http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: январь 2017 года.

Температура от -2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Mortis: Christmas Fairytale » Залив


Залив

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://savepic.su/6675216.png

Посмотрите подольше на море, когда оно капризничает или бушует,
посмотрите, каким оно бывает прекрасным и жутким,
и у вас будут все истории, какие только захотите.
О любви и опасностях, обо всем, что жизнь может принести в вашу сеть.
А то, что порой не ваша рука управляет штурвалом
и вам остается только верить, так это хорошо.

+9

2

http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngВокруг непроглядная тьма, разрезаемая редкими вспышками молний. Угораздило же несчастных оказаться на берегу океана в грозу. Облака затянули небо, не давая ни звездам, ни луне осветить хотя бы небольшой кусочек земли. В темноте видны лишь очертания пальм. Шесть человек оказались в ловушке: впереди океан, позади опасные джунгли, а слева и справа две высокие скалы. Лишь по воле судьбы одна из девушек не угодила прямо на острые камни.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngАльма беззвучно подошла к молодому человеку с темными волосами и вложила ему в руку скомканный лист бумаги, пожелтевший от времени. Он был выбран не случайно, но разве ему стоит это знать раньше времени?
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngСкрывшись в джунглях, девочка не заметила, как к путникам уже спешила её сестра. Лилиан всегда беспокоилась за жертв острова и старалась им помочь. Вот и сейчас, собрав всю свою силу и сосредоточившись, девочка начала писать на песке послание гостям. Едва успев закончить первую букву своего имени, она услышала посторонние звуки и, испуганно осмотревшись по сторонам, бросила ветку на землю и растворилась в темноте.
http://savepic.su/6651685.png
расшифрованное послание должно прозвучать во втором круге. расшифровка ведётся совместно в орг. теме. все догадки и предположения можно высказать после первого круга. первый назвавший сообщение целиком вписывает его в пост.
за подсказкой обращаться в лс.

[NIC]Alma[/NIC] [STA]dead inside[/STA] [AVA]http://savepic.su/6614548.png[/AVA] [SGN][/SGN]

Отредактировано Lara Cox (02.12.2015 21:50:09)

+10

3

Раскат грома. А за ним ещё один. Сквозь сон, ещё не приходя в сознание Гидеон подумал о том, что очень странно для этого времени года слышать за окном грозу. Или это просто слишком реалистичная игра подсознания со слуховыми галлюцинациями, которыми Хартли страдал время от времени, что ему не очень мешало. Скорее это было некоторой особенностью мозга, нежели серьёзным психическим заболеванием, особенно если учесть тот факт, что голоса, изредка появлявшиеся в его голове, просили никого не убивать.
Вот только очередной раскат грома, вкупе с шумом волн был настолько реален, что электрическим разрядом в мозгу пробежала мысль о том, что это совсем не плод больного воображения и особенностей церебральной системы, тем самым заставив Гидеона буквально подскочить на ноги и тут же пошатнуться от резкой смены положения и пытаясь оглядеться, но потерпев небольшое поражение в данной затее, поскольку кругом была почти непроглядная тьма. Но это не помешало ему с упорством, каламбур, маньяка, оглядываться по сторонам, пытаясь приглядеться к очертаниям и понять, где же он, чёрт подери, находится.
И, знаете, не паникуют в таких ситуациях только в кино и книгах, потому что сам Ги чётко помнил, что до того, как очнуться, находился у себя дома, занимаясь какой-то фигнёй и готовя подарки под новый год, попутно разговаривая по телефону с одним из немногочисленных друзей, который в очередной раз выносил ему мозг на тему того, что у него не клеятся отношения с девушками, спрашивая у Хартли совета как у человека, одной ногой находящегося в браке и вообще достаточно известного ловеласа. Помнил, насколько это его достало и как в сердцах он пожелал оказаться где-нибудь подальше, где нет людей и рядом океан, а затем не успев дотянуться до пачки сигарет с зажигалкой. Что ж, мечты таки сбиваются и вот сейчас он действительно на берегу океана, вот только чёрт пойми где и с миллионом вопросов в голове, на которые ответа не было в принципе. Зато была паника от того, что он попросту не понимал происходящее, а это его серьёзно пугало, учитывая маленький пунктик того, что Гидеон таки любил контроль и понимание ситуации, чего в данном случае не было от слова совсем. Это и пугало, и до жути бесило одновременно.
А потом до него дошло, что в его руках вообще-то как бы находится какая-то бумажка, содержимое которой в темноте видно не было. Но трёхзначный коэффициент интеллекта всё же делал своё дело, заставляя быстро расставлять приоритеты и успокоиться, пытаясь не впасть в окончательную панику. Тяжело приспосабливаться к ситуации, когда не знаешь и не понимаешь обстоятельств и условий. Но мобильник, который всё же остался с ним, очень даже пригодился своим встроенным фонариком, которым он смог осветить бумажку и понять одну вещь - в его руках была карта. Вот только её назначения Хартли пока не совсем понимал. К чему и куда она вела? Ещё пара вопросов, на которые он не нашёл ответа. Пока не нашёл. Это вопрос времени и не более того. Куда-то его все эти каракули да приведут. В голове мелькнула мысль, что в какой-то степени ситуация напоминает один достаточно известный сериал, с той лишь разницей, что самолёт как бы и не падал.
И коли уж фонарик был под рукой, парень осмотрелся вокруг, замечая ещё несколько лежащих тел, а так же какие-то буквы на песке, значения и смысла которых он пока не понимал как в случае с картой. Но здраво рассудил, что если он не один, то эту бумажку лучше припрятать, поэтому она вполне логично и благоразумно перекочевала в карман джинсов.
А что делать дальше? С одной стороны было бы неплохо отправиться на разведку, пока пять спящих тел ещё не пришли в сознание, но с другой стороны был здравый смысл, говорящий о том, что отправляться неизвестно куда, ночью и без оружия будет очень и очень глупо, а шансы выживания в группе как бы существенно выше, чем в полном одиночестве. Во всяком случае до тех пор, пока он не поймёт что к чему, потому что если все они находятся в одной упряжке, то надо сделать так, чтобы все они остались в живых. Но пока все ещё находятся в отключке, поэтому Гидеон, быстро обойдя пляж и не найдя для себя ничего более полезного, чем небольшой камень, вернулся к тому месту, где были начерчен бессмысленный набор букв, пытаясь понять, что же они значат. Во всяком случае этот мыслительный процесс очень хорошо отвлекал от то и дело накатывающей паники. А скоро проснутся и остальные, тогда уже можно будет и заняться чем-то действительно полезным и попытаться понять, как отсюда выбраться и почему вообще они здесь оказались. В данном случае ступор, вызванный неким когнитивным диссонансом, был очень даже к месту.

Отредактировано Gideon Hartley (12.12.2015 18:28:53)

+14

4


  Тебе хотелось тишины. Чуть больше, чем в дни рождественских праздников, когда тебя окружала вся семья, и гул голосов постепенно начинал сводить с ума. Нет. Ты любил детей. Пусть и, кажется, что их так много, но каждый из них делает по - своему счастливой твою жену, а значит, ты готов терпеть ваши семейные вечера. Но головная боль, она сейчас отвлекала. Стучало не просто в висках, а где-то в области затылка. Ощущение, как будто тебя хорошенько приложили головой об стену. Возможно. Ты ведь играл с близнецами, что до этого спорили о том, кто первый должен открыть подарки. Рене пыталась их успокоить, и они переключились на тебя. Только тебе почему-то кажется, что вокруг намного тише, чем было всего несколько секунд назад. Ты даже морщишься. Из-за этой тишины. Ты как будто полностью оглох, или же случайным образом оказался в другой вселенной, где о тишине больше не нужно мечтать и она стала реальностью. Пусть и не самой веселой. Но не тишина тебя сейчас отвлекает. Все же больше головная боль. Она становится немного сильней, когда ты открываешь глаза, видя перед собой темное небо. Со звездами. Ты бы мог даже сказать, где и какое созвездие. Не этим ли ты когда-то завлекал девушек, учась еще в университете. Только.
  - Какого... - Рене бы тебе сейчас дала подзатыльник. Услышав, что ты вновь не сдержался. При ваших детях, что вслед за тобой повторяют все, что ты делаешь или же говоришь. Но вокруг тебя именно тишина. И ночь. Только где-то совсем рядом ты слышишь шум воду. Прибоя. Как волны накатывают на берег. Но этого ведь не может быть. Ты несколько секунд назад был в вашей гостиной, и вы все вместе наряжали елку. Рене что-то готовила на кухне вместе с дочерьми, а сыновья обсуждали то, куда можно отправиться на новогодние каникулы. Бред. Чистый. Твои пальцы утопают в песке, который ты зажимаешь между ними. Переворачиваясь со спины и отталкивая себя... с земли? Ты почти готов признать, что переборщив с виски. Но ты не пил. Не так много, чтобы у тебя началась белая горячка с галлюцинациями. Тем более настолько правдоподобными, что тебя невозможно было бы назвать даже сумасшедшим. Нет. Вряд ли даже шизофреники видят такое. Ты уже был на коленях, слегка мотнув головой, прогоняя последние остатки... чего? Сна? Оглядываясь. Вокруг тебя были джунгли. Это даже не лес, а именно джунгли. Пусть вокруг и было темно, но ты мог рассмотреть деревья, а за спиной был океан. Ты ведь именно на него обернулся, мельком замечая какие-то буквы на песке. Не концентрируясь на них. Не сейчас. Подойдешь через пару минут. Тебя привлекают еще несколько человеческих фигур рядом. Без сознания. Кроме одного парня, что уже был на ногах. Ты не знаешь его. Или знаешь? Нет. Даже не будешь пытаться вспомнить. Мучить самого себя и лишь усиливая гул в голове. Почему ты не чувствуешь панику? Приступ, который должен был бы тебя сейчас накрыть с головой и при необходимости, ты бы начал даже орать во все горло, чтобы заставить самого же себя очнуться. Да. Это сон. Или. Нет. К черту. Отталкиваешься от песка, поднимаясь окончательно на ноги. Будет, наверное, очень глупо сказать: привет, давай знакомится. Безумно глупо. И происходящее вряд ли можно считать розыгрышем. Но и не похищением инопланетян, а это ведь можно было занятно раскрутить, рассказывая все новые и новые истории. Жаль, кругов нет на полях. Где-то там. Вы были на земле. Только вот лично ты ничерта не понимал. И не помнил. С той секунды, когда прикрыл глаза, пытаясь воспользоваться секундной передышкой, пока близнецы убежали на кухню за матерью.
  - Скажи, что ты знаешь, где мы и какого черта вообще происходит, - всего лишь может, но повезет. Ты обращаешься к парню. К единственному, что очнулся вперед вас всех. Разве это может быть случайностью? Или простым стечением обстоятельств. Не рано ли поддаваться маниакальной подозрительности, с которой ты каждый раз начинаешь всматриваться в подсудимых. Разглядывая пару секунд его лицо, а потом оборачиваясь, замечая движение рядом с вами. Не вы одни решили прийти в себя и увидеть, что ваши привычные жизни остались где-то за горизонтом океана, название которого, ты даже не знаешь. Твою мать! Это совершенно не смешно. Ты даже терпеть не можешь все эти фильмы, где первым умирает герой, а выживает в итоге самый тупой из всех, что додумался в итоге запереться в одной комнате и не искать неприятности себе на задницу. И ты бы заперся. Было бы только где. И зачем тебе все это? Разглядывать буквы на песке. И только больше понимать, что твоя голова начинает болеть все сильней и сильней. И если ты здесь, то, что или кто в итоге остался дома?
[AVA]http://savepic.org/8125666.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.org/8123618.png[/SGN]

Отредактировано Lennart Akesson (25.12.2015 18:37:21)

+13

5

Ощущение было, будто кто-то хорошенько приложился камнем к затылку или просто спал в неудобной позе после долгих возлияний крепкого алкоголя. Раздражение накапливалось в сонном организме порционно, следуя за пульсирующей в висках болью, и когда достигло апогея, он открыл глаза в поисках источника, из которого можно было раздобыть таблетку адвила. Открыл, чтобы изумленно установить, что лежит у самой кромки воды, лижущей песок с усердием пса, соскучившегося по отсутствующему некоторое время хозяину.
Несколько минут ушли на то, чтобы осознать: это не причудливый сон, он действительно на берегу океана, редкие вспышки молний вещали, что где-то идет гроза, и скоро дождь может пролиться и в этой части суши. Где? Он не имел понятия, окружающие песок с валунами скалы походили на сицилийские, но все же он слишком хорошо знал родной остров, чтобы заблуждаться: он находился где угодно, только не рядом с виллой деда в Италии. В одну из вспышек ему показалось, что близлежащий валун пошевелился, Дамиан вздрогнул и окончательно очнулся от странного забытья. Осторожно поднимаясь на ноги, он попытался первым делом определить источники новые боли или неудобств, к ощущениям не добавилось ничего, кроме тяжести затекших мускулов, потягиваться он не спешил, решив не привлекать в себе лишнего внимания. Рядом маячили еще две мужские фигуры, не различимые из-за отсутствия источников света.
Хуже всего, что Дамиан ничего не помнил о том, как сюда попал. Последнее - это обеденный стол в родительском доме, заполненный яствами и родственниками, отмечавшим очередное Рождество. Не сказать, что провалы в памяти были чем-то неизведанным для наследника отцовского немалого состояния, в пору юности испытавшего на себе все прелести вседозволенности, но избежать приступа безотчетного страха не удалось. Сначала он почувствовал, как сердце начинает выколачиваться из груди, вторя шуму крови в ушах, а после принялся дышать через рот, чтобы насытить легкие кислородом. Это не было очередной потерей памяти, которой он так опасался, справляясь с панической атакой, вспомнил все основные вехи своей жизни. Он помнил все, исключая подробности попадания на неизведанный берег. Последствия травмы? Рука сама потянулась к затылку, но не нащупала ничего, кроме ровного обода коротких волос. А может все же это очередные последствия аварии, произошедшей с ним несколько лет назад и его удел - это все более прогрессирующая болезнь Альцгеймера? Дамиана обдало волной жара и слабости, что тут же покрыла все его тело потом. Было душно, как бывает перед дождем или даже вернее в тропиках. Как он мог оказаться в тропиках?
Двигающийся впереди мужчина заговорил на английском языке, принятом в мире повсеместно, что не раскрыло ничего нового о местоположении. Но его недоумение принесло Дамиану спокойствие. С ума сходят по одиночке, их было уже двое, что бы  не происходило, все лучше приближающегося безумия.
Мужчина бросил взгляд в сторону, Дамиан, двигаясь за ним, посмотрел туда же, на невнятные каракули, которые ему и разбирать не хотелось, скорее интересовала темная фигура, ожидающая их приближения. Вдруг он может сказать что-то новое?
Рядом с ним двинулось на песке очередное тело. Каррера отпрянул, скорее из-за инстинкта самосохранения, чем из какой-либо боязни. Страха больше не было. Только настоятельная потребность выяснить, какого черта происходит.
[SGN]http://s3.uploads.ru/CdwBs.png[/SGN]
[AVA]http://s7.uploads.ru/D5wxm.png[/AVA]
[STA]stranded in this spooky island[/STA]

