http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: сентябрь 2019 года.

Температура от +15°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Партнерство » GLASS DROP [crossover]


GLASS DROP [crossover]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

GLASS DROP [CROSSOVER]
nc-180; а мы тут едим стекло вместе

http://forumfiles.ru/files/0019/e7/0f/19730.jpg

на гласс дропе официально (кем?) разрешено: заводить твинков, дышать, писать в постах заборчиком, уходить в лоу до следующего рождества (неточно), отправлять сообщения в думалку, создавать ау, неканонов, доппельгангеров, общаться с дэдшотом, пользоваться пластиковыми трубочками, критиковать социальные институты и менять лз по два раза в секунду. ни на одном другом кроссовере такое абсолютно точно не разрешено, мы гарантируем это. присоединяйтесь.

0

2

шотер вонг в поиске:

— banana fish —
http://s9.uploads.ru/FWJ1R.png
прототип: whatever;

lao yen-thai [лао йен-тай]
правая рука босса чайнатауна, человек

люди умирают по собственной воле, в общем и целом, примерно по двум причинам: когда им терять нечего и когда приходится умереть ради того, кого потерять страшнее. иронично, что у лао обе эти причины слились воедино - но он, видит бог, пытался держаться до последнего. не наелся, говорят, - не налижешься; отсрочивать смерть лао считал излишним, но и умирать, не оставив за собой последнего слова - смысла особого не имело.

брат взрослеет быстро - непозволительно быстро. лао смотрит на синя и боится за него, как ни за кого никогда не боялся, пройдет время - и ему не раз придется задуматься о том, все ли он правильно сделал; взгляд у брата становится твердый и острый - синь себя в обиду не даст и людей своих тоже, но не это ли мажет у него промеж глаз мишень? лао очень хочется верить, что в один из моментов младший не возьмет на себя больше, чем будет способен вывезти (очень жаль, что одной веры всегда было мало).

пока шотер босс, на душе как-то спокойнее. пока шотер босс, всем кажется, что порядок в чайнатауне будет всегда. лао белым не доверяет - как, впрочем, и всем остальным, кроме своих людей - но вонгу о своей неприязни к эшу линксу не говорит. эш линкс - лао думает - однажды принесет за собой море проблем, и свою иррациональную неприязнь всеми силами подавить пытается. слово «преданность» сложное по целому ряду причин, большинство из людей понимает его лишь отчасти. шотер хлопает по плечу тая, но о его опасениях прямо не спрашивает - кому, как не шотеру, знать, что есть разница в восприятии «семьи» между китайцем и кем угодно? лао смотрит на эша долгие месяцы и не видит в нем человека, своим людям преданного; эш играет только за самого себя - и своей с шотером дружбой подставляет под удар абсолютно каждого.

слово «преданность» сложное по целому ряду причин. лао не скажет, что сам понимает его в самом полном смысле, но, сжимая в ладони нож, он отчетливо будет знать,
за кого и за что собирается умереть.


дополнительно:
персонаж, мягко говоря, не самый раскрытый, так что в заявке преобладают мои хэды и все прочее субъективное. очень хотелось бы лао не умирать, и, в принципе, рассказать ему о причине, по которой эшу пришлось выстрелить в шотера, чтобы... не было того дерьма, которое, кхм, было.
будучи совсем откровенным, вижу лао с шотером в пейринге исключительно доверительных отношениях и правда верю в то, что нераскрытый каноном персонаж может более чем развиться в наших руках. в каноне лао показан весьма поверхностно и, по сути, движим он там одной ненавистью вперемешку со злостью, но, тем не менее, даже при отсутствии должного бэка в нем проглядывается куча всяких мелочей, начиная от невозможности принятия смерти шотера и заканчивая отказом от членства в банде ради одного человека - брата. вижу лао больше преданным, скорее, не клану или банде, а тем, кого он любит (это, разумеется, опционально и, в принципе, легко обсуждаемо).
поскольку персонаж действительно очень непопулярен в фанбазе, в то, что выбор падет на него, я почти не верю. и, тем не менее, если вдруг у вас возникнет такая мысль - обязательно приходите, я буду безумно рад ♥

пример игры;

дрожь облаков, турбины протяжный вопль.
сходит с лица бесполезного грима жижа,
сколько же нужно выпить сегодня, чтобы
зеркалом стать, само себя отразившим?

