http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » О потопе, о ремонте и ни слова о работе. ‡флеш


О потопе, о ремонте и ни слова о работе. ‡флеш

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Легкость, которая на меня накатывала была не совсем привычной, кажется в тот раз я переборщил со своим коктейлем счастья, но с другой стороны, что могло со мной произойти в моей же квартире в компании очаровательной соседки? Вряд ли мы поубиваем друг друга, вовремя останавливаться я обычно умел практически в любом состоянии, долбанные военные инстинкты, как не странно, а вот завалить Медею на этом же столе, как в ее рассказе вполне мог. Что потом, правда делать и как жить в одном не знаю. Серьезно бы мы к этому не отнеслись бы, но проверять к чему приведет все это не хотелось. Поэтому я молча ел ананасы и кивал девушек, на все ее рассуждения про холодную еду, ананасы, убийства. Логика у девушек и правда, какая-то очень странная или это на нее так таблетки с алкоголем действуют? Разницы особой я не видел, пусть говорит, что хочет.
Я как-то и не заметил, что у нас закончились фрукты, точнее остался один последний ломтик. В нормальной ситуации, я без лишних слов уступил бы его Кошке и конец разговора, но во мне проснулся маленькая жадина или дракончик. Моя квартира, мои ананасы, значит и ломтик тоже мой. Девушка, судя по ее виду, думала иначе, а значит решать проблему надо было как-то по-другому. Как только меня выпустили из объятия ногами, я отступил на шаг боясь представить, что сейчас предложит моя знакомая. От Медеи и в трезвом виде можно было ожидать чего угодно, а когда она такая, так вообще бойтесь все, гроза миров идет! Зря я решил с ней поделиться своим лекарством по рецепту. Но все оказалось намного проще или как посмотреть. Девушка предложила мне сыграть в игру камень-ножницы-бумага-ящерица-спок. Если первые три пункта мне были понятны, то вот два последних не очень, что очевидно читалось у меня на лице и меня соизволили просветить в правила. Растерянно кивнув, я потряс кулаком, как положено и так его и оставил. Чаще всего люди показывают же ножницы, правда? Но нет, Кошка показала символ из Стар Трека и… я проиграл, потому что неведомый инопланетянин, который желал всем жить и процветать, испарил мой камень.
- Пришла тут. Десерт отобрала. – Я обиженно проворчал и взяв стул отнес его поближе к креслу и дивану. Вот так приглашай к себе в гости людей, они берут и отбирают у тебя последний кусочек ананаса! До нитки раздевают! Я решил, что и ладно, пусть забирает себе большую часть квартиры заодно, а у меня будет крепость! – НА ЛАБУТЕНАХ-НАХ И В О*УИТЕЛЬНЫХ ШТАНАХ!
Штану у нее и правда были хороши, а туфли… Я к своему горю знаю, как выглядят эти самые лабутены и могу со всей ответственностью сказать, что на Медеи их не было. Она вообще была босая, но и фиг с ним, зато фраза получилась красивая. Я обложил просветы между «башнями» своей крепости подушками с дивана из спальни, а в качестве крыши использовал один из пледов. Забравшись внутрь, я устроился поудобнее и закурил. Моя крепость, что хочу то и ворочу!
- Это моя крепость, я буду тут один сидеть, слышишь рак? – я лег на пол, растянуться не получалось, потому что пространства было слишком мало, но хоть калачиком свернулся, словно котик, уже хорошо. – Эй! Але! Курение вызывает рак! Курение вызывает рак! Кто придумал такие идиотские позывные? Без пароля ко мне нельзя. А какой пароль?
Я точно перебрал в тот день либо с выпивкой, либо с таблетками, но накрыло меня конкретно. Перед глазами все расплывалось так словно, я дня три бухал беспробудно, мысли не хотели складываться во что-то стройное и понятное, поэтому я нес какую-то невообразимую чушь. В общем каша была еще та, то ли овсяная, то ли гречневая, а может и манка. Я уже не помню, возможно даже к лучшему, а то было бы как-то странно.
- Рак, а рак, скажи, а что мы тут забыли вообще? – я водил рукой по спинки своего кресла и балдел от этого ощущения. Оно было немного шершавым и приятным, именно поэтому я его и купил, давно не трогал, почти уже забыл, чем это совсем не вписывающееся в остальные три с половиной предмета интерьера моей квартиры, мне понравилось. Надо чаще было так делать. В смысле строить замок, прятаться в нем и трогать свою мебель. Это почти как оргазм только раз в сто или тысячу хуже. – Так вот, Кошка, объясни мне, что мы с тобой делаем на этой планете? В этом доме? Квартире? Нахрена все это?
Приход не отпускал, просто тленная философия преследовала меня всегда и везде. Избавиться от нее я очень долго не мог. Поэтому и был всегда таким отвратительным собеседником и рассказчиком.
- Знаешь, я должен был уже как минимум дважды умереть, но почему-то до сих пор этого не сделал, - я вздохнул и сел чувствуя не понятную уверенность за мягкими стенами своего замка. – Не понимаю, как у меня получается бегать от своей судьбы, но что еще хуже не понимаю на кой черт я это делаю. Рак, а рак, как ты думаешь, может ну его? Нож то у меня есть, хороший, сонную артерию проколоть дело плевое…

