http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: октябрь 2018 года.

Температура от +5°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Just A Lil Bit ‡альт


Just A Lil Bit ‡альт

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и дата:
август
Декорации:
Нью-Йорк
Герои:
Маркус "Вульф" Бама и Эшли Ривера
Краткий сюжет:
Что будет, если одна очень «хорошая» девочка забредет в очень плохой район

[NIC]Marcus Bama[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/pcAMe.jpg[/AVA]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Alexey Morozov (07.08.2018 16:16:20)

+1

2

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/306-dVMWI5ibq6.png[/avatar]
События, порой определяющие всю нашу жизнь в дальнейшем, чаще всего по началу кажутся лично нам незначительными и мелкими.  Сколько себя помню, никогда не ловила себя на мысли, что в моей жизни что-то меняется. Мне все давалось легко – знакомства, учеба, первые честно заработанные деньги.  В первую очередь, я должна быть за это благодарна моим родителям.  Это они растили во мне принцессу и баловали, не смотря на всю свою профессиональную занятость и карьерный рост, который всегда, в моих-то наивно распахнутых детских глазах шел  в гору.  У нас было все, что только можно желать – хороший и уютный дом в благоприятном районе с своим газоном и цветочной клумбой, машина (я уже и не вспомню тот момент, когда их неожиданно стало две), до отказу забитый холодильник, разгружая который можно было обеспечить хорошим перекусом целый поток студентов ближайшего колледжа.  Определенно, спасибо папе и его стремлениям обеспечить свою семью всем необходимым. И это, не смотря на то, что мы все-таки немного отличались от «местных», хотя это отличие быстро сошло на «нет» еще до моего рождения, но рассказы об этом, мне иногда доводилось слышать в разговоре родителей. Мы были родом с солнечного Барбадоса,  мама так точно.  Ее темная кожа, и вьющиеся волосы достались в последствие и мне, как и полноватые губы, которыми я в дальнейшем гордилась.  Мы были необычны тем, что отличались цветом кожи от соседей. Сначала это было предметом обсуждения, не было никого, кто бы подобное не обсудил за спиной моей дорогой родительницы. Почему только за ее спиной? Да потому, что мой отец не был «цветным» он был как все: белый, худой, высокий, с темными волосами. Необычно, правда? Необычно настолько же, как и та сильная химия, что возникла между моими родителями в годы их студенчества, а в дальнейшем переросла в нечто большее -  крепкий и нерушимый союз, благодаря которому я появилась на этом свете, неся в мир добро и красоту.
О, о моей нестандартной внешности говорили все без исключения. И, я слишком быстро к этому привыкла, постоянно эпатируя свое окружение чем-то новеньким и необычным. Я могла знатно подпортить свои чудесные от природы и благодаря генам моей матери вьющиеся волосы неожиданно выпрямить и уложить по последней моде. Мне было комфортно.  Мне до жути нравилось, когда обо мне говорили, важным было лишь то, что говорить обо  мне должны были только хорошее. Родители не запрещали экспериментировать, считая это пустяками и попытками самовыражения, главное чтобы это самое самовыражение не выходило за границы дозволенного моральным кодексом.  Даже набивая себе первое тату в виде звездной россыпи за левым ухом, в свои шестнадцать лет, я оставалась для своих родителей принцессой и, этого ничто не могло изменить.  Ничто до последнего момента.
- Ты хочешь мне что-то сказать? – Я перекатилась с одной стороны своей кровати на другую, где было прохладнее и из окна не доставал солнечный свет, слепя и мешая рассматривать то, что мне пишут на нетбуке. Моя лучшая подруга в лице Алиши замерла на пороге моей комнаты, привалившись плечом к дверному косяку. Когда она так молчала и выжидающе на меня смотрела, я, знала, Ли что-то хочет мне сказать, просто ждет удачного момента. Поэтому передернув плечом, я решила не оттягивать это до момента, когда моя лучшая подруга просто взорвется от собственного нетерпения.
- Да-а-а, не-е-ет, - Ли вяло тянула каждую гласную, входя в комнату и направляясь к зеркалу. Этот ритуал она проделывала каждый раз, когда переступала порог моей спальни. И если раньше я это еще как-то отмечала про себя, пытаясь понять, нравится мне это или нет, теперь меня это вовсе не беспокоило. Алиша знала наизусть все содержимое моего стола перед зеркалом, и ящиков встроенных в этот стол и все равно брала и рассматривала особо интересные ей в тот или иной момент флакончики. И, так было всегда, когда она собиралась со мной поделиться очередной сплетней или чем-то важным, что я непременно должна знать.
- Ли-и-и, - я уткнулась лицом в любимую подушку, и промычала имя подруги, но та отреагировала.
- А? – Ее светлые брови взметнулись вверх, точнее взметнулась левая, и я это заметила. Не совсем хороший знак если честно.
- Ну, ты будешь говорить или мне тянуть это из тебя по слову?
Ли сдалась почти сразу, она любила, когда я ее пытала, но эта пытка всегда должна была заканчиваться быстро и безболезненно для нас обеих.
- Ладно-ладно, - итак, она сдалась и, быстро  оставив свое прежнее занятие, перебралась поближе к моей кровати, но при этом не села на нее и уж тем более не улеглась плечом к плечу со мной, пока я зависала на странице в фейсбуке очередного сердцееда из параллельной группы. Я вопросительно взглянула на светлое веснушчатое лицо Ли, что маячило призраком перед моим лицом. Нас разделял лишь экран нетбука.  – Эш-ш-ш-ш, - я поморщилась, потому что не любила, когда мое имя сокращали до подобного состояния, в конце концов, Эшом мог зваться любой дворовый мальчишка, носящий свою кепку козырьком назад, а я была Эшли – папиной и маминой принцессой, даже в свои двадцать два.  – Ну, Эшли! – Глаза Алиши распахнулись так широко, что мне, захлопнувшей крышку своего нетбука, довелось детально разглядеть в ее орехового цвета глазах свое отражение.
- Говори,  - потребовала наконец-то я и подперла свой подбородок ладонью, упираясь локтем в подушку, которую мяла и над которой всячески издевалась, делая свое пребывание в постели комфортнее. 
- Я тут узнала… Помнишь Сэнди?
Еще бы я не помнила Сэнди. Та еще особа. Мое театральное закатывание глаз, куда более ярко и красочно описывало мои мысли о Сэнди, я бы так и словами не описала. Конечно, я знаю Сэнди! Что за глупый вопрос. Мы ее обсуждаем каждый божий день, с тех пор, как она на той закрытой студенческой вечеринке затащила наверх моего бывшего бойфренда.
- Дай угадаю, - я жестом остановила словесный понос своей обожаемой подруги.  – Она перебрала на вечеринке? Судя по тому, как Ли отрицательно замотала головой, я двинулась в своих предположениях совсем не в ту сторону. Это вынудило меня поджать губы. Я очень болезненно относилась к собственным проигрышам. – Хм, она стащила что-то в магазине и, на входе ее поймал охранник? - Все прекрасно знали, что у дурнушки Сэнди было пристрастие тащить в карман все, что лежало не на своем месте. Ли не терпелось сказать то, что она знала, и она распахивала рот как рыба, выброшенная на песок. Раздраженно фыркнув и понимая, что это что-то явно новенькое, что мне никогда не угадать, я сдалась.
Она, - Ли вобрала в легкие как можно больше воздуха, и я даже испугалась, что она может такой порцией подавиться.  – Провела ночь в гетто и, - Ли очень быстро замахала руками, затрясла кистями, обмахиваясь. Я не любила этого момента, когда кто-то про себя смаковал самое вкусное в сплетне, поэтому нахмурилась, открыто демонстрируя, что мне это все уже надоедает. – переспала с тамошними обитателями, говорят их было трое.
Я не знаю, что первым на моем лице округлилось, то ли это был мой рот, приоткрывшийся и ставший похожим на букву «о», то ли это были мои красивые глаза, напомнившие сейчас кому угодно старые пятаки.
- Да быть этого не может! – выдала я, группируясь на постели и уже садясь, лежать в эту минуту, как и придаваться праздности  мне совсем не хотелось.
- Я тебе отвечаю! – заверещало тонким голоском Ли, напоминая мне взбудораженного происходящим суслика. – Она на спор, три сотки баксов.
- Фу, - я скривилась и отпрянула от подруги. От одной только мысли, что кто-то с кем-то поспорил на то, чтобы явиться в неблагоприятный район вечером, а впоследствии с тамошними обитателями переспать, вызвало у меня отвращение.  Для меня это было дико, неприемлемо.  Для дурнушки Сэнди же в самый раз, она и не на такое согласилась бы за три сотни, в этом наше с ней воспитание значительно различалось.
- А давай съездим в тот район?
Я застыла на кровати подобно каменному изваянию. Моя подруга всегда отличалась особой любовью к авантюрам. От нее можно было ожидать подобного предложения. Вот только я не ожидала. И даже спустя годы нашего общения не могла привыкнуть к этому. Как вообще можно было вдохновиться на что-то воодушевляясь омерзительным на мой взгляд поступком?
- Прости? – Я не верила своим ушам, поэтому переспросила как можно скорее, уверенная в том, что Ли, даже если и предложила что-то подобное, быстро откажется от этой затеи и мы обе посмеемся над минутной слабостью моей подруги к авантюрам подобного рода.
- Поехали-и-и, - она тянула гласную и с каждым разом все шире распахивала свои глаза, приближая к моему лицу свое. Бррр. Я терпеть этого не могла, и подруга это знала, и частенько пользовалась, чтобы дать себе возможность выиграть раунд и склонить меня на темную сторону.
- Это плохая идея, - сообщила я, но это заведомо прозвучало так, словно я уже смирилась с проигрышем и дала свое согласие на поездку.
- Да мы даже из машины выходить не будем! – Клятвенно заверила меня Алиша. Только вот я ей не поверила.
Мы вынуждены были взять самую приметную машину в гараже – мамин красный додж. Водить я умела и получалось у меня это вполне сносно, поэтому за руль я не пустила Ли, а села сама. Когда Ли вбивала маршрут в навигатор, я кусала свои губы и теребила в руке связку ключей, особенно досталось плетеному брелку, который к этой связке года два, может три назад прицепила мама. Что-то мне подсказывало, что мы собрались вовсе не туда, куда следовало бы отправляться девушкам нашего социального статуса и возраста.

