http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Слушай, оставь сарказм мне. Тебе он не идет. ‡флеш


Слушай, оставь сарказм мне. Тебе он не идет. ‡флеш

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s9.uploads.ru/pHOym.png
[audio]http://pleer.com/tracks/39044359F8m[/audio]

Время и дата: славный день июня 2015-го
Декорации: Манхэттен, такси, автобус, и черт знает что еще, главное - не тот свет
Герои: Scarlett Craige vs. Kamilla Hummel
Краткий сюжет: две женщины в такси - что скажут о них люди, увидев со стороны: что они подруги, сестры, коллеги? Да что угодно, но точно не то, что они - враги! И тем не менее, данный факт неизбежен - Скар и Кэм друг друга, мягко говоря, недолюбливают. Однако даже в этом веке случается так, что два неуступчивых человека могут изменить свое мнение.

Отредактировано Kamilla Hummel (22.07.2015 05:48:02)

+1

2

внешний вид

http://www.eclipse-sumerki.ru/wp-content/uploads/2011/07/171772-46364731-m750x740-u8fd09.jpg

Не обстановка красит человека, а, напротив, венец природы с изысканной утончённостью привносит в окружающую среду новые оттенки, умело компонуя основные цвета – три кита, на которых держится искусство живописи. Самая заунывная мелодия сможет стать задорным мотивом, что окрыляет и душу, и сердце, – всё зависит от того, что за субъект разделяет с тобой эту музыкальную паузу. Каждое полотно заиграет новым настроением, когда ты взглянешь на него глазами другого человека, сливаясь воедино чувствами и эмоциями. Любая лекция, преподносимая студентам хлипким преподавателем небольшого роста с залысинами и монотонным голосом, станет, будьте уверены, интереснейшим проектом, стоит лишь обсудить её с таким человеком, который смело высказывает свои мысли и замечания, не желая подстраиваться под сонмы остальных. Несомненно, и научный симпозиум, посвящённый трансплантации искусственных органов и уменьшению вероятности отвержения их иммунной системой при вживлении в тело пациента, обещал бы быть увлекательным и продуктивным, раздели его Скарлетт с кем-то другим, но не с мисс Хаммел – хирургом-ангиологом, с которой девушка имела обыкновение порой пересекаться в коридоре хирургического отделения. Считая Камиллу весьма некомпетентным специалистом, генетик вовсе не испытывала к ней уважения, которое так характерно для подобного рода субординации. Попасть в шоу-бизнес через постель продюсера, удовлетворив его потребность в женской ласке и доступности, весьма просто, отчего же и здесь не может действовать этот закон? Коллеги ни разу не заговаривали без особой нужды и зачастую предпочитали делать вид, что и вовсе не признают друг в друге знакомых лиц. Крейг мгновенно обращала своё внимание на кипу папок, сжимаемых в руках, а Хаммел и вовсе демонстративно отворачивалась, делая вид, что более всего на свете ей интересна глубина и прозрачность белого цвета, который покрывал каждый миллиметр стены. И в настоящий момент – что за ирония судьбы! – именно этим двоим предстояло отправиться в медицинский центр якобы для ознакомления с современными технологиями и повышения компетентности в своей сфере деятельности. Но даже в этом, казалось бы, достаточно логичном событии, коими всецело наполнена работа человека, давшего клятву Гиппократа, имелся тонкий подвох судьбы, который Скарлетт, безусловно, оценила бы в том случае, если он не касался бы её. Данное испытание – иначе ведь и не назовёшь эту беспрестанную содомию вкупе с человеком, отношение к которому колеблется в пределах раздражения и взаимной нелюбви – предназначалось не иначе как для «эффекта бумеранга», который являлся лишь своеобразным проявлением хитрого и своенравного характера кармы - некого сакрального обряда возмездия, в который верует каждый эзотерик. В случае с Камиллой подобного рода ситуация вполне объяснима: ей и всех реинкарнаций собственного «Я» не хватило бы для замаливания грехов, которые имеются на счету, но по какой причине и Скарлетт должна участвовать в данном процессе? Не иначе, как насмешка некого божества, которому нравится ломать вдребезги человеческие судьбы. Заправив за ухо выбившуюся прядь и бросив напоследок придирчивый взгляд в небольшое округлое зеркало, висящее на стене, девушка едва слышно вздохнула, и в этом вздохе, казалось, по-новому зазвучали все молитвы, что когда-либо звучали в соборах: столь замечательный летний день, который можно провести в прохладном кабинете «New York Presbyterian» над медицинской картой очередной пациентки, стремительно выходит на орбиту одного из Кругов Ада, чем совсем не радует Крейг. C’est la vie – и никто не в силах повернуть время вспять, повлиять на ход событий или же просто убежать от реальности. Единственное, что остаётся сделать, – смириться с тем, что Жизнь безоговорочно вклинивается в опостылевшее течение, удовлетворяя свой очередной каприз с типично женским рвением тотчас получить всё желаемое. Скарлетт не любит подобных – но не оттого ли, что и сама принадлежит к этой злосчастной когорте?

- Мисс Хаммел, - холодно приветствует шатенку Крейг, спустившись в просторный холл госпиталя. – Нам вызвали такси? Дорога предстоит дальняя, я не желаю растягивать её на весь оставшийся день. В отличие от некоторых, - с нажимом произносит Скар, чьи губы внезапно вздрагивают в неком подобии ироничной полуулыбки, - у меня есть иные дела, не терпящие отлагательств.

Спустя несколько минут, показавшиеся, впрочем, для девушек часовой лемнискатой, канареечно-жёлтое такси, опоясанное шашечками, останавливается напротив стеклянных дверей госпиталя, извещая о своём прибытии пронзительным звуком автомобильного клаксона. Генетик, для которого торопливость и сумбурность движений всегда казались смертным грехом, всё же стремительно делает первые шаги навстречу подстерегающим её обстоятельствам с очаровательном поспешностью, но даже она не может скрыть ленивой грации, которая сквозит в каждом движении, в каждом умело подчёркнутом изгибе тела мисс Крейг. Плавно толкнув стеклянную дверь от себя, Скарлетт выходит на улицу, с наслаждением втягивая свежесть июльского дня. Несмотря на жару, от которой асфальту впору плавиться подобно куску масла на разогретой сковороде, прохладный ветерок робко гуляет по тенистым аллейкам, изредка заводя беседы с прохожими, прикасаясь к их уложенным в причудливые и разнообразные причёски волосам и поспешно убегая от шквала их недовольства. Водитель такси приветствует Скарлетт гулким басом, на который девушка, впрочем, реагирует лишь сдержанным кивком головы. Через пару мгновений Камилла занимает место рядом с ней, и автомобиль с тихим шорохом трогается с места, предвкушая очередную поездку в другой район Нью-Йорка.