+11

6

"Хи-и-и-и-ит. Дьявол. Теперь я тебя точно убью."
Фамилия дражайшего начальника для Кэм с не столь давних пор стала нарицательной. Как ни одно слово в мире, она лучше всех отражала суть любого тотального ужаса, который мог приключиться с человечеством. Почему? Должно быть потому, что, как правило, любой возможный кошмар с Хаммел происходил именно по его вине. По крайней мере в последние несколько месяцев. Апокаплисис? Хит. Сжигание силиконовых кукол? Хит. Неописуемое похмелье, пробуждение в неизвестном месте? ХИТ! В любом из этих страшных происшествий вполне мог быть виновен именно Хит и, как правило, каждый раз и оказывался. Ну хотя бы в том, что Камилла пристрастилась просыпаться с головной болью и в совершенно неизвестном ей месте. Тут даже он сам не стал бы это опровергать. Даже из вредности.
Поэтому проснувшись, но не открывая глаза, она попыталась угадать куда его легендарная и неусидчивая задница с бурной фантазией притащила их на этот раз. Что не в Лас-Вегас - это точно (его песнопения она ни с чем не спутает), что уже неплохо. Камилла немного поморщилась, вслушиваясь в окружающие ее звуки и пытаясь вспомнить, когда и как они успехи променять тишину и едва слышное потрескивание свечей в ее доме на шум прибоя, раскаты грома и усиленно треплющий ее волосы ветер. Ощущение было не из приятных, что стало еще одним поводом убить Арчи. Разумеется, с обратным эффектом, но все же убить. Морально. С душой. Чтобы более неповадно было.
Итак, злополучные раскаты грома, дикий, буквально оглушающий шум волн и вспышки молнии, которые заметны даже через закрытые глаза. Мерзкие резкие вспышки, от которых по вискам бьет только больнее. Они же выпили всего по глотку вина (Камилла точно помнила это), после того, как загадали свои желания, глядя на мерцающую в отблесках огня свечи дешевую, но невероятно изящную статуэтку с танцующей женщиной, которую доктор получила почти за даром. Как помнилось женщине, Хит даже начал рассуждать о том, что ее можно было бы сделать из более благородных материалов, чтобы она действительно стала красивым украшением для гостиной, но после этого в ее воспоминаниях была полнейшая темнота. Она совершенно не могла припомнить, как они приговорили ни одну бутылку алкоголя и в пьяном угаре решили отправиться в очередное сумасшедшее путешествие (судя по ее состоянию, алкоголя в крови действительно было много). Даже бардак в Лас-Вегасе ей удалось восстановить в памяти, но сейчас же не было и намека на позабытые события, даже смутного ощущения, что вот что-то такое особенное точно было, но это что-то пока не получается вспомнить. Лишь сплошная неприятная пустота.
- Арч, что ты со мной сделал? Я умираю, - открыв глаза, простонала хирург, приподнимаясь на локте. Она лежала на боку, чувствуя гадкое ощущение затекших мышц. Она едва не кряхтя, как старушка, села на песке, часто моргая и оглядываясь по сторонам в поисках своего очаровательного мучителя, которого ожидала увидеть где-то поблизости с наглой, довольной и пьяной мордой. Но Хита и след простыл, зато рядом объявился какой-то высокий и весьма мощный незнакомец. Камилла изумленно окинула его взглядом, четко понимая, что что-то пошло не так. Неизвестно с чего, но Хаммел внезапно отчетливо поняла, что Арчи здесь нет и не было.
- Привет, - несколько растерянно обратилась доктор к мужчине, что был рядом с ней. - Не подскажите, где мы находимся? Я совершенно ничего не помню.
"Хоть бы только он говорил по-английски." Кэм улыбнулась и повернула голову вправо, где было еще двое мужчин. Непроизвольно ее брови поползли вверх, предвещая нечто недоброе. Неловко получалось как-то. Очень неловко. Темнота, звезды, прибой с раскатами грома и молниями, неизвестный пляж с пальмами и трое совершенно незнакомых ей мужчин. Ах, да, кажется, еще два трупа слева рядом с ней. Живописнейшая картина. Черт возьми, неужели она стала заложницей каких-то маньяков?
- Они живы? - кивая на два близлежащих тела, спросила она и медленно, очень осторожно поднялась на ноги, не желая, если что, разозлить незнакомцев. Ситуация становилось патовой и хирургу это совершенно не нравилось. Отряхнув с платья песок, она скрестила руки на груди, ежась от сильных порывов ветра, и косо взглянула на двух беседующих мужчин, затем на того, который был рядом с ней - ощущения были сумбурными и мало приятными. Камилла насторожилась и встревожилась не на шутку, однако продолжала пытаться выглядеть спокойной и немного удивленной происходящим. Вполне себе нормальная, как ей казалось, реакция. "Что. Черт. Подери. Здесь. Происходит?!"

[AVA]https://41.media.tumblr.com/932e0060e59867d9652224ebc7d1f7ce/tumblr_nzral5YokL1sua0odo5_250.png[/AVA]
[SGN]комплект от несравненного Арчи
https://36.media.tumblr.com/11dd8cb08471a2416a4cff30c0906f4e/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo5_500.png
[/SGN]

Отредактировано Kamilla Hummel (23.12.2015 10:01:26)

+10

7

Холод. Пронизывающий до костей – холод. Умиротворенный стон ветра, от которого мурашки по коже. Ощущение открытого пространства, мороза и дождя. Это не те ощущения, которые она помнила. То, было тепло и уют в доме новых знакомых. Горячий шоколад, которой ее угостили. И много людей вокруг. Сейчас же, она слышала только раскат грома. И холод, от которого хотелось сбежать. Мелисса с трудом открыла глаза. Резкая боль в висках не дало ей быстро подняться на ноги. Ощущение избиения, или же автокатастрофы, боль в каждой части тела, сковывающие движения. Каждая попытка заставить тело двигаться сопровождалась адской болью. Что это? После праздничное состояние? Пьянка? Нет, ощущения не те, да и не верилось, что она могла так напиться в гостях у Квиреллов. Люди, которые пригласила провести с ними этот Рождественский вечер, устроили обычные семейные посиделки.  Много детей, Санта и олени, никакой выпивки. Вариант с разбавлением коктейлей отпал сразу же. Она не понимала, что происходила. Не понимала, где она, и как здесь оказалась, но чувствовала, что ответ ей не понравиться. Гиблое место, и эта чертова погода, от которой так и веяло угрозой. Еще одна попытка встать на ноги. Безуспешно. Если бы ей помогли подняться… Холодный воздух тяжелым потоком ударил в легкие. На минуту ей показалось, что она задыхается. Из-за боли ей было тяжело соображать. Лишь вопросы то появлялись, то исчезали. Отдаленно какие-то голоса заставили насторожиться. Мужские голоса. Кажется, их было трое. Страх овладел разумом. Неужели это очередная пытка, издевательство судьбы. Сбегая от одного монстра, она попала в руки к другим. За что?  Она не вынесет еще одной порции боли. Не сейчас.
Нужно встать. Может ей попытаться убежать. Кажется, мужчины были заняты с собой и перестали обращать внимание на нее. Это ее шанс на побег. Из последних сил, Мелисса попыталась встать. Больно… Женский голос заставил ее прильнут к месту. Значит, она здесь не одна. Мелисса затихла, пытаясь разобрать их слова. То, что она услышала, то что должно было ее успокоить, теперь испугало ее еще больше. Не одна она не понимала, что происходит. Остальные, так же были в замешательстве. Те же вопросы, которые криком готовы были вырваться из ее горла. Что же здесь происходить?
Наконец, ей удалось встать на ноги. Теперь она могла оглянуться. Она не ошиблась, трое мужчин и одна девушка. Четверо незнакомцев, так же как она находились в смятение. Оглянувшись, она увидела, что  вокруг нее густые заросли, джунгли, залив. Это было невозможно. Мелисса не могла оказаться здесь, так как это было н е  в о з м о ж н о. Она отчетливо помнит, как распивала горячий шоколад с Агнес с пятилетней дочерью Квиреллов, как Бран их сын, пытался стащить у Санты его бороду. Помнила, как снег постепенно растирался по Манхэттену, обволакивая его в белоснежную красоту. А сейчас она оказалась в объятиях  дикого острова. Невозможно. Мелисса все повторяла и повторяла эти слова, пытаясь опровергнуть свое видение. Она щипала себя, в попытке очнуться от дурного сна. Но все было слишком реальным. Ощущения и боль измывались над ней,  подтверждая обратное. Она здесь. Не одна. Но здесь, возможно в богом забытом месте.
- Наверное, не стоит спрашивать, что здесь происходит?- могла ли она доверять им? Могла ли она верить им? На вид они все были безобидны, растерянные, не понимающие, так же как она, что здесь происходить. И, наверное, было бы логично объединиться им и попытаться разобраться в произошедшем.  Но… всегда есть «но».  За их растерянной маской, мог скрываться кто-то ужасный. Возможно, один из них был причиной или виновником случившегося. Это ведь чья-то глупая игра. Почему-то сейчас она вспомнила «Пилу». Там ведь тоже собирали людей, имеющих что-то общее, а потом убивали мучительно и жестоко.
Только сейчас Мелисса заметила надписи на песке. Зашифрованный текст. Шпионские игры? Все. Хватит строить не обоснованный теории. Нужно держать себя в руках, в конце концов, что-то должно проясниться…

+8

8

Подняв с пола плед и улыбнувшись, я накидываю его на спящего Ричарда, который ещё мгновением назад искренне восторгался тем, какой замечательный подарок он подготовил для сынишки. Мужчина не просыпается и лишь бормочет что-то во сне, причудливо отмахиваясь, когда я отбрасываю с его лица чернильные пряди вечно растрёпанных волос. На полу лежат клочки обёрточной бумаги, разномастные ленты, конфетти, которые с треском вылетали из хлопушек; под креслом вырисовываются очертания чьих-то носков – несомненно, заботливо припрятанных в это укромное местечко, а не случайно забытых во время генеральной уборки. Время идёт – а привычки заядлого холостяка всё ещё не выветриваются из памяти Аддерли-старшего. Осознание этого факта вызывает у меня тихий смешок, который я тотчас приглушаю прижатой ко рту ладонью, не желая будить прикорнувшего на диване мужа и щенка, спящего в его ногах. Оттолкнув в сторону скомканный лист бумаги, подхожу к одной из полок, сжимая в руках пластмассовую бутылку с гранатовым соком. Сувениры, привезённые мужчиной из всевозможных экспедиций, тускло поблёскивают в трепещущем пламени свечей, которые ещё увенчиваю праздничный стол. Но со вчерашнего дня в этом археологическом музее появился новый экспонат – изящная статуэтка замершей в танце женщины. Развивающиеся пряди волос, образующие вокруг её головы своеобразный ореол, плавно изогнутые руки – и безжизненный взгляд. Тусклый. Поникший. Жестокий. Глаза – два потухших камина заброшенного готичного особняка. Несомненно, это изделие не навевало на мысль о дивном мастерстве её изготовителя; держу пари, эта вещица – всего лишь изделие производства, одна из бледных копий, сотнями выпущенных одной из многочисленных фабрик. Я пожалела бы и цента за неё, но несносный супруг отвалил два доллара, клятвенно заверяя меня в том, что статуэтка чем-то напоминает меня. Никакого сходства я не видела и сейчас, но спорить с прокисшим, словно тесто, строптивцем – себе дороже. Вглядываясь в очертания данного сувенира, я хмыкнула и, не отходя от полки, устало прикрыла глаза. Предпраздничные хлопоты, хотя и были приятными, всё же утомляли: несмотря на то, что большая часть рождественского ужина лежала на плечах Рика (мне разрешили лишь нарезать ингредиенты для салатов), я всё же успела вымотаться, превращая нашу квартиру в некое подобие рождественской сказки и ласково журя Эдриана за то, что он, ползая по махровом ковру, то и дело стаскивает шаловливыми ручонками очередной виток «дождика» или мишуры. К счастью, пластмассовые ёлочные шары, заботливо приобретённые главой семейства, не разбивались на осколки каждый раз, как сын сбрасывал их с рождественского дерева. Да, в такой момент понимаешь, что непродолжительный отдых не помешал бы. Где-нибудь на морском берегу, в окружении золотистых крупиц песка и резных ракушек, волнами выброшенных на берег. Воображение рисует весьма реалистичную картину: солёный запах моря, в котором чувствуется затхлость змеевидных водорослей, оглушительный рёв прибоя, играющий прядями волос ветер и… Холод. Могильный, всеобъемлющий, пробирающий до костей холод. Холод, которого здесь не должно быть.

