http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » | Женщины умирают позже мужчин, потому что вечно опаздывают | ‡альт


| Женщины умирают позже мужчин, потому что вечно опаздывают | ‡альт

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://24.media.tumblr.com/e4f764f28d813ec7f30484f726cddeb6/tumblr_n08mseMwj41rbvhreo4_250.gif http://24.media.tumblr.com/caa32f5f75087ddaccd1cd6f57741a50/tumblr_n08mseMwj41rbvhreo5_250.gif
http://37.media.tumblr.com/8a87861a6ffbb75be1ff7bb43cd9def9/tumblr_n417nxX2zF1ttovuqo1_400.gif

Время и дата: 16 июня 2534 года
Декорации: Планета Земля
Герои: Victoria Seymour и Bernard Rhys
Краткий сюжет: Далекое будущее. Люди населяют огромное множество планет по всей Галактике. Но манит всех только одна - Изначальная Земля. Ветхие легенды доносят лишь отголоски звездной тайны, согласно которой человеческая цивилизация зародилась на прекрасной планете по имени Земля. Там было все: зеленые луга, синие моря, высокие горы со снежными вершинами, тропические леса, снежные просторы и бесконечные пустыни, полные песка.
Миф или реальность? Компания отважных космических исследователей решили проверить, правильные ли координаты они нашли на устаревшем жестком диске. Надпись: "Все, кто ступит на Изначальную Землю будет поражен страшным проклятием и умрет в страшных муках", никого не смутила. К тому же никто из исследователей не был суеверен или религиозен, поэтому глупые предостережения могли остановить лишь слабых духом. Слава Ньютону, среди отчаянной компании таких не было!

+1

2

Тишина. Очень странно не слышать ни звука вокруг себя. После густо населенной планеты полная тишина была в диковинку. Будто высшие силы взяли и отрезали тебя волшебным ножом ото всего живого в этом мире. В такие моменты Бену становилось не по себе. Он ощущал на себя чей-то внимательный и изучающий взгляд. Словно муравей под микроскопом стареющего ученого бежит по своим муравьиным делам, строит дом, добывает воду и пищу для себя и своих сородичей. Трудишься, выполняешь свою функцию в коллективе, и муравейник процветает. Жаль, что в реальной жизни все совсем не так. Бен поежился. Внимательный взгляд так никуда и не исчез. Он оторвал магнитную отвертку от панели и оглянулся. В скафандре было не удобно рассматривать, что находится у тебя за спиной, поэтому когда Бен встретился с испытующим взглядом Эл, он слегка вздрогнул, будто ожидал на месте нее увидеть кого-то другого, например, динозавра в скафандре. Ему показалось, что даже ему он был бы больше рад, чем этому взгляду.
- Эл! - заорал в микрофон парень. - Прекрати на меня так пялиться. Ты всего лишь прикрываешь меня, чтобы я не улетел к ебеням в открытый космос. А от того, что ты не моргая, таращишься на мою спину, лучше не станет. Мы же договаривались! Ты обещала так больше не делать!
Еще немного и его монолог перейдет в банальное "ты украл мою какашку..." Тьфу! Или как там?
Напарница сменила гнев на милость и отвела глаза. Сразу стало гораздо легче. Нет, они были в прекрасных отношениях, частенько подшучивали и порой откровенно издевались друг над другом. Никаких обид, никакой мести. Но иногда, у девушки становился такой тяжелый взгляд, будто она зрит тебе прямо в сердце. Насколько бы не была у тебя чиста и добра душа, сразу в башку лезут все когда-то совершенные проступки. И ты начинаешь прятать их поглубже, надеясь, что на лице не проскользнула виноватая гримаса.
- Ну долго вы еще там? - недовольный голос с шипением вырвался из динамиков внутри шлема. Это был пилот Ричард Блейк. Ему никогда не нравилось стоять на месте дольше 15 минут кряду. А их остановка затянулась уже часа на два. Естественно, Блейку не терпелось отправиться дальше. Бен был уверен, что тот уже построил несколько трасс, захватывающих разные световые системы и планеты. Цель-то была известна. А вот маршрут еще предстояло выбрать. Все в команде горели желанием найти Ее. Они не были фанатиками, просто они все сошлись на почве неразделенной любви с той самой планетой, что стала колыбелью их цивилизации. Все они были одержимы лишь одной целью - рано или поздно высадиться на поверхности планеты Земля. Капитан Сакаши собрал их под своим началом, так как увидел в каждом нечто такое, что безусловно поможет им достичь цели. И кажется, он не прогадал. Все они были мастерами своего дела, и были готовы пойти на любой риск, лишь бы достичь цели.
- Уже почти все, - успокоил его Бен. - Если бы Эл мне не мешала, я бы справился существенно быстрее.
Он ухмыльнулся. За эту шутку ему еще достанется, но не здесь, а на корабле. При чем он был уверен, что вернется ему все сторицей. Забавное соревнование было с родни соперничеству детей за внимание родителя. Дескать, кто из них будет лучше, и сможет обойти другого. Пока счет был равный, и на любую проказу Эл, Бен придумывал нечто из ряда вон выходящее, что заставляло ее еще охотнее и тщательнее готовиться к следующему раунду. Но это все мелочи. Сейчас нужно было сосредоточиться на ремонте.
Забавно ощущать себя висящим вниз головой в вакууме. С другой стороны, откуда тебе знать, где верх, а где низ? Ухмыльнувшись и пожав плечами, Бен закрутил последний болт в обшивке корабля.
- Дело сделано! - воодушевленно отрапортовал он.
- Возвращайтесь, - капитан как всегда был краток.
Бен убрал отвертку в кейс, пристегнутый к широкому поясу скафандра, и слегка оттолкнувшись одной рукой, повернулся к напарнице.
- Готова? - скорее для проформы спросил он. Заполучив согласие, парень открепил карабин от перекладины на обшивке корабля и точно примерившись согнул ноги и, оттолкнувшись, полетел в сторону шлюза. Крепко уцепившись за ручку, он застегнул карабин и махнул Эл. Спустя пару секунд девушка была уже рядом с ним. Ему даже не пришлось ее ловить, пролетающую мимо, как несколько недель назад инженера Ковальски, который промахнулся с вектором, и чуть было не просвистел на довольно высокой скорости мимо двери шлюза. Бен тогда еле успел поймать горе-напарника, и потом долго матерился уже на борта корабля. Еще бы, он уже привык, что их вылазки с Эл всегда легки и беспроблемны. А тут такое безобразие. В тот день Эл лежала с температурой под 40, а доктор пытался бороться с атипичной малярией, которую девушка подцепила на одной из тропических планет под название Эдем. Ничего идиллического кстати там не было. Постоянные дожди, туманы и насекомые размером с прогулочный катер. Команда была безумно рада покинуть эту планетку. А вот Эл свалилась на следующий же день после отлета. Доктор был очень мрачен и не давал никаких прогнозов, но девушка была очень сильной, и поправилась всем назло.
Бен открыл шлюз и пропустил напарницу первой. Она лишь хмыкнула и залезла внутрь. Через пару минут они уже стояли в  раздевалке, пытаясь освободиться от очень тяжелого в искусственной атмосфере скафандра.
- В следующий раз ты будешь крутить болты и чинить обшивку, а я буду прикрывать твой тыл, - пошутил парень. И принялся ждать ответного выпада. Эл была сегодня на редкость молчалива, видать все самое интересное ждало его впереди.

Отредактировано Bernard Rhys (16.04.2014 19:11:16)

+1

3

Черная пустота вокруг, расцвеченная отдаленными мерцающими звездами, дышала. Нет, не стоило смеяться, но избавиться от этого ощущения было нельзя, так что из вредности Эл сверлила взглядом затылок Бена, прекрасно зная, как тот беснуется из-за этого. Представляла строение костей под кожей и мускулами, сочиняла извивающиеся реки артерий, несущих пульс ко всем частям тела вредного парня, просто расчленяла друга на части – было скучно. Да и куда могло унести одного идиота в открытом космосе? Верно, только в открытый космос, но вскоре последнему бы стало страшно наедине с ним и горе-инженера бы вернули... Но на данные аргументы у командования было свое мнение, а неподчинение субординации значило... Отвлекшись от красивой цепочки умозаключений, девушка сфокусировала распылившийся взор на той точке, с которой так и не свела его, забыв даже моргать. Ругается. Значит бесится. Довольно ухмыльнувшись, уставилась на колыхавшуюся невесомость под ногами. Бесконечное падение или полет? Ты кружишься, ты становишься никем, ты... "Да-да, сочиняй про меня байки, авось проснешься фиолетовым поутру..."
Неясное беспокойство уснуло только тогда, когда тяжелые ботинки затопали по полу шлюза – оно осталось за закрывшимися дверями, подстерегая, когда они снова явятся к нему в гости. Стряхивая с себя тяжесть скафандра, с радостью выпластала из-под шлема волосы и тряхнула головой.
- Так и сделаем, не придется ждать, пока ты помолишься своим богам и поговоришь с каждым болтиком прежде, чем прикрутить его, - одарила очаровательной улыбкой и вылезла из костюма, получая, наконец, возможность почесать затылок – как же давно хотелось это сделать! А теперь зачитывать рапорт, что обшивка в порядке, что они починили... Кстати, что они там чинили? Застрять посреди какой-то галактики, название которой оказалось трудно запоминаемым и благополучно выветрилось из памяти во время "горячего" постельного режима. Зато теперь есть что вспомнить. Красочные бредовые галлюцинации, навещавшие ее несколько дней подряд – шикарная компания, после нее даже черная невесомость казалась дружелюбной болонкой.
Следующим шагом было подбивание остальных членов команды на новую пакость. Когда тебе двадцать три, в голову вечно приходят бредовые идеи, требующие своего права на жизнь. Так что на третий день после прогулки в космос ей удалось добиться желаемого. Бен натыкался на проходящие сквозь него взоры и окружался вопросами, куда же он запропал. А что? Это, наверное, страшно, когда ты проснулся, встал с кровати, вышел в коридор... и тебя никто не видит, не слышит, не замечает, не говорит... К обеду начальство потребовало к себе и стало зачитывать выговор за травмирование чужой психики – словно там было что травмировать! Послушно выслушав всю речь до конца, клятвенно заверила, что больше подобного не повторится, сэр. "Сэр" было обязательным атрибутом речи, во время которой скрещивала пальцы за спиной – древний ритуал, возможно, рожденный ТАМ, откуда они все пришли в свое время... Когда же, наконец, цель будет достигнута?
Выйдя из дверей, послала воздушный поцелуй Бену, который не выдержал морального прессинга в четыре часа и пришел за помощью к вышестоящим чинам. Что ж... Так тому и быть. Остальное время полета было частично проведено в криогенных камерах, когда выходила их смена и приходилось погружаться в беспробудный сон, отчаянно боясь уже не открыть глаза или открыть и не узнать ничего вокруг... Бену повезло, что она не решила испытывать его нервы после того, как их будили от заморозки. Это бы в разы подбило психику любого. Даже ее. А если еще никого не найти... Недовольно поморщилась и влезла в высокотехнологичный саркофаг, только от всех его наворотов не изменилось ощущение, что тебя хоронят живьем. Послушно расслабилась и закрыла глаза, вдыхая газ. "Здравствуй, камера, я снова к тебе в гости. Пусть следующее пробуждение застанет меня на Земле. Я хочу увидеть тебя, Колыбель жизни. Хочу разгадать твои тайны. Хочу понять причины, заставившие покинуть людей тебя, свою Мать... Я возвращаюсь дом..." – дыхание замедлилось, пульс сошел почти на нет, холод застудил обменный процесс в организме, оставив лишь неясные образы, что будут сопровождать ее в течение четырнадцати дней, пока вторая часть экипажа командует кораблем, направляя его к голубой точке на экране, уже различимой в не менее высоко технологичные телескопы. Большая часть пути позади, они заслужили свой приз.