- Мисс Хаммел, Вы подготовили что-нибудь для данного симпозиума или же едете лишь для того, чтобы сбежать от постоянно увеличивающегося притока пациентов? – кошачьи глаза Крейг лукаво сощуриваются, но голос остаётся всё тем же безличным и спокойным, словно мраморное выражение лица одной из кариатид, поддерживающих балкон своими изящными и умело высеченными из мрамора руками. – Я посчитала нужным составить список вопросов, которые можно было бы задать в самом конце. Вы читали последнюю статью доктора Лермана о культивировании лишь конкретных типов клеток? Конечно же, сейчас прогресс дошёл и до того, что в лабораториях любому специалисту под силу разработка каркасных имплантатов, но всё же не стоит забывать и об истоках данного эксперимента. Доктор Лерман выступает за создание лишь стволовых клеток, которые могут развиться в любой другой тип при определённых условиях. На мой взгляд, достаточно аргументированный процесс. Как Вы считаете?

Отредактировано Scarlett Craige (17.08.2015 23:50:05)

+1

3

ВВ

http://ilarge.lisimg.com/image/8243386/1118full-darla-baker.jpg

Наблюдать за жизнью госпиталя со стороны, как выяснилось до сих пор никогда не занимавшейся подобным Камиллой, занятие довольно скучное. Однообразная картина суетящихся докторов и нетерпеливых пациентов напоминала ей муравейник с белыми стенами и мятного цвета диванами, на которых за долгие годы службы местами протерлась обивка, добавляющая своим непрезентабельным видом в общее впечатление немного чувства жалости и тщетности бытия. Четверть часа перед глазами Хаммел представал зацикленный процесс парящих в воздухе белых халатов, отвлекающего от них детского плача, пестрых платьев и пуританских грязно-розовых кофт, которыми прикрывала плечи каждая уважающая себя американка, пронзительного скрипа каталок и кроссовок интернов по кафельному полу, завершающих итерацию, которая очень быстро надоедала. Никакого очарования тайного мира прячущихся в тени коридоров больницы бесстрашных рыцарей, бескорыстно спасающих невинные жизни в операционных, в этой картине не было и в помине.
Доктор уже довольно долгое время стояла недалеко от входа в госпиталь и спокойно созерцала суету, думая о том, что она никогда не стала бы хирургом, если бы ее первым впечатлением от медицины стал зал ожидания - лучшего способа убить мечту гордо надеть белый халат, как сделала она умозаключение после увиденного, просто не придумать. Кэм все это время внимательно наблюдала за своими коллегами, изучая сосредоточенным взглядом их внешний вид и манеру поведения, и с ужасом понимала, что столь же жутко и жалко выглядит и она большую часть своей жизни. Мысль о том, что нет удачнее плацдарма для неврологов и визажистов, чем это царство бесконечной суматохи и бессонницы, как на зло, прочно засела в ее голове и от скуки принялась развивать альтернативные события маленькой вселенной госпиталя, которые доктору очень захотелось утопить в стаканчике с кофе. Камилла взглянула на стеклянные двери кафетерия, где полупрозрачно отразился ее облик, и, впервые за прошедшие пару месяцев узрев на лице относительно яркий макияж, ощутила себя по-настоящему живой на фоне своих коллег, которые, казалось, вот-вот свалятся с ног в самый последний раз.
Меланхоличные рассуждения доктора Хаммел о том, что еще каких-то часов двенадцать назад она была точно такой же вымученной и не выспавшейся тенью, нарушил раздражающий ее голосок доктора Крейг - юного специалиста-генетика, которую навязали ей в довесок к приглашению на симпозиум и из-за которой пришлось отложить приятное времяпровождение с любимым напитком. Камилла обернулась и быстро оценила взглядом коллегу, еле удержавшись от смешка в ее адрес. Едва заметно улыбнувшись, она отвела от Скарлетт взгляд и всеми силами постаралась подавить широкую улыбку, которую следом вызывал ее надменный тон, судя по всему, обреченный заставить хирурга почувствовать себя "не в своей тарелке".
- Очень жаль, мисс Крейг, что Вы до сих пор не знаете у кого нужно уточнять подобную информацию, - Кэм посмотрела сверху-вниз на подошедшею к ней мисс Крейг и совершенно спокойно добавила. - Такси должно прибыть через несколько минут, так что не переживайте, слишком долго Вас задерживать никто не посмеет.
Кэм отвернулась от девушки, давая понять тем самым, что не собирается продолжать совершено ненужную им обеим светскую беседу, в их случае всегда чрезмерно приправленную язвительностью и нарочито заметными или скрытыми шпильками в адрес друг друга. В наказание за это время будто нарочно замедлило ход, вынуждая больше обычного испытывать Кэм неприятные ощущения в компании юного генетика, но спустя пару минут жизненно важных наблюдений за двумя весело сплетничающими старушками оно все-таки сжалилось и развеяло хотя бы на несколько мгновений всегда возникающую между коллегами напряженность громким звуком гудка такси. Едва заслышав его, Скарлетт будто спринтер на Олимпийских играх сорвалась с места и понеслась навстречу желтому автомобилю, уже скорее по привычке изрядно виляя бедрами в нелепой мешковатой юбке, даже когда то было совершенно ни к месту. Камилла слегка покачала головой и переложила сумку в левую руку, спокойно направляясь следом за доктором Крейг. Как она и предчувствовала, эта поездка обещала быть невыносимой и, к несчастью, с самого ее начала. Не растеряв до конца наивность, Хаммел до последнего надеялась вынести в молчании и тишине вынужденную компанию генетика, но неугомонная Скарлетт запланировала для них совсем иную программу. Не прошло и минуты с того момента, как такси отъехало от здания госпиталя, как она принялась за свое, как обычно, пытаясь вывести Камиллу и показать свое отсутствующее превосходство. Подперев пальчиками подбородок, доктор Хаммел внимательно выслушала мисс Крейг, не сводя с нее безучастного взгляда. Ее тщетные попытки уколоть от чего-то были не только смешными, но и несколько раздражающими для Кэм, что ей всеми силами приходилось скрывать во избежании скандала.
- Вы так предусмотрительны, мисс Крейг! Не перестаю восхищаться, - тон доктора, которым она нехотя произнесла ответ, веял неприкрытой леностью, столь неожиданно нахлынувшей на нее и лишившей почти всякого интереса соперничать со Скарлетт в остротах. Как-то это даже показалось низко хирургу, взглянувшей на свою коллегу несколько под иным углом. В сегодняшнем облике девушка показалась ей сплошным ребенком, так рьяно желающим выделиться и доказать всем, будто равных ей нет в целом мире, что даже жаль было разбивать ее миражи. Образ кокетливой нимфетки, который подобрала для себя Скарлетт, лишь усилил новое впечатление Хаммел, что совершенно не сыграло на руку девушке - Кэм в ней сильно разочаровалась. Безусловно, мисс Крейг была привлекательна внешне и источала притягательность юности не только миловидным личиком, но и своим вздорным характером. Она была не глупа, но и не дальновидна, хотя всей душой верила в иное. Безгранично себялюбива, как всякая мало-мальски симпатичная девица, непременно видящая себя в облике роковой сердцеедки, способной уложить на лопатки кого угодно. Камиллу это даже трогало. Она с легкой полуулыбкой наблюдала за Скарлетт, разговаривающей с ней высокомерным тоном зрелой успешной женщины и чуть ли не каждую минуту заботящейся о том, сколь идеально уложены ее волосы, завитые в крупные "романтичные" локоны. С искренним умилением любовалась тем, как Крейг в между прочим пытается показать свое профессиональное превосходство над ней, при этом случайно выдавая, сколько старательно и заблаговременно она готовилась к подобной демонстрации. С усмешкой смотрела на то, как она пытается казаться причастной к элитному обществу женщиной, однако умудряясь в самый неожиданный момент продемонстрировать свойственное подросткам отсутствие чувства стиля и здравого смысла. По сути, генетик до сих пор оставалась не утвердившимся в жизни тинейджером, хотя и была весьма достойным экземпляром соблазнительной женщины по общепринятым меркам, но сильно не дотягивала до конкурентки по личным эталонам доктора Хаммел. Это в своем роде было печально, так как достойных конкурентов Камилла ценила очень высоко, даже если и ненавидела их.
- Однажды, доктор Крейг, вполне возможно, что мы научимся выращивать целые органы из стволовых клеток, но на данный момент это только лишь далеко идущие планы. Плюрипотентные стволовые клетки сравнительно недавно удалось получить нашим коллегам, а сколько еще времени понадобится на то, чтобы всецело их исследовать и внедрить технологию в производство? Безусловно, идеи доктора Лермана разумны и, возможно, даже прорицательны, но мы живем сегодня, а не завтра. Поэтому в первую очередь нужно заботиться о пациентах, которым нужна помощь здесь и сейчас, а не в будущем, пусть и самом ближайшем. Поэтому я придерживаюсь мнения, что необходимо продолжать развивать оба направления. Пока что отказываться от каркасных имплантатов в пользу одного только культивирования стволовых клеток слишком рано.