+1

32

Это была победа. Противник был разгромлен, его войска обескровлены, а лидер вражеской армии вздернут и обесчестен на ближайшей сосне (в каком порядке это происходило, история умалчивает). Ясно было одно, трофеи были в безраздельном владении Медеи, которая развалилась на столе, будто тот был носилками императора, и поедая последний фрукт наблюдала, как танцует и кричит один из генералов, выпущенный на специально подогретые для него угли.
- Что за ересь ты поешь, сучий сын? – Властно проговорила она, указывая на сошедшего с ума, видно от тяжести и позора поражения, парня пустой банкой из-под ананасов и запивая остатки сахара на языке густым глотком ароматного пойла, которое способно было снести крышу и без допинга в виде таблеток, а уж в сочетании с ними – открывало неведомые ранее миры и простые истины. – Не хочешь ли ты сказать, что имеешь претензии к моим штанам? Ну так разберись с ними, как мужчина с мужчиной!
Она хотела было стукнуть банкой по столу, чтобы добавить пафоса и трагизма, но промахнулась и рука ударила в пустоту, увлекая за собой саму хозяйку, которая кубарем полетела вслед за ней, отчаянно матерясь в мыслях, а в реальности же вся нецензурная брань была скрыта под звучным, но коротким визгом. После падения, Медея замерла, прислушиваясь к себе и всему, что у нее должно после такого болеть, но, как известно, пьяных покалечить не так то просто, и каким то чудом, ни переломов, ни вывихов или царапин, девушка не заработала, хотя для профнормы полежала пару мгновений, ожидая помощи, заботы и любви… но ничего такого не последовало. Приоткрыв один глаз, она поискала взглядом своего негостеприимного соседа и обнаружила того, погружающегося в постройку из подушек, стульев и диванов.
- Эй! А ну куда? – Медея даже приподнялась на локте, а после привстала, усаживаясь в позу Будды и с непониманием, детской обидой в помутневшем взгляде, уставилась на крепость. Невыносимо захотелось себе такую же, да или просто залезть в этот крохотный домик, отгородив себя от мира полного проблем, наводнений, катастроф. Уснуть, свернувшись калачиком и уткнувшись носом в теплый бок, укрыться чужой рукой, закинуть ножку, подгребая под себя безвольное тело жертвы… но ничему из этого не суждено было сбыться, так как ее просто напросто не хотели пускать внутрь.
Это было глупо, не смешно и потому первым паролем оказалась пустая банка из-под ананасов, прицельно отправленная в крепость, но, к сожалению, не добившаяся желаемого результата. Стены, как стояли, так и стоят.
- Мы так не договаривались! – Но и эти увещевания не помогали, а перебирать всю ту ересь, которая всплывала в голове в качестве пароля, озвучивать не было смысла. Слишком долго, нудно, а в крепость хотелось именно сейчас, не взирая ни на какие препятствия. Значит, придется брать ее силой.
- Рака здесь, нет, чтобы отвечать на твои тупые вопросы, непризнаный ты философ. – Буркнула Сфорца, окончательно поднимаясь с пола и отряхивая колени от налипшей на них пыли. В какой-то момент могло показаться, что царившее в этой квартире безумие оставило ее в покое, ушло в сторону или тоже забралось в крепость, сконцентрировавшись внутри подушечного пространства. Даже шаг ее был уверенный и звучный, а голос вновь наполнился томными хриплыми нотками и ироничной насмешкой. Но на самом деле в девушке просто зрел план, как добыть рака из его панциря и проверить какое же курение он вызывает. Для этого противника следовало отвлечь, пусть он и без того не особо обращал внимание на происходящее вокруг.
- Умереть ты мог далеко не дважды, а ежесекундно. Никогда не знаешь, что может упасть на тебя в эту самую секунду, и насколько фатальным это падение окажется. Даже принцесса или чемодан с деньгами, упавшие с неба, разможжат твою кудрявую голову о мостовую. Но если ты собрался с собой кончать сейчас, останавливать не буду. Одним трупом больше, одним меньше, морги все равно переполнены… - С кухни до Кита донесся какой-то грохот и короткое ругательство, но после все снова затихло, перемежаясь только лишь тихими шагами гостьи, которая деловито сновала по квартире, явно в поисках чего-то особенного. Наконец искомый предмет был найден и тон ведомого монолога заметно повеселел.
- Но моя обязанность, как честного патолога, сделать все, чтобы твоему телу были оказаны все причитающиеся почести. – Шаг стал заметно тяжелее и вскоре в бойнице крепости мелькнули стройные ножки, спрятанные в те самые «ох*ительные» штаны, а сразу за ними хлынули потоки пенной воды, с редкими вкраплениями окурков, листей и прочего мусора. Воды той самой, дождевой, которая методично наполняла ведро на балконе, скатываясь по крыше, желобам и водостоку. Ведра конечно же было мало в ту пору, но зато сейчас оно вместе со своим содержимым оказывали Сфорца неоценимую услугу, сметая своим потоком хилую оборону, а квартиру наполняя ароматами доброй бутылки геля для душа, что была разведена в ведре перед моментом атаки.
- За чистоту!

