http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » О потопе, о ремонте и ни слова о работе. ‡флеш


О потопе, о ремонте и ни слова о работе. ‡флеш

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

https://41.media.tumblr.com/66f4cf160e183c9ad8b03baac84fe21f/tumblr_nqinhlLzT91ty53vao1_1280.pngКит рисовал

Старт эпизода: 10 сентября 2012 года
Место происшествия: Нью-Йорк, Манхеттен, типичный многоквартирный дом.
Пострадавшие: Кит Рейн и Медея Сфорца
Новостная сводка: Если ты не знаешь, как испортить выходной не только себе, но еще и соседям, спроси меня.

Отредактировано Medea Sforca (25.06.2015 22:05:23)

+2

2

Сложно предположить, на какой день недели выпадет выходной у человека, который всеми правдами и неправдами этих выходных избегает. В этот солнечный понедельник, когда осень только начала вступать в свои права, озолотив листву в Центральном парке, выходной все же догнал отчаянно противившуюся Медею и запер ее в четырех стенах старой квартиры. Она, конечно, думала под шумок прийти в лабораторию и спрятаться в углу, чтобы ее не слышали, не видели, но главное, не заставляли торчать дома, но накануне начальник пригрозил, что если увидит хоть край ее халата, мелькающий между столов, то отправит неугомонную девицу в отпуск. И Медея испугалась. Одно дело пережить два дня в тоскливом возлежании на кровати, и совсем другое, когда это возлежание растянется на пару недель. А ведь когда-то, еще живя в старом родительском доме, она именно этим и занималась.
Когда-то от прослеживания паутины на потолке ее не сковывала тоскливая дрожь, когда-то она могла часами пребывать в тех розовых девичьих мечтах, которыми страдали все дети без исключения, непременно воображая себя кем-то другим, будь то принцесса похищенная драконом, или сам Фредди, с неизменной кожаной перчаткой. Медея же придумывала себе брата. Она всегда считала, что с его появлением, изменится и отношение к ней, она станет нужной и полезной, но увы и ах. От нахлынувших воспоминаний, что несли в себе лишь собственную глупость, девушка закатила глаза и ухмыльнулась. Сфорца, пора бы уже сжечь волшебную коробку с бейсбольной перчаткой и забыть. Может этим и займешься? Кстати, ты ведь помнишь, что отца нет дома?
Вот он главный плюс предстоящего дня и выходного в тот время, когда большая половина, трудящегося по нормированному графику, городского люда пребывала на работе. Отец, продавец в небольшом магазине стройматериалов, расставлял сейчас на полках банки с эмалью, а значит, квартира была полностью в распоряжении девушки, в которой отчего-то проснулся не убитый временем подросток. Перевернувшись на живот, Медея потянулась и следующим переворотом скатилась, наконец, со старой скрипучей кровати, которая некогда принадлежала ее покойной бабке. (На этой же кровати она в мир иной и отошла, но разве заставил этот факт содрогнуться любимую внучку хоть единожды?) 
Не потрудившись вылезти из пижамы, девушка сгребла с прикроватной тумбочки стакан с зубной щеткой и прошествовала в ванную, слегка шаркая босыми ногами по дубовому полу. Она направлялась в ванную, но что-то заставило ее задержаться в гостиной и окинуть огромную комнату слегка туманным спросонья взглядом. Этим «что-то» был солнечный свет, который пробивался сквозь плотно затянутые шторы и теплыми лучами освещал комнату, а заодно и пыль, что лениво вальсировала в загустевшем от отсутствия людей, воздухе. Да, эту картину видела Медея не часто, пусть и жила в  квартире уже больше пяти лет.
От штор, зеленых, выцветших, с позолоченной оторочкой, ее взгляд переместился на небольшой дубовый столик возле окна, а следом и на два дивана, что были затянуты белой тканью, под которой обычно прячут мебель, спасая ее от пыли. Пытливый взгляд непременно отметил бы, насколько нежилым было просторное помещение. От него бы не укрылось, что комната, которую при желании можно было превратить в роскошную гостиную, была совершенно запущена, будто со дня смерти предыдущей хозяйки ей не пользовались вовсе. И ведь это была чистая правда, квартира, которая занимала весь последний этаж старого дома в центре Манхеттена, была условно поделена на две части, в одной из которых обитала Медея, а в другой ее отец. Гостиная же, должна была быть нейтральной территорией, таковой не являлась, ибо желания у двух противостоящих друг другу сторон, идти на мировую, не было никогда. Но только из гостиной можно было попасть на кухню, в обе ванные, пусть и находились они в разных сторонах квартиры, да и просто попасть на свою половину. Оттого, будто в исхоженном лесу, можно было углядеть короткие тропинки, которые расчертили пространство с помощью этих двух бродячих людей-привычек.
К великой скорби Медеи, уборка, будто сама напрашивалась, лезла и колола взгляд, который привык к идеально чистому рабочему столу, и не важно, что таким он никогда не был. (На нем постоянно кто-то лежал) Начать решила с себя, все же дойдя до ванны, но по пути заглянув на кухню и поставив остатки вчерашней лапши из китайского ресторанчика в микроволновку.
На умывание ушло не больше пяти минут, вот только чувство неудовлетворенности не давало покоя. Хотелось чего-то большего и немедленно, будто всевышний подталкивал Медею заткнуть пробкой слив и начать набирать воду в небольшую ванную, сдобрив обжигающий поток колпачком обычного шампуня, ведь о том, что порядочному человеку следует иметь помимо необходимого минимума еще и пену для ванной, Сфорца даже не догадывалась. Тут ее отвлек писк микроволновки и окрыленная близостью завтрака, а вместе с тем раздраженная противным звуком, она кинулась на кухню, на автомате захлопнув дверь, чтобы спустя пять минут удовольствия, ее уже не открыть.
Нет, перед тем как паниковать, Медея пару раз дернула дверную ручку и на себя и от себя, но та никак не желала поворачиваться и открывать дверь, за которой водное царство уже грозило выйти из берегов. Паника подступала медленно, шаг за шагом, отрезая пути к отступлению, лишая голову мыслить не просто логически, а хоть как-то, и прокручивая варианты в которых она уже спускается на байдарке по искусственному водопаду на лестничной площадке. Запоздало она вспомнила, что кран, перекрывающий воду в ее половине квартиры, находится на кухне и побежала туда, где за маленькой дверцей притаились великие вентили, и которые не трогала рука человека казалось бы со времен постройки самого дома. Естественно ни на какие уговоры они поддаваться не хотели, а той силы, что прикладывали к ним далеко не самые слабые девичьи ручки, не хватало. Нужно было хоть что-то тяжелое, чтобы сдвинуть кран и ничего лучше молотка на ум не пришло.
Еще одна небольшая пробежка и ужас активной лужицей уже просачивался из-под двери в ванную комнату. Время не хотело жалеть девушку, и в последней отчаянной попытке спасти положение, Медея, что было сил, ударила молотком по вентилю на трубе, вопреки задумке лишая того головы вовсе. Горячие капли окатили судмедэксперта с головы до ног, заставив ту отпрыгнуть и громко выругаться, да так, что если бабушка и наблюдала за приключениями своей внучки, то с этого момента навсегда от нее отвернулась. Но зато одна из поставленных задач была выполнена: в ванную вода больше не текла. 

То, что обычные люди называют пижамой, на Медке выглядит так:

https://pp.vk.me/c628227/v628227380/ca25/UeyoyBDK3Io.jpg

+3

3

Выбор квартиры не был простым решением в моем случае. Мой риэлтор, милейшая девушка Анна, сбилась с ног пытаясь подобрать мне то, что я хотел и не понимала моих разговоров о неправильном запахе обоев или излишних углах комнат. Мой скромный бюджет позволял снять довольно уютное или очень модно-новое жилье близко от станций подземки, но все было не то до того момента, как я увидел этот дом. Все здесь было идеально от слегка шершавых пусть и немного пошарпанных стен, старой, но уже каменной лестнице, а главное старые скрипучие дома. Удивительно, но этот дом умудрился пережить все перестройки города за последние годы и гордо простоять чуть больше века. Я не мог устоять от приятного ощущения дубовых полов под ногами, так что даже смирился с наличием лишней спальни. Ее я приспособил для хранения коробок памяти бывшего хозяина тела, по крайней мере так мне не надо платить еще и за ячейку на складе.
Мебели у меня не так, чтобы было много, кровать, стол, стул и диван – я купил еще перед армией, когда пытался поиграть во взрослого, кухня, сантехника и совершенно не понятно откуда взявшийся телевизор – уже были в квартире. Мне этого вполне хватает, несмотря на то, что почему-то остальные считают, что человеку для нормальной жизни нужно намного больше вещей. Я не очень понимаю этого, каждому свое. Мне, например, вполне уютно, когда книги стопками стоят на полу, вся одежда помещается в два встроенных шкафа, а лишнего постельного белья или полотенец у меня и вовсе нет, всего четыре комплекта и то, чтобы стирать только раз в месяц, а не каждую неделю. Вот и все. Быт мой прост, жизнь была прекрасна и ничего не предвещало беды в то утро.
Почти все субботу и воскресение я просидел в участке, разбираясь с очередным делом, так что в понедельник меня отправили в заслуженный выходной, а может я просто всех достал своим сонным видом. Я был не против, тем более, что давно хотел посмотреть пару фильмов, которые и взял напрокат на кануне. И вот оно прекрасное, еще теплое сентябрьское утро понедельника, когда я мог спокойно насладиться жизнью и выспаться. Но прервано оно было не самым приятным способом – на мой нос упала большая такая капля воды. Сначала я не понял, что произошло и попытался отмахнуться, но вода продолжала падать на меня и мою кровать. Открыв глаза, я уставился на потолок, где как раз собиралась новая капля.
Едва слышно рыкнув, я, как был, встал и пошел первым делом к себе в ванную, проверять, что с трубами. Дом старый, так что их могло просто разорвать, где угодно, в том числе и у меня в квартире, но нет. Ванная комната была в еще более худшем состоянии, что не удивительно, а причин сомневаться у меня уже не осталось, виновник моего неприятного пробуждения живет сверху.
Я не знал своих соседей и не собирался с ними знакомиться, когда они ко мне стучали, я притворялся, что меня нет, когда появлялись объявления о собраниях жильцов, я прятался на работе. Я не считаю, что я должен принимать участие в жизни дома кроме как сдавать во время деньги на какие-то их новые движения и вовремя платить аренду. В общем, знакомства с жителями верхнего этажа мне совершенно не улыбалось. Они меня до сегодняшнего дня не трогали я был бы рад, останься все так же, но потоп портил не столько мои вещи, сколько саму драгоценную квартиру, ее атмосферу и запах, терпеть подобное я не мог. Мне уже откровенно светил ремонт, на который не было так уж и много времени. Нормальный человек на моем месте позвонил бы сантехнику, а потом вызывал бы подрядчика, но это не мои методы. Я не всегда понимаю откуда, но откуда-то умел еще до армии сам все это делать, а там мои познания в починке всего чего только можно лишь углубились.
Я взял разводной ключ и пошел наверх в одних носках, не знаю почему, но я забыл тапочки. Иногда у меня такое бывает, когда я сосредоточен на чем-то. Тогда я думал о том, что соседа нужно не убить. Хозяин либо сладко спал и не знал про потоп, либо был женщиной, которая находилась в панике. Мужчина бы давно перетянул бы кран, а уже потом полез бы за тряпками. Когда я оказался около двери, то услышал женский крик, поэтому не задумываясь выбил дверь и влетел в помещение. Это что-то вроде рефлекса после Ирака, слышь за дверью женские или детские крики ломись спасать. Вид у меня должен был быть тот еще едва ли одетый, разъяренный, лохматый и с разводным ключом в руках. До сих пор интересно, почему хозяйка не вызвала тут же полицию.
Оценив ситуацию, я тут же кинулся к трубе, благодаря той аварии, я не так остро ощущал прикосновения горячего и холодного, поэтому смог довольно спокойно пробиться к трубе и затянуть трубу, чтобы вода перестала хлестать. После этого я поставил на место сбитый вентиль, тот был слегка покорежен, девушка явно пыталась сделать с ним что-то не то. Только убедившись, что все держится крепко я посмотрел на девушку. Она была интересной, можно даже сказать красивой, несмотря на то, что явно, как и я только что встала с кровати. А учитывая, что мы стояли с ней ба мокрые посреди своеобразного пруда, в который превратилась ее квартира, так незнакомка была просто прекрасна в этот момент.
- Я – Кит, ваш сосед снизу, вы меня затопили, - ничего более умного мне в голову не пришло. Оглядевшись, я еще раз посмотрел на трубу, из которой только что хлестал фонтан, явно девушка вентиль сама сбила в попытке перекрыть воду. Люди, конечно, существа странные и часто совершают поступки, не поддающиеся никакой логике, но я хотел верить в лучшее, наверное, из-за ее красивых глаз. – В ванной прорвало?
Вопрос, то я задал, но ждать ответа не стал. Я подошел к двери в ванную и попытался открыть дверь, та не хотела ни в какую двигаться. Я мог и ее открыть, как входную, ногой, но вряд ли хозяйка была бы рада двум вынесенным к черту дверям. Поэтому вернувшись обратно на кухню, положил свой ключ и, открыв с пятой попытки, ящик с ножами начал выбирать из них самый крепкий. Я собирался подцепить им заклинивший замок и открыть дверь, чтобы разобраться с причиной потопа.