+1

3

[NIC]Marcus Bama[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/pcAMe.jpg[/AVA]
[SGN][/SGN]

Меня зовут Маркус Бама. Хотя чаще ко мне обращаются просто Вульф. Это прозвище мне стало даже ближе чем родное имя. Просто я так привык. Да и все мои друзья привыкли. Хотя корни засели намного глубже, чем это может показаться на первый взгляд. Мои предки были отвратительными людьми и наверное хорошо, что сейчас их уже давно нет на свете. Дерьмово так говорить, но это действительно так. Я стыдился своего отца, хотя сейчас живу немногим лучше, чем он сам. Дело в том, что мой отец был наркоторговцем. Толкал наркоту прямо в той школе, в которой я учился. Тогда я еще надеялся на лучшую жизнь. Думал, что с помощью знаний смогу добиться от жизни много. Выйти в люди и навсегда покинуть, этот чертов район. Об этом мне говорила миссис Миллер. Учительница, которая хоть, что то старалась изменить. Ходили слухи, что она из богатых телочек и сама выбрала свою профессию. Хотела помогать людям. Увы, надежды были напрасны, но об этом позже. И представляете, кого мне было? Я иду в школу, а мой отец уже суёт траву одному из моих одноклассников. Все знали, кто такой Бама и чем он занимается. Чертов ублюдок. Поэтому я стал называть себя Вульфом. Это не обезопасило меня от побоев, которые учиняли мне те, кто не мог заплатить отцу за товар. Но так я мог сам оградить себя от этого позора. Когда мне было десять, отца застрелили. Конкуренты. Проехали на тачке и расстреляли. Все просто. И это было обычным явлением в моей жизни. Каждую неделю кого-нибудь из моих знакомых убивали подобным образом. Полиции всегда было плевать. Откинули на лапу и замечательно. Моя мать была не многим лучше отца. Раздвигала ноги перед любым, кто готов был принести ей дозу героина. И вы думаете в эти моменты она стеснялась делать это при мне? О нет. Я сидел и учился, облокотившись на стену, а она ебалась с очередным ублюдком. Я чувствовал всё это на себе. И в такие моменты хотел достать пистолет отца и расстрелять любого кто зайдет к нам домой. Выпустить к чертям всю обойму. Так чтобы его ебало превратилась в решето. И никто больше не посмел зайти к нам домой. Но у меня не было денег, чтобы потом откупиться от копов. И я уходил из дома раздраженно хлопая дверью. Ходил по улицам родного района и видел, что здесь не лучше, чем дома. Множество шлюх, которые, так же как и моя мать готовы лечь под любого, кто достанет им новую дозу. В 14 лет почти все мои друзья уже начинали барыжить. Работать на мелких дельцов. И зарабатывать свои честные баксы. Звали и меня, но тогда я еще надеялся избежать этой участи. Торговля травой это злое озеро. Озеро, однажды окунувшись в которое уже не выплывешь. Только если трупом. А им я становиться не собирался. Я старался найти честную работу. И иногда мне это даже удавалось. В неделю мне платили, раз в пять меньше, чем зарабатывали мои друзья за день. Но тогда я думал, что мыть тачки барыг, гораздо лучше, чем самому им становиться. И я работал. Порой получал пиздюлей за пятнышко, которое не оттер, или же видел как на моих глазах один ниггер убивает другого. И, конечно же, держал рот на замке. Все что происходит в гетто, остается здесь же. Тогда же я встретил БигСмоука. Все знали кто это такой. И скажу даже больше. Все хотели стать таким же крутым ниггером как он. БигСмоук держал всех на коротком поводке. Каждый ниггер в гетто принадлежал ему. Он был боссом каждой из группировок, хотя никогда не мешал им перегрызать друг другу глотки. Тогда я не понимал почему, но сейчас всё ясно как открытая книга. Так было легче удержать власть. Пока они заняты друг другом, даже не думают выступить против него. БогСмоук привез тачку, которую я должен был помыть и я сделал это идеально. И понятия не имею, что он тогда во мне разглядел, наверное, мою неутолимую жажду стать кем-то большим, чем простой барыга, и он предложил мне с ним пообедать. От таких предложений не отказываются, даже если я не хотел торговать, этот ниггер отказ мог воспринять как оскорбление. Мы долго говорили. И он восхитился моим стремлением к учебе. И сказал, что такой человек как я всегда сможет найти работу у него. Это был намек. Но тогда я отказался. Сказал, что хочу добиться всего сам. И по-другому. Он лишь усмехнулся и оставил свой номер телефона. Я возвращался домой в приподнятом настроение. Если сам БигСмоук смог во мне разглядеть потенциал, значит удача на моей стороне. И там меня ждал сюрприз. Мать сдохла от передоза или может там был и вовсе не героин, я не знаю об этом. Но когда я зашел домой, над моей сестрой склонился один из ебарей матери. С явным намерением её изнасиловать. К слову сестра была и остается единственным человеком в моей жизни, кроме меня самого о ком я забочусь. Так что тому ниггеру не повезло, что я вернулся так рано, он получил пулю в лоб. Тогда меня не волновало, что у меня нет денег, чтобы заплатить копом или любые другие вещи. Главное было спасти свою сестру, и я это сделал. Убил. Первый раз в жизни. Я сказал ей уходить. А сам сел на пол и стал думать. У меня было два выбора. Позвонить копам и навсегда распрощаться со своими планами на будущее. Или же позвонить БигСмоуку и попасть к нему в рабство. Очевидный выбор для пацана четырнадцати лет. И я не задумываясь, позвонил. Тот все уладил и я вышел сухим из воды. Правда теперь должен был отрабатывать свой долг, в любом случае это было лучше, чем приют, в который попала моя сестра. Я начал работать. И я был лучшим. Я не боялся зайти на чужую территорию, чтобы там продать свой товар. Конечно, приходилось много бегать. Драться. Убегать. Не один раз меня и самого пытались убить, но каждый раз сами получали свинцовый подарок в лоб. Я стал тем, кого ненавидел. Таким же, как отец. Хотя если так задуматься. На несколько лет я добился гораздо больше, чем он. БигСмоук доверял мне и стал для меня человеком, кого я действительно мог назвать отцом. В отличие от других барыг, которые были для него расходным материалом, он относился ко мне иначе. Он готовил из меня приемника, хоть помирать и не собирался. Иногда мне даже казалось, что этот ниггер бессмертен. Однажды Смоук предложил мне собрать свою команду из парней которые могут быть мне преданы так же сильно, как и я ему. Другие могли подумать, что Смоука просто не устраивают продажи травы, но я сразу понял, что намечается нечто более крупное. Так она и оказалось. Первым нашим заданием было вовсе не принять отдать новую партию или же припугнуть очередного диллера. А устранить целую Банду. Убить каждого из её верхушки. Обычно такие люди как я не задают вопросов. Наше дело просто выполнять, то, что приказано. А тем, кто находится выше, лучше видно, что нужно делать. Но я не мог просто ворваться туда с оружием и перестрелять всех. Не зная, зачем всё это нужно. Я задал этот вопрос Смоуку, прекрасно зная, что тот может послать меня с ним куда подальше, но тот ответил. Тран и его люди стали доставлять много неудобств моему боссу. Скрывать выручку, вести свои дела в тайне от босса. И Смоук решил их устранить. Всех. Чтобы для остальных это стало уроком. И он пообещал, что если я справлюсь, то территория достанется мне. Не самый лакомый кусочек нашего района, но с ним я смогу называть себя боссом. А не простым барыгой. И деньги, которые я смогу с неё получать с лихвой окупят все расходы на колледж для моей сестры. Для меня уже не было альтернативы моей жизни, но для неё еще не все потеряно. Моя малышка Сэнди заслуживала лучшей жизни. Смоук позвал Трана и его людей к себе домой. Где каждый из них узнал, что бывает с теми, кто смеет обманывать босса. Я выбился в люди, пускай и не так как хотел в детстве. Но это и не имеет значение. Я ниггер. Настоящий ниггер и мне было не дано другой судьбы.
***
В последнее время я все чаще стал увлекаться рэпом. Как те крутые ниггеры из телика. Они качают. Под их минуса все становится гораздо легче. Понятней. Это было круто. Я и сам старался писать, но откровенно говоря, это было дерьмово.  Словно я чертов белый, который не может связать  и двух слов в единую строчку. Сейчас я сидел в свой квартире, рядом валялась бутылка к которой я сегодня даже не притронулся в колонках во всю рубил минус Снупа, но слова так и не хотели становиться треком.
- Ты говорил, что ты ганстер, но ты никогда даже не стрелял, - снова ступор. Я пытаюсь обдумать. Я знаю, что хочу. Но нихуя не получается, - Но на само деле, ты хуянстер, блять, - ересь. Бред. Не мое это. Я откинул листочек с ручкой как раз в тот момент, когда в дверь постучали. Мне пришлось взять пистолет, таковы правила нашего района, если не хочешь оказаться застреленным другими, всегда нужно быть готовым стрелять самому. На пороге стоял один из моих людей. Я его не звал, а значит и делать ему тут было нехер.
- Чего тебе? – раздраженно спросил я, пуская его на порог, и откладывая оружие в сторону.
-Вульф, прошел слух что, твою сестру изнасиловали трое ушлепков из стритов. Мы их уже нашли, так что ждем только твоей команды, - со Стритами у нас давно была вражда. Но чтобы они решились на такой шаг. Это был смертный приговор. Для всех них. Я незамедлительно одел майку и вышел из квартиры. Сегодня прольется много крови.