Отредактировано Kamilla Hummel (24.07.2015 12:41:25)

+1

4

Подобно любому уважающему себя и свой кропотливый труд доктору, мисс Хаммел не решилась бы ставить под угрозу свою репутацию и жизни тех, кто по наитию ей доверился, и оттого с некой едва заметной, но всё же чувствующейся в голосе гордостью заявила о том, что не считает отказ от каркасных имплантатов во имя культивирования стволовых клеток решением, исполненным мудрости и профессионализма. Что же, Скарлетт не удивлена – и оттого позволяет себе тихо усмехнуться, прикрыв губы рукой, взметнувшейся к локонам в очередной раз для того, чтобы спустить их на левый бок. Многие коллеги, с которыми мисс Крейг, так или иначе пересекаясь в стенах госпиталя, обсуждала этот вопрос, ответили бы точно так же: ещё не время для столь стремительных и, несомненно, решительных инновационных изменений, как абсолютное внедрение плюрипотентных клеток в процесс создания искусственных органов. Эти люди, исполненные трепетом перед некими обязательствами и связанные клятвой как аттавизмом прошлого, не были готовы на риск или проявление инициативы в исследовании того, за что так яростно выступал доктор Лерман. Вот он – истинный лидер, что, не боясь общественного мнения, высказывает свои умозаключения с горячностью римского оратора, желая влиять на умы с целью прогресса ради, собственно, самого прогресса! Скарлетт испытывала невероятное уважение по отношению к этому человеку, что даже в мгновения, требующие серьёзного подхода, сохранял на лице безоблачную улыбку юного сорванца, коим он в глубине души всё ещё оставался. Генетик нередко посещала его лекции в свободное время и ловила себя на мысли о том, что мистер Лерман, возможно, привлекал её не только как опытный коллега с похожими взглядами и мировоззрением, но и как мужчина: высокий рост, вечно взлохмаченная каштановая шевелюра, отливающая в лучах солнца рыжеватым золотом, пронзительный взгляд серо-голубых глаз и приятный тембр голоса – несомненно, он был объектом воздыхания многих юных студенток, что смущённо опускали взгляд в тетради с конспектами, застенчиво заправляя за ухо непослушные пряди волос. Поведение, что не отличается особой оригинальностью: столь образованный и начитанный человек вряд ли станет жертвой самых что ни есть распространённых женских уловок. Краем уха слушая разглагольствования дражайшей Камиллы, Скарлетт невольно задумалась о том, смог ли бы человек, являющийся воистину светилом современной науки, найти что-либо путное и необыкновенное в этом сгустке сарказма, облачённом в нежно-бирюзовую блузу и тёмно-синюю юбку-карандаш, подчёркивающую плавные изгибы тела. Фи, что за безвкусица: столь странное ожерелье отнюдь не сочетается с деловым стилем в одежде – равно как и очки, в которых Хаммел более напоминала огромную, сошедшую с полотен сюрреалистов муху, нежели достаточно известного в Нью-Йорке ангиолога. Губы девушки трогает вежливая улыбка, которую Камилла воспринимает, вероятно, как признак недалёкого и абсолютно несерьёзного человека. Прохладное пренебрежение явственно читается в глазах девушки, но Крейг лишь делает вид, что не замечает этого: кошку, кажется, никогда не должно волновать то, что говорят мыши у неё за спиной?..

- Несомненно, Ваше мнение, мисс Хаммел, имеет своё право на существование, - генетик пожимает плечами и бросает мимолётный взгляд на браслет наручных часов: пунктуальность всегда была её главной чертой. – Но сейчас две тысячи пятнадцатый год, и оттого я считаю должным заявить, что нам всё же требуется идти в ногу со временем, которое не будет ждать нас! Помнится, даже девять лет назад учёные смогли воссоздать сложные ткани мочевого пузыря, а ранее – и полностью функционирующую почку. Три или, кажется, четыре года назад исследователи вырастили кишечную ткань. Да и совсем недавно учёные из Японии успешно воссоздали сетчатку человеческого глаза! И это – далеко не все примеры успешного внедрения стволовых клеток в трансплантологию. Чем же мы хуже? Отчего мы не можем делать всё то же самое? Тем же вопросом задаётся и мистер Лерман. Очевидно, многим уважаемым себя специалистам просто не хватает смелости и духа попробовать нечто новое то, – что может принести более существенные результаты. Знаете…

Неожиданный поворот такси на обочину заставляет девушек упасть друг на друга и невольно вскрикнуть от испуга. Водитель с остервенением проворачивает ключ в зажигании, но его верный железный конь и не думает трогаться с места, а лишь издаёт звуки умирающего в агонии кита. Беда не приходит одна, как говорится в народной мудрости. Окраина мегаполиса отнюдь не радует Скарлетт, и оттого она, фыркая подобно плещущейся в водопаде львице, выскальзывает из такси, предоставляя тем самым Камилле возможность заплатить водителю. Отойдя в сторону на пару шагов и едва не подвернув ногу на первом же крошечном камушке, Крейг отталкивает его ногой в сторону с непоколебимым спокойствием, словно он - не более, чем один из безуспешных способов вывести её из душевного равновесия.