Сова, открывай! Медведь пришел!

https://pp.vk.me/c614627/v614627431/ce1e/6x9zHmlvEeI.jpg

+1

4

Выйдя на улицу и поспрашивая девушек и женщин об их умениях, вы без труда найдете ту, которая может приколотить полку к стене, или ту, которая самостоятельно соберет и установит шкаф, кровать или просто тумбочку.  Но вот найти барышню, которая без паники и посторонней помощи справится с краном или любой другой сантехникой, вам вряд ли удастся так легко. Медея была из первых, тонкости работы благоприятствовали к тому, чтобы она мастерски овладела пилой и прочим инструментом, ломающим кости,  но вот к сантехнике она всегда относилась в высшей степени уважительно, предпочитая не трогать ее вовсе, а лучше даже не смотреть. И вот оно подтверждение этой теории, обжигающими каплями насквозь пропитало рубашку, заставляя отпрыгнуть в сторону, а точнее запрыгнуть на кухонный стол, спасая ноги от неизбежных ожогов. А ведь она и ударила то в пол силы, но ржавчина, проступающая сквозь потрескавшуюся старую краску, говорила о том, что для подобной неприятности достаточно было просто дунуть на этот самый вентиль, или что там отлетело.
В былые времена, именно сейчас настал бы тот момент, когда можно было бы сдаться и запаниковать пуще прежнего, но жизнь научила Медею искать выходы из самых сложных ситуаций. Она схватила висящее на крючке полотенце и приготовилась кинуться на кран, перекрывая тряпкой поток воды, как ее отвлек ужасный грохот в коридоре. Со смесью ужаса и непонимания, слегка наклонившись и выглянув в прихожую-гостиную, которую было видно достаточно хорошо с выбранной стратегической позиции, Сфорца скользнула взглядом по двери, которая колыхалась туда-сюда, с остатками замка, непригодного для дальнейшего использования.
Как правило, с таким грохотом в квартиры врывается группа захвата, заполняет собой все комнаты, сверкая начищенными автоматами, и начинает диктовать права преступника, который непременно уже был согласен и готов на все. Но вместо людей в черных масках, в квартире оказался взлохмаченный парень, который казалось бы вот-вот проснулся и собирался убить бедных соседей, что осмелились испортить ему день. Полотенце уже готово было полететь прямо в него, если бы гость решил и в самом деле применить силу, но вместо этого, тот кинулся перекрывать трубу, чтобы хоть одним фонтаном в этой квартире стало меньше.
Когда же работа была сделана, Сфорца протянула парню то самое полотенце, и спустилась на пол, покрытый уже теплой, а не обжигающей, водой.
- Доброе утро. А я видимо ваша соседка, зовите меня Неудачницей. -  Неуклюжая шутка сорвалась с языка прежде чем Медея себя одернула, оглядывая парня взглядом, которым оглядывают незнакомого человека, выбившего твою дверь, но перед которым виновата ты, и никак не могла вспомнить, почему на его месте должна была быть весьма милая пожилая леди, которая вроде бы не так давно заносила своим соседям печенье. Потом память услужливо подтолкнула на поверхность воспоминание, что последний раз судмед видела старушку на своей работе, и логично было бы предположить, что после подобного путешествия, соседка сменится новой.
- Не прорвало. Скорее дверь заклинила. – Но в подобном уточнении сосед уже не нуждался, ибо дверь не собиралась ему поддаваться, ровно так же, как и Медейке до этого. Можно было бы порадоваться, ведь в противном случае, она выглядела бы полной дурой, если не сказать грубее. – Набирала воду в ванную, отвлеклась, а попасть внутрь уже не смогла.
Когда же замок сдался при виде ножа, будто был живым, но очень вредным, Медея скользнула в ванную вперед Кита, ведь хозяйка в квартире все же она, и закрыть кран была способна, что собственно и сделала, облегченно выдохнув и выдернув пробку. Вряд ли в ближайшее время у нее возникнет желание помыться подобным образом.
- Я не буду спрашивать, как сильно вас залило. Нужно поскорее собрать воду, ремонт в трех квартирах мой кошелек не потянет, а вы с моей помощью вполне можете затопить и своих соседей.  – Выскользнув из ванны и не найдя ничего более подходящего, Сфорца принялась стаскивать белые хлопковые чехлы с мебели, поднимая облака пыли, и сваливать их кучей, надеясь, что так вода соберется быстрее.

+1

5

Шутку про неудачницу я оценил чуть позже, но промолчал, как и о том, что называть так другого человека было несколько не прилично. Смысла спрашивать имя я не вдел, тем более, что я собирался помочь ей перекрыть к черту воду, уйти и больше не встречаться. Пока я перебирал ножи, соседка объяснила мне что произошло. В общем-то я не был удивлен таким развитием событий, мне даже было по своему ее жаль. Но прежде, чем сочувствовать, надо было решить насущную проблему.
Замок сдался с первой же попытки, я мог вскрыть его линейкой или даже, наверное, картой, но решил перестраховаться. Будь он крепче не факт, что не пришлось бы разбирать, кстати, надо будет починить потом замок на входной двери, который я сломал. Едва дверь открылась девушка тут же зашла в ванную и выключила всю воду. Водопад постепенно сошел на нет, и море под их ногами наконец перестало увеличиваться.
Даже если бы она хотела узнать о размерах разрушения моей квартиры, я не смог бы ей об этом сказать, просто потому что пока судить еще рано. Но вот что воду надо срочно собирать я был с ней согласен. Я не хотел ей мешать, поэтому положив ножик на место, собрался уже уходить. Я хотел привести себя в порядок, оценить причиненный ущерб и вернуться чинить дверь, которую выбил, но…
Соседка скидывала с мебели чехлы сваливая их в кучу на полу, поднимая облака пыли и едва ли помогая тем самым воде впитаться. Вздохнув, я снова положил свой ключ на кухонный стол и несколько раз чихнув взял в руки одну из тряпок. Честно говоря, я был готов, к тому, что она не может перекрыть воду, вскрыть замок или еще что-то. Я всегда готов с этим помочь, но убрать воду же задача простая и вполне себе женская, разве нет? Я раскладывал по полу тряпки, которая она мне давала и собирал ими воду, периодически отжимая в ванной.
- Извините за дверь, я чуть позже приду и починю замок, - в какой-то момент я остановился и посмотрел на хозяйку квартиры. Все-таки я поспешил со своими выводами, надо было что-то делать с моими странными рефлексами, можно, конечно, всегда было бросить все и пойти служить в полицию, но зачем мне это было нужно? – Я думал, что у вас тут что-то случилось и что вам нужна срочная помощь. Не самая лучшая привычка из прошлого, извините.
Пол постепенно становился суше, по крайней мере моря под нашими ногами уже не было, что не могло не радовать. Только сейчас я смог осмотреться в чужой квартире, либо девушка была барахольщицей, либо жилье досталось ей по наследству от бабушки, о чем свидетельствовали чехлы, которые мы только что так удачно использовали. Все было скрыто под толстым слоем пыли, возможно, что полы сегодня пережили первую мойку за последние пару недель.
- У вас очень уютно, - я постарался улыбнуться, хоть я так и не думал, но так положено говорить всегда. Я не имел ничего против желания других заставлять все пространство вещами или редко убираться, просто сам я предпочитал простор и отсутствие пыли, поэтому мне было несколько неуютно в квартире, но это совершенно не имело никакого значения в жизни моей соседки. Я огляделся и посмотрел еще раз на пол. – Кажется все собрали.

Отредактировано Kit Rain (14.07.2015 14:55:49)

+1

6

Что ж, план конечно идеальным не был, раз у обоих гостей бабушкиной квартиры резко защекотало в носу, и тихая ругань сквозь сцепленные зубы перемежалась с совершенно невинным чиханием, но зато огромные чехлы просто на «ура» впитывали воду. Конечно, по мере того, как ткань намокала, вбирая в себя океанские разливы, она становилась непомерно тяжелой и тащить этот ворох в одиночку Медея если бы и смогла, то непременно потянула бы себе или руку, или ногу, или еще какую-нибудь конечность. Потому она была искренне признательна своему соседу за помощь, отказать в которой он не посмел, раз уж вляпался по самые носки в ее проблему. Кстати, Сфорца, не забудь обеспечить его новыми, эти к носке уже не пригодны, а парень может умилиться и не сдирать с тебя три шкуры за евроремонт, а обойтись обычным, американским.
- Ваши привычки сэкономили нам кучу времени, так что, не стоит извиняться. Вряд ли я смогла бы вам открыть дверь быстрее. Всегда забываю про цепочку. – Стянув очередной чехол, Медея обнаружила под ним антикварный столик, с географической картой века восемнадцатого,  под следующим скрывалась статуя коня и какой-то амур. От многообразия хлама, ценного, но все же хлама, у Медеи зашевелились на голове волосы, и стало в двойне неудобно перед соседом, когда тот, явно из вежливости сделал комплимент ее квартире. А может это был сарказм, неприкрытый такой, но все же.
- Никак руки не доходили разобрать это старье. Мы мало пользуемся этой комнатой.Хотя отец исключительно по расположению предметов мог найти дорожку в свое логово. Ой, а ее смыло, какая досада. Теперь он наверняка заблудится. Между делом, Медея поднимала предметы искусства стоящие на полу, и  сваливала их на открывшийся диван, чтобы товарный вид не был утерян. – Как вы думаете, Кит, еще существуют ярмарки или блошиные рынки, где можно было бы продать этот… ммм… хлам! Мебель?
Идея, пришедшая в голову девушке ей настолько понравилась, что она слегка замечталась, как покроет свои непредвиденные расходы этим нежданным заработком и возможно останутся средства, чтобы заменить трубы и в своей квартире.
За работой, время пролетело быстро и сама того не заметив, Медея уже шла по абсолютно сухому и чистому полу в ванную, чтобы скинуть последнюю тряпку. Возникал вопрос, куда она собственно денет испорченные чехлы, но, кажется, занятие на выходные у нее точно появилось.
- Я, конечно, не напрашиваюсь к вам в гости, но хочу собственными глазами увидеть трагедию. Ну и помогу, если залила вас так же сильно, как и себя. Только подождите, я одену на себя еще что-нибудь. Кстати, меня зовут Медея. – Улыбка заняла секунду и после исчезла вместе с девушкой, которая направилась в ближайшую комнату. В небольшом стенном шкафу у нее были единственные в гардеробе спортивные штаны, которые пусть были и не для уборки-ремонта, а для пробежек в парке, на которые она так и не сподобилась, заменив их пробежками от станции метро до работы, но более всего остального подходили для грязных дел.
- Идем. – И подождав, когда парень выйдет из ее квартиры первым, Медея закрыла входную дверь, просунув газету между косяком и самой дверью, чтобы та не распахивалась в приглашающем жесте: «Заходи, кто хочет».

+1

7

Я обвел взглядом все, что оказалось расчехлено в результате нашей уборки, все это выглядело не дешево и тащить это просто в комиссионку было бы странно, но я едва ли специалист в этом деле. Мой опыт решения подобного рода проблемы был сведен к единственному разу и в моем случае, я отдал все в ближайший приют бездомных, им как раз были нужны вещи, а я хотел избавиться от всего этого, как можно скорее. Словно они были прокляты или заражены чем-то.
- Я думаю, вам стоит обратиться в антикварный или что-то такое, - я пожал плечами посмотрев на девушку. Но не предложить самого простого решения, я тоже не мог. Она хотела избавиться от вещей, а другим они вполне могут оказаться нужными.– Не далеко есть центр ветеранов, они редко отказываются от такой помощи. Они потом просто отдадут вещи тем, кто в них нуждается или в хосписы. Могу узнать, что конкретно они берут, если хотите.
От предложения пойти посмотреть на то, во что превратилась моя квартира, я не мог. Поэтому выйдя из чужой квартиры первым, я подождал пока девушка переоденется. «Медея – красивое имя и очень ей идет,» - размышлял я, пока рассматривал статуэтки и прочий хлам, который переехал на диван в результате нашей спасительной операции. Когда девушка закончила разбираться с дверью, я пошел вперед, чтобы открыть ей свое жилище.
Состояние квартиры было лучше, чем я думал. Потолки в ванне были мокрыми и там явно останутся разводы, обои в спальне начали немного отходить. В общем-то на этом и все, но для меня это повод наконец перекрасить все здесь и поменять электрику. Проводка была сделана кажется вскоре после строительства дома и с тех пор не менялась особо, так что я с того момента, как въехал хотел с этим разобраться. Но времени все не было, да и дела-дела, какой ремонт?
- Если не считать замены проводки, то все остальное я в состоянии сделать сам, - я пожал плечами и посмотрел на Медею. Я надеялся, что мои слова ее хоть как-то обрадуют и она успокоится по поводу возмещения ущерба. Я не собирался брать от нее деньги в любом случае, но в результате и платить то не надо было. – Хотите кофе или чаю? Только, я, наверное, тоже оденусь, а потом позавтракаем.
Я поставил кофе вариться, а сам пошел одеваться. Носки мои были в том виде, когда их можно было уже только выкидывать, а что касалось всего остального моего вида. Он был уместен, когда мы боролись с чрезвычайной ситуацией, сейчас же я выглядел странно и глупо. Обратно я вышел в джинсах и босяком, на всякий случай. Вдруг девушка решит еще что-то сделать и мне придется попрощаться с еще одними носками. Мне не было жалко, просто я не любил заниматься покупками и у меня не было лишних вещей. Ревизия содержимого холодильника оказалась не столь удачной, как я думал, но я мог себе позволить угостить девушку блинчиками с медом или джемом. Быстро приготовив все, я накрыл на стол и столкнулся с новой проблемой, у меня не было лишней посуды. Я был одинок и у меня никогда не бывало гостей, так что особого выбора не было. Отдав девушке единственную чашку, тарелку и вилку, сам я стал есть из миски, ложкой и пить кофе прямо из кофейника.
- Извините, я похоже очень печальный холостяк, - я усмехнулся и почесал затылок, взлохмачивая свои кудряшки еще больше.

+1

8

Видно силы, отвечающие за ЧП в этом районе Нью-Йорка, решили смилостивиться над Медеей и не превращать квартиру Кита в жертву наводнения и урагана, хотя, может довольно спокойная реакция хозяина, сгладила угнетающее впечатление от набухшей штукатурки на потолке, ощущения сырости и многообразия запахов старого дома, которые только обострились из-за утреннего инцидента. Медея, неуверенно улыбаясь, вмиг почувствовала себя неловко в чужом хаосе, и только кивнула на предложенный кофе, провожая взглядом своего соседа, который решил, что на сегодня оголенности хватит и удалился в поисках более подходящего наряда. Ей же представилась возможность обойти небольшую квартиру по периметру, отмечая для себя особенности быта современного холостяка, впрочем, в отличие от нее, у этого мужчины на плите не скопилась пыль. И пусть книги стопками были расставлены по полу, да современные дизайнеры берут тысячи долларов за такие идеи. А потом они рвали бы на себе волосы, за то, что их шедевр мысли поливали каплями мутной воды, просочившейся сквозь потолочные плиты.
Найдя на кухне тряпку, девушка решила спасти своего воображаемого дизайнера и протерла те небольшие лужицы воды, которые успели скопиться в комнате и которые она заметила. Только  после этого, взяв первую попавшуюся книжку, из ближайшей стопки, Медея устроилась на стуле за кухонным столом и, слегка покачиваясь на двух ножках этого предмета мебели, начала неспешно перелистывать страницы. В таком виде ее и застал Кит, который вместо недовольства из серии «Ай-яй! Не хорошо брать чужие вещи!», пусть в руках ее и не оказался томик камасутры или роман про графиню, принялся готовить завтрак.
От первых ароматов, в животе Медеи призывно забурчало, напоминая о забытой в микроволновке коробке с китайской едой, и краем глаза, почти не обращая внимания на многообразие букв перед собой, она принялась наблюдать за ловкими манипуляциями у плиты, а когда перед ней поставили чашку с кофе и готовые блинчики, отметила для себя, что в коробку с носками положит еще и набор посуды, хотя бы еще для одной персоны.
- О, не стоит произносить эту фразу так громко! – Отложив в сторону книжку, Медея улыбнулась и принялась вилкой разрезать блинчик на небольшие кусочки. – В этом районе слишком много незамужних дам, у которых непередаваемая реакция на слово «холостяк». Не удивлюсь, если вы сейчас откроете дверь и увидите очередь из домохозяек, спорящих, чей пирог вкуснее. А блинчики вкусные, да.
Отсалютовав чашкой с кофе, Медея пригубила горячий напиток и вспомнила о предложенной идее, которую Кит озвучил ранее в ее квартире. Отдать эти мебельные развалы дому Ветеранов, было бы не плохо, и наводило на мысли, что парень мог быть, как то связан с этим обществом, просто потому что не всякий человек вспомнит о существовании этого места, если ни разу с ним не сталкивался.
- Вы сказали, что можете узнать у дома ветеранов, что им требуется из мебели. Пожалуй, мне нравится эта идея. Все равно простаивать часы на блошином рынке, расписывая прелести кофейного столика тебе было бы некогда.Вот только боюсь, что с подобными предложениями вы и вовсе останетесь без выходных, а юристы, говорят, очень занятые люди. Вы ведь юрист? – Девушка бросила многозначительный взгляд на книжку, что до этого разглядывала, и название которой явно подталкивало к выводам о профессиональной принадлежности соседа.

