http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: ноябрь 2019 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Давно не виделись... Ты так похужал и возмудел


Давно не виделись... Ты так похужал и возмудел

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://imgur.com/vYOG3gF.gif https://imgur.com/TnxxBKk.gif

Catarina Amarante & Damon Cormac
январь 2019 года. кабинет лейтенанта Амаранте в участке
у каждого полицейского должен быть напарник.
лейтенант Амаранте думала так же.
пока не встретила новоиспеченного детектива Кормака.
может, работать в одиночку было не так уж и плохо?..

+1

2

ВВ

https://funkyimg.com/i/2VNT9.jpg

Какой же это был прекрасный день! Великолепная погода, настроение, самочувствие! Последнее, правда, еще с раннего утра пришлось немного подкорректировать пивом, но к обеду оно уже выветрилось и под шлейфом вырвилегочного одеколона практически не ощущалось. Кому-то мокрый снег и собачий холод тоже могли показаться не самыми располагавшими к продуктивной деятельности и знакомству с новым коллективом, но Кормак вообще на такие мелочи внимания не обращал - пред ним лежала тропа побед, свершений, водружения ноги на остывающую тушу преступной гидры и памятное фото с улыбкой во все шестьдесят четыре бравые сержантские зуба, часть из которых, правда, была уже не своя, но, тем не менее, обладала той же ослепительной харизмой, живьем клещами повыдирать которую мечтала едва ли не половина местной элиты на шконках.
У него не было практически никаких сожалений о том, что он покидал свое родное отделение, свою команду подчиненных, капитана Картера и верного напарника, подхватившего его сержантскую эстафету, ну, кроме разве только любовного поглаживания приборной панели в салоне своего шевроле, которое, впрочем, пришлось скомкать и замаскировать под смахивание пыли, как только над душой полисмена выросла густая тень теперь уже настоящего сержанта Мерфи. Они пожали друг другу руки, мужественно сдерживая скупую, и обещали не теряться. Обещание, кстати, сдержали - через пару часов после окончания смены бухали в местной рыгаловке и вспоминали былые подвиги. И, судя по тому, как хорошо дело пошло, накопившихся воспоминаний им хватило бы еще на пару десятков лет вперед, а там уже и новые бы подкатили, за этим вопрос вообще никогда не стоял.
Итак, погрузив своего нового четвероногого друга в тачку, строго-настрого приказав тому не грызть совсем недавно перетянутый салон и сбросив на заднее сидение коробку с немногочисленными шмотками с прошлого места службы, Кормак отправился в участок по указанному адресу, под тихий скулеж напарника отмечая, что за эти недолгие дни работы с Рексом, тот уже вел себя куда потише и эффективнее Мерфи, без обид, старый товарищ, но куда ему было до такого обалденного и умного пса. Дэймон сегодня даже совершенно самостоятельно разутюжил свою парадно-выходную рубашку без привычного нытья над ухом Арчи, и без того с каждым днем все больше пребывавшей в перманентном офигевании от происходящего. Мало того, что этот гадский ублюдок экзамен сдал, да еще ему и собаку доверили, так теперь, получив новое звание, он вертелся волчком, пытаясь привести дела в более-менее удобоваримый порядок, хотя, на ее закономерный вопрос, а не съедет ли он с квартиры с такой радости, и не снимет ли он что-нибудь поближе к месту работы - он неизменно отвечал, что, конечно, об этом подумает. Но, скорее всего, завтра.