- Теперь я могу смело хвалиться своей прозорливостью перед коллегами, – с отстранённой меланхоличностью произносит мисс Крейг, нарочито не глядя на оппонента, – Я догадывалась, что вызванное Вами такси сломается на первом же ухабе. И что теперь, позвольте поинтересоваться, мы будем делать? Отправимся в столь дальний путь пешком? Или, может быть, сумеем подняться в воздух, когда сделаем из так любимых Вами каркасных имплантатов крылья? Осмелюсь предположить, что сейчас - самое время для пренебрежения заявлениями господина Лермана.

Отредактировано Scarlett Craige (18.08.2015 00:11:56)

+1

5

Скука. Занудство. И полная безнадежность. Камилла подозревала изначально, что ничем иным эта поездка не закончится, но чтобы случай был настолько тяжелым? Как неоперабельная опухоль? Такого не ожидала даже она. Даже от генетика. Тем не менее, мисс Крейг была неоперабельной опухолью душевного равновесия доктора Хаммел и от встречи к встрече разрасталась только сильнее, выжимая последние силы из и без того измученной работой и, так называемой, личной жизнью души хирурга. Слушая Скарлетт и глядя на нее со стороны, Кэм невольно представляла себе деятельную молодежь эпохи 80-х годов, которой вечно недоставало революций, борьбы, технического прогресса и прочих активных действий для счастливой жизни. Подобно тому, как студенты тех времен вступали в Гринпис, переживая за шкурки всевозможных зверей, боролись за мир во всем мире, укрепляя мощь антиракетного и антиядерного движения да и вообще митингуя зачастую за полностью антивоенную политику, Скарлетт пылко и страстно парировала своими доводами, надеясь если не переубедить, то хотя бы обыграть Кэм в этой игре. Хирург порой пыталась вспомнить с чего вдруг началась между ними эта холодная война, даже пыталась отвлечься этими мыслями от назойливой тирады юной коллеги в салоне такси, но тот роковой момент, когда шаткое взаимопонимание между ними рухнуло в бездну, никак не желал вспоминаться. И будто чувствуя это, Скарлетт начала упорнее и громче доказывать свое, убеждая своими "прогрессирующими" речами Камиллу в том, что если в генетике Крейг еще более или менее разбирается, то в экономике абсолютно точно нет. Или же просто-напросто она настолько увлечена своими великими Наполеоновскими идеями и (не удивительно, если так) тщеславными мечтами, что не соизволила снизойти до такой непристойной для великой ученой темы, как денежный эквивалент гениальных инноваций. Кэм разводить полемику на эту тему тоже не горела желанием, от чего решила дать возможность Скарлетт выговориться и блеснуть глубокой убежденностью в своих взглядах, молча слушая и подпирая пальчиками подбородок. По подсчетам доктора Хаммел, которые она проводила, чтобы только не начать зевать во время театрального выступления, генетику должно было хватить времени в одну сторону пути, чтобы почувствовать себя удовлетворенной и не донимать Камиллу бессмысленными спорами на обратной дороге, однако, как часто бывает в жизни, судьба перечеркнула все расчеты красным маркером и заставила переделывать план заново.
Резкий поворот, визг тормозов, вскрики со стороны обеих пассажирок и неизбежное столкновение их тел невольно прекратили театр одного актера... на несколько мгновений. Как показала эта поездка, мисс Крейг была актрисой по жизни и без тирад в Шекспировском стиле не могла прожить и минуты. Стоило обеим женщинам сесть ровно и удостовериться в том, что далее такси ехать не сможет, Скарлетт в традициях лучших капризных герцогинь, принцесс и королев выскочила из машины, гордо шелестя своей убийственной юбкой. Магия кончилась. Кэм пришлось придти к этому заключению лишь спустя минуту, пережив не только не самый приятный разговор с водителем, который абсолютно не собирался ничего делать для решения проблемы, но также и легкий шок от того, как хрупкая капризная мадемуазель Скарлетт обратилась в миниатюрную версию Халка, совсем не изящно пинающего несчастный камушек, на котором она чуть было не подвернула ногу из-за своего психоза и невнимательности. Закатив глаза, Хаммел, успешно договорившись с таксистом на тему оплаты, спокойно вышла из машины и поднялась на тротуар, где девушка тот часа начала устраивать отрепетированное представление.
- Не представляю, как Вас взяли на работу с Вашей истеричностью и зачатками Альцгеймера, - обойдя попутчицу, Камилла молча направилась вперед, надеясь, что Скарлетт вконец разозлится на нее и отправится на симпозиум самостоятельно, но эта пиявка явно не собиралась оставлять ее в покое, вскоре быстро нагнав хирурга с огромным недовольством, которое слышалось даже в стуке ее каблуков. - Особо популярно повторяю: во-первых, вызовом такси занимается младший персонал. В частности, дежурная медсестра. Во-вторых, я Вам не личная секретарша, поэтому умерьте свой тон и гонор. В-третьих, еще умерьте свой гонор и начните думать головой, - остановившись примерно через двадцать метров от места крушения такси, доктор Хаммел возвела руку вверх, указывая на знак автобусной остановки. - Если Вас не устраивает такой вид транспорта, можете самостоятельно отправиться в свободное путешествие. Я ни чуть не буду против, - повесив сумку на плечо, Кэм плотно сцепила зубы, дабы не сказать лишнего, и скрестила руки на груди, смотря куда угодно, но только не на раздражавшую ее всем своим видом генетика. Остановка была абсолютно пуста, но выехавший из-за поворота полупустой автобус все же остановился рядом с женщинами, шумно распахивая двери.