+2

9

- Если книга понравилась, можете взять ее себе, - я улыбнулся, заметив в руках девушки том Александра Дюма. Не так, чтобы я был его большим фанатом, просто он у меня был. В какой-то момент захотел прочитать и купил полное собрание сочинений. Мне бы хватило только мушкетеров, первую книгу, но это издание было таким приятным на ощупь и имело замечательный запах, что я не смог устоять.
- Пирогом меня не подкупить, - я пожал плечами. Не сказать, что Медея была не права, когда я только переехал незамужние дамы чуть ли не со всего квартала, заглядывали поприветствовать меня. Это было несколько странно. неужели женщины, живущие на Манхэттане могут быть такими отчаявшимися, с другой стороны, моя соседка этажом выше не заходила. Причин может быть много начиная с того, что ей не было до меня дела и заканчивая тем, что она не умела печь пироги. Был еще вариант, что она, как и я не сильно была хороша в социализации. Я хоть и умел готовить, тоже не спешил кормить всех своих соседей выпечкой, пусть и переехал в этот дом всего пару месяцев назад. Я попытался улыбнуться и поддержать диалог или шутку, которая она начала. Все-таки сложно продолжать быть неуклюжим подростком в моем возрасте. Радовало только одно, вряд ли он решила, что это из-за нее, а не я просто с придурью. Хотя, чтобы было лучше еще огромный вопрос. – Мой пирог в любом случае будет лучше. У меня есть секретный рецепт моей семьи. Если хотите, я как-нибудь вам его приготовлю.
Когда она заговорила про центр ветеранов, я несколько удивился. Я уже и забыл, что не так давно предложил ей подарить им вещи. Уж точно, я не думал, что она воспримет мои слова всерьез. Мебель, которой была заполонена ее квартира мало была похожа на ту, которую так просто отдают на благотворительность. Хозяин, конечно, барин, но все же я посчитал своим долгом уточнить.
- Спросить не проблема, я все равно там довольно часто бывают и у меня много знакомых. Но вы понимаете, что они не смогут вам ничего заплатить. А у вас там вещи, которые могут оказаться антиквариатом и стоить тысячи долларов. – Я с сомнением смотрел на девушку. Жизнь научила меня не верить в бескорыстную помощь. Само государство научило меня этому, то самое, которой должно было позаботиться обо мне, когда я остался сиротой, помочь мне наладить жизнь, когда я вернулся из Ада. Только даже они в итоге хотели что-то взамен. Мои приемные родители заставляли меня работать за еду и пытались добраться до моего наследства, когда я добился независимости, от меня резко отвернулись все, а после Ирака. Мне до сих пор тошно от того, что они все еще пытаются меня сделать мальчиком с постера, красивым примером того, что даже после всего того, что там было и есть можно иметь нормальную жизнь. Вот только в чем все это нормально, я не знал, если я даже нормальную тему для разговора с красивой девушкой не мог найти. А только обсуждать свою профессию и центр для ветеранов. Я кивнул в ответ на ее вопрос, отхлебывая кофе из кофейника. – Да, я юрист. И не так уж я и занят, конечно, иногда приходится работать сутками, но бывают и выходные, когда я подрабатываю спасителем красивых соседок. Эм… простите… А вы кем работаете? Наверное, не очень хорошо, что я ничего не знаю о своих соседях… Я просто не часто общаюсь с кем-то вне работы или центра.

+2

10

Медея не без сожаления бросила взгляд на приятную глазу обложку, и все же вынуждена была отклонить предложение своего щедрого соседа и оставить книгу прозябать в его квартире и дальше. Ведь если подумать, что ее могло ждать на тумбочке в серой комнате Медеи? Бесконечное лежание в одиночестве без всякой надежды быть открытой хоть раз, ведь в большинство вечеров молодая девушка проводила, уткнувшись носом в подушку, с намерением просто-напросто задохнуться во сне. Так что пусть эти врата в чужие миры находились среди себе подобных.
- Ну и у вас неплохо получается… Спасать соседок, во всяком случае. – Медея тепло улыбнулась, пряча смущенный взгляд за опущенными ресницами и, отправив в рот последний кусочек завтрака, взяла в руки кружку и вдохнула аромат, исходящий от напитка. Озябшие пальцы принимали тепло от горячего стекла, и для полного счастья не хватало лишь пледа в шотландскую клетку и монотонного старого телевизора, непременно с помехами, как в детстве. – Стоит только порепетировать момент появления, а то не всякая соседка обрадуется сломанной двери, а у некоторых сама дверь может оказаться покрепче спасателя.
И, наверное, следовало ожидать этого интереса к своему роду занятий от нового знакомого, раз сама же и решила узнать его получше. Многозначительно растянув самую задумчивую букву в алфавите, Сфорца прикидывала, как бы лучше охарактеризовать свою профессиональную принадлежность. Сознаваться в своей нежной любви к мертвым людям – так сразу и не хотелось, кто знал, чтобы подумал приличный с виду парень о ней после такого признания, а выслушивать удивление и следующие за ним уроки жизни, мол «не женское это дело», откровенно надоело.
- Я врач. Работаю в центральной больнице, но надеюсь – эти знания вам не пригодятся, попасть ко мне на прием никто не желает. И ведь ни разу не соврала, забыла только добавить, что «почти» врач. Вместив последние два глотка в один, Сфорца поднялась со своего места и поставила опустевшую тарелку и кружку в раковину, немного утопив в потоке воды, не принято же посуду в гостях мыть, как бы сильно ты не проштрафилась перед хозяином квартиры. – Чтож, все было очень вкусно, но засиживаться в гостях мне нельзя, скоро должен прийти отец, и было бы не плохо, если он не заметит нашу выбитую дверь. Пусть  хотя бы сможет открыть ее своим ключом. Вы ведь поможете починить? А заодно прикинем, какую мебель сможет забрать этот дом, а какая поможет мне выплатить кредит. – Медее повезло, что Кит оказался парнем порядочным, а может просто отказать было не удобно, но все же они смогли подняться в ее квартиру, чтобы лицом к лицу встретиться с главной проблемой, которая за время отсутствия девушки все же распахнулась от сквозняка, гулявшего по подъезду. На всякий случай, судмед обошла все комнаты, проверяя, захаживали ли к ней новые незнакомцы, но следов вторжения не обнаружила. Хоть что-то хорошее, либо воры попросту побрезговали что-либо воровать из ее жилища.

+1

11

- Извините за дверь, - я в очередной раз почувствовал себя виноватым, когда девушка пошутила о моем появлении. В чем-то она была права, да я и собирался звонить или стучать сначала, но среагировал на ее крик. Надо что-то было делать с инстинктами, которые во мне были нужны там, на войне и которым не было места в Нью Йорке. Уже в тот момент я знал, что через два дня пойду на очередные групповые посиделки. Я никогда не любил это, ходил больше для галочки, чтобы просто не теряться в этом мире, да и каким-то образом они помогали бороться с нехорошими мыслями. Вряд ли, конечно, наш лидер будет рад услышать том, что я успел подумать, пока врывался в чужую квартиру, но я тоже человек, а не картинка на стене.
- Кончено, - я киваю в ответ на ее просьбу починить дверь и скидываю всю посуду в раковину, ей я займусь, когда вернусь. Странно уточнять это, учитывая, что я обещал еще раньше это сделать, к тому же, это логично и правильно я сломал и я же должен был чинить. Конечно, я понимал, что девушка не пошла бы в суд кому-то что-то доказывать и не только потому что это она меня залила, но и просто потому что она была явно не такой человек.
Но знаете, за что я любил этот город и этот дом? За то, что всегда есть что-то, что тебя удивит, даже когда тебе кажется, что ты видел уже все. Вот и моя соседка не переставала меня удивлять в тот день. По дороге до квартиры, она рассуждала о том, что я помогу ей определить какая мебель может оплатить ее кредиты, очень мило, учитывая, что я мало что понимал в антиквариате. А когда мы подошли к распахнутой на распашку двери она не впала в истерику или еще что-то, а вполне спокойно зашла внутрь и убедилась в сохранности вещей. Подозреваю, что если туда, кто и пытался залезть, то вполне могли решить, что все украдено до них. Все-таки после того, как мы устраняли последствия потопа, квартира была перевернута практически вверх дном. Видимо за шуткой про кредит на самом деле крылась надежда на то, что я помогу все расставить по местам.
В любом случае первым делом, я должен был заняться замком. На самом деле толком его сломать у меня не получилось, просто немного повредил вставку из гипсокартона, в котором и было гнездо задвижки. Если бы проем не уменьшали этим псевдо материалом, то сломался бы либо я, либо дверь, совсем как предрекала девушка минут пятнадцать назад. Порывшись в своем ящике с инструментами, я отвернул уже разболтанную запорную пластину.
- Тут достаточно просто дырку заделать и все будет готово, даже лучше, чем было, фанерка более прочная, чем гипсокартон, - я улыбнулся хозяйке дома. Выудив небольшой кусок фанеры, я начал его приделывать к стене. Кто бы знал откуда он у меня болтался в инструментах, кажется, стащил из дома ветеранов, когда с чем-то там помогал. Вот и пригодился, а то был и был. Оставалась правда одна не решенная проблема краски у меня не было, и я сомневался, что у Медеи она тоже была. – Вот только закрасить я не смогу, если только, конечно, у вас не сохранилась краска который были покрашены стены…
Спрашивал я на всякий случай, даже если бы краска нашлась была бы проблема с совпадением цвета, что так, что свежеокрашенная бывшая дырка в стене бросалась бы в глаза, выделясь на общем фоне стены. Идеальный вариант – это перекрасить всю комнату, но тогда уж лучше было и заново делать вставку. Чтобы она была без дыр, гипсокартон достаточно капризный и вредный по своему составу материал и вот такая дырка – это не очень хорошо. Жить можно, но вредно. С другой стороны, девушка была врачом, а значит редко тут бывает, а о ее отце я не думал. Взрослый мужчина должен сам решать свои проблемы.

+1

12


Незамысловатая сцена и можно было почти представить эту пару в качестве молодой семьи, только въехавшей в новую квартиру. Мужчина деловито стучит молоточком по дверному проему, девушка, беспечно насвистывая незамысловатую мелодию из популярного фильма, обмахивает мебель влажной тряпочкой, стирая пыль и приводя помещение в, более-менее,  пригодное состояние для проживания. А если бы они в это время еще и обменивались шутками, то откуда-то из-за кадра раздались бы аплодисменты и смех зрительного зала, всегда идентичный. Но, благо, фантазия Медеи обычно не воспроизводила в своих чертогах подобные сцены и в данный момент занята была исключительно проблемами уборки помещения.
За время их отсутствия, вода, что успела впитаться в пол, обогатила воздух таким количеством влаги и ароматов старого дома, что дышать было трудно. Казалось, вонь не разогнать ни освежителем  воздуха, ни даже самим свежим (в условиях мегаполиса) воздухом, что задувал из распахнутых окон со стороны той половины квартиры, которая принадлежала Медее. Естественно, ни о каком тепле и уюте и речи быть не могло, а от количества работы, которое, не смотря на старания девушки, только разрасталось, захватывало дух. Не в хорошем смысле, конечно же, а в том самом, когда нельзя даже вообразить, что когда-нибудь весь хлам и вся грязь исчезнет, оставив после себя мимолетное воспоминание и повод рассказать забавную историю в кругу близких друзей.
Вся ткань, напитанная лужами с пола и до этого занимавшая ванную, с легкой руки оказалась в огромных мусорных мешках, вес которых, да и размер, вполне можно было сопоставить с перетаскиванием трупов, только каталки для них не полагалось. Медее приходилось перетаскивать мусор в коридор волоком, пятясь назад. То и дело она задевала, а точнее врезалась своими мягкими местами в острые и неожиданно всплывающие на пути углы мебели, с каждым разом все больше морщась и представляя как орудует топором, превращая обидчиков в гору трухи и топлива для костра. После перемещения второго мешка поближе к выходу, Медею окрикнул ее новый мастер на все руки, привлекая внимание к своей работе.
- Хорошо. Теперь то, меня точно никто спасти не сможет в случае чего. – Улыбнувшись тому, что аплодисменты и крики толпы позади нее все же не раздавались, если не считать шума с проезжей части, который умудрялся долетать даже до верхнего этажа, Медея потянулась и тут же нахмурилась. – На счет краски. Если она и есть в этой квартире, то где-то в кладовке, а туда я так ни разу не заглядывала и желанием особым не горю, пусть лучше так останется, будет время, закрашу сама. Спасибо, Кит.
Доволочь до лифта, там до контейнера, помыть полы и сбежать на работу. Пофиг на начальство, пока тут не проветрится помещение – лучше переночевать в морге. Отерев со лба тыльной стороной ладони капельки пота, Медея ухватила мешок поудобнее и поволокла его в сторону лифта. – Не забудьте чиркнуть мне телефон центра, можно прямо на стене, чтобы я уже его не потеряла. И сообщить, когда мне прийти – покрасить потолки, ну в общем, как открывается моя дверь, вам известно.