Повстречавшись в участке со своим шефом, тот повел новоиспеченного детектива на экскурсию по отделам, наметив конечной точкой маршрута непосредственный кабинет, в котором ему и отвели рабочее место, Кормак при этом, конечно, выражал все возможные радость и энтузиазм от всего вот этого вот, но руки у него были заняты коробкой и рюкзаком, а собачий поводок намотан на плечо, от чего и идти было несколько проблематично, огибая столы и косяки, да и хитроватая ухмылка на детективной морде выходила как-то несколько болезненной. Впрочем, это не мешало ему сосредоточенно внимать в слова начальства, подмечая, что новым напарником и протектором на первое время, станет лейтенант Амаранте, что, в разрезе желтозадой национальности, ничуть его не расстраивало - расистом и ксенофобом он никогда не было, скорее, подходил ко всему этому с должным прагматизмом. Да, латиносы в их стране всегда удостаивались особого внимания, но только по той причине, что большинство из них находились здесь полулегально, в кого ни ткни - приходилось спрашивать вид на жительство, а еще их мексиканские лица никак не переводились с доски почета в полицейском участке, потому воспринимаясь уже практически родными. В конце концов, рожу каждого из разыскиваемых Дэймон по памяти мог воспроизвести гораздо лучше, нежели бывших тещу с тестем. Разве только, его ожидал все же некоторый сюрприз, в каком-то роде и не сильно приятный, что лейтенант, конечно, лейтенантом, но именно этот - был женщиной. Святая Маргарита... Даже и обладая потенциальным классическим крепким латиноамериканским задом, поскольку сказать с уверенностью о сидевшей в кресле за столом не мог бы даже такой обладатель феноменального воображения, как детектив Кормак. С женщинами работать он откровенно не любил. У них от роду преобладало некоторое свойство все усложнять. Особенно там, где это, ну, совершенно было ни к чему, и даже там, где это было физически невозможно, но у них все равно получалось. А потому наличие у лейтенанта отличной груди никак не могло перекрыть недостаток в женском складе ума - это несколько удручало, хотя, в общем, энтузиазм Дэймона не способны были уничтожить даже такие скверные проблемы. Шеф пожелал ему удачи перед самой дверью в кабинет, но помочь ему открыть как-то не догадался или все же не захотел. А задача эта была не очень-то простой, в то время как и Рекс устал просто так слоняться по коридорам, таща теперь хозяина куда-то в сторону, от чего поводок практически размотался и мужчина едва успел ухватить его зубами за самый край, покуда дружелюбный пес не пошел налаживать добрососедские отношения раньше него. Положение усложнялось, дверь, как ей и водилось, открывалась наружу - нажать освободившимся локтем на ее ручку было только половиной дела, а вот после, ловко подковырнуть ее носком туфли и аккуратно отворить не очень-то получилось. Замах он явно не рассчитал, а потому и дверь с грохотом впечаталась в стопор, раскрывшись нараспашку, от чего первое, что полицейский увидел - были пара ошарашенных и возмущенных до крайности глаз.
- Вобрвый вень! - галантно произнес он сквозь режущий щеку поводок, уверенно переступая порог и наконец водружая свои пожитки на необжитый и пустовавший стол, который он верно идентифицировал именно своим. - Место, - он указал псу рядом со столом, после чего тот послушно уселся на зад, тут же вынув разгоряченный язык и радостно накапав слюной на пол.
Конечно, Дэймон был несколько смущен таким своим громким появлением, но виду все же не подал - он тут же вернулся, чтобы аккуратно щелкнуть ручкой двери, после чего наконец подошел к привставшей строгой женщине (не нужно реверансов, ну, что вы, мэм!) и протянул ей руку для пожатия, хотя, судя по ее лицу и тонкой полоске сжатых в раздражении губ, она могла и просто плюнуть ему в лицо.
- Детектив Кормак, - он расцвел в ослепительной улыбке, вдобавок ко всему, возвышаясь над женщиной даже не на голову. - Рад встрече и рассчитываю на плодотворное сотрудничество! Надеюсь, шеф предупредил обо мне... - хотя, то ли он этого не сделал из вредности, то ли попросту явление именно Дэймона стало для лейтенанта чересчур неожиданным - они были знакомы и раньше, пусть и не очень близко, да и встречи их были редки, но особого восторга на лице Амаранте он как-то и не обнаружил.