+2

6

– Вас же взяли на работу с аналогичным диагнозом, отчего же моя кандидатура могла показаться работодателю неуместной? Если бы нам предстоял карьерный рост через постель, то, полагаю, Ваша кандидатура, мисс Хаммел, не подлежала бы никакому сомнению, – нагнав горе-попутчицу, от которой хотелось избавиться с той же лёгкостью, как и от засушенной мухи на белоснежном подоконнике кабинета, Скарлетт слегка сощурила глаза, вслушиваясь в ответные реплики коллеги, которыми та явно желала задеть девушку. Но, вопреки ожиданиям дражайшей Камиллы, спокойствие мисс Крейг находилось на прежней планке: современный социум, частью которой Скарлетт приходилось являться, выработал у шатенки защитную реакцию в виде иронично изогнутой брови, в чём многие мужчины находили особенный шарм и очарование, и едва заметного вздоха, что порой выражал больший спектр эмоций, нежели произнесённые слова. Подняв равнодушный взгляд на знак автобусной обстановки, генетик лишь незаметно дёрнула плечами и, удобнее перехватив сумку на плече, устремила свой пристальный взгляд на горизонт, надеясь в ближайшем времени заметить блестящий короб автобуса. Доставить доктору Хаммел несравнимое удовольствие сродни la petite mort? Скарлетт предпочтёт вонзить скальпель в собственное сердце, нежели пойдёт на поводу у сумасбродной девицы.

– Я даже не подвергаю сомнению сей факт, – не удостоив девушку взглядом, отвечает мисс Крейг, продолжая всматриваться вдаль. – Но вынуждена Вас огорчить: предстоящий симпозиум интересует меня куда больше, нежели перспектива отделаться от Вашей компании. Я намерена дождаться рейсового автобуса вместе с Вами – независимо от того, хотите ли Вы этого или нет.

Не желая прислушиваться к словам ангиолога, Скарлетт извлекает из центрального отделения сумки небольшую книжицу и, с трудом устроившись на крохотной скамейке под покосившимся навесом автобусной остановки, раскрывает её на нужной странице. Прозорливость и в этот раз сослужила девушке хорошую службу: вместо повисшего молчания, исполненного скептическими взглядами Хаммел и её то и дело вырывающимися многозначительными фырканьями, генетик искренне наслаждалась чтением, без труда абстрагировавшись от недоброжелательной атмосферы, которая была бы весьма неуместной даже на похоронной церемонии ввиду чрезмерной напряжённости. «Молекулярная генетика», столь подробно изложенная Стентом и Калиндером, определённо была наиболее приятным партнёром для времяпровождения.  В изящно напечатанных строках преимущественно делался акцент на том, с помощью каких экспериментов была получена сумма знаний, образующая так называемую центральную догму молекулярной биологии. Другими словами, вчитавшись в каждый абзац научного текста, Крейг вполне могла бы получить ответ на вопрос, издавна интересующий человечество: откуда миру известно то, что, собственно, ему известно? Несомненно, неосведомлённому в тонкостях генетики человеку подобная книга навевала бы неистовую скуку, но шатенка, казалось, испытывала некое воодушевление, которое не могла пригубить даже столь самоуверенная и раздражающая особа, как мисс Хаммел. Впрочем, ангиолог на мгновение прекратила тщетные попытки испепелить коллегу своим взглядом и, вытянув руку над пыльной дорогой, с энтузиазмом помахала ей, голосуя подъезжающему к ней автобусу. Скарлетт, не возвращая книгу в сумку, привстала со скамьи и, одёрнув юбку, степенно зашагала навстречу раскрывшимся автоматическим дверям транспортного средства. Свободных мест не было, за исключением одного – того, которое находилось рядом с Камиллой. Определённо: на данный момент судьба отнюдь не благоволит мисс Крейг, но, собственно, зачем терзаться столь явной антипатией, когда можно уделить время более приятному досугу?

– Остаётся лишь надеяться на  то, что время симпозиума не перенесут на час раньше ввиду появившегося свободного «окна», – обращаясь скорее к самой себе, нежели к Хаммел, произнесла Скар, возвращаясь к прерванному мгновением назад чтению. – Хотя если автобус будет и впредь двигаться с такой скоростью, – бросив мимолётный взгляд сквозь припорошенное пылью стекло, недоверчиво цокнула языком девушка, – то нам не суждено успеть и к завтрашнему дню. Придётся провести гораздо большее количество часов в Вашей компании, коллега, – а я на это отнюдь не рассчитывала.

Водитель – приземистый мужчина пятидесяти лет – медленно вёл своё транспортное средство, то и дело подпевая словам песен, льющихся из динамиков встроенного в приборную панель магнитофона. На мгновение прислушавшись к следующей композиции, Крейг слегка нахмурилась, в очередной раз не веря тому, что песни про незащищённый секс и наркотики набирают всё большую популярность как среди молодёжи, так и среди более старших поколений. Щепетильный эстетизм вступал в отчаянную конфронтацию с этой аксиомой; генетик успела весьма пожалеть о том, что её наушники, в которых звучала исключительно классическая музыка, джаз или поп-музыка девяностых годов, остались дома. «О Господи, – мелькнуло в голове Скарлетт, – скорее бы добраться до города, пока я окончательно не тронулась умом».

Желание девушки осуществилось в диаметрально противоположной плоскости. Отчаянный визг тормозов, а затем – оглушительный звук столкновения, звон разбитого стекла и громкие вскрики пассажиров: автобус, не справившись с управлением, на полном ходу влетел на обочину и врезался в столб, к которому тянулись высоковольтные провода. Оправившись от непродолжительного шока, мисс Крейг взметнулась со своего места подобно испуганной уличным котом голубке.

– Мисс Хаммел! – вскрикнула девушка, поспешно заталкивая книгу в сумку и бросая ту на кожаное сиденье. – Нам нужно взглянуть, много ли пострадавших, – резко констатировала факт Скарлетт, даже не сомневаясь в том, что он имеет место в данном инциденте. – И, прежде всего, нужно оказать помощь водителю: он наверняка пострадал больше всех, если вообще не… Вызывайте бригаду «скорой помощи», – не окончив фразу, отрезала генетик, – а я пока окажу посильную помощь остальным… Ох, надеюсь, здесь всё же есть аптечка, – пробормотала девушка, ускоряя свой шаг в проходе между сиденьями.