[audio]http://pleer.com/tracks/4710527d6dJ[/audio]

+1

13

Я с улыбкой киваю на прощание, свой телефон все же записал на бумажке подписав «Кит победитель дверей», с чувством юмора у меня всегда были проблемы, но это было правдой. Я точно знал один верный способ открыть дверь в ее квартиру. На соседнюю записку написал номер центра с именами людей, которые смогут ей помочь. Прикрепив обе записки на холодильник, я понадеялся, что тут-то девушка должна будет их найти, хотя бы иногда ей нужно есть, а значит к этому загадочному предметы кухонной техники она подойдет. Я честно, на это рассчитывал и собирался верить. А вот звать ее к себе красить потолки, я точно не собирался, что-то подсказывало мне, что это будет не лучшей затеей в моей жизни. Попрощавшись, как я думал, на пару недель, до лучших времен, когда мы вдруг встретимся на лестнице или внизу около почтовых ящиков, я ушел к себе, одеваться и на работу. Дело было не в запахе, просто сырая квартира, в которой по-хорошему надо было срочно выключить все электроприборы от греха подальше, производила на меня удручающее впечатление. А работа отвлекала меня от мыслей о том, насколько все ужасно и чего мне будет стоить восстановление душевного равновесия.
С внезапного потопа в моей квартире прошло несколько дней. Я каким-то чудом снова умудрился выбить выходной у своего начальника, что практически невозможно, судя по моему опыту общения с Эриком, но то ли у него было хорошее настроение, то ли наоборот он пытался кого-то проучить. Он слишком непредсказуем в эти моменты, но я привык пользоваться, учитывая, что потом все равно буду отработать потом все это долгими ночами под чутким руководством любимого начальства. Нет, это не то, что все подумали. Мы правда будем работать и копаться в бумажках, лучше бы чем другим занимались.
Дорвавшись до выходного дня, я снова проводил его не за просмотром три десятого сна или просмотром какого-то фильма, вместо этого меня ждал ремонт квартиры. Последствия потом на самом деле требовали только перекраски потолка и стен в спальне и ванне, но я решил под эту песню заодно переложить проводку. Учитывая, что она пережила сырость только чудом, кажется никому не приходило в голову, что с тридцатых годов прошлого столетия нужно было уже давно все переделать, а может это мой арендатор такой. Хорошо, хоть оказался совсем не против моего желания все изменить, учитывая, что любой каприз за мои деньги, особенно когда я еще и сам сделаю. Одно радовало, что когда-нибудь я собирался выкупить квартиру, а значит вкладывался я по сути в свое жилье.
Проще говоря, в то утро я превратился из тихого и незаметного парня соседа, который много курит в окно, а иногда и по всей квартире в парня с перфоратором. На самом деле, я честно дождался десяти утра и собирался закончить мучить стены квартиры часам к семи. Все было вполне законно и гуманно, вот только соседи никогда так не думают. Первые обещания жаловаться, поступили от милой старушки, которая жила на два этажа ниже и вечно ругалась на запах моих сигарет. Милая женщина, кстати, особенно мне нравилось выслушивать ее жалобы, когда я приходил утром домой переодеться, а она рассказывала, как я всю ночь душил ее этой гадостью. Я мило улыбнулся, подсказал ей куда направить жалобы и вернулся к своему занятию, был только один способ закончить все это быстро и перестать мучить и себя, и окружающих – просто сделать. Потом приходили еще кто-то из соседей, я даже не знал сколько людей оказывается живут в этом доме, у некоторых даже дети и все такое, которым я видите ли мешал спать. Перед всеми извинился и всех послал туда же писать жалобы, что и даму до.

+2

14

Что такое ночь в морге? Несведущему человеку непременно покажется, что это зарисовка к кошмарному фильму, или, что еще хуже, сну. Темные коридоры, освещаемые лишь блеклым светом ламп, непередаваемые флюиды формалина, скрип дверей и тележек, перекатываемых сонными санитарами. Резкие звуки, гаснущие лампы, шорохи и крысы. Да, непременно в ужасных снах должны быть крысы. К счастью в той реальности, к которой принадлежала Медея, крыс в морге не было, хотя, всего остального было предостаточно. А еще были отчеты, горы отчетов, которые сваливались на хрупкие плечи под конец месяца. Откуда-то всплывали медицинские карты, заключения, запросы из полицейского участка. Днем, да и просто в текучке дел, зачастую не оставалось времени, чтобы пачкать бумагу чернилами, а вот ночью, после смены, можно было вволю оторваться, сочиняя красочные опусы. А еще всю ночь выключался свет. Электрики, под руководством главврача госпиталя явно решили обновить проводку или просто провести профилактику электросетей, подключив основное здание к резервному питанию, ну а морг, пустующий, как правило, такой чести не удостоился.
Неудивительно, что следующим утром, уставшие глаза девушки, вернувшейся после того, как все бланки были благополучно заполнены, мечтали исключительно о сне. Сладком сне, в теплой кровати, под пушистым одеялом, обнимая ногами подушку. О сне без сновидений, шума и тревог, да и какие могут быть тревоги, когда впереди два выходных, которые провести Медея планировала не выползая из кровати вообще. Ну разве только, чтобы налить себе водички и проглотить таблетку аспирина, которая уняла бы головную боль и позволила продолжить пребывание в стране грез. Стоило голове соприкоснуться с подушкой, Сфорца тут же провалилась в сон, а через секунду, во всяком случае, так ей показалось, проснулась от душераздирающего вопля. Вопля стен, которые терзал какой-то мудила. Прорычав нелицеприятные слова в адрес расшумевшегося соседа, Медея постаралась справиться с проблемой, накрыв подушкой голову, но от внезапного недостатка кислорода, снова заснуть не получилось.
- Да чтоб я тебя на своем столе увидела… - Шипела она, когда босые ноги соприкоснулись с холодным полом, который буквально вибрировал от перфоратора. Сомнений в том, кто именно стал виновником ее пробуждения, не оставалось, и пусть сосед обычно был тихим, и даже совсем недавно помог справиться с весьма деликатной проблемой, от расправы ему было не спастись.
Укутавшись в одеяло, как в кокон, и подобрав подол, чтобы тот не волочился, собирая пыль с пола, Медея прошла из своей комнаты по девственно чистой гостиной, мебель из которой буквально пару дней назад вывезли сотрудники центра ветеранов и антиквары. Спустилась на этаж ниже, не потрудившись обуться и замолотила в дверь соседа кулаком, но когда стук был проигнорирован, развернулась и продолжила добиваться реакции хозяина, стуча уже ногой. Чья это была ошибка, толи хозяина квартиры, который распахнул дверь, когда услышал долбежку уже по своей двери, толи Медеи, которая умудрилась задремать под монотонный стук и не заметила открывшейся двери, но последний из ее ударов пришел аккурат по колену мистера Рейна. Месть оказалась сладка…

+2

15

Я просто хотел побыстрее закончить работу, поэтому какое-то время пытался игнорировать стук в дверь, надеясь, что тот, кто был за ней, сам все поймет и уйдет. Но не тут-то было! Вместо того, чтобы развернуться, пойти к себе под одеяло плакать и тереть, тот кто-то решил более настойчиво тарабанить в дверь и судя по звукам дело дошло аж до ног. А это было уже форменное хамство. В конце концов, я не нарушал ни одного закона, я все делал согласно правилам проведения ремонтов, я даже за сутки повесил объявление на доску, как того требовал кодекс жителей этого дома. Я совершенно не виноват в том, что никто не читает эти записки, я кстати, тоже. Теперь небось решат, что нужно лично всем будет сообщать о ремонтных работах каждому лично, устно и письменно. Но это должно было быть потом, через месяц или два, мне велели прийти на собрание, но я тут же забыл, когда оно потому что плевать на него хотел. Я исправно платил ренту, вносил платежи за все дополнительные не понятные вещи, которые происходили в доме, на этом я считал, что мой долг жильца заканчивался, разве что на Хэллоуин раздавал конфеты детям, если вдруг был дома, а не где-то еще. Чаще всего я приходил к завешанной туалетной бумагой и закиданной яйцами двери, каждый раз мне было интересно куда смотрели родители. Был, правда, вариант, что это делали сами родители, меня в доме не любили, за надменность. А у меня просто не было ни времени, ни желания запоминать имена всех жильцов и ходить на эти глупые встречи-вечеринки. Но в любом случае все это и даже перфоратор совсем не повод, так дубасить в мою дверь.
- Какого! – вскрикнул я, когда чужая пятка с размаху прилетела мне в колено, заставляя инстинктивно его согнуть и поморщиться от боли. Вот они и хваленные инстинкты военного, мог же ведь догадаться, что так будет и увернуться, но нет. Выпрямившись и продолжая морщить лицо, я посмотрел на свою обидчицу, ей оказалась не кто-либо, а моя соседка сверху, по вине которой у меня и был ремонт. – Затопить меня было мало, теперь надо сделать калекой?
Вздохнув, я отошел от двери и пошел ставить кофеварку, что-то мне подсказывала, что она пришла сюда не просто так и разговор будет долгим. С другой стороны, она явно только встала, такой не хороший я мешал ей спать, а поскольку откладывать работы я не собирался даже ради ее красивых глаз, то оставалось только предложить кофе, к тому же у меня давно в голове была идея отблагодарить ее за набор посуды – подарок за мю прошлую помощь или тонкий намек вот на такие ситуации. Пока кофе грелся я заглянул в холодильник, варианты были приготовить ей омлет или яичницу, или накормить вчерашней лазаньей. Я все еще помнил, что девушка толи не любила готовить, толи не умела, но точно вряд ли уже ела.
- Проходи, кофе будет через пару минут, ты голодна? – я посмотрел на соседку и попытался улыбнуться. Я редко это делаю и каждый раз задумываюсь, а правильно ли. Был у меня в жизни момент, когда я пытался делать это перед зеркалом, гримасы, которые выдавало мое лицо были настолько страшны, что я боялся потом спать. Шутка, конечно, но все же я и улыбки – это печальная песня о главном. Немного подумав, я принес из комнаты футболку и шорты на завязках, чтобы с девушки не падали, неудобно же, наверное, сидеть в одеяле, хотя так она была похожа на забавный кокон. Пока Медея о чем-то думала я закрыл за ней дверь и усевшись на стул закурил. – Если ты пришла по поводу шума, то увы – это твоя вина. Я вынужден делать ремонт из-за потопа, когда кто-то захлопнул дверь в ванную, сломал кран…
Я усмехнулся, медленно выпуская дым, радуясь, что миссис Джефферсон, живущая парой этажей ниже уже сегодня была у меня и смирилась, что ближайшее время ей придется терпеть шум и сильные запахи краски и моих сигарет. Я с интересом рассматривал знакомую, пытаясь понять она молчит от того что в шоке или готовит что-то зловещее, вроде нового подлого удара по коленке, но сейчас то у нее уже ничего не выйдет. Я был наготове и успел бы во время пресечь новый попытки покалечить меня.

+1

16

Как было возможно уснуть во время монотонной долбежки в дверь, это конечно отдельный вопрос, но видно состояние Медеи на тот момент достигало апогея усталости, когда глаза готовы были закрыться в любой самый неподходящий момент. Сколько часов ей удалось урвать для сна этим утром? Один, два? К своему сожалению, она не посмотрела на время, когда выходила из квартиры на эту сонную разборку со своим соседом, да и действовала скорее находясь в состоянии близкому к лунатизму. Наверное, потому и чувство раскаяния пришло к ней несколько с запозданием, но как пришло, так и осталось досыпать свои заслуженные полвека жизни. Как минимум.
- Могу еще раз затопить, если такой вариант тебя больше устраивает… - Буркнула Медея вместо приветствия, заползая со всем своим домиком улитки, сделанным из одеяла, в квартиру к своему соседу, не потрудившись закрыть за собой дверь, вряд ли кто-нибудь еще не успел подняться на предпоследний этаж, чтобы высказать свое недовольство. Жители этого дома никогда не стеснялись поделиться наболевшим с первым попавшимся слушателем, и Медее очень повезло, что до последнего этажа редко кто-нибудь доползал. А может всему виной был факт практически постоянного отсутствия хозяйки. С Рейна же хватит и одного рассерженного и сонного патолога, который чуть-чуть приободрился, когда прозвучали в воздухе волшебные четыре буквы.
- Я не думала, что ты настолько шумный Рейн, или я чего-то не понимаю в покраске потолков? – Приподнявшись на носочки, Медея прошагала в комнату, старательно огибая кучки пыли, что заполонили собой не только пространство, но казалось и висели в воздухе, то и дело, способствуя громкому чиханию и постепенному пробуждению Сфорцы. – Еще и стены ломаешь, осторожнее, дом старый, пойдет трещина – так чашкой кофе не отделаешься.
Ее ворчание прервали, пихнув вместо кофе какую-то одежду. Если бы Медея могла соображать, то непременно гаденько бы улыбнулась и поинтересовалась у Рейна, неужели девушки в одеялах его не привлекают, и он готов к разговору, только обрядив собеседницу в элементы своей одежды, благо чистой, во всяком случае, на первый взгляд. Но натянув шорты и завязав завязки потуже, чтобы быть уверенной в безопасности своего белья от чужого сглаза, Медея так и осталась в одеяле, не в силах расстаться с теплом и оказаться беззащитной и замерзшей в этом безумном мире квартирного ремонта. После завтрака, может и передумает, конечно, но пока ни-ни.
- Сломал кран, да-да, и дверь… Не отказалась бы от перекуса, конечно, если ты угощаешь… - Совладав наконец с безразмерным куском ткани, Медея перекинула нижний угол одеяла через плечо, на манер римской тоги, и прошла на кухню, где лениво покуривал хозяин квартиры, сверля ее взглядом. Так и подмывало, щелкнуть ему по носу, да так, чтобы пепел от тлеющей сигареты прожег одежду, но вместо этого, Медея не озаботясь спросить разрешения, достала сигаретку из хозяйской пачки, и затянулась, впрочем, тут же подавившись дымом.
- Ну и дрянь же ты куришь, мистер Рейн! Или это вторая часть плана мести мне? За крохотный потопчик? – Сигарету она не выбросила, но смотрела на нее с плохо скрываемым отвращением. – Раз уж ты меня вызвал, и переодел явно с какой-то целью, то от моей помощи ты теперь не отвертишься, тем более, напоминая мне при всяком удобном случае, что это я во все виновата. И пусть тебе будет стыдно, что бедная уставшая сотрудница госпиталя, которая всю ночь воевала с трупами и их бумажками, будет… что ты там делаешь?! Штробишь?
Гневную речь уставшей женщины, которую буквально тянуло на поворчать, прервал звук кофеварки, которая сообщила о готовности напитка, отвлекая на себя внимание гостьи и позволяя хозяину заныкаться куда-нибудь в темный угол, чтобы не попадаться на глаза своей соседке, пока та не насытится этим жидким наркотиком из новенькой чашки.

