http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » ~ Миром правят судьба и прихоть ~ ‡альт


~ Миром правят судьба и прихоть ~ ‡альт

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s3.uploads.ru/yWkS8.gif
Время и дата: вечер 31 декабря 2012 года
Место: Лос  Анжелес, "Cut Beverly Hills"
Участники эпизода: Эрик Найт и Венера Дэвис
Краткий сюжет: Самая шикарная новогодняя вечеринка Лос Анжелеса свела под одной крышей двух вампиров, давно потерявших друг с другом связь. Прозрачный хрусталь, дорогие вечерние туалеты гостей, звезды Голливуда – ничто не предвещало странных и необъяснимых событий. Вы хотите узнать, как подобный вечер мог привезти к транспортировке трупа «по тихой» и ночной прогулке на яхте? Тогда вам сюда…

справка о ресторане

http://s3.uploads.ru/hRTfp.jpg
Знаменитый ресторан под названием "Cut Beverly Hills" самое амбициозное творение Вольфганга Пака знаменитого ресторатора и шеф-повара. Данный ресторан является его совместным творением вместе с архитектором Ричардом Майером. Открытие ресторана было в 2006 году, и моментально стал самым обсуждаемым и знаменитым заведением.
Ресторан находится в средине Беверли Хиллс и он, несомненно, является местом, где посетителям нужно себя показать, да и им будет на что посмотреть. Достаточно большой вес ресторан получил после того как опубликовали о нем статью в самых солидных Американских изданиях, как Лос-Анджелес Таймс, Нью-Йорк Таймс, Уолл Стрит Джорнал, и.т.п. Так же в 2006 году благодаря знаменитому критику Джона Мариани, ресторан получил заслуженное звание «заведение года».
С момента открытия "Cut Beverly Hills" присудили множество наград благодаря его оригинальному дизайну и архитектуре. К примеру, в 2007 году он вошел в номинацию «Лучших новых ресторанов», после чего его признали, как самым выдающимся явлением в искусстве кормить людей. Но, не смотря на это для “Cut Beverly Hills” самым заметным событьем стало вручение «Мишленовской» звезды, которую они получили в 2008 и 09 году.

Отредактировано Venera Davis (27.11.2014 18:42:02)

+3

2

Внешний вид

http://theoriginalsaaf.com/wp-content/uploads/2014/03/ClareHolt.jpg

Шикарное платье насыщенного зеленого цвета, идеальная прическа и, конечно, духи. Без их аромата она чувствовала себя голой, словно забыла надеться что-то очень важное. Сегодня она взяла маленькую бутылочку с новейшими духами собственного производства с собой. Тончайший парфюм из цветочных ароматов и нектарина дарили невероятную свежесть всему образу, а прекрасно подобранные феромоны придавали их обладательнице очарования в глазах противоположного пола. Нет, Венера не собиралась заводить знакомства такого рода, но определенное внимание со стороны мужской половины приглашенных ей было нужно для мини-презентации своей линии: видя ее безграничный успех, дамы с резиновыми кошельками выложат любые деньги за эти волшебные духи.
Она вышла из белоснежного лимузина, остановившегося прямо около красной ковровой дорожки, ведущей внутрь ресторана. Венера широко улыбнулась фотографам, слепивших ее вспышками камер со всех сторон, и медленно начала продвигаться ко входу. Было столько знакомых лиц, что мисс Дэвис уставала кивать и здороваться. Неподдельный интерес, вспыхивающий в глазах каждого мужчины, что проходили мимо нее, свидетельствовал о полнейшем успехе ее мероприятия. Не то, чтобы она в себе сомневалась, но она и предположить не могла, что эффект будет столько выдающимся. Уже через пятнадцать минут от начала вечеринки ее окружило кольцо из молодых людей, что так и жаждали ее внимания. Дамы же молча завидовали, бросая на нее недобрые взгляды. Ей уже нетерпелось подойти к одной из самых шикарных женщин в этом зале и предложить попробовать новый аромат "Притягательная свежесть". И только после произведенного эффекта рассказать, в чем вся соль.
Блестящие бокалы так и кружили по комнате, преодолевая легкий путь с подносов официантов в руки гостей, и обратно. Девушка довольно улыбалась, провожая доброжелательным взглядом очередного кавалера, решившего, что она ждет именно его предложения потанцевать. Дэвис не танцевала, принципиально. Ей не хотелось быть ведомой криворуким неслаженно двигающимся партнером, с полным отсутствием координации. Она не любила танцевать с людьми, ведь они не понимали ее грации, а порой даже боялись четко отточенных движений и потрясающей грациозности. На подсознательном уровне все они тут же начинали ее бояться. Конечно, люди не умеют так танцевать. Она это делала идеально, как и любой другой вампир, но их в зале не было. Пока во всяком случае. И она откровенно начала скучать, понимая, что вечер опять пройдет подобно тысяче предыдущих, и не оставит в памяти даже следа. Ну, разве что она сможет на деле показать действие "Свежести", но даже эта мысль с каждой минутой становилась все более скучной и неинтересной.
Отвлекшись от разговора о политической ситуации в стране с очередным темноволосым высоким красавцем человеческой расы, Венера нахмурилась. Она готова была поклясться, что в толпе видела одного знакомого вампира. Но этого просто не могло быть! Ей должно быть показалось! Девушка обшарила внимательным взглядом зал еще раз и спокойной выдохнула, не найдя знакомых среди многочисленных гостей. Она расплылась в улыбке, перевела взгляд на своего собеседника, и тут она уловила движение в толпе. Темноволосый мужчина безупречно вальсировал с молодой девушкой в красном платье. Вот поворот, и она увидела соблазнительную полу ухмылку и блеск голубых глаз. Улыбка застыла непроницаемой маской на идеальном лице вампирши. Руки затряслись, чуть не выронив бокал. А сердце начало бешено колотиться в груди, выдавая ее истинные чувства всем присутствующим. Уж вампир-то точно должен был услышать этот бешеный ритм.
- Извините, пожалуйста, - сказала она своему собеседнику дрожащим от волнения голосом, отдавая бокал ближайшему официанту. – Даме нужно припудрить носик…
И, не дожидаясь разрешения удалиться, пулей полетела в сторону уборной, искренне надеясь, что Эрик Найт не заметил ее судорожных метаний, вызванных его неожиданным появлением. Она чувствовал себя словно шестнадцатилетняя недолетка, млеющая от одного теплого взгляда льдисто-синих глаз профессора. Она словно вновь попала в ненавистный Дом Ночи, снова переживала те чувства, что казались давно потерянными во времени. Венера ругала себя последними словами за слабость. Она тысячи раз представляла себе момент их встречи. Как она вздернет свой идеальный носик и пройдет мимо, давая понять, что он нисколько для нее не значит, и что она прекрасно жила без его участия в ее судьбе. Но вот эта долгожданная встреча, а она ведет себя хуже школьницы!
Дура, прекрати сейчас же! Тебе уже 27 лет! Ты взрослая успешная женщина! Что ты разволновалась? Подумаешь! Эрик Найт! У тебя и после него были красавчики, - убеждала себя она. – Таких как он не было-о-о-о… - тянуло о своем сердце, разрывающее ее грудную клетку. Вот она – спасительная дверца, куда она спрячется от всех проблем и забот. Ей нужно всего пара минут, чтобы прийти в себя, и уж тогда она сможет осуществить задуманный сценарий, который она знала до боли в зубах.

Отредактировано Venera Davis (27.11.2014 19:16:36)

+2

3

Вв + даже леди в красном, все, как ты любишь

http://24.media.tumblr.com/e229fbd417f7b046c56fb66207e55613/tumblr_mg4neccY3X1s20i55o1_500.jpg

Очередная встреча "сильных мира сего" для "прекрасного проведения времени", чтобы "отметить замечательный праздник". Для вампира же все укладывалось во вполне определенное слово, которое не надо было рассусоливать и вуалировать фальшивыми улыбками: скука. Нет, даже так: Скука, но приходилось носить маску, и на его лице застыло ощущение довольства и счастья, хотя пара хороших моментов были: он завязал весьма полезное знакомство с дочерью одного неподкупного судьи, да встретил давнюю знакомую, с которой они весьма полезно проводили время. Найт был голоден, как бывает голоден вампир, некоторое время поживший на донорской крови, доставляемой стандартным, законным путем, а Эрик, как всякий пронырливый служитель закона ненавидел эти рамки, предпочитая выбираться с них: чаще да качественнее. Итак, новая улыбка выдалась даже с подобием искренности, ведь дама в красном, с которой он вальсировал, взяв весь танец на себя, иначе бы подпортил себе обувь, предложила покинуть это унылое сборище, да заняться чем-то поинтереснее, а вампиру было что предложить.
Эрик под резкий проигрыш мелодии вывел девушку в центр зала и столкнулся.. с запахом, от чего даже пропустил нужный шаг и последнее движение вышло смазанным, но он тут же скрыл это наклоном, проводя носом по манящей его синей жилке на ключице. От разгоряченной кожи исходил тонкий аромат, но он не имел ничего общего с обжигающим небо запахом, который витал где-то поблизости, и впервые за вечер сердце вампира забилось быстрее, он осторожно, чтобы не выдать своей заинтересованности, окидывал взглядом достаточно большое помещение, но никак не мог вычислить обладательницу такого насыщенного феромонами аромата. Почему-то она его волновала и не только на уровне мужских инстинктов, наверное, потому что... только сейчас вампир понял до конца: феромоны не могли скрыть настоящий природный запах ее кожи... он знал обладательницу...знал хорошо. Остановился посреди зала, наплевав на танец и устои, не обращая удивленного взгляда, направленного на него спутницей. Медленно обвел взглядом комнату, замечая даже тех, кто подпирал углы, но ее нигде не было. Обернулся, и почувствовал на языке судорожно сбитый ритм, как пойманная в тиски ладоней бабочка бьется, пытаясь вырваться из плена, так и сердце, скованное страхом, выдает себя с головой. Эрик на мгновение прикрыл глаза, сосредоточился, у человека бы прошло времени лишь на один взмах ресниц, но вампиру хватило, чтобы вспомнить, как она лежала в его объятьях, какие безумства они творили, оставаясь вдвоем, вспомнить последнюю встречу, в которой он чуть не погиб, отдаваясь на волю ее кровожадности. Сглотнул тугой ком воспоминаний и распахнул веки, наблюдая за тем, как она судорожно движется к выходу. Сомнений не оставалось. Перед ним была Венера. Единственная, кого бы он полностью вычеркнул из своего прошлого, она заставляла его выбиваться из созданного им же сценария. Всегда. И он старался держаться от нее подальше, ЛА большой город, а у вампира хватало связей, чтобы узнать список гостей на приеме, да отменить свое участие заранее в некоторых списках, где числилось и ее имя. Так было проще,  он никогда не искал сложных путей.
Венера ускользала, растворялась в дверях, и ему пришлось признать, что этого он допустить не мог. Ненавидя себя за слабость коротко извинился перед спутницей, и с ленивой грацией двинулся к выходу, вслед за шлейфом ее духов. И зачем ей феромоны? Эрика буквально мутило от чуждого присутствия агрессивной наигранной сексуальности, ее собственный аромат кожи был погребен под каким-то пошлым цветочным, который люди наверняка считали: "тонким и изысканным" ни черта не смысля о том, как пахнет разгоряченная ласками кожа... вампирши. Эрик криво улыбнулся, понимая, что потерял ее уже давно. В памяти Найта Венера была юной недолеткой, вызывающе облизывающей карандаш на его уроках. Помимо воли Эрик двигался быстрее, чем могли позволить себе люди, но коридор, ведущий к подсобным помещениям был пуст, а он знал, куда направлялась Венера. И знал, как сократить путь.
Она не заставила себя долго ждать, ступив за порог буквально после того, как он остановился посреди комнаты, сложив руки в карманы брюк. Венера заметила его лишь когда закрыла за собой дверь.
- Счастливо встретится, - с ленивой усмешкой произнес он, не тревожась о нужных ритуальных действиях, - ты всегда сбегаешь от старых знакомых, Венера?

+2

4

офф

а я ведь все-все припомнила из этой истории хд

Мгновения тянулись словно резиновые. Спасительная дверь приближалась слишком медленно, совсем не так, как хотелось бы Венере. Она обернулась в последний раз на зал, заполненный танцующими людьми, и распахнула белую дверь с золотистой табличкой, означающей, что сия уборная предназначена лишь для особ женского пола. Она осторожно закрыла за собой дверь, продолжая внимательно наблюдать за гостями. Не прошмыгнет ли легкая тень вдоль ничего не подозревающих людей. Нет, все спокойно, он ее не заметил. Она коротко выдохнула, пытаясь привезти в порядок мысли и чувства. Черт возьми! Какие чувства? Ты совсем с ума сошла? Он оставил тебя сразу после того, как ты вымолила у Никс его спасение в обмен на собственную жизнь! И все, чего ты была удостоена это… В том-то и дело, что ничего! Он даже не сказал тебе «спасибо»! Хотя простой благодарностью невозможно передать то, как он тебе обязан! – ее мысли летели со скоростью самого современного Боинга, Дэвис ругала себя, пытаясь тем самым перестать волноваться по поводу его присутствия, и настроить себя на другой, воинственный лад, чтобы, наконец, отомстить этому заносчивому козлу раз и навсегда. Получалось, в принципе, не плохо. Венера уже была на пути к исправлению ситуации, когда имела неосторожность беззаботно повернуться. Возле комфортабельных кожаных кресел стоял он. Тот, кого она так боялась встретить. Тот, кто до сих пор заставлял ее сердце бешено мчаться ему навстречу. Она ненавидела себя за это. И еще сильнее ненавидела его. Как ни странно, но ее увещевания немного помогли, ноги продолжали держать их обладательницу ровно. Венера решила, что это хороший знак, и по привычке вздернула гордо подбородок, давая понять, что она его не простила, и не собирается вести себя словно влюбленная старшекурсница.
- Счастливо встретится. Ты всегда сбегаешь от старых знакомых, Венера?
Насмешливый тон, его обычная манера держаться, шикарный черный костюм, подчеркивающий его идеальное тело, не придавали вампирше смелости. Отпираться было бесполезно, он прекрасно знает, что она пыталась избежать с ним встречи. А выглядеть глупо не входило в ее планы. Осторожно подбирая фразы для идеального ответа, Венера сделал несколько небольших шагов в его сторону, как будто его присутствие нисколько не мешало ей, и не создавало дополнительных проблем для ее самообладания. Между ними оставалась пара метров, когда ей в ноздри ударил искушающе притягательный запах парфюма вампира. Спустя столько лет он остался себе верным, не меняя любимую марку. Уж этот запах Венера ни с чем бы не спутала. Она тут же вспомнила, как приятно пахла его одежда, которую она одевала пару раз после очередного дня безумств, которые они себе позволяли слишком часто. Даже для человека запахи являются основной базой для воспоминаний, а уж для Дэвис, которая от Богини приобрела невероятный дар чувствительного обоняния, это было неотъемлемой частью всех ее воспоминаний. И вот теперь, ощущая этот дорогой парфюм, ее мысли заполнили воспоминания, так долго хранившиеся похороненными глубоко в ее сознании: холодильник в школьной столовой, комната в Преподавательском корпусе, Кабинет литературы в Учебном корпусе – сцены всплывали в сознании вампирши против ее воли. Сейчас ее телом владели чувства и воспоминания. Она, повинуясь странному порыву, преодолела разделяющее их расстояние, и с озлобленной страстью впилась в чуть приоткрытые губы Эрика Найта. Многие описывают восхитительные ощущения от поцелуя словно фейерверк, озаряющий ночное небо над Лос Анжелесом. Нет, ничего похоже на фейерверк у Венеры не было, это было скорее сродни атомному взрыву с грибовидным облаком посередине. Она сгорала от обжигающих объятий вампира, желая превратиться в горстку пепла на белом кафеле женской уборной. Но вопиющее неповиновение тела разуму не главенствовала долго. Злость и отчаяние вновь взяли верх, и она с остервенелой яростью оттолкнула его от себя и дала такую звонкую пощечину, что ее должны были слышать даже сквозь громкую музыку на танцполе.
- Счастливо встретиться, - в тон ему ответила Венера. Дыхание еще не восстановилось, и она едва не задохнулась от нехватки кислорода. – Нет, я лишь тебя не желаю видеть.
Не дожидаясь очередной вспышки бессознательного, она развернулась и быстрым шагом пошла к выходу, надеясь ускользнуть от вампира среди толпы поклонников, что остались в зале. С одной стороны, Венера хотела, чтобы Эрик ее задержал, сказал, что искал ее все это время. Но в то же время, она прекрасно осознавала, что это чистая ложь, и она никогда в нее не поверит. Тем более, она теперь ведь вампир и чувствует фальшь сразу. С другой стороны, она хотела, чтобы он ушел с вечеринки прямо сейчас. Забрал свою партнершу и исчез из ее жизни, теперь уже навсегда. Дэвис всегда была сосредоточием противоречий, но в его присутствии все это приобретало просто катастрофические масштабы. Она злобно цокала каблуками по блестящему кафелю, приближаясь к двери.

+2

5

[audio]http://pleer.com/tracks/5479795qsjf[/audio]

I can't get these memories out of my mind
And some kind of madness has started to evolve
I tried so hard to let you go
But some kind of madness is swallowing me whole, yeah.