+2

4

Бесконечное поле. Оранжевое заходящее солнце дарило минимум тепла, переплетая свои лучи с отблеском второго светила – розового, выстраивая причудливые сочетания всевозможных оттенков от красного до желтого. Легкий ветерок едва качал высокую траву. Если бы не он – картинка была бы слишком статичной, будто нарисованной. Но нет. Она жила. Как и жил он. Бен стоял посередине поля, не видя ничего кроме бесконечного горизонта. Ни деревьев, ни гор, ни домов – ничего. Одиночество начало давить на него, превращая окрестности в бесконечный источник опасности. Как будто кто-то или что-то пристально наблюдало за ним, готовясь нанести удар. Глупо, но порой у него случались такие приступы. Он предпочитал контролировать ситуацию, а не полагаться на волю случая. Он должен найти укрытие. Ну или хоть что-то! Бесконечная степь угнетала. Она сделала пару шагов в строну двух светил и остановился. К шороху его шагов добавился посторонний звук, но он также затих, когда Бен остановился и стал прислушиваться. Он сделал шаг. И снова тот же звук! Бен ощупал себя, но не нашел никакого оружия. Уж нож то он никогда не выпускал из поля зрения. Всегда хранил подарок отца за голенищем правого сапога. Мужчина быстро нагнулся, но в искомом тайнике ничего не было. Смачно выругавшись, он выдал противнику, что перевес явно не в его пользу. Он еще раз оглянулся, и не мешкая, побежал. Бегал он не плохо, в школе даже пару медалей выигрывал, но в этом месте все было против него: ноги были словно налиты свинцом и еле слушались его. Толи гравитация тут была больше, чем он привык, толи его чем-то накачали. Беспокойство лишь усилилось, т.к. невидимый враг точно копировал все его действия и не отставал ни на шаг. Бен решился оглянуться, но за спиной никого не было. Как в противном фильме ужасов, он бежал и бежал, но понимал, что бегством делу не поможешь. Надо остановится и попытаться что-то сделать. В конце концов, он же не трус! Бен остановился как вкопанный. Преследователь должен был как минимум впечататься в его спину, так как такой резкой остановки вряд ли кто-то мог ожидать. Но ничего не произошло. Тяжело дыша, мужчина развернулся и громко крикнул:
- Эй! Выходи! – его слова разлетались по степи, не встречая никакого препятствия. – Мне надоело заниматься легкой атлетикой на закате. Будто в сраном второсортном фильме снимаюсь. Кончай выделываться и выходи!
Пустота задумалась. Толи он не понимала его речь, толи у нее просто не было ушей. Что бы его не преследовало, оно явно постеснялось появляться перед его светлым взором, отчего бесило Бена еще больше. Злость вытесняла страх неизвестности, и это было определенно лучше, чем ничего. Он решил дать себе волю и хорошенько выораться, хотя бы для того, чтобы разозлиться еще больше. Глядишь, и накрутит себя достаточно, чтобы порвать любого голыми руками.
- Ну! – крикнул он в пустоту. – Долго тебя ждать? Или просто испугался? Некогда мне тут с тобой в игры играть! Как будто других дел нет!
Какие срочные дела так ждали его внимания, он вряд ли мог ответить. Но главное ведь не это, главное – заставить противника показаться. А от этого уже можно будет плясать дальше. Если это какой-нибудь степной зверек, слишком любопытный, чтобы отступать, и слишком слабый, чтобы нападать, то и ладно, Бен лишь сплюнет, покроет его незамысловатыми ругательствами и отправиться по своим делам. Черт, каким делам? Почему он никак не мог вспомнить, что он вообще тут делает? И что это за странное место?
- Ты меня достал! – не выдержал он и двинулся в обратную сторону, надеясь, застать преследователя врасплох. И тут в паре метров от него из степной травы вылезло нечто, очертаниями напоминающего огромного жука, с маленькой головой, едва выглядывающей из-под хитиновой чешуи. Три пары клешней алчно защелкали, предвкушая битву. Но идти врукопашную на жука-переростка Бену отнюдь не улыбалось. И он снова решил попробовать свои силы в самом надежном способе борьбы с кем бы то ни было – беге. Жук решил, что догоняйка не самая плохая стратегия, и кинулся в след за улепетывающей добычей. Странно, но на этот раз бежать было проще. На самом деле адреналин очень сильно раздвигает пределы человеческих способностей. Однако, надолго его сил не хватит. А у жука явное преимущество в беге на длинные дистанции. Бен уже едва дышал, а конечности слушались все хуже. Пришла пора раскинуть мозгами. Возвышений никаких не было нигде, хотя шанс, что жук не умеет залезать на деревья или скалы был ничтожно мал. Оружия у него тоже не было, и найти его в траве тоже не стоило и надеяться. Но нужно же что-то делать? Бегать бесконечно он не сможет, а значит, придется остановиться. И лучше остановиться раньше, когда у него остались хотя бы частицы сил, чтобы сопротивляться нападению, чем упасть на землю и дать чудовищу сожрать себя без борьбы. Зря он вообще решил побегать от него. Уже тогда было понятно, что это ему не поможет. Бен резко остановился и присел на корточки. Как и ожидалось, жук пролетел над его головой в тщетной попытке сцапать уставшую жертву. Секунда и мужчина вновь смотрел в выпуклые черные глаза твари, прикидывая, нет ли где в траве хотя бы камня, чтобы можно было попробовать пробить твердую оболочку жука, а там уже и до победы рукой подать. Но надеяться на удачное стечение обстоятельств было глупо. Поэтому он принял боевую стойку и решительно поманил жука. Неуместная аналогия с «Матрицей» заставила его слегка улыбнуться. Этот старинный фильм он видел в детстве, и не смог понять из него ровным счетом ничего. Хотя драки там были классные. Жук явно не был знаком с человеческим творением начала XXI века, и решил не давать жертве возможности отдохнуть и скопить силы, бросился в атаку.


Холод. Влажный холод сковывал его тело. Он с силой заставил себя открыть сначала левый, а потом и правый глаз. Зрение было расфокусировано, и он не видел перед собой ничего, лишь размытые очертания какого-то лица.
- Проснись и пой! – резкий голос заставил Бена поморщиться.
Он помотал головой, скидывая с себя липкий туман. Зрение понемногу возвращалось, как и понимание происходящего. Спустя две недели их вывели из криосна для заступления на вахту. Странный сон обрывками висел на краю памяти, оставляя за собой лишь блеклые отрывки и смутное желание оторвать кому-то голову. Вокруг ходили члены команды, приводя в сознание тех, кто явно не желал просыпаться. Справа «оживала» Эл.
- Ну что тебе снилось, сынок? – спросила она заботливым тоном докучливой мамаши.
- Ничего, ты же знаешь, - буркнул он. Почему-то все, кто когда-либо был заморожен, утверждали, что единственным отличием криосна от обычного было то, что во время него человеку не снились никакие сны. Поэтому Бен не привлекал к себе лишнего внимания рассказами о своих криоприключениях. По правде говоря, он не говорил об этом никому. Его преследовала лишь мысль о том, что возможно Эл о чем-то догадывается. Но вряд ли она точно знала о его сновидениях. Иначе не преминула бы пошутить по этому поводу.
Бен засунул нагнувшееся тело в термокомбинезон и взъерошил волосы, противно липшие к голове. Некоторым выход из камеры сна давался труднее, чем остальным. Четыре человека все еще полулежали с открытых ячейках, а персонал бегал вокруг них с горячим питьем и грелками. Бен развернулся и напоролся на острый взгляд Эл, пристально его разглядывающей. Девушка стояла уже полностью одевшаяся и готовая к любым действиям.
- Чего? – тупо спросил он. – Наша вахта скоро начинается. Надо сходить поесть и привести себя в порядок. Пошли.
Он прошел мимо девушки, не глядя ей в глаза. Сонные коллеги разбредались по своим каютам, несвязно здороваясь друг с другом. Бен прямой наводкой пошел в столовую, твердо намереваясь заесть переживания. К тому же во время поглощения пищи, у Эл будет гораздо меньше шансов заставить его проговориться. Когда я ем, я глух и нем!

+2

5

Настоящий мир ворвался в сознание как всегда слишком резко и внезапно, разорвав путы смутных знакомых видений, до которых каждый раз ты пытался дотянуться и не мог, оскальзывая пальцами о гладкий край стены, опущенной между тобой и ними. Судорожный вдох и мурашки по коже, не желающей покидать привычную колыбель, из которой уже убегала жидкость, поддерживавшая жизнь в ней. Вырывая из рук Ларса полотенце, стирала остатки "живительной влаги" и одарила добрым словом друга напротив, что как всегда вяло реагировал на все, словно жил в другом мире еще. Придет время, и она разберется с тем, о чем тот умалчивал, а пока быстро натягивала привычную одежду, липшую к телу как вторая кожа после купания в черт-его-разбери каких водах – вечно она забывала описание состава этой дряни, после которой волосы приходилось вымывать целый час, чтобы избавиться от ощущения, что те живут своей жизнью отдельно от нее. Так что спустя мгновение Эл уже полностью экипированная сверлила взглядом Бена, который только заканчивал свои сборы. "Прям как девушка," – закатила глаза, представляя, как парень будет кокетливо оправлять край рубашки и смущенно поглядывать на других. Получилась забавная картина. И решив довести дело до конца, она представила древнее платье с картинки на Бене... Но тот разрушил ее мечтания своим грубым и недовольным "чего", потащив обедать на кампус.
"Что ты скрываешь от меня?" – топая следом, задалась вопросом, который и не пришел бы в голову, будь друг повежливее, да и косил бы глаза в сторону при разговоре. Каждый раз она подкалывала его вопросом про сновидения. Каждый раз он пытался увести в сторону, словно ее шутки задевали его за живое, словно... Не успев закончить мысль, Эл вдохнула аромат кухни, донесшийся до них, и забыла обо всем кроме одного: как же она голодна. Зверски.
- Ух, сегодня жареные ребрышки и борщ. Это стоит того, - обогнав Бена на повороте, загремела тяжелыми ботинками по железному настилу, выполнявшему для них роль пола в черной невесомости космоса, не замечая мелькавших ответвлений и овалообразных проемов дверей чужих кают, и вскоре ворвалась в помещение, тут же выхватывая чистый поднос из рук уборщика, чтобы ринуться к эпицентру взбудоражившего ее аромата. Сверкая глазами, она потребовала всего и побольше, облизываясь голодным волком на тарелку, наполнявшуюся густым варевом насыщенного бордового оттенка, глотала слюну и таскала ложки, вилки и куски хлеба к себе на поднос. Стянутые в хвост волосы только и мелькали то тут, то там – с такой скоростью девушка собирала себе на поднос жизненно необходимые для ее пропитания атрибуты. Из имевшегося около раздачи персонала никто и слова не проронил про чрезвычайно отвратительное поведение с ее стороны, ибо когда дело касалась еды, Эл была неумолима и могла из вредности сжевать вместо добавки чей-то мозг на закуску, заливая все это нудной порцией нотаций о том, что в стародавние времена дамам нужно было уступать во всем, вплоть до последних трусов. И в доказательство последнего аргумента, известного всем от мала до велика, начать требовать последний атрибут одежды с возмутителя. Один раз даже командир попал под раздачу и еле отгородился от данного вымогательства своим рангом и авторитетом, который ей следовало уважать. Данный довод сильно удивил тогда голодного члена корабля, но кем-то быстро подвинутая порция свиной отбивной решила спор в пользу еды.
- Как же я чертовски голодна, - вдыхая запах полученных блюд, пробормотала и направилась к столу, чтобы приступить к дегустации и утолению первобытных инстинктов, всегда пересиливавших все остальное в ней после заморозки. Другие мучились отсутствием аппетита, плохим сном и разбитым состоянием, Эл же словно назло всем выходила из криосна голодной и просто гиперактивной, готовой сворачивать горы, только после еды, разумеется. Так что ничего удивительно в том, что когда Бен только приступал ко второму блюду, не очень увлеченно, она уже закончила с обедом, дожевывая последний кусочек хлеба и оценивающе поглядывая на десерт друга – пирожки с вишней. Но друг не понимал ее красноречивых и выразительных намеков или делал вид, что не понимает, поэтому в ход пошли слова:
- Так что тебя так гложет? Неужели переживаешь, что Мирта снова не оценит твоих усилий по охранению ее сна? – сочувствующе надув губы, захлопала ресницами, очень тяжко вздыхая, чтобы показать всю глубину ее сопереживания. Ведь об огненных взорах, бросаемых изредка Беном на красавицу-навигатора второй команды, ходили разного рода толки по кораблю, ни опровергаемые виновником их возникновения, ни подтверждаемые. Зато с легкой руки Эл были вечно выворачиваемы наизнанку, заставая Бена вздрагивать от неожиданности их применения. И если подшутить в подобном духе над ней можно было только в отношении всех мужчин корабля с накачанной задницей и прекрасной мускулатурой, то есть доброй половиной всего мужского имеющегося населения, на которых оглядывалась девушка каждый раз, когда видела туго обтянутую комбинезоном пятую точку, и редко когда могла воздержаться при этом от комментариев, заставлявших даже иногда краснеть тех, кто их заслужил. Самым веселым оказалось то, что у их командира со спины была просто шикарная задница, о чем тот оказался тут же осведомлен (первые дни на борту, все дела), а после того, как явил взору замечтавшейся Эл свой анфас, ознакомился еще со списком ее цензурных ругательств и классификацией коварных мужчин, вводящих в заблуждение невинных девушек. Сам виноват, в общем, оказался – по-другому у нее просто не бывало. Но в конце своих словесных излияний она добавила нужное "сэр", как же без него-то? Тогда все завершилось чисткой картошки на кампусе и неделей подколов со стороны остальных членов команды.
- Знаешь, если бы ты следил за собой, авось бы что и выгорело... – тут стоило бы заметить, что не ей такими замечаниями сыпать, ведь после выхода из криосна, она направилась, не как вся женская команда приводить себя в порядок, а в столовую – поесть. Ведь когда ты сыт, тебе море по колено.
- Давай. Колись, что скрываешь, - подзуживала друга, не переставая изредка поглядывать на пирожки, аппетитно пахнущие и дразнящие ее своим прекрасным золотистым видом.