+1

17

В жизни каждого есть человек, которого нет-нет, а хочется убить. Для меня этим человеком стала Медея. Девушка второй раз без приглашения ворвалась в мою жизнь и если в прошлый раз она вела себя мило и очаровательно, то в этот раз показала себя во всей красе. За десять минут или даже меньше нахождения в моей квартире мне успели напророчить, что я устрою трещину в стене, обвинили в том, что я не даю ей труженице спать и заявили, что я курю какую-то гадость. Сощурившись я курил и представлял.
Знаете ли вы, что нужно, чтобы стать морпехом, кроме желания и здоровья? Прочти курсы интенсивного обучения, научиться делать вещи, которые в обычной жизни и не снились. Требования к физической подготовке достаточно серьезные, чего стоит только необходимость тягать туда-сюда порядка сотни раз пятнадцати килограммовые коробки с зарядами. Но главное, тебя учат обращаться с оружием, как с огнестрельным, так и с холодным. Да, я был снайпером в армии, что несколько уменьшало количество необходимых мне навыков, особенно по сравнению по сравнению с другими моими сослуживцами вроде входящих в боевые группы, но все же обще военную и обще маринскую подготовку я проходил и сдавал те же нормативы, что и все.
Я смотрел на девушку и перебирал в голове способы ее убийства, я знал порядка двадцати болезненных и не очень, начиная от банального свертывания шеи, в случае с Медеей мне даже не пришлось бы прикладывать особых усилий, заканчивая протыканием сонной артерии. Убить человека очень просто, достаточно одного быстрого движения и знания. Проблемы начинаются, когда у тебя на руках мертвое тело, от которого нужно избавиться.
Самый верный способ - это расчленить ее на огромное количество частей и не как в кино по принципу рука-нога, а действительно нарезать на очень много маленьких кусков. Их проще раскидать по городу, так что никто и никогда не соберет все в единое целое, а учитывая количество бездомных людей и животных, то мою жертву вообще скорее съедят, чем кто-то поймет, что это были части ее тела. Это было практически идеальное убийство и меня прямо так и подмывало проверить свой план в действии, но было одно огромное, но…
Как бы я не решил лишить свою соседку с верхнего этажа жизни, при разделывании ее тела будет много крови и грязи. После того, как я избавлюсь от тела мне придется часами, а может быть и сутками приводить квартиру в порядок и не факт, что я уберу все до мельчайших деталей. Нет, я не боюсь ламп с ультрафиолетом, он подсвечивает в основном определенные соединения, которые не смываются простыми чистящими средствами. Спасибо цивилизации, практически любой нужный реагент можно купить просто в магазине, в отделе бытовой химии, нужно просто знать, что ты ищешь. А вот это все уже слишком большая и не нужная трата времени, которого у меня и не было толком. Мне хватало ремонта, который нужно было закончить, как можно быстрее и желательно сразу хорошо, а не переделывая за своей соседской аварией все на свете.
- Я знаю, что делаю, - сделав последнюю затяжку, я потушил сигарету в пепельницу и снова посмотрел на соседку. Она была очень даже симпатичной, так что пусть живет, да и вряд ли у нее живой получится доставить мне столько же проблем и хлопот, как мертвой. – Ты у меня дома, я тебе предлагаю – это очевидное предложение угостить. – Кстати, можно было бы еще яда в еду добавить. – Не припомню, чтобы я заставлял тебя курить мои сигареты. Спать надо ночью, а не работать. – «Рейн, какой же ты иногда лицемер!» - Да, я штроблю, но тебе не дам, я подумаю, чем ты можешь помочь.
Ответив разом на все ее замечания, я потянулся и отправился к плите делать для незваной гостьи тосты по-французски.

Отредактировано Kit Rain (27.11.2015 14:01:54)

+2

18

- Еще бы ты меня заставил! – Брови Медеи приподнялись, заставляя веки приоткрыться, являя на суд ее мучителя покрасневшие от недосыпа и раздражающего света глаза, которые, впрочем, тут же сощурились, пряча взгляд за пушистыми ресницами. Тонкие пальцы, с зажатой между ними сигаретой, обхватили белый фарфор новенькой чашки, заведомо игнорируя ручку, ароматы смешивались, и, вдохнув этот коктейль, который возможно был для другого человека, правильного и занудного, тошнотворным, Сфорца начала ощущать, как возвращались в ее тело силы и отступал гнев, сердито рассекая воздух пушистым хвостом.
Исподлобья, с ленивой улыбкой, из которой улетучился скопившийся от напряжения сарказм, она глянула на пышущего возмущением соседа. Знаком ли ей был этот взгляд, это выражение лица? Нет, совсем нет. Да, он был спокоен с виду, пусть и метал гневные взгляды в ее сторону, недоумевая, какого черта она приперлась и кто она вообще такая, чтобы качать свои мистические права? Да, помог по неосторожности, спасая скорее свое жилище, да пустил в свой дом и был радушным, но неужели в этом с виду тихом и хрупком с виду человеке могло быть только показушной наглости? Медея и сама не могла ответить на эти вопросы, просто старательно отгоняла от себя всепоглощающую пустоту, что с каждым днем надвигалась на нее лавиной, срывая листы с календаря, неминуемо приближая тот осенний день, который небрежным камнем разбил ее собственное отражение. Она до сих пор не могла сложить все осколки, собрать себя обратно и оттого, наверное, не могла контролировать себя и свои поступки. Что будет дальше? Она сожмется в этом коконе, спрятав себя от взгляда своего соседа, с которым отчего-то было легко, или же напротив расправит плечи и сожмет губы в жесткую линию, которую не просто будет искривить улыбкой.
Пальцы потянулись к тосту, отщипнув кусочек, она поднесла его ко рту, но от запаха жареного хлеба, без сомнения аппетитного, ее замутило, оттого,  с каким бы энтузиазмом она не восприняла идею завтрака, сейчас же пришлось ограничиться одним лишь кофе.
- Иногда… иногда лучше вообще не спать. – Задумчиво протянула она, выпуская струйку дыма поверх кофейной чашки. – Прости, я пока не проснулась, аппетит придет после, но я уверена, все очень вкусно.
Отложив в сторону, неподалеку от своей чашки, кусочек, который так и не смог ее соблазнить, Медея скинула с плеч одеяло и обхватила шею руками, толи согревая холодные ладони о теплую кожу, толи наоборот, согревая себя нагретыми о чашку ладонями. И после, встряхнувшись, поднялась со своего места, оставляя пушистую скорлупу в стороне.
- У тебя было время на размышление, мистер Рейн, оно вышло, а я готова к труду и обороне, на чем ты остановился? – Она оглядела помещение, пыль в котором, наконец, осела, являя перед девушкой масштабы катастрофы. – Может подмести? Думаю, с веником я точно справлюсь, раз ты не веришь, что инструменты в моей врачебной практике мало отличаются от тех, которыми орудуешь здесь ты.

+1

19

Тосты были готовы уже через пару минут и тарелка с ними поставлена перед незваной гостьей. Я проявлял просто верх гостеприимства, в сложившихся обстоятельствах, если так подумать, откуда что бралось не известно, но что-то было это точно. Я и кофе специально для нее приготовил, тосты сделал, сигаретой угостил – в общем делал все, чтобы Медее было у меня дома хорошо. Хотя у меня было много других намного более важных дел, чем эта вся мишура. Намного было бы проще выставить ее просто за дверь и все, забыть и не париться. Спокойно бы закончил себе со своими делами, не пытался бы придумывать ей занятие и вообще, готов поспорить, что один я бы быстрее со всем управился. Но, видимо, мистер и миссис Гиллиан хорошо вправили мозги своему сыну, так, что его знания и понимание оказалось записано где-то в то части подкорки, которая была мне доступна. Лучше бы было наоборот, кажется.
А вот девушка была самой невыносимой гостьей в мире. Сначала она с порога заехала мне ногой по коленке, потом была возмущена моими сигаретами, от еды отказалась, спасибо вежливо. Хоть кофе выпила, уже прогресс. Но хуже всего было ее стремление мне помогать. Слова про веник я встретил с содроганием, вспоминая, как мы убирали воду в ее квартире, но с другой стороне уж лучше безобидная швабра, чем она таки доберется до перфоратора.
- Я не сомневаюсь, что в морге ты орудуешь чем-то похожим, - я пожал плечами. В армии я видел, как проводили ампутации простыми пилами и сверлили черепа простыми дрелями, не сказать, что я считал это нормальным. Я даже как-то был немного рад, что понятия не имею каким образом, делали мне операции. С другой стороны, я так же понимал, что вот как-то оно так и должно выглядеть, потому что вряд ли кто-то изобретал велосипед для этих целей. Но было только одно огромное отличие между трупами, с которыми обычно имела дело моя соседка и стенами в моем доме. Последние мне еще были нужны в целости и сохранности. – Есть только одна проблема – твои пациенты уже мертвы, и ты им навредить не можешь. Но вот из-за одной ошибки или если ты увлечешься, может рухнуть стенка и твоя квартира вслед за ней, а то и все здание развалиться. А оставаться как-то еще и без жилья, в которое я только что вложился, в мои планы не входит, так что веник, так веник. Он в моем понимании опасности не представляет.
На самом деле меня мало интересовало задевают ли соседку сверху мои слова. В конце концов она сама ко мне пришла и напросилась на все это. Выдав девушке важный агрегат, я вернулся к своему занятию. Закончил я, как планировал часа через два, плюс тот час, который я потратил на соседку, ее жалобы, кофе и тосты, который по-прежнему оставались не тронутыми. Хоть сам ешь. Но этим я собирался заняться чуть позже, вместо этого я взял провод и начал прокладывать его в проделанных выемках. В тот день мне точно нужно было успеть развести проводку и зашпаклевать стены, а вот когда их красить оставалось тайной. Кстати, с этим тоже могла помочь новая знакомая, уж ровно то шпаклевку она положить смогла бы, да и краску потом. Или я просто хотел в это верить.
- Можешь помочь со шпаклевкой или тебе пора идти обратно на работу ночь не спать? – я поинтересовался, раскачивая в одной руке ведерко с составом. А в другой держал шпатель. По классике жанра, лицо мое должна была озарять улыбка, но с этой привычкой я расстался некоторое время назад. Поэтому смотрел на Медею немного хмурый парень, которого явно все и вся достали.

+1

20


Послушно вооружившись веником, Медея принялась за уборку, возрождая в себе этот заложенный неведомым создателем ген, который отвечает за чистоту и аккуратность. Возродился он, к сожалению, не сразу, поднимая в воздух пыль неумелыми взмахами пластикового инструмента, но через какое-то время, когда девушка приноровилась, работа пошла куда как проще и веселее, в конце она уже даже принялась ходить хвостом за соседом, выметая пыль у него из под ног, заставляя тем самым перепрыгивать с ноги на ногу. Как он умудрялся при этом еще и ровные выемки на стене выковыривать – загадка.
Наконец, с пыльной частью работы было покончено, и Медея вытерла выступившие капельки пота со лба сопроводив сей жест усталым кряхтением. От непрерывной работы в наклонку, даже ее приспособленная под это дело спина давала о себе знать. Ну а что она хотела? Третий десяток пошел, старость не за горами и уже дает о себе знать. Но настроение улучшилось, стоило взглянуть на растрепанную шевелюру соседа, которая была щедро присыпана прахом искореженных стен.
- Думаю, перед следующей фазой твоего безумия, следует умыться. – Улыбка стала чуть шире, когда мышцы на лбу Кита слегка расслабились, оставляя после себя чистые полоски темной, на фоне белой пыльцы, кожи. – А то я уже слышу приближение вертолетов с канала Дискавери и их криков о найденном снежном человеке.
Сполоснув руки на кухне, Медея подцепила край тарелки, которой были накрыты тосты, чтобы те не покрылись нечаянно залетевшей пылью, а заодно вспотели и отмокли, и умыкнула один из ломтиков, ничуть не жалея, что отложила прием пищи на то время, когда он будет более востребован. Например, сейчас, ей казалось, что это не просто поджаренный хлеб, а как минимум пища богов с непередаваемой меловой приправой, которой были припорошены ее губы.
- И у меня они начнут брать интервью, а я, знаешь ли, непривычная к этому, да и выгляжу в твоих штанах так себе. Кстати, не помню, чтобы говорила тебе о своей работе непосредственно в морге. Наводил справки? – вопросительно изогнув бровь, Сфорца привалилась к дверному косяку и с нескрываемым любопытством воззрилась на Рейна. В то же время ее мучил вопрос, почему всякий парень, с которым она знакомилась, пытался что-то выведать у нее за ее спиной?
- И нет, эта ночь у меня вполне сонная, а вот завтра утренняя смена, так что могу помогать и дальше, в любом случае, вдвоем мы быстрее победим эти страшные щели. – В доказательство доблестный судмед, не жалея своего маникюра, поковыряла ближайшую к ней полоску, упихивая пальчиком провод, который был явно против такого обращения и упрямо торчал. – Но может перерыв? Закажем пиццу, пообедаем и продолжим.
А еще мысль о том, что от ее общества стараются избавиться и хмурым взглядом и явными намеками, и новой работой, не приходила в голову, которая после стольких дней заточения в четырех стенах могла спокойно разговаривать, не боясь, быть непривычной.

+1

21

Медея убиралась. Этого уже было достаточно, чтобы все остановить и объявить военное положение, атомную войну и все остальное разом. Каким чудом вся моя квартира еще больше не была покрыта бетонной пылью в результате ее попыток убираться я понятия не имею. Но в какой-то момент толи в ней проснулось женское начало, толи ей надоело придуриваться, и она даже действительно навела порядок в моей квартире. Был, конечно, один не самый приятный момент, когда она решила, что заставить меня прыгать с перфоратором будет весело, но все же я был ей благодарен. Я успел не только закончить самую шумную часть работы, но еще и благодаря помощи уйти на шаг вперед.
Девушка при этом умудрилась остаться почти чистой, а вот я был весь в цементе, особенно волосы. С одежды то смахнуть можно было бы, а вот из кудряшек хрен вычешешь, даже не сразу вымоется. Я уже говорил, что не люблю свои вьющиеся волосы? Так вот, в такие моменты я их ненавижу, а постричься коротко не могу из-за шрама на виске. Нет, у меня желания ни под нож из-за него опять ложиться, ни объяснять каждому встречному поперечному о его происхождении. Хотя мог рассказывать почти любую лабуду, хоть о том, что я агент МИ-6 и это след от пули, находятся странные люди, которые и в это верят. Но я, хоть и умею врать, все же стараюсь хотя бы в личной жизни лишний раз не прибегать к этому умению.
- Ну, извини, что мои штаны не по последнему писку моды, но зато так ты будешь очень колоритно смотреться рядом со мной, - я улыбнулся уголками губ в знак того, что шутку про снежного человека оценил и потряс головой в сторону девушки. Волосы мои, хоть в хвост еще не собирались, но были уже достаточно длинными, чтобы ими можно было размахиваться, как собака ушами. Девушка ушла на кухню и наконец принялась за завтрак, я хотел предложить сделать что-то еще, но потом понял, что бессмысленно. Все равно надо было сначала в душ, а за это время она наестся старыми тостами. – Я адвокат и бывший военный со всеми признаками депрессии, посттравматического синдрома и паранойи, чего ты еще от меня ждала?
Кстати, о моих болячках, мне явно пора было снова принять свой коктейль счастья, потому что нога начинала предательски ныть. Это могло значить только то, что я запоздал с очередной дозой, не так чтобы это было критично. Я не наркоман ни в коем разе, но если была возможность не пропускать, зачем это делать? Я сполоснул руки в кухонной раковине и достал из ящика две волшебных баночки: паксил и оксикодон. Быстро закинув в рот одну за другой, я спрятал их обратно. Подобных «тайников» у меня было почти в каждой комнате, еще были банки в карманах пальто и на работе. Не могу сказать, что все достал честным путем, но принимаю исключительно по предписанной мне врачом дозировке, да и рецепты на большинство банок у меня имелись. А остальные… пусть сначала полиция приедет ко мне их сюда искать, а потом я буду придумывать что-то про остальные. Храню, не распространяю и вообще примус починяю.
- Перерыв – это хорошая идея, - я кивнул, отпивая воду. Мне правда стоило привести себя в порядок, да и заказать пиццу хорошая идея. Поэтому я легко согласился, совсем не замечая того, что девушка собирается продолжать мне помогать, а впереди у нас были прокладка проводов и установка розеток. – Я в душ, а ты иди переоденься, а то вдруг и правда журналисты придут и пиццы закажи, но только на нас, акулы пера будут голодать.

