http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/73007.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: июнь 2018 года.

Температура от +21°C до +34,5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Нужные персонажи » Нужные персонажи. Любовь, ненависть, надежда...


Нужные персонажи. Любовь, ненависть, надежда...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/04/bbbf78a93bf2f90e24d4847305da091b.png
Отношения и сердечные привязанности всегда были самой сложной, но и самой интересной составляющей нашей жизни, прошедшая любовь никогда не забывается, радость встреч терзает воображение, надежда на завтрашний день скрашивает будущее. Самые яркие истории, расцвеченные воображением наших обитателей ожидают своих героев. Мы непременно протянем вам руку помощи, чтобы вы могли полностью прочувствовать столь нужного персонажа, и сразу написать одну из незабываемых историй своей жизни.

0

2

https://68.media.tumblr.com/dc29538c07ccf602c328541695ff8c86/tumblr_otdj1tLvTH1us77qko7_400.png

Имя персонажа: Эд (Эдриан) Басс*, имеет прозвище "Лис".
Возраст: 28 - 30 лет
Внешность: Эд Вествик/Ed Westwick  only**
Род деятельности: Работа под прикрытием в университете, основная работа - что-то не законное


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
Я помню все, как будто это было только вчера, а не четыре года назад. Тогда у меня было все. Ну, почти. Но я была счастлива, смогла пережить смерть папы и научилась жить заново. Мне было 14 лет и в первые влюбилась во взрослого молодого человека, который вещал с трибуны все плюсы своего университета для выпускников. Но ты запомнил меня не из-за того, что я маленькая, оказалась не на своем месте. А огненно-рыжая бестия, которая доводила тебя до исступления. Да в этот же день поспешила представиться. Несмотря на то, что по статусу ты был, как преподаватель, я же ученица, но когда мы вместе, эти границы будто всегда стирались. Ты сразу показал, что маленькие девочки тебя не интересуют и меня это задело. Все то время пока ты появлялся в школе, находила тебя и у нас начинались стычки. Всем было понятно, что я не ровно к тебе дышу. И все это отрицала, ты же просто не слушал школьные сплетни. А потом ты исчез. Я тебя не нашла ни в университете, куда тайком приходила. Потом ожидала увидеть в новом учебном году, но ты будто пропал. И постепенно свыклась с этим. Смирилась, продолжая жить уже без тебя. Хотя и не встречалась ни с одним парнем, не осознанно всех сравнивая с тобой. И это я поняла, после того, как мы случайно встретились в клубе. Это был мой день рождение, но ты этого, конечно же, знать не мог. И даже не сразу узнал в соблазнительной брюнетке, ту девчонку из школы с огненно-рыжими волосами. Ты быстро понял, что мне здесь не то что ни место, но и пускать меня не должны были. Но ты легко закрыл глаза на это и впервые посмотрел на меня, как на девушку, а не на ребенка. И хоть мой наряд в этом помог, и все же именно разговор, подсказал кто я. Ты вспомнил меня, а я наслаждалась вновь твоим присутствием. После клуба ты спас от каких то парней, которые старались втащить меня в машину и привез меня домой. Какое-то время не слышала о тебе ничего, а потом ты вновь появился в моей школе. И теперь заходя в актовый зал на правах выпускницы, слушала тебя, затаив дыхание. Теперь уже научившись сдерживать эмоции и контролировать свои чувства. Вновь я завела с тобой разговор первая, дразнила, флиртовала. Мы вновь устраивали словесные перепалки. Оба остры на язычок. Не преминула указать, что ты покупаешь алкогольные напитки несовершеннолетним, ты же в свою очередь, что маленькие девочки слишком многое о себе думают. Сама дала тебе номер телефона со словами об индивидуальных занятиях. Мы оба смеялись, стоя в окружение моих одноклассниках. Только я ожидала реального звонка. И ты позвонил. Скорее всего это было твое очередное развлечение. Мы гуляли. Это были тайные свидания, ты сам на этом настоял. Понимала, разница велика - не все поймут, да и я несовершеннолетняя. Просто наслаждалась твоей компанией, твоим обществом. Но ты скрывал меня не от общественности. Ты скрывал от своего мира. Темного. Которого я до сих пор не знаю. Когда ты появился у меня в комнате сильно раненый - очень перепугалась. Ты мог только мне доверить, хотя и не желал впутывать во все это и уже через пару часов мы летели в ЛА к твоим родителям. Они первоклассные хирурги. Ты плохо соображал и был в полусознательном состояние. Мне даже не страшна была встреча с твоими родителями, видя твое еле дышащие тело. Успела испугаться настолько, что на мгновение появилась мысль, что могу потерять тебя. Только сейчас, понимая, что детская любовь ушла, уступив место более глубокому чувству. И пока ты восстанавливался мне сделали ювелирную работу на колене. Так они решили отплатить, что я доставила тебя так быстро к ним в клинику. Благодаря им, и тебе, теперь я не хромаю и могу танцевать. Мы провели не забываемую неделю на их вилле. Мы спали вместе. Я сама пришла к тебе во вторую ночь, но ты ни разу ко мне не прикоснулся, я была и не сильно против, главное, что ты рядом. Да и не секса искала, а тепла. Мы оба восстанавливались, говорят подобные эмоциональные моменты связывают людей быстрее. Мы узнавали друг друга. Знаю, ты не любишь меня. Но за то время, что мы вместе ты привязался к девочке, которая тебя так всепоглощающе любит, отдавая всю себя тебе. В одну из летних ночей ты и сделал меня женщиной. Но ты все еще не объявляешь обо мне и мне не велишь открывать наши отношения. Один не верный шаг может плохо кончиться. После России, когда мы летали в сентябре, что-то изменилось. Не сразу, но именно ты заметил слежку. Сначала ты думал, что за тобой, но быстро понял, что нет. И ты подробнее узнал о смерти моих родителей и теперь слушая внимательно, понял кем мой папа был в России, стал понимать, что охота ведется на меня. Ближе к лету на меня нападут, но ты оказался рядом. У вас завяжется драка. Пуля пройдет на вылет, но врачи будут опасаться, что если впаду вновь в кому, могу не выкарабкаться. Вот тут то ты и поймешь, насколько я тебе дорога.

немного визуализации


Еще немного о нас

https://cs7050.vk.me/c638125/v638125114/13322/5okEpdJPMJc.jpghttps://cs7050.vk.me/c638125/v638125114/13319/jc13_0m8cQA.jpg

Описание персонажа:
Несколько фактов о тебе, мой дорогой.
Первое - ты служил в армии, и добился хороших успехов. Хорошо стреляешь, в хорошей физической форме. В свободное время занимаешься спортом и любишь лыжи.
Второе - твои родители хирурги. Они работают в Лос-Анджелесе, известны в медицинских кругах и именно в их руках были исправлены ошибки при первой операции моих ног. Они меня тепло приняли и мама, наверно, уже рисует в уме нашу свадьбу. Только не говори мне этого!
В-третьих, ты любишь женщин. Но я надеюсь, что встретив ту единственную ты обо всех забудешь. У тебя хорошее чувство юмора, харизма, обаяние, умеешь очаровывать, шикарно целуешься и умеешь слушать. Умеешь играть на гитаре. Это же опасный арсенал в завоевание девушек.
В-четвертых, ты знаешь цену себе, умеешь одеваться, следить за собой. Но при этом у тебя не дорогая квартира, хоть и в хорошем районе - все же для многих ты работаешь в университете. А шикарная машина, будто подарок родителей.
В-пятых, ты человек слова, человек чести. Ты за свою семью постоишь и ты безумно ревнивый, если это твоё, значит только твоё. И не всегда важно вещь это или человек. Всегда добиваешься своего и своих целей.
В-шестых, ты скрываешь свое темное. Я ни чего не знаю о твоем прошлом, да и настоящем не много, но рада, что ты познакомил с родными, ввел в семью. И я тебе верю, жду, когда откроешься мне и доверишься. Для тебя станет самым страшным, сказать мне о своей настоящей работе, ведь ты почти уверен, что я этого не приму. Но как ты можешь знать, скрывая от меня?
Остальное оставляю на вашу совесть, мистер. Я лишь раскрыла общие черты характера, что вижу и знаю. Биографию оставляю полностью на вас.