+2

6

Бернард с величайшей усталостью на лице следовал за девушкой в сторону столовой, пока коллеги в панике разбегались по каютам, только завидев странную парочку в коридоре. После столь продолжительного и неизбежного сна он чувствовал себя по меньшей мере необычно. Вроде ничего не делал, спал, а усталость накопилась такая, будто все это время бегал кругами по кораблю и ни на минуту не сомкнул глаз. Эл же напротив, могла взобраться на любую гору, переплыть залив в 10 километров, пробежать кросс, и, казалось, даже не запыхалась бы. Но для начала ей нужно было совсем немного – белки, жиры и гора углеводов.
- Как же я чертовски голодна, - как будто это нуждалось в озвучивании. Только особо тупой бы не понял, что она готова съесть все, что лежит в металлических контейнерах на раздаче, а потом еще и вылизать каждый из них. Берни лишь мрачно хмыкнул, и, взяв поднос и столовые приборы, отправился набирать себе обед. Или же это все-таки завтрак?
Спустя несколько минут, он обнаружил, что флегматично пережевывает хлебный мякиш, а напарница хищно поглядывает на его десерт. Чуть не поперхнувшись, Бернард сделал вид, что не замечает настойчивых взглядов Эл, и продолжил есть, не разбирая вкуса.
- Так что тебя так гложет? Неужели переживаешь, что Мирта снова не оценит твоих усилий по охранению ее сна? – Эл наигранно захлопала ресницами.
Теперь уже по-настоящему Бернард поперхнулся и громко закашлялся. Это ж надо было такое вывезти? – злился он, пока слезы текли по его лицу, а горло саднило от не туда попавшего куска. Выпив залпом стакан компота из сушеных ягод, он вытер рукавом рот и уставился на девушку.
- С какой лестницы ты упала? – задал риторический вопрос он. – Или тебя слишком рано откачали?
Бернард отчего-то начал серьезно злиться. Как будто не было никогда этих дружественных подтруниваний и насмешек. Все было, как всегда. Тогда почему он так бурно реагирует? Миртой она дразнила его чуть ли не с самого вылета из космопорта на Ватанге. А это было очень давно. В любом случае, ему пора было уже привыкнуть и не обращать внимания, что он всегда и делал. Один раз Эл почти при всем экипаже громко заявила, что Мирта не плохая девушка, и ему совершенно не нужно стесняться того, что она ему нравится. Самое забавное было то, что он смотрел на новый ремень, которым разжилась коллега на последней планете: похожая на настоящую, кожа питона, толстая ручной работы пряжка, и надпись «Не твое дело!», выдавленная сзади. И вовсе не туда, куда подумала Эл. Берни был готов сгореть от стыда, но сдюжил. И решил тогда отомстить языкастой барышне. Спустя пару недель он сделал так, что не в меру прыткая девушка оказалась в недвусмысленной ситуации перед лицом старшего лейтенанта, которому накануне в красках объяснили, что некая особа пылает от чувств к представителям высшего руководства экипажа, но ни в коем разе не хочет это показывать. Старый пердун так и не понял, что ее отказы не были проявлением вежливости и природной скромности, а реальными попытками от него избавиться. До рукоприкладства так и не дошло, слава богу, ибо Эл выработала другую действенную тактику: она очень грамотно испарялась в недрах корабля, как только видела ненавистного начальника, маячащего на горизонте.
- Знаешь, если бы ты следил за собой, авось бы что и выгорело... – с сомнением оглядев его с ног до головы сказала нахалка.
- Это ты на что намекаешь? – спросил Бернард, у которого брови сами собой поползли вверх. Он искренне считал, что он еще ничего, во всяком случае, женщинам он должен нравится. По всему выходило, что должен: работа хорошая; мускулов достаточно; одет он был, как все, но тут уж ничего не сделаешь – форма. При любом раскладе он не мог понять, что бы могло кому-то не понравится. А это замечание со стороны напарницы было словно обухом по голове. Уж к нему-то она уже должна была привыкнуть. Не полюбить, как брата, конечно, но хотя бы не думать, что он какой-то моющийся только большим праздникам степной носорог.
- Давай. Колись, что скрываешь, - продолжала издеваться Эл.
- Если я отдам тебе этот несчастный пирог, ты от меня отстанешь? – страдальчески спросил он, пододвигая тарелку с лакомством девушке.

+1

7

- Нет, - честно призналась и быстро сцапала с пододвинутой тарелки пирожок, пока Берни не передумал.
- Но на время замолкну, - оптимистично успокоила друга и с лицом самой счастливой во Вселенной девушки впилась зубами в пышное тесто, зажмуриваясь от удовольствия, облизывая крошки, налипшие вокруг рта, и добросовестно прожевывая каждый кусочек – уже никуда не торопясь, потому что первая волна голода была утолена и теперь можно было смаковать. Начинка попыталась убежать, но Эл быстро ее поймала губами и облизала запачканные пальцы, разглядывая металлическую обшивку корабля, служившего им домом в этом времени и пространстве. Блаженная улыбка от уха до уха, и медленно истончающаяся материя еды, исчезавшая в хрупкой с виду деве, многих пугала по началу, но люди привыкли и даже почти не шутили на тему "ты же лопнешь, деточка", смирившись с тем, что в напарники всему экипажу выпала такое счастье, как пищевой гурман, к тому же с черной дырой в животе. И когда последняя золотистая крошка исчезла, а на пальцах не осталось и капли липкой начинки, Эл снова посмотрела на вяло жующего свою порцию Бена.
- Тебе помочь, что ли? Ну, чего ты такой квелый?! МЫ ПОЧТИ ПРИЛЕТЕЛИ! – неожиданно громко и во всю силу своих легких порадовала друга, заставив подпрыгнуть появившихся в дверях парней и поваров и задуматься над тем, что они здесь забыли вообще. Если вторым было без вариантов куда-то деться, то первые могли еще быстро утечь, но они шумной компанией ввалились внутрь:
- Эл, опять донимаешь беднягу Бена? Эй, Бен, что, опять встал не с той ноги? – дружно загоготали пилоты и оставили их в покое, чтобы тоже наполнить подносы едой. Так что отвечать им не потребовалось, и они остались в относительной тишине, которую громким, но крайне доверительным шепотом снова нарушила девушка.
- Пошли приводить себя в порядок! – тычком под ребра заставила подобраться парня и быть настороже, что не помешало ей залихватски хлопнуть его по спине. – Я все понимаю, но не грусти, Мирта должна спать, а не натирать тебе спинку. И... я все понимаю и могу предложить свою помощь в этом деле! – и пока Бен медленно оборачивался к ней, все также доверительно продолжила, не дав тому сформировать пошлую картинку от ее слов. – Мы же всегда может позвать мистера Жэ, - радостно кивнула, словно предлагая оценить ее гениальность и похвалить. Ведь как не знать единственного на весь корабль безумца, пристававшего ко всем смазливым парням, и зачем-то девам. Именно в такой последовательности. За глаза прозванного "Жэ", сокращение от слов "женщина" и "жопа" до одного емкого и виртуозно описывающего Ганса во всей красе эпитета, если представить себе ситуацию, как ты столкнулся с ним в темном коридоре и на ближайший пять поворотов никого нет. Да и поведением больше смахивающий на истеричную барышню, он постоянно нервировал экипаж, заставляя последний гадать, что же сподвигло взять его в полет, кроме его таланта навигатора и чудесной интуиции, удивительно сильно развитой для человека. А еще иногда это чудо умудрялось появляться после произнесенного вслух кем-то его полного имени, что стало еще одной причиной прозвища за глаза, ибо народ предпочитал с ним сталкиваться как можно реже, не считая вынужденного общения во время управления кораблем.
Так что задавшись целью разбудить Бена от сна, Эл целенаправленно шла к ней, не взирая на способы для ее достижения, используя запрещенные приемы словесной баталии, умудряясь прослушивать скабрезные пожелания друга и подначивая так, чтобы у того появилось хоть какое-то желание действовать, будь то даже таким, как открутить ей голову. Ничего, она справится, а пробежка после еды даже полезна – разомнется, согреется и развеет остатки спрятавшейся в тени сознания сонливости, благоразумно отступившей, но не ушедшей насовсем.
- Или ты хочешь зайти в криокамеры, чтобы взглянуть на спящее личико Мирты? – обычно она не возвращалась к одному и тому, прекрасно понимая, что это раздражает Бена, но сегодня это было нужно ей, да и ему тоже. Внезапный толчок сотряс корабль, бросив девушку на парня и прижав их смещенным центром тяжести к обшивке, просто-напросто припечатав будто тысячетонной плитой.
- Черт подери, я так не играю, - тяжело выдохнула, с трудом отодвигаясь от друга и пытаясь удержаться на вытянутых руках. Однако давление продолжалось, заставляя катиться пот по виску, в то время как взгляд приковался к иллюминатору, расположенному сбоку от головы Бена. Точнее к тому, что было там.
- Черт, - снова повторяла и повторяла это слово, разом растеряв весь свой словарный запас, ибо на горизонте вращалась Земля. Нет, не так. ЗЕМЛЯ. Бескрайние белые завихрения окутывали голубой шар, и сквозь них пробивались темные пятна материков или еще более глубокой синевы размытые очертания чего-то. Вечно далекая, теперь планета была словно на ладони – протяни и сможешь взять в руку. Новый удар вернул корабль в нужное положение, наподдав его населению напоследок, отчего теперь уже Бен возлежал на ней, однако источник искусственной гравитации вновь возвел привычное поле, позволяя принять любое удобное положение тела, вплоть до стоящего, чем, тем не менее, воспользоваться Эл не спешила, все еще видя перед глазами Землю и продолжая лежать на полу:
- Черт, - лохматя волосы рукой, все повторяла, пока не перевела отрешенный взгляд на парня, чтобы поделиться сокровенным:
- Она так прекрасна.
Вокруг орала сирена, мигали нервно красные огоньки, но это все ушло на второй план – ведь они почти достигли своей цели, и эта цель была совершенна. Что же могло заставить их народ покинуть Колыбель Жизни?

+1

8

Долгие годы тренировки, и Бен мог совершенно без усилий отодвигать на задний план любой щебет напарницы. Странно, что он сразу так не сделал. Но теперь, Риз вполуха слушал то, что она пыталась до него донести, особо не переживая о результате.
- Или ты хочешь зайти в криокамеры, чтобы взглянуть на спящее личико Мирты? – спросила девушка. Было стойкое ощущение, что поддразнивания пошли по кругу, отчего Бен вынырнул из своего меланхоличного состояния, в которое его погрузил длительный сон. Давно с ним подобного не случалось. Напарники уже шли по одной из палуб корабля, давным-давно покончив с обедом, а Бернард как будто только что вынырнул из своей камеры. Странное чувство пронзило его на месте. Плохое предчувствие – сказали бы суеверные члены команды. Но парень не верил в такую ерунду, предпочитая доверять более приземлённым вещам, например, таким как его собственная задница, которая ощущала приближение полного пипеца задолго до его фактического начала. И точно: корабль чуть не перевернуло вверх тормашками, хотя в условиях невесомости это очень трудно представить, но по ощущениям именно так и было. Тупая боль пронзила позвоночник, когда его пришпилило к одной из стенок коридора. Сверху со всего маха на него приземлилась Эл, больно ударив острой коленкой чуть пониже живота. Бен очень хотел согнуться пополам, и прижать руки к ушибленному, но атмосферное давление резко возросло в десятки раз, отчего его тело, да и тело девушки тоже казались сейчас неподъемными. Пришлось страдать лишь внутри себя, костеря безрукового пилота вместе с системой стабилизации. Вязкий туман застил глаза, не давая понять, что происходит, но по, перемежающимся ругательствами, отчаянным попыткам Эл отлепиться от него понял, что ей тоже досталось, хотя вряд ли она когда-либо смогла бы понять, как он сейчас себя чувствует.
- Она так прекрасна.
Очертания напарницы почти обрели свой изначальный вид, но вот мысли отказывались строится в более или менее связные фразы. Бен тупо открывал и закрывал глаза, пытаясь сфокусироваться на лице девушки.
- Что? – тупо спросил он, не понимая, о чем вообще идет речь. И только сейчас он заметил гвалт сирены и беспорядочное мигание аварийных лампочек. Странно, будто мы во что-то врезались. Но если бы мы подлетали к какой-то планете, то нам сообщили бы это на планерке. - озадаченно подумал Бен.
Тут он все понял. Они не попали на планерку, поскольку ринулись прямиком в столовую, а не как все нормальные люди – по каютам. Тупее ситуации сложно представить. Однако, даже если сделать скидку на их умственные способности, они ведь были в столовой не одни, а значит, неожиданная встряска была не запланированной. Надо срочно выяснить, что происходит и, наконец, принять более или менее рабочий вид.
Еще один толчок, и они с шумом свалились на металлический пол. Теперь сверху оказался Бен, о удовольствия ему это не прибавило. Он со стоном сполз с напарницы, и пару секунд посидел на полу, приходя в себя.
- Всему экипажу срочно собраться на главной палубе для инструктажа, - вещал строгий женский голос из громкоговорителя на стене, через секунду повторяя сообщение. Мимо пробегали коллеги с выпученными глазами, не останавливаясь и ничего не объясняя. Было такое ощущение, что на них напали, ибо такая беготня начинается только в этом случае. Но никаких ударов об обшивку он не слышал, как, впрочем, и звуков вылетающих торпед или энергетических зарядов. Следовательно, они не отбиваются.
- Надо выяснить, что случилось, - перекрикивая сирену и механический голос, проорал Бен, переводя взгляд на Эл, растерянно стоявшую посреди коридора, и недвусмысленно пялящуюся в иллюминатор. Парень подошел к ней и посмотрел по направлению ее взора. Голубой шарик висел недалеко от корабля, не напоминая ничего, с чем раньше сталкивался Бернард. Чаще всего планеты были коричневыми или красными, очень редко – зелено-желтыми. Но такую красоту он видел впервые. Голубой, зеленый, коричневый цвета переплетались, образуя причудливые узоры на поверхности планеты. Полностью разглядеть рельеф мешали пушистые непрозрачные облака, занимавшие большую часть атмосферы. Далекие ассоциации зашевелились в его сознании, но он не мог поверит, что они все-таки достигли своей цели. Нет, разумеется, он верил в то, что рано или поздно, они найдут Землю, но оказалось очень тяжело осознать тот факт, что перед ним – ОНА.
- Это она? – дрогнувшим голосом спросил он, не решаясь сказать вслух название прекрасного объекта. Еще немного, и он попросит Эл его ущипнуть.