+1

22

Таблетки, признаки депрессии, странности поведения – все это было свойственно половине современных американцев, другая половина была приезжими, но хоть немного разбавляла сходящее с ума общество своим присутствием. В этой квартире, в старой девятиэтажке, концентрация сумасшествия удваивалась, создавая собой гремучую смесь из напускной угрюмости, деловитости и легкости, будто в какой-то момент, в пределах этих четырех стен, рамки, положенные каждому человеку и выстраиваемые им начиная со школы и захлопываясь «любимой» работой, оставались за дверью. Помнила ли Медея, когда последний раз смеялась? Не улыбалась, усиленно подгоняя уголки губ к верху, чтобы создать хоть какую-то видимость хорошего расположения к собеседнику, а именно смеялась? Только если это было давным-давно, в далекой-далекой галактике.
- Сделай перерыв, съешь КитКат! – В приподнятом настроении, входила она в дверь, бросая один из завалявшихся в холодильнике батончиков в хозяина квартиры, чтобы скрасить ожидание затерявшейся среди постоянных пробок пиццы. Она уже переоделась, точнее, сменила постоянно сползающие мужские штаны, завязанные ненадежным узлом на животе, что возможно и было причиной их сползания, на более удобные спортивки, которые уже было и не жаль выбросить, после знакомства со смесью гипсовой штукатурки и воды. Босые ноги девушки оставляли смешные белые следы, по всей квартире, на лестнице, протаптывая дорожку, которая уже очень скоро перестанет вызывать хоть какое-то быто ни было смущение по поводу своей непрошенности или навязчивости. Впрочем, пока говорить о чем-то было рано. Не смотря на то, что он знал о ней, в силу своей маниакальности, чуточку больше, чем она о нем, все же они по-прежнему оставались людьми незнакомыми.
Правда, к концу дня их уже связывало куда больше. Моток провода, пара ведер шпатлевки, одно из которых было безвозвратно испорчено и стояло теперь, застывая в ожидании своего итальянца, чтобы утопить бедолагу в водах Атлантики. Их связывала пицца, съеденная до последней крошки, и пара банок пива, выпитого на двоих. Их связывали все же пришедшие соседи снизу, которые не постеснялись в выражениях, зато постеснялись, когда услышали ответный посыл. Их связывали стены, выровненные кое-как, но, как заверил Медею, Рейн – все можно будет поправить и отшкурить, когда шпатлевка как следует застынет, главное, что розетка работает и больше не искрит. Их связывал порез на его руке, от неудачно соскочившего ножа в тот самый момент, когда у ведра с испорченной строительной смесью оборвалась ручка и оно покатилось с диким грохотом, вызывая у бедных жителей нижних этажей тик на нервной почве.
- Мда, кажется, я так никогда долг тебе не выплачу, мистер «я умею обращаться с ножами». Да верю, верю, что умеешь. – С легкой иронией посмотрев на насупленный нос парня, который как никогда стал походить на щенка «со взглядом разбивающим сердца даже самым твердотельным людям», Медея завязала края бинта и несильно пожала пострадавшую руку. – Ну чтож, полагаю, школа ремонта закрывает свои двери на сегодня?
На улицу к тому времени уже опустилась ночь, укутав город своим темным покрывалом. Правда ночь, которая приходила на Манхеттен, была одной из самых нищих в своем роду, и плащ ее был изрядно прохудившимся, отчего в окнах постоянно мелькали огни и звучали сирены проезжающих мимо машин. И пусть Медее повезло и на долю ее дома, достался довольно целый кусок, все же не могла она не почувствовать себя обделенной тишиной.
- Увидимся. У меня через три дня выходной, полагаю, к тому времени уже высохнет и можно будет доделать. Доброй ночи, Хатико.

Через неделю история с ремонтом была закончена. А в начале ноября тысячам жителей острова пришлось снова совершать набеги на строительные магазины, возвращая своим домам прежний вид после того, как ураган Сэнди затопил изрядную часть Манхеттена. 30-31 октября 2012 года он отступил, направляясь в сторону Канады, но оставив после себя разрушения и убытки на несколько миллиардов долларов. Жители Нью-Йорка остались без электричества, остров оказался полностью отрезан от материка, уровень воды поднимался до четырех метров. Больницы оказались переполнены, и как бы это ни было печально, но врачи не всегда успевали спасти своих пациентов, в результате чего только спустя трое суток Сфорца смогла покинуть морг и отправиться домой, осматривая, что осталось после этой природной катастрофы, которые время от времени разгоняли застоявшуюся кровь.
Кучи мусора и обломков сгребали в кучи, очищая городские улицы. Запах, будто ты оказался на дне моря, которое затопило Атлантиду, и пахло в ней совсем не сказочно, теперь это можно было утверждать с уверенностью первопроходца. Половина магазинов была закрыта, кое-где были выбиты стекла, в том числе и в круглосуточной кофейне, которую так любила девушка посещать перед работой. Помимо осколков на витрине, украшенной по случаю Хэллоуина, стояла зловещая тыква, сверкая своими пустыми глазницами, и, наверное, в таком состоянии и в такой обстановке, пугая гораздо больше, чем могла во время самого веселья. А если повернуть от нее направо, то был виден и дом Сфорцы. Электричество еще не дали. Жаль. В доме, наверняка, адски холодно. 

Отредактировано Medea Sforca (20.01.2016 15:20:07)

+2

23

О том, что ураган Сэнди надвигается на нас и что все будет ужасно, весь город знал заранее. Но это не мешало офису компании Эрика Найта работать до последнего в день, когда случился почти апокалипсис. Я вернулся домой, когда город накрыло проливным дождем. Это был тот самый случай, когда я бы спустился в подземку или взял такси, но все уже не работали. На улицах почти не было людей. И несмотря на то, что должно было быть достаточно светло свинцовые тучи, нависшие над городом и спрятавшие в себе верхушки небоскребов, застилали небо непроницаемым для света слоем. Было темно почти как ночью и далеко не все фонари работали, а многие привычные витрины и экраны не пестрили всеми цветами радуги. Город действительно погрузился в состояние: «мы еще живы, но скоро умрем». Что-то мне подсказывало, что второе пришествие и все, что перед ним должно произойти должно выглядеть как-то так, если не хуже.
Едва я переступил порог квартиры, как тут еж отключился свет, следом выключился газ, хорошо, что вода все еще шла из крана, но только холодная, потому что в доме стоял не то электрический, не то газовый котел. Так что с мечтами о горячем ужине, душе и прочем, похоже можно было попрощаться. Стоило бы, если бы я не был собой. Не знаю с чем это связано, но я их тех ребят, кто готов к подобному. У меня всегда есть фонарики, куча батареек, консервы и даже есть керосиновая плитка. Люди часто смеются над подобными привычками других, поэтому я не рассказываю, да и сам толком объяснить не могу зачем мне все это. Я всегда считал, что нечто подобное здесь в Нью Йорке невозможно, да и к чему готовиться выживать при нападении русских или зомби, если и то, и другое имеет примерно одинаковую вероятность, стремящуюся к нулю? Но тем не менее запасы у меня не просто были, а я их исправно проверял на годность.
Конечно, причина могла скрываться в том факте, что мои родители, судя по остаткам вещей увлекались походами, да и в нашем подвале было оборудовано место на случай ураганов. Отец кажется был из Канзаса и видимо по привычке всегда готовился к торнадо и прочим неприятностям. А может быть виной всему военная подготовка и прагматизм, которые велели быть готовым к апокалипсису. В любом случае впервые в жизни я был рад этому своему очередному сдвигу. Мне стоило бы подняться на этаж выше и поинтересоваться, как дела у моей соседки и по совместительству тридцать трех несчастий, но постеснялся. Я знал, что она живет с кем-то из родственников и боялся на них нарваться. Понятия не имею, как себя вести в подобной ситуации, если с ровесниками еще понятно, что да как, то вот со старшими на меня нападает паника. К тому же Медея из тех, кто если нужно сама придет, да и был велик шанс, что в результате урагана она застряла на работе, разбираясь с пострадавшими. Мне даже было интересно позволяют ли ей оказывать элементарную помощь или только разбираться с трупами? Это должны были быть ужасные дни в морге, но сколько людям не талдычь об опасности, есть те кто все равно не послушают и те, кто просто оказался не в состоянии себя спасти по тем или иным причинам, например, те кто живут в подвалах или спрятавшиеся там. Вариантов было море.
Спустя три дня, ветер за окном перестал выть, словно огромная стая волков, небо перестало вспыхивать каждые три четыре секунды, а дождь неумолимо барабанивший в окно с такой силой, что я до сих пор не могу понять, как ничего не разбилось, поутих и превратился в почти ласковую октябрьскую или уже ноябрьскую, я не был уверен, морось. Именно тогда, я услышал сверху знакомые шаги. Кошка может льстить себе сколько угодно о своей грации и легкости, но ходит она как истинный слонопотам, не услышать ее было просто невозможно. Я сидел около открытого окна на пожарную лестницу, курил и пил дрянной растворимый кофе, но другого у меня в тот момент не было. Сотовая связь по-прежнему не работала, как и все остальное, что было не удивительно. Я понимал, что спустя пару дней все восстановится и мне прилетит десяток гневных писем о том, что я прогулял работу, но пока меня ждала блаженная тишина. Скинув одеяло, в которое для тепла я был завернут поверх джинсов и свитера, я поднялся по лестнице выше и постучал в соседское окно, пытаясь разглядеть в темноте чужой комнаты свою подругу.
- Кофе будешь? – я потянул ей свою чашку, когда она показала свой нос в открытую щелку и внимательно присмотрелся. Вроде ничего с ней не случилось, такая же, как всегда. Вот и хорошо.

+1

24

Она была права. Даже если учесть, что температура воздуха была вполне обычной для этого времени года и не вызывала собой приступов паники или удивления, но вот поднявшийся уровень влажности и промозглости убил в воздухе даже самый маленький намек на тепло. Зайдя в свою квартиру, не без труда, так как старая деревянная дверь явно слегка разбухла и перекосилась, потому ее пришлось толкать, разбивая плечо, укутанное в ткань не свежей уже рубашки, Медея даже пожалела, что вернулась домой. Кромешная темнота и не единого источника света, телефон был бесполезен, потому как сел два дня назад, а на то чтобы его зарядить – времени не хватало, да и аварийные генераторы, обеспечивающие госпиталь необходимым для функционирования электричеством, не стоило использовать в личных целях. У нее была только зажигалка, где-то там, на дне сумки, но к чему освещать путь, когда прекрасно знаешь, что мебели, о которую можно запнуться, в ее гостиной не было, а уж до двери своей комнаты она может дойти и с закрытыми глазами. Можно было бы конечно оглядеть масштаб бедствия, квартиру наверняка подтопило, но к чему расстраиваться раньше времени и тратить на это силы, коих осталось всего ничего. Их не хватало даже на то, чтобы раздеться и уснуть. Да даже просто уснуть было весьма проблематично, холод бодрил лучше всякого энергетика. Оставалось только бродить по квартире, кутаясь в тонкий пиджак от костюма двойки и отстукивать каблуками ритм, стараясь попадать в такт часам бабушки, которые благодаря старому заводному механизму были такими же несгибаемыми и неутомимыми, как и их прежняя хозяйка. Медея так и  не смогла от них избавиться.
Минут через пятнадцать брождения, она услышала звон стекла и только сейчас вспомнила, что ее отца до этого не было слышно, но раз бутылки продолжали падать и бренчать друг о друга, мужчина был жив и здоров, а согревается всякая тварь так, как умеет. Однако, мысль о не самом плохом средстве для вызывания тепла, распространяющегося по телу и вызывающего столь ожидаемый сон, загорелась в голове как лампочка над операционной. Торопливо преодолев гостиную и грациозно споткнувшись о загнутый угол ковра, теряя по пути одну из туфель Медея слепо начала перебирать содержимое верхних кухонных полок, пока не нащупала пыльную и полупустую бутылку со старым (а может и хорошо выдержанным) бурбоном бабушки. Именно за занятием, когда девушка, сощурившись и зло сверля взглядом намертво присохшую крышку, ее застукал вездесущий сосед, когда показался в окне выходящем на пожарную лестницу.
- Ох! Ты меня напугал! – Доля правды в этом конечно была, не каждый готов увидеть темный силуэт со смертельно опасным оружием в виде кофейной чашки в руке за своим окном, особенно когда живешь на последнем этаже. И пусть напугать Медею было не так-то просто, особенно таким экстравагантным способом, она все же вздрогнула от накатившего удивления. А после быстрым и хромым на одну босую ногу шагом подошла к окну, запуская соседа и ночной холод в дом. А заодно и теплый напиток в его руках, который в ту же секунду оказался в ее власти и горьковатым теплом разлился по гортани, согревая застывший во времени организм и даря непередаваемый вкус подгоревших, перетертых в пыль и массово запечатанных в банки с мировым лейблом кофейных зерен.
- Ты дьявол во плоти… - Протянула она довольно зажмурившись и продолжая пить, наплевав на то, что язык наверняка потеряет чувствительность от ожога, а остановиться смогла только когда чашка опустела, а дыхание сбилось. Это даже круче секса. Вот только бурным проявлениям эмоций помешал раздавшийся затяжной кашель из-за всегда закрытой двери и шаркающие шаги второго хозяина квартиры. Он явно хотел покинуть свою берлогу, не важно какую цель преследуя, но попадаться ему на глаза и переживать гнетущую минуту молчания, девушка хотела меньше всего. Потому уверенным движением вытолкнула так и не зашедшего до конца в гости соседа обратно в окно, а сама схватила бутылку, оставила вместо нее вторую туфлю и полезла следом, закрывая за собой створку, чтобы сквозняк не продул еще больше ее любимого папашу.
- Ты не против гостей? Я хочу еще кофе, это была ужасная неделя и, наверное, первая чашка, которую я выпила за последние дни. От еды я тоже не откажусь, если есть… твоя квартира сильно пострадала?