Ваш пост

пост

Тишина. Необычна для дневного света. Тишина, ту что называют "смертельной" и в этом месте это слово будет более, чем уместным. Ведь кладбище состоит из одних трупов. И лишь один живой человек, старенький дедушка - смотритель, что живет в домике при главном входе на городское кладбище. Тишина, что разрывает душу, но не мою, разрывает не она. Тишина, совсем непохожая на ту, что была в одиночной палате госпиталя. Тишина, не та, что бывает каждый вечер дома, оставаясь одной.
Одна из тех, кого этот старенький старичок уже знает меня, и такая старческая печаль появляется в его глазах, когда видит на горизонте меня. Да, уже не раз слышала, что молодым людям не место в этом месте, что по предсказаниям, лишь забирает жизнь. Может быть раз в год - почтить память усопших. А я за неделю, как меня выписали из больницы уже пятый раз здесь, оставаясь на долгие и долгие часы. Я говорила, кричала, молилась, умоляла - терзала саму себя. Могла себе это позволить, когда ни кто не видит. Почти.
С тех самых пор как я пришла в себя, после комы и мне сообщили, что мама не выживала в автокатастрофе - мозг не хотел воспринимать эту информацию. Нет. Это не правильно. Бог не мог оставить меня одну. Даже если я почти взрослая. Так не бывает... Хотя понимание, что такое бывает и относительно часто, было. Но самой поверить в подобное - отказывалась. Мне говорили радоваться, ведь мне дан второй шанс. Я смогла выжить в страшной аварии. Еще так молода и у меня вся жизнь впереди. Но... я не умею жить для себя. Ведь в моей жизни было главным, это семья. И пусть в последние годы нас было двое, но наша семья была. Семья. Оно начинает терять смысл, когда в нем один человек. Нет, я совру, что совсем не жила для себя. Танцы. Они мой воздух. Но врачи на строго зареклись, что больше не встану на пуанты и туфли для классических танцев, да и вообще лучше отказаться от каблуков. Я все еще хромала, все еще шла на пути реабилитации. Я посещала, точнее должна была посещать некоторые процедуры. В том числе и массаж, и бассейн, и лечебную физкультуру. Но бассейн пока отошел на второй план - боязнь воды, отталкивала меня. Я не умела плавать, и земля была мне ближе, здесь хотя бы чувствуешь обе ноги, на которых твердо стоишь. Хотя именно в это время я в них не уверена и, которые впрочем уже не нужны, если не танцуешь...
Когда в тишине, образовавшийся после всхлипов раздался голос, даже сам не поверила, что он мой. Что я все же решилась позвонить. Даже не понятно, почему решила позвонить в службу доверия. И ведь даже не помню, как набирала номер. Не слышала гудки. И лишь чудом разобрала голос на той стороне. Но сказали ли: "Мы вас слушаем, говорите" или что-то еще, не смогу сказать.
- Я... не... хочу... жить...
В голосе нет самоуверенности и некого пафоса, что присуще девочкам-подросткам, которые считают, что "смерть в эфире", это весело и прикольно, или какие там мотивы их посещают. И это точно не похоже на девушку, которая решилась на самоубийство из-за несчастной любви. Нет, этим я была пока обделена. Наверно.
В голосе нет той печали или некой боли, когда человек решает покончить со своей жизнью, когда не видит выхода из-за проблем: долги, кредиты, может быть алкоголь или наркотики, что там еще может с подвигнуть на подобный путь.
И в голосе нет ноток, что слышно у человека запутавшего и, который впал в депрессию. Здесь скорее отчаянное решение. Будто смертельно больной принимает свою участь. Это похоже на смирение.
Голос дрожит, но из-за того, что каждое слово четко, раздельно, с расстановкой произнесено, то этого почти не заметно. Почти. А еще как никогда слышен акцент. И слезы. Горькие. Любой человек, что разбирается в людях поймет, что я много плакала перед тем, как решила позвонить.
Я вновь провела на кладбище несколько часов. И сейчас сидела на скамеечке, ничего не видя перед собой. Это я ни кого не видела, сама же находилась в поле зрения своего водителя. Он теперь всегда был поблизости. С тех пор как около недели назад потеряла сознание и была на грани сердечного приступа. Все понимали, что довожу себя сама. Только сама не собиралась увидеть картину во всей ее "красе". Может и сама понимала, но подумать об этом не имела возможности. Так как мне не могли запретить ездить на могилу к маме, не могли, хотя пытались, хотя бы ограничить. Но я всегда была своевольной, и в этом вопросе была более упертой, чем любой баран. Меня просто стали контролировать: состояние мое, количество проведенного в этом месте, время и градус давления. И дай возможность подумать, то поняла бы, что меня должны вот-вот увести домой. Но я отчего-то решила позвонить на линию доверия. Зачем? Почему? Да, когда я в последнее время делала что-то обдуманно? Все рефлекторно, на автомате.


Личные требования к игроку
* Можно изменить фамилию и имя, но прозвище все же прошу оставить.
**Можно изменить внешность, и все же сложно меня убедит убедить в этом, я привыкла уже к этой внешности.
Я хочу знать, что выбирая эту заявку и эту роль, приходя ко мне, могу быть уверена, что вы не бросите меня через пару месяцев, оставив игру на полпути. Мне важен этот персонаж, я его искренне люблю и прошу не разбивать мне сердце. Не требую постов-простыней, сама не пишу такие большие. Мне не важно от какого лица вы пишите. И как много ошибок допускаете - сама этим грешна. Главное, чтобы вы тоже полюбили своего персонажа и мы с вами сыграли хорошо свои роли.


Связь с вами
лс, если сойдемся могу дать вк

Отредактировано Anastasia Shilova (08.12.2017 10:19:54)

0

3

https://78.media.tumblr.com/302209ea4866213135fa9217867f673a/tumblr_ozkufiNMBT1qdqywso1_400.png

Имя персонажа: Алан Пирсон / Alan Pearson (изменяемо)
Возраст: 35-37 у.о.
Внешность: Tom Hiddleston / Том Хиддлстон
Род деятельности: на ваше усмотрение, но не делайте из него бедного художника или бармена - профессия должна быть благородной, под стать происхождению


Описание персонажа

Описание/отношения с персонажем:

С Бонни
Мы с тобой, уроженцы пресловутой Британии, познакомились в частной школе Brighton College и мгновенно влюбились друг в друга. Ты был полон энтузиазма, энергии и стремления изменить этот мир – ровно как и я. Мне было 16, ты был уже выпускником, но это не помешало нам провести два года внутри и за воротами учебного заведения. Нас называли Ромео и Джульеттой, которые готовы были на всё ради свободы выбора и своего совместного будущего. Как итог: ты принял мое предложение о побеге из страны, как только мне стукнет 18. Мы венчались тайно 26 декабря 2000 года. Я, две недели как совершеннолетняя и юридически независимая, и ты, двадцатилетний юноша, что бросил Кембридж(ли?) во имя истинной любви. Тремя днями после мы уже грелись в теплых лучах кубинского солнца. Латинская Америка – наша общая слабость, по крайней мере была. И полтора года мы провели в феерии бездумного праздника и периодичной гармонии: ты выучил все мои настроения, каждый припадок, истерию и депрессию. Но сила юного возраста и работа тестостерона посреди горячих латинок дали о себе знать – даже наша чистая, страстная и нежная любовь не уберегли тебя от фатальной ошибки. Я даже не знаю ее имени – мне хватило забытого ею нарочно белья. Март. 2002 год – я в тот же день улетаю в Лондон. Понятия не имею, что и как ты делал, знаю одно – ты даже не пытался связаться со мной, прекрасно осознавая, что прощения не будет. И кто же знал, что фраза «время лечит» так заурядно проявится в нашей внезапной встрече спустя…сколько? Почти десять лет.
Ты изменился. Возмужал, стал серьезным и немного замкнутым в себе. Я уже не видела того мечтательного рыцаря в этом мужчине. Наши чувства разгорелись в тот же миг, как наши глаза встретились. Приторно? Возможно. Но химию между нами отрицать глупо. Мы не могли насытиться друг другом, словно эти десять лет были пыткой бедуина в пустыне. В апреле я узнаю, что беременна. Ты не был готов, а точнее попросту не задумывался о детях, собственно, как и я. Решив, что будем учиться родительству вместе, мы стали ждать этого дитя любви. Но мои перепады настроения и эмоциональные диагонали на почве отказа от вредных привычек и гормонального всплеска дали худший итог – выкидыш в августе того же 2012 года.
Я сорвалась. Ты неустанно пытался вернуть меня к жизни, вытаскивая ежедневно из притонов в бессознательном состоянии, а порой в абсолютно непотребном виде из-под какого-то мужика. И откуда в тебе было столько терпения? Я же эгоистично даже не хотела думать о том, что и ты потерял ребенка, что тебе тоже нелегко, а тут еще приходится нянчиться со мной. То ли ведомый виной, то ли любовью ты героически продержался три месяца, а в конце ноября насильно определил меня в один из реабилитационных центров Лондона. После этого я больше тебя не видела.