Чего он ждал, стоя посреди женской уборной, кроме криков дамочек, которые могут возжелать воспользоваться комнатой по назначению и никак не ожидают увидеть там вампира ну в полном расцвете сил? Хотя, стоит заметить, вычислить вампира в Эрике было не так просто, хотя и не составляло особого труда, мало кто из людей обладал такой притягивающей в своей непринужденности харизмой, но вампир никогда бы не подтвердил вам свою истинную сущность, ему было проще сослаться на хорошие гены и воспитание, чем на замазанные консилером метки, да-да, быть вампиром означало еще и жить в тени, и дело касалось не только солнечного света. Свет рамп тоже безжалостно относился к другим расам, люди вампиров боялись, и этот страх не исчезал со временем, а в последние недели наоборот, похоже, стремился к своему апогею, все больше дел на счет обескровленных тел поэтично ложились на стол к правозащитнику Найту. И он все больше запутывался в том, что же значит эта неразбериха. Только это не шло ни в какое сравнение с тем, в каком смятении сейчас пребывали его чувства, невзирая на наглую полу ухмылку и небрежную позу. Какого демона он творит, чего добивается? Зачем вызывает ее на откровенность? Проблемы вампира нисколько не интересовали, а все, что было связано с прошлым, весь этот домоночевский талсинский бред он давно хотел оставить за спиной.. только не Венеру.. больше всего именно ее.
Через мгновение все мысли вылетели у него из головы, о чем можно размышлять, когда к губам настойчиво льнут ее губы? Он прижал ее так близко, насколько позволяли тела и весь тот набор одежды, что всегда мешал в такие моменты, руки жадно блуждали по повзрослевшей и от того еще более притягательной фигуре Венеры, торопливо.. потому что вампир слишком хорошо знал, что за этим последует. Наверное, сцены о счастливом и полном примирении героев при первой встрече после дальней разлуки существуют только в кино? Или не зря камера стыдливо выключается, как только губы двух влюбленных встречаются, ведь ни к чему зрителям слышать звонкий оглушающий удар пощечины? Голова Эрика дернулась в ту сторону, в которую его так не любезно отправили, но это было не важно. Как не важны ее последующие слова.
Не забыла. Навряд ли лелеяла в памяти его светлый лик, слишком скомканным и нелепым был разрыв, чтобы она хотела держать воспоминания о нем в голове, скорее бы выбросила все на помойку забвения, но не смогла. В тот момент, когда ее каблуки быстро отсчитывали шаги расстояния между ними, он еще не придумал, что ему делать с этим пониманием, но уже бросился вперед, опрометчиво не рассчитав скорость двух вампиров, привык в последнее время иметь дело с людьми, теряет сноровку. Впечатывая Венеру в дверь своим телом, Эрик сначала отпрянул назад, но лишь затем, чтобы обхватить ее, не давая вырваться:
- Значит, не желаешь видеть? Тогда что же это было?
Он пьянел от близости, ее попытки вырваться лишь больше погружали его на дно прошлого, слишком часто их отношения напоминали действующий вулкан, они всегда балансировали на грани рассудка, на грани фола, игнорируя любые навязанные правила и нормы.
Раздражение.
Его бесил этот навязчивый прилипчивый запах, маскирующий ее аромат, но он все равно собирал его губами по ключице и ощущал на языке горечь, ладонь сама по себе взметнулась вверх, и пальцы грубой лаской прошлись по шее, слишком велико было желание снова ощутить вкус... вкус ее крови. Рот вампира наполнился слюной и он костеря всю нечисть и богов, отодвинулся, разворачивая Венеру к себе, и выискивая выражение ее глаз. Руки легли на поверхность двери по бокам от ее тела, а он, выравнивая дыхание и пытаясь спрятать поглубже накатившую кровожадность, как можно непринужденнее проговорил:
- Ну же, скажи, что забыла. Скажи, что ничего не было. Скажи, что я тебе безразличен. Скажи это и я уйду, исчезну еще на десяток лет, что нам годы, Венера?.. - он усмехнулся, и продолжил язвительно, - Может, через пару сотен ты сможешь сказать: "Эрик, я ничего к тебе не чувствую" совершенно искренне. 

+2

6

Она почти гордилась собой. Надо же! Найти в себе силы, разорвать желанный поцелуй и уйти. Венера не ожидала от себя такого самоконтроля, но продолжала шествовать по направлению к двери, надеясь, что икроножные мускулы не перестанут повиноваться ее ошалелому мозгу и доведут дело до конца. Но ей не дано было раскрыть тайну возможностей своего организма. Эрик нагнал ее у самой двери и пригвоздил к теплому дереву, лишая возможности двигаться. Удар получился довольно сильный, потому что Венера почувствовала, как ее коленка начала больно саднит после близкой встречи с предметом интерьера. Но вампира это не останавливало. Он слегка отпустил хватку, чтобы поудобнее перехватить ее за талию, не выпуская из крепких объятий. Венера впилась тонкими пальцами в дверную ручку, словно в спасательный круг, который позволяет ей находиться наплаву, не окунаясь с головой в воды страсти и отчаяния.
- Значит, не желаешь видеть? Тогда что же это было? – спросил он, все сильнее прижимая ее к себе. Дэвис не имела ни малейшего понятия, что она чувствует в данный момент, и что могут означать ее противоречивые поступки. Это был ее недостаток – она действовала согласно своим сиюминутным порывам и не могла толком объяснить истинные причины своего поведения. Хотя, насколько она помнила, вампира это никогда не смущало.
- Считай это данью былым дням, - на одном дыхании выпалила она, борясь с самой собой. Найт жестко провел ладонью по ее шее, воскрешая в памяти безумные кровопускания, которыми они раньше баловались слишком смело и слишком часто. Венера закрыла глаза, наслаждаясь сладкой истомой, что скапливалась в ее теле благодаря нежеланным ласкам вампира. Резкий разворот, и вот она уже смотрит в синие манящий глаза Эрика, пытаясь собрать разлетающиеся мысли в кучу.
- Ну же, скажи, что забыла. Скажи, что ничего не было. Скажи, что я тебе безразличен. Скажи это и я уйду, исчезну еще на десяток лет, что нам годы, Венера?
Все-таки плохо быть вампиром. Венера сильно жалела, что не могла соврать на задаваемые Эриком вопросы. Богиней заложена была честность в ее любимых деток, отчего они частенько страдали. Людям было проще. Они могли лгать, обманывать и недоговаривать правду, лишь бы добиться своего. Вампиры были лишены этих привилегий. Мало, кто об этом знал. Потому Эрик и решил пустить в ход этот козырь. Прямого вопроса не было, были лишь намеки и недомолвки. Венера вздернула подбородок и презрительно посмотрела в ответ, надеясь, что Найт не задаст главный вопрос.
- Было многое, Эрик, - она впервые назвала его имя. Как странно. Его тело заставляет меня нервничать гораздо больше, чем его имя. Может, в конце концов, это была лишь похоть и ничего больше? Она почти поверила в свои мысли, убедила себя в том, что не должна, да и не может испытывать настоящих чувств к вампиру. – Не забыла, но это совершенно не значит, что я совершу такую же ошибку, как раньше. Я уже больше не та наивная недолетка, которую ты помнишь.
Она говорила почти шепотом, не боясь того, что он не услышит сказанных ею слов. Просто голос предательски подводил хозяйку, а она не хотела демонстрировать вампиру свою слабость, идущую в разрез с ее словами. Дверная ручка держалась уже на честном слове, ведь не каждая ручка сможет выдержать такой натиск сильных пальцев вампирши. Венера пристально посмотрела в знакомые глаза, стараясь дышать ровнее, и решила разыграть ту же карту, что и бывший профессор литературы.
- А ты? – спросила она, стараясь сделать свой вопрос максимально четким, не давая ему возможности увернутся от правдивого ответа. – Забыл то, что было в Доме Ночи? Или старался забыть, раз не искал встречи все эти годы? Давай на чистоту, если уж решил вытянуть меня на откровенность. Ты уехал. Ни прости, ни прощай. Чего ты сейчас от меня хочешь услышать? Да, я помнила о тебе. Но это не значит, что желала возвращения прошедших дней. А вот чего хочешь ты сейчас – для меня загадка. Ты похоронил воспоминания обо мне на десять лет. Это много, даже для нас. Ты предпочел не помнить, забыть. Так проще, верно?
Она закончила свою пламенную речь и поняла, насколько себя выдала. Слезы струились по ее щекам и падали на платье, оставляя мокрые разводы. За макияж она не боялась, все косметика была водостойкой, а вот самолюбие утекало вместе с солеными дорожками на щеках. Она зло сжала кулаки, ненавидя себя за все: за то, что не смогла выдержать его взгляд, не смогла сдержать чувств от его прикосновений, но больше всего она ненавидела себя за то, что плакала, словно девчонка, перед ним.
- Черт! – выругалась она. Хоть ей и было понятно, что сейчас случиться, она продолжала надеяться, что он не заметит ее судорожных рыданий. Сейчас Эрик посмотрит на нее покровительственно и слегка смущенно. Вытрет слезы и пожалеет глупую девочку. Возможно, даже прижмет к груди и даст выплакаться. Черта с два! Не дождетесь! Она с силой оттолкнула его от себя, и открытой ладонью вытерла мокрые дорожки. Дэвис дала себе зарок, никогда больше не плакать в присутствии Эрика Найта. И она костьми ляжет, но не нарушит его.

+2

7

Мысли растревожит дней прошедших тень
Мы с тобой совсем чужие уж не первый день

- Так проще, верно?
Вампир усмехнулся в ответ на ее тираду, правильно, ведь ни люди ни вампиры не считали нужным задумываться над причинами чужих поступков, желая обитать лишь в своей боли и своих ощущениях, кому было дело до мотивов, когда внутри что-то возмущенно вопило о несправедливости? Что уж говорить о ряде кресел в суде, занимаемых присяжными, которым и дела не было до происходящего на арене, где царствовали: обвинитель да защитник? Эрик предпочитал защиту, причем заведомо проигрышных дел, его подопечные всегда были виновны в том, что совершали, иначе был ли смысл пытаться заставить окружающих поверить в то, что он достоин свободы, как и любой сидящий в зале? Кто дал право запирать людей в клетки? Никс или их христианский Бог? Всесильный Аллах или Будда? Ни в одной религиозной книжке вампир не читал о тюрьмах, зато прекрасно знал, на что способны иллюзии, заботливо демонстрируя толпе, призванной людьми судить людей, о том, что они ничего не смыслят в жизни, помогая сбивчивой речи обвиняемого достичь до их ушей, помогая потребителям благ лишь для своего довольства взглянуть на мир глазами иного человека, и они уходили в чем-то опустошенные, но просветленные в своей новой вере в Человечество, принимая иллюзии за расшалившееся воображение от слов талантливого рассказчика. Настоящий творец в это время надирался виски, не потому что хотел опьянеть, к сожалению, вампиру это было не под силу, а скорее потому что благородство в наши дни осталось только в выпивке с выдержкой.
- А знаешь что, ведь ты во всем права - вампир отпрянул, разводя руки в стороны, - Я не пытался тебя искать, и не собираюсь этого скрывать. Скажу больше, знай я, что ты будешь на празднике, меня бы тут не было. Довольна? - злая и желчная ухмылка, - а теперь можешь убегать, - он перевел взгляд с ее пальцев, судорожно сжимающих дверную ручку, выше и широкая насмешливая улыбка сбежала с его лица. Вампир судорожно вздохнул:
- Какого демона ты плачешь?! Ты играешь не по правилам, ведь прекрасно знаешь, как я ненавижу твои слезы!
- Черт! - Венера с силой оттолкнула его от себя, и он, поморщившись, пошатнулся, глядя на то, как она утирает влагу с лица.
- Святая Никс, Будда, Перун, Локки и Нептун! Дайте же мне сил! - прошипел бессильно он, - за что?!
Эрик постоял мгновение, словно раздумывая над чем-то, известным ему одному, а затем резко схватился за ручку от двери, отрывая ее и отбрасывая в сторону, лишая Венеру возможности быстрого отступления, - ну, давай поговорим, рано или поздно все равно бы пришлось, так почему бы не сегодня?!
Его запал внезапно закончился, он отошел к раковине, обхватив ее мраморную поверхность руками, словно обретая опору, и зачем-то перевел взгляд на висящее на стене зеркало, разглядывая свое отражение:
- Ты когда-нибудь думала, что значит быть синим вампиром, одолеваемым дикой жаждой, ничего не имеющей общего с волей Никс? - Найт замолчал, а затем продолжил, словно разговаривая сам с собой, - Что значит не иметь оправданий в виде красного контура полумесяца? Не питать надежды на превращение и обретение избавления от воли Тьмы?
Он словно перенесся в стены ненавистного талсинского Дома Ночи и ощутил те запахи, заставившие вампира содрогнуться:
- Ты была единственной, ради кого мне хотелось жить, твой голос вернул меня, когда, казалось, все кончено.. вот только я не ожидал, что с того момента во мне поселится жадная тварь, требующая все больше крови. Первые дни я даже жалел о том, что не умер, размышлял о самоубийстве, - хмыкнул Эрик и обернулся к Венере, запечатав все эмоции под непроницаемой маской, - а потом я понял, что новая жизнь заслуживает шанса, и я решил попробовать примириться с самим собой, у меня неплохо вышло. Тогда же я и решил, что не имею права подвергать тебя риску, а своим исчезновением хотел добиться твоей ненависти и нежеланием следовать за мной. Я обрубил все концы, вот только любящая идиотские шутки судьба привела тебя в ЛА. Что тебе сказать? Наверное, сейчас я бы не уехал без объяснений, только ты же никогда не была дурой, Венера, ты прекрасно понимаешь, что дело не в благородстве, а в том, что сейчас для меня мои желания стоят намного выше твоего благополучия. Я удовлетворил твое любопытство?

Отредактировано Erik Night (28.11.2014 17:31:38)

+1

8

[audio]http://pleer.com/tracks/4499816npFx[/audio]
And I forget just why I taste
Oh yeah, I guess it makes me smile
I found it hard, it's hard to find
Oh well, whatever, never mind

Слезы - инструмент увещевания и устрашения практически любых мужчин. Многие девушки прибегали к этому дабы добиться желаемого. Конечно, что может быть проще? Тебе не уступают любимую машину или не желают ехать на отдых туда, куда хочется тебе? Заплачь и все сразу же изменится! За десять долгих лет Венера почти разучилась плакать, презирая тех, кто беззастенчиво пользуется этим. Она очерствела, замкнулась в себе и не желала никому более показывать своих чувств. Но в ее жизни вновь появился Эрик Найт, и все полетело к чертовой матери. Рядом с ним она становилась другой: мягкой, ранимой и бесконечно влюбленной. Вот только говорить об этом ему, она не собиралась. Доставить ему подобное удовольствие? Ни за что! Мокрые слезы почти высохли, и она украдкой убедилась, что не выглядит словно грустный клоун с размазавшейся тушью под глазами.
- Что значит не иметь оправданий в виде красного контура полумесяца?
- Оправданием? - не поверила своим ушам девушка. - Оправданием? Ты считаешь, что я оправдывала свои мерзкие поступки фактом наличия красного полумесяца? Ты серьезно полагаешь, что есть принципиальная разница? Тогда ты меня совсем не знаешь...
Она отступила на шаг назад, пытаясь оказаться от него как можно дальше. Теперь она начала понимать, какая огромная пропасть выросла между ними. И виноваты в этом не столько десять лет разлуки, сколько разный образ жизни и окружающие люди и вампиры. В обществе Николь девушка вела себя соответствующе, но вместе со спасительным приходом Стиви Рей, пришла и надежда на другой исход. А Эрик намерено лишил себя любого шанса на преодоление сложившейся ситуации, не давай Венере даже малюсенького шанса ему помочь. Возможно, она действительно не могла помочь несчастному вампиру, но Венера бы сделала все, чтобы попробовать. Девушка задумалась еще сильнее, что бы было, если бы он пришел к ней со своей проблемой, а она бы не смогла его спасти. Разочарование, злость и обида - вот все, что они бы получили от продолжения отношений. Быть может он, сам того не подозревая, дал ей силы встать на ноги, начать свой бизнес и жить собственной жизнью. Ведь ненависть лучший мотиватор. Во всяком случае для Венеры.
- Я удовлетворил твое любопытство? - спросил он после долгих увешеваний, зачем и почему. Венера пока не могла понять, как относиться к его словам. С одной стороны, было нечто в них, что дало бы надежду маленькой наивной Венере, что все еще жила на задворках сознания вампирши. Он почти признался, что защищал ее, пусть в ущерб своим собственным чувствам, и что не покинул бы ее теперь, если бы ситуация повторилась. Но при этом взрослая Венера понимала, что ей этого мало для того, чтобы банально упасть в распахнутые объятия Найта. Теперь уже ей было мало ничего не значащих слов. Она отлично помнила его актерское прошлое, и понимала, что большая часть из этого игра. Игра, в которую возможно верит он сам. А она больше не верила.
- Удовлетворил, - ответила она. Голос был ровным и спокойным. - Ты ни сколько не изменился. Теперь я это вижу. А теперь выслушай меня, раз ты считаешь, что самое время для подобных разговоров. Я благодарна тебе. Искренне благодарна за то, что ты уехал. Ты сделал меня сильнее, тверже и увереннее в том, что я должна сделать свою жизнь именно такой, какая она есть сейчас. Все случилось так, как должно было быть. Тебе выпало тяжелое испытание, поверь, я знаю, каково это. Но я также знаю, что Богиня не делает ничего просто так. Уверена, у нее есть план для тебя, просто ты еще не понял, в чем он состоит. Если ты захочешь вернуться на путь Никс, то ты сможешь это сделать. Если хочешь, я могу тебе помочь в этом. Я можно сказать в этом профи.
Она горько усмехнулась, вспоминая, что пришлось пережить ради возвращения на путь Богини. Она осторожно подошла к вампиру и положила руку на его плечо. Электрический разряд, заставивший ее щеки вновь вспыхнуть, прошил ее тело. Венера поспешно, даже слишком поспешно убрала руку, решив, что с телесным контактом она погорячилась. Рановато...