Я проваливаюсь в пустоту – и, кажется, это состояние уже не является плодом разбушевавшейся фантазии.

Обнажённой кожей чувствую шероховатость некой поверхности; раскаты грома оглушают, словно пушечные залпы пиратских кораблей. Я широко распахиваю глаза, с жадностью глотая солёный воздух и всё ещё сжимая в руке ёмкость с гранатовым соком. Моё тело сковано невидимыми путами, отчего мне удаётся привстать с песчаного берега далеко не с первой попытки. Подле меня мелькают некие силуэты; скрежет их встревоженного шёпота доносится до меня даже сквозь песнь неукротимой грозы. «Я не в Нью-Йорке» - единственная мысль, которая навязчиво пульсирует в висках, до боли сжимая моё нутро в беспощадных тисках.

– Рик… – тихо зову я, в глубине души осознавая, что эта попытка тщетна. – Эдриан… – мой голос скатывается до едва слышного шёпота; по телу пробегает сокрушительная дрожь. Впопыхах делаю несколько глотков сока прямо из бутылки и, неуклюже извернувшись на песке, поднимаюсь на ноги, глядя на незнакомцев и в глубине души надеясь увидеть среди их силуэтов хотя бы одного обладателя знакомого мне лица.

– Где я? Что происходит? – в вопросе слышится искренняя надежда услышать ответ. Из обрывков доносящихся фраз я улавливаю лишь одно – никто не знает, что происходит. Никому не ведомо, что будет с нами дальше. Хочется верить, что это лишь сон, однако жестокая реалистичность не предоставляет этой успокаивающей мысли возможность существовать хотя бы несколько жалких мгновений. Кто-то всё ещё пребывает в растерянности; кто-то пристально смотрит на начертанные на песке символы – изощрённая игра психа, заполучившего власть в свои руки. С болью вспоминаю уют и семейную идиллию, которыми прежде наслаждалась, и яростно сжимаю свободную руку в кулак с такой силой, что ногти впиваются в нежную кожу, оставляя багровые полумесяцы. Я должна сделать что-нибудь. Я должна вернуться к ним.

– Что… – внезапно осипший голос удивляет меня до такой степени, что я невольно умолкаю, так и не закончив фразу, повисшую в воздухе. – Что мы будем делать?.. Эй, ребята, отчего вы такие кислые? – добавляю я спустя секунду, чувствуя искреннее удивление оттого, что окружавшие меня люди в действительности печальны, словно на похоронах. – Сейчас же праздник! Мы должны веселиться!.. Нет-нет, Рик, эта зелёная гирлянда не впишется в наш интерьер! Где твоё чувство прекрасного, дорогой?

Громкий хохот, весьма неуместный для данной ситуации, вклинивается в раскатистый гул грома. Я не понимаю, что со мной происходит, отчего меня то и дело покачивает из стороны в сторону, словно подкошенный стебель травы. Перед глазами мелькают некие призрачные фигуры, которые ускользают в пустоту, едва я протягиваю руку навстречу им.

Я абсолютно ничего не понимаю.

А, может, уже поздно что-либо понимать?..
[AVA]https://41.media.tumblr.com/38c570493b59f09478d9a1443920cd98/tumblr_nzral5YokL1sua0odo8_250.png[/AVA]

Отредактировано Heidi Adderly (22.12.2015 19:16:16)

+11

9

- Если бы я знал о том, где мы, то уже основал бы свою империю по праву первого очнувшегося и объявил вас своими миньонами. - Обратился Гидеон к первому очнувшемуся. В голосе его так и слышались вполне заметные нотки сарказма, но это было скорее результатом внезапного стресса, потому что не каждый день ты приходишь в сознание неизвестно где, неизвестно когда и неизвестно в какой компании. Причем неизвестно где - это не чужая квартира в ближайшем пригороде, а, мать его, остров где-то в океане, что как бы не добавляет радужных перспектив происходящему. Но безусловно радует тот факт, что он не один находится в такой ситуации. То есть не одному ему быть грандиозным лохом и думать над тем, что же, собственно, за фигня творится. А ещё эти чёртовы буквы на песке, которые вполне очевидно означают какое-то послание. Но при всём своём уме, Хартли с криптографией знаком не особо, потому что это никогда не требовалось. Нет, дать ему пару часов тишины и разумий, тогда, возможно, он сможет найти ответ и расшифровать написанное, потому что сейчас это больше напоминало абсолютно беспорядочную мешанину из букв. И слава богу, что хотя бы только из букв. Возможно, здесь есть кто-то несколько поумнее, на кого можно будет спихнуть сию задачку, которая, безусловно, очень интересна, но не для него в нынешнем положении. Сейчас его голова была забита куда более интересными вопросами из серии "кто виноват", "что делать", "как жить дальше" и кто станет самым слабым звеном. А такие обязательно найдутся. По-хорошему, ему, как выживальщику, необходимо было понимать кто есть кто и чем может пригодиться. Потому что две-три головы, имеющие руки, мозг и могущие применить свои знания и умения в данной ситуации, выживут с куда большей вероятностью, чем шесть голов, три из которых будут абсолютно бесполезными. С другой стороны, если что, на голодный год вполне сойдут.
Думать о том, где они, кто они и зачем их собрали в этом странном месте очень даже не хотелось. Просто зачем загружать голову лишней информацией и раздумьями, когда это можно скинуть на другого? Его первоочередной задачей было решить как жить дальше и, по возможности, выяснить что тут и как. Проще говоря, отправиться на разведку. Хотя делать это ночью, в незнакомом месте и без оружия было бы очень тупо. Просто таки сказочно тупо. Однако, наличие хотя бы какой-нибудь информации, пусть даже поверхностной, лишним не будет. Тем более какова вероятность наткнуться в джунглях на психопата-убийцу, если ты сам таковым являешься? Это примерно из той серии, когда человек сам проносит на самолёт бомбу, полагаясь на теорию вероятности. Глупо, но порой достаточно эффективно. В общем, задачи перед собой Хартли видел вполне очевидные: не впадать в панику, понять, с кем ему придётся выживать, найти хоть какую-нибудь информацию о том, где они и, по возможности, максимально незаметно исключить из большого уравнения выживания одну, а то и две переменные. Так будет проще. Но на самом деле наибольший интерес у него вызывала та самая карта, что находилась в его кармане и которую он не смог рассмотреть как следует. Был ли это знак свыше или просто ему выпала честь вести за собой толпу? Если это честь, то у того, кто распределил роли, определённо было своеобразное чувство юмора. А если нет, то всё происходящее будет очень даже себе иронией. А тем временем потихоньку начали приходить в себя и остальные собратья по несчастью. И вполне очевидно было то, что никто не понимал происходящего и у всех немым вопросом было нечто вроде "за что же я так нагрешил то?".
- Ну, как патологоанатом я могу вполне ответственно заявить, что если мы с вами очнулись, то эти господа тоже живы. А если нет, то один раз не каннибал, если что. - Тут же нашёлся Гидеон, ответив весёлым голосом. - Простите, профессиональный юморок прёт. Если по делу, то происходит какая-то неведомая ху...дожественная постановка. Где мы - тоже непонятно, но очевидно, что где-то в джунглях и на берегу океана. А ещё у нас тут есть шифр, явно шифр, но я не силён в криптографии, поэтому если господа знатоки здесь присутствуют, то прошу к столу. - Активизироваться и взять на себя роль лидера - это абсолютно не проблема. Помогает избежать всё той же паники и хоть как-то организовать процесс. А в этом Хартли был вполне себе хорош. Тут ещё работает и человеческая психология, основанная на том, что большинство людей - ведомые и им гораздо проще и комфортней подчиняться, нежели пытаться проявить себя в роли лидера и принимать самостоятельные решения. А наличие хотя бы сколько-нибудь осмысленных телодвижений будет им только на пользу. - В общем-то, если позволите, я пока возьму на себя роль лидера и попробую хоть немного организовать беспорядочный процесс. Поскольку сейчас темно, предпринимать что-либо достаточно бессмысленно, а значит наша задача - дожить до утра. - Говорил он много, как обычно. С грамотным изложением своих мыслей и построением складных речей в которых был здравый смысл у Ги никогда не было проблем. Оглядевшись, он посмотрел на силуэты в ночи и подошёл к ближайшему, тому, который очнулся после него и положил руку ему на плечо. - У меня есть фонарик и я пошёл исследовать джунгли, а этот парень останется за главного. Он вроде взрослый и разумный. Слушайтесь его. Если что - зовите доктора. Если всё будет совсем плохо - меня.
Выдав пламенную речь и раздав ценные указания, которые были похожи на первые осмысленные действия, Гидеон направился в сторону джунглей. Не очнулась пока только одна девушка, лежавшая чуть поодаль ото всех. Видимо, очень крепко спала. И при очередной вспышке молнии взгляд Хартли выцепил стеклянный предмет. Бутылка. Естественно, как только появилась возможность, он незаметно прихватил её с собой и, подобравшись к черте джунглей, включил фонарик, освещая себе путь и углубляясь в чащу. Опасно, но что делать? Это как в бегущем в лабиринте, если не начнёшь делать что-то опасное, то зависнешь на одном месте.
Самой сложной задачей было не терять обратного пути, но парень оставлял зацепки для себя, создавая из подручных материалов нечто вроде указателей. Правда за всем этим он совершенно забыл про карту, проявляя ко всему происходящему исследовательский интерес и пытаясь подметить, что можно вынести из джунглей при свете луны и фонарика. Кроме пары острых палок и огромных лопухов каких-то растений ничего толкового не нашлось. Но позднее взгляд зацепился за растения, которые были ему до боли знакомы.
- Опачки, что тут у нас? Ягодки белладонны. Эээх, ребятки, нельзя было меня одного отпускать в лес. - Присев перед ягодами, Хартли улыбнулся и открыл бутылку, которую подобрал по пути. Гранатовый сок. Фу, гадость, он даже не будет это пить. Зато туда обильно полился сок ядовитых ягод. Как сократить численность населения одного маленького залива? Отдать всё на волю случаю. Так он и поступил, разумно посчитав, что каждый из них всё равно сейчас является участником естественного отбора и кому-то эту гонку придётся проиграть.
Собственно, минут через сорок блужданий по джунглям, Хартли всё таки выбрался обратно на пляж, едва не потерявшись и хорошо так разрядив батарею телефона. Но вернулся не с пустыми руками. Девушка всё так же спала, поэтому бутылка с соком тихо приземлилась рядом с её рукой. Кто последний встаёт - тот первый засыпает. Ничего личного, но она просто не приспособлена к выживанию в необычных ситуациях.
- Good news, hermanos. Я выжил и вернулся с дарами природы. Две острые палки, лопухи из которых при большом желании можно сделать крышу, а так же нечто, что по запаху очень напоминает маракуйю. Не знаю, не силён во фруктах, но вроде бы похоже на неё. А у вас тут как успехи? - Всё содержимое, которое притащил Хартли, опустилось рядом с нарисованными буквами, а сам он демонстративно взял один из фруктов и, разломав его, принюхался, после чего удовлетворённо кивнул и откусил от него. Да, маракуйя. А тем временем в себя начала приходить та самая спящая красавица и о чём-то говорить, что настораживало. - Ребят, серьёзно, среди нас есть нормальный врач? Мне кажется, что она бредит.