Отредактировано Damon Cormac (28.07.2019 19:15:16)

+3

3

Лейтенант Амаранте, несмотря на свой отличный послужной список, преданность профессии и более чем неплохую статистику раскрываемости дел, порученных возглавляемым ею следственным группам, не считается отличным вариантом напарника (как бы этот факт не пытались от нее скрывать в родном департаменте, — больше из-за страха получить выволочку за роспуск сплетен в рабочее время, нежели из-за волнения о ее эмоциональном состоянии, — однако не нужно быть отличным сыскарем, чтобы понять столь простую истину). Напарники у Катарины не задерживались еще в те времена, когда она была простым детективом, с упорством бульдога, вцепившегося в чью-то руку, выгрызающим себе место под солнцем в полицейской иерархии, отлично пользуясь как собственной гендерной принадлежностью, так и расовой. Пожалуй, этот факт принимается ею как должное, едва работать с ней отказывается второй напарник — уж больно ему не понравился устный (всего лишь) рапорт начальству об изобличении его патологической любви яшкаться с проститутками да еще брать от них взятки за молчание и невыполнение угроз вызвать бравых ребят из полиции нравов.

На самом-то деле, если копнуть поглубже, ей и самой не особо нравится работать в паре: то ли дело в ее завышенных требованиях, то ли в том, что начальство вечно норовит подсунуть ей кого для перевоспитания (ее или напарника — это уж как руководству в голову взбредет), то ли в том, что большинство тех, с кем приходится работать, раздражают либо сексизмом, либо недостаточной сноровкой, либо банально сбегают при первой попавшейся возможности к кому-то более комфортному в работе. Конечно, простая мысль, что и она сама не особо пытается наладить контакт с новым напарником, изначально расставляя приоритеты и границы таким образом, что создание дружелюбной полуофициальной атмосферы становится практически невозможным, приходит ей в голову каждый раз, когда лейтенант начинает думать о своем служебном одиночестве, однако изменять положение дел не стремится: оно ее устраивает, тем более что их главная задача — ловить преступников, а не обсуждать истории из личной жизни.

Тем более был еще один несомненный плюс отсутствия напарника: весь небольшой кабинет полностью принадлежал ей, а это значит, что по крайней мере за закрытой дверью можно было подумать и поработать в одиночестве, не отвлекаясь на разнообразные отвлекающие факторы. Второй стол в помещении присутствовал, однако редко там кто задерживался больше месяца, а потому в обычное время заваливался папками и документами по текущим расследованиям. Правда, буквально вчера начальник объявил о своем намерении снова впихнуть ей в нагрузку какого-то новичка, потому место пришлось освободить, отчего вся документация переехала на полки шкафов, куда получилось уложить ее с божественной помощью. Не стоит говорить о том, что этот фактор тоже не принес большой радости, хоть от пыли столешницу она протерла: исключительно из любви к порядку, само собой.

О своем новом напарнике Катарина знает мало: он из бывших патрульных, детективом стал буквально на днях и ей стоит проявить терпение и дать новичку шанс влиться в их дружный коллектив, а так же объяснить основы работы в отделе по расследованию убийств. И уж как-то особенно безнадежно добавляется пожелание не напугать нового напарника сразу же, на что вместо ответа лейтенант лишь иронично приподнимает брови. И вот теперь выясняется еще одна важная черта новичка: им является один из когда-то раздражавших ее патрульных, с которым приходилось пересекаться пару раз по долгу службы. Женщина мысленно просит у Пресвятой Девы Марии сил и терпения, с неодобрительной строгостью во взгляде наблюдая за тем, как новоиспеченный детектив пытается зайти в кабинет, не уронить свои вещи, не выпустить из зубов собачий поводок (черт, да начерта ему вообще тут собака?) и при этом выглядеть обаятельно. По мнению лейтенанта Амаранте он проваливается во всем.

Впрочем, она встает, по-прежнему оставаясь за своим рабочим столом, разделяющий их к ее вящему удовольствию, как того требуют приличия, привычно не обращая внимание на чужой рост, превышающий ее собственный, и отвечает на приветственное рукопожатие, крепко, по-мужски сжимая протянутую ладонь.