+1

9

- Земля, - выдохнула в ответ и шагнула ближе, касаясь пальцами стекла, но не в силах дотянуться до голубого шарика по ту сторону. Он манил к себе. Он был прекрасен. Но реальность ворвалась толчком в бок. Повернув голову, Эл наконец соизволила заметить суету вокруг и надрывающуюся сирену, созывавшую их на сбор уже несколько минут. Помассировав висок, она нахмурилась:
- И давно орет? – повышая тон, чтобы быть услышанной Беном, спросила, но тут же забыла вопрос, потому что нужно было идти. Ведь там могли говорить о том, что отбираются кандидаты на высадку. И вообще много могли говорить. Поэтому вцепившись в парня мертвой хваткой, она тянула его в красно-серой мешанине цветов, отбивая тяжелыми ботинками неравный такт по металлическому настилу пола, забирая на поворотах то вправо, то влево, отдавливая ноги напарнику и не замечая этого, потому что перед глазами все еще сверкала голубая планета. Забыты были все сказки и ужасы, что блуждали из уст в уши по их родине. Сдвинуты в угол все предубеждения. Растеряны все слова, кроме "Удивительна" и "Прекрасна", что крутились на повторе в голове под мелодию взволнованного голоса, зацикленного на замкнутый круг в громкоговорителе.
И они шли по бесконечным коридорам, пока те не распахнулись просторным овальным помещением с небольшим помостом в дальнем конце, рядами стульев по периметру и гигантским табло во всю стену. Здесь толпился весь экипаж корабля, включая тех, кто должен был сейчас уже спать. Мирта, которой дразнила Эл Бена, тоже была: сцепив руки на коленях, поддавшись вперед всем корпусом, та сидела на стуле. Прекрасный повод поддеть друга был упущен и даже не замечен, потому что девушка уже просачивалась сквозь живой барьер, пользуясь своим ростом и весом – для здоровья безопаснее ее пропустить, чем заработать острым локтем в печень или почки. Вырвавшись к помосту, у которого на стену была спроецирована древняя карта Земли, Эл замерла, вслушиваясь, и не слышала ничего толкового – все о чем-то говорили, но путного не обсуждали, перебирая взятые в путешествие запасы, снаряжение и вооружение. Зачем?..
- Да, вырубите вы эту тревогу! – взорвалась, устав пытаться поймать хоть что-то стоящее за надрывным вещанием, перекричать которое никто не пытался. Ее услышали многие, оборачиваясь и недоуменно хмурясь.
- Всё равно все уже услышали и здесь или скоро будут здесь! – командир рассеянно кивнул, будто соглашаясь и не обращая внимания на ее резкое повышение тона на вышестоящего по званию, и вдавил черную кнопку на панели перед собой. Резко замолкший на полуслове громкоговоритель ошарашил, так как ведущиеся на главной палубе разговоры не сбавили тона и отразились мощным гулом от стен, чтобы испугать их "родителей". Изумленно замолкнув, те дали нужную Эл тишину, которой та не преминула воспользоваться:
- Капитан Сакаши! Что происходит?! Мы не могли попасть в гравитационное поле Земли – она далеко. Что случилось, почему объявлена тревога?
Мужчина рассеяно кивнул, опять не заметив дерзости с ее стороны, и снова всмотрелся в показатели на экране монитора, вмонтированного в панель. Поступавшие там сведения заставляли его хмуриться и нервничать Эл, которой не терпелось выяснить самое главное: когда они будут на Земле? – и давить в себе крайне безответственное желание заглянуть через плечо командира. Но тот очнулся от грез и обвел столпившихся рассеянным взглядом, будто не ожидал их тут найти.
- Экипаж. Мы находимся во Вселенной. Из-за неверно рассчитанных координат при выходе из гиперпрыжка мы попали в поле притяжения спутника Земли – Луны. В результате были некоторые проблемы с гравитационным состоянием внутри корабля. Но проблема уже устранена, курс выровнен, и через пять часов мы приземлимся в намеченной точке. Будет выбран отряд для сбора информации, состоящий из тех, кому повезет с жеребьевкой.
- Черт, - стиснув зубы, процедила Эл, доселе внимавшая командиру, едва ли не затаив дыхание. Ведь по поводу ее вселенской "везучести" шутки ходили еще на Ватанге, где из двух зол она притягивала большее. "Хоть Бена проси о помощи," – вздохнула и прислушалась к тому, что продолжал говорить Сакаши. В основном дальше пошли перечисления необходимых действий, что каждому нужно выполнить, зачитывание выдержек из устава и пламенные призывы не наводить панику раньше времени и расслабиться.
- Пошли, тут больше нечего терять, - игнорируя тот факт, что их никто не отпускал и что за время речи командира почти весь экипаж выстроился в ровные ряды, покидание которых было заметно невооруженным взглядом, как самовольное нарушение режима подчинения, действующего на корабле с момента взлета.

+1

10

Внимательно впитывая любой клочок информации, который с трудом доносился до его ушей, Бернард пытался прикинуть, как быть дальше. И тут неожиданно раздался громкий крик Эл, которая просила, нет, требовала рассказать старшего по званию о том, что произошло. Ризу показалось, что весь экипаж, как один, повернули головы на звук и осуждающе качают головами, но, очевидно, всех мучил тот же вопрос, и никто особо не заметил нарушение субординации. Подавив жестокое желание закрыть глаза ладонью, он лишь коротко вздохнул, и выслушал все, что сказал капитан. Все было не так плохо, как ему поначалу показалось. Они прибыли, и все шло по плану. Оставалось самое главное – попасть в команду высадки. Естественно, весь экипаж туда не возьмут. Да и огромный звездный корабль не предназначен для парковки на планете. Скорее всего снарядят небольшое судно из тех, что стоят в ангаре, и выделять команду человек 20-25, в состав которых будут входит медики, военные, механики, несколько исследователей (геологов, историков, ботаников), ну и конечно же, толпа руководства. Хотя, возможно, побоятся посылать сразу всех, а то, глядишь, чего случится, а корабль без начальства оставлять нельзя.
Тем временем напарнице надоело слушать стандартный инструктаж по высадке на неизвестной планете, и она уже намеревалась демонстративно выйти из общего зала, когда Бен схватил ее за рукав и, приложив палец к губам, жестом показал следовать за ним. Народ настолько был увлечен рассказом капитана, что не смотрел по сторонам, а лишь жадно вглядывался в сменяющие друг друга картинки на экране. Напарники тихо вынырнули в коридор, оставшиеся совершенно незамеченными, разве что сержант Смирнов мог что-то увидеть, но обо всем этом они узнают чуть позже. Помешанный на дисциплине сержант всегда неукоснительно следовал правилам, и никогда их не нарушал, а значит, он просто не посмеет покинуть инструктаж до его официального завершения. У них было еще около получаса. Нельзя было терять ни минуты.
- Идем, - коротко скомандовал он, не боясь, что Эл начнет припираться. Как только речь заходила о какой-нибудь пакости или нарушении режима дня, девушка была готова почти на все, лишь бы не действовать, как все. – Объясню потом.
Он боялся, что не застанет нужного человека на рабочем месте, и тем самым профукает последний шанс для них полететь на Землю. Они петляли по коридорам в абсолютной тишине, на встречу не попалось ни одного человека, и Бен всерьез начал переживать, что Ковальски мог пойти на общее собрание. А это было бы очень плохо.
Миновав последний поворот, Риз едва прикрыл глаза и перевел дух. Сердце начало восстанавливать привычный ритм. Бен резко распахнул дверь стандартной каюты и очутился в логове самого главного человека на всем корабле. Ковальски был заведующим кадрами, если так можно выразиться, психологом и крайне неприятным во всех отношениях мужчиной. По большому счету он был тем человеком, с которым советовалось начальство при составлении списков участников на все задания. И если знать подход, то можно было попасть в любой из них. Ковальски развил такую громадную систему взаимозачета и взаимовыгоды, что любое подпольное братство сразу же признало свой провал. Главное – найти то, что было нужно Ковальски. Но за долгие годы, у него накопилось столько всего, что ему бы хватило на несколько благополучных жизней. Начальство , как водиться, ни о чем даже не догадывалось. Ибо стукачей обходили стороной, и все держали язык за зубами, так как выгода всегда перевешивала трудности по сохранению тайны.
- Ковальски! – без предисловий приступил к торгу Бен. – Ты же знаешь, за чем мы пришли.
- Конечно, - расплылся в гаденькой улыбке мужчина. Он был невысокого роста, с изрядным брюшком, т.к. никогда не дежурил на корабле: за него всегда вызывался кто-то другой. Блестящая лысина отражала неяркий свет корабельных светильников. – Вы хотите попасть на Землю. Но ты ведь знаешь правила, я не могу вот так взять и записать тебя и твою… напарницу…
- Я все знаю, Ковальски, не надо мне объяснять. Но ты прекрасно понимаешь, что я готов на все ради этого.
- Не надо спешить, друг мой! – противно замурлыкал мужчина. – Тут есть определенные трудности. Видишь ли, я же не могу поставить под удар всю миссию, и отправить на планету неподготовленный персонал. Мне нужно обоснование, что именно вы, - он не вежливо ткнул пальцем во все больше нервничающих Бена и Эл, - должны туда полететь.
- С этим не будет проблем, - уверенно кивнул парень. – А кого тебе еще туда послать? Этого криворукого Уайта? Или безмозглого Стриженко? Лучше нас с Эл инженеров-механиков на этом корабле нет! Какое еще обоснование тебя нужно? У меня есть бумаги, характеристики – все, что может понадобиться для подтверждения нашей квалификации.
- Ну, хорошо, - согласился Ковальски. – Но за все нужно платить в нашем негостеприимном мире.
- Чего ты хочешь? – твердо спросил Бен. И по тому, как лицо Ковальски расплылось в самодовольной улыбке, он понял, что вся эта ситуация для штатного психолога была именно той, на которую он рассчитывал. И можно было не сомневаться, он возьмет за свои услуги сполна. Ковальски, не прекращая улыбаться, медленно подошел к Бену, поманил пальцем, заставляя нагнуться, и прошептал несколько слов ему прямо на ухо. Лицо парня вытянулось, и на секунду он даже открыл рот от замешательства. Такого он не мог ожидать. Никогда. Но он уже сказал, что готов пойти на все, лишь бы заполучить это место, а свое слово он менять не привык. Он посмотрел на удивленную Эл и кивнул.

