http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: февраль 2017 года.

Температура от -2°C до +5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » I'm feelin so fly like a G6 ‡флэш


I'm feelin so fly like a G6 ‡флэш

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Это май 2014-го года.
Это Лас-Вегас.
Это Морроу и Мориарти, которые снова встретились не по своей воле в одно время, в одном месте.
Это как набивший оскомину "Мальчишник....", только круче!

[audio]http://pleer.com/tracks/4501513pwJv[/audio]

[AVA]http://s2.uploads.ru/3GFSK.png[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/S0HgW.png
You know I can take you straight to heaven if you let me;
You know I can make your body levitate if you let me.
[/SGN]

+1

2

Популярность дама капризная – сегодня она с вами под руку идет и улыбается и раздает воздушные поцелуи направо и налево, во всю силу демонстрируя свою любовь к вам, а завтра она выбирает своим фаворитом кого-то другого, более успешного, более продвинутого. Морроу знал о капризности этой «дамы» не понаслышке, поэтому, как только ему выпал отличный шанс, а в том, что он отличный сомневаться не стоит ни на секунду, проявил себя.
В наше время набрать эти самые баллы для большей популярности можно массой способов. Конечно не факт, что они будут легальным и не выйдут за рамки морали…. Впрочем, неважно. В этот раз Джерри не переступил черту допустимого. Ну, или думал, что не переступил. Однако это же Джерри, его всегда можно понять или хотя бы попытаться это сделать. История с его  появлением в качестве гостя на дне рождении у бывшего главного редактора в лице Мориарти, до сих пор ему аукалось и откликалось со страниц твиттеров и инстаграма других участников этого безудержного веселья. Морроу не был из числа людей, готовых засудить любого, кто выкладывал фотографии того дня у себя на страницах,  а журналистам прознавшим об этом и считавшим своей святой обязанностью задать вопрос касательно фотографий такого рода, отвечал, что люди любят его таким какой он есть, разве не это та самая популярность?
Если праздновать свои успехи и поражения в таком ритме, как это позволял себе Джером Морроу, то для вас любой день, относящийся к рабочему в неделе, будет тяжелым, как понедельник. В этом декабре, это был, кажется, второй по счету четверг, значит где-то середина месяца. Где-то в середине следующей начнется вся предновогодняя суета, редакцию это так же не минует, в Морроу полетят листы формата А4 с содержанием просьб об отгулах, больничных и отпусков за свой счет на день-другой, значит это последний четверг, когда еще возможно было не думать об этом.  На самом деле думать получалось очень плохо, особенно после вчерашнего, особенно в первой половине дня.  Вот бы минералочки кто принес и одеялко, и…
- Лос-Анджелес на связи, - заглянув в кабинет к Морроу, проворковала его секретарь, потом вплыла в кабинет уже полностью, демонстрируя свое новое офисное платье. – Я, пожалуй, открою окна, душно и надо бы проветрить кабинет. – Хорошо работает, ничего не скажешь, не тот человек, который будет отчитывать своего босса за позднее появление в офисе и вид, который ну никак не подходит человеку руководящему целой редакцией. Джером, слегка приспустил со своих глаз солнцезащитные очки с темными-темными стеклами и оценил длину офисного платья своего секретаря, пока та прошлась от одного конца кабинета в другой, открывая окна.
- Кто такой Лос-Анджелес? – Прохрипел Джерри, пытаясь собраться в собственном кресле и сесть всем своим прелестным задом в то, а не какой-то частью.  – И почему так рано?
- Мистер Морроу, уже давно за полдень, и Лос-Анджелес – город,  а звонят представители фирмы организующей концерты и выступления… - Морроу взмахнул рукой, давая понять, что вся информация, выдаваемая ему такой большой порцией за раз, не усваивается в его пытающемся протрезветь организме.
- Принеси минералочки, Кристал. И, соедини с Лос-Анджелесом.

***

- Мистер Морроу! – Защебетали с того конца провода в трубку, не скрывая свой южный акцент.
- Не…так…громко… - Отстраняя от своего уха телефонную трубку, пробормотал Джерри, разглядывая ту, вместо того, чтобы слушать говорящего с ним. – Да, это Джером (в голове всплыло что-то озвученное голосом Амелии «мать его») Морроу.
- Мы хотели бы пригласить вас вести наше шоу в Лос–Анджелесе уже через три дня. Это грандиозное мероприятие соберет на одной площадке невероятное число звезд и в качестве ведущего нам нужен кто-то именно с такой харизмой, какой обладаете именно вы мистер Морроу. 
- А кому еще вы успели предложить место ведущего, ну, или кто был в планах?  - Оживившись чуть больше, поинтересовался Морроу, прихлебнув из стакана холодной минералки, что ему успели поднести за время его телефонного разговора.  Собеседница замялась, Джерри даже представил, как она смущенно отведя взгляд, аккуратно накручивает на палец телефонный провод. Хотя нет, такого рода фантазии обычно должны проявляться, если речь идет о чем-то личном, о чем-то можно сказать неприличном, а тут просто рабочий интерес.
- мистер Морроу, вариантов было не так много…
- О, душенька, давайте на чистоту, больше просто некого было? – Морроу расплылся в самодовольной улыбке, понимая, что сейчас прав как никогда.
- Ну, почему же! – на том конце провод явно послышался возглас возмущения. – Мы приглашали мистер Нила Харисса, но он не смог, к сожалению.  Еще как вариант рассматривался Джим Керри…
Морроу приуныл, потому что в душе верил, что он лучше Джима Керри, однако говорить этого не стал, просто согласился быть ведущим шоу в Лос-Анджелесе уже через три дня.