+1

7

"И это мне заявляет женщина, которая спала с моим начальником. Не скрывая этого. Как наверняка и с доброй половиной заведующих остальных отделений. Боже мой, в тупости ее перещеголяют только наши медсестры."
Ответом на такую банальную пошлость, которая играла в первую очередь против самой Скарлетт, Камилла свою попутчицу не удостоила. Какой смысл? Самые страшные подозрения доктора Хаммел на счет ее коллеги, к сожалению, оправдались и страшно разочаровали хирурга. Образованная, но глупая - к сожалению, в наши дни это частый диагноз. И, увы, здесь не помогут никакие книги, дипломы, симпозиумы и прочие расширяющие багаж знаний мероприятия - не дано от природы. А у Кэм были такие планы на счет этой девицы! Возможно это покажется странным, но хирург была не против иметь у себя в наличии достойного противника. Именно такие люди в окружении держат человека в тонусе, заставляют развиваться, совершенствовать свои навыки хотя бы ради того, чтобы в очередном поединке быть на уровне, если не выше. Поначалу казалось, что Крейг вполне подходит на эту роль - успешная, красивая женщина с явным энтузиазмом к жизни - чем не кандидат? Однако судьба посчитала лучшим, чтобы Камилла продолжала сама искать стимулы для самосовершенствования - обидно, но ничего не попишешь.
Посему доктор Хаммел решила закрыть олимпиаду саркастичности посреди соревнования, призывая внимание Скарлетт к более насущным мелочам вроде поиска нового транспорта, - гип-гип, ура! Генетик не без язвительности, но все же обратила внимание на остановку, которая была у нее перед носом, и начала себя вести более-менее адекватно, то есть замолчала, для более гордого и умного вида уткнувшись взглядом в книгу. Камилла оставила последнее слово за Крейг в качестве утешительного приза и стала наслаждаться упоительными мгновениями молчания, которые она с большой охотой тратила на мечты о том, что совсем скоро, через каких-то пол часа окажется где-нибудь подальше от генетика - хотя бы в другом конце зала. Скромные мечты? Определенно, но в этот день и такая мелочь казалась самым роскошным подарком судьбы! Воодушевляющие мысли и легкая полуулыбка от них не покидали Кэм даже в автобусе, когда обе женщины зашли внутрь и остановились около единственного незанятого сидения. По обыкновению хирург не стала садиться и удобно устроилась в углу между перилами, облокотившись о них одной рукой. За окном автобуса вид был непримечательный, вполне обыкновенный городской пейзаж из громоздких высоток, тянущихся верениц автомобилей и толп торопящихся пешеходов, но даже эта обыденность вдруг показалась хирургу невероятно привлекательной. В компании молчаливой Скарлетт, чье недовольное лицо не маячило у Камиллы перед глазами, ей все казалось невероятно привлекательным, однако недолго.
Стоило автобусу тронуться с места, как генетик вновь заговорила. Вновь с очень умным и серьезным видом. Вновь обиженная и непризнанная царственная особа. Камилла на мгновение перевела взгляд на Крейг, осмотрела эту аллегорию высокомерия с книгой в руках и обратно перевела взгляд на окно. Медленно сменяющиеся за ним здания и перекрестки более не казались ей таким привлекательными.
- В кое-то веке разделяю Ваши тревоги, - не глядя на коллегу, ответила Кэм, мысленно делая заметку, что понятие "умеренность" генетику ни о чем не говорит. Абсолютно. И от этого разочарование хирурга все больше накапливалось, желание отправляться на симпозиум уже преодолело ватерлинию, а раздражение активно намеревалось перерасти в гнев. Камилле до боли захотелось нажать на паузу киноленты жизни, дабы вокруг воцарилась совершенная тишина, сесть напротив Скарлетт и как нерадивому ребенку объяснить сколь глупо она ведет себя. В семнадцать лет еще куда ни шло, но когда перевалило за четверть века - напрашиваются нехорошие мысли. Но вместо этого благородного и полезного жеста Хаммел могла только тяжело вздохнуть и продолжить смотреть в окно, ожидая весьма терпеливо, когда они дотащатся до своей остановки, а Крейг исчерпает последние "шпильки". Последнее, правда, казалось почти что несбыточным желанием, ведь, как известно, глупость не знает границ. Собственно, как и безответственность.
Доказательством этого утверждения как раз стала очередная авария, в которую ныне попали все пассажиры автобуса и автомобиля, что на красный свет выехал из-за угла и чуть не влетел прямо в них. От резкого поворота хирург едва удержалась на ногах, чудом удержав сумку и цепляясь обеими руками за перила. Несколько человек все же упали со своих сидений, кто-то наверняка получил серьезные ушибы, а может быть и переломы, но радовало хотя бы то, что все были в сознании и ни у кого не было открытых ран. Разве что за исключением водителя, которого Кэм пока еще не видела, но о котором уже во всю вопила Скарлетт на пару с раздачей ценных указаний. Хирург слушала коллегу в пол уха, пытаясь выцепить взглядом серьезно раненных или мертвых, но все люди, к счастью, были весьма живыми, хоть и немного заторможенными от шока. Некоторые, правда, во всю уже поднимались на ноги и пытались придти в себя.
"Надо же, первая здравая мысль за все наше знакомство."
Тем не менее, не смотря на то, что Камилле, уловившей последние слова генетика, очень хотелось выкинуть Крейг прямо через окно за ее наглый тон, она все же оценила тот факт, что Скарлетт не начала рыдать или истерить, чего, признаться, от нее вполне ожидала хирург. Большинство врачей, что, правда, они упорно скрывают, совершенно не умеют держать себя в руках в экстренных ситуациях и теряют сознание при виде крови или трупов. Генетик, как ни странно, была не из этой категории докторов, но с другой стороны - должно же в ней быть хоть что-то хорошее?
И все же, уняв гордость, Хаммел послушала Скарлетт и на ходу начала вызывать скорую. Долгие три гудка, затем короткий деловой разговор с дежурным врачем, обещания скоро прибыть на место. Разъединяя звонок, Камилла была уже рядом с водителем, лежащим без сознания на руле. Множественные порезы от разбитого лобового стекла и струящаяся из них кровь в купе с неподвижным состоянием не давали возможность точно определить тяжесть его состояния. Кэм чертыхнулась, кинула сумку с мобильным на пол, проверяя пульс, и, убедившись, что он жив, выудила аптечку, доставая нашатырь.
- Кто не ранен - немедленно выходите из автобуса и помогите выбраться остальным. Не уходите далеко от место происшествия. Скарлетт, у кого-нибудь есть серьезные травмы? - она нажала кнопку, открывающую двери (к счастью, те не заклинило) и протянула генетику аптечку. "Аварийный свет включен, двигатель выключен. Только бы не оборвались эти чертовы провода!" Мысленно перечислив первые действия при аварии, доктор Хаммел смочила вату нашатырным спиртом и  осторожно поднесла ее к носу водителя. Мужчина слегка дернулся, охнул и попытался встать, но Камилла мягко и вместе с тем настойчиво придержала его за плечи. - Пожалуйста, успокойтесь и не двигайтесь. Я - доктор Хаммел. Автобус попал в аварию, у Вас могут быть опасные переломы, - хирург склонилась над мужчиной, оглядывая внимательно его изрезанное осколками лицо и руки. - К счастью, только легкие порезы. Где Вы чувствуете особые боли?
Как и подозревала Хаммел, особые боли водитель чувствовал в грудном отделе, наверняка на рентгене отразящиеся множественными переломами. Медленно и едва слышно мужчина утвердительно заявил, что чувствует и руки, и ноги, которые практически не болят по сравнению с грудью и головой.
- Доктор Крейг, водителя нужно срочно вытаскивать. Похоже у него перелом ребер и сотрясение. Найдите какого-нибудь крепкого мужчину и проконсультируйте его. Нет-нет, сэр, не теряйте сознание, - резко переключившись на водителя, Камилла вновь поднесла к нему вату с нашатырем и поторопила генетика.