+1

11

От пронзительного вопля заложило ухо, что оказалось в непосредственной близости к его источнику. "Убью. Сейчас. Плевать на все. За-ду-шу," – обманывая себя, но хоть как-то утешаясь данными мыслями, Эл медленно открывала глаза и принимала вертикальное положение, не поднимаясь на ноги. Девушка напротив уже не кричала, но дрожала под одеялом так, что казалась огромным бананообразным желе, уложенном на зеленой тарелке.
- Подъем, твою ж дивизию налево! Живо! – резкий окрик, спародированный с голоса капитана, остановил вибрацию и явил миру встрепанную белокурую шевелюру, глаза, по размеру могущие поконкурировать с выпекаемым Денизом печеньем, и красивое тело, о котором мечтали многие девушки на планете, как достижении, и о котором могли замечтаться многие мужчины, как призе обладания. Спорно подскочив, автоматически натягивая штаны привычного комбеза, та наконец осознала подвох и включила голову, осмысленно уставившись на Эл, которая улыбалась во все свои зубы, ничуть не чувствуя себя виноватой за учиненное безобразие.
- С добрым утром. Ты опять вопила как резанная во сне. Что тебе снится такое? – однако вопрос, задаваемый третьи сутки подряд, был озвучен скорее как привычное действо, на которое уже и не планировали получить ответ. Поэтому когда красавица хмуро застегнула костюм и озвучила:
- Последние дни человечества, - Эл даже растерялась, неловко дернулся уголок губы, немного нервно. И судорожный выдох нарушил повисшее молчание.
- Прости, я не знала, - стряхивая ползшего по плечу жучка, пробормотала Сальваторэ, чувствуя себя несколько виноватой за то, что так издевалась над несчастной, доставшейся ей в компанию девицей. – Мы скоро найдем остальных членов группы, - попытка успокоить провалилась с таким же треском, как и рухнувшее рядом дерево. Обе девушки взирали на него так, словно то внезапно отрастило ноги и пошло, хотя собственно именно на это и было похоже. На их родной планете древовидные растения выращивались только в лабораториях, похожие на что-то экзотичное, нереальное. Тут же они росли на каждом шагу и, как выяснилось, имели свойство еще и падать.
- Эмн, - со стороны той, кто взяла на себя главенствующую роль в их маленьком отряде, это выглядело глупо, но испытанный второй шок за утро явно не мог не сказаться. – Кхм, придется обходить стороной густые плантации этих растений.
- Угу, - ее напарница была немногословна, что радовало Эл, потому что иначе она не выдержала бы несколько дней в компании такой... простоватой девушки. Нет, свои обязанности та выполняла хорошо, но была слишком плоской, будто фотография, где красивая картинка кажется живой, а протяни руку и коснись или переверни – и ничего. Обманка.
Завтрак прошел в молчании. Сухие пайки, выданные каждому члену их разведывательной экспедиции, как и фазатронное оружие, пригодились им. Непонятные предметы, которые они видели раньше только на картинках в книгах, тоже оказались очень кстати. Климат на Земле был переменчив. Днем солнце припекало так, что хотелось стянуть с себя всю одежду, а ночью приходил лютый холод, пробиравший до самых костей.
- У нас заканчивается вода, - тихо произнесла спутница, оторвав Эл от упаковывания вещей и устранения явных следов их пребывания здесь.
- Спасибо, Мирта. Придется нам рискнуть и попробовать здешнюю воду, - встряхнув свою флягу и убедившись в звонком плеске, снова вздохнула. Воды было на самом дне.
Спальник отправился в самый низ рюкзака, сверху лег урезанный наполовину сухпаек. Убедившись, что при ходьбе ничего не звенит, Эл коснулась пояса, на котором с одного боку висел нож, чем-то похожий на мачете, а с другой – фляга и пистолет. Она была готова. Глянув на Мирту, девушка убедилась, что та тоже готова выступать. Остатки костра они затоптали ботинками, в которых было жарко, но без которых они грозили сбить ноги в кровь о здешние неизвестные препятствия.
- Мы их найдем, - повторила для них обеих фразу, с которой начинался каждый их день и заканчивался тоже. Третье утро на планете-мечте, а они не приблизились ни на шаг к цели, потому что не знали где цель. Высадка, которая планировалась легким и беззаботным путешествием туда и обратно, оказалась путешествием с билетом в один конец. При вхождении в атмосферу что-то пошло не так, шаттл не выдержал давления и стал распадаться на части. Они едва успели катапультироваться в капсулах, чтобы очутиться на безразлично к ним отнесшейся планете. Та равнодушно следила за их потугами, безучастно слушала отчаянные попытки докричаться до остальных прежде, чем пришло осознание, что ты один на несколько десятком километров желтых песков. Желтых и сверкающих. Но ей повезло, спустя полдня пути в сторону зеленой дымки, стелившейся вдали по земле, она наткнулась на Мирту, которая решила не оставлять свою капсулу. Однако вышедшая из строя аппаратура не давала надежды на возможность связаться с кораблем. Изведя нервы на еще своей выгоревшей плате, Эл лишь бросила мимолетный взгляд на управляющую панель машины белокурого ангела, чтобы прийти к выводу, что картина та же. Убедить девушку идти оказалось сложнее, та отчаянно цеплялась за возможность спасательной экспедиции.
- Локатор сдох, - холодно и жестко отрезала тогда инженер. – Запаса еды тебе хватит на пять дней. Капсула сделана из материала, не отслеживающегося ничем. К тому же, здесь сильный ветер. Через пару дней ее заметет, а еда закончится. Но умрешь ты от обезвоживания, потому что на ближайшие, - сверившись с часами, - двадцать пять километров в округе нет воды, факт. А может, и больше.
Смирившись, Мирта собрала вещи и вступила в ее отряд, составляя молчаливую компанию. А через полчаса за спиной было уже не видно того места, где они встретились – барханы стелились под ноги, осыпаясь мелкими песчинками, скатываясь желтыми волнами, в которых при неразумном продвижении можно было утонуть с головой. С неба же лилось такое тепло, что идти было тяжело. Сглатывая пересохшими ртами, они упрямо топали вперед, почти не прикасаясь к драгоценным запасам воды – пришлось установить распорядок, потому что еще при первых своих шагах Эл поймала себя на том, что пытается утолить жажду, которая проходила лишь на мгновение, пока губы касались горлышка фляги. С трудом заставив себя оторваться от него, она зареклась делать больше одного глотка в час. И при тщательном обследовании капсулы Мирты забрала всю воду, какую только нашла. Даже ту, что должна была служить для технических целей – в их положении было не до брезгливости.
Зеленая же дымка по прошествии дня стала виднее, но не ближе, все также далеким миражом маня их к себе. Ночь застала в пустыне. Скрывшееся солнце лишило землю тепла, а медленно стынущий песок отнимал последние крохи. Вот тогда они и выяснили предназначение спальников. На следующий день им встретились первые растения: колючие и шишкообразные, под метр высотой, иногда они были вытянутыми с тонкими длинными иглами, а иногда настолько сильно утыканные колючками, что казались пушистыми. Есть они их не решились, предпочтя собственную еду. Рассыпчатый же песок превратился в утрамбованную площадку, по которой идти было легче, но теперь им стали попадаться и местные жители: мелкие животные и рептилии. В классификации Эл была не уверена, так как биология не была ее сильной стороной, но некоторых она опасалась, точно убежденная, что они ядовитые. На вторую ночь они жгли костер, отпугивая ночных созданий, беспокойно шуршавших вокруг. К концу дня они достигли местного леса. Флора была настолько удивительной, что слов для ее описания не находилось. Столь разнообразные растения, хоть и росшие довольно редко, но достигавшие двух метров в высоту, поражали своим видом. Один их ствол чего стоил! Твердый, как камень, если был больше пяти сантиметров в диаметре, но живой...
Однако через еще час пути девушка перестала испытывать какие-либо эмоции по поводу окружения, тупо переставляя ноги с одной целью: найти место, подходящее для ночлега до того, как стемнеет.
И теперь они должны были решить, в какую сторону идти. Четких указаний на подобный случай не было, но Эл была уверена, что им нужно в город. Точнее в туда, где раньше жили люди, потому что первоначальная цель была изучить местную покинутые жилища и узнать причину подобного решения.
Мирта согласилась с ее доводами, но оставалась другая проблема.
- Как мы узнаем, где находится город?
Вопрос, на который ответа инженер дать не могла. Если бы ее спросили, как починить рацию, как собрать шаттл или послать сигнал о помощи, она легко зачитала бы лекцию на несколько часов, но в данном случае ей было неизвестно решение.
- Нам нужна вода сильнее, чем город, поэтому сначала мы должны найти воду. Согласна?
Спутница кивнула, и их отряд двинулся в ту сторону, откуда будто бы доносилось журчание. "А может, просто начались слуховые галлюцинации от переизбытка новой информации," – оптимистично подбодрила себя Эл, шагая по прогалинам, достаточно широким, чтобы не задумываться о том, куда ставить ногу, но постепенно сужавшимся, чем глубже они заходили в лес, удаляясь от оставленной позади желтым отблеском пустыни.

+1

12

Когда смотришь на пляшущие язычки огня, все вокруг перестает иметь значение: есть только ты и твои мысли. А их у Бена сейчас было предостаточно. Уже четвертый день пребывания на планете класса М*, но они до сих пор не имели понятия, Земля это или нет. Они все еще не нашли и следа былой великой цивилизации, которая существовала многие сотни лет назад. Бескрайние равнины и леса, наполненные всякой гадостной живностью – это все, что им удалось пока найти. Не густо, мягко говоря. Ошибочное мнение, что, высаживаясь, десант точно знает, куда идти и что делать, имеет место среди команды корабля. Но спустя четыре дня бессмысленных плутаний, и даже до всех рядовых дошло, что капитан понятия не имеет, куда их забросила судьба. План был хорош: приземлиться в 5 километрах от возможных координат самого крупного мегаполиса Земли – Сан-Анжелеса, несколько часов пути можно было бы смело говорить, что их путь сюда был совершен не зря. Но, увы, не всегда дело идет так, как было запланировано. Большинство людей из команды высадки не были приспособлены для выживания в дикой природе, что влекло за собой кучу проблем. Выросшие на ровных полах звездолетов и кораблей различного тоннажа, они спотыкались и падали на неровно почве.
Лейтенант Питерс умудрился даже сломать ногу, что добавило хлопот. Открытый перелом – это вам не шутки. Теперь его приходилось вести, а то и нести, чтобы хоть как-то продвигаться вперед. Шатл был уничтожен. Оставаться с ним было бессмысленно. А значит, необходимо было выполнить миссию, чтобы хоть как-то оправдать то, ради чего они сюда направились. Оставить его было бы самым правильным решением, ведь его состояние ухудшалось день ото дня. Видать, в кровь попала какая-то местная зараза, от которой у них не было иммунитета. На четвертый день ему стало совсем худо. Большую часть времени он находился без сознания, лишь глухо постанывал. Но иногда, он кричал от боли, заставляя затыкать уши и неприязненно морщиться. Доктор не мог ничего сделать, так как половина лекарств разбилась при крушении, а то, что осталось Питерсу не помогало. Он лишь менял повязки и делал холодные компрессы умирающему. В команде начали поговаривать, что надо бы избавить его от мучений, и двигаться дальше. Но капитан не мог принять такого решения, в силу слабости и недостаточной решимости, либо просто глупости. Доктор кричал, что давал клятву и ни за что не прикончит своего пациента. Ситуация становилась тупиковой.
Ко всему прочему, часть их команды была потеряна. Бен никак не мог выбросить из головы назойливые мысли о том, что, возможно, Эл уже нет в живых. Он раз за разом отгонял их и продолжал слепо надеяться на чудо. Уж кто-кто, а эта суровая барышня могла постоять за себя. Дикие животные в страхе должны разбегаться, лишь услышав ее мягкую поступь. Бен слегка улыбнулся, представив эту картину. Если она выжила при жесткой посадке, то точно сможет позаботиться о собственной жизни. Вполне возможно, что ее средство связи просто вышло из строя, и теперь она идет вперед с целью найти свою команду. Риз только сейчас подумал о том, что надо бы как-то подать знак, что они здесь, и направляются в сторону севера, надеясь найти искомый город. Но как это сделать, не привлекая внимания других обитателей этой негостеприимной планеты? А вдруг здесь есть животные пострашнее, чем песочного цвета зверь, однажды попавшийся им на пути. Из него вышло неплохое рагу. Не удобно было лишь разделывать тушу, так как перепуганные военные всадили в несчастного целую обойму свинца. В измученной голове Бена пока не родилось ни одной здравой или не очень мыли на этот счет. Отчего он решил оставить раздумья на следующий день, глядишь, и не врут бабушкины поговорки о том, что утро вечера мудренее.
Руки тряслись, и он едва мог удержать флягу. Сегодня был его черед нести носилки. Бен был достаточно тренированным для инженера, но любой спортсмен вряд ли смог бы тащить человека на носилках несколько часов к ряду.
- Ты чего раскис, Бен? – раздался деловитый бас капитана.
- Все в порядке, - твердо ответил парень и спрятал трусящуюся ладонь. Ему сейчас совершенно не нужны были долгие объяснения, что с ним не так.
- Тебе надо отдохнуть, - толи приказал, толи посоветовал капитан. – Бойд и Грин сегодня дежурят, так что ты можешь смело отправляться спать.
- Да, сэр, - не было сил спорить. Риз поднялся и пошел подальше от костра и любопытных взглядов коллег.
Оказавшись в одиночестве, он нарвал веток с ближайшего дерева и сделал своеобразную подстилку. Развернув и уложив сверху спальник, он забрался внутрь и закрыл глаза. Сон не заставил себя ждать.