+1

33

Я ликовал тихо и про себя. Минутка спокойствия и свободы от Медеи и совершенно было не важно, что я сам же ее позвал буквально пару минут или часов назад в свою квартиру. Ну, бывает, ну что такого-то? Жизнь – боль, стисни зубы и двигайся дальше, хотя о чем я? Я же кажется собирался проколоть себе артерию. Медея попробовала развалить мою крепость банкой, но к моему счастью ни черта то у нее и не вышло. Было самое время станцевать победный танец, но для этого пришлось бы вставать. А вставать было лень, поэтому танцевал я в душе, как парализованный герой какого-то фильма.
- Если ты отвечаешь на мои вопросы, значит ты – рак, а я – курение, - философски ответил я, пропуская мимо всю остальную тираду про принцесс и прочие неудачные предметы, которые могли упасть мне на голову. С кухни раздался какой-то грохот и ругань. Первым инстинктом было опять-таки вскочить и пойти спасать помещение от заведомо кошмарных действий моей соседки, но было лень, да и в крепости было так уютно. Я свернулся калачиком и помалкивал пока Медея ходила по квартире и обещала мне какие-то там почести. Ой, к черту ее почести, получит после моей смерти флаг в коробочке и пусть радуется. Все равно больше некому отдать. Так, о чем я?
Пока я придавался раздумьям о том, как на самом деле будут происходит мои похороны и гадал выделят ли для меня хотя бы пару парней в форме, чтобы пострелять в воздух. Кошка во всю что-то делала в квартире. То, что у нее есть какой-то коварный план я ни на секунду не сомневался. Медея она или кто? Но вот к тому, что она снова затопит мое жилище я готов не был. Я только и успел набрать в легкие побольше воздуха, когда в лучше традициях дурных розыгрышей на меня вылили ушат грязной и мыльной воды с нихрена не легким ароматом лаванды. А ведь раньше мне нравился мой странный выбор в геле для дыша. Ну, любил я лаванду, что такого? Теперь не люблю, спасибо Медее за ее шикарное воспитание меня.
- ДА, ТЫ ОБОЛДЕЛА?! ПОТОП?! ОПЯТЬ?! МЕДЕЯ, МАТЬ ТВОЮ! – Я наконец грозно встал в луже непонятной жидкости, раскидав при этом подушки и запутавшись в одеяле, которое изображало из себя крышу моего жилища. Нет, ну смысл уже было сохранять его, когда тут такое происходит. Кажется, Сфорца сильно хотела внутрь моего форта онкологических заболеваний, поэтому схватив девушку, пока та не успел убежать я завалился с ней на пол. При этом ведро, которое она не понятно где вообще нашла, с грохотом полетело по полу. – О, ты же хотела, наверное, после работы искупаться, ванну принять. Вот, и получай.
Электричества в доме по-прежнему не было, а вместе с ним не было и такой простой вещи, как горячая вода. Так что душ если нам и светил с Медеей, то исключительно ледяной. А еще у холодной воды было дурное свойство протрезвлять буйные умы, поэтому отсмеявшись я отклеил от своего лба листок и усевшись по-турецки начал выбирать из своих волос окурки. Так вот откуда ведро с лестницы, мы его туда поставили, чтобы тренировать прицельно кидать бычки. Мда, до тренировались.
- Полотенце принести? – Я встал, закончив свое неблагодарное дело и пошел в сторону кладовки. Вернулся я с кипой всего что-то кинул на пол, чтобы лужа начала уменьшаться в размерах, пушистое и махровое отдал подруге, а другим начал вытираться сам. Несмотря ни на что в квартире находиться было невозможно из-за жуткой цветочной вони, которая исходила от лужи. Кое-как приведя себя в порядок и убрав последствия моего личного урагана по имени Медея Сфорца, я посмотрел на виновницу своих бед. – Пошли погуляем? Когда еще увидим такой постапокалиптичный Нью Йорк? А если повезет покатаемся на тракторе. Никогда не думал, что это может быть так интересно.