Отредактировано Alexey Morozov (07.08.2018 16:16:42)

+1

4

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/306-dVMWI5ibq6.png[/avatar]
Возможно, в это трудно будет поверить, но в гетто мне до этого самого дня бывать не приходилось. Согласитесь, нормальным людям там появляться крайне опрометчиво. Про эти места рассказывали такие истории, что волосы на голове вставали дыбом. Не удивительно, что, даже не смотря на некоторое внешнее сходство с людьми из гетто, я испытывала к ним неприязнь. Можно конечно было найти этому какое-то объяснение, например оно, заключалось в моем воспитании, которое мне дали мои родители. Они ухватились за шанс «жить нормально» сразу, как только он выпал им. И я их за это не виню, я благодарна им за то, что они не опускали рук и стирали все мыслимые границы, так сильно отличающие нас «цветных» от белых людей. Собственно это и стало одной из первопричин, почему я считала себя другой, совсем не похожей на тех, кто жил в неблагополучном районе.  Дело было именно в статусе, в том, что у меня, благодаря родителям было все: имя, деньги, статус в обществе, некоторое влияние. Я, на момент, моей поездки в гетто понятия не имела, что у того контингента тоже все это есть, просто это скорее, в моем понимании представлялось мне как Инь и Ян, белое и черное, мое хорошее и их плохое, но все же означающие одно и тоже.
Ли была настроена решительно, я же ее решимости не разделяла и только все больше нервничала, когда механический голос навигатора сообщал через, сколько метров и куда мне стоит повернуть.  Где-то на полпути к месту, отмеченному на карте Алишей, я предприняла еще одну попытку отговорить подругу и даже попыталась заманить ее в Макдональдс, который мы как раз проезжали.  Вот только ей точно медом там было намазано, ее тянуло туда неведомой силой, с которой мне, увы, было не справиться. Внутренний голос настойчиво нашептывал мне, что это глупая затея,  я так же догадывалась, что подругу мне ну никак не удержать в салоне доджа, стоит мне только припарковаться в самом людном и безопасном, по моему мнению, месте.
- Алиша, - вынужденная перестраховаться, перед тем как окончательно уступить подруге, я все же попыталась вразумить ее.
- Мм-м-м? – Ли, лопнула жевательный пузырь, который надувала и обратила на меня свое внимание.
- Давай договоримся сразу, мы не будем выходить из машины. – Я сделала глубокий успокаивающий вдох, притормаживая на светофоре и имея возможность наконец-то отвлечься от дороги и взглянуть на Ли, чтобы убедиться, что она не только смотрит на меня, но еще и внимательно слушает. – Совсем не будем.
Подруга театрально закатила глаза и попыталась с нижней губы собрать липке остатки жвачки, после лопнувшего пузыря, верхний ряд белых зубов, терзал мягкую и пухлую губу всего секунду. Вкупе с закатыванием глаз это выглядело комично, но мне было не до смеха.  Я прекрасно поняла, что мои слова были приняты к сведению, но план предложенных мной действий стоял под большим вопросом. И вообще, Алиша уже давно решила, что этой прогулкой руководит она, единолично, я ж только шафер и голос разума, которому она внемлить не собирается, в ближайшие несколько часов так точно.
Мне, конечно, трудно это признать так сразу, но на Ли я с той минуты затаила обиду. Не знаю почему, не могу дать точно определения тем мыслям, которые втемяшила себе в голову, продолжая вилять на красном додже по дороге, обгоняя особенно медленный транспорт.  Мы всегда вместе влипали во всякого рода истории и так же, рука об руку выбирались из передряг, но сегодня был какой-то абсолютно непохожий на те, другие дни, день. Я чувствовала это каждой клеточкой своего тела и безумно боялась, того момента, когда казалось бы абсолютно безобидное путешествие(ага, как же) в гетто, вдруг поставит под сомнение всю нашу дружбу с Алишей, дружбу которой без малого уже шел одиннадцатый год.
Свои подозрения вслух я озвучивать не стала, подозревая, что Ли поднимет меня на смех, а я только сильнее заверю себя в том, что обида на нее будет долгой и не искупиться одним простым «извини, подруга» и коробкой моих любимых лимонных пирожных. На мой короткий полный осуждения вздох, моя подруга даже и не подумала реагировать. Вместо этого она ткнула пальцем, указывая мне место для предположительной нашей парковки. Вот только туда мы не добрались. Буквально за несколько метров до него, колесо доджа было пробито. Я даже не поняла, что произошло, просто намертво вцепилась в руль и выпучила глаза. Машина вильнула, зацепив чей-то стоящий рядом транспорт, послышался неприятный звук, который проник под кожу, причиняя страшный зуд.
- Осторожнее! – Взвизгнула Ли и выставила вперед руки, пытаясь смягчить удар. Спасибо моей дотошности, я, еще выезжая из дома, приказала строго настрого пристегнуться и на время пути, всегда использовать ремень безопасности.
- Ты в порядке? – Встрепенувшись и наскоро высвободившись от ремня, я резко развернулась к Ли, оглядывая ее с ног до головы, насколько это вообще было возможно.  Вот уж чего я действительно не планировала так это угробить лучшую подругу. Ли тряхнула головой, немного усложняя мне задачу понять ее, но, в конечном счете, согласилась с тем, что не пострадала.
Мой идеальный план «не выходить из машины» с треском провалился. Чтобы оценить масштабы той аварии, в которую я по своей глупости попала, мне было просто необходимо набраться смелости и выбраться из салона автомобиля. Видя мой полный нерешимости отсутствующий взгляд и побелевшее лицо, Алиша решила, приди на помощь, очень, кстати говоря, своевременно.
- Я выйду, гляну, а ты, - мне не надо было ждать окончания предложения, чтобы понять, что именно имеет в виду подруга, я и сама знала, что необходимо позвонить кому-нибудь из родителей. Вот только передо мной стоял вопрос, кто из моих предков в этой ситуации будет ко мне более снисходителен. В такие минуты начинаешь по-настоящему жалеть о том, что у тебя нет старших братьев и сестер, способных придти на выручку и помочь избежать родительского строго выговора и последующего за ним домашнего ареста. Был более скромный, и менее положительный вариант дозвониться до моего бывшего бойфренда и попросить его вызволить нас, но внутренний голос мне подсказывал, что это еще более глупая мысль, чем та, благодаря которой Алиша затащила меня в эту дыру.
Пока я придавалась коротким размышлениям, зажав кнопку на мобильном и без устали пролистывая список контактов, Алиша в очередной раз влипла во что-то. Я поняла это только тогда, когда услышала доносящиеся до меня с улицы голоса, среди которых отчетливо слышался голос Ли, она с кем-то ругалась и судя по тому запалу, что нарастал, чувствовала что близка к проигрышу. Благодаря одолевшему меня страху, я вросла в кресло и не могла пошевелиться, даже не смотря на то, что прекрасно понимала, без моего появления и помощи, Алиша сама не справится. Когда чьи-то сбитые костяшки пальцев несколько раз, вполне себе вежливо стукнули по стеклу с моей стороны, я все еще находилась в оцепенении. Мне пришлось собрать все свои силы, чтобы повернуть голову на звук и, наткнуться на ухмыляющиеся лицо местного жителя. Он поманил меня пальцем из машины, даже не предложив для начала просто опустить стекло и побеседовать так. Я вжала голову в плечи. Трусливо, знаю. Но мне было сложно себя контролировать. Меня обуял страх перед неизведанным.  К тому же, он подкреплялся теми байками о гетто, которые мне приходилось слышать.  Парень,  вызывающий меня на разговор, выпрямился и что-то сказал поверх крыши моего автомобиля, я услышала смех сразу нескольких голосов, но не услышала Ли и тогда еще больше струсив, сжала плотно колени, а рука на автомате поднесла к уху телефонную трубку. Неважно кому из списка, но я собиралась позвонить и сообщить, во что влипла, умоляя о помощи. Вот только, моя идея никому не пришлась по вкусу, потому что я снова заметила парня у моего окна и насколько я могла судить по его манере движения, он собирался вынести мне стекло доджа и выдрать меня из салона силой, как выдирают из раковины устрицу. Этого мне хотелось еще меньше, чем выбираться из машины, поэтому я поспешила отбросить свой телефон в сторону, словно он был гранатой без чеки.  Следующее что мне пришлось сделать, так это поднять блокиратор двери и выйти на свежий воздух, пока передо мной галантно распахнули дверь маминой машины.
- Сообразительная, - одобрительно закивал головой парень, который до чертиков меня напугал. Я поспешила в первую очередь взглядом отыскать Ли, и обнаружила ее зажатую между двух мужских тел. Ее усадили на багажник нашей машины, один из тех, кто ее поймал, железной хваткой сдавливал руку Алиши чуть выше локтя, чтобы та не надумала удрать и судя по тому, каким мне предстало лицо подруги, хватка эта причиняла ей боль. Я сделала глубокий вдох, как меня учил мой психолог и к собственному разочарованию, проблеяла как запуганная волками овца:
- Послушайте, это можно уладить…
Запрокинув голову назад, мой персональный запугиватель громко и слишком наиграно заржал. Да, я не могу сказать, что это был смех. Это было именно ржание, грубое заставляющее вжимать голову в плечи и пугливо озираться вокруг.
- Конечно, - ощутимый такой и совершенно неожиданный хлопок по филейной части, заставил меня отпрыгнуть в сторону и вжаться в машину, зашипев от обиды и злости. Какими бы они тут правами не обладали и  чтобы не входило в сферу из дозволенности, так вести себя со мной они не имели никакого права. – Так как будем решать? – Мне достаточно было всего одного мимолетного взгляда в сторону обращающегося ко мне, чтобы понять, что его язык упирает во внутреннюю стенку его щеки, недвусмысленно намекая на способ оплаты за нанесенные повреждения.  Кажется теперь до меня стало доходить, что это вовсе не Сэнди могла быть такой глупой и любящей развлечься в компании подобных людей. Здесь каждый твой шаг мог рассчитываться как ошибка и за него непременно взымалась соответствующая плата.
- Нет, послушайте, у меня есть наличность… - мозг лихорадочно соображал, сколько у меня было с собой в кошельке и могло ли это покрыть все расходы на ремонт поврежденного мной в ходе моей маленькой аварии чужого средства передвижения.
- Да что мне твоя наличность! – Во мне поднялась волна негодования, когда я услышала в свой адрес нежелание принимать от меня деньги, где-то глубоко в моем сознании зародилась мысль о том, что авария была подстроена, и здесь могут вполне подобным промышлять, вымогая у попавшихся на крючок все, что только вздумается.  Мне хватило меньше минуты, чтобы придумать план и воплотить еще в жизнь. Я решилась на побег с места преступления, оставляя за спиной дружбу с Алишей и ее саму. Это было настоящим трусливым поступком, но единственно правильным решением в этой ситуации. Я все еще считала, что мы попали сюда только исключительно по вине Ли.
В два счета, благодаря моей проворности, я вырвалась из ловушки, в которой была зажата и кинулась на утек, оглушенная стуком собственного сердца.  Мне было на все плевать, я хотела спастись  и предпочла совершенно не реагировать на крики Алиши, хотя точно знала, что она умоляет не оставлять ее…
Вот только догоняющий меня оказался намного сообразительнее и слишком быстро пришел в себя, хотя поначалу был ошеломлен (не меньше меня) моей неожиданно вырвавшейся на свободу из-под крупных обломков страха, под которым была погребена, храбрости.