+2

25

Наверное, мне стоило бы обидеться на то, что меня назвали дьяволом или наоборот зазнаться, что такой комплимент сделали, но была одна загвоздка говорила Медея явно не со мной, а с кофе. Кошка и этот напиток отдельная тема сама по себе я не помню, чтобы встречал кого-то до нее, да и после, кто пил бы его с таким выражением лица. Иногда, я и моя чашка чувствовали себя лишними, и меня так и подмывало предложить ей уединиться в комнате для большего интима. Конечно, я делал вид, что взрослый и этого не делал, но дела это не меняло. Простой напиток доставлял моей соседке явно неземное удовольствие. Пока девушка была увлечена кофе я рассматривал в полумраке ее гостиную, было как-то даже странно думать, что несколько месяцев назад, когда случился потоп, вся комната была заставлена мебелью и прочими предметами интерьера. Теперь же, когда Медея, почти совсем от всего избавилось здесь стало как-то пусто. Очень хотелось попробовать что-то крикнуть и проверить будет ли эхо, но меня вовремя остановил шум в одной из комнат.
В теории я знал, что кроме кошки надо мной еще живет ее отец, но я ни разу его не видел, да и не так чтобы вообще часто ходил к ней в гости, как-то не такой я человек. Тому что меня начали выталкивать из квартиры я не удивился, как и тому, что ко мне идут гости. Я сильно удивился бы, если бы этим все не закончилось, в конце концов у меня было кофе и какие-то консервы, а еще тепло и сам я, с которым можно попробовать поговорить. Но главное это кофе, безусловно.
-Я не против гостей, точней я не против того, чтобы ты приходила в гости, никогда, - вздохнул я, отдав плед девушке, чтобы на нее меньше капало и быстро спускаясь по лестнице. Подумав немного, я добавил. – Только когда я дома, без меня я против, а то вернусь, а квартиры уже и нет. Да нет, все нормально, я же не первый и не последний. Вот эээ Крузам вроде и Моралесам вряд ли так же повезло, судя по всему их квартиры должно было затопить аж до потолка. Или я перепутал… Черт знает, я не помню, кто где живет.
Меня совершенно не волновал тот факт, что я не помню всех своих соседей по именам, да еще и кто из них где живет. Все равно от меня никто кроме Медеи не получал ничего свыше холодного сдержанного кивка в лифте или спокойного: «Да, я вас понял», когда они считали, что им мешает запах моих сигарет или слишком громкие ужастики, которые мы смотрели с девушкой. Соседи одним словом были для меня просто декорациями к этому миру и ничем большим, для Медеи насколько я знаю тоже, у нас просто не было времени, чтобы на них тратить, слишком обе были увлечены своими работами. Но на наше счастье девушка устроила стихийное бедствие в доме, и мы познакомились и в результате ходить за другом нам тоже далеко не приходится.
- Не важно, короче. У меня нет света и тепла, да и вода не всегда нормально льется, а так все нормально, ремонт все еще на месте, - я слегка улыбнулся и залез в квартиру первым, тут же закутавшись в плед, который я разложил сушиться вчера, после попытки вылезти покурить. Идея была дурацкая, потому что под ливнем промок я, плед и мои сигареты. Последние были выложены на другом подоконнике опять-таки с целью их высушить. Подойдя к столу, на котором обычно у меня лежали бумаги и ноутбук, я начал перебирать банки с консервами, примус и пара котелков, в которых я и готовил, довольно простой быт, вот только прожить так можно было от силы еще неделю, а потом у меня тупо кончится еда. Как при этом выживать должны те, кто не делает запасов, я не понимал, потому что вода хоть и вроде как ушла, но работать от этого ничего не начало. Манхэттен всегда полный жизнью сейчас стал бы идеальной, а главное бесплатной декорацией к жуткому фильму про постапокалипсис. Я закурил и начал перебирать банки, как я уже говорил пытаться выходить наружу было бесполезно, похоже с этим смирились и соседи, которые даже не пытались прийти и прочитать мне лекцию на повышенных тонах о том, что они астматики, а может все уехали и только мы с Медеей, да ее отцом, как три неудачника остались. Было бы забавно. – Есть говядина с бобами, гречка с курицей, ананасы в собственном соку, откуда они тут вообще? Эм, что еще, просто говядина, рис с эээ гусиной, кажется, печенью и все. А еще есть хлеб, чипсы и еще какая-то ерунда. Что тебе попробовать разогреть?

+2

26

И нет, кто бы что не думал в своей кудрявой голове, горячий кофе и съедобный обед – были не самыми главными причинами, почему Медея, подхватив с собой самое ценное, что было у нее в руках на тот момент, без сожаления и оглядки сбежала из дома, который никак до конца и не смог стать родным. Причин была уйма, начиная от осточертевшего ей отца и заканчивая вечной мерзлотой и отсутствием даже малейшего намека на уют и обжитость. У девушки не было никакого  желания что-то ремонтировать, менять обои, мебель или чинить скрипучие половицы, которые лучше любой сигнализации или камеры сообщали о том, что по дому кто-то бродит. Не было желания и оставаться в этих четырех стенах дольше, чем было необходимо, чтобы выспаться, и потому Сфорца пользовалась любым удобным случаем и странной добротой соседа, который распахивал перед ней двери своей квартиры, а теперь уже и окна, пропуская в нору, что постепенно становилась ей роднее собственной. А когда повод не находился сам собой, ничего не ломалось и не отваливалось, соседи (те что еще по каким-то причинам остались жить у них под боком) не возмущались, а отдохнуть хотелось, приходилось искать причину наведаться в гости самостоятельно.
Еще не минуло и одной недели, когда Медея, вопреки привычке игнорировать магазины, а особенно накануне какого-либо из популярных праздников, взращивая в себе новую степень ненависти к столпотворению, все же поддалась на манящий запах тыквенного пирога и зашла в украшенную по случаю приближающегося Хэллоуина сувенирную лавку. Она не знала, что конкретно ей было нужно, разве только купить угощение к чаю и заставить челюсть ее хмурого соседа встретиться с полом, придя к нему в гости, не с пустыми руками. Но помимо сладостей ее встретили разнообразные сувениры, украшения и, конечно же, карнавальные костюмы. Людей было больше, чем нужно для того чтобы купить ровно то, зачем пришла, и, стоя в очереди, она все же поддалась соблазну и подошла к стойке с переполненными одеждой плечиками. Разнообразные костюмы супергероев, бетмен, человек-паук, халк, простой техасский ковбой и платье золушки следом, кролик плейбоя в женском и мужском вариантах (видно индустрия моды прошла немного дальше, чем того ожидала Медея), а при виде последней вешалки Сфорца просто сдалась.
В тот же день, не застав хозяина квартиры дома, Медея повешала на дверную ручку бумажный пакет с запиской: «Не вскрывай до Хэллуина, и купи конфет!», как уже делала прежде с парным чайным сервизом и ушла на работу, захватив невостребованный пирог с собой.
Этот эпизод всплыл в ее памяти, только тогда, когда оказавшись в квартире Рейна, она наткнулась взглядом на тот самый пакет, сиротливо стоявший на стопке из книг и совершенно нетронутый, толи Рейну было совсем не интересно, что внутри, толи он, как верный пес не ослушался приказа и смирно ждал подступающей даты, которая стерлась из памяти жителей острова вместе с ураганом и потоками воды, бегущей по улицам вместо толпы разряженных детишек.
С глухим стуком поставив бутылку на стол, Медея почти пробежала то расстояние, что разделяло ее и пакет, схватила его и прижала к груди, строго взглянув на Кита, будто пыталась вскрыть его голову и пересмотреть воспоминания, но судя по тому, как растерянный от такого поведения вид парня быстро сменялся на менее растерянный и озаренно-вспоминающий, а скрепки, которые девушка принялась отковыривать, до сих пор скрепляли края почти намертво, последние подозрения в не самой кристальной честности парня – развеялись.
- Ты же купил конфеты? – Хотя раздавать их было не кому, антураж все же должен был сохраняться. Украшения, она не купила, да и пару скляночек с заспиртованными учебными материалами не принесла, как изначально хотела, еще и телевизор не работал, но судя по вымершему миру в окнах и соседних домах, этот праздник и подготовка выходили наименее затратными, во всяком случае для Сфорца.
- Судя по тому, что праздник мы переносим – главным ребенком сегодня буду я и… - Когда скрепки наконец отлетели, вместе с куском переработанной бумаги, Медея вытащила темную тряпку и почти впихнула ее в руки Рейна. – Это твой костюм по случаю Праздника. Дарю!
«Костюм настоящего мужчины!» - так гласила надпись на ценнике. Футболка, размер которой больше подходил футболисту со всем его обмундированием, была черного цвета и украшена нарисованной фосфорной краской надписью «Ты мой герой!», что собственно привлекло изначально взгляд Медеи к ней, еще тогда, в магазине. Сразу за футболкой, Кит оказался осчастливлен парой полосатых черно-белых трусов, от частоты полосок на которых заметно рябило в глазах. На плечи ему была повешана обувь «настоящего мужчины», а именно пара носков с дырками на пальцах и пятках и хороводом розовых слоников по резинке, и в довершение, помазок для бритья, который почему-то был прикреплен к палке длинной в десять дюймов, и вероятно изображал собой волшебную палочку этого самого мужчины… а может то был жезл, но уточнять при покупке Медея не стала. Да и сейчас это уже не имело смысла, хватало одного вида ее горемычного соседа, который вряд ли ожидал, что его знакомая способна на этот фарс с переодеваниями.
- Устроим пир во время чумы? Чур, мне ананасы.

Отредактировано Medea Sforca (09.03.2016 21:39:35)

+2

27

Я давно привык ко всему. Вообще, уже ничему не удивляешься особо в своей жизни, когда ты сначала чудом выживаешь в аварии, после которой не помнишь даже своего имени, Ты уже ничему не удивляешься, когда ты с безразличием, которое удивляет и пугает тебя самого убиваешь другого человека в первый раз, а потом повторяешь снова и снова с хладнокровной точностью и ни разу не задумываешься о том, что что-то тут должно быть не так. Ты уже ничему не удивляешься, когда умирает почти все, с кем ты служил из-за атаки террористов смертников на расположение. Ты снова остаешься жив, несмотря ни на что и это уже тебя не удивляет. Ты не удивляешься, когда, ввязавшись в отношения больше похожие на аферу остаешься за бортом. Ты спокойно живешь себе в полупустой квартире, никого не трогаешь и уже ничему не удивляешься, пока в твоей жизни не появляется Медея Сфорца. Эта девушка всегда умела меня удивлять с момента первой встречи и до сих пор.
Вот в один момент мы стоим и обсуждаем, что можно съесть, а в следующий, она, сметая все на своем пути, скачет антилопой через всю гостиную к пакету, который был мне вручен черт знает, когда. Удивление, должно быть откровенно читалось на моем лице, раз девушка замерла и начала прищуриваться. Пакет и связанные с ним указания, постепенно всплыли в моей голове. Конечно, я забыл открыть его на Хэллоуин и никаких конфет я не купил, не до этого как-то все было. Девушка начала выковыривать скрепки, а я с улыбкой наблюдал, гадая, когда ей придет в голову простая мысль разорвать. Не пришла, но упорства хватило, и все скрепки пали жертвами неравного боя.
- Купил, - не моргнув глазом я сорвал и выудил из одного из шкафов конфеты, которые завалялись там еще с прошлого или позапрошлого года. Тогда мне в магазине их всучили и сказали, что деток нельзя обижать. Продавцы не учли, что деток в нашем доме либо нет, либо они боялись подойти к моей двери. В результате у меня были конфеты, которые я не ем. Идеальная ситуация, хорошо, что сейчас получилось выкрутиться. Украшений у меня тоже не было, но моя квартира и так выглядела, как дом с призраками – меня настоящего, меня прошлого и нашей семьи. Но пейзаж за окном в этом году, действительно идеально дополнял картину.
- С… спасибо, - растерянно ответил я, выронив из рук пакет с конфетами. Медея может и была главным ребенком дня, но подарок почему-то получил я. Почему бы и нет, кто же против подарков? Но только этот поражал мое воображение в самое сердце и вскрывал ему мозг одновременно. Я тихо надеялся на то, что надевать это меня не заставят. Ладно, футболку с надписью про героя я еще согласился бы надеть, а вот труса с эффектом Допплера вместо узора меня совсем не прельщали, от одного взгляда в глазах начинало рябить, это кто же мог такой кошмар придумать. Но дальше больше, порванные носки. Серьезно, люди продают и дарят друг другу порванные носки. Тут я должен был бы набить себе ладонью шишку, но не прилично это было бы делать перед соседкой. Но, думаю, после этого можно понять, почему я не сильно жалую окружающих. Апофеозом этого подарка стала палочка с помазком для бритья. Я бы мог подумать, что это тонкий намек: «Рейн, тебе пора побриться». Но это устройство для прямого назначения явно было уже не применимо. – У меня только конфеты для тебя, прости. Я думал на Хэллоуин хотя бы не дарят подарки…
Я не люблю дарить подарки, от всей души не люблю. И дело не в том, что я такая сволочь не могу сделать кому-то приятно, жаба меня душит и так далее. А потому что сама необходимость выбирать и искать что подарить повергает меня в панику. Конечно, я догадывался, что скорее всего Медея купила все это случайно в каком-то магазинчике, куда зашла за сигаретами. Она такое может, с нее станется. Целенаправленно это собирать она не стала бы, у нее просто на это нет времени, но мне все равно было как-то неуютно без подарка для нее.
- Хорошо, ананасы твои, а виски тогда мой, - я усмехнулся и показал язык откладывая свой подарок обратно в ту же стопку, где он раньше стоял в пакете. Что было во всем этом хорошо, так это то, что чтобы не случилось, мы все равно оставались собой. Немного странными, немного алкоголиками, немного наркоманами. Я могу бы всучить ей одну из своих книг, ту на которую она давно засматривалась или поделиться виски. Но всегда было содержимое маленьких оранжевых баночек, которые мне регулярно выписывал доктор и от чего девушка вряд ли отказалась бы, но никогда сама не попросила бы. Я вытряхнул себе на руку несколько таблеток и протянул их Кошке. – В честь праздника могу поделиться паксилом, хочешь?