+1

34

Никто не захочет оказаться в луже из грязи, прелых листьев, размокших окурков и дождевой воды даже в обычном то своем состоянии, когда есть возможность прийти домой, наполнить ванну горячей водой с ароматами цитрусовых и забыть обо всем на ближайшие пятнадцать минут. А что говорить о той ситуации, когда такой возможности нет, и в ближайшем будущем не предвидится? Мало того, что подачу воды восстановят не раньше, чем через пару дней, а то и больше, так еще и любимая пена для ванны как назло закончилась, а идти в магазин за ней ну конечно же лень.
Но от праведного гнева подруги, Кита спасло только ее упоенное таблетками состояние. Едва ли достойной наградой за поваленную в лужу девушку можно было считать пару несильных толчков локтями, и кажется коленом она ему заехала чуть ли не в пах, но стойкий оловянный солдатик даже не подал вида, что ему больно и прочее, видно действительно девушка промахнулась. Зато ей досталось лучшее полотенце, в которое она не побрезговала завернуться вместе с носом, дабы не чувствовать этой цветочной вони, которая, казалось бы, преследовала ее по жизни. Даже на работе жидкое мыло неизменно покупали с этим запахом, будто бы у больницы был заключен пожизненный контракт с производителем, а то и изобретателем приторного аромата.
- Пошли, и поскорее… - Сменной одежды для Сфорца не нашлось, впрочем, простыть сильнее она уже вряд ли смогла бы, потому просто накинула белое полотенце на плечи и почти выйдя из квартиры к застывшему на лестнице хозяину, притормозила у зеркала. Вид, даже сквозь ее нетвердый в оценке взгляд, был еще тот. Она даже не могла сообразить, когда могла выглядеть хуже? После похода в лес только если, но там было не до зеркал.
- Страшно представить, на кого я похожа – Запустив прядь в волосы, Медея постаралась их хотя бы расчесать, но пальцы бессильно запутались во влажной мочалке, что теперь красовалась у нее на голове.
Кривая улыбка отразилась в темном зеркале, показывая все свое отношение к предложенной бедным жителям картине и грустно вздохнув, девушка покрепче замоталась в полотенце, придерживая его скрещенными на груди руками и вышла из квартиры, нетерпеливо постукивая ножкой, пока Кит запирал входную дверь.
- Ладно-ладно, бомжи и те выглядят лучше. И не смейся, сам такой же, лучше скажи, куда пойдем? – Впрочем, спускаясь вниз, выходя из подъезда, намереваясь побродить по опустевшим улицам города, молодые люди никак не ожидали увидеть, что подобная затея пришла в головы не им одним. Кому захочется мерзнуть в своих темных домах? У кого есть время на то, чтобы пялиться в пустой ящик, пытаясь дождаться, когда им наконец включат свет? Позволить себе такое могли далеко не все и вот, лавочники и владельцы кафе, магазинов, киосков, выгнали своих сотрудников в ночную смену, приводить места работы в порядок. Повсюду шныряли люди, на улицах толпились машины, лучше фонарей, освещая улицу своими фарами. Было практически светло, пусть ночь и была в самом разгаре. Никто не думал жаловаться на шум, или вызывать полицию, у людей было право восстановить утраченное, и не важно, когда именно, лишь бы поскорее жизнь вернулась в привычную колею. И если Кит хотел увидеть Нью-Йорк во время апокалипсиса, то ему достался лишь тот, к которому добавляют приставку «зомби».
Они брели по своей улице, медленно и верно, огибая разложенные на асфальтах вывески, которые безуспешно пытались восстановить или хотя бы разобрать, рабочих, что поднимали свои леса и огораживали территорию предупреждающими лентами, машины с питьевой водой, возле которых толпилась очередь из людей с канистрами и ведрами. Медея потихоньку приходила в себя, вновь погружаясь в свое обыденное состояние, или ей так казалось из-за отсутствия катализатора для нового всплеска эмоций. Казалось, пока они не начали пробираться сквозь толпу людей, сгруппировавшихся возле одного из домой и занимая собой весь тротуар настолько плотно, что обойти их не представлялось возможности.