Отредактировано Venera Davis (28.11.2014 19:45:51)

+1

9

[audio]http://pleer.com/tracks/5495600lsk8[/audio]

Forever and one
I will miss you
However I kiss you
Yet again
Way down in Neverland

Она хотела ему... помочь?
Вампир на мгновение застыл, пытаясь понять, как отнестись к этому новому предложению, но потом понял, что нового под луной ничего нет. Их отношения начались с полного раздора и разлома его чувств, когда он пытался справиться с губительной любовью, что терзала его и заставляла творить безумства. Венера была рядом, когда он снова находил в себе силы, чтобы улыбаться и не чувствовать гадливость от измены, когда пытался забыть ту, что ввергла его в отчаяние и боль, когда ревность стоголовой гидрой захлестывала в кольца самоуничижения. Она протянула руку, и Эрик Найт преобразился, сбросив путы прошлых отношений, найдя себя в безумном сексе, затмевающем все остальные чувства, пока не понял, что секс - не та составляющая, что его скрепляет с яркой блондинкой, в чьих глазах плещется дымка затухающего костра, но стоило ему прикоснуться, как угольки разгорались, опаляя его жидким металлом. Он любил ее. Любил настолько, что, не задумываясь, рисковал жизнью. Потому что... он не искал причин, просто знал, что жизнь без ее тепла не имеет смысла.. тогда он верил, что просто сдохнет, если проведет пару ночей подряд, не сжимая ее в собственнических объятьях. Тогда он верил, что готов умереть для нее, за нее, он был готов расстаться с жизнью, и вряд ли поколебался. С возрастом пришли ответы на многие вопросы и юношеские максималистические притязания. Найт не умер, Найт умел наслаждаться каждым мгновением своего нового существования, стирал ее прикосновения десятками рук. Успешно, но всегда искал ее черты... не находил, бросал, начинал заново, и так в бесконечном круге, словно белка в колесе, убегая от чувств, что были быстрее его мыслей и непременно настигали, больно ударяя обрывками снов, памятью, что подсовывала картинки дежавю, возвращая его в прошлое, где ее улыбка затмевала любые разговоры о богине и смысле жизни. Эрик Найт верил только в Венеру Дэвис. И в то, что он не хочет жизни без ее присутствия, день за днем проживая в ненавистном доме ночи, ожидая ее превращения, чтобы раз и навсегда назвать ее своей, и увезти подальше от всего безумия, спрятать, уберечь.. он решился отказаться от своего призвания ради нее, актерство не стезя бесконечно влюбленного в одну женщину вампира. Он не хотел изменять своей любви, а изменил ей, продолжая придерживаться позиции смены рода деятельности. Жизнь странная штука, но Эрик Найт не хотел, чтобы его спасали. Он не терпел ни йоты жалости, ни грамма покровительства, и пусть ее мотивы были иными, вампир не хотел задумываться над причинами, ему хватало того, что она хотела помочь ему избавиться от его жизни.. в дань прошлому?
Меня не надо спасать!
Ее осторожное прикосновение, а затем то, как она отпрянула от него, как от прокаженного, снесло последние рамки, в которые он себя загонял, вампир пошатнулся вперед:
- Меня не надо спасать, - цедя каждое слово проговорил он вслух, - кто тебе сказал, что я не доволен своей жизнью? Дело в этом? В том, что ты меня жалеешь, хочешь помочь? В тебе всегда говорила жажда света и помощи заблудшим душам?? - вампира несло, и он уже не соображал, когда навис над ней и тисками сжал предплечья, дергая ее на себя.
- Мне плевать на богиню, Венера, плевать на весь мир! Есть только я! Есть только ты. - горькая ухмылка поселилась на его губах, - я рад, что когда-то сумел поступить правильно, ты.. ты прекрасна. - он с трудом разжал пальцы, не скрывая жадно разглядывая ее черты, - ты нисколько не изменилась, разве что линия губ стала тверже, властнее, и как же мне хочется стереть это выражение с твоего лица, заставить тебя вспомнить, какой ты была в моих объятьях, - его рука прошлась по спине, и в одно мгновение он снова целовал ее, запутываясь пальцами в волосах, разрушая ее прическу, жадно опускаясь на шею, покрывая торопливыми влажными поцелуями каждый дюйм кожи, до которой успевал дотянуться, - Венера, как ты не понимаешь, - прошипел он между поцелуями, - мне не нужно спасение, мне нужна ты. - Обхватывая ладонями лицо, заставляя заглянуть себе в глаза, - это всегда была ты. Только ты.

+1

10

На что она надеялась? Что он благоговейно упадет к ее ногам, моля о спасении его запутавшейся души? Или сожмет в жарких объятиях, повторяя, что ждал ее помощи, ибо у самого ничего не получилось? Смешно и наивно было полагать, что Эрик Найт будет плакать и умолять. Она не дождется этого никогда, и не стоило даже рассчитывать. Она в очередной раз пыталась увидеть в нем то, что всегда пыталась разглядеть: душу, невинную и нетронутую тоннами обид и горечи, что он с лихвой хлебнул в этой жизни. Того наивного мальчишку, что рос в отчем доме и еще не подозревал о том, какие неприятности готовит ему беспощадный рок. Но ее надеждам не суждено было сбыться. Его глаза полыхнули холодной синевой, не пуская ее в отгороженную высокими стенами душу.
- Меня не надо спасать, - процедил он. Венера испуганно распахнула глаза, судорожно соображая, куда бы деться от ледяного холода, сквозившего от слов вампира. Холодные пальцы словно щипцы сомкнулись на ее предплечьях. Девушка посмотрела на знакомые руки, причинявшие теперь нестерпимую боль, и вновь подняла глаза на Эрика. Неужели она опоздала? Неужели он теперь превратился в того монстра, которым она всегда боялась стать? Вдруг для него уже нет светлого будущего, а впереди лишь мрак и тьма? Горькие слезы просились вновь наружу, но она дала себе зарок и будет его выполнять не смотря ни на что. Тем временем вампир признавался в очевидном: его не заботило ничего, кроме его собственного комфорта и удобства.  Это было так по-эриковски, что она едва не рассмеялась. Но облегчение пришло почти сразу. Нет, она не думала, что он кинется ей навстречу, лишь только услышав о предложении помочь. Он отвергнет ее попытки сразу и безоговорочно, и, скорее всего, страшно обидится, что она посмела сделать такое!
- Я рад, что когда-то сумел поступить правильно, ты.. ты прекрасна.
Так странно было услышать комплимент посреди пламенной речи о том, что весь мир может катиться к черту, лишь бы жизнь Эрика Найта была такой, как ему нравится. При чем тут она? Не уловив связи, Венера сдвинула брови, пытаясь прислушиваться повнимательнее, дабы не упустить суть признания. Жестокие пальцы разжались, оставляя на белоснежной коже красные пятна. Девушка неосознанно подняла ладони и потерла саднившие места. Тем временем Эрик разглядывал ее с таким интересом, что ей стало аж неудобно.
- Ты нисколько не изменилась, разве что линия губ стала тверже, властнее, и как же мне хочется стереть это выражение с твоего лица, заставить тебя вспомнить, какой ты была в моих объятьях.
Венера округлив глаза, непонимающе смотрела на вампира. Она все пыталась понять, где в комнате может быть скрыта камера, ведь это смахивало на какой-то розыгрыш. Эрик Найт практически признавался ей в искренней любви, что никак не согласовалось с ее собственным понятием о том, как должен был пройти этот вечер. Не давая ей опомниться, вампир страстно поцеловал ее и продолжил сладостную муку поцелуями дальше по ее шее, бормоча нежные слова во время коротких перерывов между ласками. Венера закрыла глаза, отдаваясь в руки Найта без остатка, также как это было раньше. Недолетка и профессор. Запретная страсть. Руки Эрика скользили по ее спине, оставляя нечеткий след из мурашек на коже, а в голове не было ни единой мысли, словно враз все куда-то улетучилось. Стоп! Также? Венера резко открыла глаза, приходя в себя.
- А ты не боишься, что я могу стать тем самым нежеланным спасением? – прошептала она в ответ. Слова давались с трудом, ведь вампир не прекращал жадно целовать ее шею, а эти ласки всегда были самым опасным оружием в арсенале Найта. Она никогда не могла мыслить здраво в его объятия. Но все хорошее когда-то заканчивается. И вот она пыталась отвлечь его разговорами от этого занятия. Ведь оттолкнуть его она не могла, ее руки отказывались повиноваться, обнимая вампира за шею и еще сильнее притягивая к себе. Дыхание вырывалось из легких короткими горячими порывами, а в туалетной комнате вдруг стало нестерпимо жарко. – И раз ты пытался меня оградить от всего этого, то что изменилось сейчас?

+1

11

Правда. Будь у Найта желание, спрятанное в каких-нибудь лепестках или бородах, единственное чего бы пожелал вампир, так это полностью отказаться от этого понятия. С людьми было проще. Всегда было проще, когда он только рос и понимал, что улыбка из-под опущенных ресниц творит чудеса, не стоит рассказывать о невыполненном домашнем задании или разбитой вазе, достаточно обратить внимание на умильный вид, да запудрить мозги. Да хотя бы фактом о птице за окном. Главное, как преподнести! А вот таланта рассказчика у Найта было уж точно не отнять. Он всегда лидировал в устных предметах, а потом и в вопросах обольщения лиц противоположного пола. Конечно, ведь женщины любят ушами, а Эрик так любил на них кататься. Хотя стоит признать женщин он тоже любил, можно сказать боготворил сей подвид за благосклонность к нему и приятные ощущения от близкого контакта, пока некоторые события не настроили его на философский лад, требуя применить знания о лицемерии в полной мере. Найт научился носить маски, и примеряя очередную, порой, забывал снять прежнюю, со временем потерялся в них, как в кривых зеркалах, так и не разыскав себя под сотней отыгранных личин, чувствуя часть от каждой в себе. Балансируя на грани своего "я", и внезапно полностью потеряв того, кем родился. Когда-то он даже завел дневник, пытаясь разобраться в самом себе. Наивное желание смириться с неизбежностью образов. Сейчас Эрик даже не желал задумываться над тем, кто он и чего ему нужно от жизни. Хватало сегодняшнего дня и желаний. На данный момент он хотел Венеру. Зачем были нужны вопросы. Его жизнь подчинялась простому правилу - никаких правил в части получения желаемого, а значит, отвечать Венере на ее настойчивые слова не следовало. А что мог сказать Эрик?
- Что изменилось?
- Ничего. Я все так же не намерен менять свою жизнь. Даже ради тебя.
- Кто-то говорил о любви?
- А кто сказал, что твоя любовь перевешивает все остальные блага?

Тут непременно следовала пощечина, а рука у Венеры была тяжелой. Найт не долго думал, теряясь лицом в ее волосах, и впитывая в себя аромат ее кожи. Ее тело все так же отзывалось на его ласки, и, казалось, что не прошло и мгновения со дня их последней встречи.. И не было карнавала.. Было только желание быть рядом, несмотря на то, что мир вокруг сходил с ума, не взирая на свои мечты, заменяя понятие "мир" на "Венера" и путаясь в них. Забывая слово "я", находя "мы". Все было проще тогда.. сейчас.. почему бы не поверить в то, что они стоят на пороге Храма Никс, и яд трав, которыми окуривалось священное место только просачивается из-за закрытых дверей? Хотелось быть там. Впервые за долгое время Эрик Найт пожелал чего-то настолько сильно, что решил отдаться ощущениям.
- Я не могу отрицать очевидного, когда ты так близко. - подхватил ее на руки, усаживая на дубовую столешницу, рядом с умывальниками, и притянул к себе, безбожно задирая платье, и ощутив тянущую боль от ее прикосновения, впился губами в приоткрытые губы, скользя руками по обнаженным бедрам. Оторвавшись, обхватил лицо в ладони, нашел глаза, затуманенные дымкой, как и десяток лет назад. Ничего не изменилось..
- Я люблю тебя, Венера Дэвис, всегда любил.
Когда-то для этого признания понадобились месяцы, сейчас же хватило и минут. Найт стал старше, и не стремился прятаться, защищаясь от возможных отказов или насмешек, не боясь своих чувств, принимая себя таким, какой он есть. А он хотел ее, хотел повзрослевшую блондинку, которую когда-то изучил до кончиков пальцев, сейчас же перед ним была незнакомка, и от того ощущения были острее. И еще... еще Эрик хотел вернуть ту свою часть, что сгорала от желания почувствовать, как ее губы впиваются глубже, забираясь в кровоток, там где удовольствие смешивается в чистый восторг, не замутненный даже призраком разума.
Он отпрянул, проводя ногтем большего пальца по своей шее, чувствуя как кровь выбирается из своих оков, осторожной струйкой скользя вниз, стремясь окрасить белоснежную рубашку багрянцем, пока Эрик внимательно наблюдал за красной вампиршей из-под опущенных ресниц.
У Венеры были свои слабости, а Найт никогда не играл по правилам.

+1

12

Венера крепилась, как могла, удерживая уходящее в астрал сознание. Объятия были слишком знакомыми, каждое движение дарило огромный шлейф воспоминаний, вспыхивающих подобно фейерверку: ярко, но быстротечно. Все их встречи,  каждая малюсенькая деталь сейчас казались гораздо реальнее, чем нынешняя вечеринка. Как будто не было долгих десяти лет в разлуке, как будто только что они вернулись с рядовых лекций Дома Ночи, вошли в просторные комнаты в Преподавательском корпусе, где они были по-настоящему влюблены. Она не ожидала, что для возрождения чувств хватит короткой встречи. Не к такому она готовилась, не так она хотела вести себя перед Эриком. Мисс Дэвис стояла в белоснежной туалетной комнате ресторана, тая под поцелуями вампира. Только теперь она поняла, какую власть он имеет над ее телом и душой. Венера не на шутку испугалась его влияния. Если Найт захочет, то может делать с ней все, что его темной душе захочется, а она будет смиренно выполнять любой его каприз. Нет, не этого она ждала от самой себя. Неожиданно, Венера разозлилась. Не на вампира, страстно целующего ее шею, не на судьбу и злосчастный рок. Она злилась на саму себя, что не смогла удержать себя в железной хватке, в которой пребывали последние несколько лет все ее мысли и чувства. Как она могла так просто сдать свои позиции и вновь кинуться в омут синий глаз? Она уже забыла, что пыталась выведать у Эрика правду, забыла, какую нечестную игру тот затеял. И правдивый ответ ее немного смутил.
- Я не могу отрицать очевидного, когда ты так близко, - судя по искренности шепота, если такая мера вообще существует, он говорил истину. Венера удивилась, что вампир чувствует почти то же самое, что и она. Они словно в зеркале отражали эмоции друг друга. «Как две половинки» – мелькнула дурацкая мысль. Но Эрик подхватил ее и усадил на холодную столешницу, задирая платье. Все мысли улетучились, оставляя место пожирающей страсти. Вампир притянул ее к себе, проводя ладонями по обнаженной коже. Девушка двигалась не осознанно, самые низменные, порочные желания владели ее телом, оставляя неприятный осадок на душе. Как будто все шло не так, как должно было. Найт оторвался от ее губ и тихо сказал:
- Я люблю тебя, Венера Дэвис, всегда любил.
Любая девушка на месте Венеры завизжала бы от радости, и отдалась бы ему прямо на кафельном полу женского туалета. Но она была самой собой. К тому же она теперь была вампиром. Она сразу почувствовала, что это правда, но какая-то однобокая. Как будто Эрик хотел сказать в конце большое «НО», однако, отчего-то промолчал. Этот маленький союз встал между ними, резко очерчивая границы, которые им не стоило переходить.
Эрик отодвинулся и быстро провел по тонкой коже ногтем, оставляя алую влажную дорожку из мгновенно выступившей крови. Венера нервно глотнула набежавшую слюну. Перед ее глазами распахнулось другое воспоминание: небольшая площадка перед Храмом Никс в Талсе. Темные нити, опутывающие ее, испуганные лица Афродиты и Эрика. И Неферет. Девушка хотела возразить, что не желает повторения банкета, и ей совершенно не хочется проверять, сможет ли она устоять в этот раз, не убив Найта. Но зов крови был сильнее всего, что она когда-либо испытывала. Этот безумно привлекательный запах тут же вонзился в ее разгоряченный мозг, будоража самые заветные чувства. Она слегка подалась вперед, впитывая каждую частичку этого божественного запаха. Эрик слишком хорошо ее знал. Он предлагал ей свою кровь добровольно, не так как в прошлый раз, когда недолетка взяла ее силой. В его глазах отражалось желание не просто обладать ею, он хотел, чтобы она вновь попробовала его кровь. Интересно, какая она на вкус? Изменила ли ее тьма, которую туда запустила Неферет? Она склонила голову, не отрывая взгляда от кровоточащей ранки. Еще немного и кровь испачкает его безупречную одежду. Скажет, что порезался, когда брился? Она оторвала взгляд от завораживающей крови, и посмотрела на Эрика, как будто спрашивая разрешения. Его глаза все так же отчаянно желали того же, что и она. Венера обхватила его руками за шею и притянула к себе. Теплая ароматная кровь коснулась ее губ и потекла в саднящее от жажды горло. Венера застонала, наслаждаясь процессом. Ее пальцы зарылись в мягкие волосы Найта, а ноги самостоятельно сомкнулись на его бедрах, не давая выпутаться из ее объятий. Невероятные ощущения никуда не делись, но она прекрасно оценивала ситуацию по биению сердца вампира, по его дыханию и едва заметным движениям тела. Она контролировала себя. Вампирша точно знала, когда стоит остановиться, чтобы не навредить Эрику. Спустя всего лишь минуту, Венера оторвалась от ранки, осторожно проведя по ней языком, запечатывая разрез. Она удивленно посмотрела на вампира.
- Не думала, что ты вновь сможешь довериться мне, - тихо произнесла она. – Учитывая, как плохо все закончилось в прошлый раз.
Венера тяжело дышала. Кровь лишь раззадорила ее еще больше. Столешница под ней уже пылала, заставляя нервно ерзать на месте. Если бы не все эти гости, будущие клиенты и прочая шушера, то она последовала бы заразительному примеру других девушек, и с победным рычанием отдалась бы на волю судьбе и вампиру. Но она сдерживала себя куда лучше, чем ей казалось в начале. Ее щеки пылали, а губы слегка распухли и жаждали продолжения поцелуев. Она легонько провела по ним языком, убирая алые капельки крови, и улыбнулась Эрику.