***

Ты не Морроу и никогда им не станешь, если не будешь делать все в последний день, а лучше в последние двенадцать часов до ответственного мероприятия.  В Лос-Анджелес неподражаемый банановый Бэтмен прибыл за двадцать семь часов до выхода на сцену.  Два часа из них он потратил на то, чтобы доказать постановщикам шоу, что первое его появление на сцене должно сопровождаться сразу десятью прекрасными дамами, по пять прелестных пар ног по левую и правую сторону от его рук. Когда его просьбу не восприняли всерьез, но все же поинтересовались с улыбкой, в каких же костюмах должны выйти прелестные спутницы мистера Морроу, он, не задумываясь, сказал, что это должен быть женский вариант костюма Капитана Америки, причем  дал четкие указания, что дамы должны носить «летний» вариант костюма супергероя. Когда Морроу не поняли и попросили объяснить эту часть его сценария, он скрестил руки на своей широкой мужественной груди, закатил глаза и объяснил все более доходчиво и популярно. Под летним вариантом костюма Капитана Америки у Морроу поднимались шорты, не сине-бело-красные трусы, а короткие можно с легким налетом блеска шорты.  Сидя в кресле визажиста, уже приодетый с иголочки в свой парадно-выходной костюм  НЕ Бетмена, Джерри так и сказал:
- Говоря о костюме для дам, я имел в виду шорты, в меру короткие, в меру украшенные блестками, чтобы сели по фигуре…
- А шорты от трусов с эмблемой капитана Америки как-то в вашем понимании различаются? – Личный помощник все протоколировал в свой личный блокнотик, но при этом не скрывал на своем лице весьма ироничную улыбку.
- НЕ выражайся! – Пригорозил дважды тряхнув своим указательным пальцем Морроу, прежде чем его в пятый раз попросил не дергаться визажист.
И все же десять заказанных дам взялись по желанию Джерри словно бы из воздуха, стоило ему только пообещать, что половину своего гонорара за это выступление он готова разделить между ними всего за три-пять минут пребывания на сцене и лучшие места в вип-зоне для зрителей. Морроу вышагивал по коридору в направлении сцены, поправляя на ходу свои манжеты, проверяя запонки, а позади него вышагивали в два ряда десять прекрасных спутниц, решая, кто же из них будет ближе к ведущему в момент выхода.  Прямо перед самыми кулисами, которые Джерри довелось в этот прекрасный вечер видеть с противоположной, от зрительской, стороны к нему подскочил назначенный организаторами личный помощник. Буквально за час до начала Джерри отправил его на поиски его любимых очков с затемненными круглыми стеклами, чтобы цвет их был красный и никакой другой. Почувствуй себя звездой Морроу, почувствуй себя звездой!
- Вот. – Запыхавшись, произнес молодой человек, протягивая Джерри то, без чего он просто не желал выходить на сцену.  – Что-нибудь еще?
Джерри огляделся, поджал губы, задумался на минуту-другую и кивнул, подтверждая вопрос своего собеседника, ему действительно кое-что еще было нужно. И это самое кое-что заключалось в двигающейся платформе, ведь своими ножками Морроу идти не хотел дальше, чем до центра этой самой платформы, а еще он заказал немного взрывов из конфетти, которыми его должны обсыпать из хлопушек его прекрасные спутницы. За пятнадцать минут до начала. Кажется после этой самой минуты, Джерри больше никогда и никуда не пригласят в качестве ведущего или участника.
- Вы серьезно? – У личного помощника защемило глазной нерв, другого объяснения, почему его глаз стал дергаться в такой ответственный момент, у Морроу не было.
- Я разве похож на шутника?  - Попивая мятный фреш, который поднес ему кто-то из работников закулисья, поинтересовался Джером. Его собеседник собирался что-то ответить, и это что-то точно бы не понравилось Морроу, поэтому Джерри его опередил, его указательный палец, снова напоминая одиноко торчащую антенну, был выставлен вперед:
- Не выражайся.  О, а где мой сценарий по которому я должен выступать? Мне надо с ним свериться. – Опомнился мистер Морроу, цепляя своей свободной от стакана с фрешом рукой любого мимо него проходящего, но обращаясь в первую очередь к своему личному помощнику.
- Мистер Морроу, - торжествующая улыбка молодого человека не скрылась от глаз Джерри, кажется, тот наконец-то дождался минуты своего триумфа и, теперь испивал свою победу до дна. – Приглашая вас, в качестве ведущего, мы делали расчет на то, что вы станете лучшим в этом деле, ведь у вас есть то, чего нет у большинства звезд.
Морроу был польщен, Морроу даже раскрыл рот, чтобы поинтересоваться, что же это:
- И что же это?
- Умение импровизировать!
Джерри  так и остался стоять с раскрытым наполовину ртом, слегка растерянно и медленно моргая, секунду другую он позволил себе прибывать в таком состоянии, не желая приходить в  себя. Потом его лицо слегка побагровело, совсем слегка, он даже не успел толком разозлиться и выйти из себя, но личный помощник его опередил:
- Не выражаться, - пригрозил он пальцем Джерри и развернул в сторону готовой выехать к гостям платформе, на которую уже поднимались спутницы мистера Морроу.  – Добро пожаловать в Лос-Анджелес, мистер Морроу. Здесь либо вы, либо Вас.
Морроу передал недопитый фреш в первую вытянутую к нему руку. Слегка отдернул края своего пиджака, подтолкнул обратно очки, немного съехавшие к кончику носа и взошел на сцену.
Он помнил, что отдавал приказ выезжать медленно в зал, погруженный в полумрак, где выборочно вспыхивают и гаснут десятки маленьких огней, не позволяя разглядеть ведущего и его дам на сцене сразу.
Да начнется шоу!

Отредактировано Jerome Eugene Morrow (24.05.2015 15:18:58)

+3

3

Амелия громко рассмеялась, обнажив все свои тридцать два зуба, точно как в рекламе стоматологического кабинета или инновационной зубной пасты, и даже картинно схватилась за живот руками, а потом, резко изменившись в лице и став вновь умеренно серьезной и чуточку помятой, ответила, как отрезала:
- Нет.
- Но, Мэл, это же… - Дэвид, искренне не ожидавший такого ответа, аж подавился чаем, который сам же себе и организовал, долго пытаясь отыскать на кухне у Мориарти хоть что-то, из чего можно выпить горяченького, а заодно и заварку (да хоть чайный пакетик, да хоть уже заваренный. Трижды!), но вместо этого ему под руку попадалась лишь стеклянная тара, чистая и уже использованная, початая и все еще закрытая – одним словом, типичное наполнение скромного жилища этой дивы после выходных. Впрочем, о таком положении вещей она его предупредила еще по телефону, когда попросила привезти ей свежих апельсинов и… Топор, чтобы не мучилась, разумеется. А когда он уточнил, есть ли у нее дома что-нибудь к чаю, то ответ был простой: «Да, есть водка.». Англичанин не то чтобы сильно удивился, но принялся судорожно вспоминать, когда его заядлая любительница чистого односолодового вдруг принялась совершать излияния в себя в виде водки, всегда ее раздражавшей одним своим запахом. Видимо, на четвертом десятке вкусовые предпочтения милых дам способны резко измениться.
- Да, я знаю, что ты сейчас начнешь мне говорить… - промямлила себе под нос женщина, вытягиваясь на диване во весь рост и закидывая ноги на спинку, придирчиво затем рассматривая свежий, двухдневный педикюр, который в одночасье перестал удовлетворять Мориарти своим «слишком ярким цветом» - ногти были выкрашены в приятный, вроде бы, цвет свежих томатов, но этот оттенок пробудил внутри отравленного сорокоградусным пойлом организма не самые приятные воспоминания со вчерашнего вечера, по всей видимости, имеющие какое-то отношение к Кровавой Мэри, которую Амелия употребила в количестве… Нет, лучше даже не пытаться сосчитать в каком именно количестве – точной информации все равно ни у кого нет. – Вегас и все дела, знаю я тебя, хитрый жук, знаю… - ворчит англичанка, рукой находя на полу подушку и закрывая ею лицо, в которое светит, как назло выползшее из-за облаков солнце, - Скажи, это, наверное, вообще твоя идея, да? С твоей подачи они на меня вышли?
- У меня была подобная идея, но, увы, меня опередили, - не скрывая раздражения, ответил Дэвид, все это время безуспешно пытающийся сделать пятно от чая на светлых брюках менее заметным с помощью салфетки. В какой-то момент ему это осточертело настолько, что он, громко и тяжело выдохнув, резко отставил на стеклянный журнальный столик кружку с характерным звоном, заставившим Амелию взвыть и еще крепче прижать подушку к голове, а затем поднялся со своего места и, нависая горой над полуживой подругой, прошипел: - И вообще, тебе бы не помешало помелькать в прессе, в нормальной прессе, а не только в желтой! Мэл, рейтинги! Ты постоянно забываешь о них – черт возьми, пройдет еще пара месяцев и о тебе никто не вспомнит! Ты этого добиваешься, а? – Дэвид раздраженно хмыкнул, не увидев никакой реакции и легонько пнул свесившуюся с края дивана ладонь кончиком своих туфель, но даже этого было мало для того, чтобы Мориарти обратила на него внимание.
- Чего разорался-то… Не видишь, плохо человеку, плоо-охо… - донесло из-под подушки. Терпение англичанина лопнуло.
- Ну все, - он нагнулся и, резко убрав подушку, схватил Мэл за плечи и потянул на себя, не взирая на возмущения и крики о том, что «еще чуть-чуть и он узнает, чем она вчера поужинала!», заставил женщину сесть, - Какая же ты противная, Мориарти! – и сам устроился рядом, одной рукой поддерживая за талию шатающуюся подругу, а второй доставая смартфон и выискивая в нем что-то, - Противная, безответственная и пассивная!
- Я попрошу-у-у-у, без оскорблений, - возмущенно пробормотала Мэл, не поднимая головы с плеча Дэвида.
- Ладно, с последним переборщил… Хотя откуда мне знать, - ремарка как бы невзначай, - Кхм, так вот. Тебе нужно туда поехать. Ты понимаешь, они даже не рассматривали никого, кроме тебя на эту роль, - Дэвид ткнул в лицо Мориарти экран, на котором был текст письма, отправленного четыре дня назад на почту Мэл, но ответа на которое не последовало, - Ты понимаешь?! – повторил свой вопрос Дэвид, не скрывая какого-то детского восторга.
- Смени пластинку, а… А то заело на одном месте… Сколько у меня есть времени? – зевнув, спросила Амелия, не до конца еще осознавая, что этим вопросом подписывает себе приговор.
- Пять часов до конца регистрации в Джей-Эф-Кэй, электронные билеты у тебя в смс на телефоне, место в бизнес-классе, прости, но на этом рейсе нет первого, - развел руками Дэвид, а затем улыбнулся, как кот, объевшийся сметаны, - Я молодец?
- Ты – говнюк, Дэвид, - процедила сквозь зубы Мориарти, поднимаясь с дивана, по-старчески кряхтя, а затем направилась в сторону душевой, не забыв зарядить в самодовольную рожу друга подушкой. И все-таки он был огромной занозой в ее жизни, из-за которой она делала многое из того, что не очень-то и хотелось, и наоборот, отказывалась от желаемого; но иногда эта заноза оказывалась полезнее некуда.
Итак, пять часов, чтобы превратиться из зомби в модель, сошедшую с глянца.

