http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » What are you fighting for? ‡флэш


What are you fighting for? ‡флэш

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Когда-нибудь сюда наклепают картинку

Герои: Гримм Риппер.
Время и место: 2008 год. Ирак.
Декорации: рота, места военных действий.

+1

2

Самолет приземлился ночью. Даже в это время суток воздух был сухим и жарким. Гринн вдохнул полной грудью и выдохнул. Это было так знакомо. Запах войны, смерти, оборванных жизней. Разрушенных судеб. Будучи на гражданке, Картер заметил одну простую вещь - он не может жить без этого ощущения. И только будучи с винтовкой в руках, он возвращался в памяти на войну. Это было как наркотик, который трогал твой мозг лучше всякой дури. Адреналин, обострившиеся ощущения, предчувствие смерти...
Картер открыл глаза. Он приехал сюда, чтобы занять место капитана, который погиб неделю назад. Вслед за предыдущим. Политика, она засела так глубоко в сердцах людей, что даже на войне занимает очень большую часть. Это должно было отталкивать, но только подогревало интерес. Было ли это специально или просто совпадение? Неудача для других? Стоило приехать сюда хотя бы затем, чтобы выяснить это.
- Сэр! - перед ним остановился младший офицер и отдал честь. Грин повторил этот жест.
- Вольно! Как там наши дамы без папани поживают? - произнес он, следуя за парнем, который вел его на базу. Она не отличалась от тех, где уже был морпех, поэтому объяснять что и где не требовалось. Только показать, где расположена казарма, да ген. штаб.
- Ждут вашего прибытия.
- Сколько до подъема? - останавливаясь у двери, спросил старший. Он не собирался будить ребят раньше времени, но сюрприз им был обеспечен. Хотя, стоит для начала убедиться, что у них нет важных дел с самого подъема. Джон не понаслышке знал о том, что ты не вольешься в команду, пока не станешь сам ее частью. Тебя не примут, если ты будешь вести себя высокомерно и отстранено. К его счастью - еще почти вчера он сам был обычным солдатом. Что изменилось? Количество насечек и приставка к фамилии? Глупости. Хотя для кого-то это может стать проблемой.
Закинув вещи на свободную койку, Картер обошел базу, проверив бумаги, интенданта и выполнив прочие условности. В казарму он вернулся ровно во столько, чтобы успеть до "будильника".
- Подъем, дамочки! - прочистив горло, гаркнул он. - А то без завтрака останетесь. Я молчу о молодых иракских девушках!
Сложив руки на груди, он наблюдал, как парни вскакивают и становятся рядом с кроватями. Он уже и забыл каково это, вот так просыпаться от громкого голоса. Что же, теперь этот голос принадлежал ему самому. И теперь предстояло знакомство с теми, кто будет служить под его началом. Кто доверит свою жизнь ему и кому он доверии свою.
- Я не ослышался, нам предлагают завтрак?
- Если поприветствуешь нового капитана, как следует, то он что-нибудь придумает, - Грин остановился перед лицом того, кто говорил. Оно было ему знакомо. Это был один из тех людей, которых он вытащил из той засады. Единственный выживший? Нет, хотя на войне все меняется каждую секунду. Бабочка машет на одном краю земли, а люди умирают на другом.
- Здравия желаю товарищ капитан! - отчеканил тот и улыбнулся. Картер пожал его руку и обернулся. Это был не единственный знакомый ему человек. И если уж он уже нарушает субординацию, то останавливаться не стоило.
- Мое имя - Картер Джон Грин, как вам сказали или скажут, мой позывной - Гримм. Выбираете любое удобное для вас слово. Но никаких капитанов, только если есть причина. Звания не спасет вас от пули и не защитит от ножа. Человек - да. Надеюсь, что вы это запомните и поймете. Расти и идти по карьерной лестнице это хорошо. Но всегда стоит помнить, что это важно в первую очередь на бумагах. Здесь же, вас ждут враги, которым все равно. А теперь, был бы рад узнать в ответ ваши имена.
Грин остался на месте, переводя взгляд от одного к другому. Сейчас он был готов и собирался пожать руку каждому. Главное, чтобы они начали делать то, о чем он сказал. Сейчас, пока все не было сделано официально, он оставался таким же солдатом, как и они. А вот когда они дойдут до местного главнокомандующего уже не будет этой возможности пообщаться на равных перед тем, как его представят. И Джон собирался успеть многое сделать за ближайшие минут двадцать.

+3

3

Жизнь солдата достаточно простая и не требует больших умственных усилий – стереотип, который ходит из поколения в поколение, одинаково верный и ложный. На учебной базе был жесткий распорядок, обязанности, много тренировок, а реальности, все тоже самое, только теперь тебя реально пытаются убить и часто ты отправляешься на задание не «поиграть», а действительно зачистить территорию. Пока ты учишь свое тело, преодолеваешь боль во всем теле, заставляешь себя исполнять правила, которые кажутся совершенно идиотскими, ты действительно не думаешь, тебе попросту некогда это делать. Но вот когда дело упирается в реальность, когда ценой ошибки становится твоя жизнь, ты начинаешь думать очень быстро и правильно, иначе… Иначе твое тело превратят в кровавое месиво при помощи пуль или тебя разорвет на множество мелких кусков на мине. Каждое твое решение должно быть принято молниеносно. Поэтому нет, работа солдата не для глупцов, но и великими умами науки простые солдаты вроде Эона не становятся.
Он прибыл в Ирак почти сразу после окончания обучения на стрелка, закончив стандартный курс, он не сильно думал о том, стоит ли углубляться дальше, уезжать из страны. Да, он хотел защищать родину, он хотел обеспечить чужим детям свободу и мир, но все же ему было только восемнадцать и у родителей почти получалось до него достучаться. Но за неделю до выпуска, как раз тогда, когда поджимал срок подачи заявлений в новую программу, к нему подошел его сержант. Всего пара предложений о его умении стрелять, что его уже заметили, что редко, когда рекрута хотят так сильно в разные команды одновременно. Это было чертовски приятно, словно он снова стал звездой школьной команды по баскетболу, которой светит счастливое будущее в лучшем колледже страны вместе со спортивной стипендией. Судьба тогда, словно дала ему второй шанс и Маккен не мог им не воспользоваться. Еще два месяца учебы и вот он уже здесь, на другом конце света, лежит на койки, которая раньше принадлежала такому же парню, как и он, только менее везучему.
Он помнил, как приехал впервые в Ирак три месяца назад, как с восхищением смотрел на команду Альфа. И вот теперь он был одним из них, это далось не легко. Сначала команда попала в засаду и трое погибли, включая их капитана. Но жизнь в армии не может остановиться ни на секунду, поэтому в тот же день вакантные места были заняты, все кроме командира. Его приезда ждали со дня на день. Эон лежал на своей койке и пытался спать, но это сложно, когда ты знаешь, что в любой момент может случится тревога, поэтому ты пытаешься балансировать на грани, чтобы не пропустить, но при этом получить отдых, который так нужен и важен. Он слышал, что кто-то ходит по их палатке, но не подавал вида. Мало ли, кто-то встал раньше или природа позвала его, всякое случается.
- Подъем, дамочки! – чужой, не знакомый командный голос раскатывается, словно гром по помещению. Все, как один вскакивают и первым делом натягивают штаны и обуваются. Правила есть правила, никто не хочет их нарушать просто так. Они нужны, чтобы поддерживать себя и свою силу воли в тонусе, иначе превратишься в нюню и совершишь непростительную ошибку.
- Рядовой Эон Маккен, сэр, - улыбается парень и пожимает руку капитана. Кажется, он его видел в один из дней на стрельбище. Кто-то говорил, что молодой будущий капитан был одним из первых, кто заметил Эона, но тот тогда не обратил внимания, у него не так, чтобы был выбор в реальности, поэтому Риппер держался подальше от подковерных игр. – Позывной Риппер, сэр.