С Сашей

в процессе

С Син
Для нас не существует никаких определений, ни любовь, ни роман, слишком много различий, слишком мало совпадений. Пробежавшая искра положила начало странным недоотношениям. Я всегда смотрю на то, как люди выглядит внешне, наверное, именно поэтому часто и ошибаюсь, даже не пытаясь выяснить, что же скрывается за внешней оболочкой первых впечатлений. Помню, что, когда тебя увидела, то отчётливо услышала в ушах строки известной песни: «О, Боже, какой мужчина!..» Но без сына и детей. Я вообще не планирую заводить семью, это слишком большая ответственность.
Мы познакомились в начале марта 2016, когда на кануне своего дня рождения в паршивом настроении и абсолютном отсутствии желания проводить праздник (а для меня это было чуть ли не священной традицией устраивать вечеринку в свой день), я сидела в кафе, сбежав в Лондон от всего и всех, чтобы попытаться разобраться, какая я на самом деле. Понимая, что ещё немного и начну рвать на себе волосы от безысходности и неудачных поисков хорошего настроения, я решила выйти покурить на улицу, прихватив с собой стаканчик кофе, а дальше все как в плохой комедии: столкновение, пролитый кофе и извинения… нет, извинений от меня не дождаться, я просто говорю тебе, довольно грубо, что надо смотреть под ноги, а потом поднимаю глаза и строки песни чуть не срываются с моих губ. Могла я упустить такой подвернувшийся шанс вернуться к привычной жизни, да ещё в такой компании? Конечно, нет. Ты можешь думать, что угодно, быть «главным», но только не ты меня соблазнял, а я, и с этим придётся смириться. Мне нравилось, что мы ужинали в ресторанах, ходили в кино, иногда могли просто поваляться в кровати весь день. Ты искал тоже, что и я – ничего серьёзного. Если людям хорошо вместе, то не стоит вещать ярлыки в попытке навязать какой-то статус и роли. Ты прощал мне мои капризы, я закрывала глаза на твоё высокомерие, мы не обсуждали личную жизнь, не строили планы совместного отпуска вдвоём, не знакомились с друзьями друг друга. Зачем? Не знаю, что искал ты, я же просто хотела забыться и напомнить себе о том, чего я действительно хочу от жизни. Вот только такие недоотношения долго не продержатся и рано или поздно всему наступает конец, либо надоест мне, либо тебе и кому-то придётся уйти.


Ваш пост

пост Бонни

Обожаю вечеринки! Ровно так же, как и праздники, в честь которых эти самые вечеринки можно закатить. Хорошо, что здесь мало кто знает о моих британских похождениях и еще не до конца успел разочароваться во мне как в женщине. Бог свидетель – я грешна, по всем фронтам и полям, но не ведаю что творю и делаю без злого умысла на то. Чаще всего, конечно. Хотя кого я обманываю?
Сегодня самый весёлый праздник в году, как мне кажется – день всех святых. Ряженые гости, тематические напитки, да даже дурь тащат от дилеров с «особыми» названиями – ну не прелесть? В моей галерее, само собой, я развернула увеселительную кампанию, где дресс-код – костюм на любой вкус и цвет, а обязательный атрибут – маска. Сегодня каждый сможет стать, кем он не является. И пусть эти вычурные свиньи не снимают с себя масок и в повседневной жизни, но сегодня я смогу взглянуть на них без лишнего презрения, убедив себя, наивную, что это лишь праздничная роль. Ритуал. Обряд. Да, именно так. Сегодня я не позволю им отравить моё настроение!
Так-так-так, посмотрим, что мы имеем?
Я расхаживаю по секс-шопу (а почему нет?) в поисках реквизита. И нет, это не огромный член или насадка на него – я выросла с этих школьных забав. Я ищу наряд, который выигрышно подчеркнет мою фигуру и наверняка притянет к себе с дюжину мужских взглядов. Определенно, я не намерена коротать такую фантастическую ночь в одиночку!
- То, что надо! – вдруг восклицаю я, вскидывая руки к губам в ошеломлении. Девушка за прилавком даже слегка вздрогнула от неожиданности. На меня смотрел костюм блядской Красной Шапочки: короткое, обтягивающее красное платье, с юбкой-пачкой и черными вставками на шнуровке под грудью. Под ним колготки в крупную черную сетку, поверх небольшой плащ-накидка, что завязывается на шее спереди, лишь прикрывая оголенные плечи, и обязательный элемент – корзинка. Ух, какие же весёлые «пирожки» там будут лежать! Я подпрыгнула на месте, восторгаясь представлением, как потрясно буду смотреться в этом. И мне совершенно плевать, что некоторые великозрастные дамы будут вслед шептать мне «шлюха», прикрывая этот вульгарный и оскорбительный смысл за комплиментами вроде «очень вызывающий костюм, мисс Сил». Если вы заплыли и не можете себе позволить подобное – ваши проблемы, а свою ядовитую зависть душите и лучше вообще промолчите – умнее казаться вам не мешало бы. Да, мне скоро тридцать пять, но я не считаю себя женщиной, по крайней мере – молодой женщиной, в самом соку. В примерочной я крутилась около десяти минут, периодически выходя и демонстрируя наряд то консультантам магазина, то блуждающим и краснеющим парочкам, что, очевидно, решились «разбавить» свою семейную жизнь. Одной из таких я дала совет:
- Вы лучше не шарики выбирайте со смазкой, а скромности поубавьте. Чего стесняться, когда вы и так голые перед друг другом в постели? Я не понимаю, - даже не взглянув за ответной реакцией, я снова умчалась на высоченных красных туфлях в сторону зеркала.
- Беру! – заключила я по истечению пятнадцати минут моего в нем блуждания по залу. – А заверните два, вдруг уделаю еще ненароком это чудо, - воодушевленная и довольная, я спешила к машине, где меня ждал шофер – Эрик. Бедняга, он столько со мной натерпелся, но остается мне не только водителем и телохранителем по совместительству, но еще и верным другом. Этот латинос всегда скажет мне, хорошо ли на мне сидит платье, поможет дотащить сумки, переставит мебель, сбегает за сигаретами или найдет в ночи веганский салат. В общем, находка!
До вечеринки остаются считанные часы, а я уже вся как на иголках: обзвонила своих наёмников, чтобы удостовериться в наличии оговоренного меню и выяснить, нет ли внезапно возникших «форс-мажоров» в виде заболевших официантов и неспелых манго. Заверили, что всё в порядке. Будем верить. С этой компанией я сотрудничаю не первый раз и пока что они хорошо справлялись с задачами, которые я им ставила.
- Лола, крошка, ну прекрати! – на лице полное отсутствие, а в голосе полная участливость, которая сдобрена очевидной даже идиоту порцией сарказма и насмешки. – На тебе прекрасно сядет даже сапфировая выкладка, - рисуя стрелку, я мычу в трубку своего телефона одной из молоденьких фотомоделей, что вздумали нагнать на меня мигрень в день праздника. Жаль, что эта Лола – любимица моего друга-фотографа, поэтому приходится с ней мало-мальски общаться, хотя она решительно не улавливает моей иронии и издёвки. Хоспади, дай ума этим бедняжкам! Она наконец заканчивает свои несчастные причитания и я могу спокойно закончить свой макияж.
- Дивно, - констатирует Эрик, одобрительно улыбаясь. Он видел меня и обнаженной, и пьяной, и под разным кайфом, поэтому нисколько не смущен тем, как я при нем поправляю грудь, залезая пальцами через намертво зашнурованный корсет.
- Блядь! Вроде двадцать первый век, а нормальные корсеты до сих пор не придумали!
- Се ля ви, Бонни, - ему я позволила обращаться ко мне без этой ужасной приставки «мисс», ну воротит уже. Какая я мисс?
- Последний штрих! – я высыпаю на стеклянную полость стола белый порошок и с шумом загоняю кокаин в обе ноздри. Мгновенное ощущение эйфории и прилива энергии кружат мне голову, но не как это было десять лет назад. Те ощущения не вернуть и пора с этим смириться. Пакетик с порошком я кладу в корзинку, где он соседствует с экстази и лсд. Красивые, разноцветные таблетки прекрасно гармонируют с моим образом. Посмеиваясь, я в припрыжку следую до авто, будто вживаясь в образ маленькой девочки с грязными помыслами. Время безудержного веселья!