__________________________________________________
* Класс M (планета класса Minshara) - атмосферы планет данного класса составлены из азота и кислорода и имеют изобилие жидкой воды, необходимой для основанной на углероде жизни. Обширная жизнь растений и животных часто процветает.

+1

13

Визг с утра пораньше уже даже не удивлял Эл, но в этот раз была какая-то иная тональность в этом звуке. Но вдруг Мирта тоже устала кричать одинаково?
- Дай поспать, - перевернувшись на другой бок, она честно попыталась закрыть глаза и провалиться в спасительное небытие подальше от суровой и голодной реальности. Но тонкий вой достиг пика и вошел в сверхтонкие частоты, под которые заснуть мог только глухой.
- Мирта, твою ж... – собственно так и началось их более тесное знакомство с местной фауной. Сказать, что они были рады, значит соврать. А мнения второй стороны спросить не удосужились, потому что Эл, не думая, выхватила оружие и выстрелила в клинообразную морду длинного червы, ползшего на звук.
- Ч-ч-что э-э-это? – ей было бы стыдно за это клацанье зубов, не будь так мерзко до отвращения, что подобная тварь могла забраться к ней в спальник, а не выбрать себе объект посимпатичнее.
- Местная рептилия, - на удивление спокойно заявила спасенная ею блондинка, прекратившая тренировки оперной звезды и стряхивавшая со спальника подергивающееся тело. – Не ядовитая.
- Спасибо, просветила. Зачем тогда орала, если она неопасна?
- Потому что она опасна, но не ядовита. И как-то страшно было. Зато у нас будет питательный завтрак.
Теперь Эл в довесок к гудящей от недосыпа голове почувствовала и позывы к рвоте. Сцепив зубы, старательно задышала через нос, отгоняя дурноту, и заставила себя задать вопрос, глядя на равнодушно расчленяющую рептилию девушку.
- Может не стоит?
- А ты хочешь сдохнуть с голоду? – Эл отвернулась, не выдержав прямой и усталый взгляд Мирты, и судорожно сглотнула, пытаясь не думать о том, что их ждет, если они не начнут искать себе пропитание в местном лесу. Последние остатки сухпайка они приговорили вчера. Утром. Седьмой день там, где неизвестно, есть ли кто еще живой. Из всех членов на борту злосчастного шаттла только они с Миртой были другого пола, а посему их запихнули в капсулу для их же блага. Тогда все казалось правильным, но кто ж знал, что система жизнеобеспечения отправит их куда подальше. Или это была не случайность?
А теперь они вдвоем, и завидным хладнокровием может похвастаться только представительница древней профессии. "Историк, мать вашу," – растирая ладонями лицо, Эл пыталась взять себя в руки.
- Откуда такие достоверные сведения?
- Не достоверные. Теоретические.
"О, да. Теперь я просто счастлива знать, что мы еще и может травануться этим... созданием," – еще раз сглотнув, выбралась из спальника, сворачивая его и отправляясь к ручью. Они больше не рисковали уходить далеко от воды. Без еды они могли еще выжить, но не без воды. Хотя и с водой не факт, что они долго протянут. Однако Мирта озвучила шикарную теорию, что изначально все крупные города строились вокруг источников чистой воды. А значит выше или ниже по течению должно быть поселение. Единственным минусом во всей этой затее было то, что охрана их отряда целиком и полностью лежала на ее плечах, потому что несмотря на внезапную серьезность и рациональность хранительница знаний оказывалась неспособна реагировать адекватно в стрессовых ситуациях, предпочитая ударить по врагу звуковой терапией, от которой отваливались почему-то только уши Эл.
- Принеси воды, - долетело в спину, и инженер спокойно подобрала флягу. Кажется, на пятый день у нее не повернулся язык повторить фразу о том, что они найдут остальных. Потому что черт всех подери, она даже представления не имела, где застряла и куда надо идти. Местное солнце имело отличный от их родного дома цикл, а про ориентирование на местности чуждых планет не преподавали в школе механиков. Огромное упущение, по ее мнению.
- О чем задумалась? – и если в первые дни пути Эл думала, что ей повезло с напарницей, то теперь она здорово в этом сомневалась. Та отошла от шока, взяла себя в руки и оказалась на удивление въедливой, отчего невыносимо раздражала. "И чего Бен в ней нашел?" – искренне недоумевала, но рядом все равно чувствовала себя глупо – почему у нее не получалось выглядеть хорошо в сложившейся ситуации, в то время как Мирта была прекрасна. И Сальваторэ бы не удивилась, узнай, что та тайком по ночам готовит из местных растений себе маску или танцует, молясь своим богам-покровителям.
- По моим подсчетам мы прошли столько, что уже должны были три раза дойти до цели. А ни цели, ни наших нет. И этот гребанный передатчик не собирается, - сжала кулаки. При свете костра по ночам она упорно пыталась собрать новое устройство взамен тех, что сгинули вместе с капсулой. Однако платы все пострадали и восстановлению не подлежали, а значит требовался абсолютно новый материал, целый, которого не было. Попытка взять за основу старый не помогала. Лишь лишний вес таскала на себе и отказывалась выкинуть этот хлам.
- Может и вправду выкинуть его?
- Что тебе нужно?
- Целый транзистор.
- Это что?
- Забей. Завтрак готов?
- Да. На удивление вкусное рагу получилось.
- У нас же не было овощей...
- Я их заменила на вот то растение.
- Млин.
- Все хорошо?
- Уйди. Меня тошнит, не видишь?
- Как хочешь, но это безопасно. Высокая температура уничтожает опасные микробы.
- И откуда ты такая умная...
- С...
- Молчи!
- Тебе лучше?
- Да! Где вода? – выхватив протянутую флягу, Эл вцепилась в нее как спасение и опустошила в пару глотков. И лишь после этого рискнула подвинуть к себе тарелку. Запах был даже вкусным, а полученное месиво не казалось отвратительным. С трудом заставив себя съесть завтрак, девушка стала собирать вещи. Нужно продолжать двигаться.
- Кстати, а наши часы не содержат нужных элементов?
- ЧЕРТ!
- Извини.
- Черт!
- Глупость сморозила. Бывает, - пожимала плечами Мирта, отодвигаясь подальше от вцепившейся в волосы Сальваторэ.
- Черт, как я сама не подумала об этом!
- Оу, - благоразумно замолчала напарница и смылась в кусты.
- Но вечером будешь пытаться, нам нужно идти. Мне не нравится это место. Хотя рагу из этой рептилии было вкусное, - вернувшись из зарослей, заявила блондинка, поправляя свой костюм и забрасывая привычным жестом на спину рюкзак.
Эл рассеяно кивнула, соглашаясь, и зашагала прямо, мысленно разбирая строение часов, которые единственные из всей электроники остались целыми и работающими после приземления. Но лишившись часов, они не смогут ориентироваться в принципе, хотя это и так им несильно помогало. Стоило рискнуть.
- Черт, - судорожно выдохнув, Эл медленно опустила ногу, нащупывая твердую почву под ногами, и попятилась назад. Как-то неожиданно закончился их путь отсутствием земли.
- Ух ты, обрыв! – разделить радость от подобного открытия инженер была еще не готова, оседая на траву и успокаивая сердце, готовое выпрыгнуть из груди.
- Поздравляю, мы нашли город! – удивленно моргнув, девушка уставилась на сияющее личико напарницы и, встав на колени, поползла к краю, чтобы, глянув вниз, разглядеть серо-черную каплю на зеленом покрывале.
- Поздравляю, мы чуть не убились, - мрачно констатировала факт. Опять-таки на их родной планете не существовала мест, где земля уходит из-под ног на несколько десятков, сотни метров. – И до него еще топать и топать. По низу. А как туда спуститься, я не имею ни малей... Ик.
- Йахху.
- Мирта!
- Ийя-а-а!
- Вернись, дура-а-а-а!
Спустя пару минут.
- А ты переживала, как спуститься.
- И-и-идиотка!
- Зато мы ближе к цели, - отряхивая одежду, серьезно заявила прекрасная самоубийца, решившаяся прокатиться вниз с высоты в несколько сотен метров.
- Мы могли умереть!
- У землян это был любимый способ кататься.
"За что она на мою голову?" – беззвучно воззвала к голубому небу, не в силах оторвать руки от земли.

+1

14

Утро никогда особо добрым не бывает. Особенно, когда ты просыпаешься существенно раньше, чем планировал. Бен с нечеловеческим трудом разлепил тяжелые веки и огляделся. Солнце еще не осветило землю теплыми лучами, а значит, было невероятным кощунством бегать по лагерю и нечленораздельно орать. Помятые члены экипажа по одному, а кто группами, выходили к едва тлеющему костру. Виновник этого торжества был доктор, на котором, откровенно говоря, не было лица. Взъерошенные волосы торчали в разные стороны, одна лямка комбинезона не была застегнута и довольно звонко хлестала хозяина по ягодицам, однако, было совершенно очевидно, что его это не беспокоило.
- Да что происходит? – выразил общее мнение рядовой Бойд.
- Может у него крыша поехала? – предложила старпом Эмили Дейл, высокая привлекательная блондинка.
- Крыша у него давно уехала, но раньше он себя так не вел, - резонно заметил рядовой.
Разговор превращался в тупую перепалку, никак не способную помочь в решении более насущных проблем.
Поделом, - подумал Бен. – Не надо было тебе спать с начальством, и все было бы существенно проще.
Более адекватный Грин быстрым шагом отправился в медицинскую палатку. Спустя пару секунд он вышел обратно, и прервал мучения всей команды.
- Лейтенант Питерс умер.
Непочтительное «слава богу» донеслось одновременно с разных сторон, но все тут же вытянулись по струнке, поскольку на поляну вышел капитан. Еще более мрачный и более опухший после вечерних возлияний, чем это было вчера утром. Видать тупиковая ситуация не давала ему покоя, и чтобы хоть как-то отключиться после тяжелого дня, ему было просто необходимо было принять лошадиную дозу «снотворного».
- Так, - забасил капитан. – Что тут происходит?
- Лейтенанта Питерса ночью убили, - отрапортовал рядовой Грин. Повисла нехорошая пауза. Все присутствующие подумали, что больной скончался собственной смертью, и сейчас вяло шевелили сонными извилинами, чтобы осознать до конца весь смыл происходящего. Зато теперь было понятнее, отчего доктор был не в себе.
- Какого … - выругался капитан, схватил доктора за шкирку и втолкал его в медпалатку. Тем временем присутствующие начали шепотом активно обсуждать, как вообще такое могло произойти, и кто во всем виноват. Однако, Бена беспокоила совсем другая мысль. На корабле многое случалось, были драки, потасовки, разборки, выяснения отношений, даже подставы. Но убийств не было ни разу. Что же происходит с людьми, его окружающими, если всего несколько ночей на планете, могли привести к такому. Конечно, многие были за то, чтобы избавить несчастного от мучений, но чтобы вот так: ночью, ослушаться приказа капитана и хладнокровно убить товарища. Нет, такого он представить просто не мог.
- Дейл, - позвал капитан, выйдя из палатки. – Ты займешься расследованием. Я не потерплю неподчинения! Я требую найти виновного и наказать по всей строгости наших законов!
Все еще кипя от злости, капитан удалился, оставив недоуменно переглядывающихся членов экипажа, стоять на поляне. Мгновение и народ начал расходиться. Убийством займется старпом, а обязанности у остальных никто не отменял. И сегодня им все равно предстоит отправиться в путь, хоть и немного налегке.
Кто-то остался утешать доктора, кто-то пошел заново разводить костер для завтрака, а кто-то занялся упаковыванием лагеря. Бен сегодня был дежурным по кухне, и решил, что дрова ребята и так соберут, а ему бы было не плохо найти что-то повкуснее опостылевших пайков с корабля. Он кое-что знал о ботанике, которой учила его мать. Знания были довольно отрывочные, но он был готов поклясться, что знал некоторые растения, которые окружали их.
Перебросившись парой слов с поваром, парень смело зашагал в чащу. Чем черт не шутит, но он мог бы и мяса раздобыть. Мочить будущую еду из пистолета было как-то не практично, и он решил выбрать для охоты арбалет с оранжевыми стрелами. Бред, но выбирать не приходилось. Через пятнадцать минут, Бен порядочно загрустил. Ему не встретилось ничего крупнее крысы, а этих тварей и на кораблях было предостаточно, и есть их никто не собирался, каким бы зверским не был их голод. Негромкий шелест травы заставил парня замереть на месте. Пара секунд ничего, и тут хрустнула ветка где-то правее того места, где он находился. Парень превратился в слух и зрение. Он направил арбалет туда, откуда по его мнению шел звук. Напряжение достигло максимума: пальцы сводила судорога, а глаза начали болеть. Едва уловимое движение чего-то черного за деревьями, и он слегка скорректировал прицел арбалета. Он не мог начать палить во все, что двигается. Во-первых, потому, что это что-то могло быть существенно больше, чем он сам, и вряд ли бы ему понравилось, что в него стреляют. А злить здоровенных диких зверей никогда не было хорошей идеей. Во-вторых, это мог быть кто-то из своих. Мало ли кому-то приспичило уединиться в отдалении от лагеря. Можно понять, не все любят ходить в туалет, сидя практически у всех на виду. Еще одно движение, теперь уже существенно ближе к нему. Мгновение и на него из изумрудно-зеленой листвы уставились пронзительно голубые глаза. Человеческие глаза. Парень ошалело пялился на незнакомку, пытаясь собрать в кучу разбегающиеся мысли. Девушка была смуглой и чумазой, поверх чего-то напоминающего грубых штанов и безразмерной рубахи была одета накидка из шкур животного, черную шерсть которого Бен заметил несколько минут назад. В руке незнакомка сжимала что-то вроде небольшого ножа.
- Привет, -  неуверенно сказал он девушке. Та не выказала ни капли удивления, но и отвечать не спешила. – Я не хочу тебя обидеть, видишь, - он поднял руки вверх в примирительно жесте, и опустил арбалет. – Ты меня понимаешь?
Громкий шум проламывающего через лес человека спугнул незнакомку, и она в мгновение ока умчалась прочь, не оставив и следа.
- Ты чего тут делаешь? – спросил рядовой Бойд. – Тебя там все обыскались.
- Я видел девушку, - тихо проговорил Бен. Бойд уставился на него будто на капитана в балетной пачке, и неожиданно рассмеялся.
- Ну, конечно! Заливай больше!