+2

4

Грин пожал очередную руку и улыбнулся в ответ на слова рядового. Он помнил этого парня. Вернее то, как тот выбивал душу, - если таковая была, - из снарядов. Именно его в свое время и рекомендовал кандидат в капитаны, перед тем как уйти с головой в свои тренировки. Было ли совпадением то, что они оказались в одном отряде, или превратностями судьбы, Картер как-то и не задумывался.
- Рад, что ты больше не пинаешь груши в зале. – Произнес он, отпуская руку Маккена и переходя дальше. На самом деле знакомых лиц было не раз-два. В общем целом – отряд Альфа остался прежним. С некоторыми изменениями, но прежним. И это радовало.
Грин помнил, как попал в него в свой первый раз. Он радовался, как ребенок новой игрушке. Нет, не забывал о том, что они на войне и могут умереть в любой момент, просто попасть сюда было, как выиграть в лотерею. И дело было не в том, что это давало какие-то привилегии или еще чего. Просто, наконец, он смог показать себя и его действия оценили. Да и компашка была та еще. Если ты попадал в отряд альфа, то значит ты был лучшим в том, что делал. Но это был совершенно не показатель того, что морпехи, бывшие в нем, являлись "военными батанами". Наоборот большую часть их можно было назвать джентльменами удачи. Главным правилом являлось то, в котором говорилось: надрывай задницу не ради места в обществе а ради жизни своей, своего товарища и тех, кого поклялся защищать. Их тогдашний капитан не раз и не два вытаскивал своих ребят из-под огня, в котором выжить было невозможно. Подрывник - рискуя остаться не только без пальцев на руках, но и разлететься на сотни копий себя, подорвал склад с вражеским оружием. Кто-то скажет, что это плевое дело, но он был один в окружении врага, который уже засек его и держал под прицелом. Бахвальство? Ну по этому поводу у него была с собой камера, через которую капитан тогда координировал его действия.
- Капитан, я взрываю! Другого выбора нет.
Грин на долго запомнил эти слова. Действительно, выбора не было. Вернее был: умереть от своих рук или от рук противника. На самом деле, второй вариант легче. За тебя решают другие, а ты просто можешь мужественно смотреть в лицо того, кто тебя убьет. Посмотреть же в глаза сам себе ты не можешь в любом случае. Поэтому отнять жизнь у самого себя задача не из легких. Для этого нужно иметь сильную волю, отвагу, храбрость. Трусливый человек просто не сможет забрать жизнь у себя. Испугается того, что его ждет.
Далее шел медик. О медик у них был не промах. Кажется до этого он работал в одной из клиник хирургом, а когда ему надоели богатые клиенты, которые только и думают, как выправить себе лицо, он ушел в армию. Тут он явно получал какое-то удовольствие от того что перевязывал чужие тела и латал дыры. Сейчас этот же самый врач стоял в очереди.
- О, наш уважаемый Виктор Франкенштейн с нами, - улыбнулся Гримм, пожимая его руку. Врач скривился, изображая всю радость от этого обращения.
- Я вижу, что тебя Гримм, ничего не меняет. Не сломанные ребра, ни выправка на капитана. Как твое здоровье?
- Здоров, как бык. Но только потому, что ты спрашиваешь. К тому же у меня появилась вторая половина. Он - Риппер, - Картер показал на парня, - Я - Гримм...
- Что вместе - Мрачный Жнец. Вы там поаккуратнее. Знаю я вас, отряд альфа.
Ответом ему была только улыбка на лице капитана, который закончил с отрядом и отдал приказ о завтраке. Он же обещал им поесть, а значит надо выполнять. К тому же, вряд ли кто-то на базе не дал бы кому-то поесть. Солдаты должны были оставаться в хорошей форме, телом и духом, а значит и есть должны были нормально. Да порой это было что-то странное, но все же рацион был тот, который должен был быть у людей их профессии. Хотя, чего уж там таить, каждый из них скучал по домашней еде.

Отредактировано Carter Green (29.11.2015 20:32:08)