С любезностями покончено: благо, это не отняло много времени. Тех, с кем держу связь, достаточно было поприветствовать взмахом руки с другого конца зала, а с теми, с кем вынуждена общаться, сегодня, на удивление, не так много. Я запустила руку в сторону проходящего мимо подноса с напитками, сорвав оттуда мартини с водкой. Пригубив любимого коктейля, я с наслаждением закатила глаза. Божественно! Надо бы найти укромное местечко и «подзаправить» свое настроение, а потом искать жертву, которая скрасит моё ночное одиночество.
Черт! Эта кретинка Джен здесь! И стоит, дрянь, у входа в уборную. Знаю же, если окликнет меня – будет скандал. А я вот никак не хочу портить торжество очередной сценой. И нет, не я буду в центре бурного словоизливания – она, эта громкая сука.
Не успеваю продумать план обхода этой девицы, как чувствую, что меня что-то тянет. Мой плащ. Подневольно поворачиваюсь, а тут меня встречает пара губ, что нахально лезет к моим. Растерявшись, я даже не знала, как отреагировать – на удачу наглеца поцелуй продлился мгновение, и в тот момент, как только чьи-то губы оторвались от моих, я осознала происходящее и без раздумий пустила пощечину в лицо незнакомца. Только потом я успела оценить его внешний вид и половую принадлежность: это был высокий, стройный мужчина в костюме Люцифера. Вот же банальность, решила я. Усмехнувшись этому замечанию про себя, на моем лице вырисовывалось некоторое омерзение:
- Ты совсем что ли охренел? – нахмурив брови, которые еле виднелись за маской, я пыталась вглядеться в зелень хитрого взгляда, который, казалось бы, сканировал меня и мой откровенный вид. Ох, Бон-Бон, ну стоило тебе удивляться такой попытке от мужчины? Интересно, что же скрывается там, под этой «дьявольской» личиной?..

пост Син

Моя мать любила повторять мне:
- Детка, ты сможешь выжить в этом мире лишь благодаря красивому личику, цепкой хватке и умею болтать. Мозги и образование тебе и вовсе не нужно.
Что и говорить, что благодаря этим трем качествам, моя дорогая матушка смогла несколько раз познать прелести брака, наверняка, родить не одного ребенка, хоть я и никогда не спрашивала, если ли у меня свободные братья и сестры, и разрушить не одни крепкие отношения, получая финансовое обеспечение и еще одного мужчину в свою коллекцию. И каждый раз, смотря в зеркало, я задавалась вопросом, как же много я от нее унаследовала?
Смотрю в зеркало и вижу тощую девушку с беспорядком темных волос на голове и большими зелеными глазами, в которых сложно прочитать какие-либо эмоции, кроме, пофигистичных, Острые скулы особенно четко выделялись на лице, упрямый слегка вздернутый нос, сжатые губы, внешностью я пошла больше в мать, а вот характер – тут было куда сложнее определить. Отец всегда казался мне эдаким Клаусом, что приходит гораздо чаще, чем раз в год на Рождество, одаривает кучей подарков и даже интересуется моей жизнью. Но он был таким же ветреным, как и Ребекка де Бриенн. Может, они оба и любили ее какой-то извращенной формой любви, когда нужно отмечать изредка, что – эй, вот он, я твой родитель, вопреки тому, что дитя нуждается в воспитании обоих родителей. Мама учит тому, как нужно готовить, убирать, наряжаться, водит по магазинам, отец бы научил отбиваться от особо настойчивых ухажеров, водил бы на аттракционы и покупал бы сахарную вату. Вместо всего этого обыденного времяпрепровождения, я получала лишь откуп, все, что хотела, стоило ручкой указать на куклу, украшение, дороге платье или заикнуться о карьере модели. Хорошо, наверное, когда жизнь словно в шоколаде, а ты даже не чешешься, чтобы обеспечивать себя. И именно это я пыталась найти в отражение, что я довольна таким раскладом.
А пока я могу позировать и двигаться так, как того от меня хочется молодой и симпатичный фотограф. Признаться, я думала, это опять будет какой-то надоедливый мужик, что будет на всех орать и строить из себя супер крутого фотографа, думающего лишь о том, насколько лучше он и тот противный итальяшка, у которого руки из жопы, но все считают его мировой звездой. А день складывался, как нельзя лучше, особенно, когда получилось разговорить его и даже искренне улыбнуться попытке заинтересовать ее фотографии, а потом понять, как двусмысленно звучит предложение. Я склонила голову, слегка прищурившись, мне действительно он стал интересен, как первый человек в этом дико скучном для меня городе, поэтому, когда явилась та самая «звезда», о которой я сперва подумала, я даже не удержала вздох разочарования.
Значит, Финн Кадди… Пока я на автомате выполняла команды фотографа, я обдумывала, стоит ли мне отправиться сегодня на встречу. В отличие от матери, я не бросалась, сломя голову, на симпатичную мордашку, может, поэтому предпочитала провести время чаще дома в компании телевизора, консоли и любимых фильмов, изредка пиная себя выбраться в люди и напомнить им о своем существовании, что вот она я, можете любоваться. С другой стороны – это были не Штаты, где я привыкла к магазинам, любимой пиццерии, знала, куда можно выбраться, и это будет и экскурсия, и полезное знакомство. Как я успела заметить, Финн был со мной одного роста, значит, плюс ему очко, я могу не надевать каблуки и прийти в обычных кедах, еще он забавно смущался, поэтому можно оставить перцовый баллончик в номере отеле, и, наверняка, не будет просить оплатить ужин пополам, или те же бургеры, что ассоциировались с ним лучше, чем с изысканными и безумно маленькими порциями в ресторанах. Одни плюсы и пока что, ни одного минуса. Интригует.
Ах да, минус… Название журнала. Маленькое помешательство на Испании и все, что было связано с этой удивительной страной, заставило меня ходить на курсы языка, чтобы была возможность во всей красе ощутить, так сказать, страну, города, людей. Но минус слишком незначительный и даже забавный.
- Закончили!
- Да неужели… - бурчу себе под нос и плетусь переодеваться.
Съемка закончилась в половину седьмого и в отель я не успела даже с типичным небольшим женским опозданием, потому стрельнула у ассистента сигарету, ведь я честно пыталась бросить и поэтому не покупала пачку, а одалживала, и отправилась искать пресловутый Биг Бен, по пути спрашивая дорогу. Да, американо туристо тупито, тут ничего не поделаешь, все равно или поздно оказываются в незнакомой ситуации. Получив ориентир топать все время прямо к высокой башне с часами, я слушала любимый трек на повторе, потому что предпочитала наушника в ушах больше, чем звуки в округ и докуривала вторую стрелянную сигарету по пути. Мне не нравился мрачный Лондон, я не могла найти в нем ничего прекрасного и да, может, пробежка и помогла мне, но с этим так же может справиться и экскурсия в компании начинающего фотографа, что пока был первым на моей памяти, кто не раздражал своими командами.
Обдумывая стрельнуть ли еще сигарету, я не замечаю, как в кого-то врезаюсь, пялясь в телефон в поисках того самой песенки, медленно поднимаю глаза и тут же улыбаясь, узнав своего экскурсовода.
- Я почти заблудилась, между прочим, - вытаскиваю наушники и поправлю сползающий капюшон. – Ну, какова программа, мистер Кадди? – обращаюсь на манер, как это делали в музеях, в школе нас частенько по ним таскали.

пост Саши

- Не переживайте, Марк, - пытаюсь растянуть губы в доброжелательной улыбке, но чует мое сердце, не слишком-то убедительно выходит, - У нас все обязательно получится. Главное - положитесь на меня и постарайтесь не нервничать.
Я продолжаю говорить какой-то успокаивающий бред, неправдоподобно улыбаться и бодро выстукивать каблуками по мраморному полу на пути в переговорную. На мне строгий брючный костюм, белая блузка, остроносые туфли и сумка, ради которой можно продать душу дьволу, мне же - удалось отхватить ее на распродаже с шедстидесятипроцентной скидкой. Признаться, это и только это придает мне уверенности в себе и заставляет идти с гордо поднятой головой несмотря на трясущиеся поджилки и желание спрятаться с темный уголок, поджав хвостик.
А все потому, что говорил мне папа не спорить с начальством и идиотами, а я взяла, дура, и послушалась. Последние пару месяцев в роли главного идиота выступает мой ведущий клиент, который однажды утром проснулся и внезапно увидел свое будущее в отельном бизнесе Соединенных штатов - ни много ни мало на другом конце полушария. "Узрел" - презрительно цежу я, изливая душу за бокалом виски со льдом моей подруге Мэлани, провожающей меня на рейс Лондон - Нью-Йорк, пока в один конец.
Мой же начальник решил, что кто, если не я, подающий особые надежды юрист с дипломом Гаврадского университета, должна помочь ему в непростой ситуации по завоеванию отельного рынка большого яблока.
- Эрик продолжает скупать их акции, так что... все будет хорошо. Все должно выглядеть, как обычное слияние, а потом... они глазом не успеют моргнуть, как окажутся поглощенными.
Именно поэтому я здесь. Откомандирована в филиал Клиффорд Ченс для оказания юридической, а временами и моральной поддержки Маркусу Уоррену, английскому миллионеру с приветом, который решил приобрести пару отелей с лучшими видами НЙ, чтобы водить туда своих очередных "долго и счастливо". А потом решил, что пара отелей - это как-то слишком мелочно, почему бы ему не приобрести целую сеть?
Нет, я-то не против, секс - это вообще отличная вещь, на мой взгляд, а секс с хорошим видом - просто прекрасно. Но маленькая Алиса внутри меня продолжает тихо поскуливать и ныть на тему "почему я".