+10

10


  Ты почему-то сейчас вспомнил отца. То, как он когда-то на тебя орал, когда ты вдруг соизволил высказать вслух свои намерения идти учиться на адвоката, а не поступать в военное училище. Это было позором. Для человека, который отдал всю свою жизнь служению вашей замечательной стране. Отец бы сейчас перевернулся в гробу, увидь он, в какое дерьмо угодил его сынок. И ты ведь правда слышишь его голос в голове, который твердит тебе, что все же не зря в конечном итоге, он запер тебя на целое лето в лагерь, где готовили будущих бойскаутов или кого там еще из вас хотели сделать? Ты все равно не стал военным, а уехал учиться в Германию, но, кажется, те три месяца, что ты провел, выживая в лесах, сейчас вполне могут тебе пригодиться. Пусть это и не лес. И ты черт его дери, даже не знаешь, как именно ты тут очутился, но ты точно знаешь, что не хочешь сдохнуть у черта на куличках. Немного не так ты представлял свою смерть. Немного не так ты планировал провести свое ближайшее будущее. Ты еще хочешь увидеть, как подрастут сыновья. И дождаться, хотя бы одного внука. Такие простые и прагматические желания, но именно они и бродят в твоей голове, пока ты осматриваешься, замечая, как один за другим, начинают приходить и остальные участники маразматического розыгрыша. Пока именно эти мысли, чтобы не поддаваться панике. Не думать о том, что сейчас происходит дома. И если ты пропал. В том реальном времени, из которого вас всех выдернули, все твои близкие в данную секунду стоят на ушах, поднимая и остальной город на них же, чтобы суметь тебя найти. Тебя сейчас все же радует хотя бы то, что не один ты страдаешь амнезией и не можешь понять, как вы вообще здесь, мать твою, очутились.
  Ты обернулся, чтобы посмотреть на парня, что очнулся вслед за тобой и на трех девушек. Не учитывая одного из первых, что сейчас сыпал своими саркастическими шуточками, на которые ты даже выдавил слабую улыбку, все остальные выглядели более растерянными. Тебе не нравится. То, насколько сейчас свободно чувствует себя ваш первопроходец. В месте, где вы все, вроде как, только очутились.
  - Если вдруг наткнешься на какое-нибудь животное, что захочет тебя сожрать, не забудь поорать, чтобы мы знали, что нас осталось на одного меньше, - выдаешь с таким же сарказмом, дернув бровью. Ты не стал бы даже на очень трезвую голову отговаривать незнакомца от того, чтобы тот среди ночи отправился в джунгли. Хочет? Пусть идет. Он не твой сын, чтобы ты за него переживал. Ты лишь смотришь на него исподлобья, когда его рука коснулась твоего плеча. Ты бы сейчас сломал ему ее в нескольких местах. За то, что он просто прикоснулся к тебе. Ненавидишь чужие прикосновения. Такие вольные. И ведь хватило бы сил. Да и совесть после нисколько бы тебя не мучила. Тебе бы сделать вдох, чтобы себя успокоить и не начать творить глупостей. Тебя вроде не так просто вывести из себя, а сейчас получается это сделать за пару секунд полнейшего бреда, что творится вокруг вас. Провожая взглядом, когда парень отошел от вас. Может, ты и правда хочешь, чтобы его сейчас там кто-нибудь сожрал? Тебе он не нравится. А ты умеешь оценивать людей по их поведению. По тому, как они себя держат. Как говорят. Ты вроде, как судишь людей за их преступления и выносишь наказания. И кажется, ушедшему парню, ты готов дать пожизненное в одной из самых строгих тюрем вашей страны. Ты прикрыл на секунду глаза, коснувшись пальцами переносицы. Голова все так же продолжает болеть. Еще эти раскаты грома с молнией на горизонте. Возможно, скоро начнется дождь. Хотя, вы ведь в джунглях. Здесь дожди не самое редкое явление. Так, - ладно, я не намерен командовать, как наш лидер. Новоявленный. Меня зовут Леннарт. Вдруг не умрем через секунду, - чуть пожав плечами. Ты заговорил не так уж и громко, больше привлекая внимание остальных, чем желая, чтобы вас услышал кто-нибудь еще. Как знать. Может за пальмами вас поджидает местное племя, которое как раз таки и являются каннибалами. Твой вдох, - но, все же думаю, что будет лучше, если мы осмотримся. И подумаем над посланием, что для нас оставили, - ты кивнул на буквы. Тебе вообще не хочется сейчас напрягать голову. Усиливая боль в висках. Ты бы сейчас лучше покурил. Хороший повод. А главное, рядом нет Рене, которая вновь бы из-за сигарет начала на тебя ругаться, высказывая в очередной раз твой диагноз и свой страх, что ты все же можешь сдохнуть от рака легких. Это уже кажется не такой плохой перспективой. По сравнению со смертью на другом краю света, где тебя кто-нибудь, да расчленит на части. Ты тихо хмыкнул себе под нос. Сигарет все равно нет. И такими темпами, ты решишь, что на этот чертов остров тебя сослала твоя жена, чтобы ты, наконец, бросил курить. Оригинальный способ. Пока ты вспоминал о жене, ты подошел к буквам на песке, опустившись вниз, коснувшись коленями поверхности. Касаясь пальцами своих висков, сжимая их до новой боли. Ты чувствуешь за спиной движения. Не одному же тебе стало интересно, что здесь вообще написано. А главное кем. Ты собственно не удивишься, если это очередная дурость ушедшего гулять по джунглям парня.
  - Хорошо. Есть у кого-то идеи? - ты повернул голову, чтобы посмотреть на девушку, что остановилась рядом, а после посмотрел в другую сторону. Если вспомнить ваши развлечения с братом, когда вы с ним не ругались, вы придумывали друг для друга загадки. Так, чтобы на уроках в школе вас окончательно не могли отличить друг от друга. Хоть какой-то плюс в брате близнеце. И если ты сейчас сумеешь напрячь свой мозг, то тебе покажется спутанные буквы легкой задачей. Ведь это так и есть. Ты вернул свое внимания именно к им. Проведя по первым в верхнем ряду. Тебе все это кажется знакомым. Чуть зажмурившись. Вспоминай. Что если... - это код Цезаря. В свое время... хотя ладно, сейчас явно не время для лекций. Если сдвинуть буквы, заменяя их на гласные и другие согласные, - ты стирал буквы на песке, размышляя вслух. Что там сказал парень? Профессиональный юмор? Чтение лекций в тебе тоже вполне профессиональная часть. Только вы сейчас не в аудитории университета на семинаре по судебным апелляциям. Ты добрался до последней строчки, стерев последние буквы, - могу и ошибаться, но если нет, то здесь написано: Прямо по заросшей лианами тропе. Свернуть налево возле большого камня. Осторожно, птицы. Л. – замолчал. На секунду, - вам стало от этого легче? Ты поднялся на ноги. Отряхивая брюки от песка, а следом и руки. Повернувшись к парню и девушкам. За разгадыванием, ты даже не заметил, что к вам вновь присоединился ушедший на прогулку парень. Удивительно, но живой.
[AVA]http://savepic.org/8125666.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.org/8123618.png[/SGN]

Отредактировано Lennart Akesson (25.12.2015 18:37:36)

+8

11

Бермудский пляж незнания - именно так стоило бы окрестить эту местность, которую Кэм стала ненавидеть с первых минут пробуждения, что, собственно, не удивительно. Что здесь могло ей или кому-либо вообще понравиться? Ветер, от которого не спасало даже шерстяное платье? Полнейший мрак, в котором не было возможности различить черт лица даже тех, кто стоит впритык? Бесконечный шум волн и гроза? Да Камилла готова была проклясть это место, невзирая на все вытекающие из этого последствия, вплоть до Армагеддона! В том числе и  незнакомцев, которые неизвестно как оказались здесь вместе с ней. Неизвестно как для нее, так и для них. Чертова неизвестность на данный момент больше всего начала раздражать хирурга, в особенности после того, как крупный мужчина, с которым она завела разговор, сделал сутью своего ответа всю ту же неизвестность. "Да черт бы побрал все это!"
Происходящее все больше напоминало женщине сюжет однотипных фильмов ужасов и катастроф, где бедолаги по роковому стечению обстоятельств оказываются в богом забытом месте и медленно и изощренно там подыхают. Она смотрела подобные киноленты несколько раз, искренне недоумевала как такую чушь можно снимать и ею интересоваться, и тем более в жизни бы не подумала, что такое может произойти в реальности. Она бы никогда в это не поверила, как не верила и сейчас, потому всеобщее незнание ее так сильно и раздражало. Отнесись она к сложившейся ситуации менее скептично, безусловно, чувства были бы у нее определенно иные, точнее, совершенно противоположные, но поскольку вера в то, что все они по-волшебству попали на неизвестный остров, сама по себе совершенно иррациональна, Кэм подозревала, что не все здесь так просты, как кажутся; что далеко не все эти люди, что ныне ее окружали, жертвы. Доктор Хаммел была свято уверена в том, что кто-то очень хорошо продумал весь этот эксцесс с каким-то определенным намерением и лишь выдавал происходящее за случайность, разыгрывая растерянность и неосведомленность, а на деле вел истинно не ведающих пострадавших особой тропой, будто агнецов к жертвенному алтарю. На такое Камилла не подписывалась и не собиралась с таким исходом событий мириться.
- Пульс есть, - сама себе сообщила Кэм состояние последней не пробудившейся девушки, искоса поглядывая на незнакомку, которая направлялась к одному из мужчин, что прежде разговаривали между собой. Ничьих имен женщина не знала, поэтому присвоила всем присутствующим определительные номера, различая каждого из них исключительно по разнице в силуэтах, которые она только и способна была различить в такую непогоду. Мужчина №1, который был выше ростом всех остальных, зачем-то ворошил песок, присев на колени, что доктор смогла различить только по жестам рук и положению тела. Девушка №1, которая проснулась почти следом за самой Камиллой, переместилась к первому мужчине, вероятно, чтобы понаблюдать за его действиями. Мужчина №2, который был поменьше остальных представителей сильного пола, что-то раскладывал недалеко от первой парочки. Мужчина №3 - самый крупный из них - оглядывался по сторонам, изучая все вокруг и в том числе троицу, что была поодаль от них. У Камиллы появился выбор - примкнуть к троице или же держаться сама по себе. Окажись она в ситуации более адекватной, безусловно, она выбрала бы второй вариант, откладывая первый до тех пор, пока хорошенько не приглядится к тем, кто мог бы составить ей компанию. Однако о какой адекватности можно было говорить сейчас, когда вместо празднования по истине волшебного Рождества, о котором она так долго мечтала, Кэм неведомым образом занесло на остров? Одну. Нет, изводить себя мыслями о том, куда пропал Арчи, женщина не могла себе позволить, поэтому стремительно направилась к незнакомой троице, чтобы попытаться хотя бы у них выяснить какую-то информацию, а заодно и изучить самих информаторов.
- Вам стало от этого легче?
"Конечно. Прямо как от знатной дозы морфина после ломки." Однако вслух Кэм не сказала ни слова, решив посмотреть что будет дальше, хоть и заранее предполагала, что либо не будет ничего, либо полная катастрофа. Впрочем, второе было вероятнее, учитывая то, что творилось вокруг. Ко всему еще теперь было зашифрованное послание с указаниями пути, к переводу которого, составленному мужчиной №1, она успела вовремя подойти. Отлично, теперь она точно убедилась в том, что они попали в глубочайшую задницу, из которой выбираться, судя по всему, никто точно не спешил. Подождав недолго, пока кто-нибудь рискнет нарушить молчание, Кэм в конце концов сделала это первой:
- Легче станет когда все мы решим что делать дальше, - хирург, скрещивая руки на груди, посмотрела на мужчину №1, который поднялся с песка и стал оглядывать свое окружение. - Будем ли мы следовать этим указаниям? Когда? Или попытаемся разобраться сами, без вмешательства неизвестного психопата, который все это устроил? Ну или психопатки. Или целого племени. Одно другого не лучше. Над этим нужно всем нам подумать.
Женщина оглядела присутствующих, ожидая от них мнения на счет дальнейших планов, которых стало немного лучше видно из-за начавшей периодически появляться на небе луны. Редкие проблески света, конечно, сильно не спасали, но все же это было уже что-то. По крайней мере Камилла смогла разглядеть хоть как-то лица тех, кто был рядом с ней, и заодно запомнить - мало ли кто еще мог оказаться на этом острове? В тех же джунглях? Ей бы хотелось наверняка знать кто сперва попал с ней в этот ад, а кто догнал уже после.
- Ребят, серьёзно, среди нас есть нормальный врач? Мне кажется, что она бредит.
- Что Вы подразумеваете под словом "нормальный"? Я - хирург. Сойдет для нормального? - Камилла обернулась с недовольным видом, ожидая узреть девушку №2, которая наверняка сидела на песочке и рыдала, кляня весь белый свет за несправедливость, что воспринял как помутнение рассудка этот всеядный добытчик - мужчины довольно часто переоценивают женские истерики и воспринимают их слишком остро, чем, собственно, женщины пожизненно и пользуются. Но, как ни странно, в этот раз мужчина №2 похоже был совершенно прав, что заставило доктора Хаммел убрать с лица надменную ухмылку и серьезно сосредоточить свое внимание на незнакомке. А точнее, как оказалось, на весьма знакомой ей девушке, что поняла Кэм, когда очередное облако уплыло вдаль и на недолгое время лунный свет озарил пляж и всех, кто на нем присутствовал.
- Отойдите все от нее подальше. Хайди, что с тобой? - сделав несколько шагов в сторону девушки, которая находилась дальше всех от послания на песке, Камилла притормозила, уняв свой должностной порыв, и отвела назад руку, показывая всем, чтобы они не приближались. - Хайди, ты узнаешь меня? Это я - Камилла. Хайди, как ты? Что ты ощущаешь? Поговори со мной! - пытаясь обратить внимание Ди на себя, Кэм сделала еще несколько шагов, но все еще оставалась на приличном расстоянии от девушки. Как Хаммел не призывала ее к разговору, та только что-то бормотала себе под нос и смотрела вперед, сквозь пространство, куда-то вдаль, куда-то, куда могла добраться только она. Покачиваясь из стороны в сторону, она очень торопливо и сбивчиво что-то говорила, но из-за шума волн хирург не могла разобрать ее слов - до нее доносилось только тяжелое, хриплое дыхание, которое доктору очень не понравилось, и буйный, истерический хохот. Даже по телу было заметно с каким трудом Хайди дается каждый вдох - грудь вздымалась все чаще, на лбу проступили капли пота, губы стали сухими и слипались между собой при каждой попытке выговорить новое слово. Хирург всерьез озадачилась симптомами и инстинктивно сделала шаг назад.
- Она задыхается, - твердо констатировала Камилла, но с ее стороны не было даже крошечного порыва помочь Хайди. Она развернулась лицом к остальным и продолжила: - И причин на то нет. Она точно не болеет астмой - я знаю ее. Поэтому с ней может происходить что угодно - от какого-то неизвестного вируса до любимой мистической чуши - я уже ни чему не удивлюсь, - пояснив состояние Ди остальным, Хаммел оглянулась на девушку и глубоко вздохнула. - Я не смогу ей помочь. Как это не печально, но мы должны от нее избавиться, если хотим выжить. Попытки помочь ей очень рискованы. Если это вирус, он может передаваться по воздуху или через кровь. Учитывая то, что она бредит, адекватного поведения от нее ждать не стоит. А это значит, что все мы из-за нее находимся под серьезной угрозой.