+2

5

Маккен стоял как положено в такой ситуации по стройке смирно и краем глаза следил за новым капитаном, за его действием. Было видно, что не так давно тот и сам был таким же, как и он сам. Просто в какой-то момент смог добиться большего и встать на ступеньку выше. Как именно это произошло, Эона волновало мало, в конечном итоге это не имело значения. Путь наверх у всех один и тот же, тот кто был до него умер или ушел выше по лестнице, в армии не бывает по другому, там, где они находились не было места постели и интригам. Каждый, кто находится в этот момент в расположении отряда Альфа знал цену предательства и понимал, что тут его никто не простит. Нет времени, сил, возможности. Цена предательства - это чужая жизнь, если ты не можешь обеспечить безопасность другого, другой, не будет думать о твоей, он будет думать о себе. И это самое страшное, что может случится  на войне, когда все забывают, кто настоящий враг и пытаются выиграть сотню войн одновременно. Такие люди обречены, таких людей не встречают с улыбкой, не жмут им руки. Пусть сам рядовой Маккен еще ничего не знал, но он уже успел понять принципы жизни этого мира.
Получив приказ вольно и разрешение на завтрак команда Альфа вернулась к ежедневной рутине, на которую почти не оставалось времени. Нужно было успеть привести себя в порядок и отправиться в столовую за очередной порцией непонятной жижи, которая именовалась здесь едой. Глубоко внутри себя Эон не мог дождаться увольнения, нет он не мечтал о долгожданной встрече с женой, пусть и любил по прежнему Скайлер с безумной силой, которая заставляла двигаться вперед и писать ей длинные письма. Больше всего молодой восемнадцатилетней мужчина мечтал поесть нормально, а еще лучше в макдональдсе, какой-нибудь вредный бигмак и картошка фри, лучше всего со стаканом вреднейшей колы - были пределом его мечтаний. Но пока все это было безумно далеко.
Умывшись и ополоснувшись, как и все остальные Эон надел чистую рубаху, взял форменную куртку, которую всегда носили с собой и пошел с отрядом в столовую. Было даже удивительно, насколько армия походила на старшую школу. Все отряды сидели вместе за своими столами, причем, чем выше статус, тем лучше стол. По хорошему, оставайся он просто рядовым, то ему пришлось бы сидеть за самых поганым столом рядом с мусорками и кухней от которых невыносимо разило, а так же выполнять огромное количество бытовых обязанностей. Благо статус Альфы давал ему больше свободы и меньше головной боли, зато если что он обязан был первым хватать оружие и идти на передовую. Стоило ли это того? Скорее всего нет, но подобное положение вещей было достаточно привычным, учитывая, что примерно так же все было когда-то в далекие шестнадцать, только вместо автомата в его руках был баскетбольный мяч.
- Ну, что, капитан, сыграем с Бетой в баскетбол? У нас теперь есть своя звезда баскетбольная, - улыбнулся медик и заговорщицки подмигнул Эону, который только пожал плечами. Честно говоря, он не сильно любил играть здесь, потому что знал слишком хорошо правила и имел дурацкие инстинкты, по соблюдению их, но военные не хотели признавать фолы и штрафные, под час играя слишком жестко. Но отказываться играть из-за этого было бы слишком глупо, поэтому он только пожал плечами. - Давайте сыграем, только я поддаваться плохо умею.

+1

6

За время, которое потребовалось отряду на сборы, Грин успел еще о чем-то поговорить с некоторыми из будущих подчиненных. Ведь ему нужно было не только завоевать их доверие, но и узнать на что каждый из них способен. Да, это лучше всего было сделать на передовой во время операции, но что-то он уже должен был знать сейчас, чем потом расхлебывать кашу.
От столовки пахло точно так же, как он и помнил. В общем-то, скорее всего, на всем белом свете от подобных «заведений» несло одинаково. Прожаренный солнцем воздух, который трещал от огня под большими кастрюлями с варевом. Грин никогда не задумывался особо, что именно варится в этих котлах. Потому что вероятность заработать несварение желудка от этого знания повышалась на несколько градусов. В моменты, подобные этому, Картер вспоминал жену, которая с самого начала их знакомства занималась ресторанным бизнесом, а позже стала ресторатором. Если так подумать, то еще в те далекие годы, - которые были не такими уж далекими, но на службе тебе всегда кажется, что прошел не год, а десять, - от Евы всегда пахло свежей выпечкой, пряностями и мускатным орехом с дорогим вином. Конечно, это было просто приятным дополнениям к остальным достоинствам жены, но сейчас они как-то навязчиво шли на ум.
- Ты так и рвешься вправлять нам носы? – усмехнулся Картер. Нет, он никогда не бежал от подобного, да и к тому же любил играть в баскетбол сам еще со школы. Плюс, игра бы показала насколько они смогут играть в команде. Нет, сомнений в сплочённости Альфы не было, но всегда при появлении кого-то нового, особенно капитана, создавалась типичная ситуация, когда люди, как под действием диффузии, притирались друг к другу. Так же сомнений не было и в том, что рано или поздно обнаружатся те, кому его рост по карьерной лестнице покажется ходьбой по головам, к чему обязательно привяжется его возраст.
- У меня всего два вопроса, - Картер положил локоть на стол и оперся на него. - Кем ты играл и кто командир у Бет.
- О, капитан, тебе понравится, - глаза медика засветились, а это значило что у него на уме что-то либо веселое, либо настолько же мерзопакостное. - Помнишь Гришема, что рвался на твое места в Альфе? Ну, когда ты пропал, он решил, что место его, но обломался. Кажется, он все еще злится на это. Но это ему помогло пробиться на место лидера отряда. Правда, твой нос все равно оказался длиннее...
- И когда ты только успел познакомиться с ним так близко? - усмехнулся капитан Альф, получая в ответ кислую мину медика, и оглянулся в поисках знакомой макушки командира Бет. Тот обнаружился не так далеко, просто потому что не заметить его было трудно. Он даже в положении сидя возвышался надо всеми. Лицу, привычно заросшему по грудь, не хватало повязки на глазу и сигары в зубах, чтобы сходство с пиратом увеличилось. Что не удивительно, позывной у него был - Черная Борода.
- Эй, Гришем! Твои ребята сегодня песок мелят или согласны на дружескую партию?
- Грин, ты как всегда беспардонная свинья! Вернулся и даже не поздоровался! - Голос у командира Бет был под стать внешности: грубый,  глубокий, сильный и прокуренный. Говорил он вроде не так громко, но слышала вся столовая.
- Я забыл? - изобразил удивление Картер. - Ну, вот и сказал! Давай, старый морской пес, вытаскивай своих ребят. Мои просто жаждут встречи с ними, особенно после того, как твои меня зароют.
- Я буду первым, кто вобьет твою лысую бошку в землю, Грин, - хохотнул тот в ответ. Это не было угрозой, просто обычной манерой общения у этих двоих. Хотя стоило догадаться, что Гришем не упустит своего шанса, накостылять капитану Альф за все прошлое. А учитывая, что Картер доставал ему едва ли до груди, то встреча этих двоих в лобовую вполне себе могла обернуться травмой для Альфы.
- Парни, вы это слышали? У вас двадцать минут, чтобы собраться на поле. Нас ожидает веселое утро. - Грин стукнул кулаком в ладонь и кивнув капитану Бет, отнес поднос к бочке, куда складывали грязную посуду.
Поле для баскетбола представляло собой два самодельных кольца и подобие периметра, в углах которого стояли бочки и ящики из-под провианта и снаряжения. Вокруг, как дополнительная граница, собрались те, кто в это утро не шел в рейд и не был занят ежедневной рутиной.
Игра началась по свистку. Это почти не отличалось от уличного баскетбола, кроме того что была прекрасной возможностью свести какие-никакие счеты. Грин по большей части действовал на скорости и маневренности. Как ни крути, а быть не такого уж и высокого роста, особенно сравнивая с тем же отрядом Альф, имело свои недостатки и преимущества. Мужчина вел по привычке левой рукой, а затем переходил на правую, чтобы сделать бросок или пас. В те редкие моменты, когда все внимание не отдавалось спасению своей шкуры от командира Бет и его парней, главный Альфа наблюдал за командной игрой своих людей. На это было не так много времени, потому что в следующий момент мяч оказался у него в руках и тут особо не зазеваешься.
Он вел мяч, петляя между противником и стараясь уйти от тех, кто его преследовал. На периферии с одной стороны шел снайпер альф, с другой Риппер. Кивнув первому, капитан Альф подошел к сетке, но в последний момент увильнул, отдавая мяч Маккену, который оказался ближе. Получив с двух лбов в плечо, он вернулся на свой квадрат поля. Мяч был в кольце, это важнее, чем какое-то там плечо.