Есть у меня такая дурная привычка - нервничать во время важных мероприятий. Кажется, это началось в младшей школе, когда я получила главную роль в спектакле. Потом - на семинарских занятиях в Гарварде, во время споров с Кристофером Рейном - как же я его ненавидела! - и во время защиты диплома. Я панически боялась начать заикаться, показать всем, как я нервничаю.
Поэтому сейчас я стараюсь выглядеть максимально расслабленно, откинувшись на спинку не слишком-то удобного стула в переговорной и лениво закинув ногу на ногу. Вся моя поза заранее выражает презрение к будущим оппонентам и где-то через пять минут я морально готова размазать по стенке того ублюдка, который заставляет меня ждать. Согласна, никто не хочет добровольно расставаться с собственной компанией, но разговоры на тему что делать и кто виноват следует оставить до приема у личного психолога.
- Интересно, они догадались нанять нормального юриста? Тот идиот из "Эрик Маршалл" сдал добрую треть акционеров, готовых к продаже на первой же встрече.
Признаться, в какой-то момент я действительно начинаю верить в то, что я расслаблена. Становится почти скучно - сейчас от нас попытаются просто откупиться, потом предложат нечто вроде "выгодной сделки", но довольно быстро сольются, не подкрепив свои позиции реальными активами. Этой сети отелей требуется свежие вложения, начинающиеся с капитального ремонта и заканчивающиеся общей сменой имиджа, а самое главное - сокращение бездарного транжиры-управляющего, у которого ну совсем нет вкуса.
Моих губ касается вполне натуральная саркастическая улыбка, которая, правда, довольно быстро меркнет, встретившись со взглядом моего нового оппонента.
Кристофер Рейн. Кристофер-мать-твою-Рейн, а ты что здесь делаешь?
Передо мной сидит моя первая неудачная любовь и первая вполне успешная лютая ненависть, когда-то давно, в прошлой жизни знающая меня как свои пять пальцев. Кажется, он увидел меня чуточку раньше и успел принять невозмутимое выражение лица, мне же потребовалось лишние пару секунд, чтобы прийти в себя от шока.
Ладони неприятно вспотели, в горле пересохло и снова отчаянно захотелось сбежать отсюда куда подальше.
Не то чтобы я боялась очередной битвы, я вообще девочка взрослая и смелая, к тому же с кем-с кем, а вот с Китом мне точно не придется привыкать спорить, но.. где-то слишком глубоко внутри кольнуло что-то неприятно напоминающее чувство вины.
Я поступила подло. Я это знаю так же ясно, как то, что этот черноглазый парень напротив действительно имеет все основания меня презирать.
- Рейн, - вместо приветствия.
Мне стыдно. Но он не должен этого знать. Так было правильно, так было нужно. В конце концов, отношения на расстоянии - это всего лишь миф из детских сказок. Лучше разрубить сразу, чем медленно уничтожать себя по кусочкам.
К тому же, вполне возможно, Рейну уже давно все равно. Сколько прошло? Пять лет?
Так, именно так. Он точно обо всем забыл.
- Какая встреча. Я смотрю, вы решили сменить юриста, мистер Адамс?
___________________

Признаться, доклад был довольно интересным. Настолько интересным, что бесит - до зубного скрежета. Иногда мне кажется, что это не подконтрольно. Он меня раздражает на генетическом уровне.
Рейн.
Я лениво упираюсь лопатками в спинку стула и, сложив руки на груди, внимательно изучаю его. Он небрежно откидывает постоянно лезущие в глаза кудри - откуда только взялась мода отращивать настолько длинные волосы? барашки что, снова в моде? - чуть прищуривается, сдержанно улыбается в ответ на комментарии наших однокурсников. Он продолжает говорить, саркастично изогнув бровь, будто этот доклад и ничего для него не стоил. Будто это не он неделю не вылезал из библиотеки, изучая практику исполнения смертных приговоров. И откуда только мне это известно?
- А что насчет ошибок судебной системы? Предвзятости присяжных? Моральный аспект проблемы Вас как всегда не волнует?
Где-то за спиной я слышу сказанное тихим шепотом "сейчас начнется". О да, сейчас действительно начнется.
Если бы я отчиталась хоть чуть-чуть более развитой способностью к самокопанию, ответ на вопрос, почему я так цепляюсь к Рейну, стал бы чуточку более очевидным. Но здесь и сейчас я думаю о том, что никто и никогда не смеет поправлять мое решение задачи по особенной части уголовного права, тем более - делать это совершенно безнаказанно. Он первый начал, всего два часа назад непредусмотрительно решив поправить мое решение.
Именно поэтому мы здесь. Я продолжаю сидеть, небрежно откинувшись на спинку стула и чуть покачиваясь на задних ножках. Внимательно наблюдаю за тем, как ты вот-вот начнешь раздражительно напрягать скулы - ты всегда так делаешь, когда тебе приходится разговаривать со мной.


Личные требования к игроку
ТЕБЯ ЖДУТ ТРИ БАБЫ, ЧУВАК!
Будь уверен, что без внимания и игр ты не останешься, графикой искупаем, слюнями-слезами не оберешься)
Ждем от тебя, свет наших влажных мечтаний, инициативности и желания развивать персонажа. Идеи, сюжеты - в этом ущемлен не будешь, но и зацикливаться на нашей четверке не стоит)
Скорость, от какого лица, объем постов для нас не слишком принципиален - сами пишем в среднем 5к, порой с завидной частотой)
Общение вне игр приветствуем и оооооочень тебя ждем!)


Связь с вами
гостевая, лс, а там уже интим

Отредактировано Bonnie Seale (28.01.2018 19:32:55)

+3

4

https://68.media.tumblr.com/a2c2c9c12cecfad3588bab6742b3ad9b/tumblr_olqjfurxIS1us77qko1_400.png

Имя персонажа: в постах было не единожды употреблено имя Джеймс Филдс (James Fields), поэтому смена крайне нежелательна.
Возраст: 38-40 лет.
Внешность: Ричард Армитедж (Richard Armitage).
Род деятельности: бывший учитель литературы в HSMSE (High School For Mathematics, Science And Engineering), г.Нью-Йорк, Манхэттен. Род деятельности на настоящий момент – исключительно на Ваш вкус и откуп.