+2

28

Можно было бесконечно смотреть на огонь, воду и то, какой нелепый вид был у бравого вояки, державшего в руках оружие неизвестного назначения.  Для полноты картины, не хватало только, чтобы он поднял этот жезл и почесал себе, ну пусть хотя бы и затылок, ну или начал размахивать им, пытаясь призвать патронуса, впрочем, когда на ладонь посыпались белые горошины, Медея начала подозревать, что до подобного развлечения они очень скоро смогут и дойти. Смастерят из подручных средств посох для самой девушки, украсив набалдашник опустевшей к тому моменту банкой из-под ананасов, и пойдут творить магию, прогоняя печаль, тоску и последние остатки разума из погруженного в сырость дома, наплевав на мнение благочестивых соседей. Хотя девушка могла с уверенностью сказать, что половина из обитателей дома наверняка решили оставить на время свое жилище и перекочевать в наименее пострадавшие кварталы острова. С их подлой сущностью и любовью ко всякого рода объявлениям на дверях, можно было не сомневаться в крысином побеге с тонущего корабля. Ну что ж, меньше свидетелей – короче зачистка.
Подцепив одну из таблеток кончиками пальцев и взглянув краем глаза на название, Медея подметила, впрочем, не озвучила вслух, что сей препарат все же не самый страшный из потребляемых ранее, и, наверное, ничего не будет, если она пренебрежет здравым смыслом и завтрашним днем, если все же вспомнит приключения из буйной молодости молодой и неопытной первогодки.
- Ты так щедр, мистер Рейн. Но виски все же общий, себе возьми… что ты там говорил? Утку в паштете? – Не найдя в поле своего зрения открывашки,  и зажав таблетку между губами, Медея ловким движением вогнала   попавшийся под руку нож в дно банки, вспарывая той ее металлическое брюхо и сквозь получившуюся дырку, которую для верности она еще и расширила закаленным лезвием армейского оружия, глотнула приторно сладкого сока, чуть не поперхнувшись таблеткой и попавшим вместе с жидкостью кусочком ананаса.
- Что ты на меня так смотришь? Ах блин… банка же с ключиком. – Три секунды посокрушавшись своей невнимательности, а вообще и вины ее здесь не было никакой, кто же оставляет на столе перевернутые вверх дном банки, Медея забралась на обеденный стол и начала болтать ногами, пока не дотянулась одной из них до брюк Кита, тут же зажав ткань между пальцами и подтягивая парня ближе к себе, вместе с бутылкой, которую тот нежно лелеял в руках, пытаясь выковырнуть присохшую напрочь пробку.
- А ты не умеешь горло сшибать саблей? Как русские? Я как-то в кино видела этот забавный способ открывания бутылок, правда там было шампанское… - Она буквально физически начала ощущать, как расслабляется тело и развязывается язык, впрочем, не отпуская ноги соседа, которую уже успела взять в плен своими ногами, девушка вновь вернулась к увлекательному занятию по расковыриванию банки все тем же ножом, сопровождая сие действо упрямым сопением и протяжным воем голодного желудка, которому было явно недостаточно мизерных крох так называемой «пищи для нервной системы».
- А хочешь забавную историю расскажу? – Загадочно улыбнувшись, девушка подняла взгляд, на парня, хитро рассматривая его сквозь упавшие на глаза пряди волос.
- Второй курс университета, все уже друг друга более-менее знали и те, кто победнее, вовсю тусили в домах своих более богатых сокурсников. Был у меня в ту пору приятель, долбанутый на всю голову, но до чего красивый кабелина, правда жил с родителями и жутко стеснялся приводить к себе домой друзей. Уж не знаю, в чем там были заморочки… Но вот слушай дальше. Пятница, занятия кончились, и мы пошли гулять, он жил довольно близко от университета, да и район был красивый, потому погулять после учебы в теплую погоду было за милую душу. Но ты же знаешь нашу погоду? Сейчас тебе светит солнце в глаз, а обернешься, в тот же глаз дождь треснет. Так и в тот раз получилось, даже косяк докурить не успели, а уже все, мокрые как котята и мерзнем, жмемся друг к другу.
Медея выдохнула и наконец смогла отогнуть у банки край до того самого долгожданного момента, когда нарезанные на небольшие ломтики ананасы подцеплялись коготками и отправлялись в рот, дополняя историю без предисловий смачным пережёвыванием утопающих в сахаре фруктов.
- Так вот, дойти мы успели ровно до его дома. Он начал мяться у порога, но все же впустил меня, припоминая, что родители его должны были уйти в гости и вернуться не скоро. К сожалению, что он там в своей пафосной берлоге скрывал – я так и не узнала, ибо кровь в голову ударила, греться захотелось, а как еще можно было согреться, когда ты молод, горяч и за поступки не отвечаешь? Я тогда потеряла свой лучший лифчик, между прочим, и вот греемся мы, значит, интуиция привела нас в столовую, как у тебя, но посветлее и окон побольше. Я на столе, он рядом, прижимается, я на его зад в зеркале любуюсь, но чувствую, что что-то не так. Вот прямо холодок по спине от этого ощущения странного. И тут, в самый ответственный момент, двери в столовую открываются, а на пороге его родители. Мамаша в бигудях, папаша, кстати, декан хирургического факультета, с сигарой в зубах и смотрят оба на нас как на… ну ты представил, да? Нет, не как на влюбленных. Скорее наоборот. И я такая отцу его говорю: «Вы не могли бы закрыть окно, в спину дует, холодно.» Так вот к чему я это все говорю, Кит. Окно закрой, наконец, холодно у тебя, а простывать мне нельзя, завтра в ночную работаю. – И улыбнувшись во все свои тридцать два белоснежных, Медея выпустила парня из захвата профессионального реслера и кивком головы отправила в сторону причины своего беспокойства.

+3

29

У каждого человека в жизни есть что-то очень ценное, что-то с чем он не готов вот так запросто расстаться. У кого-то это телефон, у кого-то игрушка из детства или еще какая-то глупость, а у меня это мой армейский нож. У каждого морпеха есть такой, кроме татуировок и бирок с именем, а если не повезет и наград, нам оставляют военные ножи, те самые которыми можно достаточно просто разрубить человеку кость, разрезать жестяную банку или просто кого-то убить. Мой же образец этого холодного оружий, ко всему проему и был неким якорем для меня в жизни. Он не просто был мне дорог или я его там любил, он напоминал мне о том, кто я такой, а для меня это очень важно, не забывать. И вот я с изумлением наблюдал, как моя соседка совершено по-варварски вскрывала банку ананасов в собственном соку моей прелестью. Нет, мне не было жалко или что-то такое, я как-то не сомневался, что и Медея выживет и нож выдержит ее напор, все-таки четырехмиллиметровая сталь, а девушка патологоанатом и хоть как-то должна уметь обращаться с колюще-режущими предметами, но все же на всякий случай я отступил на шаг назад. Ее «пациентам» безразлично сколько лишних дырок появится, а я как-то в решето пока превращаться не собирался. Самое ужасное было в том, что банка эта имела ключ и открывалась легким движением руки, но кто-то так много вертел ее в руках, что слона то и не приметил.
Когда наконец жесть сдалась под напором чьего-то упрямства и закаленной стали, я занялся бутылкой, которая предательски начала пытаться сопротивляться своему открытию. В другой ситуации я взял бы свой любимый нож и подковырнул бы им и не парился бы, но отбирать его у девушки может оказаться опасным, да и упрямство вещь заразительная. Пока я возился с виски, Медее надоело, что я держусь от нее на почтительно-безопасном для себя расстоянии и каким-то непонятным мне жестом ногой она умудрилась меня притянуть к себе, да еще и крепко обняв, так что, когда она начала рассуждать про открытие шампанского саблями и снова ковырять банку, да еще и явно уже успев проглотить как минимум одну из подаренных таблеток мне стало несколько неуютно.
- Умею, но с виски будет выглядеть не так эффектно, да и пить из горла не очень получится, а с посудой, как помнишь у меня не ахти. Так что вариант этот не очень, - я вздохнул, мягко отбирая у нее нож и помогая доковырять банку. Все это сопровождалось какой-то безумной историей про ее похождения в колледже. У каждого есть в загашнике парочка подобных, я вон вообще умудрился оказаться не просто в треугольнике, а во вполне себе функционирующих отношениях на троих. Не так, чтобы я этим сильно гордился или собирался рассказывать сейчас Медее, но ее история меня не сильно удивила, поэтому слушал я ее с каменным лицом, сопровождая открытием долгожданной бутылки виски. Закинув в себя две или три таблетки паксила и на всякий случай оксикодона, забыл бы потом, как пить дать, я разбавил свой набор конфет счастья парой добротных глотков виски и протянул-таки бутылку Кошке. Я не изверг же, не делиться выпивкой. Медея видимо образовалась этому и отпустив меня велела закрыть окно, в ее уже явно веселящимся с непривычки мозгу все было между собой взаимосвязано или все дело в том, что она девушка? Хотя, кому какая разница. Я же выудил из банки ломтик ананаса и отправил себе в рот. – Ничего ты, Медея, не понимаешь. Любовь - это разделить прохладное угощение с теплыми сердцами. Вот у тебя сердце теплое? У меня горячие, и голова тоже, а еще бездарно отчаянные оба органа, иначе не творил бы столько глупостей на миллиметр своей жизни.
Убрав на всякий случай свой любимый нож в чехол, я прикрепил его к поясу брюк. Как известно из древнегреческой мудрости - все свое нужно носить с собой. А когда дома у тебя девушка, от которой одни неприятности, то лучше хранить все самое ценное в недоступном для нее месте, но от Медеи фиг, что спрячешь. Надо класть на самое видное место, тогда скорее всего не заинтересуется. Окно я закрыл, в этом соседка была права, паровое отопление в доме не работало, как и на всем горячо любимом нами Манхэттане, и греться оставалось только алкоголем, десятком одеял и другими местами приятными методами.
- Но знаешь, любовь – это фигня, бесполезное чувство, выдуманное писаками, музыкантами и доведенное маркетологами до абсурда. Им всем лишь бы впарить тебе какую-то глупость, в обмен на твои кровно заработанные. – Я вернулся к девушке и выудил еще один ананас. Я помнил, что мне велели есть утиный паштет или что-то такое, но кто сказал, что я буду кого-то слушаться особенно у себя дома? Особенно, когда у меня и в помине нет того, что мне благосклонно разрешили скушать. – Можно любить себя, костюм, ананасы в собственном соку, я вот нож свой люблю, очень сильно, дорожу им. Он важен для меня. Я это к чему? Не трогай его больше пожалуйста.
Далее следовали немая сцена, мхатовская пауза и мой очень выразительный взгляд, который обещал этим же ножом девушку порешить, если она его хоть раз еще тронет. Я догадывался, что так могу ее только распалить, но все же чувство собственного сохранения у нее хоть какое-то должно было быть. Или все-таки нет?

+2

30

В голове было на удивление легко и беззаботно, еще легче стало, когда выдержанный концентрат из старой бутылки обжег горло и пустился в свое странствие вплоть до пустого желудка, где, встретив свою верную подругу-таблетку, начал вытворять непонятную магию, эффектом от которой была покачивание на ровно стоявшем столе и глупое хихиканье в ладошку, освобожденную от тяжести армейского ножа.
- Ананасы холодные! – Медея снова прыснула, в который уже раз отбирая из рук парня банку, чтобы еще раз убедиться в своем утверждении. Правда сейчас все помещение, спасибо открытому окну, было холодным, и помятая жестянка не была тому исключением. – Очень холодные. Значит, ты меня любишь? А еще говорят, что у девушек странная логика.
Невольно возникал вопрос, где она была на той лекции, когда рассказывалось о пагубном воздействии на организм человека смеси из антидепрессантов и алкоголя, особенно когда и того и другого было в том самом практически не ограниченном количестве, а на помощь здравого смысла и чувства самосохранения можно было полагаться с каждой пройденной минутой все меньше. К примеру, чувство самосохранения, уже начало отказывать Медее, когда после бурного и непривычно длинного для этого парня монолога, у патолога просто зачесались ладони от непреодолимого желания испытать судьбу и вполне вероятно оказаться после на своем же рабочем столе под пристальным взглядом Престона, а подобного внимания она избегала и будучи живой. И все же рука потянулась к ремню, но только лишь почти коснувшись еще теплой рукояти, чуть сместилась и сжала в кулак футболку парня, возвращая того на ранее занимаемое место в объятиях ее ног. Ни капли интимности, кроме человеческой потребности в тепле и если он утверждал, что горяч, то пусть и доказывает это на деле.
- Такие ценные и дорогие сердцу вещи не раскидывают. Тем более в своем доме… Знаешь, каждый второй пострадавший в бытовой драке погибал как раз из-за случайно валяющегося рядом ножа… или топора. А еще бутылки. – Выглянув из-за плеча, Медея подслеповато прищурилась, пытаясь разглядеть, не показалось ли ей, что в углу возле двери как раз притаился топор дровосека, но после того, как темный морок отступил, оказалось, что под личиной топора скрывался простой зонтик. Еще один парадокс жизни, который так просто перенести на живых людей. Под грозным с виду воякой скрывается пес с тоскливыми глазами, а встретив в переулке щуплого заморыша, из переулка можешь уже и не выйти.
Волны плохого настроения, помехами в программе передач ее мозга, начали проступать все чаще, заставляя уголки губ нервно дергаться то вновь приобретая очертания задумчивой полуулыбки, то возвращаясь в привычное для них состояние. Она старалась встряхнуться, вновь потянувшись к банке со сладким, но ту уже вновь отобрал себе Хатико, а когда обнаружилось, что лакомство осталось в последнем, неделимом на двоих экземпляре, на лицах обоих появилось выражение глубокой задумчивости.
Проблема из незначительной превратилась в почти мировую, ведь уступив ананас другу – непременно получишь отказ и ответное предложение, которое могло растянуться в бесконечность из уступок и всепоглощающее чувство вины у того, кто все же сдастся и съест угощение. Требовалось решение, план Б, а возможно С, Д и далее.
Их взгляды встретились, вдалеке завыли волки и на задворках сознания прокатился шарик «перекати поля». Ветер поднял песок, закружив его в своих вихрях, тем самым еще больше раскаляя воздух старого Техаса, зеваки стали подтягиваться со всех сторон, скрипнули двери обветшалого салуна, выпуская последнего зрителя их мысленной дуэли, которая вот-вот грозила перерасти в дуэль настоящую. Это был шериф с блестящей отполированной звездой на груди. От дыма его сигары в горле засвербело, а ладони зачесались.
- Ты думаешь о том же, о чем и я? – Процедила Медея сквозь зубы глядя в не менее серьезные и не менее пьяные глаза видавшего и лучшие времена наркомана. – Боюсь, у нас просто нет другого выхода! 
Захват ее ног ослаб, и парень отступил на пару шагов назад, в то время как сама Сфорца откатилась по столу и уселась в позу буддиста. Щелкнув костяшками пальцев, она зачем то размяла еще и шею,  чуть сморщившись от хруста хрящей, впрочем, звук был приятный.
- Ты все помнишь? Ножницы режут бумагу, бумага заворачивает камень, камень давит ящерицу, ящерица травит Спока, Спок ломает ножницы, ножницы отрезают голову ящерице, ящерица ест бумагу, бумага подставляет Спока, Спок испаряет камень и, как обычно, камень разбивает ножницы. Начинаем! Камень, ножницы, бумага, ящерица, Спок! – По дикому западу прокатился звук выстрела из молниеносно выставленной ладони судмеда, которая сложилась в символ, знакомый доброй половине американцев. Да. Это был Спок.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » О потопе, о ремонте и ни слова о работе. ‡флеш