- …здесь он и погиб. Великая трагедия и большая потеря музыкального мира. – Она услышала лишь обрывок фразы и удивленные вздохи толпы, но и этого ей хватило, чтобы резко поменять направление, отставая от Кита и оттолкнув какого-то мужчину с фотоаппаратом на шее, толкнуть в грудь говорящего человека.
- Ты что несешь? – Медея не знала, что на нее нашло, но мельком взглянув на дом, в груди заклокотала новая волна неадекватности, как потом будут рассказывать эти люди, когда вернутся домой. – Потеря для музыкального мира? Я не понимаю! Зачем сейчас? Почему?
Для туристической отрасли Нью-Йорка видно не было писаных законов и моральных норм. Да, музеи скорее всего были закрыты, но туристы все же остались. Им уже надоело пялиться на статую Свободы, они прошли мимо всех мостов, и потому, наверное, начали скупать билеты на эти небольшие частные экскурсии, которые водили зевак по местам гибели более-менее известных людей.
- Что ты им говорил? – Она снова пихнула парня, отталкивая его от толпы и небрежно отмахнулась от Кита, что пытался вразумить свою соседку, но Медее же хотелось высказаться. – Как это мудло сдохло во время дрочки, накидавшись наркотой? Великая смерть, трагедия для музыкального мира? А не хочешь ли ты заодно рассказать… - Девушка повернулась к толпе, и указала пальцев на обгоревшее по контуру окно. В нем до сих пор зияла провальная чернота, и осколки стекол. На раме болталась оборванная во время шторма лента, а ровно под ним в грязь был втоптан одинокий цветок, видно выпавший тоже, и по нему уже не раз прошлись, возможно даже эти «туристы». – … про жителей этой квартиры? Они погибли в тот же день. Сосед, что жил сверху, тот самый музыкант, отключился и выпустил окурок из руки. Типичная история, думаете вы, ведь вам гораздо интереснее узнать, про судьбу этого убийцы, а не про тех, кто жил под ним. О ком он знал и наверняка пользовался их услугами. Тринадцать детей. Тринадцать детей, без документов и прошлого, жившие в рабстве у какого-то богатого дядечки. Да, это был притон, их услуги продавали, ими пользовались так, как вы себе и представить не можете, или можете, но это уже ваши проблемы. О них знали все, кто жил в этом доме. Но никто из них не помог спасти, вытащить хоть одного ребенка из того пожара. Двери были заперты, окна заколочены, они даже не могли выпрыгнуть и к моменту приезда пожарных, спасать было уже некого.
Девушка замолчала, переведя дыхание и все еще указывая дрожащим пальцем на провал окна. Она вспоминала, как зашла в морг и чуть не задохнулась от запаха горелой плоти, рядом выложенной на всех свободных столах. А после, листая утреннюю газету, ни нашла ни строчки о случившейся трагедии. Тринадцать никому не нужных детей, так и остались никому не нужны. Но после, она перевела взгляд на лица туристов. Они были удивлены, но скорее ее поведением, а не рассказом. Только экскурсовод, и стоявший рядом с ним переводчик скромно переминались с ноги на ногу, не решаясь прервать встрявшую неравнодушную горожанку. Одинаковые желтые лица, с одинаковым удивлением на них.
Медея медленно улыбнулась, так же, как показывали в телевизоре, говоря о жителях этой прогнившей в своей морали страны. Широко и наиграно. И туристы, один за другим, начали улыбаться в ответ.
- Добро пожаловать в Америку! Здесь все. Всегда. Улыбаются. – Легкий поклон, разворот, и вот она уже не сопротивляется, когда ее друг, обнимая девушку за плечи, уводит ее дальше по улице, и только запоздалые вспышки фотокамер освещают им путь. – Ненавижу туристов…

Отредактировано Medea Sforca (15.07.2016 06:42:53)