+1

13

Он знал, что Венера не откажется от крови, жажда была сильнее ее, и пусть бы она ненавидела себя за это желание, но отвернуться.. В тот момент, когда ее губы приникли к его шее у Найта блеснула торжествующая улыбка, чтобы тут же пропасть, все смел натиск утекающего кровотока, а вслед за ним мир взорвался кровавым штормом. Ярко, нежно, горько, страстно, все смешалось и закрутилось, Найт лишь чувствовал, как желает, чтобы ее глотки были быстрее, губы впивались сильнее, она была ближе, как тогда, много лет назад. Когда не существовало преград между телами, душами, когда они сливались в одно, думали об одном, мечтали об одном. Но даже сейчас Эрик четко отделял себя прошлого от настоящего, и прекрасно знал, что точка невозврата пройдена уже давно. В тот самый день, когда он закрыл за собой двери и нетвердо шагая отправился прочь, совершенно не понимая куда и зачем идет. У него был билет в один конец, были деньги, не было цели, лишь добраться до дома. Вернуться туда, где он еще чувствовал себя свободным от всей этой вампирской составляющей, что невыносимо требовала крови. Он не сразу добрался до аэропорта, жажда и одинокая девчонка на позабытой ее богом остановке сделали свое дело, уже потом, когда он держал ее на руках и прислушивался к еле слышному сбившемуся дыханию, вампир понял, что натворил. Отполз в сторону и уткнулся в фонарный столб, и зачем-то отчаянно пожелал, чтобы она не чувствовала боли, нес бред еще нерастраченной души о море и прибое, а девчонка вдруг приподнялась и невидящим взглядом уставилась перед собой, с улыбкой шепча о том, что всегда мечтала увидеть океанский бриз... тогда он сбежал, подумал, что она сошла с ума, а Найт всегда боялся безумия больше, чем смерти. Тогда он не понял, что он получил в дар от темных нитей, опутывающих его все сильнее, он чувствовал их днями, они душили, привязывая его к кровати, заставляя тело выгибаться под неестественной дугой, он рвал подушки и кричал, доводя до исступления прислугу в родном поместье, где вскоре остался только лишь с отцом. Найт худел и боялся спать, рисуя у окна портрет блондинки, непременно заштриховывая дымкой ее глаза, добавляя образу той туманности, что всегда оживала под его руками. Найт крошил стекла и встречал лучи солнца, неприятно царапающие кожу, но ничто не могло вычеркнуть и стереть память. Ничто, кроме него самого. Надо было лишь смириться с неизбежностью, и Эрик шагнул вперед. Тогда то он понял, что нити ласкают, шепча о том, чего он хотел лишиться, нити верны и доверчивы, как щенки, что лижут ноги хозяина, надо только подпитывать их вовремя, он стал повелителем. И пусть Эрик владел только собой, но это была самая большая победа в его жизни.
Он больше не брал в руки карандаш, не писал на полях сонеты Шекспира. Эрика Найта - лауреата всевозможных конкурсов, талантливого синего вампира, подающего большие надежды больше не существовало.

Ее губы оторвались, и по началу он даже пошатнулся, словно теряя опору, но быстро пришел в себя. В ответ на ее слова лишь улыбнулся.
- Многое изменилось, Венера. Ты изменилась. Не ожидал, что ты впитаешь в себя столько света.
Это открытие неприятно поразило его. Действительно, Венера была одной из тех, кто верно стоит на пути Никс, проповедуя идеи служения Богине. На Найта это наводило лишь скуку, и сейчас, вместо того, чтобы закончить начатое, чем непременно бы занялся прошлый Эрик, сгорая от нетерпения овладеть Венерой до конца, он отодвинулся, выбираясь из тисков ее длинных ног. Протянул руку, помогая спуститься с мраморной поверхности, потянул за собой, отворяя дверь. За ней как раз объявили вальс.
- Потанцуем? - вампир утянул ее в зал, тут же притягивая к себе, и делая первый шаг в танце, чувствуя быстрый сытый бег ее сердца, вздымающий грудь. Вальсировать было легко, чувствуя любые изменения ее шага и меняя ритм танца, наполняя его плавными движениями Венеры, грациозно скользящей по паркету, заставляя другие пары расступаться, признавая их права на площадку.
Глаза в глаза, буравя друг друга, он не знал, чего ей хочется больше, убить его или поцеловать, делая ставку в казино, он поставил бы равные кучки фишек. Улыбнулся мальчишечьей улыбкой, затрагивая не только губы но и взгляд, в котором отразились десятки дьяволят. Словно не было этих лет..
- Почему ты меня не забыла, Венера? Случая не представилось? - нахально, не сбивая рисунка танца.
Таким был Эрик Найт, таким она его любила, пока попросту об этом не позабыла..

+1

14

По непроницаемому лицу Эрика невозможно было понять, что он думает. Хочет ли рискнуть и проверить, насколько сильна ее воля. Или же своя собственная. Насколько подсказывала память, ему всегда нравилось именно так проводить совместные вечера. Хотя Венера чаще предлагала ему свою кровь, дабы не искушать тьму внутри себя. Сейчас же роли были распределены наоборот. Вампир был скован силами Неферет, а Венера напротив – была ближе к свету, чем была когда-либо. Найт слегка покачнулся. Венера нахмурилась, она была уверена, что не нанесла ему урона настолько, чтобы его организму не хватало живительной жидкости, бегущей по его жилам. Видимо, тут было дело скорее в эмоциях, нежели в физическом состоянии. Венера едва заметно ухмыльнулась. Его тело тоже помнит, каково им было вместе.
- Многое изменилось, Венера. Ты изменилась. Не ожидал, что ты впитаешь в себя столько света, – сказал он.
- Хм… - протянула девушка. – Не знаю, как следует мне это воспринимать. Как комплимент или нет?
Почему-то ей казалось, что второй вариант был предпочтительнее. Ведь Эрик столько лет прожил под влиянием темных сил, что свет, исходивший от вампирши, был как свет ксеноновых фар приближающегося автомобиля: вроде и светло, но безумно неприятно. Найт отстранился и подал ей руку. Она засомневалась, стоит ли идти с ним, куда бы то ни было. Он мог повести ее как в зал, полный людей, так и в уединенную комнату, чтобы, наконец, заняться тем, чем они обычно занимались после питания кровью. Венера закусила губу и сжала протянутую руку, слезая с горячее столешницы. Он отворил закрытую дверь и тихо предложил:
- Потанцуем?
Венера опешила. Вот уж чего она не ожидала, так это приглашения на танец. Она открыла рот, дабы возразить, что сейчас им лучше не танцевать, ведь Эрик хоть и пышет здоровьем, но все же потерял немного крови. Но вампир не стал дожидаться ее несмелых возражений и потянул на танцпол. Мгновение, и мир закружился вокруг них, будто в калейдоскопе, меняя краски быстро и почти неразборчиво. Толпа превратилась в одно большое размытое пятно, обволакивающее танцующих. Эрик кружил ее по залу так, словно они были партнерами с самого детства, занимаясь оттачиванием движений каждый день, настолько неуловимо и четко они действовали вместе. Должно быть, весь зал сейчас с упоением наблюдал за совершенным действом, разворачивающимся в зале ресторана. Венера пристально смотрела в глаза вампиру, пытаясь понять, что сейчас происходит с ним. Он стал почти тем, кого она помнила, и бережно хранила на задворках своих воспоминаний все эти годы. Перед ней был профессор литературы из Дома Ночи города Талсы. Она зарделась, вспоминая, как она себя чувствовала под взглядом теплых синих глаз. Блин, как это унизительно в таком возрасте чувствовать себя семнадцатилетней дурочкой! Ненавижу!
- Почему ты меня не забыла, Венера? Случая не представилось? – спросила Эрик. Все наивные мысли сдуло со скоростью ураганного ветра. Девушка закатила глаза, и случайно выползшая улыбка превратилась в тонко сжатые губы.
- Опять решил выведать мои сокровенные тайны, Найт? – спросила она. Глупо, конечно, делать вид, будто тебе все равно, когда только что с удовольствием питалась его кровью, но попытаться никогда не поздно. – Не забыла, потому что ты был важной частью моей жизни, - она давала понять, что главное в произнесенной фразе – слово «был». – Не забыла, потому что было слишком много проведенных вместе часов и минут, чтобы вот так запросто выбросить их из памяти. А ты? Почему пошел за мной, когда было бы гораздо проще сделать вид, будто ты не заметил моего присутствия? Как тогда десять лет назад. Уйти и забыть.
Она вопросительно уставилась на него, продолжая следовать за ним в танце. Напряжение в ее движениях немного смазало гармоническую идиллию их пары, но для любого человека они все равно двигались безупречно. Музыка закончилась высокой нотой, и они остановились посреди зала. Гости громко зааплодировали, возможно, приняв их за приглашенных танцоров. Венера отступила на шаг назад, и вдруг поняла, что не желает знать ответа на заданный вопрос. Вдруг он скажет, что тоже не мог меня забыть все эти годы? Что если он скажет опять, что любит меня, и я ему поверю? Жить долго и счастливо нам в любом случае не светит. Тогда что я буду делать с осознанием того, что могло бы быть между нами, не случись Неферет в нашей жизни? Она неловко обняла вампира, прощаясь с ним уже навсегда. Она не собиралась испытывать судьбу еще раз, и с вожделением ждать, даст в этот раз она ей волшебного пинка, или же наградит за столь долгое ожидание. Вампирша не была азартной, и совершенно не желала проверять, что приготовлено ей в будущем.
- Прости, я не должна была, - неловко извинилась она. – Мне нужно идти…
Венера запаниковала и быстрым шагом отправилась прочь из ресторана. Прочь от болезненных воспоминаний, прочь от Эрика Найта.

+1

15

Почему он не прошел мимо? Эрик действительно задумался над вопросом, зачем было столько лет бегать прочь, чтобы затем нагнать и навязать свое присутствие. Может, он устал убегать от очевидного: сколько бы лет не проходило, он будет помнить о месяцах, проведенных вместе, а может, в дело вступило банальное любопытство, кто знает, что творилось в душе Найта, когда он и сам туда не желал заглядывать, предпочитая двигаться по жизни только вперед, минуя остановки, не давая заднего хода, двигаясь туда, куда унесет течение его желаний. Сегодня Найт хотел одного, а завтра другого, сумбурные мысли, сумбурное хаотическое движение, но, главное, Эрик всегда поступал согласно своему кодексу жизни, этого хватало, чтобы быть в согласии с самим собой. К чему он стремился? От чего убегал? Ответов не было и быть не могло, у Найта хватало сил и средств, чтобы по-максимуму прожить сегодняшний день, а завтра? Пусть о завтрашнем дне думают проповедники и глупцы-мечтатели, вампир перерос ощущение: лучшее только впереди. Он умел наслаждаться и ловить момент, умел ловить волну и был на гребне: успеха, влияния, состояния тела и души, ценил, что имеет, не это ли счастье?
Музыка внезапно оборвалась, и под звонкие хлопки, Венера вдруг приникла к нему, обнимая искренне, словно не было этих лет, когда они умудрились повзрослеть и обзавестись собственными жизнями, перпендикулярными, как две никогда не пересекающиеся прямые, а потом ускользнула, оставив его в одиночестве, совершенно обескураженно переваривающим слова:
- Прости, я не должна была. Мне нужно идти…
Неловкость взамен на тепло - плохая и неудобоваримая замена. Найт нахмурился и провел ладонью по волосам, как когда-то давно, в годы юности, в том самом доме ночи о котором больше не желал даже думать. Заметил свое движение, нахмурился еще больше и усмехнулся над самим собой, что снова, как и десять лет назад растерян и пребывает в совершеннейшем разладе с самим собой. Какая-то часть Найта рвалась вслед по залу догнать и никогда не отпускать от себя Венеру, вторая же истерично желала удалиться на Аляску, или в Мексику, словом туда, где не будет и намека на существование красной вампирши, чей прилипчивый аромат так и остался на его одежде, хотя несмотря на эту какафонию он чувствовал спрятанный тонкий и чистый  запах, присущий ее коже, и это переворачивало его нутро, заставляя легкие смешиваться с сердцем, что одновременно выбивало воздух и пускало вскачь дыхание, вампир был обескуражен. И продолжал стоять посреди зала, снова запустив руку в волос и совершенно испортив прическу, пока к нему не подлетела дочь Брауна - именитого прокурора, которого он окучивал и защебетала что-то невразумительное о том, что им непременно нужно потанцевать, оказывается Найт шикарный танцор, и хоть она догадывалась по его горделивой посадке головы и осанке, что он явно занимался каким-то спортом, но танцы это так чудесно... и продолжала еще нести подобный бред, приноравливаясь к мелодии, звучащей из колонок в углу зала, не обращая внимания, что Эрик даже не стремиться ответить ей хотя бы словом.
- Потанцуем? - наконец, очнулась она.
- Конечно, мой слонотопик, - Эрик широко улыбнулся.
- Что? - "дама" слегка обалдела.
- Я говорю, что вот тот господин в углу приятной наружности очень ждет тебя, а ты так хочешь с ним удалиться, потому что он невероятно сексуальный. - Вампир закатил глаза, больше не желая смотреть на внимающую ему с открытым ртом дуру.
- Так я пойду? - смущенно зардевшись отозвалась она.
- Иди, и ешь поменьше пончиков, прелесть...
Вскоре весь зал с изумлением наблюдал, как дочь прокурора вытягивает из зала огромный фикус в горшке, волоча его по полу вместе с шелком своего платья.
- У золотой элиты свои причуды, - выдал Эрик отпивая очередной глоток своего виски, сидя за барной стойкой, и наблюдая за яркой брюнеткой рядом.
- Эрик Найт, - промурлыкал он, - Кажется, нам еще не доводилось встречаться, с кем имею честь выпивать?..

+1

16

Прохладный воздух был тем, что доктор прописал. Венера радостно подставила пылающее лицо ветерку, наслаждаясь, как все волнения и тревоги улетучиваются вслед ветру. Ситуация, конечно, была не самая удачная, Дэвис думала, что вечер пройдет более плодотворно, потому и отпустила водителя до самого утра. Но теперь планы поменялись, и она вышла в ночь, пытаясь отыскать на парковке свой лимузин. Скрыться, убежать, подумать, успокоится. План был не слишком сложный для исполнения. Только заметив белоснежные бока своего авто, Венера припустила  к нему, надеясь скрыться от всего мира в нем. А там уже спокойно вызвать водителя и, наконец, уехать с треклятой вечеринки. Луна блекло освещала ее путь среди блестящих авто гостей. Некоторые водители провожали вампиршу удивленными взглядами, но не останавливали ее. Подумаешь! Что только эти богачам в голову не приходит? Вдруг это очередная фишка, бегать среди автомобилей с перекошенным лицом, не обращая внимания на остальных нечаянных свидетелей сего действа.
Венера пролетела последние несколько метров будто подхваченная невидимыми силами, ее туфли практически не касались земли. Она благодарно выдохнула и открыла дверцу. Удивление и шок. Лицо перекосила гримаса отвращения, и девушка с силой захлопнула дверцу. Несколько пар глаз уставились на изощренно матерившуюся особу.
- А с виду такая приличная женщина! – шепотом сказала один из водителей. Венера метнула на него такой пылающий взгляд, что мужчина тут же замолк, удивленно глядя на нее. Он ведь и не мог помыслить, что она прекрасно слышала каждое его слово, даже не напрягая свой чуткий слух. Она раздраженно рыкнула и пошла обратно к дому, яростно отстукивая каблуками дробь. Гости продолжали веселиться и танцевать, не подозревая, что разъяренная ваприша только что вернулась в зал. Венера глазами отыскала Эрика, сидевшего как ни в чем не бывало у стойки бара, нежно беседуя с какой-то дамой. Ей безумно не хотелось опять сталкиваться с ним, но выбора у  нее не было. Либо он, либо полиция. После недолгих размышлений решение было принято в ползу бывшего любовника. Она прошла по периметру зала, дабы не привлекать к себе повышенное внимание толпы. Эти короткие минуты она пыталась взвесить все «за» и «против» такого расклада. Она и сама могла бы справиться с этой неприятностью. Она была нечеловечески сильна, да и с мозгами ей в принципе повезло. Но что-то незримое маячило на краю ее сознания, подсказывая, что ей нужна помощь. Любая. Водитель отпал сразу. Он обычный человек, еще чего доброго обвинит ее в произошедшем, да и полицию вызовет. Нет, так дело не могло развернуться. Только не сейчас, когда бизнес идет в гору, и у нее в жизни появилось все, чего она желала.  Быть может позвонить Фей? Нет, она сейчас в другом штате и явно не успеет до рассвета добраться до сюда. А проблему надо решить именно до рассвета. Ибо после восхода солнца этих проблем станет две. Она подошла к барной стойке. Найт сидел к ней спиной, не видя ее приближения. Хотя, факт ее нахождения неподалеку явно не мог скрыться от его вампирского чутья. Она осторожно положила ему правую руку на плечо.
- Эрик, - ее голос едва не задрожал. Она ненавидела себя, но знала, что другого пути у нее нет.
- Мне нужна твоя помощь, - она скромно потупилась, и продолжила смотреть на собственный подол. – Поверь, была бы моя воля, ты бы меня больше не увидел, но тут возникла ситуация… Очень щекотливая, и мне нужно твое немедленное участие.
Она осмелилась поднять глаза, и наткнулась вновь на свет льдисто-голубых глаз, и остолбенела. Аааа… Не смотри на меня так! Черт, ты же знаешь, что у меня сразу ноги подкашиваются. Вот, скотина, он это специально!
Она топталась на месте, нервно ожидая ответа и вердикта правозащитника Найта, искреннее надеясь, что он не заверещит будто девчонка при виде «неприятности» в ее машине и не побежит вызывать полицию. Хм, он еще и обвинителем в суде может выступить. Хотя нет, он же правозащитник. Круто! Если что, ему еще и отмазывать меня придется! Коварные мысли летели со скоростью света, меняясь с каждым мгновением ожидания. Тысячи и тысячи вариантов развития сюжета пролетело в ее голове. Легче ей не становилось, ибо сознание как назло подсовывало самые кровожадные и удручающие сценарии.