+2

15

А город, который они увидели с обрыва, все не спешил приближаться. Шел уже десятый день их пребывания на этой планете и восьмой – в зеленых зарослях наедине с местной флорой и фауной, оказавшейся неожиданно многочисленной и зубастой, появлявшейся все чаще по мере приближения к цели. Чего только стоили здоровенные псины, похожие на волков. Теперь они не выпускали из рук бластеров, постоянно находясь настороже.
- Мне здесь не нравится, - отодвигая ветку рукой, пробормотала Эл, уставшая и от этой планеты, и от слишком долгого и близкого общения с Миртой.
- Она не так уж и необитаема, как мы считали. И тут есть разумные существа.
- Что? – споткнувшись о корень, обернулась к блондинке. – С чего ты это взяла?
- Встреченные нам твари не изучали нас издали, они пытались нападать, причем по ночам, когда мы потенциально безобидны – откуда у них эти сведения? И огня они не боялись, - рассудительно решила поделиться с нею своими выводами спутница, отчего захотелось встряхнуть ее посильнее или закопать. Можно даже, вон под тем симпатичным деревом. Однако лопаты у нее не было. Да и кто знает, вдруг эта растительность, ползущая по стволу, тоже не безобидна и любит кушать человечину? А-то встретился тут один цветочек, сожравший без зазрения совести присевшее на него насекомое. Она потом полдня отходила от подобного отношения, в то время как обрадованная Мирта делилась сведениями о том, что это редкий подвид чего-то там, который они не смогли в свое время спасти и увезти с планеты. В общем, Эл не жалела о том, что ее предки не стали спасать это чудовище, вместо этого вернулась к окружающему их бездорожью и, не в силах даже злиться, просто поинтересовалась:
- И ты молчала?
- Я думала, ты поняла это сама.
- Не поняла, - огрызнулась.
Молчание продлилось полчаса – ровно на столько хватило историка, очутившегося в храме своей мечты.
- Как думаешь, на обед попробуем это?
- Что это? – позорно взвизгнула Эл, обернувшись и разглядев на протянутой в ее сторону ладони шевелящийся комок каких-то насекомых, кажется из рода жучиных. Или как тот был известен?
Волосы встали дыбом не только на голове, но и по всему телу от одной мысли потрогать ЭТО, не говоря уже о том, чтобы откушать. Благо, что кушали они несколько часов назад, и съеденное не ломанулось радостно обратно.
- Если не ошибаюсь, они описывались, как личинки жука-усача вида...
- НЕТ! Мы не будем есть это. И даже знать не хочу, в каком виде ты их подать собиралась! Отпусти несчастных, - медленно отступая подальше от потенциального обеденного блюда и его такого же потенциального повара, старательно дыша носом, даже не желая знать, пахнут эти создания чем-то или нет.
- Вообще-то они не требуют обработки... – со вздохом заявила Мирта и стала ссыпать куда-то в траву личинок с таким видом, будто была ребенком, которому запретили поиграть в машинки.
- МОЛЧИ! – зажав руками уши, девушка развернулась и зашагала вперед. Ей казалось что после десяти дней с этой девой, ее уже ничем нельзя будет удивить, но не учла того факта, что местная природа более богата на разные виды существ и не только, в отличие от их родной, а багаж знаний историка соответствует. От воплощения в реальность уже не казавшейся дикой мысли задушить спутницу останавливало лишь понимание: тогда ей придется одной топать по этим джунглям. А какая ни есть, но все-таки компания была, которая к тому же взяла на себя обязанности по готовке. И сейчас Эл пыталась вернуть себе самообладание и человеколюбие, которым никогда особо-то и не страдала.
"Мир, труд, май. Небо, дай мне силы найти своих и не начать убивать."
Но небо было не расположено к добрым благодеяниям на сегодня, вместо этого оно подкинуло очередное препятствие на пути: реку. Огромный такой ручеек шириной в три ее роста, с относительно спокойным течением и казавшейся бесконечной глубиной.
- По крайней мере, в таком месте не смогут жить крокодилы.
- Кто?
- Пресмыкающиеся, зеленые, длиной до пяти с половиной метров, огромная пасть и мощные челюсти и хвост.
- Замечательно, что их здесь не водится, – инженер даже не нашла в себе сил восхититься сим фактом, просто приняв его как должное. – А о способах преодоления данных препятствий в истории не упоминается?
- Для этого обычно строились мосты, - за проведенное время вместе Мирта так и не научилась понимать ее сарказм, воспринимая большую часть подколов за чистую монету и тут же делясь информацией. – В древности плоты, позднее лодки. Храбрые перебирались вплавь. Эй, ты чего? Тебе плохо? – заметив, что Эл прикрыла глаза, забеспокоилась блондинка.
- Десять, - произнесла и выдохнула инженер, закончив считать про себя. – Нам эти способы не подходят. Я не так прекрасно плаваю, чтобы бороться с этим течением, - пустив по воде веточку, говорила, не отводя взора от выписываемых той кульбитов. – К тому же, я не хочу мочить радиоаппаратуру.
- Та же все равно не работает, - простодушно брякнула Мирта, но тут же осеклась, заметив яростный блеск в глазах спутницы.
- Не хочу ее испортить. Тогда мы точно останемся без возможности найти наших. А так, едва мы войдем в радиус их локации, сможем принять их сигнал, и возможно, они слышат нас... – тихо закончила, сама уже не веря в это, но упорно продолжая утром и вечером каждого дня с тех пор, как собрала передатчик, посылать сигнал в тишину радиоэфира на частоте их корабля.
Дальнейший путь вдоль реки они продолжали в молчании. Больше ничего примечательного кроме уже ставших привычных причуд Мирты за день не произошло, и, уже укладываясь спать, Эл взяла в руки собранное устройство – ей бы гордиться собой, да только все больше возникало сомнений в его работоспособности.
- Прием-прием. Говорит Аэлита Сальваторэ, борт-инженер с корабля "Ковчег". Я и Мирта Вудсон потерпели крушение, определить координаты не можем. Связь с остальной группой потеряна. Просим помощи. Наша эфирная частота десять-три-семь. Хоть кто-нибудь, отзовитесь... – вздохнула, потирая висок, и неожиданно добавила к своему обычному сообщению. – Бен, если ты меня слышишь. Я найду тебя и надеру задницу за то, что ты бросил меня здесь одну. И я не знаю, чем тебе так нравится Мирта, но я ей все рассказала – потом спасибо скажешь. Так что поспеши найти нас, хотя бы ради горячих объятий, - на душе было паршиво, но это маленькое признание подняло настроение. – Конец приема, - закончила передачу и спрятала в сумку, подальше от открытого воздуха. Посмотрев на уже заснувшую спутницу, Эл покачала головой, поражаюсь стальным нервам, позволявшим этому хрупкому с виду созданию беззаботно дрыхнуть в непонятном месте в окружении таких же непонятных хищников, и, подбросив дров, влезла в свой спальник, положив поверх бластер. Завтра их ждал новый день, и хорошо бы, чтобы они нашли или город, или остальных, или получили сигнал, или кто-нибудь из своих получил ее послание...

+1

16

Прошло уже нескольких дней, однако, Бен не мог похвастаться тем, что бы незаменимым членом команды по выживанию в трудных и, подчас, очень опасных условиях чужой планеты. У него никак не получалось думать о деле, все его мысли рано или поздно вновь возвращались к девушке, увиденной в лесу во время охоты. Теперь над ним потешался весь лагерь, считая возможность встретить здесь живых людей слишком малой вероятностью. Они сканировали поверхность планеты, еще когда были на орбите. И нашли лишь слабое электромагнитное излучение от одного из крупных городов. Но этого излучения было мало для полномасштабного функционирования человеческого города. А люди-дикари были скорее из разряда сказок о Древнем мире, когда люди жили в пещерах и питались подножным кормом. Хотя, говорят, даже сейчас существуют ненормальные хомосапиенсы, что предпочитают жить на отдаленных планетах и вести натуральное хозяйство. Но даже они не редко используют блага современной цивилизации, вроде поливальных машин и культиваторов. Какой смысл браться за лопату, когда есть более простой и легкий способ.
Бен несколько раз ходил на охоту после того случая, но ни единой живой души ему так и не встретилось. Он уже и сам начинал думать, что девушка ему просто привиделась от недосыпа или какого-нибудь галлюциногенного свойства местной флоры.
Парень был на дежурстве, когда это случилось. Сидя перед единственным сохранившимся переносным передатчиком, он мониторил все чистоты, чтобы найти еще выживших, или поймать сообщение с корабля. Помехи, тихо шуршавшие через наушники, не мешали думать, потому Бен не сразу услышал неясные слова, будто доносившиеся с того света.
«Прием… Аэлита … с корабля "Ковчег… крушение…. Связь с остальной … потеряна. …частота десять-три-... Бен»
Он весь превратился в слух, и лишь очень аккуратно водил пальцем по гладкой поверхности панели управления передатчиком.
«Я найду тебя … что ты … И я не знаю … но я … спасибо … Так что поспеши … ец приема»
Он чуть не прослезился, услышав добрые слова из уст все еще живой и невредимой Эл. Она, конечно, стервочка, но она переживает и хочет его найти. Это было так мило с ее стороны, что ему едва ли верилось в правдивость услышанного. Но в последнее время было столько странных сюрпризов, что он уже начал привыкать. Бросив наушники на складной стол, он помчался докладывать обо всем руководству.

- Да, сэр! – с энтузиазмом отозвался Бен, отдавая честь капитану. Очевидно, эта новость порадовала начальство чуть ли не больше, чем его самого. Как будто капитан не надеялся ни выбраться, ни найти кого-то из потерянной части команды. Но инструкции были четкими, продолжать сканирование чистот, и поиск чистоты приема Эл. Вылетев из палатки, он увидел несколько человек столпившихся около входа. Это было вполне понятно: чем страшнее тайна, тем больше народу о ней знают. Сарафанное радио в действии.
- Берни, это правда? – спросил кто-то из толпы.
- Что? – тупо спросил он.
- Еще есть выжившие из наших?
- Да, - без подробностей ответил парень, протискиваясь сквозь любопытных коллег.
- Кто?
- Эл, - коротко ответил Бен сквозь крепко сжатые зубы. Глупая привычка не говорить о чем-то несбывшемся вслух. Слова могли спугнуть призрачную надежду и разбить ее вдребезги. Он поспешил прочь от удивленных, восторженных и даже слегка недовольных голосов.