+2

7

- Центровым, Сэр, - МакКен наконец сел на свое место и начал есть. О своих достижениях в школьном спорте он предпочитал молчать. Просто потому что если начать говорить о всех возможностях, которые у него могли быть и от которых он отказался, то пришлось бы объяснять почему. Нет, он ни секунды не жалел, что выбрал этот курс в своей жизни, но он не мог не думать о том, а что если? Но хуже всего было не это, сложнее всего было объяснять другим почему он так сделал и теперь слова, которые лились на него потоком сводящиеся к одной лишь мысли: «Ну, ты и дебил!» А ведь он просто сделал правильный выбор в своей жизни, тот который по-хорошему должен был делать каждый мужчина в его положении. Конечно, останься он в большом спорте, скорее всего он смог бы сделать больше для Скайлер и Майкла, но это был слишком долгий путь, а решать проблемы со счетами надо было сразу. А теперь уже вообще никому не нужно, но однажды сделав выбор, почти невозможно вернуть все назад. Теперь он был просто парнем ростом почти два метра, умеющим хорошо кидать мяч, но так и не ставшим национальным чемпионом и не получившим свой последний трофей игрок года. Его карьера закончилась на отметке чемпиона штата и куче никому теперь уже не нужных грамот, кубков и медалей. А тогда, тогда все это казалось чрезвычайно важным! Ведь это был его билет в счастливое будущее, в колледж и во взрослую жизнь.
Из-за стола он встал едва ли не последним. Он не хотел играть, но выбора не было. В армии закон простой: капитан сказал – рядовой сделал. Поэтому парень пришел на поле и занял свою позицию. В теории Эон мог играть и на других позициях и не так уж и плохо, просто была у него дурная привычка быть в центре внимания, главное звездой вечера. Странная почти глупая и детская привычка, родом из той прошлой беззаботной жизни. В любом случае в команде Альфы МакКен оказался самым высоким из-за чего при построениях в разрез со всякой логикой рядовой-новичок всегда стоял впереди всех, перед ним разве что вставал лейтенант. А еще парень прыгал выше всех, что тоже имело не малую важность при выбросе мяча в начале игры.
Прыжок. Удар. МакКену уже не нужно смотреть куда и кому полетит мяч, он точно знает, что один из его партнеров его успеет подобрать. Первые пару тройку игр, МакКен сам брал мяч и потом пасовал, но за то время, что он провел с этими людьми бок о бок он научился угадывать их действия не только на самодельно баскетбольном поле, но и во время вылазок за пределы базы. Это было очень важным умением для выживания в этом омуте войны, в который восемнадцатилетний парень без оглядки шагнул с головой. Теперь, правда, ему предстояло научится делать тоже самое с капитаном, новый человек мог изменить всю динамику игры. И если раньше это было обязанностью МакКена проследить за тем, чтобы все менялось в лучшую сторону, то сейчас он мог только наблюдать и заново учить, что, кто, куда и почему. Капитан и сам явно старался наблюдать за своей командой все больше передавая пассов, нежели сам забивая. Мужчина явно тоже играл раньше, возможно, как и сам он в школе, но явно учился играть не во дворе, это было видно по стилю его игры и навыкам.
Получив в какой-то момент пас от нового начальника, парень не задумываюсь тут же забил трехочковый и вовремя, потому что в следующий момент был сбил с ног одним из игроков Беты. Такое поведение соперников уже который раз раздражало. Все-таки они играли во вполне себе цивилизованную игру, а не в долбанное регби или футбол, но соперники всякий раз об этом забывали, особенно, когда начинали проигрывать. Приземлившись на пятую точку, парень посмотрел на своего обидчика и проигнорировав руку, которую ему вроде как подали, встал сам.
- Мать твою за ногу, Джон! Сколько еще раз тебе повторять, что это не просто фолл, это все, конец игре, финита аля комедия. Мы тут блин не в твой любимый футбол играем, понимаешь, тут нельзя сносить человека с мячом в руках. Совсем, никогда, не при каких условиях! Можно не сильно толкаться и пытаться вырвать из рук, и то не всегда… - МакКен устала вздохнул и покачав головой отошел от парня. Его уже порядком достали эти игры не понятно во что под названием баскетбол. Слишком уж сильно молодой человек любил этот вид спорта.