***

Амелия громко и безудержно чихнула, когда визажист в очередной раз неаккуратно махнула кистью около самого носа англичанки, сидящей в кресле и потягивая горячий латте с мятным сиропом. На ее коленях предусмотрительно лежала большая салфетка, которая в очередной раз спасла платье от катастрофы, принимая на себя кофейные капли.
- Извините… - виновато пробормотала девочка и тут же покраснела, когда Мэл одарила ее взглядом, в котором читалась тысяча и одно проклятье.
- По-моему, Вы уже закончили, - с нажимом, но не повышая голоса, произнесла женщина, выгибая вопросительно бровь. Визажист лишь лихорадочно кивнула пару раз и, собрав вещи в металлический чемоданчик, ретировалась задом из гримерной, столкнувшись в дверях с Дэвидом, тоже державшим в руках кофе, и снова повторила, испуганно воскликнув что-то нечленораздельное:
- Извините, простите, мистер! – и, прижав к груди вещи, почти что бегом скрылась в конце коридора, оставив мужчину в полном недоумении, и не от собственного поведения, а от того, что он теперь не знал: что делать с испорченным пиджаком?
- Мерлиновы подштанники… - процедил сквозь зубы арт-директор «Подиума», еле сдерживаясь от того, чтобы запустить стакан с разлитым напитком вслед неаккуратной дуре.
- Тебе все равно не идет мятный цвет, - пожала плечами Мэл, не отвлекаясь при этом от изучения папки, которую ей выдали организаторы мероприятия.
- Знаешь, лучше бы я сидел в зале, в пиджаке, цвет которого мне не идет, чем за кулисами в гордом одиночестве, - огрызнулся мужчина, снимая испорченную часть своего гардероба на сегодняшний вечер. – Наверное, я пропущу начало шоу – возьму такси до отеля…
- Я тебя умоляю, - отмахнулась Мориарти, - Если верить этому, - она повернула папку лицевой стороной к Дэвиду, - То ничего интересного нас сегодня не ждет.
- А, совсем забыл… - бросил англичанин через плечо, увидев, что именно показывает ему Мэл, - Эта информация устарела, там все изменилось…
- Ты вообще нормальный?! – вспылила Мориарти, - Сообщать мне об этом за ДВАДЦАТЬ минут до начала?! Что я должна делать по-твоему?!
- Как это что? – лицо Дэвида удивленно вытянулось, - То, что у тебя получается лучше всего.
Мэл зло прищурилась.
- Импровизировать, - растянулся в гадкой улыбке Дэвид и подмигнул, прежде чем оставить Амелию одну, наедине с закипающей злостью и желанием разнести здесь все к чертовой матери.
Итак, двадцать минут, чтобы не опозориться перед тысячей звезд и прочих важных гостей шоу.

***

Внешний вид

http://5.firepic.org/5/images/2015-10/26/pcm1rw05ygba.jpg

- Итак, все, как и было обговорено: света на сцене по минимуму, только подсветка на платформе. Я буду сидеть в кресле, вальяжно так, - Мориарти даже попыталась изобразить что-то похожее, пока ей поправляли прическу и складки на платье с эффектным разрезом во все бедро, - С мундштуком, кстати, - в ее руку вложили аксессуар из черного лакированного дерева, внутрь которого была вставлена электронная сигарета, - Софиты включать по одному ряду, плавно, моего лица не должны видеть даже когда я заговорю – только после того, как я встану…
- Мы все поняли, мисс Мориарти, будет сделано в лучшем виде! – уверил ее один из директоров, тут же принявшийся названивать по телефону и щебетать, отдавать распоряжение техникам. Жестом руки он же пригласил Мэл сесть в кресло с высокой спинкой, обитой темно-синем бархатом. – Вы готовы?
Амелия кивнула и сделала глубокий вдох. Платформа, зашумев, сдвинулась с места, но от зала англичанку все еще отделял занавес. Она уверяла себя, что полностью спокойна и что ничего и никто не сможет вывести ее из себя.
Она никогда еще так не ошибалась.
Как только заиграла музыка и занавес, наконец, отъехал в сторону, вместе с плавно загорающимся (все по сценарию) светом, на сцену выехал… Еще кто-то.
- Дамы и господа… - зал буквально взорвался овациями, адресованные сначала ее голосу, а затем второй волной, не менее сильной, адресованной…
Морроу?! – Амелия была готова закашлять от неожиданности, и хорошо, что залу все еще не было видно ее лица, ведь она сидела, буквально раскрыв рот от удивления.
ТВОЮ МААТЬ, ЭТО ЧТО ЕЩЕ ЗА ПОДСТАВА?! – орала внутренняя истеричка, и оставаться спокойной внешне стоило ой каких усилий. И все же, сглотнув ком, Мориарти продолжила чуть менее уверенно:
- Добро пожаловать в Лас-Вегас!
И когда ее лицо было озарено светом, и когда они синхронно повернулись в сторону друг друга с Морроу, и когда она увидела, что он ошарашен не меньше, она прошептала одними губами: «Тебе конец, придурок».
Ее звездный час ему не испортить, о, ни за что!
[AVA]http://s2.uploads.ru/3GFSK.png[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/S0HgW.png
You know I can take you straight to heaven if you let me;
You know I can make your body levitate if you let me.
[/SGN]