+1

17

[audio]http://pleer.com/tracks/4480941O2fe[/audio]

Ты – в плаще. И дым сигареты.
Дождь. И мокрый асфальт Берлина.
Лица – словно теней портреты.
Храм готический – как картина.

Я тебя дожидаюсь в ванной.
А ты не хочешь ко мне подняться.
Сколько ждать ещё, мой желанный?
Я так хочу тебя вновь бояться.

Я дарю тебе букеты алых слёз из моего запястья,
Я хочу найти ответы на вопрос о том, что значит счастье.

И все шло по заведенному сценарию. Он уже был зачарован и влюблен. Кто не сознавал, что значит ловить рваные вздохи жертвы ничего не смыслят в настоящей, дрожащей, как пламя свечи и хрупкой в своем несовершенстве жизни. Эрик получал истинное наслаждение от самого процесса соблазнения, обещая глазами тот пожар, который не может дать ни один атомный взрыв. И они шли. Зная, что падают в пропасть, слишком желанным было падение, слишком мечтательно было уснуть в его объятьях, уснуть и не проснуться? Что ж, яркий всплеск рассеивающий унылое прозябание или боль от страха припасть к тайне бытия, пусть придется ползти на коленях, оставляя за собой страдания души и тела? Они выбирали его, умоляя о продолжении, в эйфории не чувствуя, как бездумно рассеивают алые капли своей жизни, а они опадают к его ногам, не замечая, что он не тонет с ними в той сладостной боли, не осознавая, что он их мучитель. Не понимая, что они рабыни своего желания принадлежать, хоть на минуту, быть нужными, необходимыми, пусть и своему палачу. Он не был милосердным убийцей, в нем не было сострадания, быть не могло, расчленяя людские пороки на составляющие, Эрик Найт давно проникся омерзением к этим жалким созданиям, ими правила похоть, алчность, зависть. Желание большей наживы и необходимостью унижения ближних. Найт не принадлежал к стаду, он был волком одиночкой, не связываясь обязательствами, не чувствуя ни грамма участия к тварям, пропагандирующим любовь к миру, но насилующим детей, прячущим разврат за монашескими сутанами, скрывая отсутствие души за яркими одеждами. Мир прогнил изнутри, и ему давно не помешала бы революция, но Эрик не был революционером, ему не было дела до подъема нравственности и возрождения человечества в целом. Он был хищником, тем, кто выхватывает свое из смешавшейся в грехопадении толпы. В нем не было сожалений и состраданий, он был проникнут своей миссией, наблюдая за тем, как сердце отсчитывает последние удары, Эрик чувствовал себя творцом. Рисуя радужные картины под поникшими в вечном покое веках. Они уходили с улыбкой. И видит Никс, никогда не были так счастливы, как до встречи с очаровательным незнакомцем с наглой улыбкой.

Девушка уже вовсю смеялась, и все чаще трогала его за рукав пиджака, словно пытаясь распробовать то, что он мог предложить, Найт откровенно усмехался над ее наивностью в части плотских утех.
- Эрик, - знакомый дрожащий голос поселил раздражение на подкорке. Не здесь и не сейчас. - Мне нужна твоя помощь, - только этого не хватало!
Льдистый холодный блеск сменила заинтересованность и он обернулся на голос Венеры, выслушивая о том, что он ей оказался нужным, а иначе она бы предпочла находиться от него подальше.
Что ж... зато откровенно.
Вампир обернулся к незнакомке, находя ее глаза.
- Послушай-ка пение жаб на болоте, мне тут предстоит выслушать не менее очаровательное выступление.
Снова посмотрел на Венеру:
- Итак, что стряслось, что ты решила поступиться своими светлыми принципами и обратиться к ненавистному мне? На нее, - Эрик махнул пальцами в сторону зачарованно пялящейся вперед незнакомки, - не обращай внимание, она сейчас где-то в полях под Техасом, скажу тебе гиблое место.

Отредактировано Erik Night (02.12.2014 10:00:30)

+1

18

Столько много вещей тут же пришли на ум молодой вампирше, которые она бы предпочла сделать, лишь бы не стоять здесь, напротив ухмыляющегося вампира, сгорая от стыда и нерешительности: стретить рассвет, например; расцеловать Неферет; возможно даже сесть на жуткую диету из одного пакетика крови в неделю! Черт, она предпочла бы все это вместе и по отдельности, только бы уйти отсюда и сказать, что это ему просто показалось, и ей совсем не нужна его помощь. Но это было не  так. Венера заплатила бы кому угодно, любому шоферу со стоянки, дабы он избавил ее от постыдных последствий неудачного происшествия с ее автомобилем. Но она не могла этого сделать. Никто бы не понял. Даже за кучу денег. А может поступили бы еще коварнее: согласились, а потом, пока она не видит, позвонили бы в полицию и сдали юную маньяку с потрохами. Любой из этих вариантов ее не устраивал, и деваться было просто некуда. Шутка судьбы: помочь ей может только тот вампир, которого она собралась больше никогда в своей жизни. За что ей это подготовила Богиня, сложно догадаться. Но факт остается фактом. Она горько вздохнула и обратила свой взгляд на Эрика.
- Как ни странно, но я бы не стала к тебе обращаться, не будь это крайний случай, - ее взгляд коснулся загадочной незнакомки позади Найта. Девушка уставилась к пустоту ничего не выражающими глазами, будто в трансе она сидела и рассматривала непостижимое нечто, что завораживало лишь ее. Эрик небрежно прочертил пальцами только ему понятный узор, и отмахнулся от незнакомки, словно от назойливой мухи, что мешает ему своим раздражающим гудением над ухом. Дэвис пожала плечами, предпочитая не вмешиваться в тонкие игры актерской элиты.
- Очень щекотливая ситуация застала меня врасплох, и я боюсь, что кроме ТЕБЯ мне никто помочь не в силах, - она сделала акцент на слове «тебя», искренне надеясь, что он поймет, что дело тут вовсе не в личных отношениях, а в вампирской особенности Найта. Еще немного и она бы пустила в ход брови, лишь бы до него дошло, на что она так активно пытается намекнуть.
Интересно, если он не поймет, о чем она токует, и Дэвис попробует потащить его силой на улицу, пойдет ли он? Или начнет упираться посреди танцпола, выражая тем самым свое полное не согласие двигаться туда, куда ей надо? С него станется! Он еще и драться начнет! Невольно всплывшее воспоминание полыхающих гневом глаз тут же напомнило о былых временах. Так некстати, ведь она пыталась сосредоточиться на том, что происходит в настоящем, и пусть даже короткие экскурсы в прошлое ей не прибавляли уверенности в себе. Слишком четко она помнила то, что когда-то их связывало, и слишком болезненны были эти воспоминания. Венера надеялась лишь на то, что вампир был честен, и действительно помнит ее, и что он сможет безошибочно уловить тон ее слов, как и то, что она совершенно не шутит. Она зло тряхнула головой, и уставилась на вампира.
- Я серьезно! – она не повышала голоса, но было и так понятно, что она взбешена. – Если ты позволишь, то я покажу, в чем дело, и мы сможем поскорее со всем этим разобраться.
Она еще мгновение обдумала, насколько будет успешна ее кампания по насильственному выведению противника из себя, и решила все-таки рискнуть. Она осторожно, но настойчиво, ухватила Эрика за локоть, и потянула в сторону от танцующих и гостей. Оказалось не так-то просто сдвинуть вампира с места. Раньше ей такие сомнительные развлечения в голову не приходили, отчего и опыта в таких ситуациях было, мягко говоря, маловато. Но упрямство заменяло мастерство в ее случае, и она продолжила тянуть его к выходу уже более настойчиво, чем в начале.
- Прошу! – взмолилась она прямо глядя в голубые глаза Найта. – Здесь мне больше просить некого, кроме тебя…
Еще несколько минут его молчания, и она бы рухнула на колени еперд ним посреди всего зала. Небольшое унижение выйдет гораздо меньшей бедой, чем то, что сейчас ожидало ее снаружи. Складывалось ощущение, что Эрик проверяет, насколько далеко она способна зайти, чтобы вытащить его наружу. И она была готова доказать, что она пойдет на все!

+1

19

Дело принимало нелепый оборот, и Найт уже откровенно забавлялся, уж очень интересным было состояние Венеры. Казалось, она борется с тысячью чертей, утаскивающих ее в ад в виде одной его персоны, что-то держало ее, иначе бы она давно сорвалась с места, сверкая пятками. И почему бы не развлечься в этой ситуации? Эрик раскинулся на стуле вольготнее, совершенно не собираясь сдвигаться с места.
.. и я боюсь, что кроме ТЕБЯ мне никто помочь не в силах.
Он разве что не запищал от восторга, еле сдержав порыв выдать пафосную речь о недотрахе некоторых вампирш и тяжелой их доле в современном человеческом обществе, но скорее всего это была бы последней капле в чаше терпения последней, и поэтому Эрик предпочел сделать заинтересованные глаза. Вечер становился все более томным, зачем портить себе праздник?
- Я серьезно!
Прекрати! - вампир усиленно вспоминал о похоронах любимой бабушки, чтобы не расхохотаться в голос. И не надо жалеть вампира, никакой любимой бабушки у него не было, но фантомная боль тоже боль, главное, не видеть то выражение печали и скорби, смешанное с ноткой отвращения, что овладело лицом Венеры, при констатации факта, что он - гад Эрик ей нужен. Смешно же?
Дальше им играли, как с игрушкой, помните машинку или медвежонка, привязанного к веревочке? Вампирше утягивала его за локоть, пока Эрик неторопливо передвигал ноги, и даже подцепил бокал шампанского, смакуя его по дороге из бального зала, а потом в обширный полутемный коридор, и даже прочь от туалетных комнат, на анфиладу лестниц, ведущих на улицу. Тут вампир, что твой рысак взбрыкнул и остановился, почему-то его не грело уйти отсюда в самом начале вечеринки. Он не дождался сенатора, а ему было что обсудить с этим жирным боровом, любящим мальчиков, если вы понимаете  о чем задумался Эрик.
- Прошу! – в ее голосе и правда зазвучали просящие нотки, вампир вздернул бровь и даже соизволил перестать гаденько улыбаться, – Здесь мне больше просить некого, кроме тебя…
- И почему мне кажется, что я об этом пожалею? - тяжело вздохнул он одним махом допивая бокал и отбрасывая его куда-то в темноту. Он тихо тренькнул, спотыкаясь о скамейку и явно развалился на десятки осколков, ха, поверили? Откуда хрусталь на таких приемах? просто лопнул, как и терпение Эрика, которого притащили на стоянку и предъявили машину, словно он должен был тут же понять суть просьбы.
- И? - вампир оглянулся, осмотрел машину на предмет сколов и трещин, а вы бы что подумали? Дамочки, а особенно блондинки тяжело справляются с транспортом, и сейчас Эрик правда позабыл о мозгах Венеры. Уж слишком странным было ее поведение.
Машина оказалась целехонькой и даже мало того начищенной до блеска, автомобиль Найта этим мог похвастаться в такие редкие дни, что впору было рыдать над его злой участью, но Венера распахнула дверцу, и первое, что бросилось в нос Эрику - это запах крови, и лишь затем - явно обескровленный труп.
Вампир на всякий случай заглянул и осмотрел беднягу, нет, сомнений не оставалось, он не убежал и даже не шевельнул дланью, труп и труп.
Найт вылез из машины и выпрямился.
- А теперь расскажи, где на мне написано трупоперевозки или как минимум гробовщик? Я занимаюсь бракоразводными делами, а не провожу вскрытия, хотя тут я могу и так поставить "диагноз", он обескровлен, а, значит, кое-кто увлекся, и как я понимаю, эта персона передо мной?  Он был небрежен и развязан, еще бы, не в его же машине сидит мертвый человек, вампир в этом деле был очень аккуратен, и сейчас заботливо протер рукавом рубашки ручку двери, к которой минутой раньше прикасался. Идеально.

Отредактировано Erik Night (02.12.2014 10:43:58)

+1

20

Венера воровато оглядывалась по сторонам, пока его величество Найт возился в машине. Должно быть колоритно они выглядели для непосвященного человека, что мог бы случайно забрести на полупустую парковку. Парочка в вечерних туалетах что-то ищет в лимузине. Нет бы сексом занимались что ли, было бы гораздо уместнее и понятнее в сложившейся обстановке. Но не это! Найт вылез из машины. Дэвис уставилась на него широко распахнутыми глазами, ожидая вердикта. Вампир оказался верен себе, и стал в вольяжно-пренебрежительной форме объяснять Венере, что она обратилась явно не по адресу. И в таких вопросах он, до лоска вылизанный светский юноша, помочь не в силах. Ха-ха! Юноша, блин! С таким образом жизни, будь он человеком, он бы уже давно выглядел словно хорошо потасканный жизнью и женщинами мужчина лет тридцати. Вампирская сущность стирала все остатки усталости и переутомления будто по волшебству. Отчего любой вампир в любом возрасте мог дать фору любому человеку в самом расцвете сил. От девушки также не укрылось и то, как мастерски он стер свои пальчики с ручкой будущего места преступления. Венера нехорошо прищурилась и сложила губы в презрительной усмешке.
- Я, конечно, блондинка, но не тупая, - начала она. - Неужели ты считаешь, что я стала бы пить его до суха в собственной машине, а потом идти и звать на помощь тебя? Я пока еще в свое уме, и вполне здравой памяти, чтобы помнить, что это сделала не я!
Она коротко выдохнула, пытаясь успокоится. Ей сейчас нужна была его помощь, а начинать разговор с крика и упреков - не самый лучший способ расположить к себе Эрика и уговорить его сделать то, что ей было нужно. В конце концов, думать мне никто не запрещает. А я по-прежнему считаю его заносчивой задницей, и вряд ли что-то сможет меня переубедить. Но мы нужно быть заинькой и постараться его не нервировать. Спокойно, Венера! Ты сможешь это!
- Кто? Это мне не ведомо, - уже гораздо спокойнее проговорила она. - Возможно просто молодой и неопытный вампир, не удосужившийся позаботиться об остатках своего праздника.
Она с отвращением подумала, что все неприятное действо могло произойти прямо на заднем сидении ее машины. Придется ее продать...
- Но факт остается фактом. Труп здесь и мне нужно что-то с ним сделать. Попросить об одолжении своего водителя я не могу. Сам понимаешь. А кроме тебя я тут не знаю никого, кто бы более или менее с пониманием отнесся бы к этой ситуации. Прошу, мне действительно не к кому больше обратиться.
До Кота из Шрека ей было далеко, но она постаралась выжать из себя все, чтобы выглядеть как можно более невинно и беззащитно. Должно же быть в нем хоть немного мужского инстинкта, благодаря которому при правильно разыгранной сцене девушка может получить почти все? Хотя бы в глубине души должен же в нем дремать джентельмен? Хотя...
Забавная карма у нее. Чтобы она не делала, куда бы не вела ее дорога жизни, как на ее пути вырастает этот крендель, и вдруг от его благосклонности зависит почти все. Судьба забавная дама.
- Помоги мне, и я обещаю, что не потревожу тебя впредь, и ты сможешь вернутся к тому, от чего я тебе так неожиданно увела, - Венера не могла придумать ничего более соблазнительного для вампира. Ведь по большому счету она ничего не могла ему предложить. Денег? Смешно! У него и своих денег достаточно для полнейшего комфорта. Должок? Еще смешнее! Ему от нее ничего не нужно, и вряд ли она сможет ему когда-то отплатить услугой за услугу. Себя? Да, я сегодня просто юмористка! Она сильно сомневалась, что она для него все еще также привлекательна, как была прежде. Но даже тогда ничего не помешало ему уйти, плотно закрыв за собой дверь. Оставалось лишь ждать его решения. Венера смотрела в голубые глаза, и ждала.

+1

21

Найт натурально так задумался, если это сделала не Венера, так какого черта - это сотворили на заднем сидении именно ее машины? Тут попахивало подставой, а значит, в любое время могли появиться законники, кто-то сердобольный и явно понимающий в ситуации больше чем два вампира вместе взятых, наверняка сейчас названивает в полицию, сообщая об "ужасном и кошмарном происшествии", где он гулял с собачкой / занимался бегом / мимокрокодил... таких ситуаций было уже несколько, и одно из подобных дел Найт уже даже вел. В воздухе зрело нехорошее предчувствие, Эрик Найт ощущал его даже без своей хваленой интуиции, казалось все пространство вокруг них покрывают электрические разряды, заставляющие... о черт, до Найта дошло, что он просто возбужден, а Венера подвинулась слишком близко. И нет бы ей прийти к нему с предложением:
- Ах, Эрик, у меня давно не было секса, помоги, и я уйду туда, откуда пришла!
Найт бы так качественно помог, как никто и никогда! Ну почему мир так не справедлив? Почему вместо изнуряющего секса ему достается обескровленный труп?
Задумался. Но долго заниматься любимым делом (после секса, разумеется) ему не удалось. Откуда-то с края парковки показалась сине-красная радуга подъезжающей патрульной машины.
- Ох так рано! Черт! Бегом в машину! Бегом я сказал! - громко прошипел вампир, но похоже Венера и сама заметила о чем он говорил, и уже в последний момент Эрик выхватил у нее ключи, и взглядом направил на пассажирское сиденье.
- За рулем буду я. И не возражай, иначе брошу тебя разбираться с этим дерьмом в одиночку.
Загрузились быстро, Эрик завел машину, чертыхаясь и не понимая, зачем иметь такой гроб на колесах, вырулил на выезд и попал прямо на оцепление.
- Мило.
Их остановили небрежным жестом. Вампир отворил окно, предварительно оградив салон лимузина шторами.
- Я вас слушаю, офицер.
Офицеров тем временем стало трое.
- Выйдите из машины, - один нагнулся и заглянул внутрь, и леди тоже. Приготовьте документы, багажник и салон к осмотру.
- Оу-оу, полегче господа, а что я нарушил?
- Поступила ориентировка, это плановая проверка, мистер... ваши документы.
- Господа! - вампир широко улыбнулся, а затем внезапно быстро произнес, - вы не видели никакой лимузин, никто не выезжал со стоянки, - и пусть слова и не требовались, а все происходило в голове Эрика, порой слова ему помогали самому не сойти с ума, особенно сейчас, когда в голове внезапно запульсировало. Один из них плохо поддавался внушению, а силы вампира, учитывая сегодняшние утренние и вечерние приключения были на исходе, сказывалось и отсутствие крови, он бы не плохо подкрепился, если бы одна заноза не утащила его с приема, предварительно выкачав. Он почувствовал сильнейшую тошноту в тот момент, когда наконец, понял, что иллюзия сработана до мельчайших деталей. Резко вдавил в педаль газа, и невидящие ничего перед собой полицейские остались позади.
Отъехал на пару кварталов, забираясь в какой-то док, почти выпал из машины, выбираясь на воздух, на ходу стаскивая с себя галстук и спускаясь к морю, пошатываясь, схватился за какую-то корягу, и в этот момент его согнула надвое, избавляясь от шампанского и креветок - единственного, что было в желудке на сегодняшний день, вампир думал только об одном:
На кой дьявол ему это было нужно?
Логичного ответа не находил, злясь на самого себя. Его отпустило. В висках перестали греметь молоты, и вампир выпрямился, подходя к воде. Умылся, и сел на песок, приходя в себя.
К черту. Пусть дальше разбирается сама, а он дальше не сделает ни шагу. Хотя прекрасно знал, что это не так...