+2

8

Было много вещей, которые в армии никогда не менялись: побудка, строевая, еда и игры в свободное время. Грин как-то и не удивился, что Эон был сшиблен вслед за ним. Это и правда начинало бесить, но выход был только один. Или два, все зависело от выбора. Либо ты просто играешь лучше и уворачиваешься, выбешивая противника своей невозмутимостью, либо лезешь в драку. Зная Гришема и его ребят, Картер мог с уверенностью сказать, что Бета хотела бы второго, но он пока нет.
- Ты за такие слова и от меня можешь получить, МакКен, - хохотнул капитан и улыбнулся в сторону командующего противников. Бровь того дернулась, когда он понял, что Гримм сейчас не собирается кидаться в драку. Возможно позже, когда конфликт не будет таким очевидным. «Заманивай и изнуряй врага, вот что значит искусство войны»
- Не сейчас, - разминая плечо, он подошел к парню и снова окинул взглядом чужих игроков. – Могу сказать, что дальше будет хуже. У нас… особые отношения с их капитаном, так что он будет всеми силами стараться влезть в драку. И чем дольше мы это оттянем, тем лучше. Главное не переусердствуй.
Получив мяч, Картер дошел до Гришема все с той же улыбкой, которая была для последнего, словно красный цвет для быка. С нее обычно и начиналось каждое их противостояние. «Давай, Гри, нападай первым, а я пока, пожалуй, посмотрю. Это всегда меня забавляет», - уворачиваясь от очередной атаки капитана Бет, думал Джон.
За то время, что они играли, Картер успел достаточно изучить своих подчиненных, а они его, чтобы понимать друг друга, поэтому мяч летал по полю и только изредка попадал в руки противника. Но так, как долго это продолжаться не могло, о чем знали к тому времени уже все, никто и не удивился резкой смене настроения. Черная Борода не любил проигрывать, и это всегда играло против него, но не на поле боля, где он становился подобен мифическому берсерку, которые приобретали невиданную силу, когда разозлятся и получат множество ударов. Сейчас это скорее било по его самолюбию, но и этого хватало.
В какой-то момент Джон просто не успел увернуться от прямого удара Гришема и проехался на ногах назад. Только чудом он умудрился устоять на ногах, закрыв лицо ладонью. Из носа буквально лилась река крови, которую он просто стряхнул пару раз. Кровь упала на песок, почти мгновенно становясь черной от жары.
- А вот теперь игры закончились, - улыбка сама собой сменилась на привычный оскал азарта. Тряхнув головой, он, воспользовавшись моментом, налетел на противника, пока тот наблюдал за тем, какой урон нанес. Скорее всего, думал, что Грин, как почти и всегда, начнет бить фразами, но сейчас как-то настроение было другое. В конце концов, он уже долго не получал возможности охладить пыл в драке. Наверное, поэтому так легко и вернулся на службу после плена. Не мог по-другому. Просто сидеть дома и ни черта не делать. Работать где-то и кем-то. Хотя бы и тем же охранником. Чувства, ощущения совершенно не те, которые дает тебе война. Война это наркотик, с которого очень трудно слезть.
- Я не терплю, когда играют подло, - нанеся удар в челюсть противника, ему пришлось быстро ретироваться из-под другого удара. Где-то на периферии зрения остальные члены отряда, на пару секунд замерев,  последовали примеру своих капитанов.
Что было плохо в сложившиеся ситуации, это поврежденное ранее плечо и нос, который так и грозил залиться по самое не балуй. Потеря крови. «Только попробуй потом мне что-нибудь сказать, Док, я тебя тоже поваляю. Это была твоя идея!» Еще один удар от Черной Бороды и Риппер падет смертью храбрых, потому что командир Бет явно не собирался поддаваться и давать слабину. Это напоминало очень опасный вальс со смертью, а умирать в планы Грина не входило. Вообще. Поэтому он чаще уворачивался, нанося редкие удары, по открытым участкам. Силы как-то сами собой начинали улетучиваться. В отличие от превосходящего по этим параметрам противника. Ну недооценил, с кем не бывает. Движения стали замедляться, но Картер все еще уходил от чужих атак, но сам парировал все меньше. Ему нужен был всего один шанс, но тот как-то не спешил попадаться под руку.

Отредактировано Carter Green (18.12.2015 22:37:11)

+2

9

Рядовой Маккен изогнул бровь не сразу поняв, о чем говорит его капитан. Несмотря на то, что тот с ходу назвал свое полное имя совсем не в правилах парня было так нарушать субординацию и уж тем более звать кого-то средним именем. Обычно люди это сильно не любят, да и сам Эон еще с детства привык, что если вход пошел Джордж, то все нужно прятаться как можно быстрее и как можно глубже, потому что следом будет что-то слишком страшное, хуже, чем атака Советского Союза на США во времена холодной войны. Он знал, что ее так и не случилось, но также знал, чего тогда ждали и какие были бы последствия для всех, если бы это произошло. Вот поэтому он старался называть людей просто по именам или кличками-позывными.
- Извините, капитан, я не подумал, про ваше имя, просто привык того придурка звать Джоном, - выдохнул Эон, когда к нему подошел Картер. Парень ковырял носом ботинка в земле и смотрел на то, что делал. Со стороны должно было выглядеть забавно, учитывая разницу в их ростах и комплекциях, но какая разница? Важна лишь линия командования и в ней Маккен был последним звеном. Выслушав своего начальника, парень кивнул и чуть ли не приложил руку к голове, но вовремя остановился, сейчас это выглядело бы слишком нелепо и как тайный заговор. – Есть, сэр.
Все вернулись на свои места и игра продолжилась. Мяч перелетал от одного игрока к другому, беты по-прежнему играли подло, но сейчас Маккен уже привычный к этому все чаще уворачивался, не давая им снести себя или ударить. Большой прогресс, особенно учитывая, что первый разы он заканчивал игру едва ли не палатке-лазарете, давая всему гарнизону лишний повод над ним подтрунивать. А это здесь любили от всей души делать. Чем еще заняться, когда не известно, кто через несколько часов может уже не вернуться вообще некуда. При Эоне умерло мало людей, но все же каждый человек был большой потерей и бил по нему, со всей дури. Он не понимал, почему остальные так к этому относятся и продолжают шутить, а сейчас до него начинало доходить – у них просто не было выбора. Либо ты пытаешься отвлекаться и не давать всему этому дерьму себя достать, либо сам следуешь за погибшим товарищем. Не удивительно, что все выбирали первый путь.
Игра резко остановилась, когда пролилась первая серьезная кровь. Прямой удар в нос – это уже был перебор. Все замерли в ожидании реакции второго капитана. Прошло мгновение или чуть больше, но оно было словно в замедленной съемке. Вот лицо Картера меняется с улыбки на опасный оскал, а в глазах появляется нездоровый блеск дорвавшегося до чего-то желанного зверя, а вот он уже сбивает с ног своего противника. Это не просто дружеский спарринг ради тренировки – это настоящая драка, война двух отрядов. Конечно, подчиненные не стали отставать от своего начальства. От первого удара Маккен увернулся, ответил точным ударом в челюсть и получив за это в живот. Сколько бы времени он не тратил в зале с мешками или такими же курсантами, как он сам тогда был, драка с настоящим морпехом – это не шутки и не так уж просто. Была для парня в этом польза, у него вырабатывались рефлексы, которые могли помочь в будущем на поле боя. Хотя, конечно, юный стрелок надеялся, что до этого никогда не дойдет, как и до необходимости стрелять в другого человека. К этому он тоже пока был не готов.
Совсем позорно проигрывать, ему не давали злость и хорошая реакция – спасибо спорту и только что хамскому поведению противника. Для военного странно, что Эон не просто человек, который никогда не решал вопросы кулаками до армии, более того, он всегда старательно конфликтов избегал. Никогда не принимал участия в дурацких шутках над чужими командами и всегда старался сдерживать свою, все без толку, но мир без всего этого казался ему лучше. На войну его привела злость, обида и отчаянье. А они пусть часто ослепляют, но хорошо помогают вот в таких ситуациях. Парень резко присел из-за чего его противник промахнулся и тут же был завален на землю тараном из головы рядового Маккена. Оба мужчины были хороши – сбитые в кровь кулаки или это просто кровь друг друга на руках, носы и губы разбиты, под глазами наливаются синяки, почти как братья близнецы, только у одного фонарь под правым, а у другого под левым. Красавцы, как ни крути.