— Лейтенант Амаранте. Добро пожаловать, детектив Кормак. Рада знакомству, — в тоне голоса, впрочем, нет ни намека на вышеуказанную радость, ровно как и на лице не возникает и тени улыбки. Женщина убирает руку, как только это становится возможным с точки зрения приличий, одергивает белоснежную приталенную рубашку с закатанными до локтей рукавами и контрастно-черными лямками плечевой кобуры, надетой поверх, и садится обратно на свое место, откидываясь на спинку кресла и закидывая одну ногу в плотных черных брюках на другую. — Полагаю, Вас можно поздравить со сдачей экзаменом и новой должностью, — звучит это так, словно данная фраза и является поздравлением. Цепкий холодный взгляд тем временем скользит по мужчине, а после перемещается на его пса. — А Вы по совместительству еще и кинолог, я так смотрю, — продолжая разглядывать слюнявую собаку добавляет Катарина, а после резко переводит взгляд на Кормака.

— Значит, дела обстоят так: на ближайшее время я являюсь Вашим куратором. Это значит, что я отвечаю за Вас, Ваши действия, а так же помогаю освоиться в отделе. Можете задавать любые вопросы, связанные с рабочим процессом. Но, прежде чем мы приступим, думаю, Вам стоит обустроиться на новом месте. Тем более Вы так успешно его обнаружили с первого раза.