Отредактировано Erik Night (02.12.2014 11:24:00)

+1

22

[audio]http://prostopleer.com/tracks/176694Klc8[/audio]
A million times I've asked you,
And then I ask you over again
You only answer
Perhaps, perhaps, perhaps

Замешательство на лице вампира могло означать только одно: он всерьез задумался над приведенными аргументами. Венера уже смело могла помечать сегодняшний день в календаре красным цветом, как национальный вампирский праздник - день, когда Эрик Найт выслушал то, что сказала Венера Дэвис. Она могла уже по праву собой гордиться за такой грандиозный прорыв в их взаимоотношениях. Но ее радостные выводы вероломно прервал красно-синий маячок патрульной машины.
- Ох так рано! Черт! Бегом в машину! Бегом я сказал! - она не собиралась ждать, когда он еще раз это повторит. Зря что ли она его столько времени обрабатывала, чтобы включить упрямую стерву и не полезть в машину, когда ей говорят? Не тут то было! Она живо поскакала к пассажирской двери. Венера была сейчас мисс послушность, лишь бы выбраться из этой жопы поскорее. А Эрик был ее счастливым билетом наружу, в реальный мир. Она лишь бодро закивала головой, когда вампир обмолвился о том, что повести машину желает он. Как будто она ожидала иного! Она бы фыркнула с удовольствием, если бы не ее образ покорной девы в беде.
"Видимо, такой образ работает на любого мужика, даже на Найта. Надо запомнить..." - отметила про себя Дэвис. Она встревоженно оглядывалась по сторонам, пока они выезжали с парковки. Но счастье не могло быть абсолютным. Полицейское оцепление встретило их словно соскучившаяся матушка-наседка по блудным детям. Черт, Венера готова была поклясться, что некоторые полицейские недобро улыбались, завидев их транспорт. Вампирша решила, что главное во всем происходящем - это хорошая мина. Какова была игра в тот момент, догадывались все. Она нацепила на свое хорошенькое лицо тень непонимания и удивления, и легкую, почти робкую улыбку. Долгие годы практики на светских приемах не прошли для нее даром. Надо будет потом поставить свечку Никс за всю эту пиарскую чепуху. Она и представить себе не могла, что это ей когда-либо может пригодиться. Однако, правы были философы, утверждавшие, что у Судьбы плохое чувство юмора. Тем временем вампир опустил стекло и приветственно улыбнулся копам. Венера делала тоже самое. Со стороны должно было казаться, что двое просто решили немного похулиганить вдали от посторонних глаз. И вот слегка раскрасневшаяся блондинка так застенчиво выглядывает из полуопущенных ресниц, а красавец мужчина стремиться побыстрее избавиться от излишних вопросов и надоедливых копов, чтобы рыбка не сорвалась с крючка.
- Выйдите из машины, и леди тоже. Приготовьте документы, багажник и салон к осмотру.
"Интересно, если сказать, что труп в салоне авто это наша личная собственность, прокатит? Вампиры мы или где? тьфу, ну что за ерунда лезет в голову!" - Венера чуть не потеряла концентрацию, отчего ее застенчивая улыбка принялась спадать с лица, обнажая панику и растерянность, словно плохо закрепленный чулок пытается съехать с ноги во время слишком активных танцев. Но она вовремя опомнилась и натянула улыбку обратно. Вампир решил не отдавать права на ситуацию богине и пустил в ход свои способности. Дэвис расцеловала бы его, если бы не прилипла, казалось, намертво к креслу от страха. Похоже иллюзия краешком коснулась и ее, ведь она пришла в себя только тогда, когда они уже миновали оцепление и неслись на встречу калифорнийской ночи. На Эрика было страшно смотреть. Бледный, слегка зеленоватый оттенок кожи не соответствовал его привычному образу. Чуть тронутые румянцем щеки шли ему гораздо больше, нежели нездоровая, практически трупная бледнота. С другой стороны, такая бледнота никому не шла. Венера отчего-то подумала, что она выглядит не лучше Найта, и решила больше не рассматривать вампира. Хотя бы потому, что и свое здоровье тоже надо беречь. Они остановились возле доков, а Эрик пулей вылетел из машины и понесся к воде. Венера нахмурившись вышла из машины и остановилась. Издалека долетали нелицеприятные звуки. Она решила оставить его в одиночестве. Ведь помочь у нее все равно ему не получится. Разве что предложить пакетик. Она закрыла дверцу лимузина и оперлась на нее, ожидая завершения акта облегчения организма.
"Мужики такие слабые. Я представляю, что было бы с Найтом, будь у него месячные! Блевал бы каждый месяц." - со злорадством она прислушалась. Кажется, буря миновала. Она осторожно гляделась. В доках никого. И она смело оставила свой пост возле убиенного незнакомца в машине и отправилась на поиски нездорового вампира. Венера нашла его у воды, где он сидел на попе ровно и смотрел куда-то вдаль. Было похоже, что дальше он не собирается ей помогать. Она с небольшой долей иронии подумала, что будь бы у них приличный камень, то можно было бы поступить, как в хороших гангстерских разборках. Как говориться "концы в воду". Но ни веревки, ни более или менее приличного камня вокруг не наблюдалось, отчего Венера натурально начала грустить. Ну, выбрались они и что дальше? Проблема утилизации трупа никуда не делась, а вот настрой в рядах упал до самого низкого уровня.
- Спасибо, - тихо сказала она, присев рядом с ним. - Я понимаю, что и так прошу тебя о слишком многом. Спасибо хотя бы за то, что помог выбраться оттуда. Сама бы я не смогла запудрить копам мозги.
Она замолчала. Хотелось попросить не бросать ее на полпути, что раз уж начали, то вместе до конца, но язык никак не поворачивался сказать ничего в таком духе. Она стянула с нывших ног туфли и с облегчением зарылась босыми стопами в рассыпчатый песок. Прошло несколько минут, прежде чем она смогла снова открыть рот.
- Я не могу просить большего, - начала она. - Но ты ведь не хуже меня понимаешь, что вдвоем нам будет проще замести следы и сделать так, чтобы никто его никто не нашел. Но просить я не буду. Поступай так, как ты хочешь. Но спасибо и на этом.
Она поднялась на ноги и отправилась обратно к лимузину, стараясь не плакать. "Мда, ну что за вечер сегодня такой? Какая-то я сегодня эмоциональная" - подумала она и попыталась успокоится. Пока ее никто не нашел с трупам на руках, а значит, еще не все потеряно. Шанс есть всегда. Без Эрика эти шансы стремятся к нулю, но все же. Попытаться стоило.

+1

23

И хотелось бы сказать, что Найт у воды думал о вечности. Или о судьбе, или еще какой лабуде с претензией на прекрасное, вроде же все условия, в салоне машины труп, а ведь только недавно бегал по бренной земле, мечтал о чем-то, кого-то хотел (да-да, вампир обратил внимание на растерзанную одежду пострадавшего), хотя какой он пострадавший, может бродит там в райских кущах у Никс, да жрет нектар. При мыслях о еде, вампира замутило, и он с удовольствием представил несчастного на сковороде. Самое место. Все там будем и встретимся, тогда-то и узнаем какого черта он попал в машину Венеры? Или все же удастся раньше разгадать загадочный подарок? Он сорвал какую-то травинку и принялся сосредоточенно ее жевать. В голове поселилась работа. Забралась последними документами, вползла рапортами с мест происшествия, обрисовалась ориентировками. Вампир старался разложить все, что знал в голове, чтобы вышла картинка, но она была пазлом в руках расшалившегося ребенка. Причем пару деталей явно укатились под диван, в дальние глубины его памяти и совершенно не желали выбираться на поверхность. Найт загрустил. Все же потеря крови для него была непростой задачкой, учитывая то, что он всегда питался без удержу, не считаясь ни с какими правилами. Его пороком было чревоугодие, но к его чести стоит добавить, что вампир был падок и на блуд, и гнев, и гордость, и уныние, в общем, рядом с Найтом всегда было весело. Видимо поэтому за спиной раздались шаги, и прежде чем он почувствовал присутствие Венеры, его сбил с ног (виртуально, обрадовались) ее запах. И зачем дамы пользуются таким количеством духов, а у вампиров такое сильное обоняние?
- Спасибо, - произнесла она где-то над ухом.
Вампир промолчал, не сочтите сие за признак чванства или высокомерия, просто он не видел смысла говорить. Сказать: "не стоит благодарности?" - не сочтите за тщеславие, но Эрик считал, что стоит. Рассыпаться в "ой, каждый поступил бы на моем месте так же?" - чушь. Вампиру было плевать до остальной части света, что не затрагивала его сущность, и пусть бы весь свет и помогал Дэвис, зачем эта миссия выпала на его плечи? Не любил он все эти геройские штучки. Венеру любил. Но кто сказал, что ему это было по вкусу?
Тишина не смущала. Вампира вообще мало, что могло смутить, даже вид обнаженной свидетельницы, посреди дознания, тогда Найт просто заметил, что даме должно быть холодно демонстрировать улики, и одарил даже пиджаком со своего плеча, так что благородные порывы не были чужды Найту. Совсем не были чужды.
Венера что-то тихо сопела, перебирая пальцами босых ног песок, Найт жалел, что на нем носки, и он не может последовать ее примеру. Океан тихо плескался у ног, романтика умерла где-то в середине вечера, поэтому откуда-то со стороны пирса донесся смачный мат.
- Поступай так, как ты хочешь. Но спасибо и на этом.
Он посидел еще с минуту, не понимая, действительно ли ее удаляющаяся спина не позерство, а потом хмыкнул и тяжело поднялся с песка, догоняя девушку уже у самой машины.
- Ты и правда думаешь, что я способен теперь тебя бросить с телом в лимузине? Хорошего же ты обо мне мнения. Хотя, когда меня это волновало.
Он открыл дверцу и еще раз внимательно осмотрел салон, стараясь не принюхиваться к сладкому металлическому запаху крови, что у  вампира вызывало лишь приступ жажды.
- Тебе повезло, его осушили вне твоей машины, - Эрик отодвинул тело в сторону, а оно грузно шлепнулось на пол. - Крови совсем не много, если у тебя нет нужных знакомств, я тебе дам адресок, где лимузин приведут в прежний вид без лишних вопросов, а сейчас подгони машину воооот к той яхте. - около стоящей у пирса посудины суетился какой-то мужик, разбирающийся с такелажем. - Минут через двадцать, не раньше. Я буду тебя ждать там. - Вампир сбросил пиджак и закинул его на пассажирское сиденье, и подмигнув, сбежал вниз, направляясь к суетящемуся мужчине.
Через треть часа рядом с улыбающимся вампиром, на щеках которого играл здоровый румянец, а в глазах прыгали знакомые всем, кто его знал, чертенята остановилась машина, из которой выбралась ослепительно красивая блондинка.
- Прокатимся? - вампир стукнул по быстроходной посудине. Хозяина данного счастья почему-то не наблюдалось.

Отредактировано Erik Night (02.12.2014 11:30:44)

+1

24

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5000453cMWI[/audio]
Waiting in a car
Waiting for a ride in the dark
The night city grows
Look and see her eyes, they glow

Знала ли Венера, что сегодня после захода солнца случится столько маловероятных вещей: встреча со старым знакомцем Эриком Найтом, побег со званого вечера, позорное возвращение, труп в машине, ночная прогулка и тупик. Как все-таки забавно все складывается. Она столько лет боролась со своей природой, победила темное влияние Зла внутри себя, вышла навстречу своей Богине. И что она получила взамен? Постоянный страх, что люди раскроют ее и убьют в темном переулке? Похоже она боялась людей больше, чем они боялись ее. Стыдно, а что делать? Возможно, если бы она осталась с себе подобными мир бы не казался таким диким местом для нее сейчас. Хотя, нельзя было сказать, что она не довольна своей жизнью. Наоборот, она добилась всего, о чем могла лишь мечтать. Но что-то было не так во всем этом. Возможно, ей стоило поменьше думать и побольше делать. Как Эрик. Он не задумывался о завтрашнем дне. Он получал от жизни максимум. Когда-то и она так умела. Она горько улыбнулась ночному воздуху. Она словно сломанная кукла, что разучилась смеяться. Она могла лишь усмехаться и саркастически искривлять губы. Пропитанная ядом к себе и окружающим, она не могла просто так радоваться жизни. Она ненавидела свое прошлое и бежала от него сломя голову. Но это бег на месте, ибо рано или поздно прошлое все равно найдет тебя, и уже не отпустит никогда. Вот например сейчас. Сколько обескровленных трупов она оставила на темных улицах Талсы? Сколько семей не дождались отца или матери? Ее это не заботило тогда. Но сейчас она не могла выкинуть из головы лицо трупа, лежащего в ее лимузине. Таких угрызений совести не было даже когда человек погибал от ее руки. А тут вдруг такое отчаяние? Николь и остальные подняли бы ее на смех.
"Вот черт! Только об этом не хватало еще сейчас думать!" - отругала она себя. Отпихнув воспоминания о прошлой жизни она ускорила шаг.
- Ты и правда думаешь, что я способен теперь тебя бросить с телом в лимузине? Хорошего же ты обо мне мнения. Хотя, когда меня это волновало.
Она почти забыла о присутствии вампира. Она едва не подпрыгнула на месте от испуга. Но быстро опомнилась. Вот берег, черная вода плещется о серый песок. Эрик Найт и труп в лимузине. Почти все подробности вечера вновь вернулись к ней, и она слегка хмыкнула. Не со зла, а как-то по-доброму. Как бухтят на старых друзей, незлобно подкалывают друг друга и обижаются тоже понарошку. Венера рассеянно кивала, пока Эрик рассказывал свой замечательный план. Ей стоило бы восхититься его находчивостью и поблагодарить за помощь, но она слишком устала, чтобы делать приятное вампиру.
- Минут через двадцать, не раньше. Я буду тебя ждать там.
- Хорошо, - я готовностью ответила Дэвис и отправилась св машину. Сквозь закрытую перегородку не проходило и частички запаха разложения, который по всем законам физики должен был уже появится у несвежего знакомца сзади, но Венера порадовалась, что пластиковая стенка защищает ее от этого "счастья". Пятнадцать минут прошли слишком быстро. Она не успела даже начать беспокоится, как время вышло. Она осторожно подрулила к пирсу и остановилась недалеко от лестницы. Она вышла из лимузина и остановилась чуть поодаль. Она не желала знать, что сделал к несчастным вампир. Ее и так уже слегка подташнивало от всего произошедшего, а еще и этот неугомонный, неконтролируемый Найт. "И за что мне это все?!" - взмолилась она богине.
- Прокатимся? - спросил жизнерадостный вампир.
- А может найдем сначала какой-нибудь брезент? Не стоит вот так светить обескровленным трупом на пирсе. Тут полно чужих глаз и ушей, знаешь ли, - она опять вернулась к своему саркастическому и недовольному тону. Она уже заручилась его поддержкой, а значит, совершенно не обязательно его и дальше умасливать. Тем более она не могла долго притворяться, природа брала верх. Она обошла автомобиль и открыла заднюю дверцу. Она зажала нос и постаралась не дышать, дабы не последовать недавнему нехорошему примеру Эрика и не избавиться от остатков ужина и вина. - И нам явно надо поторопиться. Скоро никакое чистящее средство не справиться с этим запахом.
Она замахала руками вокруг себя, пытаясь отогнать жуткий запах. "Бррр, ну что за жуть! Почему они так аппетитно пахнут живые, и так не аппетитно мертвые?" - философские размышления не смогли захватить ее разум и она отошла прочь от источника запаха и принялась искать что-нибудь, во что можно завернуть труп. На глаза попался стары пыльный парус. Довольно большой, грязный и рваный. Но им не красота сейчас нужна была. Она достала ткань и развернула к Найту, продемонстрировав находку.
- Ну как? - спросила она и не дожидаясь ответа, сказала: - по-моему пойдет.
Она потащила грязную парусину к машине, стараясь сильно не шуметь. Получалось не очень, но Эрик пока не спешил ей помогать. Обиделся что ли? - подумала Венера.
- Помочь не желаешь? - спросила она и громко чихнула от пыли.