+2

35

На жалобы подруги я только закатывал глаза в ответ. Все-таки ей повезло чуть больше, чем мне она просто повалялась в помоях, а на меня они их вылилась так что я еще не один раз буду вымывать из волос всякую дрянь. Вот уж и правда, бомжи должно быть выглядели лучше нас даже после урагана. Но оставаться в квартире возможности не было, спасибо дурным идеям моей соседки, Оставив окно приоткрытым, чтобы все-таки проветривалось, я запер дверь, и мы пошли гулять. Город и правда был полупустым. Казалось, что только мы два таких психа, кто решил прогуляться, но не долго. Вскоре мы наткнулись на экскурсию. Вот это высший уровень идиотизма или цинизма, я даже как-то и не знаю, что именно это было. В любом случае нормальные люди в такую погоду по улицам не шастают, а дома сидят или валят к черту из полуразрушенного города, но уж точно не остаются ходить на экскурсии.
Медею, которая обычно фыркает на все эти столпотворения и не обращает внимания на букашек, видимо толи настроение было такое из-за того, что пришлось со мной в мусоре полежать, толи из-за таблеток, а может ее, как и меня все происходящее возмутило. Нас с ней объединяла безумная любовь к городу и подобное неуважение нас равно могло возмутить. Вот только я был видимо менее буйным, чем Медея. Девушка же рассказала жуткую историю про дом, да так, что ее саму начало трясти. Я по началу подумал, что она придумывает, но только по ее виду понял, что это все было правдой. Туристы стояли впечатлившись с открытыми ртами, я на всех грозно зыркнул и приобняв девушку повел ее в сторону от них. Выглядеть со стороны мы должны были эпично, наверняка, идиоты решили, что это часть программы. Откуда только такие берутся?
- Не думай о них, давай я тебе лучше расскажу про клуб, который недавно нашел неподалеку. М… черт, как он называется то… а да точно! «Ленивые котята»! Забавное название, правда? У них там все меню тематическое и даже проходят вечеринки, когда надо наряжаться ленивыми котятами. Думаю, нам с тобой надо будет туда сходить, когда все наладится, - я уверенно вел девушку дальше по улицам города и растирал руками плечи, надеясь хоть так ее согреть. В отличие от меня Кошка почему-то не переоделась. Я не задавал вопросы, а просто позволял ей быть самой собой. Это, кстати, самое мудрое, чему я научилась за годы своей сознательной жизни: никогда не пытайся понять женщину, просто позволь ее тараканам сожрать самих себя и наслаждайся шоу. – Так, вот про «Ленивых котят» я думаю нам с тобой пойдут костюмы черных котов, можно прикупить наряды там же, где ты взяла мой подарок на Хэллоуин. Будем смотреться шикарно, попивать кошачьи коктейли и ржать над всеми остальными, обещаю тебе понравится. Что я не знаю, что ты любишь, что ли?
А потом я увидел трактор, такой настоящий, каких обычно в городе нет. Его пригнали по любому, чтобы порядок наводить, но вот что-то водителя нигде не видно было. Я отпустил девушку и подошел ближе к агрегату. Понятия не имею почему, но тракторы меня всегда завораживали, наверное, это было как-то связано с тем, что мой отец вырос на ферме и когда я был совсем маленьким, то мы там жили. Знал я об этом, конечно, из дневников и фотографий, но все же. И вот я стою рядом с настоящим трактором внутри которого торчат ключи. Не долго думая я забрался в кабину. А почему бы и нет? Камеры все равно не работают, мы просто немного покатаемся и вернем на место. Ну и ключи, черт подери, ключи были в замке зажигания, ну как можно было так тупо поступить и как можно мимо такого подарка судьбы пройти?
- Медея, давай угоним трактор! – я улыбнувшись во все свои 32 зуба, чуть вылез и протянул девушке руку, чтобы ей было удобнее забраться ко мне. Глаза мои должно быть горели, как у настоящего психа, но я и правда безумно загорелся идеей, настолько, что пожалуй бросил бы Кошку одну на улицах города, лишь бы попробовать порулить этой огромной и адской машиной. Меня даже бронетранспортер так не интересовал, как трактор. А уж если я справился с бтр, то с сельхозной техникой точно разберусь. Мужик я или кто? – Ты же понимаешь, что это трактор, настоящий трактор! Когда мы еще с тобой на таком покатаемся да еще и безнаказанно?