;

После того, как церковь отстроили заново, ее не узнать; Клауд обводит пальцами колонны, садится на самую дальнюю скамью посреди проповеди – тут теперь так часто бывают люди, что он чувствует, как Аэрис почти выживают отсюда. Раньше он бы не понял, что неба можно бояться,
но теперь – даже взгляда лишний раз не поднимет.

Все это так давно началось, что ему уже даже не кажется – он в этом уверен: его жизнь не делилась никогда на «до» и на «после», она просто укладывалась ровно в тот отрезок, когда мир готовился к смерти; все остальное – все эти периоды, месяцы, годы – не жизнь, а душное существование. Порой он сталкивается с Тифой взглядом, и его пробирает чувство стыда настолько сильное, что ему умереть рядом с этим чувством хочется. Клауд надеется, что Тифа не спросит его про Нибльхейм, потому что он его с каждой неделей все меньше и меньше помнит – и Тифа не спрашивает. От чувства, словно она понимает больше него самого, делается больно. От мысли, что он не доверяет ей своего разбитого сознания – все еще, спустя столько времени, не может доверить – ему приходится ощущать себя лжецом или лицемером, и от всего этого – инстинктивно, как от огня, бежать.

Клауд не знает, как с этим жить. Как это – жить – в принципе.
Он пытался учиться, думал, что справится – да он каждый раз думает, что справится, и каждый раз не вывозит. Ему со своими неразвитыми представлении о жизни как с больным голубем на ладонях хочется броситься к первому встречному взрослому – протянуть, мол, смотрите, он болен, нам с ним нужна помощь. Если во все это просто лишний раз вдуматься, то картина становится еще абсурднее, еще более безнадежной. Прошло ведь уже достаточно времени, чтобы во всем разобраться, чтобы прийти к какой-то определенности… так какого черта?

Он пытался учиться. Думал, что справится.
Это могло бы походить на образцовую почти_семью, где он возится с проводкой и сантехникой, чинит детям сломанные велосипеды, а она гремит посудой за барной стойкой и составляет списки покупок, строит планы по обустройству быта. Прошел год с тех пор, как они, вроде бы, перестали друг друга бояться, но – в сущности – изменило ли это хоть что-нибудь? Если ездить не своими маршрутами и возвращаться не по своим адресам, на время может показаться, что и жизнь не свою проживаешь. В сущности, Клауд никогда – и теперь особенно – не мог быть уверен в том, что все, что он когда-либо делал, когда-либо говорил, любил, думал принадлежало ему в действительности. Разбитая идентичность его склеена воедино, любовно собрана по кусочкам, но любое резкое движение, любое действие вне рабочего сценария – и она снова по швам расходится.

Клауда окружают люди, которые верят во «все будет хорошо», люди, которым всегда было, что терять. Он старается не смотреть им в лица, не разбирать интонаций – это все так далеко от него, что ему приходится еще недели спустя одного-единственного разговора рефлексировать на предмет собственных чувств. Все равно что решать простой арифметический пример, который любому дается с легкостью на счет раз, а у тебя вечно то не та переменная в результатах, то до абсурдного огромные числа после знака равно. Рядом с Тифой он чувствует себя беспомощным, рядом с ней же – ощущает всю свою силу. Он как мантру себе повторяет: ему тоже ведь есть, что терять – в этой мантре нет ни единого грамма лжи, но… откуда тогда это чувство вины?

Клауду, разумеется, есть, что терять,
и, вероятно, это именно та причина, по которой он продолжает жить в страхе.

Ему перед Тифой стыдно. Оставаясь один на один с собой, Клауд пытается выблевать из себя все это, словно всю эту смесь не разобранных чувств можно было куда-нибудь деть, а потом копить заново. Может быть, это решило бы все проблемы. Дало бы ему – им – новый толчок. Он не знает наверняка – да и не наверняка тоже не знает – и потому лишний раз теряется, и потому каждый следующий разговор с Тифой заедает чувством вины и стыда на завтрак, обед и ужин.