+1

25

[audio]http://pleer.com/tracks/8369550gJBs[/audio]

Раньше Эрик был неосторожен, пусть им и двигало желание бросить вызов людскому обществу, поиграть с их скудным мозгами, игра вида: попробуй догони/пойми/разыщи нравилась Найту. Она была чем-то забавы пряток, когда путь устилается хлебными крошками подсказок, вот только Эрик оставлял за собой трупы, обескровленные и от этого прекрасные. Ему нравилась благородная синюшная бледность, не чета плебейскому румянцу, что и привлекал Найта к ним, свидетельствуя о хорошем кровообращении. О, вампир был полон противоречий, но жизнь без капризов - не жизнь, и если учесть сколько веков еще впереди у Найта, то опасаться скуки следовало в самом начале по дороге в вечность. Найт был поэтичен и, порой, неосмотрителен. Его настигали. И тут случалось то, ради чего и затевалась игра. Иллюзии. Вампир, если и любил что-то в жизни искренне и бесконтрольно, так только собственные возможности. Его сила клубилась всегда рядом, опутывая сознание ласковым котенком, льнула к ногам, как самый преданный и вышколенный пес. С тех пор, как он чуть не погиб на крыльце одного из замков Дома Ночи, Эрик никогда не был одинок. И любые попытки к сближению отвергал, его силе, ласковым, но твердым путам, не нравились конкуренты. Бывало он находил по утру в постели рядом с собой вместо ослепительной блондинки или брюнетки, тут уж чем был богат бар накануне, холодный труп с маской ужаса на лице. Сила пряталась под кроватью, темными нитями выскальзывая и проверяя его благосклонность. Найт демонстрировал недовольство, отправляясь на кухню к донорской крови, словно игрища с человеком не дали ему нужного количества, но сила требовала еще. И пусть Эрик делал вид, что это его капризы, но тщательно следил за питанием собственного ручного чудовища, раскрашивающего привычный мир яркими красками. Найт любил этого монстра, и протягивая руку вперед к клубам дыма, ощущая нетерпение их слияния, улавливал в зеркале изменения собственного облика, вампир становился пугающим, благодаря кровавому блеску в глазах, что тут же сменяла серая дымка, и лишь спустя несколько мгновений, когда сила проникала в него, пронизывая мощью каждый мускул его тела, его глаза возвращали свой привычный синий цвет. Волевые и властные морщины сглаживались, и из зеркала на него смотрел от силы двадцатилетний юноша с искренней улыбкой. Разве можно было променять эту мощь на чьи-то жизни, о которых мир забудет через несколько дней? Найт не собирался. Его устраивало полностью все.
Спустя время Эрику надоела даже игра, человеческое общество еще не придумала совершенный институт поимки преступников, а чувствовать превосходство над младенцем? Нет, Найт так низко не пал. Хозяин лодки с разбитой головой мирно почивал в доках. Проснувшись только и вспомнит, как неудачно упал, потеряв сознание, потому как предусмотрительный вампир вытрет из его воспоминаний собственную выкачивающую из него кровь фигуру. Насыщающую живительную влагу, столько необходимую после произошедшего в дамской комнате. От собственной нахлынувшей памяти, Найт пережил еще один приход накатывающего волнами возбуждения, и все, чего он хотел.. появилось перед ним, вместе с трупом в машине. Поистине Богиня вампира истово не любила.
Разговаривающая сама с собой Венера, рассуждающая о брезенте, его позабавила. Найт усиленно делал вид, что сосредоточен рассматриванием белых барашек волн, образующихся от мерно работающего мотора, а после, когда она вдоволь извозилась в пыли, пытаясь пристроить труп на сомнительной и трещащей по швам парусине, тихо заметил:
- Помочь? Мне нравится вид отсюда. Это забавно. Любой проходящий мимо человек увидит тихую пристань,- на губах Найта играла препротивная улыбка, - перед тем, как забрать лодку, я избавился и от камер, Венера. - рассмеявшись в ответ на ее чих, вместо того, чтобы пожелать там здоровья да детей побольше, Найт заметил, - да я люблю над тобой издеваться, должен же я чем-то отплатить за то, что ты испортила мой вечер. - Думать о произошедшем только между ними двоими было не с руки, вампир предпочел вычеркнуть это хотя бы на время из памяти.
Взяв за ноги отошедшего в мир иной, и совсем не с уважением к его отбытию, закинул себе на плечо, быстро шагая к лодке, и в очередной раз благодаря судьбу за недюжинную силу, что выдана вампирам, Эрик подпихнул брезент в сторону, а после пригласил взглядом за собой и Венеру. Та не стала себя долго упрашивать. Отплыли быстро, двигаясь по известному ему маршруту. Найт раздобыл в такелаже какие-то железки, схожие с якорем, и сноровисто примотал их к ногам. В заболоченном месте притока ленивой реки, Эрик сбросил тело с лодки, наблюдая как вода с жадным хлюпаньем поглощает останки.
- Сделанное быстро закончат аллигаторы, - зачарованно проговорит он, обращаясь больше к самому себе, чем к Венере, стоящей где-то за спиной и ставшей в момент этого поступка совершенно не нужной. Его сила наслаждалась представлением, что давно не позволял себе Найт. На темной воде отражались кровавые всплески радужки глаз Эрика.

+1

26

[audio]http://pleer.com/tracks/4722386ft30[/audio]
You give what you give cause they make you
Trapped inside a place that won't take you,
And they want you to be what they make you,
It's already over and done when you're young

Вампир долго наблюдал за ее тщетными стараниями по избавлению от ненадлежаще упакованного трупа, когда решил сменить гнев на милость, и протянуть крепкую мужскую руку помощи. Вместо благодарности Венера задержала дыхание, так как в носу подозрительно защипало.
- Перед тем, как забрать лодку, я избавился и от камер, Венера, - тихо сказал Эрик. В подтверждении его слов вампирша пронзительно чихнула, прикрывшись рукой. Она искренне надеялась, что рука была довольно чистой, чтобы не оставить нелицеприятные разводы грязи на ее лице. Благо, в темноте Эрик этого может попросту не заметить.
- Да я люблю над тобой издеваться, должен же я чем-то отплатить за то, что ты испортила мой вечер, - продолжил вампир. Как будто мало было издевательств за сегодняшний вечер: взять хотя бы эту шутку судьбы. Найт взвалил на плечо тело несчастного и бодрым шагом отправился к лодке. Венера быстро, насколько позволяли каблуки, последовала за ним, завидуя его силе. Она была когда-то сильной. После того, как умерла.

Темная улица освещена лишь одним тусклым фонарем. Ни души. Резко открывается дверь, а из помещения доносятся громкие звуки электронной музыки, заманивая новых жертв на карнавал алкогольного опьянения, неприкрытой похоти и наркотического дурмана. На свежий воздух вываливается компания в изрядном подпитии, оживленно перекрикивающая шум с танцпола. Несколько парней и пара девушек в весьма откровенных платьях вышли из ночного клуба в поисках другого рода развлечений.
Венера стояла метрах в двадцати и искала то, что ей было нужно. Ее глаза полыхнули красным, когда она поняла, что нашла его: высокий сногсшибательный брюнет в кожаной куртке выделялся на фоне друзей, словно павлин-альбинос. Вампирша любила пижонов, они легче всего поддавались внушению, и были достаточно безбашенными, чтобы рискнуть отправить за соблазнительной красоткой хоть на край света. Она последовала за нетрезвой компанией вниз по улице, стараясь не пропустить тот момент, когда ей нужно будет действовать.
Парень остановился, чтобы прикурить сигарету, закрывая ладонью пламя зажигалки. Венера выступила из темноты, немного испугав добычу, которая, впрочем, довольно быстро успокоилась, увидев прекрасную незнакомку. Девушка тепло улыбнулась и, стараясь держать глаза под прикрытием отросшей челки, спросила:
- Не дадите прикурить? – ее голос был словно ангельское пение для человеческого уха. Она прекрасно собой владела, и не набрасывалась на жертву, как только представится случай. Дэвис любила играть, словно кошка с мышью, подбадривая коготками, если нужно. И она наслаждалась каждой секундой, зная без малейшего сомнения, чем все это закончится. Парень растеряно взглянул в след уходящей за угол компании и, рассудив, что здесь ему будет не хуже, протянул зажигалку к длинной тонкой сигарете, что девушка сжимала между указательным и средним пальцами правой руки. Венера быстро отвела взгляд, как только пламя осветило ее лицо, но молодому человеку явно понравилась блондинка, не боявшаяся ходить по ночным улицам одна.
- Спасибо, - коротко поблагодарила она и глубоко затянулась.
- Всегда пожалуйста, - любезно ответил парень.
- Как тебя зовут? – не стала жеманничать Венера.
- Мэтт, - представился он.
Девушка едва заметно поморщилась. Она терпеть не могла эти типичные американские имена, скорее напоминающие клички животных. Когда она выбирала себе новое имя, то даже не собиралась становиться какой-нибудь Кэнди или Джой. Хотя, надо признать, женские имена скорее напоминали имена проституток, нежели собак.
- А я Венера.
- Венера? – удивился парень. – Тебя серьезно так зовут? Очень странное имя.
- Отнюдь, - спокойно ответила девушка. – Была такая богиня любви и красоты в римской мифологии.
Парень явно впервые слышал слово «мифология», отчего вампирша решила не мучать его скудный мозг, и перешла сразу к делу.
- Разве я не красива? – с вызовом спросила она.
- Конечно, ты очень красивая! – с готовностью поддержал игру Мэтт.
- Ну и любви во мне предостаточно… - закусив губу, Венера слегка провела пальцами по груди обескураженного парня. Чаще всего ее принимали за девушку нетяжелого поведения, но ее это мало беспокоило. Репутация – это последнее, о чем заботилась сейчас мисс Дэвис. В конце концов, они не были далеки от правды. Она действительно занималась сексом с парнями, а потом требовала весьма определенную плату. Вернее, это получалось одновременно и почти неосознанно.
Мэтт шумно сглотнул слюну и сделал шаг назад. Природное чувство самосохранения вопило об опасности где-то на задворках сознания, однако, мужское начало брало верх, затмевая любые другие мысли. Вампирша выбросила сигарету и едва толкнула парня, отчего тот оказался прижатым к стене дома на улице, названия которой он даже не знал. Венера же продолжала наступление, проведя пальцами по его чуть открывшимся губам, шепча ему все, что она планирует с ним сделать в ближайшие десять минут. Глаза парня наполнялись неистовым желанием и бесконтрольным страхом.
Через десять минут Венера шла в обратную сторону по безымянной улице, а торжествующая улыбка не сходила с ее хорошенького лица. Она остановилась у витрины какого-то закрытого магазина и стала рассматривать свое отражение. Немного похихикав, она вытерла влажную алую дорожку из уголка рта, выдававшую удачную ночную охоту, и посмотрела в собственные глаза. Ярко-красные отблески плясали в них, отражая огни. Страшное и одновременно завораживающее зрелище.


Венера очнулась от воспоминаний и с ужасом осознала, что смотрит в собственные алые глаза. Опять. Несколько секунд пожирающего страха тянулись бесконечно. Вампирша непроизвольно моргнула и поняла, что смотрит не в свои глаза, а в глаза Эрика Найта. Казалось, что страх не может стать еще больше, но именно так и произошло. Она в ужасе отшатнулась от вампира, чуть не слетев за борт лодки. Мужчина посмотрел на нее с удивлением, а она была готова поклясться, что голубые глаза, смотревшие сейчас на нее, мгновение назад были алыми. Только сейчас она заметила исходивший от Эрика едва уловимый аромат. Его Венера ни с чем не могла спутать: так пахло чистое Зло. Она хорошо знала этот запах, поскольку жила с ним несколько нет после смерти. Темные щупальца Тьмы всегда были наготове, ждали ее, готовые посодействовать в любой ситуации. Она боялась их, но и любила. До боли в груди, до разодранных в кровь ладоней, до горьких слез. На лодки были они не одни. Было еще непостижимое нечто, что протягивало к ней свои ласковые руки, готовясь принять в объятия свою блудную дочь. И лишь сейчас она поняла, что бежать ей некуда. Она в ловушке, в которую сама себя загнала. Мог Эрик подстроить этот самый труп, чтобы вынудить ее обратиться за помощью к единственному вампиру на приеме, что сможет войти в ее положение, и даже помочь? Вполне. Она-то глупая думала, что Эрик может испытывать к ней что-то, по старой памяти. Но все могло быть гораздо прозаичнее: Тьма спешила вернуть себе Венеру Дэвис. Вот только вампирша пока не хотела возвращаться.
- Думаю, мы можем плыть обратно, - в горле пересохло и губы едва ее слушались, но фраза получилась почти нормальной. – В конце концов, мы аллигаторам уже вряд ли чем-то поможем.
Нелепо пошутила она, пытаясь скорее успокоить себя, чем реально разрядить обстановку. Дурацкие мысли о том, что лучше бы ей кинуться за борт и доплыть до берега самой, не выходили из головы, жужжа словно рой недовольных пчел. Но она решила оставить этот план на крайний случай. Раз Эрик до сих пор не напал на нее, а Тьма не попыталась захватить ее тело, значит, не все еще потеряно, и можно попробовать разыграть карту несколько иначе.

+1

27

[audio]http://pleer.com/tracks/5527734CWnF[/audio]

You don't know how hard I fought to survive
Waking up all alone when I was left to die
And you don't know about this life I've lived
Or these roads I've walked
Or these deaths I've bled

Время в вампирском мире течет иначе, оно то бежит вперед, обгоняя человеческие возможности, превознося расу, что живет по своим законам, то замирает. Течет, как тягучая нефтяная капля. Останавливается. То, что не уловил бы людской глаз, для Эрика не осталось незамеченным. О, он подробно рассмотрел маску ужаса на лице Венеры. Успел испытать чувства от гнева до презрения. Был готов вспылить, но тут же погасил любое к этому стремление. Момент между одним взмахом ресниц прошел, а Найт успел побывать в ненавистном Доме ночи. Там, где все начиналось. Он присутствовал в час своей смерти и перерождения. Венера тоже была там, и только благодаря ей в его глазах полыхает пугающий ее алый свет. Наверное, нужно сделать вид, что он ничего не заметил. Эрик давно ни с кем не разговаривал о собственных догадках или заключениях, предпочитая держать мысли при себе. Да, так и нужно. Найт облокотился на борт лодки, заглядывая в мутную стоячую воду, отдающую тиной и гнилью. Может под рясой тишины и глади сейчас идет пир, жирные куски подванивающей плоти раздирают острые клыки, жадно чавкая наживой. Где-то рядом бродят косяки рыб, ожидая, когда им доведется отведать человечины. Мелкие гады осторожно втираются в круг крупных хищников, чтобы не упустить вываливающиеся из решетки из ребер смердящие внутренности. Простейшие присоединяются к жору, им нет дела до того, что поглощать. Гладь заводи остается невозмутимой.. так же, как и лицо вампира, что медленно оборачивается к Венере и лениво рассматривает ее дергающиеся нервные движения. Ему непонятно, чего она думает про себя. О чем мучительно размышляет, но та нота презрения, прокатившаяся по его телу в момент осознания ее страха остается с Найтом, и ему это попросту не интересно. Она не интересна. Вся эта ситуация не интересна. Этот труп не интересен. Лодка, день, испорченная ночь, пробки при возвращении домой. Эрик не замечает, как презрение сменяется раздражением. За ним возвращается и вальяжно располагается рядом с сердцем гнев, и его бег все быстрее, а на висках выступает испарина. Венера может заметить его ярость, несмотря на льдистый блеск глаз, но ему уже все равно. Тьма постепенно поглощает его разум, а у Найта нет желания ей сопротивляться. Слишком долго на сей раз он пробыл рядом со светом, пытаясь балансировать на грани. Сегодня та самая ночь, когда Эрику следует оступиться. И снова, как и при рождении внутреннего чудовища, рядом с ним Венера. Думала ли она, ЧТО он потерял в тот момент, когда был готов расстаться с жизнью ради нее? Жалела о произошедшем? О, если бы Эрик знал хоть о жалких потугах подобной эмоции, он уничтожил бы ее. Раздавил. Никто. Никогда. Не смеет.
Пусть им руководила гордыня, но видит дьявол, ему нет дела до грехов и праведников. Есть только собственные желания, и не Венере его судить. Есть ли в ней капля понимания того, что она его лишила? Что отобрала у него без возможности восстановления? Эрик уже и не помнил, каково это быть синим вампиром, стоящим на пути Никс и твердо уверенным в своей Богине, но вряд ли это было плохо. По крайней мере точно не хуже, чем находиться рядом с оплетающими сознание тенями. Вот и сейчас они здесь. Близко, только протяни руку. Пусть Никс катится в тартарары.. - и внутри так легко и спокойно.
Голос Венеры раздался в самый неподходящий момент, у нее дар подливать масла в огонь? - Эрик изучал стоящую напротив фигуру и склонил голову в сторону, повинуясь давней привычке, выжидательно рассматривая выражение глаз вампирши, но в них не было ничего, кроме желания убраться побыстрее с лодки. Вампир внезапно для самого себя расхохотался, и тут же оборвал смех, слушая, как мерно рокочет двигатель.   
- Венера, - в его голосе была патока, грация присутствовала в движениях, когда он медленно начал приближаться к вампирше. - Чего ты боишься? Меня? - улыбка повисла в уголках его губ, свидетельствуя, что Найт находит ситуацию чрезвычайно забавной, пусть и жесткое выражение его лица не сглаживало даже это. Роли сменились, когда-то сам Эрик взирал на Венеру с подобной маской страха, не зная, чего ему ожидать от нее. Не мог уйти, оставить, забыть, слишком сильным было притяжение, а Найт никогда не боялся смерти.. но что ему дала ЕЕ любовь? А любовь вообще? Сильно переоцененное чувство, не чета  силе, дающей чистый экстаз, что живет внутри стоит лишь пожелать мысленно дотянуться. Венера была на расстоянии вытянутой руки, когда он в одно смазанное движение оказался позади нее, и прижал к себе, положив одну ладонь на горло, а второй удерживал за талию. И в этот момент на ее сознание обрушились иллюзии, лодка исчезла, не было и реки, мир перестал существовать, они снова были в той самой комнате преподавательского корпуса. Перед ними была разобранная кровать, у них не было времени ее собирать, у них ни на что не оставалось ни минуты..
Да.
Она вырывалась из тисков, что прятали от нее реальность, справиться с вампиром было тяжелее, чем с человеком, с красной вампиршей - это потребовало особой сосредоточенности, тем более, что он сам дал ей преимущество - поделился собственной кровью. Она курсировала в венах Венеры, позволяя ей пробивать бреши в насылаемых им картинках, но лишь затем, чтобы Эрик нащупал связь с тьмой, проникшей в нее и ударил изнутри. Иллюзия была совершенной. Откуда-то снизу доносился гул идущего совещания, и как Найт умудрялся избегать ответственности за постоянные прогул? Но комната: обширная, пусть просто, но богато обставленная всегда манила сильнее, чем возможность поделиться опытом с коллегами о проблемах обучения. Возможность сорвать с Венеры школьную форму была куда интереснее.
- Раньше тебя ничего не смущало. - ладонь мягко оглаживала шею, запрокидывая ее голову, но не позволяя выпустить из вида кровать. - Что же изменилось? Ты стала трусихой, Венера? - Эрик не знал, что его задело сильнее. Ее страх или его чувства, сопутствующие ее эмоциям, да только он отшвырнул от себя вампиршу прямо на белые смятые простыни. Стоял напротив и с улыбкой изучал выражение ее лица. Пахло кондиционером для белья и тем самым неуловимым ароматом, присущим двум переплетенным телам. Их телам.
Помнишь?