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
Когда-то в прошлом Алесса уже бывала на месте Джеймса – имея семью и крепкий (как казалось со стороны) брак, она все-таки решилась на такой шаг, как измена, окунувшись с греховным удовольствием в пучину погони за адреналином и наслаждением, но на этот раз ей выпала иная роль и, честно говоря, она не задавалась целью соблазнить учителя своей дочери, нет – все случилось спонтанно, с подачи самого мужчины. Узнав позже детали его семейного положения, на какой-то миг Алесса даже почувствовала некоторый дискомфорт, но совесть ее не мучила, нет – в конце концов, она не задумывалась о том, чтобы увести мужчину из семьи и перевести их странный роман на «новый уровень». Скорее всего, об этом не задумывался и сам Джеймс, несмотря на то, что он и только он всегда был инициатором новых встреч с Алессой. В каком-то смысле они – зеркальное отображение друг друга, их во многом схожие судьбы, характеры, сокрытое от глаз знакомых различие внешнего спокойствия, открытости и внутренней жажды постоянного развития и, в некоторой степени, риска. Все это просто не могло привести их к спокойной или, что еще маловероятнее, счастливой развязке. 
Описание персонажа:
Это – среднестатистический американец, который небезосновательно считал, что его жизнь действительно удалась. Посудите сами – любимая жена, крепкий брак, здоровый ребенок, крыша над головой и прочие блага цивилизованного мира в свободном доступе и, конечно же, работа, приносящая удовольствие и удовлетворение. Но смогла ли выдержать эта идеальная картинка череду непредсказуемых и, чего скрывать, страшных событий, с которыми пришлось столкнуться лицом к лицу Джеймсу Филдсу? Увы.
История этого мужчины – это история о том, как в одночасье можно потерять все, не осознавая даже в какой именно момент все стремительно покатилось по наклонной вниз. Итак, пройдемся по пунктам, которые помогут Вам сложить перед глазами общую картинку того сюжета, который я предлагаю.
- Как уже упоминалось выше, скорее всего, Джеймс – коренной американец, ровно как и его жена (на 2018 год уже шесть-семь лет как бывшая). Наличие каких-либо семейно-детских драм будет здесь не совсем уместно, хотя это не принципиальный момент.
- Со своей женой он, скорее всего, учился вместе в старшей школе – там они начали встречаться, поступили в один и тот же университет, сыграли свадьбу и узнали, что скоро станут родителями. В каком-то роде у Джеймса с его женой история та же, что и у Алессы и ее мужа, и это сыграет немаловажную роль в их взаимоотношениях.
- До работы в школе HSMSE на Манхэттене преподавал литературу в одной из школ любого другого боро Нью-Йорка, но то была школа для проблемных детей, и этот опыт Джеймс сам называет «бесценным» по многим причинам, и, возможно, он бы остался на прежнем месте работы, но они с женой решили улучшить условия своей жизни и переехали в более просторную квартиру, в более престижный район города.
- На работу в HSMSE Джеймс пришел в 2011 году; Мэдисон, дочь Алессы, на тот момент была ученицей девятого класса, его сын – на класс младше, и вместе с переводом отца, был переведен в ту же школу.
- Мэдисон с первого урока заинтересовала мистера Филдса, и далее его интерес только разгорался сильнее – апогеем всего стал день, когда на парте своей ученицы он увидел корешок книги одного из любимых писателей, а именно – Бодлера. И это было отправной точкой, началом тонкой игры на человеческих чувствах, причем дирижировала именно маленькая (маленькая ли?) Мэдисон.
- Впрочем, на маму своей ученицы мужчина тоже обратил внимание – еще на празднике по поводу начала учебного года. Череда их официальных встреч с Алессой в конечном итоге привела к тому, что Джеймс предложил… Провести время вместе – сначала это был ужин в компании с Мэдисон, а далее… Условно это можно назвать свиданием, хотя сам Филдс до последнего отрицал наличие влечения к матери Мэдисон, но продержаться долго не смог. Спонтанная встреча в пределах квартиры Монтгомери закончилась внезапной близостью с Алессой.
- Все казалось проще некуда – роман школьного учителя и матери одной из его учениц, но ни Джеймс, ни Алесса не понимали, что на самом деле были частью идеального плана… Мэдисон. Мэдисон, которая, впрочем, в какой-то момент сама перестала видеть в мистер Филдсе учителя и потенциального отчима, и стала испытывать к нему те же чувства, что и ее мать, но пропущенные через призму ее извращенного и отнюдь не детского сознания.
- В погоне за вниманием объекта своего вожделения, Мэдисон была готова на все, в том числе на манипуляции теми, кто не имел никакого отношения к сложившемуся «любовному треугольнику», но все же от этого пострадал. Например, сын Джеймса, смерть которого (самоубийство при весьма странных обстоятельствах) помогла мужчине в каком-то смысле «прозреть», но, увы, слишком поздно.
- Развод с женой на фоне общей трагедии был лишь делом времени – сломленный и искалеченный, Джеймс Филдс исчезает из города и жизни обеих Монтгомери, и это было похоже на бегство; какого же было удивление Алессы, когда на улицах Нью-Йорка в конце 2017-го года она встретилась с ним, вернувшимся в Нью-Йорк с одной единственной целью – заглянуть в глаза своему подросшему демону и его маме. Алесса предпочла не подавать вида, что узнала мужчину, а он, в свою очередь, зациклился на идее преследования ее и ее семьи, но и в этот раз судьба внесла свои коррективы во всю их непростую историю. Подробнее, дабы сохранить интригу, расскажу при личной беседе. Кажется, и без того вышло очень много текста.

Характер:
- Открытый нрав, слегка ироничная, не слишком голливудская улыбка - все это делало Джеймса этаким идеальным учителем, лучшим другом детей и их родителей, американской мечтой в приятной обертке. Преподавание всегда было его призванием: он без труда находил язык даже с самыми проблемными, самыми закрытыми детьми.
- Впрочем, кое-какие демоны есть и были даже у него - не зря же он рискнул хорошим местом и семейным благополучием ради красивой вдовы. Стоит кому-то копнуть чуть глубже, и на поверхность покажется неуемная жажда движения, неприятие обязательств и тонкий конфликт с самим собой. Джеймс дорожил своей семьей и безмерно любил сына, но его вспыльчивый, полный какого-то отнюдь не семейного запала характер совсем не способствовал сохранению мира внутри их дома.
- Внутренний вызов, подспудная жажда конфликта, лукавые усмешки и искрящие смехом глаза - вот каким он был, но все это, конечно, не делало его маргиналом, плохим отцом или мужем. Всего лишь - «особенным», тем, кто думал, что может читать в душах людей - тем, кто ошибся.
- Этакий типичный американец, он любил баскетбол, волейбол, гордился национальными героями, но - как ни странно - питал слабость к поэзии, мрачным строкам Бодлера и вызывающей эстетике декаданса. Возможно, поэтому он уехал из Нью-Йорка, не попытавшись отомстить семье Монтгомери. Джеймс никогда не был мстителем в сияющих доспехах. Его тонкий юмор и лукавые улыбки не могли ранить вдову и ее юную дочь.