+1

10

Картер уступал в комплекции, и это было понятно всем. Начиная от зевак из числа гражданских, - впрочем, таких и не было, все же гарнизон, - и заканчивая самими же капитанами. Уворачиваться от чужих ударов становилось все труднее, просто потому что кровь все еще покидала тело Грина, но он не обращал на нее внимания, так же как и на то, что вместе с ней уходят и силы. Где-то на границе он видел медика, который выглядел обеспокоенно, но не спешил останавливать драку. Так же, как и более старшие по званию. Как будто понимали, что если отряды не разберутся сейчас, то сделают на поле боя, что было равносильно потере всех людей.
- Грин, хватит вертеться, как сучка, или это на тебя так увольнение влияет? Слабаком стал? Следует, наверное, сменить тебе позывной, вот только осталось придумать на что. Розовая поняшка, как тебе?
Если бы на него действовали чужие слова подобного рода, то Джон бы не имел права быть тем, кем он стал за последний год. Да и до этого. Как-то за годы, проведенные в родной семье с двумя мелкими, он привык к подколкам. В армии эти отношения не менялись, менялись только возрастные категории, что автоматически вело к увеличению веса сказанных слов.
- Не раньше, чем твоя борода сгорит до корней. А то, какая же ты Черная Борода? Тот помнится, действовал вполне определенным образом. Вообще, во всей этой истории меня больше интересует тот момент, когда он умер.
Только и откликнулся капитан альф. Впрочем, его противник был прав, нужно было либо нападать, либо пасть смертью храбрых из-за того, что прождал слишком долго. Вот только капитан бет ждал нападения. Кажется, он и правда изучил противника как облупленного. Но и последний от него не отставал, замечая чужие изменения. Устали оба. Это было видно по дыханию и редким смазанным взмахам кулаками.  Картеру нужна была лишь одна ошибка, и он ее дождался, нокаутировав соперника. Блэкбирд завалился на спину, а Грин стоял оперевшись обеими руками в колени. Вокруг отряды добивались противников. Может быть странно, но тот, кто выигрывал, не рвался помогать другим, как будто это был своеобразный турнир, а не куча мала. Впрочем, это могло объясняться банальным не желанием тратить все силы на потасовку, в то время, как они вполне могут понадобиться в поле. Враг, в отличие от товарищей, подобным благородством не будет разбрасываться. Картер, выпрямившись, протянул поверженному противнику руку и тот, поколебавшись, принял ее, вставая рядом. И хоть их разница в росте никуда не делась, сейчас они казались более равными, чем раньше.
- Надеюсь, что вы утолили жажду крови. Бэты на отдых, Альфа - жду вас на брифинг через полчаса.
Оба капитана посмотрели в том направлении, откуда раздался голос, и только кивнули. Борода сплюнул:
- Даже это ты умудрился у меня отобрать, Поняшка. Ничего, я еще расквитаюсь.
Капитан альф только покачал головой. Оба понимали, что этого могло бы и случится. Пожав друг другу руки, мужчины разошлись. Грин привалился к подоспевшему медику, который ничего не сказал и даже не съязвил. Только осмотрел своего командира, а затем занялся другими. Перехватив Маккена, капитан альф пошел с ним в душевую. Учитывая, что особого времени на отдых не было, холодная вода оставалась последней роскошью в этот момент. Лучшей и единственной, которую они могли себе позволить.
- Выглядишь лучше, чем я, - заметил Грин, когда они оказались на месте. От получаса данного майором, оставалось около двадцати - пятнадцати минут.  -  Я не успел прочесть рапорты и доклады об обстановке. В двух словах опиши, чем вы занимались здесь. И чего стоит ожидать. 
Грин знал, что им все скажут на брифинге, но те сведенья будут по текущей задаче, а ему нужно было видеть картину целиком, зная, с чем армейские сталкивались до этого момента. Где были, какой враг попадался на пути. К тому же, он мог не бояться, не услышать чужих слов - напор воды был таким, будто воды не было вовсе. Так же, к счастью капитана, кровь перестала хлестать из носа, а синяки и ушибы не приносили дискомфорта, когда на них попадали струи. Только рассеченная бровь да губа откликнулись противной тянущей болью, но и ее можно было перетерпеть.