Отредактировано Kamilla Hummel (03.12.2015 13:53:41)

+2

8

Внезапные вскрики случайных пассажиров, громкий плач детей, не поддающихся никаким увещеваниям своих матерей, тревожный гул низких голосов, чьи обладатели оказались наименее подверженными панике, нежели все остальные, – определённо не самая благоприятная атмосфера, которая могла бы способствовать зарождению отдельных тезисов и вопросов для предстоящего симпозиума. К слову сказать, в ту же судьбоносную секунду, когда произошла эта авария, в голове Скарлетт мелькнула запоздалая мысль касательно того, что ей уже не суждено прибыть в пункт назначения точно в указанный час. Многих людей наверняка позабавил бы тот факт, что мисс Крейг была столь обеспокоена лишь предстоящим мероприятием, а отнюдь не состоявшимся инцидентом, что мог бы повлечь за собой неприятные последствия, но шатенка находила сей ход мыслей абсолютно логичным, беря в расчёт, несомненно, своё маниакальное стремление к пунктуальности. На протяжении многих лет генетик вела негласную кровавую войну с господином Случаем, который имел обыкновение вмешиваться в чётко распланированный ход событий своими сумасбродными выходками и затем с триумфальной одержимостью шагать по руинам и без того изувеченных жизней. Изувеченных лишениями. Изувеченных горем. Изувеченных собственными поступками, которые зачастую не имеют ни единого логического умозаключения. Жизнь каждого человека, которому однажды посчастливилось появиться на свет, вскоре начинает осыпаться, словно ветхая скала в постоянно бушующем море, где нет места долгожданному спокойствию. Скарлетт Крейг отнюдь не была исключением: отчётливо осознавая, какая из стен её импровизированной крепости падёт первой под шквальным огнём госпожи Фатум, девушка методично укрепляла её, прилагая к этому порой нечеловеческие усилия. Сон на протяжении трёх-четырёх часов – а иногда и вовсе отсутствующий – давно вошёл в привычку; глаза имели обыкновение слезиться и, казалось, наполнялись крупицами песка после продолжительного чтения; голова устало склонялась над разложенными на рабочем столе многочисленными медицинскими картами пациенток и гудела, словно притаившееся в огромном дупле осиное гнездо. Генетик, в отличие от многих людей, видела в своей константной усталости не тяжёлое бремя, но оружие сокрушительной мощи, что способно повернуть вспять многочисленные войска. Судьба дана не для того, чтобы слепо следовать за её путеводной звездой. Судьба предназначена для того, чтобы вершить её самостоятельно, невзирая на прописанные статуты небесной канцелярии, которой, возможно, и вовсе не существует.

– Прошу вас, сохраняйте спокойствие! – беспрестанно повторяет Крейг, осторожно продвигаясь по салону автобуса и пристальным взглядом всматриваясь в каждого из пассажиров, одновременно оценивая их общее состояние. К счастью, многие отделались лишь испугом и лёгкими ушибами, которые не предоставляли угрозы для жизни. Скарлетт удовлетворённо кивнула, однако, заметив склонившуюся и держащуюся за голову пожилую женщину, тотчас направилась к ней, изящно проскальзывая между пассажирами, которые по просьбе мисс Хаммел поспешили к выходу, подальше от этого злополучного автобуса.

– Вы в порядке? – наклонившись к незнакомке ближе, произнесла Крейг. – Вы можете говорить? – озвучила генетик вопрос резким тоном, зная, что в подобные моменты не всегда стоит говорить с пострадавшим, словно с маленьким ребёнком: человек невольно расслабляется и не всегда может озвучить свои мысли связными предложениями. Сейчас это было неуместным – особенно если учитывать тот факт, что седовласая женщина всё ещё не произнесла ни слова и, казалось, лишилась дара речи. Что-то подсказывало шатенке, что этому есть вполне весомая причина, заключающаяся отнюдь не в шоковом состоянии. Едва губы Скар приоткрылись в неозвученной реплике, как женщина резко склонилась в сторону. Крейг инстинктивно отпрянула – за секунду до того, как рвотные массы хлынули потоком в нескольких сантиметрах от туфель генетика. Без лишних слов, стараясь не переступать с ноги на ногу и не испачкать обувь, девушка взяла морщинистую руку пострадавшей и, нащупав учащённое биение кровеносного сосуда, принялась методично отсчитывать в уме каждый миг пульсации, столь отчётливо чувствующейся под пальцами. Раз. Два. Три. Когда секундная стрелка на наручных часах Скарлетт описала полный круг, генетик насчитала девяносто семь ударов при максимально допустимом значении «восемьдесят четыре» – насколько Крейг могла судить, возраст незнакомки едва ли достигал шестидесяти лет. Этого было вполне достаточно для того, чтобы поставить определённый диагноз.

– Пожалуйста, миссис, – настойчиво произнесла генетик, – не совершайте никаких резких движений. Вам нужен полный покой, – услышав зов доктора Хаммел, девушка резко обернулась, взметнув густой копной шоколадных локонов, и, коротко кивнув, вновь перевела взгляд на пожилую женщину, которая всё ещё держалась за голову и, казалось, утратила всякую ориентацию во времени и пространстве.

– Мужчина! Молодой человек! – выглянув в автоматические двери в задней части автобуса, выкрикнула Скарлетт в адрес незнакомца. – Мне нужна Ваша помощь. Осторожно возьмите эту женщину на руки и уложите её на четыре сиденья сзади. Под голову подложите это, – в руки оторопевшему мужчине прилетел бесформенный свёрток, оказавшийся пиджаком миссис Крейг, – и накройте её глаза какой-нибудь плотной тканью или рукавом этого же пиджака. Только ни в коем случае не торопите пострадавшую: у неё сотрясение мозга! – не дожидаясь ответной реакции, девушка ринулась к ангиологу, которая в очередной раз поднесла к лицу водителя ватный диск, пропитанный нашатырным спиртом.

– Секунду, мисс Хаммел, – бросила на ходу генетик, проворно выскальзывая из автобуса и скользя оценивающим взглядом по сгрудившейся около ближайшей скамьи толпе. Некоторые пассажиры уселись на траву, некоторые же предпочли стоять и обеспокоенно переглядываться. – Нам нужна помощь трёх-четырёх крепких мужчин для того, чтобы вытащить водителя из салона, – громогласно произнесла девушка. – Сами мы не справимся. Бригада «скорой помощи» приедет только через несколько минут, а дело не терпит отлагательств! – прищурив глаза, закончила свою тираду Скар и вновь заскочила в автобус, заметив, что несколько незнакомцев отделились от толпы и поспешили на подмогу.