Ваш пост

пост с участием Джеймса

- Уж простите, что я так сразу, мистер Филдс, но я весь вечер гадала: о чем же Вы хотели поговорить со мной? – Алесса все еще старалась как можно реже встречаться с мужчиной взглядом, чувствуя, как ее переполняет легкое необъяснимое смущение. Ей казалось, что он запомнил, как эта женщина буквально не сводила с него глаз на концерте, посвященному началу нового учебного года, и, если так оно и было, то в данный момент ситуация могла перерасти из разряда «приятно-интригующей» в «неловкую». Волнение, которое, впрочем, для глаза стороннего наблюдателя и того, кто с Монтгомери ранее не имел возможности общаться довольно близко, было неуловимым, она предпочитала прятать за легкой тенью улыбки, намертво приклеившийся к ее губам – как много можно в нее вложить! И уважение, и приподнятое настроение, и исключительное внимание, вместе с готовностью прислушиваться к каждому сказанному слову. Филдс, кстати говоря, тоже улыбался, хотя Алесса полагала, что иначе ему просто недозволенно вести себя с родителями учеников этой школы – для своего ребенка они с Эйданом, вне всяких сомнений, выбирали такое учебное заведение, в котором от сдержанного лоска и изящной роскоши в пору почувствовать, как сводит судорогой скулы; для своего ребенка они с Эйданом, вне всяких сомнений, выбирали только лучшее из той «продукции», что представлял им современный мир, и это касалось не только одежды, обуви и прочих материальных благ, предметов первой необходимости, но и всего остального, что имело хоть какое-то отношение к Мэдисон, и, если бы была воля Алессы, она бы потратила столько свободного времени, сколько потребовалось, чтобы побеседовать с каждым из преподавательского состава школы и сделать вывод о том, пригодны ли они для работы с ее дочерью. Наверное, это было бы очень кстати, но отнюдь не для сохранности психики Медисон (ведь в ее милой, темноволосой головушке уже давно не осталось того, что можно и нужно было бы сохранить, только откуда это знание у Алессы?..), а для того, чтобы сохранить ее молодым специалистам – они не виноваты в том, что в современное общество и некоторые семьи отлично выполняют роль инкубаторов для настоящих чудовищ; их в толпе сразу и не разглядишь, потому что, если верить страшным сказкам, чудовища больше всего на свете любят прятаться в детских шкурках, принимая облик того, на кого сразу и не подумаешь.
- Можете называть меня просто Джеймс, - мужчина улыбнулся в сторону Алессы через плечо, пока ловко справлялся с ключом в замочной скважине двери, ведущей в кабинет – золотистая табличка с выгравированными инициалами ослепляла своей глянцевой чистотой, играя одновременно и роль зеркала, в отражении которого Монтгомери впервые встретилась взглядом с Джеймсом – они замерли на мгновение, смотря друг на друга посредством чертовой таблички, а потом синхронно усмехнулись, понимая, что на этом все неловкости первой встречи остаются позади. – Прошу Вас, миссис Монтгомери, -  подчеркнуто официально и вежливо, создавая контраст между своей фамильярной просьбой обращаться к нему по имени, Джеймс жестом пригласил женщину пройти внутрь, пропуская ее вперед, а затем осматриваясь, безлюдны ли коридоры или их с Монтгомери уединению нашлись внезапные свидетели. Алесса внимательно наблюдала за тем, как маячит на периферии ее зрения фигура преподавателя и отмечала про себя, что в его мотивах есть что-то личное, никак не касающееся Мэдисон или ее успехов (о неудачах и речи не было, поскольку даже будучи матерью, не знающей почти ничего об увлечениях своего ребенка, Алесса точно помнила о страсти Мэдс к чтению и литературе, которую мистер Филдс и преподал). Оставалось только суметь распознать их верно, не «покупаясь» на ту ширму, что с минуты на минуты выстроит перед ней мужчина, ссылаясь на какие-то рабочие моменты.
- Я рад, что Вы смогли найти время для визита, миссис Монтгомери, - Джеймс обошел стол и занял полагающееся ему место, надевая очки и раскрывая лежащую перед ним записную книжку. Помимо стопки тетрадей и листов, исписанных сплошь и поперек мелким, похожим на рассыпанный бисер почерком, явно принадлежащим взрослой уверенной руке, которой в жизни приходилось много, часто и быстро писать, а не детской, ведь дети либо выводят каждую букву, будто бы вырисовывая ее на холсте масляными красками, либо не стараются вообще, на столе лежали так же и книги – Алесса сразу же обратила на них внимание; мистер Филдс, судя по всему, был страстным поклонником французской поэзии.
«Интересно, это образовательная программа предполагает ознакомление на уроках с творчеством Гюго и Бодлера или же это инициатива исключительно преподавательская?..», - у Алессы и мысли не было, что эти издания лежат здесь для личного пользования, а потому она неодобрительно сощурилась, понимая, что, возможно, ровесникам ее дочери еще слишком рано приобщаться к французскому лирическому декадансу.
- Это было нетрудно, - отмахнулась Алесса, переводя свой изучающий взгляд с книг на мужское лицо. Джеймс крутил между пальцев ручку и не сводил с сидящей напротив него женщины глаз. – Так о чем Вы…
- Ах, прошу прощения, - он легонько прихлопнул по столу, будто бы неожиданный громкий звук помог ему вернуться «в реальность», - Я даже не знаю, с чего стоит начать, - усмехнулся Джеймс и потер переносицу, собираясь с мыслями, - Обычно я не начинал беспокоиться об этом так рано, ведь семестр только начался, и, признаться, я еще не успел даже запомнить всех своих учеников поименно, - он повел плечами в извиняющемся жесте, а Алесса рассмеялась, зажмурившись.
- Могу представить – в этом году, насколько я поняла, у школы стопроцентное заполнение классов, особенно – старшего звена, - их беседа напоминала переливание из пустого в порожнее, что начинало немного напрягать Монтгомери, не любящую напрасно тратить время, которого и без того вечно не хватало, но ей совершенно не хотелось показывать своей тлеющей незаинтересованности в разговоре, поэтому все, что оставалось делать – отшучиваться и кивать головой, – Но вы все же пригласили меня сюда, - она снимает пиджак и кладет его на колени, а затем придвигается чуть ближе; переводить взгляд на мужчину и вопросительно выгибает бровь: - Мне есть о чем волноваться… - секундная пауза, - Мистер Филдс?
Он усмехается, подмечая, что эта женщина достойна искреннего восхищения хотя бы за то, что неуклонно следует собственным принципам.
- Вам есть, за что быть гордой, - мужчина так же делает паузу и отвечает Монтгомери взглядом в упор, - Алесса, - идет ва-банк с целью, по всей видимости, обезоружить. Удивление на лице женщины говорит само за себя. – А точнее, за кого быть гордой… Как Вы думаете, Мэдисон согласится принять участие в городском конкурсе чтецов?
- Зависит от того, что Вы предложите ей зачитать… - задумчиво ответила Алесса, откидываясь на спинку кресла, - У моей дочери довольно специфический вкус в литературе.
- Я знаю, - Джеймс аккуратным движением руки подталкивает вперед, по направлению к Алессе, лежащую на столе книгу, на корешке которой выведено: «Les Fleurs du mal».
Монтгомери усмехается, но книгу берет – для того, чтобы освежить память, не для ознакомления. Когда ей было восемнадцать и под сердцем она носила свою дочь, то впервые прочла «Цветы зла» - если бы Алесса верила в тонкие материи, карму и то, что все предопределено судьбой, то сочла бы интерес Мэдисон к подобной литературе знаком, при том, к сожалению, дурным.
- Две тысячи одиннадцатый объявлен годом французской культуры, - продолжил Джеймс, - Поэтому увидев, что Мэдисон тяготеет к поэтам, вроде Бодлера, то подумал, что лучшего кандидата для участия в конкурсе мне не найти.
- А как же выпускники?
- А им это уже не интересно.
- С чего Вы решили, что это будет интересно Мэдисон? -  усмехнулась Алесса.
- Я видел записи на полях в ее тетради, - Джеймс поднялся со своего места и обошел стол, опираясь о него ладонью, а вторую отправив в карман брюк, - …Демон мой; ты - край обетованный, - небольшая пауза, взгляд, который, кажется, мог бы просверлить на кудрявой макушке Монтгомери дыру насквозь. Взгляд, настойчиво требующий, чтобы женщина продолжила строку, - Где горестных моих желаний караваны…
-…К колодцам глаз твоих идут на водопой, - хором заканчивают Джеймс и Алесса; та поворачивается в сторону мужчины и в ее глазах плескается непонимание, смешанное с неприкрытым уже интересом.
- Sed non satiata.
- Немного не по возрасту, не находите? – усмехается Филдс, и Алесса хмурится, готовая уточнить, скрывается ли в этом вопросе обвинение, которое она считает совсем не уместным из уст человека, пусть и педагога, которого едва знает, но в этот момент раздается стук в дверь.
- Войдите, - несколько раздраженно отвечает Джеймс и отходит от стола, скрещивая руки на груди.
- Мистер Филдс, у нас… - на пороге стоит девочка, трясущаяся, как осиновый лист на холодном ноябрьском ветру, - М-мел кончился… Не одолжите?..
- Мэнди, ну что за вопрос! Пройди, возьми его вон там, на полках, в коробочке, - показывает рукой по направлению к доске за своей спиной и небольшого шкафа рядом с ней. Девочка кивает и семенит в ту сторону, с опаской почему-то оглядываясь на сидящую Алессу. Та почти не обращает на маленькую гостью никакого внимания – ее интерес всецело отдан Джеймсу и книге, лежащей теперь на ее коленях.
- Не знаю, на что Вы намекали, мистер Филдс… - несколько агрессивно начала Алесса, листая «Цветы зла», но ее снова перебили.
- Я намекал лишь на то, что любовь к хорошей поэзии у вас, судя по всему, семейное, миссис Монтгомери, - ему лучше бы прекратить улыбаться так ненавязчиво, но притягательно, потому что Алесса в который раз ловит себя на мысли о том, что теряет от этого выражения мужского лица концентрацию.
- Спасибо… - смущенно отвечает, распознавая в последней фразе Филдса комплимент уже не дочери, а ей самой, - Что касается участия Мэдисон…- она не договаривает, потому что в ушах раздается противных, глухой, скрипящий звук. Звук мела, скользящему по неровной поверхности доски. Алесса легко встряхивает головой и продолжает; ее пальцы напряженно впиваются в подлокотники кресла, - Я думаю, что Вам стоит поинтересоваться о мнении самой… - звук повторяется снова; женщина поднимает свой взгляд в сторону той самой Мэнди, которая стоит спиной около доски и медленно проводит крохотным кусочком по доске и от того, что она скользит по поверхности еще и собственными ногтями, весь кабинет наполняется противным скрежетом. Монтгомери сдерживается от того, чтобы повысить голос на девочку, всем своим присутствием здесь и сейчас мешающуюся, но мысленно явственно представляет, как встает, за несколько быстрых шагов сокращает расстояние между ними до минимума и, хватает маленькую паршивку за волосы на затылке, прикладывая ту пару-тройку раз виском о выступающий угол стола, чтобы она больше никогда, ни-ког-да не издавала этих отвратительных звуков. Внешне Алесса только чуть сжимает губы, - О мнении самой… - но по ушам снова проходит будто бы электрический разряд от скрипа, - Да сколько можно-то! – срывается женщина, яростно скидывая одну свою ногу с другой и тем самым топая каблуком по деревянному полу. Мэнди от неожиданности подпрыгивает на месте, а Джеймс разворачивается в сторону девочки и мягко дотрагивается до ее плеча, подталкивая к выходу:
- Мэнди, возьми несколько мелков и проверь их в классе, где у вас идет урок. Ну, давай, иди, тебя ведь все ждут, - и когда дверь за ней закрывается, то Филдс вновь обращается к своей гостье, -  Дети…
- О, да… - кривит губы в усмешке Алесса, разжимая пальцы, которые до отметин сжали кожу дорогой офисной мебели, - Так вот… Я совершенно не против участия Мэдисон в конкурсах и других мероприятиях, но последнее слово – за ней. Уж простите, - пауза, - Джеймс, - Алесса сдалась, - В этом случае я настаивать не буду.
- Мне кажется, что настаивать не придется, - Джеймс внимательно наблюдает за тем, как Монтгомери поднимается со своего места. Она кажется ему слишком хрупкой, особенно для женщины своих лет – единственное, что выдает ее с головой, это уверенность в движениях; молодые и неискушенные особы зачастую ведут себя куда-более «дерганнее», в их привычках и жестикуляции нет выдержанной со временем грации.
- Что ж, в таком случае – была рада встретиться с Вами, - Алесса протягивает руку для прощания.
- До скорой встречи, миссис Монтгомери, - Джеймс легко сжимает женскую ладонь и подмечает, что она чуточку влажная; быть может, от волнения.
Он почти сразу же закрывает за Алессой дверь, но не отводит взгляда от окна, где внимательно следит за каждым ее шагом – за тем, как спускается по лестнице, за тем, как вспоминает, что оставила пиджак в кабинете и уже было решает вернутся, но… Что-то останавливает ее, и она скрывается за школьными воротами, бросая через спину беглый взгляд – чувство, будто бы знает, что Джеймс следит за ней, и это, если верить улыбке, тронувшей женские губы, кажется ей забавным.
***
Этим же вечером Алесса решает встретить дочь после школы – она ждет ее около парадного входа, сидя в машине и не отводя глаз от монотонной толпы, заполняющей крыльцо и школьный двор; возможно, она кого-то выискивает, а возможно, наоборот, надеется не увидеть. Впрочем, когда Мэдс садится в машину, это стает уже не столь важным.
- Как прошел твой день? – интересуется между делом женщина, целуя дочь в макушку. Они нечасто делятся друг с другом тем, что твориться у них в жизни, но сегодня без разговора не обойтись. В частности, уже около дома, прежде чем заглушить мотор и покинуть салон машины, Алесса озвучивает то, что гложет ее с момента, когда она вышла из кабинета мистера Филдса, - А как ты относишься ко французской поэзии, м?..
Но мозаика складывается воедино только вечером, когда Монтгомери, воспользовавшись тем, что дочь принимает душ, перебрала все тетради Мэдисон и ни в одних не нашла никаких записей на полях, и уж тем более – цитат Бодлера. И телефонный звонок с номера Джеймса теперь уже не кажется столь неожиданным.
- Да?.. -  отвечает Алесса.
- Добрый вечер, я не разбудил Вас? – интересуется Филдс, и от его голоса у Монтгомери пробегают мурашки по спине, - Вы забыли пиджак…
- Да, я заметила это только тогда, когда была уже дома, - как можно серьезнее говорит Алесса, но скрыть проступающую и совершенно дурацкую улыбку у нее не получается.
- Завтра на школьном стадионе будут проходить соревнование по волейболу – приходите, - но, чтобы это не звучало, как завуалированное приглашение на свидание, Джеймс добавляет, - Там и отдам Вам пиджак.
- Я постараюсь.
***
Перед тем, как пойти спать, Алесса решила пожелать добрых снов и дочери. Она появилась на пороге ее комнаты со все той же странной улыбкой на лице – такой свою мать девочка не видела черт знает сколько времени.
- Мэдс, а ты случайно не знаешь, во сколько завтра у вас будут соревнования по… Волейболу, кажется… А то Джеймс… - она осеклась и рассмеялась, смущаясь собственным мыслям, ведь весь вечер только и думала о том недавнем звонке; чувство, что ее втягивают в увлекательную и интригующую игру воодушевляло и заставляло думать о чем-то, помимо работы, которой жила последние годы, - Мистер Филдс, я имею ввиду… Он должен передать мне пиджак, поэтому я должна понять, во сколько нужно будет быть завтра в школе. – Алесса взглянула на дочь, устроившуюся на кровати, и подумала о том, что неплохо было бы понимать, как Мэдисон относится к Джеймсу. Впервые в жизни Монтгомери было не все равно на мнение дочери. А это значит, что… Их всех ждет что-то интересное в обозримом будущем.