+3

4

Женское общество любило мистера Морроу и, чего греха таить, он отвечал на это всегда исключительно взаимностью. Он долго и упорно шел к тому, чтобы нравиться другим и при этом почти не менял себя настоящего, предпочитая привносить в жизнь тех, кто с ним жил бок о бок немного радости, той самой, что переполняла Джерри, той самой радости, что бурлила в нем в избытке.  Да иногда это раздвигало границы серой рутины настолько, что приобретало оттенок фарса, да иногда это было недопустимо, но это так же было весело. Тем, кто доверился Джерри и его импровизации, было весело, по-другому просто не могло быть.  Он уверенно приобнимал сразу двух девиц за их худые талии, а те хихикали,  жались к нему, совершенно забыв о том, что на самом деле им необходимо было делать. Просто идеальная картинка миллиардера, гения и филантропа, коим Джерри не был даже одного часа своей жизни. Помнил ли он о том, что совсем не Тони Старк и не Брюс Уэйн, когда выходил на сцену в окружении прекрасных дам под вспыхивающие и гаснущие софиты? Помнил ли он, что не является ни одним из тех героев вселенной Марвел, которую так обожал? Конечно, черт возьми, помнил и даже немного жалел о том, что ему никогда не стать таким идеальным, может именно от того, он так яростно вцепился в возможность запомниться зрителям, сидящим в зале своим оригинальным появлением. Морроу стремился блистать на сцене, врезаться в память гостей и участников этого вечера своей харизмой, остроумием что наделила его природа и импровизировать, как того хотели устроители всей этой шумной премии.  О том, что он приветствует публику одновременно с кем-то еще, говорящим  другого конца сцены, Джерри, мягко говоря, поняла не сразу.  Он взмахнул рукой и его спутницы отсалютировали гостям двумя пальцами от виска, сгибая свои стройны длинные ноги в коленях, корпусом поворачиваясь к центральной фигуре, которой и был Морроу.  Мужчина улыбался.
- Добро пожаловать в Лас-Вегас! – Он устремил свой взгляд в другой конец сцены, где зажглись огни и только сейчас,  едва не упустив последний шанс, понял – его прямо таки прожигала глазами Амелия Мориарти, та самая, что он когда-то имел возможность назвать ведьмой и поплатиться за это; та самая Амелия, что явилась в его редакцию, где ей и был уплачен должок за ее женские козни.  Будто бы желая спрятаться от этого просто пожирающего его ведьмовского взгляда, Морроу подтолкнул чуть вперед своих ближних спутниц, едва ли заметно для камер обтирая вспотевшие ладони о полы пиджака и поправив сползшие на нос очки. После чего все же выступил вперед, раскидывая в стороны руки, будто бы желая обнять всех сидящих в зале гостей.
-  С вами в этот чудесный и знаменательный вечер несравненная и чертовски обворожительная Амелия Мориарти, - только и делая, что игнорируя желание Мориарти придушить своего неожиданного партнера – ведущего.  Он галантно, жестом  пригласил ее выйти к нему поближе и даже подал ей руку, чтобы потом приобнять за талию, едва заметно касаясь женского бедра, чтобы убедиться – нижнего белья Амелия не надела и в этот раз.  Камере же досталось не так много, она лишь уловила закатывающиеся в блаженстве глаза Джерри и его не менее сладкую улыбку, что тронула мужские губы, растягивая те от уха до уха.  Он мог, он прекрасно знал, что мог сейчас оглохнуть на одной ухо от звонкой пощечины, но непременно бы подставил вторую щеку, если бы ему дали возможность и второй раз повторить округлые очертания ведьмовского бедра своей ладонью.

***

Кто боится летать самолетами, тот Джером Морроу. Он бледнеет, он краснеет и не знает что сказать, он пихает билет и паспорт в окошко, регистрируясь на нужный ему рейс, а потом вспоминает о купленном маленьком запасе   порционных бутылочек из дьюти-фри, которые охотно открывает, прячась в кабинке туалета и, полощет содержимым этих бутылочек полость рта и горло.
- Мадам! – Его рука куда более уверено ударяется о стойку регистрации и демонстрирует его документы и билет на посадку, сам Морроу смотрит за прошедшей к рукаву стюардессой, пытаясь сконцентрироваться на ее темно-синей юбке. Улыбается.
- Мистер, - дамочка заглядывает в билет, ей хватает секунды, чтобы отыскать нужную графу и узнать им и фамилию пассажира, - мистер Морроу, - улыбка из вежливых, но не искренних, мало кто будет радоваться человеку, что собирается взойти по трапу самолета в состояние близком к алкогольному опьянению, - вы хорошо себя чувствуете? – Она склоняет свою светлую голову к правому плечу и сверлит Джерри взглядом. Он немного задерживается с ответом, покачивая головой из стороны в сторону, но потом кивает.
- Прекрасно, - Морроу улыбается и понимает, что лучшее до чего он сейчас смог бы дотянуться это женская грудь, утянутую в блузу и скрытую от его взгляда синим жакетом.  Садиться в самолет уже хочется чуть меньше, чуть больше хочется пригласить вот эту самую дамочку, стоящую перед Морроу на ужин.  – Вы когда-нибудь ужинали  Бэтменом? – Морроу облокачивается одной рукой на стойку регистрации, другую запускает в свои густые, еще не тронутые сединой волосы и приглаживает их.
Светлые брови взмывают вверх, как крылья птички и скрываются за густой светлой челкой.
- Простите?
Морроу отмахнулся. Бывали в жизни огорчения, когда кто-то не понимал его, бывали и более серьезные обиды, когда собеседник и вовсе не знал о том, что где-то в мире существует Бэтмен.  А ведь он существовал. Джерри запустил руку в свой портфель, который умудрился не потерять по дороге и вынул купленный накануне комикс, где на обложке красовался Брюс Уэйн в костюме Бэтмена, за спиной которого развивался его темный плащ.  Девушка, не понимая улыбнулась, но глазами принялась искать ближайшего из охранников, когда на  стойку со шлепком приземлился выпуск журнала, а Морроу ткнул пальцем в рисованную центральную фигуру.
- Брюс Уэйн, - без запинки произнес Джерри и огорченно вздохнул, - я не он. И поплелся в указанном направлении, протопал по рукаву к разинутой пасти летающего монстра, что в представлении любого другого человека звалась просто пассажирским входом в самолет.  Все его внимание в какой-то момент привлекло женское тело, которое кто-то не пропускали в салон самолета.  Тело извивалось и материлось и, все поведение этого тела казалось Морроу уже где-то видел раньше. Он прищурился и подобрался ближе, протиснувшись мимо тех, кто не желал подойти и отхватить с локтя от дамочки, что пыталась войти в салон самолета.
- Мадам, - говорил кто-то из сотрудников, пока за его спиной в трубку щебетала стюардесса, вызывая из главного зала охрану, - мы не можем вас впустить на борт, вы… -  Морроу возник точно сбоку от сцепившихся людей.
- Мэл, - его губы растянулись в улыбке на миллион, они почти захотел обнять ее,  - только не говори, что у тебя в багаже опять обнаружили травку.  – Зачем, ну кто тебя просил, Джерри? Он продолжал чуть пьяно улыбаться и обмахиваться журналом, но обращался уже не к Амелии, что застыла с раскрытым ртом, а к тому, кто не пропускал ее. – О, она как ходячая тикающая бомба, обычно это… - по рукаву рокотом прокатилось слово «бомба» и люди зашептались, люди стали переглядываться и отступать назад, хотя этого по идее делать было нельзя.  – Того и гляди взорвется. – Закончил Джерри, и женский визгливый голос тонко за него добавил «у нее в сумке бомба!» Чужой палец устремился в сторону Мориарти.