+1

11

Драка вышла знатная, совсем, как в школе, когда метелили друг друга просто так без особого на то повода или смысла. Просто для того, чтобы выплеснуть наружу энергию. В этом армия очень сильно походила на старшие классы, даже остальной гарнизон, который собрался вокруг площадки и подбадривал то одну команду, то другую, слишком сильно напоминал толпу одноклассников в столовой. А вот майор, который мрачно за всем наблюдал, но не вмешивался был похож на старика завуча, который ждет, когда юнцы выбьют друг из друга дурь и их всех спокойно можно будет расставить по углам или скорее разложить отдыхать, прочитав долгую лекцию о том, что драться плохо. Вот только это была армия, настоящая война посреди бескрайней чужой земли, где-то там был враг. Настоящий враг, именно тот, которого и стоило бы метелить, защищая мир во всем мире, а главное родную страну и семью. Эон со своим напарником по импровизированному спаррингу не сдерживали силы, каждый бил в полную силу, просто потому что по-другому не могли, да и неуважение это было к себе, к сопернику, к остальному отряду. Но в тоже время, они помогали друг другу встать и давали небольшие передышки, чтобы перевести дух. Тот злой монстр-террорист, что ждет их где-то там, конечно, такого не позволит, но ведь и это на самом деле не драка на жизнь или смерть.
- Надеюсь, что вы утолили жажду крови. Бэты на отдых, Альфа - жду вас на брифинг через полчаса. – голос майора раздался над площадкой, перекрывая шум толпы, шум драки. Все, кто был в эпицентре событий остановились и замерли. Все, как один сначала посмотрели на майора, потом на своих капитанов. Конечно, спорить никто не стал, все дружно разошлись по отрядам. Эон позволил Хирургу проверить каждый синяк и уверил того, что все цело, а потом пошел следом за капитаном в душ. Большая часть отряда пошли туда до встречи с медиком, поэтому о сути капитан и рядовой МакКен остались в помещении вдвоем. Молодой боец разделся и включив воду в соседней душевой, чуть морщась начал смывать с себя следы драки. Когда Картер потребовал доклада, он невольно скользнул по чужому телу. Сильные руки, ноги, спина – Джон не смотря на то, что уступал своему подчиненному в росте и сильно, выглядел намного сильнее и развитее. Эон усмехнулся своим мыслям, отмечая про себя, что вряд ли капитан добился своего поста просто так. Ведь и он сам попал в отряд не потому, что звезды так сложились, а потому что он работал над собой и потому что кто-то умер, открыв для него путь.
- В основном мы занимались дозорами, - он помедлил всего секунду, прежде, чем ответить на поставленный вопрос. Слова стоило выбирать осторожно, не потому, что тут творилось черт знает, что без капитана, хотя отряд без головы – это беда, но скорее потому что он не хотел напрягать Картера тем, что ни черта не понятно в каком состоянии находится его команда. – Серьезных вылазок не было, только разведчики под прикрытие Беты ходили проверять сектора А7 и Б8. Я слышал краем уха, что там странная активность возможных террористов. Ничего конкретного, мне никто не рассказывал. А так, ходили парами, иногда тройками в дозоры, как я уже сказал, пару раз наших брали с собой Беты, когда у них бойцы, раненные после перестрелки были. Так сказать, подменяли. Я думаю, что мы ждали вас, прежде, чем отправляться куда-то. Вот вы приехали и теперь нас зовут на брифинг.
Под конец Эон даже немного улыбнулся, но тут же одернул сам себя, ведь в происходящем не было ничего веселого. Если он прав, то сейчас они отправятся куда-то в путь на встречу с настоящими врагами и это пугало. Забавно, что Маккен их уже видел и они были простыми людьми, такими же как он сам, а не теми кошмарами, что запугивали их в школе, дома, по телевизору. Люди, которые жили в этой стране просто хотели мира, но почему-то он и все остальные в гарнизоне пришли сюда с войной. Кто был не прав в этой ситуации? Он мог повторять себе до бесконечности, что они все начали, они виноваты и их надо наказать. А на деле, те кто страдал больше всего, ничего не начинали, да и был ли смысл отвечать силой на силу? Но самым страшным было даже не осознание того, что может быть кто-то там в его стране заблуждается, а тот факт, что рано или поздно ему придется кого-то убить. Пока он видел перед своими глазами чудовищ из компьютерных игр вместо людей – все было просто, но как это делать теперь?
- Капитан, разрешите обратиться? – Эон снова повернул голову к мужчине и немного помедлив, все же спросил. – А убивать людей страшно?

0

12

Картер прекрасно слышал ответ на поставленный вопрос.  Не потому что Маккен говорил громко,  а из-за почти полного отсутствия шума льющейся воды.  Через какое-то время даже кровь перестала идти из носа капитана.  Что было в целом хорошо,  потому что дрянь была,  а не вода в этом богом забытом месте.  Грин кожей чувствовал чужой взгляд итолько выдержка не давала развернутся и посмотреть в ответ.  И то вопрос,  что бы он увидел? 
- Убивать?
Переспросил военный но скорее ради того,  чтобы потянуть время.  Кто-то может часами говорить о том,  как это просто и легко,  кто-то часами о том,  что это тяжело,  для того, кто побывал в плену и сделал все чтобы выжить и вернутся - это было уже никак.  Убийство это просто действие.  Убей или будешь убит.  Джон все же повернулся к лейтенанту,  который смывалась с себя последствия драки и уже кое где на теле были видны синяки.
- Даже если я тебе отвечу, то это не подготовит тебя к будущему.  Нельзя научить убивать.  Через это надо пройти и принять.  Вопрос не в том убиваешь ты виновного или невинного,  чаще всего это происходит потому что тебе или твоему напарнику грозит пуля в лоб и если ты не выстрелишь,  то превратишься в труп.  Но опять же это только слова.  Кто-то убивает в первый раз с улыбкой на лице,  кто-то потом весь день блюет.
Картер выключил воду и стер с себя желтоватые капли, которые грозили превратиться в ржавые родинки на теле.  Всё что мог,  он сказал.  А если солдат ждал от него ободрения или заверений что все будет хорошо,  то он не в то место пришел.  Да и смерть никогда не бывает ни хорошей ни плохой.  Она просто смерть и для всех здесь сейчас находящихся она мать,  жена, любовница и сестра в одном флоконе.
Брифинг был относительно быстрым.  Грин слушал задание и смотрел на карту местности.  Один связной пункт врага,  в который надо было прийти,  зачистить оборудование, узнать что известно противнику и уйти.  Плевое дело,  если учитывать стрелка-снайпера в отряде.
- Только одно но,  по тойже тропе, что мы туда придем,  мы не вернемся.  А с другой стороны отвесные скалы.
Говоря это,  Грин показывал точки на плане.  Да,  разведка рассказала о тоннелях, но что в них точно не было известно.  Только тот путь,  который их должен был вывести обратно к своим.  Но если свернуть не туда.
- У вас будет карта тоннеля, не пропадете и человек, который там был.  На этом все, альфа, можете выдвигаться.
Радовало то, что на местности командывал он и терять бойцов было самым последним в планах Грина.  Отряд ждал его в полной готовности.  Забрав свое оружие, молодой капитан в кратце обрисовал их миссию и возможные трудности.  От утреннего азарта игры и драки не осталось и следа.
На месте они были через пару часов.  Пункт располагался в ращелене и был окружен скалами со всех сторон.  Позади тропа по которой они пришли, в стороне пещеры,  а впереди лагерь.
Маккен, цепляй глушитель на свою девочку и прикрывай подрывника.  Чем тише действуем, тем лучше.  Стрелять только в крайнем случае, до этого вырубайте врага руками.  Если будут трупы то их не должны обнаружить. Взрывать по сигналус.  На все 15-20 минут.  После чего все уходят в пещеры.
Дав отмашку отряду, Грин пошел за подрывником, прикрываясь его едва ли не буквально. Операция шла своим чередом. Оставалось около пяти минут, когда был поставленные последний заряд и они возвращались.  К сигналу тревоги нельзя приготовится, но Грин даже не вздрогнул. По рации пронесся его приказ уходить с проволником.  Карта же должна была находится у снайпера. 
В пещеры они забежали уже тогда,  когда сзади прогремел взрыв, а остальной отряд покинулзону миссии.
- Куда нам? - держа на плече подрывника, спросил Картер у Эона. Они свернули уже в один из тоннелей, уходя от огня противника.