+2

5

[NIC]Marcus Bama[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/pcAMe.jpg[/AVA]
[SGN][/SGN]

Сэнди изнасиловали. Мою малышку Сэнди изнасиловали? Нет. Этого не может быть. Ебучие ублюдки. Я убью каждого из них. Хотя нет. Не убью. Отрежу яйца и заставлю их сожрать это. Чтобы каждый сука знал, чтобы бывает с теми, кто смеет хоть пальцем дотронуться до тех кто мне дорог. Они думали, что подобное может остаться безнаказанным? Значит, просто не знали, кто такой Вульф и на что он способен. Я вышел на улицу и сел в тачку на пассажирское сиденье. Мысли были слишком сумбурны и не сдержаны, чтобы сейчас вести машину. Того и глядишь психану, вдавлю педаль газа и собью пешехода. Или въеду в другую тачку.  Ох. Какая же злость меня сейчас поглотила. Руки дрожали. Такое бывает в трех случаях. Ты слишком переусердствовал с железом. Боишься того, что может произойти. Или когда дико зол. В моем случае всегда был только третий вариант. Страх был мне известен, но я всегда его контролировал и не давал возможности другим заметить моей слабости. Что касается железа, не смотря на то, что я был достаточно крепким парнем, я всегда строго соблюдал свою программу. Не давая тщеславию или постороннему мнению нарушить её. Так что до дрожи в ногах или руках дело никогда не доходило. А ярость. Её было невозможно контролировать. Поскорее бы уже найти этих мудаков и разобраться с ними. Ох…это будет долго и мучительно. Главное найти. А то что я их достану даже из самого ада, сомнений не было. Лишь вопрос времени. Стоит ли говорить про родной район, где каждая шавка хотела выслужиться перед мной, чтобы через меня получить расположение Биг Смоука. И все же какими надо быть уродами, чтобы изнасиловать девушку. В гетто была масса доступных женщин. Страшненькие раздвигали ноги просто так, лишь бы нашелся тот кто захочет их трахнуть. Те что посимпатичнее предпочитали валюту или наркотики. И при таком разнообразие всегда находились те, кому хотелось нечто иного. Борьбы. Сопротивления. Эх сестренка и зачем же ты поехала в гетто, прекрасно зная, что ничего хорошего тебя здесь ждать не может. Сэнди было 22 года. И у нее было всё, о чем я мечтал в детстве. Квартира в хорошем районе, где не было уродов, подобных тем с кем мне приходилось сталкиваться каждый день. Она имела возможность получить образование, конечно на это уходила большая часть моих доходов. Но разве это имеет значение? Я смог вытащить её из этой тягучей трясины пусть мне и пришлось самому погрязнуть в ней. Сэнди рассказывала, что она встречается с молодым человеком. Хорошим парнем. Пускай он и белый, но разве это может иметь значение? Если он будет искренне любить мою сестру и поможет забыть навсегда о том, откуда она. И теперь моей принцессе сделали больно.
-Да блять сука. Как это вообще могло произойти?  – я ударил по бардачку и крыжка, слетела на коврик. Долбанная херня которую уже давно было пора оторвать. Бесила меня постоянно. А теперь и вовсе отпала.
- Вульф успокойся. Мы почти на месте. Со всем разберемся и уладим вопрос. Ты главное это. Дыши глубже, - судя по выражению лица Мэд Догга, он был обеспокоен. Оно и понятно. Редко моим людям приходилось видеть босса злым. Я всегда старался сохранять трезвость ума и хладнокровие. А как иначе? Если сам Вульф будет бешанным больным придурком, то что стоит требоваться от людей которые на меня работают? Психи и нервы, первый признак того, что всё полетит к чертям. Но сейчас мне не удавалось успокоиться. Даже хотелось послать к чертям всё и поехать к Сэнди. Узнать как она. Поговорить. Наверняка ей сейчас нужна поддержка брата, который всегда был рядом в трудную минуту. Но так нельзя. Сэнди придется подождать. Проблема была не только в том, что её изнасиловали, кто то старался подорвать мой авторитет перед другими. А любой кто пытается это сделать заканчивал свою жизнь с вышибленными мозгами.
- Завали ебало и веди тачку. Мне сейчас не до твоих советов, - я не сдержался и нагрубил Мэд Доггу. Понимал, что зря. И тот хотел как лучше. Не стоило. Я способен и сам справиться со своими мыслями без этой братской херни типо чувак не беспокойся. Все нормально. Нихуя ненормально. Это ведь моя сестра. Мой район. Мои правила.
- Ладно, понял, - МэдДостал косяк и уже собирался его прикурить, как я выбил эту дрянь у него из рук. Обычно я разрешал своим людям курить при мне. В траве нет ничего плохого. Лучше уж её, чем парни начнут нюхать кокс. А таких на нашем районе было навалом, благо мои люди пока не скатились к этому. Кокаин перестает делать человека тем кем он является. Превращает в своего раба. Выбивает любые мысли из головы. Оставляя лишь одну. Как бы сделать еще одну затяжку. Мне приходилось сталкиваться с теми, кто уже крепко сидит на нем. Работать с ними отвратительно. Они даже готовы подставить свою жопу под другого ниггера, если это поможет достать деньги. Стоит ли говорить, что доверять этим людям нельзя. Поэтому с нариками дел я не вёл. И все знали, что если хочешь работать на Вульфа, трава это тот максимум. Но желательно обойтись даже без нее. Но я знал, что все парни с кем я начинал пару лет назад уже давно начали курить. Это было не выбить из их голову. Слишком тяжелая была наша жизнь. Алкоголь и телки не помогали утолить ту боль, что была у каждого из нас, - мы приехали.
- И так кто они? – стоило задать этот вопрос раньше. Они могли оказаться людьми и Биг Смоука. Правда зная, как тот относится к ссорам, между бандами проблем от этого не возникнет. Но все же кто знает. Покровители у них могут быть и другие. И убивать их развязать новую войну. А мы по правде говоря еще до конца не отправились и от прошлой, которая закончилась лишь месяц назад временным перемирием. Почему временным? Ни одна из сторон не была удовлетворена на 100%. Да и не бывает такого. Окончательно о завершение войны между бандами можно говорить лишь тогда, когда умрет последний, из ниггеров другой банды. А всё что происходит «до» этого момента. Лишь временно. Передышка. Возможность пополнить запасы: достать новое оружие, людей, забить кошельки капустой. Возможно, найти союзников, кому будет так же выгодно, как и нам убрать ту банду. Вот и сейчас мы занимались тем, что наращивали свою боевую мощь, не залезая на чужую территорию, чтобы сбыть свой товар. Это может нести последствия, которые могут закончиться для нас фатально.
- Мелкие барыги, покупают товар у Карла, пытаются втюхать его дороже. В основном школьникам и лохам с других районов, - Мэд Дог вышел из тачки, доставая пушку из-за пазухи. Я проследовал вслед за ним. Внимательно оглядываясь по сторонам. Мысленно отмечая, что на точках уже стояли и другие мои люди. Вполне неприметно, как я их и учил, один прикидывался барыгой и просто стоял и ждал. Другой разговаривал со шлюхой, обнимая ту за талию, и словно пытался сторговаться с ней подешевле. Наверняка после дела он к ней вернется. И получит свой трах. Еще двое сидели в тачке и курили траву. Самые обычные жители гетто. Которые совершенно не выдавали себя. Но стоит только махнуть рукой. Как каждый из них достанет оружие и будет готов ворваться в дом, убив любого из его обитателей.