+2

5

В двадцать первом веке уделяют огромное количество внимания проблеме работы в команде – постоянно издаются книги, анализирующие и рассказывающие о том, как работать в связке с кем-то с наибольшей эффективностью, проводятся семинары и мастер-классы, на которых толпами отправляют всех тех представителей офисного планктона, которые за десять лет в офисе так и не научились просить о помощи своих коллег в случае даже крайнего аврала. Работа в команде – кропотливый труд, который, если верить психотерапевтам и бизнес-тренерам, может вознести компанию до небывалых высот. Наглядным примером чаще всего становятся часы – их сложный механизм, который не рассмотришь и не разберешь без специального оптического оборудования, обеспечивает небывалую точность работы, а все потому, что каждая шестеренка стоит на своем месте и как-то соприкасается с другой, словно детали паззла. Пример, в общем-то, правильный и красочный, только вот шестеренки не могут думать, у них нет ассоциаций и воспоминаний, которые могли бы стать преградой на пути к соприкосновению с другой деталью. Увы, у людей все это есть. И когда в свете софитов Амелии удалось разглядеть улыбающееся лицо Морроу, который сейчас был похож скорее на чеширского кота, она начисто забыла весь текст и помнила лишь серию встреч, которые между ней с этим субъектом мужского пола имели место быть в прошлом. И после таких картинок очень сложно стало говорить о чем-то, кроме проклятий в адрес раздутого мужского эго Джерома. В своем предположении о том, что мужчина ничуть не изменился с их последней встречи Мэл укрепилась, когда мужская ладонь украдкой легла на ее бедро, по-хозяйски проверяя, нет ли сегодня на ней тех замечательных кружевных трусиков от Викториас Сикрет. Мориарти медленно повернула голову в сторону Морроу и, вытянув губы в улыбке, мысленно проговорила: «Да, мой милый, я снова без белья. Пусть эта мысль не оставит тебя до конца вечера».
А вслух уже поприветствовала во второй раз гостей и, следуя совету Дэвида, а именно – импровизируя, перешла к рассказу какой-то шутки из своего прошлого, прогуливаясь по сцене и потягивая электронную сигарету в своем мундштуке. Это позволило ей хоть на пару мгновений отойти подальше от Морроу, чтобы не затоптать его до смерти шпильками прямо на глазах у тысячи собравшихся. В зале она безуспешно пыталась отыскать глаза своего горе-друга в мятном пиджаке, но из-за освещения, бьющего в лицо, попытки оказывались безуспешными. К счастью Дэвида, потому что его довольная и коварная мина вряд ли понравилась бы Мэл. В таком-то расположении духа.

***

- Ты была бесподобна! – ворковал Дэвид, принимая из рук своей подруги букеты цветов, которые презентовали ей в конце шоу. Амелия буквально швырнула в его ненавистные веники.
- ТЫ – скотина! Ты же знал! Ты зна-а-ал! – замахиваясь следом и папкой, цедила сквозь зубы женщина, надвигаясь на медленно пятившегося назад Дэвида, - Я тебя придушу вот этими руками, Богом клянусь!
- Погоди ты, Мэл, - героически сдерживал натиск англичанин, закрываясь от летящих в него цветов, бумаги, подушек, пластиковых стаканчиков… - Да стой ты! – он выпрямился и ударил по подлетающей подушке, отбивая ее назад, как мяч. Та с глухим хлопком приземлилась между Дэвидом и Мэл. Она замерла на месте, сжимая в ладони телефон – видимо, последнее, что должно было улететь навстречу с высоким лбом Дэвида. – Да, я знал…
- Не-на-ви… - цедила по слогам Мориарти.
-…Я знал, но не сра…
- Жу… - мужчина был готов поклясться, что на этом слоге своей подруги он услышал, как начали крошится ее стиснутые зубы.
- Не сразу! – вскрикнул Дэвид, но было слишком поздно. Амелия, скинув с ног высоченные каблуки, резко бросилась вперед и повалила англичанина на пол, усаживаясь сверху и принявшись истерично колотить его кулаками в грудь.
- Ты мне хочешь карьеру загубить, да?! Хочешь, чтобы я вернулась в ваш загнивающий «Подиум»?! Да ноги там моей не будет!
- Да кому-у-у ты сказки рассказываешь! – возмущенно вспылил Дэвид на последних слова Мориарти, - Ты туда каждую неделю бегаешь! То ручку Паркер забыла, то жарко и дух перевести, то в гости, мол, соскучилась. Самой-то не смешно, а?! Я думал, что вы с Морроу свой детский сад в прошлом оставили, - Мэл на секунду отвлеклась, что позволило Дэвиду крепко схватить ее за руки и столкнуть с себя. Теперь они лежали в гримерной, рядом, тяжело дыша и сверлив взглядом одну и ту же точку на потолке. – Ну переспали – с кем не бывает, а?
- Он меня обидел, - надула губы Амелия.
- Ты на него запала.
- Я его терпеть не могу!
- По уши влюбилась.
- Я сейчас больно стукну тебе.
- Влюби… Ай!
- Предупреждала же.
Дэвид, кряхтя и придерживая бок, куда Мэл только что смачно вмазала ему с локтя, встал с пола и подал руку обидчице-подруге.
- Идем, выпьем где-нибудь за твой прекрасный дебют в качестве ведущей. Есть желание повторить сей подвиг?
- Никакого, - мрачно ответила Мэл, поднимаясь с пола и подхватывая пальто и телефон. Выпить действительно было жизненно необходимо. 

***

- Заканчивается посадка на рейс номер 321N… - приятный женский голос вселял в панику Дэвида, на котором помимо его собственной сумки повисла так же сумка Мэл и… Сама Мориарти. Она шла, в общем-то, почти прямо, но только тогда, когда прижималась всем телом к телу англичанина, потому что, если оставить ее одну – она тут же начинала изображать из себя Пизанскую падающую башню.
- Пожалуйста, Мориарти, шевелись… – регистрацию они прошли еще полтора часа назад, и именно за эти девяносто минут женщина и успела накидаться до такого состояния, что еле стояла на ногах. Чем это можно было объяснить? Стрессом, полученным на шоу, ну и боязнью самолетов. Несмотря на то, что Амелия проводила достаточно много времени в воздухе, посещая модные показы по всему миру и другие мероприятия, связанные с ее сферой деятельности, с каждым годом она все больше и больше боялась восходить на борт белокрылой металлической птицы. Выручал ее только… Виски.
- Сколько ж ты выпила… - ворчал Дэвид, аккуратно проходя сквозь поток людей к рукаву, ведущему в их самолет до Нью-Йорка. Стюард и стюардесса, стоящие на стыке рукава и борта, приветствовали всех с улыбкой; даже Дэвида с его «веселой» спутницей.
- Мадам… - беглый взгляд на протянутые Дэвидом с надеждой документы, - Мориарти… Простите, но мы не можем пропустить Вас на борт, - услышав знакомую (свою) фамилию, Амели выпрямилась, сняла солнцезащитные очки и пьяным, но жутко недовольным взглядом, одарила вставшего перед ней стеной стюарда.
- С какого такого, простите, хр… - закончить фразу ей не дал Дэвид, наступивший на ее палец и заставивший сморщиться от боли и зашипеть.
- Простите, но нам очень, очень надо.
- Согласно правилам авиаперевозки пассажиров… - занудным тоном начала девушка в форме, но ее перебил чей-то возглас.
- Мэл, только не говори, что у тебя обнаружили травку.
Мэл встрепенулась, будто бы просыпаясь ото сна, и, на мгновение опешив, ощетинилась, как дикобраз и с придыханием возмущенно вскрикнула:
- Ты-ы-ы-ы! Опять ТЫ! – но Морроу ее не слышал, продолжая пороть свою горячку, в которой имел неосторожность произнести слово…
- Бомба! – завопил кто-то из пассажиров и в рукаве началась толкучка. Те, кто уже зашел в салон, начали выходить из него, отталкивая в сторону сотрудников авиалайнера, которые не успели и отреагировать на поднявшуюся шумиху. Сумку Мориарти кто-то попытался выдернуть из ее рук, но это оказалась не так-то просто.
- Ты что делаешь, тупая ты сука, это Биркин! Двадцать две тысячи, можешь себе представить, а? Или только во сне такие суммы в руках держала? – орала благим матом Мэл.
- Господи, Амелия, успокойся! – приобнимая подругу за талию пытался взять ситуацию под свой контроль Дэвид.
- Да я ей за это оторву ее поганые клешни! – не унималась Мориарти.
- Бомба! – вопил, видимо, за компанию Морроу и еле сдерживался, чтобы не засмеяться во весь голос.
- Всем стоять на местах! Служба воздушных маршалов! – из прохода вышел, сжимая в руке пистолет, мужчина крупного телосложения, - Что тут у вас? – кивнул он в сторону стюардессы, все еще держа на прицеле сгруппировавшихся Амелию, держащего ее Дэвида, женщину, которая пыталась выхватить сумку Мэл и Морроу, затесавшегося рядом.
- Все произошло так стремительно… Этот мужчина подошел, и сказал, что у этой дамы, - палец девушки указывает на Джерри и Мэл соответственно, - С собой, возможно, наркотики и… Взрывчатка, - голос бедной стюардессы дрожал.
- Да какая взрывчатка, о чем вы! – скривилась Амелия, и выходя вперед, показывая перед собой сумку, - Это не бомба. Это Гермес. Слышали о таком модном доме? – она полезла внутрь сумки, пытаясь отыскать свою визитницу, - Сейчас я вам покажу…
- НЕ С МЕСТА БОЛЬШЕ! – выкрикнул воздушный маршал и сделал шаг в сторону ошарашенной Мэл. Тут за нее решил, видимо, вступиться Морроу.
- Это правда Биркин, я-то уж зна… - Джерри взялся ладонью за дно сумки и чуть приподнял ее вверх, что и было роковой ошибкой. Воздушный маршал, ведомый вскриками и паникой толпы, а еще долгом перед родиной, сделал два четких выстрела без предупреждения. Первый – для Джерри. Второй – для Мэл. Два обмякших тела упали на пол рукава.
Толпа облегченно вздохнула. Бомба обезврежена.