[AVA]https://41.media.tumblr.com/932e0060e59867d9652224ebc7d1f7ce/tumblr_nzral5YokL1sua0odo5_250.png[/AVA]
[SGN]комплект от несравненного Арчи
https://36.media.tumblr.com/11dd8cb08471a2416a4cff30c0906f4e/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo5_500.png
[/SGN]

Отредактировано Kamilla Hummel (23.12.2015 10:00:59)

+10

12

Мелисса готова была сойти с ума от происходящего. Она находилась неизвестно где. Ее окружали чужие люди. В последнее время, девушка итак сводила к минимуму общения с людьми, тем более не заводила новых знакомств. А теперь… а теперь она застряла здесь с пятью незнакомцами. Некоторые из них не вызывали подозрений, но некоторые особенно тревожили Мелиссу.  В  их числа девушка могла смело внести их «лидера». То, как себя он вел, его слова, действия, в них было что-то отталкивающее. Мелиссе очень не хотелось знакомиться с ним ближе. Уж тем более не хотелось следовать за ним. А вот остальных, кажется, этот вопрос особо не занимал. Все молчали, как бы боясь высказать свое мнение.
- Мы ведь еще не знаем друг друга, и извините, конечно, но доверять вам свою жизнь, мне как-то не хочется,- но ее слова так и не дошли до адресата.  Парень уже успел дать команды и сбежать в лес. На минуту Лисса почувствовала спокойствие, ведь,  в конце концов, он мог, просто не вернутся. Девушка, остановила себя на мысли, что пожелала смерти не знакомому человеку. Но ее можно было понять. Она видела в своей жизни немало поистине ужасных и  страшных людей. Она помнила тот огонь, который загорает в их глазах, когда очередная отвратительная мысль закрадывается у них в голове. В «лидере» было что-то, что очень сильно напоминал тот огонь. Несмотря на тьму, Мелисса могла уловить это. И, кажется, не она одна это заметила.  Мужчина, который, кажется, был старше их всех, так же негативно отнесся к словам «лидера».  По своей журналисткой натуре, девушка привыкла наблюдать за людьми. Ведь глаза, это зеркало души, а значит, они не смогут соврать. А ей очень нужно было понять, кому она может доверять. Если она хотела выжить… До этого момента, девушка е спрашивала себя, хочет ли она выжить? Она ведь уже не раз пыталась покончить жизнь самоубийством, так почему же сейчас думает, о том, как выжить? Это место наводило ужаса на нее. Не давала спокойно собраться с мыслями. Люди окружавшие ее, сводили ее с ума. Ведь каждый без исключения, задавал один и тот же вопрос «Что происходит?». Но ответа, увы, не было. Так, что же теперь делать? Ведь умереть в таком месте, не составляла особого труда. Так, почему бы ей просто не сесть и не ждать смерти? Что-то странное съедало ее изнутри, заставляя следовать за мужчиной, который расшифровал надпись. Странные указания, от которых ничего не становилось проще. Еще одна причина, по которой она не села и закрыла лицо руками, она ужасно сильно боялась боли. Боялась умереть в муках. А это место, именно такую смерть и предлагала. Нельзя просто сидеть и ждать, пока тебя здесь прикончат. Нужно начать, что-то делать.
- Мы не знакомы, но выскажу одно мнение. Кажется, с нашим «лидером», что-то не так. Может не стоит ему доверять наши жизни? Он к своей – то отнесся легкомысленно, что же касается тогда нас?- еще одна попытка достучаться до всех. Мелисса пыталась придумать адекватные причины, почему им не стоит доверять ушедшему в лес. – к тому, же я думаю, есть и другие кандидаты,- девушка кивнула в сторону двух мужчин, один из которых возможно только, что,  расшифровал ключ к спасению.
¬ А у вас тут как успехи? – возвращение блудного лидера. То, как он радовался происходящему, еще больше насторожила девушку. Он говорил так спокойно, словно ничего плохого не случилось. Словно они все крепкие друзья, а это место, встреча выпускников. Это раздражало. Это убивало. Кто-то мог еще улыбаться при этом. Неважно, насколько человек силен духом, оказаться в неведомом месте могло устрашить любого.
- Мистер… как вас там? Собственно говоря, я считаю, что это па крайней мере неправильно, вот так взять и объявить себя главным. Я думаю, здесь есть люди, которые более мудрые в таких вопросах, нежели вы,- девушка не сомневалась в своей правоте. Что-то с этим парнем было не так, и Мелиссе, не очень-то хотелось, узнавать что. Возможно, он же и являлся причиной всего случившегося. Возможно, он будет тем, кто загонит их в могилы.
Такой деликатный вопрос, мог прервать лишь необъяснимое происшествие. Одна из них, так и не очнулась. Точнее, не смогла прийти в себя. Все случилось так быстро, что девушка толком не смогла понять, кто или что стало причиной такого поведения. Позже, Мелисса узнала, что девушку звали Хайди и по крайней мере один человек здесь ее знал… И этот человек, предлагал избавиться от нее. Это было слишком опасно. По крайней мере, так твердил доктор. Мелисса не знала, как отнестись к словам хирурга. Взять и избавить от живого человека? Медленное осознание, того, что на самом деле происходит. Их не просто убьют, возможно, они сами должны это сделать. Чтобы выжить. Как глупо.

+6

13

Всегда есть волки и овцы - говорят они, забывая или намеренно упуская их - наблюдателей. Или наблюдатели и пустили эту присказку, манипулируя сознанием массы, заставляя ее верить в черное и белое, добро и зло, тех, кто за правое дело и тех, кто в сказках всегда в шкурах отрицательных героев.
Дамиан привык считать себя уникальным. Не примеряя ни одной роли, но не спешил ни брать ситуацию в руки, ни вопить извечное и ни к чему не ведущее "мы все умрем". Его интересовали все, кто рядом лишь по одной причине - степени полезности. Те, кто считал, что в любой ситуации важно оставаться человеком - никогда не умирали, отчаянно желая жить. Он выкарабкался с того света не для того, чтобы умереть с кучкой незнакомцев в дерьмовом месте - единственной прелестью которого был океан. Каррера любил водную стихию, теперь же она была помехой, одной из сторон, в которой за неимением подходящей посудины, да подсвечиваемой молниями колышущейся массы до линии горизонта, не было выхода.
Громогласный лидер ушел покорять заросли, когда мужчина постарше принялся читать буквы на песке, сложенные в послание - руководство к действию. Девушка, очнувшаяся позже всех, принялась нести какой-то неосознанный поток слов, подкрепляемый словами объявившегося доктора до опасного бреда.
Дамиан отступил на два шага назад, пытаясь вытащить хоть что-то из мутного пока еще сознания обо всем этом. Единственное решение загадки находилось в том, что все это инсценировка. Где-то непременно должны быть камеры, кто-то наблюдает за ними. Делает ставки. Та, которая очнулась позже - ей не повезло, насколько она ухудшила их общее положение? Сколько закадровых недовольных этим скорым расходом одной из пешек? Видимо, у нее непереносимость той дряни, которой их накачали, чтобы доставить. Или вкололи слишком большую для ее веса дозу, не зря же так долго провела в забытье? Может как раз в нем наркотик и выжирал мозг, иссушая здравый смысл и наполняя его безумием, как пострадал он сам? Каррера прикрыл глаза, пытаясь в голове просчитать несколько простейших пологих крыш и определить метраж комнаты дома, складывая стены, потолок и пол для того, чтобы оценить количество материала. Что-то, заставляющее ленивые шестеренки нехотя выдавать хоть какие-то результаты. Подступившая паника медленно рассеивалась, пока слышались потерянные от непонятной ситуации, в которую они все угодили, голоса.
Что делать?
Он не был человеком долгих измышлений, скорее действия. Импульсивного, но кто сказал, что их счет не шел на минуты?
Его шаги назад превратились в осторожное приближение к смеющейся явно истерично девушке.
- Я здесь, дорогая, - в смотрящих мимо него глазах он не увидел ни намека ни на "узнавание", ни на протест, от того обнял, прижимая к себе, баюкая в объятьях, поражаясь хрупкости ее тела, удобно укладывающегося в осторожно смещающиеся вверх руки. Ни на мгновение не принимал во внимание предположение о страшном вирусе, оставаясь верным первоначальной теории, пока не увидит ей опровержение, - все хорошо, Хайди, - перемещаясь с девушкой в подобии медленного танца, когда партнеры тихо переставляют ноги под закончившуюся мелодию, звучащую только в их головах. Теперь перед его глазами была водная гладь, скрывая девушку ото всех остальных своей спиной, оставалось только надеяться на то, что у него все выйдет. Раньше никогда не приходилось, разве что наблюдать, примеряться, знать, как правильно. Фиксируя ее тело своими ногами, склонялся ниже, к линии губ. Поддерживая подбородок одной рукой, другой ласкал затылок, тихо спрашивая, - ты мне веришь? - улыбался открыто и тепло, дожидаясь полного расслабления тела, а потом резко дернул в сторону, морщась от мгновенно накатившей волны тошноты при характерном хрусте позвонков, но еще мгновение подержал в руках, лишь потом выпустил. Не извиняясь даже в душе, не позволяя ненужным эмоциям пробиться дальше первого проблеска.
Обернулся к стоявшим поодаль.
- Обойдемся без сентиментальности, - заранее отсек возможные крики о произошедшем и пока не до всех дошел точный смысл происходившего, продолжил, - разделяться - плохая идея любого самого дерьмового ужастика, но надо решить, что делать? Двигаться по указке, идти в иную сторону или строить шалаш да ждать спасения, поедая фрукты. Никто не знает, сколько у нас времени и как опасно находиться на открытом пространстве, - поеживаясь от картины дышащих приборами ночного видения зарослей, закончил, нехотя, - она представляла угрозу, мисс доктор это подтвердила, думаю, все хотят жить?
[SGN]http://s3.uploads.ru/CdwBs.png[/SGN]
[AVA]http://s7.uploads.ru/D5wxm.png[/AVA]
[STA]stranded in this spooky island[/STA]

+13

14

Божественная сила, что плещется в рамках песчаной чаши, то и дело накатываясь на её края серебристыми щупальцами, — именно так мне всегда представлялся океан. Сейчас же я видела в нём разверзнутую бездну,  более всего на свете жаждущую поглотить меня, как по своему обыкновению Dionaea muscipula беспощадно захлопывает в своём капкане случайного мотылька, которому всего лишь не посчастливилось приземлиться на благоухающий цветок, призывно покачивающийся лишь в нескольких сантиметрах от летального пункта назначения. Я чувствовала, как в моей груди зарождается паника, и лишь беспомощно перебирала ногами в стремлении убежать на край света. Куда угодно, лишь бы не видеть, как раскалённые стрелы Зевса пронзают беспокойную водную гладь, издавая при этом раскатистые звуки, которые почти оглушали меня. Вращая головой во все стороны, словно тряпичная кукла, я то на мгновение оказывалась в нашей уютной квартире, где всегда стоял приятный аромат приготовленных Ричардом блюд, то вновь возвращалась в пугающую реальность, задыхаясь от гнилого запаха водорослей и пропитанного солью ветра. Воздух тяжелел, словно пропитанный капельками ртути; его ядовитые пары оседали на стенках лёгких, вынуждая воздух скользить по ним с иступленным надрывом, переходящим в срывающиеся хрипы, — предсмертные стоны умирающей души. Кратковременные проблески здравого смысла, вынуждающие меня осознать собственное безумие, тотчас оказываются погребёнными под его же непоколебимыми руинами. Я слышу чей–то безумный смех и лишь через мгновение осознаю, что он принадлежит мне. Сколь забавно наблюдать со стороны за собой, словно в кривое зеркало, воссозданное неким моральным извергом, что любит упиваться человеческим сумасшествием, видя в нём божественный нектар, дарующий бессмертие. Сколь упоительно наблюдать со стороны за резко очерчивающимися на фоне сверкающего неба фигурами, что боятся приблизиться ко мне и лишь с опаской ютятся поодаль, словно выпавшие из гнезда птенцы — неоперённые, беспомощные, на редкость молчаливые. Подобная ассоциация вызывает у меня очередной приступ смеха, отчего безмолвные тени лишь отстраняются прочь, словно от прокажённой. Лишь одна в ответ делает несколько шагов в моём направлении. Хайди. Она называет меня по имени, вынудив на мгновение смолкнуть и пристально вглядываться в её лицо. Очередная вспышка молний — и я осознаю, что передо мной стоит Камилла Хаммел. Предчувствие того, что происходящее здесь — лишь очередной дурной сон, вновь зарождается в моей душе; присутствие ангиолога лишь усиливает его. Вновь смешок, напоминающий скорее вопль умалишённого, доносящийся из глубин Ада крик. Речь хирурга доносится до меня в виде неестественного скрежета; я не разбираю слов, которые срываются с губ мисс Хаммел, и отворачиваюсь от неё, словно от застывшего на песчаном берегу идола, который представляет собой не телесное воплощение божества, но один из архитектурных памятников древности. Дышать становится всё труднее: спасительный кислород проталкивается по дыхательному аппарату сухими комьями, раздирая в клочья мягкие ткани организма и вызывая удушающий агонический кашель. Облизываю пересохшие губы и вновь простираю руки навстречу бледным призракам прошлого, которые, то появляясь, то исчезая, лишь подстёгивают меня следовать за ними, навстречу собственной Смерти, ведь именно за мгновение до неё человек может вновь пережить целую жизнь за несколько секунд. Удивительнейшая особенность. Перед моим взором стремительно проносятся картины прошлого, вызывающие лёгкую горечь болезненной ностальгии. Школьные годы, выпускной бал, поступление в университет, знакомство с Ричардом, наши многочисленные экспедиции в забытые Богом уголки мира, рождение Эдриана, свадьба, медовый месяц… Как же отчаянно хочется прикоснуться к тем бестелесным образам, что всплывают в моём сознании! Как же исступлённо хочется прильнуть к ним, сжимая в стальных тисках объятий! Как же сильно хочется вдохнуть те ароматы, которые воскрешают приятные до истомы ощущения! Вместо заветных имён вырываются лишь сдавленные хрипы. Вместо стремительных шагов я лишь волочу за собой ноги с невероятным напряжением. Вместо света — тьма. Вместо тьмы — свет. Казалось, Инь и Ян всех существующих миров переплелись между собой в единое целое, образуя до невозможности абсурдное настоящее, у которого нет ни прошлого, ни будущего. Мои руки опускаются в бессилии. Всё кончено. Я чувствую это телом, но не хочу осознавать душой. Взгляд устремлён куда–то вдаль, за пепельно-серые хребты океанских волн, сквозь силуэт человека, привлекающего меня в свои объятия. Он осторожно баюкает меня, словно маленького ребёнка, и что-то шепчет на ухо, желая успокоить и внушить доверие. Желая помочь, во что бы то ни стало. Лишь один человек способен на это. Человек, которого я, несмотря на отрешённое состояние, жажду видеть более всего на свете. Человек, которому однажды посчастливилось стать началом моей жизни. Человек, которому суждено поставить в ней точку.