Личные требования к игроку
Я жду этого героя очень давно. К сожалению, углубиться в историю и полноценно отыграть тот самый «треугольник», о котором упоминалось выше, не получится ввиду отсутствия на острове Мэдисон, но у меня есть идея, которая может это компенсировать. В настоящем Джеймс сыграет важную роль в жизни Алессы, поэтому я надеюсь, верю и жду, что ты найдешься и придешь. Остальные требования довольно стандартны – стабильность, активность, желание развивать персонажа и быть при этом самостоятельным. Графика, любовь, идеи – все это у меня имеется, все это есть. А вот вас, мистер Филдс, все еще нет – не порядок;)


Связь с вами
Гостевая, а дальше будет видно.

+2

5

--

Имя персонажа: Джон Голт - любое на ваш выбор
Возраст: 20-25
Внешность: Павел Табаков/обсуждаемо, но близок этот типаж
Род деятельности: артист театра, танцор, хоть интерн в аудиторской фирме


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
Полюбовные. Хочется отыграть болезненную привязанность между человеком, который смотрит на любовника и видит в нем другого, и мальчишкой, который, возможно, в первый раз влюбился.
Описание персонажа:
Доу, давай-ка дернем на юго-запад.
К каким-нибудь солнечным рощам и налегке.
К женщинам, от которых жасминный запах,
кислинка имбирная тает на языке.
Возьмем только пару пижам из восьмидесятых,
удачу повесим на шею, а не ярмо.

Напишите мне мальчика. Теплого, умного, адекватного. Легкомысленного - в меру. Приходящего обнимать по утрам и отогревать собой.
Мальчишку, выгорающего рядом, еще почти не умевшего ничего толком до встречи.
Мне не важно, чем Вы его наполните. Только не делайте бесхребетным дамой в беде. Пусть у него будут прошлое, характер, цели.

Приходи. Буду греть, любить и заботиться. И мозги вытрахивать.


Ваш пост

пост

Люди никогда не бывают настолько далеки, чтобы не найти друг друга.

Море и свежий воздух, точно, как прописывают истеричным любовницам и неугодным женам. Яксли показаны свежий воздух и море. Выписан из Лондона на неопределенный срок, без права въезда обратно. Просто уезжай, растворись, исчезни - не позволяй никому заметить, что что-то пошло не так или в чем-то можешь быть замешан. И он растворился. Маг, привыкший сбрасывать мантию в руки домовиков, не глядя; британец в щеголеватом костюме-тройке; отпрыск рода из двадцати восьми, безупречный от вихров на макушке до носков белых конверсов. Растворился, исчез, обратился мужчиной - молодым и обычным, в светлых брюках и расстегнутой на две пуговицы рубашке с закатанными рукавами, бредущим следом за женщиной, оставляющей маленькие ровные следы на песке.
Превратился в того, кто слушает и молчит. Из вечного балагура и насмешливого паяца. В того, в чьих глазах еще мерцают искры смеха, но пока он слушает. Женщину, море, ветер. Слушает и пытается понять, что же изменилось и что же он упустил. Что-то между Британией и Германией, протянувшееся тонкой нитью, не алой - сине-зеленого сукна.
Что-то он различил в том, как письма ее становились все тоньше, прозрачнее: не короче, то, как из них понемногу уходила жизнь. Будто весь запал Ады Борджин погас однажды, не в бурю, после нее - на неосторожном ветру.
Он писал ей о тех, кого она знала: о новой гостиной Нарциссы Малфой, об очередной выходке Гойла, о том, как Люциус ненароком нашел еще одно крыло в подземельях под замком, о том, как атаковали девицы Розье, покуда тот забывал их заметить. И в чем-то он просчитался, когда-то он ее потерял. Теперь же отыскивает, пытается рассмотреть в той женщине, которую поддерживает за спину.
И просто не верит ушам своим, когда слышит то, что она произносит.
Когда-нибудь не станет нас, наших детей, а потом и внуков...а море останется, и все так же будет выбрасывать на берег останки затонувших сотни лет назад кораблей. Оно никогда не закончится...Как думаешь, есть в жизни еще что-то такое...вечное...фундаментальное?
- Виски, - безапелляционно и твердо, глянув на нее нахмурившись и усаживаясь у ее ног, прямо на песок. Запрокидывает голову к ведьме, чтобы так смотреть ей в лицо.
- Ада, что заставляет тебя думать о вечности? И, фоморы бы их побрали, кораблях? - он едва не смеется, но это обманчиво, смотрит маг на ведьму донельзя пристально. - Если ты думаешь, что умрешь, от этого не умирают, - больше нет; впрочем, в это он вовсе не верит. Тогда что же? - И почему я должен думать о чьих-то внуках, когда еще не все вино выпито на моем веку? - вот уже третий день он зовет ее на танцы, она же все отнекивается. - Между прочим, фестиваль в соседней деревне того действительно стоит, мы же сидим тут и меланхолично смотрим на море в ожидании того, как принесет волнами мачту с корабля моего прапрадеда?


Личные требования к игроку
Адекватность, грамотность, умение вести персонажа. Может быть, еще отсутствие ожиданий от меня неба в алмазах. Пару по заявке, не зная друг друга, играть всегда казалось мне сложным. Но можем попробовать.


Связь с вами
стучитесь в гостевой на форуме, не потеряемся.

+1


Вы здесь » Manhattan » Нужные персонажи » Нужные персонажи. Любовь, ненависть, надежда...