0

13

Ждал ли Эон каких-то великих откровений или простого решения головоломки, которая свалилась на него в этом месте? Молодой мужчина не знал, как и не знал будет ли он улыбаться впервые, нажимая на курок или блевать потом весь день. Во время тренировок он представлял на месте мишеней тех самых монстров, которых так хорошо рисовал, не скупясь на краски большой брат в соединенных штатах. Тот самый, который следил за всеми и проверял, что все думают, как надо, а если не думают, значит русские шпионы! Срочно нужно устранить! Все это Маккен начал понимать здесь, когда впервые оказался в деревни среди самых обычных людей. Именно это и пошатнуло его уверенность в том, что выстрелить и убить будет просто. Это не компьютерная игра – это реальность, здесь нельзя стрелять, сохранятся возвращаться назад и перепроходить. У тебя есть только один шанс, и Картер это только подтвердил. Как и то, что никто не будет с ним носиться и нянчить. Эон сам сделал свой выбор в тот день, когда подписал контракт и вступил в ряды морской пехоты, обратного пути уже не было. Оставалось только не поплатиться своей или жизнью напарника за свой страх выстрелить, с другой стороны инстинкт самосохранения должен его спасти и отпустить тормоза морали. По крайней мере именно на это и оставалось надеяться молодому парню.
Пока капитан был на брифинге рядовой Маккен едва ли не в панике собирался и пытался выбрать какое из оружий брать. Не так давно ему сказали, что он так же будет при необходимости снайпером и один раз уже даже успели послать прикрывать отряд в этой роли, но к счастью показывать свои умения или их отсутствие в этой роли ему не пришлось. Хватит того, что на него навесили сию необходимость за чертову точность, с которой молодой боец умел стрелять. Вздохнув и разместив в положенных местах автомат и винтовку, Маккен встал в строй, как раз к приходу капитана. К ним пришел совсем не тот п весельчак, что будил всех утром и устроил драку посреди игры в баскетбол. Перед Эоном и остальными стоял человек, который четко понимал свою ответственность за их жизни и всю важность того, что они тут делали.
До места они добрались довольно быстро, всего за несколько часов, учитывая, что половину пути им пришлось передвигаться на своих двоих – это было очень быстро. Все шло, как по маслу, получив приказ Маккен прикрутил глушитель к своей винтовке и занял нужную позицию, в то время, как устанавливали взрывчатку. На самом деле его задача в этой ситуации опять сводилась скорее к наблюдательной. Молодой мужчина следил за происходящим через окуляр и сообщал остальным, если кто-то приближался. Ничего особенного, но их таки успели заметить и все закончилось сигналом тревоги. Уходить ему, подрывнику и капитану было некуда, особенно учитывая, что первый был ранен. Оказавшись в туннеле, они двигались максимально быстро, хотя по началу и не знали куда. Рядовой Маккен оказался не готов к такому быстрому развитию событий, поэтому ему понадобилось время на то, чтобы найти достаточно безопасный клочок и наконец изучить карту. Тихо проклиная про себя, что не сделал этот в то время, как они ехали в джипах к точке высадки, Эон пытался сообразить где они и откуда валят враги. После очередного выстрела, который кажется прогремел над самым ухом страх и мысли куда-то отключились, осталось только желание выжить. Снова посмотрев на карту, военный вдруг понял, что все встало на свои места в его голове и он точно понимает куда и как нужно идти и как отсюда выбираться.
- Нам нужно пройти триста метров по северо-западному туннелю, затем свернуть налево и через четыреста метров будет выход на улицу, - он говорил уверенно, проводя пальцем по карте и показывая капитану проход к тропе, по которой можно было вернуться обратно к своим. Свернув карту, Эон взялся за автомат, в котором он был более уверен и проверив, что они только втроем, пошел вперед первым. Молодой человек уже почти расслабился, когда почти весь путь оказался свободным. Видимо террористы или повстанцы, а может еще кто-то третий, хрен их тут отличишь одних от других, решили, что американские солдаты сбежали обратно на базу и вернулись к своим делам и постам. Все кроме одного, который стоял посреди тоннеля недалеко от выхода и на которого так легко не подумав вышел рядовой.
У него были черные и испуганные глаза. Взгляд, который Маккен уже не забудет никогда в своей жизни, должно быть он смотрел на него точно так же. Они оба медлили словно не решались поднять оружие и выстрелить, у него тоже была рация и оттуда послышался чей-то голос, который что-то не очень приятно говорил что-то на арабском. Выслушав неизвестного, парень, кажется, чуть младше самого Эона вскинул автомат только затем, чтобы не успеть выстрелить. Маккен сам не понял, когда и как успел поднять свое оружие и нажать на курок. Пять выстрелов автоматной очереди вылетели один за другим, оглушая рядового. Он стоял и завороженно смотрел на то, как тело противника под действием силы инерции двигалось непроизвольно, а потом упало на землю. Молодому мужчине казалось, что прошла целая вечность, он почувствовал чужую руку на своем плече, которая легко толкнув заставила идти дальше. Эон и шел не оглядываясь, на автомате. Двигался вперед, потому что здесь либо он, либо они, и третьего не дано.

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » What are you fighting for? ‡флэш