— Ричард? — приложив последние крупицы усилий, произношу я, двигаясь медленно и плавно, ведомая чувственными движениями, напоминающими прощальный вальс. В глубине души я понимаю, что Аддерли не может быть здесь, но, согласитесь, так сладостно принять смерть от рук любимого человека. Я не сомневаюсь, что умру, и лишь покорно ожидаю своего конца, зная, что однажды мы встретимся вновь. Время — столь ничтожная материя, когда ты умеешь ждать.

— Ричард… — улыбаюсь, глядя на грозовое небо, распростёршееся над океаном. Чьи–то крепкие руки осторожно ложатся на мой подбородок, нежно ласкают затылок любящими прикосновениями, вызывая приятное расслабление. Мои глаза закрываются, позволяя воспоминаниям захлестнуть меня с головой. Если это смерть, то отчего люди страшатся её, словно демона?

Треск. Словно чья-то невидимая нога наступила на раскрошившиеся кости. На мои кости.

До встречи в следующей жизни, дорогой.
[AVA]https://41.media.tumblr.com/38c570493b59f09478d9a1443920cd98/tumblr_nzral5YokL1sua0odo8_250.png[/AVA]
[SGN]https://41.media.tumblr.com/98cfd66cd70c848435fbd53693fca465/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo8_500.png
[/SGN]

Отредактировано Heidi Adderly (25.03.2016 21:19:43)

+13

15

http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngЛилиан вскрикнула, едва заслышав хруст сломанной шеи, и тут же зажала рот рукой. Нельзя выдавать свое присутствие. Раскаты грома помогли ей скрыть посторонние звуки, разбудив стаю птиц, мирно спящих на ветках. Девочке было искренне жаль бедняжку Хайди Аддерли. Если бы в этой смерти была виновата её сестра, то Лилиан смирилась бы гораздо быстрее. Но виноват был тот парень, кого Альма запретила трогать, а ведь он больше всех здесь заслуживает смерти. К сожалению, как и всегда, у Лилиан не было права голоса. Но было отчаянное желание увести людей в джунгли, как можно дальше от места, где опасностей гораздо больше, чем они могут себе представить.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngВозникнув из ниоткуда за спиной Леннарта, девочка шепнула ему на ухо, чтобы они поторопились, и тут же исчезла, оставив после себя на песке свежие следы и маленький фонарик на батарейках. Сестра могла появиться в любую секунду, и времени у несчастных не было. Выглянувшая из-за туч луна осветила часть залива, помогая сориентироваться.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngРазбуженные её собственным криком птицы, невзирая на темноту, полетели к воде, завидев беспомощную добычу. Одна из них выпустила из лап блестящий предмет, который приземлился в сантиметре от ноги Гидеона, и тут же упала замертво рядом с еще теплым телом, словно врезавшись в невидимую стену и разбившись насмерть. Но не все птицы были настроены умирать таким нелепым образом. Пернатые готовились пикировать. Свежая кровь появляется здесь всего один раз в год.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngРаспределение бонусов: фонарь – Леннарт Окессон; нож – Гидеон Хартли; /скрытый бонус/ - Дамиан Каррера.
http://sh.uploads.ru/JIsAf.pngПервая жертва Мортиса – Хайди Аддерли.

[NIC]Lilian[/NIC] [AVA]http://s4.uploads.ru/Px3rR.png[/AVA] [STA]don't give up[/STA] [SGN][/SGN]

Отредактировано Dahlia Valentine (18.01.2016 13:02:22)

+6

16

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

Смерть завораживает меня вечностью (с) Сальвадор Дали

Ещё никогда в жизни так не болела моя изувеченная душа. Она отторгается, словно инородное тело, собирается сгустками у самого края, выплёскивается наружу из телесного сосуда, в коем пребывала на протяжении многих лет. Скольких? Я не помню этого; по ту сторону мира Время теряет свою силу, покорно склоняя голову в тронном  зале перед флегматичным сюзереном, имя которому — Вечность. Ныне я лишь бестелесное существо, что колеблется между небом и землёй в сети собственных воспоминаний, несбывшихся надежд и желаний, которым более не суждено воплотиться. Кратковременное безумие, ставшее причиной моего бесславного конца, сменяется отягощающим сожалением, которое невольно вынуждает дать волю обуреваемым эмоциям и чувствам. Но в следующий же миг я осознаю ироничный и прискорбный факт, что звучит непоколебимой констатацией: мне более неподвластны горячие, словно воск, слёзы. Вкупе с богопротивным хрустом, волей Судьбы ставшим моей завершающей нотой, я утратила человечность, но обрела нечто иное, не поддающееся законам ни единой известной мне науки. Я обрела свободу, в которой видела не освобождение от тягостных мук земной жизни, но мучительную кару одиночества. За этой незримой чертой нет места тому, что прежде было мне дорого. Бесцельное блуждание в опустошённых полях чистилища — единственная участь, которая приносит лишь горечь разочарования. Прежде я любила довольствоваться малым, находя истинное упоение в настоящем, а не в призрачных иллюзиях; теперь же столь мучительно осознавать, что страницы моего будущего безжалостно вырваны из книги рукой какого–то юнца. О да, мне известно имя моего душегуба, хотя теперь я всего лишь аморфный дух, безжалостно изрыгнутый в пролив между Сциллой и Харибдой. Я — эфемерная пелена, обволакивающая тела несчастных путников, которым суждено умереть на этом безлюдном острове. Я — дождь, срывающийся с неба ледяными каплями. Я — разъярённый раскат грома, вынуждающий невольно пригнуться к земле в поисках убежища. Я — цветок молнии, распускающий свой бутон в чернильном небе. Я — Бог. Я — Дьявол. Я — Его ангел. Я — Его бес. Но для тебя, Гидеон Хартли, я откажусь от упоительной многоликости в угоду стремлению стать твоим кошмаром. Я проклинаю тебя и неистово сожалею о том, что не могу отплатить той же монетой, сжимая твоё горло в стальных тисках правосудия и наблюдая за тем, как в ледяных глазах постепенно гаснет незаслуженно дарованная жизнь. Ты не видишь меня, но я всё ещё рядом. Мой шёпот отдаётся в отзвуках заунывного ветра; мои невесомые шаги заглушаются шелестом непокорных волн. Однажды Мортис поглотит и тебя. Дождись этого — и мы встретимся вновь. Только на сей раз чаша весов склонится в мою пользу, размозжив твои останки об остроконечные пики прибрежных скал.

* * * * * * * * *

Ничто и никогда не остановит меня на пути к Тебе — даже собственная смерть. Ты не чувствуешь моего присутствия в прохладе морозного ветра, врывающегося в приоткрытое окно вместе с гулом огромного мегаполиса. Я здесь, Ричард! Мне хочется кричать об этом во весь голос, безжалостно скользя лезвием собственных попыток по ослабленным голосовым связкам. Вместо звука — лишь отсырелая тишина. Ты блуждаешь по апартаментам, желая найти меня, резким движением распахиваешь дверцы гардероба и с искренним недоумением обнаруживаешь мои вещи. Ты на мгновение допустил мысль о том, что я ушла? Безумец. Проскальзываю следом за тобой в детскую, наблюдая с мятежной скорбью за тем, как ты берёшь на руки нашего ребёнка и с силой прижимаешь к своей груди, более всего на свете страшась его потерять. Эдриан недовольно сопит, покряхтывая в твоих объятиях, но вскоре замирает, убаюканный твоим ласковым голосом, что каждую секунду грозит сорваться на протяжный крик отчаяния. Ты не уверен, но всё же в глубине души чувствуешь: нам не суждено увидеть друг друга. Не в этой жизни. Ты вздрагиваешь, едва холодный воздух касается твоей обнажённой кожи, и не угадываешь в том прикосновении мои нежные руки. Сколь жестокая участь уготована тебе — оплакивать ту, которая, казалось, продала своё счастье за тридцать сребреников, но на самом деле всё ещё ступает за тобой след в след подобно преданному псу.  Прощение за подобные мысли уже даровано тебе; непоколебимая уверенность в том, что ты справишься, не угасает ни на мгновение. Главное в жизни — её смысл; именно он сейчас покоится на твоих руках, сокрытый в теле горячо любимого тобой мальчугана, который более не увидит свою мать. Возможно, ею суждено стать другой женщине, которую ты однажды приведёшь в дом, желая заполнить зияющую рану в собственном сердце. Я не сочту это предательством, ибо покорно уступаю место на нашем брачном ложе. Пусть она окружит тебя той любовью, которую ты не сумел получить от меня. Пусть она станет твоей отрадой, единственным способом скрыться от жестоких реалий судьбы. Пусть она подарит тебе дочь, о которой ты мечтал, но по какой–то причине не считал нужным говорить. Не жертвуй счастьем ради воспоминаний обо мне, Ричард. Не чти их обетом одиночества во имя нашей любви. Она никогда не ослабнет, не потухнет подобно робкому пламени свечи, ибо мне суждено стать её призрачным хранителем. Ты вздрагиваешь от резкого звука и с надеждой произносишь моё имя, возвращая сына в уютную колыбель. Но всё, что открывается твоему взору в гостиной, — лишь осколки статуэтки, соскользнувшей с каминной полки по неизвестной тебе причине. Танцовщица окончила свой дьявольский танец. Теперь всё будет иначе. Ты всё так же будешь прогуливаться с сыном в Центральном парке, повествуя о далёких странах, которые ему ещё предстоит посетить. Ты всё так же будешь заходить в бар, где мы познакомились, и заказывать кружку крепкого тёмного пива, с ностальгией наблюдая за певицами и официантками в надежде узреть знакомое лицо. Ты всё так же будешь любить и вспоминать меня, приходя в галерею и останавливаясь напротив каждой из картин, что содержат в себе крупицы нашей истории. Я всегда буду рядом с тобой, Чудовище. В каждый из этих безотрадных моментов. Помни об этом.