- Начинаем, - я махнул рукой и мои люди в тот же момент подошли к двери дома на который указывал Мэд Дог, один из них стрельнул по замку, а затем с разбегу вынес плечом дверь. Чем примечательно гетто, никто даже не заморачивается на такую роскошь как железные и надежные двери. Если человек хочет, он зайдет. И дверь для этого вовсе необязательно. В конце концов существует окно. Мы зашли в дом, скрывать своего присутствия не было смысла. Да и в конце концов после такого громкого «захода» вряд ли останутся сомнения о наличие «гостей».
- Выходите долбоебы. Поговорим, - в ответ тишина. Мы прошли дальше, готовые выстрелить от малейшего шороха. Я сказал по возможности брать живыми. Но если кто-то погибнет, то вполне пойму. Мне очень хотелось взглянуть в их глаза и спросить, что они чувствуют, когда дуло пистолета находится у них у виска. Доставить такую же боль, какую они доставили моей сестре. Но мои люди были важнее личной мести. И я не хотел бы потерять одного из них по своей же глупости. Войдя в гостиную, мы поняли, что опоздали. Двое валялись на диване и еще один на полу. Повсюду были разбросаны шприцы. Я лично проверил пульс каждого из них. Сердце билось только у одного. Правда вряд ли удастся от него добиться желаемого. Жить без медицинского вмешательства ему оставалось недолго. Я достал пистолет и пустил в него пять пуль. Алая кровь разлилась по ковру. Пожалуй, так даже лучше. Только сейчас я осознал, что не хочу слышать, что произошло. Пусть это останется в прошлом. Пусть они просто сдохнут. Так и не узнав, что я для них приготовил. На всякий я сделал контрольный выстрел в голову и двум другим. Перестраховка еще никому не вредила, и вышел из дома.
- Как ты, Вульф? Всё в порядке? – ко мне подошел Мэд Дог с косяком в руке. На этот раз я его не выбил. Пускай курит. Сегодня он заслужил. На душе было паршиво. Но с этим ничего не поделаешь. Дело было сделано. Всё осталось позади. Домой чертовски не хотелось. Идти и провести время с друзьями сейчас тоже казалось лишним. В жопу всё.
- Всё нормально. Езжай домой. Я прогуляюсь, - Мэд Дог попытался возразить мне. Мол это слишком опасно и никто не знает, когда на меня могут напасть. Но меня это сейчас не волновало. При мне было оружие. Так что парочку ниггеров я еще успею утащить за собой на тот свет, если это вдруг произойдет. Я поблагодарил парней за помощь, пусть она и не потребовалась вовсе, и направился, куда глаза глядят. Я шел по знакомым улицам родного района. С одной лишь мыслью. Что это место было настоящей помойкой. Помойкой, где обитает мусор вроде меня. Великая американская мечта прошла мимо нас. Мы довольствовались насилием, шлюхами и наркотиками. Каждый день меряясь тем у кого же из нас крепче яйца. Но не один из нас не задумывался о будущем. Мы живем одним днем. Наслаждаемся им как последним. И не более. Меня это бесило. Раздражало. Я хотел бы сделать наш район лучший, раз мне не удалось покинуть его. Сделать чище, избавить от этой грязи, которая была повсюду. Но один человек это ничто. Ему неподвластно сломить целую систему в одиночку. И поэтому мне приходится подстраиваться под окружение. Ломая себя. И все свои амбиции.
- Вульф лови её! – я не сразу сообразил кто это и что ему от меня нужно. Но рефлексы сработали раньше, чем мозг осознал, что от него требуется и я схватил девушку, которая пробегала слишком быстро от меня. И лишь потом я увидел ЛиттлСмоука который приближался к нам, - о спасибо брат. Эта сучка решила сбежать от нас. Давай её сюда, она нам еще должна, - я внимательно осмотрел девушку. Про таких говорят, что всё было при ней. Попа которую хочется шлепнуть посильнее, грудь прямо аррр и милое личико. Такую девушку так просто и не захотелось даже отпускать. На районе был один человек кому я практически никогда не смел перечить. Это Биг Смоук. А сейчас перед мной стоял его сын. Отвратительная гнида, которую презирает собственный отец. Но с ним приходилось мириться, так как его отец еще лелеял надежду, что его сын станет тем, кого он хочет видеть, - ну. Че ты ждешь ниггер? – понятие не имею, что на меня тогда нашло. Полное безумие, которое еще будет стоить мне больших последствий. Но тогда как это типично бывает у мужчин, мой мозг вырубился, и я стал думать членом. Рискуя всем, что у меня есть ради девочки. Вообще если говорить об этом, у меня никогда не было серьезных отношений. Просто потому, что считал их хуже нариков. Любая сучка готова продать тебя, если это станет выгодно. Ударить ножом в спину. Еще и потанцевать на могиле. Все они были змеями. Которые ничего не знают о преданности. Возможно такие девушки были только на нашем районе. Но в этом я сомневался. Так что женщины в моей жизни были только для удовлетворения личных потребностей. И вот появилась эта кудрявая. Одна встреча, которая перевернула всё с ног на голову. Блять. Нахуя я поступил так, а не иначе? Отдал бы её спокойно ЛиттлСмоуку. Но нет. Мудак.
- А какие собственно проблемы? Если она должна тебе денег за дозу, то я заплачу. А то больно хочется залезть ей в трусики, - я усмехнулся. И говорил на их языке. Хотя нет. На нашем языке. Замечая боковым зрением, как кудрявая поморщилась. Вкупе с её стильными шмотками, на подобные постоянно просила денег Сэнди я мог сделать лишь один вывод. Она не из местных. Из других. Богатеньких.
- Иди нахуй, Вульф. Мы с ребятами и сами хотим пустить её по кругу, - Литтл достал пушку и направил её на меня. Говорил же Мэд не стоит идти в одиночку по чужой территории. А мне как всегда захотелось показать свой характер и поступить по-своему. И вот меня могут застрелить. Вот так просто. И о Маркусе Вульфе Баме будет помнить лишь Сэнди.
- Крутой ниггер с большой пушкой и стальными яйцами? Ну давай. Стреляй, - я приблизился вплотную так, что дуло пистолета уперлось мне в лоб, - ну же, малыш. Кишка тонка? Или боишься, что отец голову оторвет? – около минуты мы смотрели друг другу в глаза, пока наконец Литтл не перевел взгляд на девушку и не плюнул ей под ноги.
- Пошлите парни. Эта шлюха не стоит того, у нас есть вторая, - он убрал пистолет и развернулся ко мне спиной. И уже собирался выходить, как развернулся и сказал, - а вот тачку мы заберем себе, - я облегченно вздохнул. Пусть забирает. Эта была малая цена. И только сейчас я заметил, что всё это время за нами наблюдали прохожие. Каждому было интересно, чем закончится небольшая ссора ЛиттлСмоука и Вульфа. Всем было известно, что мы едва можем вытерпеть друг друга. Литтл мне завидовал. Точнее тому, как ко мне относится его отец. И никогда не упускал возможности как следует подговнить мне. Я ничего не мог с этим сделать, и лишь каждый раз искал способ решить проблему, которую он мне создал. А не предотвратить её.
- А теперь скажи мне принцесса. Какого хуя ты тут забыла? И что значит вторая? – я отпустил девушку и еще раз внимательно её разглядел, - убегать не советую. Поверь ЛиттлСмоук еще не самое ужасное, что с тобой могло произойти.