I can be your whore
I am the dark you created
I am the sinner
I am your whore
Let me tell you something baby
You love me for everything you hate me for

Отредактировано Erik Night (27.12.2014 00:56:20)

+1

28

Страх парализует жертву. Не стоит недооценивать заложенные природой реакции. Увы, не все они могут оказаться полезными в сложных жизненных ситуациях. Секундное промедление может стоить тебе жизни. Главный постулат выживания - не быть пассивной овцой перед лицом хищника. Но далеко не каждый человек может управлять своими инстинктивными реакциями, отчего многие из них гибнут из-за секундного замешательства. Нельзя сказать, что вампирша не приложила к этому свою руку. Венера довольно неплохо разбиралась в человеческой природе и знала, как заставить их бояться, бежать, кричать от отчаяния, бороться, даже зная заранее, чтобы битва проиграна. Она играла этими чувствами, словно умелый жонглер, что перебрасывает горящие факелы из одной руки в другую. Это было не сложно, ведь все их чувства были огромными буквами изображены на их лицах. Она всегда знала, что не сможет не выиграть в простой игре в кошки-мышки, ведь она была всегда хитрой и расчетливой кошкой. А мыши были слишком слабы и беззащитны, чтобы противостоять скорости и силе красной вампирши. Природа посмеялась над людьми, сделав их такими хрупкими и уязвимыми. Красным нужно было лишь скрывать результаты своей ночной охоты, дабы не вызвать массовую истерию в человеческом обществе. И все. Дело в шляпе.
Мисс Дэвис никогда не думала, что она может поменяться с ними местами. Немыслимо, невозможно! Однако, это происходило здесь и сейчас. Ее мысли летели со скоростью света, пытаясь переварить тот факт, что теперь жертва – она. Получается, что синие вампиры не так уж и далеко ушли от людей. Можно сказать, они находятся на одной ступени в пищевой цепочке, на вершине которой находятся творения Неферет. Она смотрела в глаза Тьме и понимала, что если она растеряется, то все будет потеряно. Годы, потраченные на восстановление собственной души, уйдут в никуда, не оставив за собой и тени надежды на светлое будущее.
Венера не могла не оценить иронию ситуации: ведь она сама оказалась здесь с Эриком Найтом, не по своей вине, разумеется, но это был ее выбор. Ее и ничей больше. Найт вообще не горел желанием помогать ей в этот вечер. Она сама упрашивала его. Дорогая Никс, это же надо? Самой загнать себя в страшную ловушку. Сейчас Венера очень напоминала себе ту самую пресловутую овцу.
Она не успела отреагировать, ведь была сейчас лишь жертвой в руках умелого убийцы. Теплая ладонь накрыла ее горло, давая понять, что сопротивление может стоить ей жизни. Лодка подернулась дымкой, будто стекло, через которое она смотрела на мир, вдруг запотело от того, насколько ее бросило в жар от прикосновений вампира. Надо как-то взять себя в руки, иначе ничем хорошим это точно не кончится! Венера ненавидела себя за то, как каждый раз реагировало ее тело на знакомые прикосновения, когда разум вопил от разочарования. Но из размышлений о собственной никчемности, ее вырвало осознание того, что они больше не стоят на лодке посреди холодной черной воды. Под ногами был ворсистый ковер, а большая комната поражала убранством. До боли знакомая кровать стояла прямо перед ними. Нет! – застонала про себя вампирша. Она бы узнала эту обстановку из тысячи похожих. Словно смакуя ее замешательство, Эрик легко проводил пальцами по тонкой коже, не давая возможности пошевелиться.
Венера словно вернулась в прошлое. Она снова была в запретной части Дома Ночи города Талсы. Там, где ее никогда не должно было быть: в комнате профессора Найта. Разбросанная одежда, скомканные простыни, открытый шкаф, из которого торчит рукав белоснежной мужской сорочки, которую так любила надевать Венера после очередного дня безумств. Запах пьянил и одурманивал. Она уже почти забыла, как тяжело ей было забыть этот запах страсти, перемешанной с кровью. Она сделала глубокий вдох и прикрыла глаза. Нельзя было поддаваться искушению, но она не могла ничего с собой поделать. Резкий толчок, и вот она уже на простынях. Нежный шелк мягко ласкает кожу, разрез платья распахнулся, демонстрирую вампиру всю прелесть ее длинных ног. Найт стоял над ней и вызывающе улыбался. Венера тяжело дышала, пытаясь справиться с нарастающим желанием. Она чувствовала, как ее щеки горят, выдавая все ее чувства вампиру.
- Трусихой? – срывающимся на хрип голосом ответила она. Дэвис хотела, чтобы ее голос звучал вызывающе, насмешливо, но вышло совсем иначе. Она прикусила губу. Где-то на горизонте размахивала плакатом адекватная вампирша, пытаясь привлечь внимание увлекшейся. Венера пыталась взять себя в руки. Она понимала, что все это не настоящее, это лишь умелая иллюзия красного вампира Эрика Найта. Но до чего же она была хороша. Все ее чувства были обмануты: она ощущала легкую прохладу, сквозившую через плотно задернутые шторы; чувствовала упругую кровать под собой. Запах… О, Никс, какой это был запах! Она тряхнула головой, стараясь дышать через раз, и не думать о том, что происходило на том самом месте, где она сейчас полулежала.
- Ты же знаешь, что меня мало что может испугать, - почти уверенно сказала она. Голос больше не дрожал, но вот проклятый румянец не желал сдавать позиции. Она приподнялась, оперевшись на ладони, пытаясь прикинуть, как проскочить мимо зазевавшегося на ее ноги вампира, и попытаться вырваться из дурманящей иллюзии. Не самый удачный маневр. Ее глаза оказались на уровне его ширинки. Мда… Венера быстро отвела глаза.
- И уж точно меня не может испугать так это твои способности, - она обвела взглядом комнату. – А ты стал сильнее. Это действительно потрясающе. Не думала, что ты на такое способен.
Главное - хорошая мина при плохой игре. Видимо, сейчас это было ее девизом. Голова плохо соображала, а значит, нужно было придерживаться той дорожки, по которой она не раз уже ходила. Стоило ли надеяться, что вампир не заметит ее волнения. Конечно, нет. Но можно было выиграть несколько минут, пока он не пошел в наступление. Возможно, это и было ее спасением. Стоило попробовать.

Отредактировано Venera Davis (09.09.2015 20:38:28)

+1

29

Он помнил, как всё начиналось. Нет, не их историю знакомства, она почему-то была утеряна в дебрях воспоминаний, как нечто несущественное, принадлежащее еще несовершенным человеческим чувствам, коими еще полнилось его сознание недолетки. Всё его прошлое, относящееся к тому, что было до Дома Ночи вообще ощущалось смутным невнятным пятном. Конечно, он знал, что появился на свет в Нью-Йорке, помнил свою мать - красивую, нервозную женщину, как оказалось, психически неуравновешенную, и кто может предугадать, не выбери его богиня, может Эрик сейчас бы последовал по ее стопам - генетически передаваемого заболевания, был бы заперт в клинике для душевнобольных или спрятался бы от своих страхов за смертельной дозой викадина. Как это сделала она, уйдя в одну из ночей, оставив Эрика с отцом, что не нашел ничего лучше, чем беспробудно пить, пока не угодил в клуб для анонимных алкоголиков. Единственное, что связывало Найта с его прошлым - это счет в банке, что был как нельзя кстати оперившемуся вампиру, возжелавшему открыть собственное дело. Отец все еще был жив и даже много лет в завязке, но Эрик презирал его, от того встречи их выходили скомканными и ненужными обоим. Старший Найт побаивался сына, так и не приняв перемены, сложившиеся в его судьбе. Ему был бы по душе обычный человек, прячущий свои пороки за белым забором и передником жены. Его мало интересовал блестящий юрист, кем стал вампир. Они были разные, пусть их связывала одна кровь - одна ли? В жилах Венеры явно больше его крови, чем в родном отце - это было забавное наблюдение. По человеческим меркам их связь была с подоплекой инцеста. А может Найт был жертвой насилия и ему полагались бесплатные сеансы у аналитика? Может Найт был мазохист, получая от Дэвис свою дозу наркотика, что давали ее ласки и укусы. Даже сейчас, после стольких испытанных изощрений, что подарила ему взрослая жизнь, Эрик помнил их неискушенность. И видит Никс, те самые дни в туннелях, когда их связь начиналась, а знакомство действительно можно было считать свершившимся, Найт хранил на отдельной полке памяти. Слишком дороги были те, незамутненные опытом, ощущения. Дьявол, но и сейчас, он дорого бы дал, чтобы восполнить мельчайшие пробелы в их общей истории.
Внезапно вокруг них сгустился воздух и запахло затхлостью. Темнота окутала лодку и сырость, даже несмотря на то, что они и без того были на воде, обернула плечи неприятным покрывалом. Оно висело неподалеку. Как раз над входом в "комнату", где обитала Венера. К сожалению, его расцветка вытерлась из памяти вампира, поэтому пришлось домысливать. Что-то связанное с китайскими иероглифами. Красного цвета. Или быть может это был бордовый? Найт смотрел в сторону, но вряд ли Венера была столь глупа, чтобы не понимать, меняя цвета на иллюзорном покрывале, забавляясь радужными оттенками в полутьме туннелей Талсы, он цепко видит ее фигуру, сидящую на матрасе, что лежит в углу небольшого помещения. У матраса появилась бутылка вина и два бокала. Он добавил аромата благородного напитка в воздух, перебивая дающую не нужную атмосферу затхлость.
- Знаешь, я в тот день был разбит, - было удобно обращаться к общей памяти, используя приобретенные способности, не надо было тратить время на разъяснения. Он не стал отвечать и ни на что из сказанного, будто Венеры с её мнением не существовало. Так и было, вряд ли она говорила что-то, мешающее в один момент подскочить на ноги и улепетывать изо всех сил, оставив его в обнимку с тьмой. Актерской игрой победитель шекспировских чтений был сыт по горло, - ты помогла мне прийти в себя, но сама в тот день чего-то боялась. Страх ощущался в твоем напряжении и взглядах на покрывало. Как будто кто-то мог возникнуть за ним, - он ненадолго замолчал, слушая ее сбившееся дыхание, - потом ты отпустила все страхи, ради того, чтобы побыть вдвоем. Улучшить минуты затишья посреди бури, в которой мы все оказались. Я тебе был так благодарен, и никогда этого не говорил вслух, странно, - Эрик блуждал по потемкам воспоминаний, наталкиваясь на ссоры с друзьями, их отторжение и собственную щенячью любовь и преданность, которую предали, оставив его в сомнениях. Выставили ревнивым глупцом те, кому он больше всего доверял. Он тогда был совсем мальчишка, Венера не старше, ей хватило житейской мудрости или чего-то иного успокоить его, заставить поверить в себя снова. С первыми поцелуями, лишенными изначально невинности, он обрел что-то большее, чем ранее - он обрел самого себя. Того, кому не нужно слушать толпу, а только собственное сердце, что билось сильнее, стоило ей лишь ступить рядом, только ощутить ее аромат.
Прошедшее вдали друг от друга время сгладило привязанности, эмоции больше не вопили на её приближение, они повзрослели, увы, это нельзя было считать благословением. Только течением времен года, хорошо, что в вампирском мире оно течет по иным законом, плохо, что с годами они так же, как и люди, подвергаются сплину и скуке от того, что опыт не добавляет оптимизма.
- Вставай, - неожиданно проговорил он, рассеивая собственные чары, словно забывая обо всем, что было сказано ранее, подал ей руку, - ну, - приподнимая брови смотрел, как она с сомнением поглядывает на него, - да прекрати, - закатил глаза, как когда-то в далеком общем прошлом, - я тебя не трону. Ты просила помощи, ты её получила, мы в расчете, - Венера протянула руку, он легко ее поставил рядом с собой, посматривая на лежащий рядом берег, куда они уже почти причаливали, качаясь по волнам, - но позволь мне решать, какими методами   действовать, а в особенности избавь от осуждения. Мне его хватило в жизни, и от тебя его получать - особенно неприятно что ли, - вампир поморщился и ступил к штурвалу, заводя мотор и подгоняя лодку аккуратно к тому месту, откуда они отчаливали. Больше не смотрел на красную, только на воду и пристань. Это был и без того трудный день, потрясения из прошлого в его дальнейшие планы точно не входили.

+1

30

Одна сцена из далеких воспоминаний быстро сменилась другой, еще более ранней, казавшейся уже безвозвратно утерянной. Должно быть забытые Богиней туннели значили для Эрика больше, чем когда-то для самой Венеры, но знакомая обстановка вновь напомнила девушке, те трудные времена, наполненные гневом, страхом и жаждой. Именно эти чувства так старательно пыталась спрятать тогда недолетка. Следуя за новым лидером, так легко было обмануть себя и окружающих, что все в прошлом, и они больше не те отвратительные чудовища, которыми их сделало перерождение после смерти. Она нашла выход. Их странная связь помогла обоим справиться с их внутренней борьбой, залечить раны и начать двигаться дальше. Куда их привел этот путь, думать не хотелось.
- Я тебе был так благодарен, и никогда этого не говорил вслух, странно, - обезоруживающая откровенность вампира поставила Венеру в тупик. Как будто он снова стал тем потерянным юношей, который разделил с ней не просто постель, но тягостные невзгоды взросления в условиях тотального изменения окружающего мира. Потрясение длилось недолго, Найт словно сбросил с себя оковы неприятных воспоминаний и резко приказал:
- Вставай!
Только сейчас девушка заметила, что она больше не сидит на старом матрасе в подземельях Талсы, а вновь ощущает прохладный свежий воздух и мерное покачивание лодки на воде. Она уставилась на протянутую ей руку, словно на медвежий капкан: стоит только протянуть руку и на запястье защелкнется острые железные оковы. Обыденность тона вампира заставили ее подчиниться. Лишь оказавшись на ногах, она четко поняла, что опасность миновала. Что это было? Возможно, проверка на вшивость, которую она явно с треском провалила.
Тяжело играть, когда совершенно не знаешь правил. Все, что тебе остается – это вслепую  тыкаться в разные углы, пытаясь нащупать выход из почти тупиковой ситуации, когда ловушки расставляет кто-то другой. Раньше она с уверенностью могла сказать, что знает темные подвалы души Эрика Найта получше многих, но, увы, сейчас ей было похвастаться нечем. Прошло слишком много времени, слишком многое изменилось в его жизни. Безусловно, не обошлось и без активного участия самой Венеры, за что она не могла себя простить до сих пор. Ведь именно из-за нее он стал тем, кем был последние годы. Тот роковой вечер около храма Никс перевернул с ног на голову не только его, но и ее жизнь тоже. Словно два полюса они поменялись местами: Венера скинула ненавистные оковы Тьмы и расправила плечи, обретя новую цель в жизни, а Эрик… Что досталось ему? Безудержная жажда, невыносимая тяга к Тьме, невозможность бороться с низменными желаниями? Будто заразная болезнь, передающаяся воздушно-капельным путем, Тьма перекинулась с красной недолетки на взрослого синего вампира, поработив его своей воле. И сейчас, как никогда, девушка остро ощущала свою причастность к произошедшему тогда. Чувство вины, ушедшее на второй план ее сознания, лишь изредка пробивающееся в настоящую жизнь Венеры в виде жутких ночных кошмаров, вновь вышло из тени и обрело былую силу. Это мерзкое чувство никогда не оставит ее, всегда останется ее постоянным спутником, однако, именно сейчас ей представилась возможность сделать то, чего она так давно боялась. Она могла извиниться перед Эриком и снять, хоть и малую, часть тяжелой вины с души, которая никогда не покинет ее.
- Как я вообще могу тебя осуждать? – риторический вопрос, который задавать не следовало. Ледяные тиски сковали сердце Венеры, заставляя еще острее ощущать себя виновной в том, что стало с некогда любимым вампиром. – Я? – Дэвис невесело хмыкнула, давая понять, что творила в свое время куда более страшные вещи. Хотя, откуда ей вообще может быть известно о похождениях Найта все эти годы?
Только не уходи от темы! – приказала она самой себе, выравнивая дыхание и слегка расправляя плечи.
- Прости меня, если сможешь… - едва слышно прошептала она, нисколько не сомневаясь, что вампир прекрасно услышит каждое ее слово. – Мы оба знаем, что только я одна виновата во всем, что произошло. Возможно, ты не считаешь, что я чем-то тебе навредила, но я так не могу. Я должна извиниться перед тобой… Ну, или хотя бы попытаться это сделать. Ведь я буду жить с осознанием собственной вины до конца. И я не могу не сделать попытки облегчить свою ношу, раз Судьба или Богиня представила мне такую возможность. Мне действительно очень жаль…
Неловкое молчание повисло в сыром воздухе, словно рядом все еще лежал покойник, а безутешные родственники смотрят на них с осуждением. Венера быстро отвела взгляд от недвусмысленно напрягшегося затылка вампира, и прикусила губу, чтобы позорно не расплакаться перед ним снова.

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » ~ Миром правят судьба и прихоть ~ ‡альт