И целого мира мало, чтобы мне помешать…
[AVA]https://41.media.tumblr.com/38c570493b59f09478d9a1443920cd98/tumblr_nzral5YokL1sua0odo8_250.png[/AVA]
[SGN]https://41.media.tumblr.com/98cfd66cd70c848435fbd53693fca465/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo8_500.png
[/SGN]

Отредактировано Heidi Adderly (22.01.2016 11:35:10)

+12

17

Кэм прикрыла глаза и резко отвернула лицо в сторону - на словах все всегда оказывалось проще, чем на деле.
Она спокойно и сосредоточенно наблюдала за тем, как крупный незнакомец приближается к Хайди, успокаивая ее мягким голосом и нежными словами, как всегда ведут себя с теми, кто не в себе, чтобы не спугнуть жертву эмоциональной атаки. Он проделывал свой трюк со знанием дела, ласково убаюкивая девушку в своих объятьях, внушающих чувство защищенности и доверия. Неторопливо, но настойчиво мужчина №3 вел ее к краю берега, где беспокойные волны нападали на песок, стараясь ухватиться за него и унести с собой в глубинные воды. Он не поддавался, но пенистый прибой не отступал и продолжал свои попытки, как и мужчина, закрывающий своим телом Ди и уводящий ее все дальше от толпы.
Напряжение между оставшейся группой людей росло прямо пропорционально нарастающему грохоту разгневанных небес. Камилла, скрестив руки на груди, крепко впилась пальцами в рукава шерстяного платья, укрывающие ее от непогоды - боль отдавалась в местах соприкосновения, но женщина не останавливалась, насильно причиняя себе неприятные ощущения. Ветер дул все сильнее, и ветви деревьев шумно переговаривались между собой, переходя на громкий, бьющий по ушам шелест. Окружающие перестали интересовать хирурга, она смотрела только на отдаляющуюся пару, ласкаемую лунным светом и долетающими до них каплями воды, приносящими с собой солоноватый запах.
Хруст. Она услышала его даже на расстоянии, и этот звук словно ударил ее по лицу невидимой волной. Изнутри Камиллу как будто окатило водопадом, стирающим все на своем пути - не осталось ничего, будто ее тело и душу поразила редкая форма парестезии. Доктор Хаммел не узнавала саму себя. В минуты экстренных случаев, когда вопрос жизни и смерти выходит на первый план, каждый человек переживает экзамен на вшивость, результаты которого большинство сильно удивляют. Каждый из нас думает, что знает себя досконально, но это такая же иллюзия, как и большинство тех, о которых мы осознанно грезим.
Кэм не была исключением из правил, что подтвердил произошедший случай. Как хирургу, ей не раз приходилось сталкиваться со смертью, но решать так явственно кому стоит жить, а кому умереть вне стен больницы ей прежде не приходилось. Расчетливость и хладнокровность, с которыми она вынесла и озвучила приговор, предлагая тем самым выбор и остальным, поразили ее саму и крайне озадачили. В приоритете для нее сейчас, разумеется, была собственная безопасность и безопасность остальных, в особенности того мужчины №3, который рискнул приблизиться к Хайди, по предположениям доктра вполне возможно зараженной легко передающимся вирусом, но позади этих волнений пока едва заметно блуждала мысль о том, что позволило ей принять подобное безжалостное решение - истинная разумность в безвыходной ситуации или обозначившаяся жестокость, переданная от отца, проявления которой она всю свою жизнь отчаянно боялась?
Голос мужчины, спасшего их от безумства Ди и также спасшего ее от самой себя, заставил Камиллу прислушаться к нему, отодвинув в сторону все те чувства, которые могла вызвать произошедшая трагедия. Женщина не оборачивалась лицом к говорящему, опасаясь увидеть бездыханное тело в объятьях влажного песка и буйных волн, горюющих об ушедшей жизни своим пенными стонами. На словах, которые обозначали варианты их дальнейших действий, Хаммел подняла взгляд на густые заросли, что начинались сразу за пляжем. Там, в этой черно-зеленой буйной травяной ограде, откуда начиналась неизвестная для собравшихся территория, во тьме ее взгляд зацепился за какое-то странное движение. Всего мгновение она видела чей-то силуэт, совсем маленький и хрупкий, почти неразличимый с большого расстояния, но явно принадлежащий какому-то человеку, который тот час скрылся в плотно примыкающих друг к другу травах, будто ощутил на себе ее пристальный взгляд.
- Там кто-то есть. Кто-то наблюдал за нами, черт возьми! - женщина бросилась вперед, не думая совсем о том, пойдет ли кто-то вместе с ней или неожиданное путешествие ей придется проделать в одиночку. Ноги утопали в песке, замедляя ее шаги, но не смотря на препятствие она шла вперед, прибавляя скорость, пока не добралась до начала чащи, где зыбкий песок сменился твердой землей. Едва сделав на нее шаг, Кэм побежала вглубь леса, ориентируясь наугад по непроглядной дороге. Какое-то время ей удавалось ловко перепрыгивать через выбравшиеся наружу корни деревьев и переступать неровные углубления, но довольно скоро ее ноги ослабели, утратили опору и зацепились за что-то, лишая равновесия. Она упала, простонав от боли, сбивая ноги до ссадин, пока кубарем катилась в какой-то куст. Камилла попыталась подняться, опираясь на левую руку, но острая боль пронзила ее, заставляя упасть обратно, подминая ее под себя и громко вскрикивая. Женщина перевернулась на спину, обхватывая руку в той области, где пульсировала боль. Кто-то звал ее. Чей-то мужской голос откликнулся на ее крик, однако доктор Хаммел подала знак лишь через несколько мгновений - замешкаться хирурга заставила липкая кровь, теплой жидкостью приставшая к ее ладони. "Прекрасно. Игра началась."

[AVA]https://41.media.tumblr.com/932e0060e59867d9652224ebc7d1f7ce/tumblr_nzral5YokL1sua0odo5_250.png[/AVA]
[SGN]комплект от несравненного Арчи
https://36.media.tumblr.com/11dd8cb08471a2416a4cff30c0906f4e/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo5_500.png
[/SGN]

Отредактировано Kamilla Hummel (26.01.2016 05:24:26)

+8

18

Ему нужно было несколько мгновений, чтобы прийти в себя. Тело пронзила внезапная слабость, так бывает после долгого напряжения, когда вынужденные быть в тонусе мышцы получают резкий отбой от не желающего осознавать последствия мозга. Ему уже приходилось убивать, сталкиваться с тем, что человек - всего лишь кукла, которую легко можно сломать, заставить ток крови остановиться или хлестать по инерции из раны. Всё это было, но еще никогда Дамиан не убивал и не присутствовал при убийстве кого-то, чья вина по отношению к нему или близким не была доказана. Это не было рядовой ситуацией даже для того, кто не раз смотрел смерти в глаза. Главное, не остаться в растерянности, получить новую дозу адреналина, иначе он будет следующим. Каким-то звериным чутьем, что пробуждается в каждом при истинной опасности он знал это. Как и то, что за его спиной прямоходящие животные. Такие же, как и он. Только сбившиеся в стадо против того, кто посмел первым отойти от морали, навязанной эволюцией. Пройдет совсем немного времени и они отбросят от себя ненужные сантименты, только не факт, что для этого шага им не потребуется возложить на алтарь норм и устоев общества его обездвиженную фигуру.
"Ричард" - билось в голове доверчивое и предавшее доверие. Пусть и не было в новинку лгать и изворачиваться, но осознание от необходимости своих действий еще не до конца уложилось в голове, чтобы дать себе волю отпустить поступок на волю ситуации, в которую его вынужденно поставили. Голос девушки-доктора (доктора ли?) заставил его обернуться и моментально отбросить все переживания. Он и сам успел уловить движение в кустах, от того бросился следом по ряду причин, одной из них было нежелание оставаться рядом с теми, кого накроет волной понимания, что он только что сотворил. Главной - желание догнать одного из тех, кто мог прояснить, что здесь всё-таки происходит. Это мог быть член съемочной группы или постановщик сцен, но Дамиан знал, что тот хруст шеи - это не игра, его руки до сих пор чувствовали фантом хрупкой фигуры в объятьях, а легкие пропитались ароматом духов, их сможет смыть лишь хорошая порция виски. Или бег сквозь джунгли. Раньше он как-то не пробовал подобный путь к забытью.
Остановившись на одном из перепутий в дебрях зарослей, он замер, раскачиваясь на пятках и обратившись в слух. Прикрыл глаза для концентрации, но вместо нужного уловил что-то перекатывающееся под подошвой. Опустившись на корточки и выудив влекомое из-под ботинка, он на несколько секунд замер, обдумывая. Вряд ли сие могло принадлежать доктору, выпавший предмет из кармана лег бы поверх травы, не успев спрятаться под ее покров, хотя быть может он сам толкнул его, не заметив в спешке к цели. Новый хруст веток где-то справа отвлек Дамиана, он резко подскочил на ноги и продолжил бег, предварительно спрятав предмет в карман джинс.
Он был ему нужен, как очередной пазл к пониманию, что нет ничего мистического в происходящем. Всё это чья-то игра или злая шутка, духи или призраки острова, которыми населили шепчущиеся между собой люди, с которыми ему удалось очнуться рядом, вряд ли бы носили с собой обычные ключи.
Громкий женский вскрик лишил его осторожности, которой следовало бы добиваться в незнакомом месте и странной ситуации, но изощренная потребность к помощи после внезапного убийства лишила его здравомыслия.
- Вы где??
Получив ответ, Дамиан раздвинул очередные ветви, ступив на небольшой холм, в низине которого на спине, придерживая руку, лежала девушка, что волей-неволей стала фатумом для оставшейся на берегу. Дамиан словно снова услышал хруст позвонков и поежился, но тут же принялся спускаться к пострадавшей, заметив кровь. Ему хотелось ей доверять - хоть кому-нибудь для начала, чтобы иметь хоть какую-то опору в рассуждениях, теперь - как к получившей реальную травму. Или актеров в данной игре тоже калечат, как и пригнанных из разных мест статистов? Эти мысли и еще множество других ворочались в его голове, наскакивая друг на друга, пока он разрывал на полосы стянутую через голову клетчатую рубашку, оставаясь в футболке. Протягивал лоскуты ткани, присаживаясь рядом, готовый к помощи и первой перевязке. Надо было как можно скорее остановить кровь, а еще понять, есть ли вывих, но для этого нужно, чтобы она перестала баюкать руку и обратила на него внимание.
Осторожно дотрагиваясь до ее плеча, Дамиан искал выражение глаз, чтобы она прочла в его взгляде необходимое. И сейчас, как никогда, остро осознавал, что может разыграть любую эмоцию, и что верить на самом деле нельзя никому.
[SGN]http://s3.uploads.ru/CdwBs.png[/SGN]
[AVA]http://s7.uploads.ru/D5wxm.png[/AVA]
[STA]stranded in this spooky island[/STA]

+8

19

По факту, девушка говорила вполне себе разумные вещи, но Хартли не был бы самим собой, если бы ему не чем было парировать любой выпад в свой адрес. В частности его язык был очень даже неплохо подвешен, а мозг, в спокойных ситуациях дремлющий и дающий сознанию плыть по течению и не придавать особого значения происходящим вещам, с лёгкостью включался и тут же выкидывал наружу ответы, вопросы или, быть может, даже унизительные вещи, позволяющие заткнуть кого угодно. Собственно, в данной ситуации ответ нашёлся моментально.
- А я и не брал на себя роль лидера. С удовольствием отдам это неблагодарное занятие кому-нибудь более опытному товарищу. Просто ситуация складывается так, что конкретно на данную минуту у меня, возможно, единственного, появился какой-никакой, но вполне осознанный план действий. Так что это ни в коем случае не попытка решать за кого-то. - Гидеон говорил абсолютно спокойно, объясняя достаточно очевидные вещи. На момент своей вылазки он не видел в этих людях ничего, что могло бы сказать о наличии в их головах сколь-нибудь разумного плана дальнейших действий. Он легко мог быть лидером, этому его научила армия. С той же лёгкостью он мог быть и автономной самостоятельной единицей и пойти своей дорогой, тем более, что в его распоряжении была некая карта, которая к чему-то, да могла привести и тянуть за собой этих людей особого желания у него не было. Но и излишним беспросветным оптимизмом маньяк не страдал, прекрасно понимая, что его навыки здесь, безусловно, полезны, но вариант того, что он сам сложит голову на этом островке очень даже вероятен. Это только в плохих фильмах злодей с лёгкостью разделывается со всеми жертвами. А они не находятся в кино, поэтому его шансы на смерть примерно равны шансам на то, что он убьёт всех и выживет. Пока ему выгодней было находиться в этой толпе и, по возможности, избавляться от каждого из них так, чтобы не привлекать к себе максимум внимания. - Я не лидер, просто я проходил через многое и могу ориентироваться в сложных ситуациях. Во всяком случае, сейчас у нас есть хотя бы что-то на перекус. А есть это или нет - это уже ваше дело.
Белладонна тем временем отлично делала своё дело, но в какой-то момент Гидеона даже настигла обида. Девушке вынесли смертный приговор, это заставило его едва заметно улыбнуться и Хартли даже сам хотел привести его в исполнение, дабы окончательно прослыть бездушной сволочью и не заставлять других марать руки, но в дело вступил один из мужчин, который тоже оказался не так прост и взял на себя роль палача. И действительно, это стало какой-то детской обидкой, это он довёл девушку до такого состояния и это он должен был отнять её жизнь, впитав в себя её смерть, наслаждаясь очередным убийством на глазах у толпы людей, но мужчина сделал это за него. Гидеону было знакомо это чувство, когда ты успокаиваешь свою жертву, чтобы затем нанести ей подлый удар в спину и сейчас он будто наблюдал за собой со стороны, завороженно смотрел на мужчину, в чьих объятьях оказалась девушка, а потом слышал хруст её шеи, сигнализирующий о том, что для неё всё уже кончено. Чёрт, даже почти в непроглядной тьме это казалось красивым. А потом в голову закралась мыслишка, говорящая ему что смерть девушки не от его рук - это очень даже хорошо. Это явно не добавило бы ему плюсов в карму и не зачлось бы на местном самосуде. За него доделали всю работу и выставили себя безжалостным убийцей, который без колебаний лишит кого-то жизни. Проще говоря, всё внимание и опасения на некоторое время будут доставаться именно этому мужчине. Как раз то, что нужно. Почему, кстати, Гидеон очень не любил быть лидером? Да потому что к лидеру всегда приковано всё внимание, а вот за теми, кто находится где-то позади трона, никто и никогда не следит и места для всяческих манёвров куда как больше, что было ему только на руку. Но вообще этот мужик заработал молчаливое одобрение от парня и незаметную в темноте улыбку, говорящую о том, что тот всё сделал более чем правильно. Ещё несколько таких моментов и его кредит доверия будет на нуле, а значит можно будет сделать нечто очень интересное и классное. Всё это было своеобразной игрой для психопата, который привык ставить на кон свою жизнь. Это как игра в мафию, только в реальной жизни и, что интересно, абсолютно неизвестно, кому в действительности досталась роль маньяка, потому как желаемое не означает того, что всё будет действительно так, как кажется и Ги отчётливо понимал, что, возможно, роль маньяка в этой игре уготована не ему и не исключал того факта, что ему досталась карта потенциальной жертвы. Но он собирается бороться до конца.
- Жить хотят все. - Разумно согласился Гидеон. А особенно он. В первом числе, так сказать. - А вот с подсказками ситуация очень неоднозначная, я бы сказал. Проблема в том, что мы не понимаем, как будет правильно поступить и самое главное нам не ошибиться в своих действиях. Долго сидеть на открытой местности и вести быт обывателя - действительно не самая лучшая затея, но я бы не сказал о том, что сейчас надо сломя голову нестись в джунгли или идти по указке. Возможно - это ловушка. А возможно и нет, здесь далеко не одно дно и главное остановиться на правильном ответе. - На самом деле за его словами скрывались больше собственные размышления вслух. Доверять этой надписи на песке или нет - это действительно был очень хороший вопрос, на который им предстояло найти ответ. Почему Хартли не хотел идти в джунгли ночью? Да потому что в джунглях могло водиться много чего весьма опасного и ночью отследить и разглядеть всё весьма проблематично. С другой стороны, он вполне успешно совершил прогулку и ни на что не наткнулся, так что, вполне вероятно, что пойти туда будет лучшим решением. Не стоит бояться крыс, стоит бояться мест, где крыс нет. - Вспомнилась ему одна старая и очень верная мысль, которую легко можно было применить к этому месту.
А потом всё стало развиваться слишком стремительно. Девушка, выписавшая смертный приговор неизвестной, заметила что-то, посеяв некоторую панику в голове Хартли, привыкшего к тому, что он всегда является самым опасным типом в комнате, ломанулась в джунгли, вслед за ней ломанулся тот самый ломатель шей, а потом рядом с его ногой приземлился нож. В суматохе, конечно же, этого никто не заметил. Да и сам он не заметил, если бы не звук, который нельзя было спутать ни с чем. Собственно, нож тут же оказался спрятан в ботинок, на котором якобы развязался шнурок и упаси господь кого было увидеть его взгляд в отблеске молний, дьявольский и не сулящий ничего хорошего. Он маньяк, у него есть нож и он умеет им пользоваться. Ну здравствуй, Мистер Нож, скоро польются реки крови и мы с тобой напьёмся крови. А пока надо вести себя хорошо и не вызывать подозрений. Придётся потерпеть.
Наличие привычного ему оружия серьёзно так успокаивало и повышало шансы на выживание и чью-то грядущую смерть, что не могло не радовать психопата и убийцу. Всего один предмет, а какое преимущество он даёт? Мистера Ножа очень трудно будет переоценить в данной ситуации. А потом, решив немного поиграть по правилам, чтобы понять, как устроена эта игра, парень побежал обратно в джунгли, следом за девушкой и мужчиной, выбежав на знакомую тропинку и прекрасно ориентируясь на местности даже без света и идя на звуки, которые были вполне хорошо и отчётливо слышны в промежутках, когда не сверкали молнии. А потом он услышал голос мужчины и двинулся в ту сторону, скоро настигнув обоих и присоединившись к этой компании.
- Все в порядке? Что произошло? Помощь нужна?