***

- Поставьте свою подпись здесь и здесь, - на столе перед Амелией лежали какие-то бумаги и она, прижимающая к своему виску пакет с сухим льдом, не глядя расписалась в нужных местах, - Ваш багаж будет доставлен по указанному адресу в течение двух дней. Изъятая сумка – в течение недели. Приносим свои извинения за случившееся недоразумение.
- Вы действовали по букве закона, какие могут быть претензии… - хрипло отозвалась Мэл, разминая шею.
- Я так же вынужден сообщить Вам, мисс Мориарти, что Вы внесены в черный список пассажиров компании Allegiant Air.
- Что?! – Мэл подавилась, закашлялась и подалась вперед, наклоняясь к столу и делая вид, что не расслышала сказанное.
-…На неопределенное время.
- Класс. И что Вы предлагаете мне сейчас делать? Мне нужно быть в Нью-Йорке крайний срок завтра, у меня свадьба, черт возьми!
- Сожалею, но мы ничем не можем помочь Вам, мисс Мориарти.
Амелия отшвыривает от себя лед и протяжно воет, запрокинув назад голову. За что, за что на ее долю выпали такие испытания?!

***

В кармане пальто Мориарти удалось набрать какую-то мелочь, которую хватило на кофе из автомата. Приложив к уху телефон, она аккуратно пробовала пойло и морщилась, пока диктовала сообщение на голосовую почту Дэвида.
-… В общем, я не знаю, как быть. Пробей все варианты как будешь на месте, ладно? Я постараюсь что-то придумать тоже. Проблема в том, что сумка со всеми документами осталась на борту и ее изъяли. У меня только телефон и немного налички… - она не договорила, потому как со спины чей-то знакомый голос окликнул ее по имени. Медленно разворачиваясь лицом к источнику звука, Мэл увидела знакомое до боли лицо, высунувшееся из открытого окна машины.
- Проваливай отсюда, если не хочешь, чтобы я окатила тебя этим, - Мориарти кивнула в сторону стаканчика с дерьмовым кофе, который пить она все равно не будет, а вот выплеснуть на наглую улыбку Морроу – всегда готова.
[AVA]http://s2.uploads.ru/3GFSK.png[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/S0HgW.png
You know I can take you straight to heaven if you let me;
You know I can make your body levitate if you let me.
[/SGN]

+2

6

Каждый герой, будь его особенностью надевать трусы поверх колгот или вовремя вынимать(не то что вы подумали) а тосты, чтобы корочка была опасно тонкой и одновременно хрустящей, на определенном этапе своей карьеры(и жизни) обзаводится в первую очередь вовсе не потомством, а кодексом.  Да-да, тем самым списком золотых правил, которые он обязуется выполнять, как герой.  Помимо основных трех правил есть куча еще мини-правил, которые настоящий герой вряд ли сможет проигнорировать, но не об этом сейчас. Хотя и об этом тоже. Осознавая тот факт, что Морроу все-таки герой, а не злодей, он намного раньше понял, что ему нужен плащ и кодекс. Намного это как бы на пару лет раньше, чем познакомился с Амелией. Так что, можно сказать это случилось в его прошлой жизни.  И одно только сравнение с тем, что героем он себя принял, и приняли другие очень и очень давно (все в той же «прошлой жизни») Морроу чувствовал весомость этого факта, ответственность перед другими. Хотя, Морроу и ответственность, кажется две совершено не сопоставимые вещи.  Итак, к моменту, когда он стал руководителем целой редакции, несколько лучших глав его Кодекс уже были написаны.
И вот об одном из правил сейчас речь и пойдет. Поднимите Морроу среди ночи и спросите у него о правилах его кодекса. И он озвучит вам одно из своих любимых, а звучит оно так: «Нельзя расстаться с женщиной раньше, чем она поймет, что вам могло быть чертовски хорошо вместе, если бы она немного задержалась». Исчезая из вашей жизни, прекрасная незнакомка должна время от времени тосковать по упущенной возможности узнать вас лучше.  Тогда успех у женщин вам гарантирован. До этого самого дня у Морроу это получалось так же хорошо, как и тосты с тонкой хрустящей корочкой.
Ему несказанно повезло. Свои личные вещи – бумажник, личные документы, остались при нем. Остальной багаж волновал его меньше, ценного он с собой не ввозил и уж тем более не собирался вывозить.  Говорят, человек, который умеет смеяться над собой и теми ситуациями, в которые он попал, даже если в них мало что есть от смешного – дольше проживет. Смех вообще продлевает жизнь.  Поэтому услышав про черный список, Морроу рассмеялся.  Рассмеялся не, потому что вспомнил, что смех лечит, а потому что не поверил в услышанное.  Все-таки вежливая и даже в чем-то стеснительная улыбка девушки, с которой Джерри вел беседу и новость, как-то не сходились друг с другом.  Ее попыткой подбодрить были слова о том, что Морроу еще повезло, ведь он мог провести остаток дня за решеткой.  Чтобы этого не случилось, Джером очень быстро ретировался, отблагодарив милейшую девушку за смягченный для него приговор.
Все, что ему было нужно, это вернуться в Нью – Йорк к обеду завтрашнего дня. Грядущий день, который мог и не настать, если встретить его в другом совершенно чужом городе, обещал быть крайне интересным для Морроу – у него была назначена встреча с коллекционером фигурок супергероев, они собирались мериться количеством и качеством своих фигурок.  Стоит ли говорить, что отъявленный любитель всего МАРВЕЛовского и ДИсишного едва ли мог усидеть на одном месте?
Машину, на которой Морроу обирался добраться до Нью – Йорка пришлось брать в прокате.  Благо, что и документы нужные на руках были, и наличности хватило, на аренду. За руль Джерри, конечно же, сел сам, не прекращая улыбаться той самой Фортуне, что пока еще стояла к нему лицом.  Но все-таки некоторые объекты Морроу любил начинать разглядываться со спины, особенно если вид был приятен глазу. Мориарти он заприметил ровно в тот момент, когда женщина покидала небольшую территорию отданную под торговые автоматы с кофе и прочей ерундой.
- Мэл! Эй, Мэл! – Морроу посигналил, а потом высунулся из окна своего автомобиля, привлекая ненужное внимание пешеходов, но его это волновало куда меньше, чем реакция Мориарти.  - Я могу все исправить.  Смотри, у меня уже есть автомобиль и полный бак, а у тебя только гадкое кофе в бумажном стаканчике.  Неужели кофе, выплеснутый на меня, взбодрит тебя лучше, чем поездка с ветерком в компании… - тут то он и запнулся, чуть было, не признавшись в том, что он Бэтмен.  Морроу очень быстро нашелся, недаром язык подвешен и его прелестный зад хорошо умещается в кресло руководителя целой редакции.  -…красивого статного МЕНЯ. – Он снова посигналил, но лишь потому, что Мориарти вознамерилась отвернуться от него, театрально закатывая глаза.
- Ох, да ладно! – Живо отреагировал Морроу, выбираясь из автомобиля и огибая тот по дуге, чтобы как можно скорее преградить дорогу очаровательной женщине, занявшей своим присутствием все его мысли. – Я хочу исправиться, - честность так и сквозила в его взгляде, перекрывая тех чертей, что выстроились в стройные ряды и ждали знака, начать маршировать по площади, отведенной под мозги.  – Сейчас я сяду в свой бэтмобиль и ты не увидишь меня больше никогда…- он выдержал паузу, - сегодня…да, сегодня никогда. Но Нью – Йорк маленький, - он легонько пихнул локтем Мориарти в бок и лучезарно улыбнулся. – Ты еще не раз вспомнишь отчего отказалась. 
Морроу в два шага преодолел расстояние между Мэл и оставленным автомобилем, потянул на себя дверцу авто со стороны пассажира и жестом пригласил даму сесть.
- Приставать не буду. – Клятвенно заверил он, прикладывая свою свободную руку к груди и закрывая глаза.  Поверила? А вот у Морроу в тот момент пальцы на ногах скрещены были!