- Прости.

У нее, в общем-то, есть полное право злиться. Иногда Клауд ждет, что посуда из ее рук полетит на пол, а проводка, которую он чинит, неудачно закоротит. Что она скажет ему: «хватит». Слов в его голове так много, что и сказать-то, по сути, нечего; он готовится слушать то, что слышал уже много раз, и в очередной раз понять пытается – что с ним не так,

- Мне правда жаль.

почему он не может жить нормально, почему он не может быть нормальным?

0

3

шотер вонг в поиске:

— banana fish —
http://s8.uploads.ru/IyZn5.png
прототип: whatever;

sing soo-ling [синь су-лин]
один из лучших (босс?) в банде чайнатауна, человек

не то, чтобы трудное детство, но почему-то оно проходит в подворотнях.
драться пришлось научиться раньше, чем писать. первое убийство - ложится где-то рядом с начальными классами. старики смотрят без одобрения, закрывают двери своих домов покрепче и при каждом удобном случае ядовито ворчат - в их время такого бедлама не было. (в их время гонконгцы занимались чернухой и чем похуже, но раньше-то, конечно, и трава была зеленее).

не то, чтобы семья неблагополучная, но из родственников, в общем-то, был только брат.
лао таскает его за собой на все стрелки, разборки и переговоры, лао - в банде чайнатауна оказывается не последним человеком, и этого же хочет для синя. его трепят по голове и называют «мальчишкой», но ребенка в нем не находят - ребенок в нем исчезает как-то на удивление быстро (прикуривая у шортера, лао скажет, что боится за него - что, если так дальше пойдет, у его младшего брата есть все шансы умереть раньше времени; шортер хлопает лао по плечу и обещает, что ему за синя бояться нечего). синь полноправным членом банды не считается долгое время, но спроси любого - и каждый скажет, что синь - ни много ни мало - один из них.

у него руки в мозолях от тренировок с бросками куная, леска оставляет на пальцах белесые шрамы - это все принесет плоды, это все однажды станет полезным. лао говорит ему, что он - человек очарований, и отчего-то злится; человек очарований находит для себя идолов и стремится стать лучше, стремится к этим идеалам приблизиться. однажды - он себе повторяет - эта боль принесет ему пользу, и - не ошибается. старший брат ему улыбается и уходит с дороги - ему больше нечему его научить; китайцам приходится признать синя вторым лидером - шортер смотрит на него и впервые за долгое время не боится сдохнуть, зная, что его люди останутся в надежных руках. все идеалы, сказал бы лао, либо достигаются, либо рассыпаются в прах. в случае синя раз за разом происходило второе.

( и не то, чтобы он не умел отпускать людей, но кто бы мог подумать,
что с чувством вины справиться окажется невозможно? )


дополнительно:
к сожалению, о детстве синя известно довольно мало, поэтому в заявке - мои (ни в коем случае на истину в последней инстанции не претендующие) хэдканоны. также очень мало известно и о взаимоотношениях синя с шортером, что заставляет грустить, потому что ну! предполагаю, что шортер, скорее всего, не был просто боссом/объектом подражания, и мне хочется развить как-то всю эту динамику. все-таки довольно интересным выглядит тот факт, что лао, будучи правой рукой шортера, после его смерти на место босса не претендовал - назначили лидером синя, а причин тому может быть, в общем, множество, и сам шортер тут вряд ли остался совсем не у дел.

в общем, приходите - все обсудим! ♥
(кстати, наш юэ-лун также очень ждет синя!)

пример игры;

                                 бег беззвучен и влажен,
                                 изучены неба поверхности

Избавиться от трупов не получается. Он наизнанку выворачивается, собственные запястья выкручивает до натянутых жил, волосы до онемения кожи лица затягивает – но они не уходят, не исчезают; мертвецы в его памяти уложены кучами, они внутри него годами гниют. Каин не с чувством вины живет даже – с чувством к себе отвращения. Сесил не знает, не понимает. Не видит.