+2

4

Почему именно убойный отдел, если не принимать во внимание нехватку людей в штате? Кормак и сам мог лишь предполагать - все это происходило при участии их служебного психолога, и его заключение было одним из решающих его судьбу. Он состоял в неплохих отношениях с ним, хотя и ужасно не любил всю эту канитель с вправлением рассудка, курс которой прописывали после каждого мало-мальски трэшового задания. Несмотря на то, что парень он был не из робких, да и с нервами все было в порядке, выворачивание души наизнанку, копание в себе любимом - никогда не были его излюбленными хобби, это походило на что-то из разряда "дорогой, нам надо поговорить", что само по себе хорошего ничего не предвещало, кроме как половых отношений с его мозгами и кесарева принятия решений. Мало того, что Дэймону больше улыбались естественные роды всех животрепещущих задач, он и вовсе заводить их не хотел. Точно так же, как и мелких карапузов, что, в конечном итоге, и стало одним из камней преткновения в его скоропостижном и болезненном разводе. И, возможно, в этом он все же был прав, даже не на уровне подсознания, а из чистого совпадения логических доводов с его личным подходом к этому делу. Если отбросить в сторону его глубоко скрытую инфантильность и отсутствие хоть какого бы то ни было желания принимать на себя ответственность в социальной жизни, то все это можно было объяснить его опаской оставить детей сиротами, а жену вдовой. Ну, если бы это и на самом деле было так. Ведь, благородно, верно?
Так вот, его развод, неимение детей, крепкая психика и общая экстраверсия личности, возможно, послужили ему на руку, когда он в самом положительном смысле пускал слюну на очередного жмура, а в груди горела невыносимая тяга довести дело до конца, не только обезвредив преступника и сдав его на поруку другим инстанциям, а уже лично передать привет суду с сокрушительной доказательной базой, чтобы ни одна мразь больше не смогла избежать заслуженного наказания, чтобы никто не ушел от правосудия. Его праведное усердие не могло быть не замечено. Правда, существовали и другие сложности, с частью из которых, в некотором смысле, новоиспеченный детектив все же сумел разобраться. Это не касалось, конечно, его феноменального интеллекта, который он с лихвой перекрывал гиперактивностью и преданностью работе. Вор должен сидеть в тюрьме - и совершенно не имело значения, насколько альтернативно одарен тот коп, которому повезло его упечь поглубже. И теперь же Дэймон был готов принимать вполне заслуженные поздравления, которые великодушно посулила ему его новая напарница.
- Безусловно! Можете приступать, - самодовольно улыбнулся он, направившись к рабочему месту, чтобы хотя бы пыль смахнуть со стула, так давно не видавшего столь же достойного и прекрасного зада, но вместо оваций, поцелуев и мольбы об автографе на груди, Кормаку пришлось выслушать еще и плоховато отрепетированную шпильку в сторону его великолепного пса, на что полицейский, отнюдь, не растерялся и поспешил даже из этого вытрясти немного очков в свою пользу, на радость родному самолюбию. - О-о, да я вообще весьма талантливый! - без тени сомнения заключил мужчина, принимаясь за обустройство жилищных условий чуточку раньше, нежели лейтенант ему бросила первое, невероятно важное, но несколько запоздалое задание.
Откровенно говоря, вещей у него с собой было негусто - кое-какие бумаги, тут же убранные в стол, небольшой кактус в горшке, живой покуда только тем, что был не очень требовательным от рождения и питающимся, в основном, остатками кофе в кружке, собственно кружка и пара резиновых собачьих игрушек, одну из которых Кормак тут же всунул в зубы псу, что тот даже не успел заскулиться в радостном экстазе от подобного счастья. Их уже, конечно, стоило представить друг другу, но все же... оставалось кое-что слишком срочное и безотлагательное. Дэймон любовно прикрепил к ремню брюк свой новый значок. Вот теперь он готов.
- Позвольте представить вам... Рекс, это лейтенант Амаранте, наш прекрасный и беспощадный куратор, который будет отвечать за все наши действия, - он любезно указал на женщину раскрытой ладонью, после чего от души потрепал пса по загривку. - Лейтенант Амаранте, это Рекс - просто хороший мальчик, - последние пару слов ласково проворковав над ухом своего мохнатого друга, от чего тот выронил из пасти игрушку, чтобы довольно заливисто тявкнуть, не забыв при этом хорошенько прополировать хвостом пол позади себя. - Так что у нас на повестке дня? Интриги, расследования, ожесточенные бои и драматические погони? - бросил с вызовом и выпрямился Кормак, выкатив грудь колесом и подбоченившись, едва ли только рукава не закатал.
Он был готов ко всему, пламень в нутре его разгорался лишь с новой силой, любое дело он собирался разрешить за мгновения, ну, или хотя бы не проторчать их в праздности. Нужно было действовать, что бы ни пришлось расследовать. Впрочем, вероятно, подобный подход был для Кэт в новинку, она явно ощущала себя не только не в своей тарелке, но еще и не в своем кабинете, с минуты на минуту собираясь упаковать свои вещи и съехать, пока никто не опомнился. Ведь она действительно вот прям с утра общалась с шефом о переезде, да, извините, что так вышло, я не успела вас предупредить, прощайте, была рада знакомству. А потому мужчина решил все-таки перетечь в сухой профессионализм, практически целиком смахнув свою блуждающую ухмылку и сложив на груди руки. В конце концов, когда дело касалось работы, Кормака трудно было упрекнуть в несерьезности.
- Над чем работаем? Вводите в курс дел, - и он удобно примостил свой зад у края стола, вытягивая вперед длинные ноги, практически тем самым преграждая Амаранте пути к отступлению, разве только она не решит сигануть в окно через решетку.
Не то, чтобы она обладала настолько субтильной фигуркой, чтобы прощемиться между прутьев, но отчаянные времена требовали отчаянных мер. А, если учесть, насколько часто лейтенант при встречах с ним старалась поскорее свернуть их вынужденное сотрудничество, Дэймон был не только убежден в том, что она еще не раз это попытается сделать, но также подозревал эту мадам в самых настоящих симпатиях к себе. Иначе, к чему было столько страстных порывов оказаться как можно дальше, ежели не затем, чтобы не подвергать себя лишнему соблазну на службе?

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Давно не виделись... Ты так похужал и возмудел