Отредактировано Jerome Eugene Morrow (04.04.2016 01:39:03)

+2

7

Все катилось к мерлиновой бабушке – планы, мечты, надежды и терпение. Особенно терпение – вообще, Мориарти никогда не отличалась такими чертами характера, как «сдержанность» и «невозмутимость», иногда ей удавалось демонстрировать чудеса выдержки, но это случалось так редко, что едва ли кто-то из ныне живущих (читать – выживших после извержения вулкана томящихся внутри истеричного женского тела эмоций) мог бы вспомнить, когда последний раз Амелия с пониманием и холодным спокойствием отнеслась к какой-то идущей не так, как запланировано, вещи. Причем размеры возникающих внезапно шероховатостей, вносящих своих коррективы в стройные планы Мориарти, ни коим образом не коррелировались с размерами и силой обрушаемого негодования и гнева – не важно, застали ли ее папарацци в неудобном месте, в неудобном виде, отложили ли ее рейс на несколько часов или же срывалась значимая встреча, о которой договариваться приходилось даже не ассистентам, а женщине лично – вся гамма бардовых и алых красок тут же вырисовывалась на лице Амелии, стоит только услышать то самое, являющееся детонатором для динамита, хранящегося годами без надлежащего контроля в голове этой барышни, фразу или даже слово-обращение в стиле «мисс Мориарти, у нас возникли небольшие проблемы…», и взрывную волну, извергаемую вместе с потоками до удивительного многообразной и особо красочной брани, было уже не остановить. Именно поэтому по запросу с именем этой барышни, любой из поисковых сервисов готов любезно предоставить интересующемуся сотни фотографий, на которых бывший главный редактор именитого глянца, а ныне – гадюка всея модного мира соединенных штатов красноречиво и на пальцах объясняет всем, куда им стоит пойти и подумать над фактом собственной ничтожности. Только вот сейчас, в этот самый момент, парковка аэропорта была на удивление пустующей и нигде не бликовали оголенные и взведенные аки курки ружья объективы фотоаппаратов, а телефон в руке сообщал о том, что заряд близится к критической отметки в ноль процентов; вишенкой на торте, подаренном Амелии вселенской несправедливостью или, быть может, законом Мёрфи, оказалось молчание Стэнли на том конце провода и переадресация на голосовой почтовый ящик друга, единственного, кто мог обуздать гнев женщины и стать в тяжелые времена истерии ее мозгом, работающим и ищущим выход из гадкого положения. Мориарти осталась совершенно одна, без зрителей, без оваций, без критиков, которые могли бы оценить очередное бесподобное выступление, достойное сцены шекспировского театра, а не какой-то там парковки и стаканчика дурно пахнущего кофе из автомата. И хотя маячащий на периферии зрения автомобиль, водитель которого вызывал у Мориарти коктейль чувств, не поддающихся классификации по какому-то единому признаку и степени взрывоопасности, по всем канонам был почти что знаком, посланным свыше, той самой палочкой-выручалочкой, о которой буквально молила женщина, Мэл до последнего делала вид, что это – просто галлюцинация, что стоит моргнуть и этого улыбающегося довольного лица, расслабленно крутящего рулевую баранку, она больше не увидит рядом с собой. Но даже после трех остервенелых морганий ничего не произошло; точнее, не произошло ничего хорошего – Морроу успел выбраться из автомобиля походкой ниндзя и подобраться близко к Амелии. Открыв глаза и не ожидая, что перед ней возникнет внезапное живое препятствие, она отпрянула назад и, наступив на подол своего платья, вскрикнула:
- Блять! – пальцы, держащие стаканчик, содрогнулись и, смяв размякшие бумажные края, разогнулись, отпуская пойло в краткий полет до асфальта, прямо под ноги Морроу и Мориарти. – Да что же, мать твою, херня творится в этом городе! – женщина всплеснула руками в воздухе и зашипела, когда почувствовала, что горячий напиток все-таки задел ее щиколотку. Но все же брюкам новоявленного Бэтмена пришлось гораздо хуже, что даже вызвало где-то внутри у Мэл злорадный смешок. Ей доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие наблюдать за тем, как ее присутствие так или иначе вредит Джерри, его внешнему виду или карьере, пусть даже проявлялось это в мелочах – Мориарти стала медленно распространяющейся по здоровому организму бактерией, которая медленно выделяет свой губительный токсин и делает человека слабее в каких-то мелочах, которым сразу никто не придает значение, а когда становится совсем плохо, то оказывается, что уже слишком поздно. Амелия всеми правдами и не правдами пыталась доказать своему окружению и общественности, что ее выворачивает наизнанку от одного вида Морроу и что она только рада подкинуть поленьев в возведенное для его (теперь уже его) журнала кострище и образ успешного главного редактора-мужчины в глянцевом мире, но на самом деле… Все было гораздо запутаннее, гораздо сложнее даже самых малоизученных химических реакций, протекающих в организме влюбленного человека.
«Влюбленного?!» - одернула сама себя в своих рассуждениях Амелия, вдруг понимая, что Джерри закончил говорить еще минуты две назад, и все это время она просто стояла и… Жадно буравила взглядом его губы, вспоминая, что помимо складных речей они могут еще и многое другое, способное подтолкнуть женщину к невообразимому безумству. Чуть тряхнув головой, заставляя возникшие перед глазами внезапно картинки таять, Мориарти вернула своем лицу привычный возмущенно-презрительный вид и, выгнув левую бровь, бросила небрежно свой ответ, будто бы и не Джерри вовсе, и куда-то в пустоту:
- Ладно, - интонацией, с которой это было сказано, в пору бы отдавать приказы многочисленной свите, восседая на троне в мантии из горностая и регалиями в руках, - Едем, - она кивнула в сторону водительского места, разрешая Морроу занять его, а сама открыла пассажирскую переднюю дверь и нырнула в салон, тут же начиная вытягивать ремень для того, чтобы пристегнуться, не взирая на смешок, который исходил от самопровозглашенного Бэтмена.
- Что? – недовольно буркнула Мориарти, чуть сильнее вытягивая на себя ремень, застрявший где-то на середине своей длинны, - То, что я села с тобой в одну машину уже само по себе безумство… - выразительно кривя губы в недовольной гримасе и вскидывая брови, Амелия сражалась с проклятым механизмом, который, кажется, был против того, чтобы женщина соблюдала технику безопасности, - Поэтому я собираюсь не… Да чтоб тебя! Вытягивайся уже! – остервенело дернула на себя ремень Мэл, не рассчитав силы, да так, что он тут же вытянулся во всю свою длину, а женщина тем самым резко отклонилась влево, заваливаясь на Джерри и со всего размаху одаривая скулу мужчины крепким ударом локтем прямо по кости. – О боже! Морроу, я тебе там ничего не сломала?! – с широко распахнутыми глазами и пытаясь освободиться из пут ремня, вскрикнула Мориарти, поворачиваясь в сторону Джерри на его же коленях, и это оказалось не так просто, каково было упасть от приложенной тянущей силы несколькими секундами ранее; рычаг переключения коробки передач впился под ребра Мэл, а ее лицо сейчас находилось в опасной близости к паховой зоне водителя, что, в общем-то, в контексте их прошлых встреч не казалось неловким, но, разумеется, было возмутительным для женщины. Она резко встрепенулась, руками помогая себе принять прежнее положение; одной рукой она упиралась в подголовник сиденья Морроу, второй аккуратно потянулась к ушибленной скуле мужчины: - Очень болит?.. – даже немного виновато спросила она, и одна псевдо-заботливая интонация уже была сродни подвига для такой, как Мориарти.
[AVA]http://s2.uploads.ru/3GFSK.png[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/S0HgW.png
You know I can take you straight to heaven if you let me;
You know I can make your body levitate if you let me.
[/SGN]