+1

36

Что это было? – Медея могла спросить себя об этом почти сразу, как только они отошли от группы, после, когда медикаментозный угар оставил бы ее нестабильное после таких эмоциональных встрясок состояние или в глубокой старости, если бы этот эпизод остался бы в ее памяти до того дня. Но даже, если она и забыла бы группу одинаковых с лица, то запах гари и обгорелые останки, с черной глянцевой кожей, одинаковые и не отличимые друг от друга до проведения экспертизы, она будет помнить. Даже сейчас, она нервно сглотнула и скрипнула зубами, прогоняя тошноту, а после покрепче ухватилась за локоть друга, ковыляя сгорбившись и немного загребая ногами землю.
Кит же пытался вернуть подруге то беззаботное состояние, из которого так легко было выпасть, а после не найти дороги назад. Он болтал, изменяя своей привычной молчаливости, собирал всякую чушь про каких-то котят, ночные клубы и коктейли с зонтиками. Медея лишь молчаливо кивала, погруженная в свои мысли, через какое-то время вспомнила, что не мешало бы улыбнуться и слегка приподняла уголки губ, поворачивая голову и невидящим взглядом мазнув по лицу друга. Ей нужно было приложить всего усилие, чтобы вернуться обратно, и она честно старалась, фокусируя взгляд на мелочах, пробивающейся щетине, перечеркнувшей скулу пряди волос, блеске кожи. Постепенно, звук его голоса стал доноситься до нее все ближе, прорываясь сквозь глухую пелену, обретал краски и тщательно скрытое беспокойство.
- Котята говоришь? Хати… но ведь ты пес. – Девушка мягко улыбнулась, убирая ту самую прядь и заправляя ее за ухо друга, но упрямые волосы все равно не слушались прямых команд. – Тебе надо подстричься. Или лучше побриться налысо, как ты на это смотришь? Волосы путаться не будут, не буду больше косички тебе заплетать, станет попрохладнее… Еще и кошачьи ушки будет лучше видно, если мы все же пойдем в этот клуб, а то в таком состоянии, они попросту затеряются в этих патлах. Ну? А еще у лысых волосы в череп не врастают и мозги не путают… давай, я аккуратно побрею.
Но внимание парня вдруг переключилось на трактор. Наверняка его пригнали для уборки завалов из мусора, и оставили, понадеявшись на добропорядочность граждан города, даже не потрудившись вынуть ключи из замка зажигания. Когда же Кит подошел разглядеть поближе это чудо инженерной мысли, Сфорца решила подождать в стороне, не питая никакой симпатии к грязной технике устрашающего вида, ну а с мальчишки что было взять? Вот только она не учла, что излишняя веселость друга была спровоцирована еще и той горстью сжеванных таблеток, запитых старым виски и залитых мыльной водой с запахом лаванды.
- Ты что делаешь?! – Патолог, чистый перед совестью и законом, с ужасом смотрела как ее друг открывает дверцу трактора, заглядывая внутрь и тут же подошла ближе, оборачиваясь на ходу, чтобы избежать ненужных свидетелей. – Перестань, что на тебя нашло?! Нас же арестуют, и ты потеряешь работу! Я кстати тоже.
Она схватила Кита за руку и потянула на землю, но тот перехватил инициативу, резко дернув подругу вверх, отчего она против воли стала соучастницей преступления, отрезая себе путь назад захлопнувшейся дверью. От возмущения она хватала ртом воздух, не находя подходящих слов для выражения праведного гнева, а Рейн уже заводил мотор, отчего адская машина вся заходила ходуном, готовая сорваться с места.
- Ты конченый идиот, ты же в курсе? – Сначала медленно, но все быстрее набирая скорость, техника понеслась по окраине ночного Манхэттена. Кабина ощутимо тряслась, из-за чего приходилось вцепляться руками в жесткое и тесное для двоих сидение, мысленно прогоняя все последствия, которыми может обернуться для них такое путешествие. Ей даже казалось, что позади них уже звучали сирены полицейских машин, грозящих нагнать и заломить руки мелким преступникам в лице граждан уважаемых профессий. – Где ты только его водить научился… поворачивай налево! Осторожнее!
Даже волосы, что до этого лежали пусть беспокойно и прилизано из-за пролитой на них воды, так и норовили встать дыбом и побелеть, обрекая еще молодую женщину на еженедельные визиты к парикмахеру. Молодым людям действительно повезло, что камеры еще не были подключены к общей сети и ехали они не по многолюдным улицам, но все же затягивать с такой прогулкой не стоило.
- Мистер Рейн, хватит! Тормози немедленно, мне плохо… - Да, немного слукавила, усугубив свое положение, но что еще оставалось делать, как не взывать к сочувствию?