Отредактировано Alexey Morozov (07.08.2018 16:16:55)

+1

6

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/306-dVMWI5ibq6.png[/avatar]
Сплоченности и командному духу этих людей можно было только позавидовать. Для меня же сейчас, в эту самую минуту, находящуюся в состоянии, которое ни поддавалось контролю и не давало мне ничего кроме паники, люди окружающие меня были все на одно лицо, все «цветными» и разве что на одну десятую различались по росту. Но думаете, я искала в лицах, движениях и телах обступавших меня со всех сторон значимые различия? НЕТ. Возникал вопрос, как люди занимающиеся делами об изнасиловании и краже, могут своим жертвам задавать вопросы «что вам запомнилось в преступнике», как? Картинка смазывалась, превращалось в сплошное пятно, никакой фокусировки, сплошное размазанное полотно и дикое желание бежать пока хватит сил, пока есть куда, пока легкие работают и жадно поглощают воздух.
Обычно я поступаю несколько иначе, когда врезаюсь в других людей – рассыпаюсь в извинениях, так уж воспитана родителями. Но, сейчас, все было иначе. Мне было не до этого. Сдавленно пискнув, в попытке увернуться от чужих рук, спиной ощущала, как меня нагоняет разозленной моей выходкой с побегом мужчина. Все очень плохо.
Возможно, знать наверняка я не могла, как впрочем и утверждать, я выглядела в ту минуту так жалко и загнано, что смогла даже в таком человеке, как «ниггер» пробудить что-то человеческое. Я доверилась ему, всего секунду назад желая вырваться из его цепких рук и, поспешила укрыться за его спиной, уверенная в том, что всем своим видом вдохновила человека на рыцарский подвиги во имя прекрасной дамы. Прекрасной дамой в тот момент, конечно же, я считала себя. Это ведь тоже отголоски родительского воспитания. Я всегда для них была и буду принцессой, даже когда у меня будет свой замок, принц и маленький выводок похожих на принца и принцессу их детей. Понимаете? Всегда. У меня не было причин в этом сомневаться. Так почему бы и не решить, что сейчас я так же могу вдохновлять на подвиги мужчин, не прилагая особых усилий, почти по их собственному желанию, вставать на мою защиту?
Бесспорно, возлагать огромных надежд на незнакомого человека я не могла, но именно этим, вопреки здравому смыслу, который меня в ту минуту покинул, этим и занималась. Буквально в следующий миг мне пришлось об этом пожалеть.  Кто-то решит, что я сделала из мухи слона и это пустяки по сравнению с тем, что могло меня ждать, если бы он не вступился, но, все же, услышав его речь, я сразу же засомневалась в выборе нужного мне человека.  Я не просто поморщилась, услышав речь моего спасителя, я едва скрыла отвращение. Мне трудно было понять элементарные вещи, что здесь такие варианты происходящего рассматривались как само собой разумеющееся.
Первая моя причина, по которой я не желала изначально выбираться из машины – моя хорошая осведомленность в том, что люди, живущие в этом районе, всегда имеют при себе пистолет, если не два, не говоря уже о том, что тычут им вокруг себя, чаще, чем…хм, ложкой в банку с малиновым джемом, чтобы намазать себе тост к завтраку.  Даже сейчас, в мыслях, я могла выразиться культурно и найти множество приличных сравнений того и другого, в то время как буквально в двух шагах от меня нецензурные слова уже не были связкой слов в предложениях, это было единственное что я слышала.
Колющие и режущие предметы уходили в прошлое, а вот тыкать крутой пушкой куда угодно и в кого угодно, никак не выходило из моды и, я могла предположить, что и не выйдет. Спасибо пресловутому Голливуду, где с удовольствием демонстрировали подобное в куче фильмов выпускаемых в прокат для массовой аудитории.
Так что да, я знала, подозревала, что влипнуть в неприличную ситуацию, где непременно будет участвовать с десяток крутых пушек, при этом еще и настоящих, было проще некуда. Шанс был девять к десяти, что это случится. И это случилось.
- Это пушка, – сдавленно по частям озвучила я  то, что видела, и видела не одна, и понимала, что это не игрушка, пистолет настоящий и направлен на нас. В первую очередь на моего защитника, который впутался во все это явно без особого желания впутываться.  – Настоящая. – Мне было плевать, услышали меня или нет, приняли за чокнутую или просто решили, что я напугана до чертиков, мне требовалось высказаться, и я это сделала.
Я понятия не имела, как на самом деле происходят разборки в гетто. Вряд ли без жертв и долгих перестрелок, когда люди прячутся за крутыми и не очень машинами, стреляя по вражеским укрытиям и постоянно мажут, чтобы напугать, но не убить. В общем, та, в которую я впуталась по вине Ли, а по моей вине впутался человек, имени которого я пока не успела спросить, происходила по другому сценарию, который не предполагал наличие жертв в финале. Они просто смотрели друг на друга, плевались злыми словами, сжимали кулаки, скрипели зубами и я, смотрела и видела двух питбулей на крепких цепях, друг напротив друга, тех боевых собак, которых дрессируют лишь с одной целью – убивать своих сородичей в боях на ставки.
Мой преследователь подозрительно быстро сдался, и в мою голову закралась мысль о том, насколько правильно я поступаю, ища защиты за спиной еще менее знакомого мне человека, чем мой преследователь, с которым мы отчасти успели пять минут назад познакомиться.
- Что? – Я очнулась при словах, в которых отчетливо услышала угрозу моей подруге. – Стой. – Я ухватилась за руку моего защитника, понятия не имея, можно ли у них тут так делать и к чему это может привести. Я проигнорировала обращение ко мне. - Эй. – Хмуриться у меня получалось слишком мило, вряд ли это могло сойти за что-то серьезное.  – Эй. – Я снова привлекала к себе внимание уходящего. – Нет. – Взгляд был брошен на спасителя. – Нет. Так нельзя. – Трудно было собраться с мыслями, цепляясь лишь за ту, в которой смутно понимала, что отводя беду от себя, перекладывала ее целиком и полностью на плечи Алиши.  Не смотря на то, что она первой поставила нашу дружбу под угрозу и вынудила меня решиться на побег, чтобы хоть кто-то из нас спася и привел подмогу, я не могла ее придать. Никак.
- У них моя подруга, - сдавленный всхлип, который было необходимо сделать, и тем самым только усложнить задачу понять меня с первого раза. – Они ее изнасилуют.
Бежать я не собиралась, не сейчас. А вот просить о помощи во второй раз была готова как никогда.

0

7

[NIC]Marcus Bama[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/pcAMe.jpg[/AVA]
[SGN][/SGN]

Кудряшка была белой. От макушки до самых пяточек. Она была именно белой. Она вела себя как белая, говорила как люди из того, другого мира. Все её эмоции и жесты говорили о том, что таким как она здесь просто делать нечего. Если только они не хотят на свою голову много, много проблем. И вот сейчас она стоит с типичным представителем этого района и просит меня о помощи. Но что я могу сделать? Я не знаю её подругу, да и помогать ей не было совершенно никакого желания. Сегодня я уже перешел дорогу Литтлу, и делать это повторно было бы очень большой ошибкой. Понимаете в чем дело. Повсюду есть глаза и уши. Даже если ты думаешь, что находишься наедине со своими мыслями это не так. Достаточно одного неверного слова, чтобы тебя услышали. И использовали против тебя в дальнейшем. Я прекрасно понимал, что изнасилование моей сестры это не удар по ней. А по мне. Больной и тяжелый удар, чтобы повредить мою репутацию, расшатать психику, отвлечь внимание. А за тем бац. И убрать меня. Нужно всегда быть готовым. Следить за ситуацией. И вот сейчас за нашей небольшой перепалкой с Литтлом наблюдала около четырех пар глаз. И это только те, кого я заметил. Кто знает, как они смогут это использовать в будущем. Хватит для меня сегодня игры в рыцаря. Я ниггер. Жестокий мать твою ниггер. Я не помогаю девицам избежать беды. Ой. Ну только не смотри на меня так. Давно уже выработался иммунитет к вашим женским штучкам. Не смотри  я сказал. Вот же настырная. Ты начинаешь меня уже бесить, кудряшка.
- Головой надо было думать, - я развернулся в противоположную от направления Литтла сторону и пошел к себе домой, кудряшка последовала за мной. Видно еще надеялась на помощь. Главное чтобы не начала хватать за руку. Я этого не любил, - о чем вы блять вообще думали? Сидели бы в своих благополучных районах. Учились, отсасывали богатеньким мальчикам на вечеринках. А вы решили почувствовать себя настоящими ниггерами? – я разогнался не на шутку. День был тяжелый. И я начал срываться на ней. Просто как на первом объекте который попался мне под руку, - скажи, что это за шмотки? Ты себя хоть видела в зеркало? Да тебя каждый второй тут захотел бы поиметь. А другая половина тупо грабануть в темном переулке и оставить истекать кровью. Ты права. Твою подругу изнасилуют. Трахнут в четыре рожи. Это еще повезет если в четыре. Литтл после того как она ему надоест, может и вовсе пустить её между всеми своими ребятами. Тогда ей, правда и не жить. Многие из них наркоманы. Ну, ты понимаешь. Общая игла, все дела, - я сделал паузу. Зря я так. Она не из наших. Ей никогда не понять нас. Мы для нее дикари, так же как и они для нас. Это была её подруга. Может дура. Но подруга. Я бы убил за любого из своих ребят, даже не задумываясь побежал вытаскивать из беды. Она не может так поступить. У нее никого нет, кто может помочь. Только я. На какой-то момент, я даже задумался. А может, стоит собрать ребят и наведаться к ЛиттлСмоуку. В конце концов, девочка не виновата, что родители воспитали её как тупицу. Нет. Об этом не может быть и речи. Чушь. Пошли они обе на хуй. Еще своей шкурой я не рисковал, ради незнакомой пизды. Ага. Конечно. Зазвонил мобильник, определитель высветил, что это был МэдДог. Что я там говорил, про то, что глаза и уши есть у всех? А слухи разлетаются со скоростью света? Я взял трубку и сразу услышал крик. Кричали на меня редко. Пожалуй, последний раз еще когда была мать и я отказывался принести ей новую дозу. Слов она тогда не подбирала и говорила всё, что думает. Пес вшивый. Ебло тупое. Сын собаки. Забывая в те моменты, что я её сын.
- Вульф, ты совсем блять ебнулся? Ты че творишь? Это не шавка подзаборная. А Литтл. Мать твою блять. Это сранный Литтл. Один звонок папочке и он может нас всех закрыть. Ты понимаешь это? Всех. Черт. Да мы тут уже все сидим с пушками снятыми с предохранителя. Может вернешь её? Я тебя сейчас как друга прошу. Просто отвези её, извинись. Денег откинь. Нам не нужны эти проблемы сейчас, - я выслушивал весь этот поток говна который выливал на меня Мэд. Чувак видно совсем забылся. С кем он разговаривает. Моя вина, то что дал ему слишком много свободы. Пора было ставить на место.
- Ты сомневаешься в моих решениях? Или ты думаешь, что сможешь заниматься делами лучше меня? А? Хули молчишь блять. Отвечай мне. Ты думаешь, что мне пора отойти от дел и уступить тебе место? Молчишь? Вот сука и молчи. Никогда. Слышишь. Никогда блять не подвергай сомнению решения принятые мной. Помни своё место. И кому ты всем обязан, - я психанул и швырнул телефон в ближайшую стену. Тот разлетелся в дребезги. Порыв гнева который тот момент поглотил меня не прошел. Хотелось уебать Мэд Догу. Так чтобы вся дурь вышла из этого ниггера. Указывать он мне еще вздумал. Если раньше я еще задумывался о том, что поступил неправильно. То сейчас был уверен как никогда. Я сделал, как должен был. И пусть еще хоть один ниггер посмеет усомниться в моем решение. Проломлю нахер голову. Вернуть. Ха! Хватит с Литтла и одной «белой» девицы.
- Че сзади плетешься? Быстрее иди, - я схватил кудряшку за руку и потащил вперед. Она сопротивлялась. Наверное, подумала, что я веду её трахать у себя в машине. Если так, то она была недалека от правды. Я действительно вел её к своей машине. Правда, не для того, чтобы получить награду. Она была мне нахуй не нужна, - садись, - я открыл перед ней дверь своего старенького красного форда мустанга 1982 года. Но девушка не садилась садиться в машину. Пришлось запихать её туда силой и закрыть дверь. Чтобы не выбежала. Сев на место водителя я завел машину.
- Показывай дорогу. Отвезу тебя домой, кудряшка.