Когда Роза кладет его ладони в свои, он жалеет, что не чувствует тепла ее рук. Каин в это проклятое «мы» никогда не верил – ни с Розой, ни с Сесилом – он верил в их несбыточность, в пропасть между ними, в трагические несовпадения, в разницу в восприятии. Подолгу всматриваться в черту горизонта, царапать когтями перчаток каменные подоконники – и ничего не чувствовать. Все эти разговоры о привязанностях, вся эта дружба, вся эта любовь воняют примерно так же, как трупы под кожей, - их давно впору сжечь или под землю зарыть, да только вытащить, вычленить из головы – из души – из сердца – не получается.

Она говорит ему: извини. Каин спрашивает: за что? Она не уверена.
Он говорит: прощаю. Роза спрашивает: за что? И он не уверен тоже.

Когда Роза кладет его ладони в свои, Каин счастлив, что не чувствует тепла ее рук;
в конечном итоге, он думает, вся эта их несбыточность – как чешуя доспехов – работает как защита.

                                 орион растянулся —
                                 он время направил по кругу

- Больные привычки – самые крепкие.

Сказать как раз плюнуть; еще бы научиться через все это перешагивать.
Каин не спит ночами, а Сесил спрашивает его, зачем он каждый раз возвращается. Сиплый смех рвет ему легкие и спицами застревает в глотке, пронизывает каждую молекулу кислорода ядом, вгрызается в слизистые. Каин не спит ночами – его каждый шорох изматывает, каждая мысль о Сесиле изводит; меняются пейзажи и подоконники под ладонями, а траектории царапин на них – нисколько. Рассвет облизывает ему веки, выжигает на глазах радужку, песни утренних караулов звучат почти издевательски.

Зачем он сюда возвращается? Зачем он к нему возвращается?

Больные привычки – самые крепкие. Хоть тысячу раз будь выброшен за борт – ты даже на тысячу первый руку помощи примешь. Сесил – его личная точка рестарта, раз за разом каждый из новых-старых путей у Каина начинается с него и им же заканчивается. Сесил всем своим существом, всей своей сутью кричит ему: СМОТРИ НА МЕНЯ, СЛОМАЙ ОБ МЕНЯ ВСЕ МЫСЛИ. А он уже и сглатывать боязно разучился, он уже и глаза в стороны отводить перестал. Голбезу даже приручать его особенно не пришлось – Каина до него сделали отвратительно послушным.

- Я сам позволил этому случиться. Все думал, сколько же в тебе света при всей бесконечно тебя окружающей тьме. Все считал, что только и было смысла – за этим светом шагать хоть в огонь, хоть в пропасть. Верил, что за тебя будет не жаль умереть.

                                 грусть заполнена
                                 богом измученным

Когда-то он думал о будущем – и это так давно было, что Каину кажется, он с тех пор прожил десятки одинаковых жизней. В тронном зале ему дают звание командира Драгунов, хлопают в ладони дворяне и всякие там чины, улыбается Роза, кивает одобрительно Сесил. Каин помнит себя на этой церемонии невероятно чужим, будто случайно не на своем месте оказавшимся. Он пытается вспомнить хоть одну дельную мысль о будущем из ранее переживаемых – и не может. С каждым новым днем на службе ситуация кажется ему только более скверной, более бессмысленной.

Сесил за обедами что-то начнет говорить про Крыльев, что-то про подавление агрессоров, про новые аспекты изучения темной силы. Каин смотрит на него и долго не может понять, в чем же дело. Сесил ведь не ломает его амбиций – Каин их гасит сам. Размышляя о том, что может для него – для «них» - сделать… в качестве всех этих псевдо-альтруистических жертв своей самости, которыми можно будет себя же всю жизнь оправдывать. Сесила за эту амбициозность потом начнут упрекать, Каину – ее недостаток поставят в укор.

- Я ошибся. Умирать за тебя, ровно как и возвращаться к тебе – дело неблагодарное. Голбез не манипулировал мной, Сесил. Я сделал именно то, чего хотел, и теперь оказался здесь, чтобы это исправить.

                                                                                                                    мы подобны во всем.

0


Вы здесь » Manhattan » Партнерство » GLASS DROP [crossover]