+1

37

Медея, пытающаяся перетянуть меня из кабины трактора вниз, выглядела забавно. К счастью у девушки не хватило не сил, не веса стащить меня, зато я смог затащить ее к себе наверх. Не мешала бы было бы проще, но она боялась ареста. Кто будет нас арестовывать в полупустом городе я не представлял. Ощущение, что апокалипсис наступил никуда не пропадало, даже когда мы встретили оголтелых туристов, неожиданная группа выживших вполне укладывалась в стандартные сюжеты и клише историй подобного рода, как, впрочем, и трактор с ключами зажигания, забытыми в замке. На секунду я подумал, что все это просто очень долгий сон или я снова был в коме, а может и не выходил из нее никогда? Тревожные мыли оживились было в моей голове и притворяясь тараканами начали выползать из своих темных углов, но фейерверк из сочетания обезболивающего, антидепрессантов и старого виски, который все еще переливался в моей голове всеми цветами радуги и возможно отдавался в глазах озорными искорками, загнал их обратно, не дав толком разгуляться в моей голове. Но это было ничего, они свое еще возьмут, поздним вечером, когда я лягу спать. Ведь спать для слабаков, это же знает каждая собака и, конечно, такой пес как я. Не зря меня соседка прозвала Хатико и вечно сравнивала с щенками.
- Да, какая разница что водить? Военный транспорт, обычная машина, трактор – все одно! Поверь на слово, - я подмигнул Медее. Мое настроение было на удивление игривым в тот момент и достаточно довольным. Алголь никогда на меня хорошо не влиял, вечно я совершал какие-то идиотско-безумные поступки под его влиянием. К счастью распитие никогда не было моим особо любимым занятием. Ходить по тонкому люду и постоянно мешать таблетки и алкоголь? Я как-то был пас. Жизнь, в ценности которой я никогда особо не был уверен, была все же приятной штукой иногда и отказываться от нее я был не готов. Поэтому я всеми силами старался не убить ни себя, ни подругу, которой только что приврал, мягко говоря. Управлять трактором оказалось несколько сложнее, чем я думал сначала, и мы весело виляли первое время из стороны в сторону. Хорошо ничего не кому не поцарапали и не разбили. Пусть и была возможность развести потом руками и сказать, что это нифига не мы, а ураган. Но все обошлось. В то время, как я откровенно веселился, даже смеялся и радостно что-то кричал в окно редким проходим, моя подруга сидела, вцепившись в кресло до белизны пальцы, да и цвет лица был скорее уместен у кого-то из пациентов Сфорцы, нежели у живого человека. Я уже было подумал, а не случилось ли с ней чего от страха вдруг. Медея, которая умирает от остановки сердца во время поездки на тракторе? Нет, к этому меня точно жизнь не готовила. Все же девушка всегда демонстрировала стальные нервы и яйца, но не в этот раз. Возможно заметив мой обеспокоенный взгляд, кошка потребовала, чтобы я остановился, заявив, что ей стало плохо. Спорить я не стал, тем более, что вариантов что и куда можно сделать в кабине было не так уж и много, а добавлять к своему лавандовому парфюму еще какие-то запахи, я пока был морально не готов.
Медея полу высунулась из кабины, открыв дверь и шумно дышала, когда я услышал сзади короткий сигнал полиции для привлечения внимания. Где-то по дороге я слышал уже сирену, но тогда решил, что это совсем не по наши души, да и мало ли что случилось в городе. Посмотрев в зеркало заднего вида - надо же в тракторах они тоже есть - я увидел, как два на вид очень молодых патрульных вылезают из своего рабочего старенького форда и направляются к нам. Какой черт меня дернул и зачем, я понятия не имею. Втянув Сфорцу обратно в кабину и захлопнув дверь, я вжал педаль газа. Конечно, полицейские тут же кинулись обратно к своему транспорту, включили сирену и погнались за нами. Пока мы ехали я прокручивал в голове, что можно сказать или сделать, когда не останется выбора другого, кроме как сдаться. Честно говоря, ни одного варианта при котором я оставался вне тюрьму или без обязательных работ, я не видел. Если отмазать кошку было еще плюс минус табуретка возможно, то моя судьба была предрешена в тот момент, когда я залез в кабину. Поэтому, решив, что сдаваться живьем врагу не стоит, я резко свернул в парк и поехал поперек газонов, рассчитывая на одну простую вещь: старый седан, нихрена не вездеход, в отличие от трактора.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » О потопе, о ремонте и ни слова о работе. ‡флеш