Отредактировано Alexey Morozov (07.08.2018 16:17:04)

+1

8

[avatar]http://avatar.imgin.ru/images/306-dVMWI5ibq6.png[/avatar]
Наивный ли я человек? Да наивность мое второе имя. И, даже если сейчас я готова была это начать отрицать, ситуация в которую я попала и то, и то что со мной в целом происходило в этот день, все говорило само за себя, только и делая, что подтверждая мою наивность. Простодушие – это то, чем я могла делиться с другими, потому что у меня самой этого было в избытке. Только вот в нашем обществе, в нашем мире и в наше время это скорее расценивалось как минус в характере, чем плюс.
И, еще, я здорово просчиталась, решив, что люди, живущие в гетто способны совершать добрые поступки безвозмездно. Им не достаточно было знать, что за совершенное добро их будет любить Бог.  В этом мире в цене было все материальное, то, что можно было потрогать, увидеть своими глазами, в конце концов, попробовать на зуб. И мне как человеку каждое воскресенье посещавшему церковь, стало обидно от понимания  того, что совершение добрых поступков, способных сделать нас самих сильнее, а нашу душу чище, здесь расценивалось как нечто мелкое и незначительное, то, что едва ли могло как-то цениться.
Я передернула плечами, услышав из уст говорящего со мной общее определение, под которое такие люди, как он, определенно собирали всех цивилизованных девушек. Девушек, которым благодаря родителям не довелось узнать о том, что такое жизнь в гетто и побывать в таком месте, где на каждом шагу тебя подстерегает если не ограбление, то изнасилование. Сейчас бы я хотела с ними поменяться местами, очень хотела.  Черт же меня дернул, соглашаться с Алишой. Алиша. Я нахмурилась, понимая, что за перипетиями, происходящими сейчас, совсем забыла о своей настоящей цели.  Наверное, я очень плохая лучшая подруга, потому что буквально через секунду, я снова забыла о том, что должна спасти ли из грязных лап извращенцев, ведь я снова отвлеклась на размышления, вполуха слушая своего спутника, и при этом, вынимая из его речи все самое грязное и непристойное, то, что меня раздражало и злило. Разве можно в моем присутствии ТАК говорить? Я же девушка!  Итак, делая выводы из услышанного, по словам моего нового знакомого, мы мало чем отличались от здешних женщин. Просто, если садились в машину, то непременно в Порше или БМВ, при этом они не должны быть угнанными, а у водителя должны быть права. Если брали в рот то, обязательно  у тех, кто с нами одного статуса и смог бы за такое сводить не в Мак, а скажем в дорогой ресторан. О, это было мерзко думать о таком. Местный уровень познания  был далек в своих представлениях  от той реальности, в которой я просыпалась каждый новый день.
- Мы не… - Я собиралась возразить, после всего того «добра», которое для меня было сделано минутой ранее, и сказать, что среди таких как я, нет тех, кто бы, как выразился мой спутник,  брал в рот, но ручаться за ту же и Алишу я на сто процентов не могла, не говоря уже о таких, как знакомая мне Сэнди. Я вынуждена была замолчать, чтобы не усугубить ситуацию, в которую так «удачно» вляпалась. Я прижала подушечки пальцев к внутренним уголкам своих глаз, слегка надавливая, остановилась. Вдох-выдох. Нужно было любой ценой избежать головной боли, которая вот-вот должна была накрыть меня волной от переполняющих меня мыслей, эмоций и переживаний.
- Забудь. – Попросила я. Пришлось отступить в своих  аргументах, которые я к слову так и не предоставила, потому что не понимала на каком языке нужно выражаться, чтобы это выглядело доходчиво для моего нового друга. Вряд ли мое желание доказывать то, что приличные девушки не занимаются непристойностями,  о которых тут думает каждый второй, встретившийся лично мне на пути, воспринялись серьезно, если бы вообще были услышаны.
И вот, настал момент, когда я окончательно ничего не понимая, постепенно сбавила шаг, а потом и вовсе остановилась (да опять!) оглядывая себя с ног до головы.  И что это со мной не так? Это были вполне себе приличные джинсы известного лейбла , купленные где-то месяц назад, да, они имели потертости, но в отличии от тех, которые мне сегодня довелось увидеть на нарядах местного населения, мои были искусственно созданы.  Футболка не особо ярко выделялась вычурными надписями, она вообще была однотонной, я даже отказалась от декольте, которые так любила, ведь я хотела избежать неприятностей, а не вляпаться в них. Неужели дело было в жилетке, пусть она и была из искусственного меха, но выглядела так, что тут не надо было долго шевелить мозгами, чтобы понять, что такую вещь можно купить только на пятой авеню и только в бутике? Или дело в аксессуарах? Я выставила перед собой руки, и смотрела на них не то оценивающе, не то так, словно впервые видела все эти украшения, что надела перед поездкой. В наш век высоких технологий, когда я благодаря хорошей зарплате своих родителей могла  позволить себе каждый новый месяц покупать сразу два-три телефона, я все равно продолжала упорно пользоваться наручными часами, с которыми не расставалась. Кольца, их было не так уж и много, я не имела привычки надевать сразу ВСЕ.  Они были подарены родителями, их было несколько и одно из них вообще трудно было считать украшением хотя бы потому, что надето оно было мне на руку в тот же день, когда я дала обет целомудрия.  Неужели именно они привлекли к себе излишнее внимание, выдавая меня?
К каблуку что-то налипло и мне пришлось отвлечься от размышлений, чтобы обернуться, приподнять ногу и взглянуть на собственную подошву. Жвачка. Я закатила глаза, театрально и красиво и вздохнула так трагично, словно это была не обыкновенная жвачка, а что-то более ужасное, способное раз и навсегда испортить мою любимую пару обуви.
Моя попытка абстрагироваться от ужасной, заполненной до неприличия плохими словами, терзающими мои бедные уши, помешала мне понять, как много ожидает бедную Алишу, пока я тут пытаюсь избавиться от жвачки на своей подошве и понять, что в моем внешнем виде так сильно раздражает моего спасителя. Я взглянула на мужчину передо мной так, словно ни слова из сказанного не поняла, наверное, в ту минуту он счел меня очень тупой, и это не смотря на то, что я с отличием закончила школу.  Но ему, как, оказалось, вскоре было не до меня. Понимая, что сейчас мне предстоит услышать очередную лавину ругани на языке, который я, к сожалению, понимала, но не считала языком, на котором можно вот так запросто общаться с другими, я снова попыталась уйти глубоко в свои мысли, чтобы наконец-то придумать, каким чудесным образом я смогу убедить своего спасителя, стать и спасителем Алиши.
В голову ничего путного не шло. Я, не стану, скрывать, всегда была творческой личностью и часто фонтанировала сразу десятками хороших идей, сейчас не имела ни одной стоящей. В чувство меня привело лишь то, что едва ли не над моей кудрявой головой пролетел чужой телефон, врезаясь в стену и разлетаясь на осколки.  Даже если я не хотела показывать своего страха перед этим человеком, я показала, демонстративно так показала, вздрогнув, слегка подпрыгнув на месте.
Когда мой якобы спаситель вцепился в мою руку так сильно, что непременно впоследствии я обнаружу на своей коже пару хорошеньких синяков, я попыталась вывернуться и освободиться. Мне было чертовски неприятно, если бы у него было чуть больше мозгов, он бы мог меня заставить идти в том темпе, в котором ему требовалось, просто добавив к своим словам одно простое и несложное «пожалуйста». Нет, этим людям далеко было до тех, кто знал правила этикета и умел ими пользоваться. И все же, они как-то жили, хотя в моем понимании скорее выживали.
Это, конечно, было неподходящее время показывать свой характер и как-то мешать вызвавшемуся побыть для меня рыцарем  сияющих доспехах, человеку, вершить хорошее дело во благо чего они там вершатся обычно, но я все же не пожелала сесть в машину, даже когда передо мной услужливо распахнули дверцу. И дело вовсе было не в том, что мне предлагали сесть в красный старенький форд, а не в Порше или БМВ, нет. Дело было в том, что я действительно думала, что эта старенькая машина с распахнутой для меня лично дверцей, станет моей мышеловкой. И, когда меня запихнули в салон насильно, я уже просто не имела особого желания сопротивляться, кричать о том, чтобы мне помогли и вовсе не стала, мало ли кто мог сбежаться на этот крик, я больше чем когда-либо была уверена, лучшего варианта на роль спасителя, чем тот, что сейчас меня готов был и по частям запихнуть в багажник, мне просто было не найти в таком районе как гетто.
-Я, - пришлось выдержать паузу, проглотить ершистый ком, набрать в легкие воздуха, чтобы произнести не совсем то, что от меня хотели услышать. – Я, никуда без Алиши не поеду. – Насколько я помню, в фильмах обычно после таких вот слов, говорящего хватали за волосы на затылке и прикладывали хорошенько лицом о панельную доску автомобиля, поэтому в спешке я закрыла глаза и отвернулась от собеседника, смотря в окно со своей стороны. Да-да-да, избегала испепеляющего меня взгляда.  На душе было так тоскливо. Мы потратили на все эти ничего не значащие слова сорок минут драгоценного времени, когда мою подругу уже могли изнасиловать все то отребье, которое осталось у нас за спиной, пока меня уводили в безопасное место и предлагали отвезти домой.  Дуться я не собиралась, а вот скрестить руки на груди додумалась, чем возможно,  исчерпала лимит добра и терпения в свой адрес.