– Вам чем-нибудь помочь, доктор Хаммел? – поинтересовалась Скарлетт, уняв на мгновение то раздражение, которое вызывала у неё девушка. Личные интересы ни в коем случае не должны отражаться на оказании первой помощи пострадавшим. Хотя, стоит признать, после столь молниеносной реакции на инцидент Крейг невольно прониклась уважением к Камилле, которую, как считала генетик, мог бы испугать до смерти и крохотный паук, притаившийся в углу кабинета ангиолога.

Отредактировано Scarlett Craige (04.01.2016 23:05:49)

+2

9

- Да, доктор Крейг, - она вручила девушке вату и нашатырь и дернулась к панели передач, дабы удостовериться лишний раз, что двигатель заглушен. - Проследите за тем, чтобы водителя аккуратно вытащили наружу, и обеспечьте ему свободное дыхание - облегчите все ремни, застежки и так далее. Все как учили на уроках оказания первой помощи. Проверяйте постоянно у него пульс, а я проверю что с теми, кто в нас врезался. Будьте с ним очень аккуратны, доктор Крейг.
Кэм на миг ободряюще сжала руку генетика, наверняка оказавшейся в подобной ситуации впервые, и бросилась к выходу из автобуса. На пути ей попался растерявшийся, но целый и здоровый молодой мужчина - Хаммел тот час взяла его в оборот: стоило незнакомцу положительно ответить на неожиданный вопрос о его знаниях на счет действий в случае ДТП, как он тут же был отправлен отключать аккумулятор автобуса. Камилла выпрыгнула на тротуар и поспешила к неплохо помятому впереди автомобилю, спровоцировавшему аварию. Голосов из него слышно не было.
- Разойдись все, - отталкивая зевак, Кэм продвигалась все ближе к добровольцам, решившим помочь вызволить трех бедняг (как то сделала вывод по крикам толпы хирург) изнутри. Кто-то рыдал, кто-то кричал о том, что водитель и пассажиры мертвы, но преимущественно люди ошарашенно молчали, неловко топчась на месте и не зная куда им податься: к автомобилю, автобусу или вообще к черту на рога. Однако расходиться они не хотели совершенно.
- Да расступитесь вы, черт бы вас побрал! - плотное скопление тел, абсолютно бесполезных и испуганных, с горем пополам, подобно заевшим дверям-купе, стало делиться на две части (скорее благодаря неуступчивым движениям локтей женщины, чем ее крикам), позволяя хирургу добраться к изувеченному "вольво". Несколько мужчин с трудом распахнули покореженную дверь у водительского сидения и тот час, узнав от нее самой, что Камилла - врач, пропустили ее к пострадавшим. В эту минуту на расстоянии в несколько десятков метров послышался вой сирен машин экстренных служб. Затем началась настоящая суматоха.
Едва Камилла успела быстро осмотреть травмы пострадавших, как ее окружили со всех сторон парамедики и полицейские. В отличии от последних врачи скорой помощи не стали игнорировать ее должностные обязанности и внимательно выслушали результат ее первичного обследования, обещая обратить внимание на ее предостережения.
- Там без вас есть кому оказать помощь, не переживайте. Свой врачебный долг вы выполнили, исполните теперь и гражданский. Доктор Хаммел, вы из числа немногих, кто держит себя в руках, а нам нужны четкие показания. - Полицейский уводил женщину подальше от места происшествия, крепко держа ее за руку выше локтя. Кэм шла за ним следом, оборачиваясь и следя за тем, как парамедики обследуют и попутно начинают готовиться к извлечению пассажиров из автомобиля. Любопытные зеваки, пропустив ее без препятствий из-за сурового вида и гарканья полицейского, тут же закрыли ей обзор своими спинами, столпившись позади и даже подпрыгивая на месте, дабы лучше разглядеть работу скорой помощи и полиции - мужчины в форме, широко разведя руки в стороны, старались не только удержать, но и подальше отодвинуть толпу от места аварии, образуя собой стену. Тем временем доктор Крэйг, которую заприметила впереди Камилла, помогала грузить водителя автобуса в машину скорой помощи. Бедняга стонал от боли, лежа на носилках, при каждом движении врачей, из-за чего на их лицах застыли тревожные гримасы.
- Сэм, здесь еще есть врач среди пострадавших! - привлекая к себе внимание свистом, прокричал молоденький полицейский, крутящийся около Крэйг и мешающий ей работать. Всю дорогу, что Камилла и ее "надзиратель" шли к машине скорой помощи, Скарлетт пыталась то заставить его молчать, то отойти подальше, но молодой мужчина, как позже выяснилось имевший фамилию Браун, исправно следил за девушкой, не выпуская ее из виду ни на секунду (больше по долгу службы или личному интересу - навсегда осталось неизвестным). - Мне ее вести к вам?
- Да, веди ее и остальных, кто в себе, ко мне скопом. Буду опрашивать сразу.
Серьезное лицо с нахмуренными бровями, с которым предстал перед полицейским Сэмом его коллега Браун, тут же сменилось радостным выражением и широкой улыбкой от уха до уха - мужчина обеими руками схватил Скарлетт за плечи и ни то оттащил, ни то прямо унес Крэйг от парамедиков - Камилла не успела толком разглядеть, потому как ее персональный представитель власти вновь вовлек ее в толпу, преградившую им путь к более тихому участку улицы. Из-за перекрытого движения, поблизости со всех стороны слышны были недовольные визги клаксонов, шин и автомобилистов.
- Вот мы и снова встретились, - с нескрываемым недовольством от действий полицейского процедила Кэм, скрещивая руки на груди и буравя спину мужчины взглядом. Он раздавал какие-то поручения и требовал от коллег найти им место для разговора. Рядом стоявшая Скарлетт, как показалось хирургу, несколько растерялась в чувствах - ее полицейский продолжал ей улыбаться.
- Док, у нас тут у девушки царапина на руке. Надо посмотреть, - силой усаживая мгновенно возмутившуюся его наглости Крэйг, полицейский окликнул коллегу и кивнул на свою фаворитку, показывая, что его приказ исполнен. Интерн, взволновавшаяся, что ее приняли за профессионального врача, с деловым видом изучала ссадину на руке генетика - не смотря на всю серьезность и напряженность ситуации, Хаммел едва не прыснула со смеху. Полицейский этого не заметил и продолжил давать поручения юному интерну: - И вот эту девушку тоже нужно обследовать.
"Нахал". Кэм изогнула бровь, успев позабыть о своем "кавалере", пораженная резвостью и самонадеянностью Брауна, и покачала головой, не стесняясь выражать свое недовольство хорошо заметной мимикой. Браун изобразил абсолютную слепоту и с удовольствием устроился рядом с Крэйг, облокотившись на раскрытую заднюю дверь автомобиля.
- Отлично, и так преступим, - не теряя времени, начал свой допрос полицейский Сэм.

Отредактировано Kamilla Hummel (07.09.2016 20:35:18)

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Слушай, оставь сарказм мне. Тебе он не идет. ‡флеш