребёнок из очень религиозной семьи… кажется, Пол… и вот он внушил мне этот страх. Мол это число Дьявола, из-за которого я могу жариться в аду, — усмехаюсь в ответ нахлынувшим воспоминаниям. — Дошло до того, что я даже не мог прочесть страницу книги с этим номером: сразу начинал паниковать. Представляешь? Хорошо, что отцу удалось избавить меня от этой фобии. А то было бы смешно: командир эскадрильи с боевой наградой за смелость — суеверный идиот, который боится чисел.

Эйви снисходительно улыбается и немного сокращает расстояние между нами.

— Ты вовсе не идиот, Честер.


«Ещё тот идиот!..»

Словно вкопанный, Уайт стоит посреди танцпола. На лице — ни капли праздничного настроения. Его забрала с собой Карнаби.

— Рэйвен, подожди!

Не замечая, как на спину обрушиваются ледяные плети дождя, Честер обгоняет девушку и вырастает у неё на пути.

— Ты не можешь уйти просто так. Останься.

В ответ — только скептический прищур глаз. Уайт никогда не видел Эйви такой равнодушной.

— Пожалуйста.

Девушка стремительно проходит мимо пилота, не удостоив его ответом. Честер чувствует, как в его груди закипает очередной бульон эмоций. Брюнет ловит себя на мысли об усталости. Почему жизнь не может быть проще?

— Рэйвен!

Мужчина рычит и хватает Карнаби под локоть. Раздаётся громкий хлопок. На небритой щеке Уайта проявляется розоватый след от женской ладони. Эйви, пользуясь замешательством, ускоряет шаг и скрывается за углом кирпичного дома. Честер запрокидывает голову. Ноябрьский дождь приятно холодит разгорячённое лицо. Мужчина прикрывает глаза и в сердцах выкрикивает парочку отменных ругательств.

Нужно возвращаться к гостям.

Отредактировано Chester White (06.11.2019 19:57:48)

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » mein herz in flammen ‡флэшбек