+1

9

[NIC]Marcus Bama[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/pcAMe.jpg[/AVA]
[SGN][/SGN]
Сложнее всего сделать выбор. Особенно если этот выбор несет за собой последствия, которые раз и навсегда могут изменить твою жизнь. Все считают меня решительным человеком. Ведь я Вульф. Человек, который с легкостью принимает самые тяжелые решения и никогда не ошибается. Если бы только окружающие знали, какая буря в этот момент творится у меня в душе. Как меня разрывает на части от сомнений. Правильно ли я поступаю, выгорит ли дело или я останусь в дураках. И может стоило бы поступить иначе? Но я никогда не показываю этих слабостей окружающим. В моем мире если ты слаб, то тебя тут же сожрут шакалы, которые в страхе дрожат перед тобой, когда ты силен. И сейчас эта «Белоснежка» заставила меня крепко задуматься. Черт возьми, я не был сранным рыцарем, который спасает принцесс от злого дракона, но именно этого она от меня ждала. Да с какого перепугу она вообще решила, что мне есть дело до нее и ее ебучей подруги. Имя то идиотское Алиша, совсем с ума выжили детей так своих называть. Белоснежка смотрела на меня с вызовом. Обычно за такой взгляд я бил кулаком по лицу, если это был мужик. Или устраивал жесткую порку в случае с девушками. А тут от меня требовалось сделать выбор. Я и раньше переходил дорогу Литтлу, нарушая его планы. Обламывая с продажами наркоты или с сучками, которые всегда предпочитали запрыгнуть на меня, а не на него. Но вот сейчас дело обстояло гораздо сложнее. Это уже не было соперничество, я должен был забрать у него телку, которую он уже считал своей. Это как отобрать у собаки кость, которую кинул ей хозяин. Литтл расценит это как унижение и сделает всё, чтобы подговнить мне впоследствии, если только не решит разобраться на месте. А ниггеры народ горячий, итальянцы и испанцы нервно курят в сторонке по сравнению с тем на что способен ниггер в ярости. И ситуация может сложиться так, что мне придется убить этого черножопого ублюдка. А это означало только одно, я в открытую пойду против БигСмоука. А как известно, те кто идут против него долго не живут. Глупо надеяться, на то что я стану исключением. И тут я вспомнил Сэнди. Херовым же я братом являюсь раз из-за упругой попки, которая появилась на горизонте напрочь забыл про сестру. И к сожалению, моя малышка тебе еще придется подождать, ведь твой брат конченный мудак. Который в силу своего характера и сложившихся обстоятельств не может допустить, чтобы то что произошло с тобой, сейчас пережила и другая девушка.
- Ладно. Хуй с тобой, кудряшка. Выручу я твою подругу, - благо ехать было не далеко. Буквально два квартала, и я покину территорию тех ублюдков, которых прикончил сегодня и окажусь во владениях Литтла. И какого черта он вообще тут забыл? В голове сразу всплыли образу двух обдолбанных и уже мертвых уродов и того, кто должен был вот-вот отбросить копыта. Я не успел, чтобы разобраться с ними самостоятельно. Продемонстрировать им все круги ада, в отместку за свою малышку Сэнди. И возможно дело было, в том, что помимо меня они перешли дорогу Литтлу. А этот нигга не любит церемониться. Чтобы как-то скрасить неловкое молчание, которое возникло в воздухе, я решил поинтересоваться как зовут Белоснежку, - тебя как звать то?  - увидели бы это братаны, угорали бы весь ближайший месяц. Видите ли, у нас не очень принято интересоваться именами девушек. Вместо тупых разговоров гораздо проще заткнуть ей рот, дав на клык. Хоть делом будет занята. А тут папочка Вульф почувствовал в себе крутого мозгоправа и решил отвлечь темные мысли девушки, переключив ее на тупую болтовню. Правда болтовни не вышло, слишком быстро мы оказались на месте. Двухэтажный дом. У двери двое шестерок курящих траву и тут же доставших свои узи из поясов увидев чужую тачку.
- Садись за руль и не глуши мотор. Заводи таймер на своем чертовски крутом телефоне на 5 минут и не отрываясь следи за цифрами. Если они истекут, а меня и твоей тупой пиздоподруги не будет, съебывай отсюда куда подальше и даже не вздумай возвращаться. Просто забудь про этот район, свою подругу и всё, что здесь происходило, - я вышел из машины и поприветствовал шестерок, - Спокойно ниггеры, - произнес я, переступая черту забора, - вам проблемы не нужны, так что лучше испаритесь отсюда нахуй, и не провоцируйте меня.
- Эй чувак, что этот ниггер себе позволят? Вздумал пугать нас? Может превратим его в решето, а? – они словно не замечали меня, переговариваясь друг с другом. Лишь спустя минуту, словно для себя решив, как со мной поступить они направили на меня стволы.
- Плохой выбор. Скажи Литтлу, что к нему пришел Вульф. Есть дело, - шестерки обычно знают боссов в лицо. Если не совсем тупые. Но дело в том, что на Литтла работа только конченые имбицилы. После моих слов в котелке вода начала закипать, а на лицах появилось хоть немного прозрения. Словно они поняли на кого только что направляли стволы и сейчас думали, как сгладить ситуацию. Пушки они убрали и это позволило мне подойти ближе, если вдруг ситуация выйдет из-под контроля.
- Литтл занят...с телкой, - после этого дибилы засмеялись словно это была самая удачная шутка в карьере самого крутого комика. Я среагировал молниеносно, достал пушку, которую спрятал под майкой и схватив одного из ниггеров за грудки как следует впечатал в дверь, теперь и внутри знают, что нагнул гость. Все это время направляя оружие на второго.
- Повторю еще раз, а потом уже пристрелю вас и все равно попаду к вашему боссу. Жить или сдохнуть как псам, выбор за вами.
Как и ожидалось, один из них мигом метнулся внутрь и уже через минуту вернулся за мной. Правда оружие пришлось сдать. Плох тот ниггер чью уверенность не подкрепляет ствол, но в данном случае выбора не было.
- Чего тебе Вульф? Ребятки ведь сказали, что я занят, - Алиша была не такой красивой как Белоснежка, но все равно желанна и сексуальна. Девушка была в одном нижнем белье, и бьюсь от заклада появись я минут на пять позже и его бы она лишилась. Сейчас Литтл по царски ее обнимал одной рукой, а второй уже залез под трусики.
- Я за ней и прежде, чем ты завопишь как свинья. Подумай, что тебе важнее телка, которая даже сосать толком не умеет или же 125 улица и товара которого хватит, чтобы там месяц торговать и в душе не ебаться.
- Прямо-таки отдашь 125? – глаза Литтла сузились, и он достал руку из трусиков, после чего девушка с облегчением вздохнула, за что тут же поплатилась, получив пощечину по лицу. А мужская пощечина, это не жалкий женский шлепок, - тебе то какое дело до этих шлюх?
- Отдам. Могу прямо сейчас позвонить твоему отцу. Утрясти договоренность
- НЕ НАДО, - буквально вскрикнул Литтл, но тут же вернул своему голосу привычную интонацию, - у тебя час, чтобы убрать своих сук с 125. Передачу товара обсудим позднее. А теперь забирай ее и проваливай, - Литтл отпустил девушку, она попыталась подобрать свою одежду, но я одернул ее за руку и буквально вытащил на улицу.
- В жопу одежду, - выругался я на Алишу и набрав номер Мэд Догга сообщил ему о том, чтобы он вывел людей с 125. Все это время за дверью из моего красного мустанга наблюдала Белоснежка. Непослушная дрянь. Пять минут прошло, а она по-прежнему здесь. Ладно, мне же проще. Я открыл багажник и не церемонясь засунул туда Алишу, после чего сел на пассажирское, - прости Белоснежка, сама видишь, для твоей подруги места нет. Че стоим? Веди.

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Just A Lil Bit ‡альт