+2

17

Дни шли. Дни убывали. Дни не оставляли им выбора. Однако запас терпения у Эл грозился истощиться раньше, чем они доберутся до других разумных обитателей планеты.
Почему-то столь тесное общение с Миртой заставляло девушку на полном серьезе размышлять о возможных методах убийства, а резерв толерантности стремительно таял, грозя отвратительной сценой выяснения отношений, в которой будет лишь одно действующее лицо, так как второе будет радостно восторгаться какой-нибудь очередной дрянью. Отправляясь в эту экспедицию, инженер даже не подозревала о том, насколько великой и уникальной будет их конечная точка.
Зря.
Ой как зря.
Стоило подготовиться, открыть архивы, переворошить их. Творчески подойти к этому делу – в конце-то концов, не в каменном веке жили же. Ан нет, поленилась.
Вот и итог.
Мантра спокойствия нынче не помогала. Считать приходилось уже до тридцати, и руки убирать подальше от оружия. На всякий случай. Так и жили, почти душа в душу. Глаза в глаза. И просто чудесно, если отрешиться от произносимых спутницей вещей и считать... Да что угодно считать, главное поувлеченнее, чтобы не отрываться. Хотя...
- Черт, - Эл устало опустилась на землю. – Этому лесу не будет ни конца, ни края.
- За теми деревьями он заканчивается.
- С чего ты это взяла? – терпеливо, поражаясь собственной выдержке, задала вопрос, безразлично глядя на эти самые чудесные ориентиры, за которыми их будто бы поджидало что-то иное. Мистика – не иначе.
- Там свет по-другому падает, - довольно улыбнулась Мирта, усевшись рядом и вытащив заначку для перекуса. Когда та их успевала готовить, инженер не знала, но всегда была рада воспользоваться этим делом – это было одним из немногих умений историка, что примиряло с самим её существованием на свете и в текущей локации в непосредственной к ней близости.
- Думаешь?
- Угу, - с набитым ртом кивнула девушка, отчего Сальваторэ оставалось лишь поверить в чудо и начать жевать свою порцию. По крайней мере, с пропитанием у них не возникло проблем, хотя охота давалась плохо, однако положение спасали уникальные знания в лице светловолосой красавицы, выданной ей в спутники явно в наказание за какие-то грехи.
"Доверься," – просила Мирта, предлагая свой очередной эксперимент, приготовленный на основании местной флоры, иногда с добавлением неосторожной и любопытной фауны. Так что ей только и оставалось, что доверяться. Собственно, последние пару дней Эл этим лишь и жила. Особенно, после того, как на тринадцатый день их пребывания на сей замечательной планете она чуть не разнесла с таким трудом собранный передатчик, бывший единственным средством связи с иным миром, который упорно молчал в ответ. Ее выходы в эфир после первого послания, оказавшегося более расширенным, чем положено, нынче и вовсе стали напоминать радиопередачи с ведущей, изрядно уставшей таскаться по зеленым дебрям и тихо ненавидевшей место своей нынешней дисклокации. Так сказать, злободневный рассказ о прекрасной жизни, когда не надеешься уже услышать звуки чужого голоса в наушниках, когда отзываются лишь помехи да эхо собственных слов. В этом было что-то эдакое, сводящее потихоньку с ума, и если бы не унывающая спутница, Эл давно бы уже что-нибудь да сотворила. Но вмешательство Мирты спасло всех, в том числе и передатчик, не желавший приносить им радостную весть, что их слышат и ищут. Да и сам факт вмешательства был настолько удивителен, что рука дальше не поднялась, а теплые слова и вовсе заставили смеяться. Историк честно поделилась тем, что подслушивает ее и что Бен ей тоже нравится. Последнее решило всё, как и осознание того, что другу точно не поздоровится при встрече и он будет вечно ей должен за столь чудесное создание новой парочки на их корабле. Добраться бы до него...
- Пошли? – обреченно произнесла девушка, отвлекаясь от воспоминаний и утверждаясь на ногах.
Хотелось хоть чего-то нового. Не в плане фауны, которая каждый день заставляла принимать всё новые меры предосторожности, а в плане их распорядка дня и окружения. Смена обстановки, там.
- Цивилизация, – прямо в точку – именно этого и хотелось, поэтому Эл не сразу сообразила, что данное слово было не порождением собственного маленького безумия, начавшего резво прогрессировать на благодатной почве истерии и истончавшейся материи терпения.
- Что? – встав рядом с Миртой, она наконец-то ощутила вкус жизни и поняла, что, казалось бы, беспросветная полоса депрессии стала посвежее на пару тонов. Кажется, именно эти чувства толкали её спутницу на сумасбродства, недостойные взрослого человека. Как-то, чтобы броситься восторгаться ядовитым цветком, после которого высыпает жутчайшая аллергия (даже таблетки из аптечки не помогли, однако энтузиазма сей урок не отбил, к великому огорчению Аэлиты). А сейчас у неё самой зачесались руки пощупать поближе, убедиться в реальности миража, раскинувшегося перед ними. Серые бетонные коробки, будто вынутые и разложенные великаном кубики, тянулись эдакой лесенкой к центру, к небу, разделенные между собой зелеными нитями
- Цивилизация... – выдохнула и улыбнулась. Они нашли то, ради чего была создана эта экспедиция – покинутый когда-то давно город. Он терпеливо ждал своих хозяев столько лет, что даже не верилось.
- Теперь-то мы точно найдем наших, - попыталась приободрить Мирта, отчего Эл растерялась, так как сейчас в последнюю очередь думала об этом, хотя замечание было верное.
- Это точно. Пошли. До него еще топать и топать. Но теперь мы будем ближе, а значит...
- Ты сможешь задать более точные наши координаты при помощи окружающих нас ориентиров, - блеснула прекрасной памятью на случайно оброненные фразы о смысле выхода в радиоэфир и бредовых попыток описать их окружение. Сальваторэ даже не стала реагировать, целеустремленно направившись вперед. Вечером её ждала приятная передача – это точно. Уже сейчас она могла представить, как после стандартных слов начнет:
"Сегодня мы значительно продвинулись вперед. Пройденный путь составил примерно столько-то километров, в настоящий момент наша цель четко видна..."
- Это огромный мегаполис. Я не могу быть точно уверена в том, как именно он назывался в свое время, но численность его жителей явно была выше миллиона. Даже издали здания поражают своей монументальностью. Он удивителен. Однако несмотря на то, что мы вышли из леса, идти тяжело. Дороги мы до сих пор не нашли. Может быть, наши предки не пользовались ими? Судя по знакам Мирты, я сморозила глупость. Но факт остается фактом – мы подходим к городу с той стороны, где на ближайшие десятки километров не видно ничего подобного трассе, по которой когда-то передвигались машины. И еще одна странность, чем ближе мы приближаемся к городу, тем меньше нам попадается зверья. Что ж, сеанс связи окончен. Это была борт-инженер Аэлита Сальваторэ и историк Мирта Вудсон, выжившие при крушении исследовательской экспедиции с корабля "Ковчег". Я надеюсь, что нас хоть кто-нибудь слышит... Ауч! – стряхивая руку снова и снова, Эл не заметила, как связь оборвалась из-за этого на столь эпичной ноте, сосредоточившись на поисках той мерзопакости, что посмела её укусить.
- Что случилось?
- Тут какая-то дрянь ползает... Черт, - сунула в рот прокушенную ладонь. Кто бы это ни был, он явно знал толк в гадостях, так как умудрился цапнуть в самом "удачном" месте.
- Покажи.
- Да, ладно. Заживет. Но эту дрянь лучше сейчас поймать и убить, чтобы потом не быть покусанными с головы до ног...
Поиски успехами не увенчались, и спать пришлось ложиться без морального удовлетворения, зато с оказанной медицинской помощью. Новый день обещал море впечатлений, и только ради этого стоило поднабраться сил. И терпения. Его можно даже побольше. Всё-таки Мирта не была ангелом, каковым могла показаться при первой встрече...

+1

18

Снова тревожный сон, снова обрывки чужих воспоминаний: деревянный дом, зеленый лес на заднем плане, аккуратный низкий заборчик вокруг ухоженного садика. Бен родился в космосе, он никогда не был в подобном месте, но оно снилось ему, будто он действительно провел большую часть своей жизни именно в подобном тихом местечке. Но сейчас все было не так. Скрытая угроза исходила из всего, что окружало его, не давая расслабиться и отдохнуть. Он прошел через садик и оказался на крыльце манящего дома. Бен осторожно подошел к двери и тихонько толкнул ее. Внутри дома было темно и сыро, как будто здесь уже давно никто не жил. Запах затхлости и тлена резанул похлеще ножа, однако, это не могло остановить парня. Он бесстрашно вошел внутрь, и очутился в безлюдной комнате, вроде гостиной, где стояли простые стол и стулья, а так же было что-то напоминающее плиту для приготовления пищи. Бен прошел мимо, его притягивала дверь в противоположной стороне комнаты. Он точно знал, что ему нужно, просто необходимо туда попасть. Он открыл дверь и вошел в спальню. Теплый желтый свет сочился из занавешенного окна, освещая силуэт лежащего в кровати человека. Риз приблизился и протянул руку, чтобы коснуться спящего, но, опережая его движение, человек повернулся. Знакомые голубые глаза горели в обрамлении темных кругов с красноватым оттенком. Сильно похудевшее лицо и осунувшиеся черты едва ли напоминали увиденную мельком девушку, что так запала инженеру в душу. Но это была она, без сомнений. Бен хотел было сказать что-то, но слова не желали покидать сомкнутые губы. Девушка напротив, открыла бесцветные губы и чуть слышно прошептала:
- Проснись!

Парень резко сел. Холодный пот покрывал его с ног до головы, заставляя одежду неприятно липнуть к телу. Все спали, только караульный недовольно глянул на Бена, предупреждая, что если он сейчас перебудит половину отряда, то он самолично его придушит. Риз осторожно встал и вышел на улицу. Яркие звезды и непривычно большая и  круглая луна пронизывали окрестности благородным серебряным светом, будто сказочное королевство эльфов из древних рассказов сумасшедшего Майка. Высотные здания окружали небольшой трехэтажный домик, в котором на ночлег решили остановиться измученные исследователи. Видимо, у местной живности боязнь человеческих поселений был на генетическом уровне, т.к. в городе едва ли можно было найти кого-то крупнее собак. Они уже вторую неделю изучали город, пытаясь найти в нем источники энергии, а потом хоть какие-то следы цивилизации, помимо заброшенных небоскребов и потрескавшегося асфальта. Слабое электромагнитное поле засек один из дронов, вернувшихся накануне. Что не могло не вселить небольшую надежду в сердца ищущих, но командир принял решение продолжить путь с первыми лучами рассвета. Перед сном все долго обсуждали, что же это могло быть: радиомаяк, передатчик, или электромагнитный замок на входе в бункер, где и смогла бы выжить такая крупная цивилизация.
Пайки заканчивались, а охотиться в каменных строениях было на не кого, отчего Бен совсем загрустил. Втайне он все еще надеялся найти странную незнакомку, но как только они вступили в пустой город, шансы на это таяли с каждым их шагом.
Все! Хватит! – приказал он себе.  – Если ты не прекратишь о ней думать, то эти сны никогда не закончатся! А для успешной миссии, ты должен хорошо высыпаться. В противном случае, ты рискуешь заснуть прямо на сеансе радиопередачи, и вполне вероятно, не услышишь еще одно сообщение от Эл. Ты же этого не хочешь?
Само убеждение немного подействовало. Бен закрыл глаза и подставил мокрое лицо свежему ночному ветру, разгоняющему остатки дремы. Тишина и покой. Хруст камней чуть вдалеке заставил Бена присесть и оглядеться, не мелькнет ли где-то тень или чья-то фигура. Но все было тихо. Инженер быстро забежал за угол здания, и занял более удобную позицию по наблюдению за улицей, откуда донесся подозрительный звук. Он изначально был против оставлять тусклый свет в помещении на первом этаже. Это все равно, что повесить огромный флаг: «Эй! Тут есть люди!» Не выжившие люди, так звери быстро смекнут, что ту есть, чем поживиться, и без труда найдут их в темноте по свету в нескольких окнах.
Маленькая фигура отделилась от дома и проскользнула ближе к лагерю. Бен похлопал себя по бедру, но нож остался в сумке внутри, он не планировал им пользоваться посреди ночи. Проклиная себя за тупость и неосмотрительность, инженер осмотрелся в поисках подходящего оружия. Увесистый камень сразу приглянулся парню в силу своей удобно лежащей в руке форме и достаточному весу, чтобы не мешать целиться, но при этом и обладавшим высокой поражающей способностью. Тем временем фигура приближалась, шустро перебегая от препятствия к препятствию. Бен поудобнее перехватил голыш и резко выдвинулся из-за угла, метко метнул его в противника, рассудив, что убить не убьет, а разобраться в том, друг это или враг, можно и потом. В последний момент противник отклонился, и брошенный камень пролетел мимо цели. По отборной брани, инженер сразу понял, что перед ним профессионал.
- Эл? – удивленно спросил он.

0


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » | Женщины умирают позже мужчин, потому что вечно опаздывают | ‡альт