+4

8

Морроу никогда не был профи в делах амурных. Серьезно. Если в его жизни когда-то и каким-то чудесным образом появлялась красивая женщина (про умных и опытных мы, пожалуй, промолчим), то это скорее было подарком судьбы, этаким маленьким авансом за пот и кровь, коим Джерри ублажал себя в жизни, ну вы понимаете, о чем мы тут.  Джерри смотрел на свою пассажирку, которая буквально минуту назад клалась и божилась, что под одним кустом в чистом поле с ним не сядет и понимал…лед тронулся, господа. Когда-то им уже довелось найти общий язык, они говорили друг с другом, они чувствовали притяжение сильнее чем сто земных атмосфер и в глубине души Морроу предполагал, что причиной этого притяжения был вовсе не весь тот выпитый в баре алкоголь и развратный танец Амелии, это было нечто большее – судьба, думал он.  Он бы продолжал думать об этом и дальше, если бы не очередная выходка этой взбалмошной англичанки. Нет, спасибо конечно, что ее локоть врезался не в достояние всего Готэма, а всего лишь в скулу, но черт возьми, как же это было больно! Вся это любовная чепуха за один удар высыпалась из Морроу вместе с свистящим «кхыра», которое он издал. Его сомкнутые зубы скрипнули, наверное, стесав пару сотен слоев баксов, которые Джером платил своему стоматологу.  Джерри уважал всякое увлечение, включая агрессивные методы выражения любви, но до Мэл у него не заходило дальше похлопываний пониже спины, понимаете да? За несколько встреч с этой женщиной, он подпортил свое здоровье раза в два больше чем за тот период, который он прожил один.  Откуда в ней столько агрессии? Неужели виной всему отсутствие регулярной половой жизни?
Он с легким торможением схватился за скулу, в которую врезала ему Мэл, все потому что из-за тесноты и того, что англичанка навалилась на него, у него попросту не было место для более резкого маневра. Все ее попытки сражения с ремнем, округлая грудь, которая красиво выделялась под одеждой, всякий раз, когда Мэл напрягалась, все это обесценилось за один удар. 
Спасибо что живой.
Спасибо, что не в нос.
Спасибо, что мы еще не тронулись с места и моя нога не вдавила педаль газа в пол.

Он схватился за поврежденную часть лица, сам того не понимая, что, цепляя уже своим локтем женское предплечье надавливает на тело Мориарти, мешая ей выпрямиться. Вся эта неловкая ситуация стала лишь только увеличиваться в размерах (да-да, именно так), когда Морроу увидел затылок англичанки, услышал ее сопение. От неожиданности он надавил на клаксон в центре руля, привлекая внимание дамы, идущей мимо автомобиля, в котором собственно и разворачивалась вся история. Дамочка возмущено ахнув поспешила прочь от машины, которая слегка подрагивала, да поскрипывала от всех телодвижений внутри салона, а Джерри что, Джерри просто не знал куда себя деть, краснея и бледнея особенно в тех моментах, когда Мэл принялась жарко дышать, видимо выходя из себя от того что они никак не могли разойтись в этом тесном пространстве.
- Я всего лишь согласился тебя подвезти, - потирая ноющую от боли скулу, в которую с локтя зарядила англичанка, - зачем же так сразу об оплате.
Нет, он конечно мог промолчать, но эти слова, они так и просились с языка, просто потому что было больно, просто потому что вся эта ситуация была более чем комичной, а Джерри в жизни бы не упустил шанс отметить всякие тонкости, да шалости с легким налетом эротики. Конечно он рисковал, после его слов Мэл могла бы среагировать моментально, и ее забота вполне возможно сменилась бы гневом, тогда бы следующий ее удар мог уже быть не случайным, а точно выверенным и сокрушающим. А еще она могла покинуть автомобиль, в который села и поискать другие способы добраться до Нью – Йорка, лишь бы избавить себя от общества Джерри. Поэтому не отвлекаясь особо на реакции англичанки, на моментальные перемены ее настроения, Морроу поспешил тронуть автомобиль с места, пока его муза не оставила его переживать этот остаток дня в гордом одиночестве. 
- Скольким мужчинам на этой неделе ты уже успела, - Морроу снова потер свою ноющую скулу, примечая что та уже немного опухла. Будет синяк, - подумал он, снова обращая свой взгляд на пассажирку и вспоминая, что не окончил свой вопрос. –Успела откусить голову?
Это было его лучшее сравнение, которое пришло в голову, удар Мэл его не отправил в нокаут, но значительно перемешал все в его голове, а значит некоторое время все его попытки быть саркастично утончённым могли потерпеть фиаско или оказаться немного не такими эффективными.
- Неловко вышло там, при посадке, да? Все-таки большинство людей не предрасположены с утра к восприятию юмора, не понимают они его. – Морроу вздохнул. Их автомобиль катился и катился, стрелка медленно сползала в сторону заканчивающегося бензина. И да, к закату он закончился. Мэл мирно дремала, прислонившись к стеклу, закатное солнце отливало красными полосами на ее сбившейся прическе и дрожало на ресницах. Джерри некоторое время любовался этим видом, заглушив мотор, а потом не придумал ничего лучше кроме как включить радио, кто же знал, что в пылу утреней борьбы за лидерство в салоне, регулятор громкости был вывернут на максимум. Стекла их автомобиля точно втянулись внутрь салона, а потом выгнулись в обратном направлении, задрожав от басов.

Now now now now now now I'm feelin so fly like a G6

+3


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » I'm feelin so fly like a G6 ‡флэш