+6

20

Хруст. Словно немой холодок, от которого хотелось убежать. Мир не так прост. Прошедшие года лишь убедили тебя в этом. Закрытая пелена развеялась, когда наступила ночь. Тяжелые куранты пели время, которое перестало иметь значение. Ничто не вечно. Мы не вечны. Лишь тихий ужас забытых дней. Ты помнишь их? Помнишь крики, которые сдавливали голос твой? Крики, которые затмили разум? Мольба о помощи, которую никто не услышал. Никого не было рядом. Лишь вы, один на один со своими демонами. Истощённая душа, испустила последний вздох. Это случилось. Здесь. Перед твоими глазами. Сомкнула веки, в надежде лицезреть прошедшие минуты. Когда она была еще жива. Когда, она могла говорить. Невнятно, непонятно, но могла говорить. Но туман растворял в себе ее образ. Он исчезал. Проскальзывал сквозь пальцев. Как песок. Удержишь его? Стоило ли? Наверное. Словно последний шанс, на то, что это все сон. Доказательство того, что есть другая реальность, в котором, все будет хорошо. Должно было. Но… дождь не врал. Не врали и ощущения, которые приказывали тебе бежать. Куда? От кого? Ты в ловушке. Вы все в ловушке, загнанные в угол, своей глупостью или волею случая. Никто никогда не узнает ответа.  Ты видела ее в первый раз. Но уже не забудешь никогда. Ее лицо всегда останется в уголке твоей памяти. Лицо выражавший боль и ужас. Последний акт. И все закончилось. Кто-то стал судьей. Кто-то палачом. Остальные свидетели мирного убаюкивания. Лжецы и предатели. И ты не исключение. Ты стояла и смотрела, как ей вынесли приговор. Очерченная душа, втайне радовалась, что это не ты. Глупая. Это рулетка, в которую играете вы все. Один раз тебе повезло. Но и тебе вынесут приговор и найдут палача. А где-то  в тени будет слышен смех шута. Дождь смоет его лицо, и никто не узнает кто он. Он станцует на ваших могилах, рисую невидимой рукой ваши имена. Ты взаперти. Двери плотно закрыты, а ключ у короля. Ваши маски скоро слетят с лиц. Впереди еще несколько танцев, а потом и конец… Твой? Сейчас? Тебе страшно и в этом нет ничего плохого. Вы вторглись на территорию смерти, и теперь пора платить за это. По очереди. Сначала одна. Потом другая. Другого пути нет. Лишь осознание близкой кончины… Плачешь? Пытаешься совладеть собой, но ты не обязана делать этого. На твоих глазах решили человека жизни, и никто не вправе требовать от тебя хладнокровия.
Ее убили… Заставили замолчать. Гул ветра долго будет хранить ее последние слова. Время от времени они как бумеранг будут возвращаться к вам. Как свидетели, того, чего вы совершили. Как вынесли смертельный приговор. Оборвали нить. Сегодня вы перевесили чашу весов в пользу собственных жизней. Вы имели на это право? Хоть кто-то из вас задался этим вопросом? Но, что ты могла сделать? Ничего… ком застрял в горле. Кажется, ты готова упасть в обморок. Но надо держаться. Нельзя сейчас сдаваться, хотя желание сделать это перевешивает желания бороться.   Ты слаба для таких решений. Слаба, чтобы самой бороться или сдаться. Пойдешь за толпой?
Осознание приходит со временем. Не потому, что ты готова осознать, то, что происходит, а потому что события не дают расслабиться. Ты так и не услышала, что же ответили на твои слова. Кто он должен быть лидером? Разве это сейчас имело значение? Любой готов был принести в жертву другого, ради спасения собственной шкуры.
Где-то послышался шорох. Не только ты заметила это. Но не успела сказать и слова, как «Судья» побежала в сторону леса. Не прошло много времени, как к ней присоединились палач и шут.
Ты боялась их, боялась этого места, тогда почему же ты сей час бежишь  сломя голову в их сторону? Умереть в одиночестве ты боишься сильнее. Ты согласна, если тебя избавят от мучений, но пусть не оставляют тебя одну. Одиночество худшее из того, что могло с тобой случиться. Не хочешь переживать этого снова.
Девушка не была в порядке. Ты видела как сочиться кровь из раны. Смертельная? Резкий смех сорвался с губ. Истерия. Тебе плохо. Не от крови, а от мысли, что все может вот так закончиться. Как будто некий план, по очереди вас вычеркивают из некого списка. Играют с вами как с куклами, а когда становиться не интересно выбрасывают как не нужный хлам. Крик сдавливает горло, но кричать нет сил. Кто будет следующим?

+4

21

Лилиан успела скрыться, но Альма уловила её энергетику рядом с мужчиной что успел произнести текст послания. Альма не прощает просчетов. Эта игра длится уже много лет. Если она ловит Лилиан, то люди начинают умирать. Дождавшись, пока все покинут залив, девочка встала на пути у Леннарта Окессона, что шел позади всех. На лице появилась гадкая ухмылка. Подняв руку вверх, Альма остановила сердце несчастному, и его лицо на секунду осветил красный свет, которым вспыхнули глаза девочки.
- Будь осторожнее в следующий раз, Лилиан, - прошептала Альма в пустоту, хотя прекрасно знала, что сестра где-то рядом.
Жертва Мортиса: Леннарт Окессон

[NIC]Alma[/NIC] [STA]dead inside[/STA] [AVA]http://savepic.su/6614548.png[/AVA] [SGN][/SGN]

+2

22

Обстановка сводила с ума. Вся эта неразбериха, неизвестность, совершенная абсурдность обстоятельств давили на разум как пресс, жестоко и безжалостно сминающий металлолом. Кэм прикрыла глаза и постаралась восстановить дыхание, не обращая внимание на надрывно жгучую боль в руке. Вдох - выдох. Еще медленнее, спокойнее. Вдох - выдох. Ей не могло показаться - там действительно кто-то стоял у дерева, когда на пляже разворачивалась необратимая трагедия. Кто этот человек? Почему он скрылся от них? Что ему нужно?
Сейчас Камилла не чувствовала угрызений совести, подавленной собранностью и адреналином, подталкивающим к решительным мыслям и действиям по спасению, но где-то в глубине души ее внутреннее "я" скорбно опускало глаза, приклоняя голову перед неизбежностью. Она не хотела, чтобы все так произошло. Видит Бог, она бы избрала иной путь, если бы только он действительно существовал. Обстоятельства да и вся ее суть вынуждали Хаммел поступить верно, но кто обещал, что правильное решение будет легким? Такого не случается в природе, сколь бы сильно не хотелось, чтобы было наоборот. Этот груз ответственности всегда был и будет на ее плечах - всю ее жизнь с самого первого вздоха и с этим придется идти дальше каждый новый день, даже если это невыносимо сложно. Как хирург, она как никто другой, хорошо знала эту отвратительную аксиому.
Шелест поблизости заставил ее напрячься, но знакомый голос мужчины №3 охладил ее пыл и готовность защищаться. Как ни странно, но что-то подсказывало ей, что нужно держаться вместе с теми людьми, которым судьба уготовила такое же испытание, как и ей. Даже с тем мужчиной, что без спора принял ее вердикт и воплотил его без колебаний. "Судья" и "Палач" оказались рядом, но уже в иных ипостасях - жертвы и ее спасителя. Он окинул женщину взглядом, не сказав ни слова, и тот час стянул рубашку, чтобы превратить ее в повязку для ее раны. Как многогранны и неоднозначны люди. Хаммел в изумлении смотрела на мужчину, присевшего рядом с ней и протягивающего лоскутки ткани. Вновь она ощутила то непоколебимое, умиротворяющее спокойствие, которое он излучал, убивая Хайди. Но теперь, в иных обстоятельствах, когда руки не сжимали шею, ломая позвонки, оно воспринималось совсем иначе и вызывало смешанные чувства. Рассуждать о них только, увы, совершенно нет времени. Доверие - сложная вещь для каждого человека. Для Камиллы оно представляло собой огромную трудность вообще по жизни и уж тем более в такое время, когда ничего вокруг не внушало безопасность. Однако судьба вновь лишала ее выбора - ей ничего не оставалось, кроме как на свой страх и риск довериться мужчине, бережно касающемуся ее плеча.
- Серьезных травм нет - только глубокая ссадина. Не поможете? - она протянула руку и мужчина №3 помог ей сесть. Кровь все еще сочилась из раны и, судя по ощущениям и едва различимому в темноте порезу, останавливаться собиралась не скоро.
Вновь обозначился поблизости шелест листьев и через несколько мгновений к ним навстречу вышел мужчина, что принял на себя роль поводыря таких же, как и он, слепцов в этом полном темноты и непредсказуемости месте. Его заинтересованно-встревоженный тон заставил женщину напрячься - окружившая со всех сторон внимательность и забота начинали ее пугать.
- Ничего страшного, спасибо, - кивнув, ответила она, сильнее разрывая рукав светлого испачканного платья и кладя поверх раны лоскут клетчатой ткани, сделать из которого самостоятельно повязку, не теряя лишнего времени, у нее никак не получилось бы. - Бег в темноте оказался не лучшей идеей, - коротко объяснила она мужчине №2 случившееся и следом процедила сквозь зубы отклик боли в руке, когда "Палач" помог ей с повязкой, сделав довольно тугой узел. - Спасибо.
Хаммел поднялась на ноги и огляделась - ничего. Сплошная темнота, завывающий ветер, гром над головой, едва поспевающий за вспышками молнии, и ни единого намека на присутствие того, кого она видела у дерева. Однако теперь рядом с ними стояла и девушка №1, которую до этого доктор, отвлекшаяся на резкую боль от жгута, не заметила.
- Я точно видела кого-то, но, боюсь, из-за меня мы его упустили. Мне все это абсолютно не нравится.
Громкий и надрывный смех незнакомки заставил всех обернуться. Кэм непонимающе смотрела на женщину, никак не беря в толк, что смешного она нашла в словах доктора. Взор светлых глаз хирурга приковался к ее губам, растягивающимся в ошеломляющем, срывающемся смехе. Лишь спустя несколько мгновений Камилла осознает, что у той постфактум после произошедшего случилась истерика. Увы, психолог из нее совершенно никудышный, а седативных с собой, как не печально, нет - придется кому-то из мужчин взять на себя заботу об успокоении несчастной, пока из-за ее приступа на громкий звук не сбежались дикие звери, которые наверняка водятся в этом проклятом лесу, или же какие-то иные твари, что затащили их сюда.
- А где тот мужчина, который расшифровывал записи на песке? - внезапная мысль искрометно сорвалась с языка. Все присутствующие переглянулись и огляделись вокруг, но того самого высокого мужчины нигде поблизости не оказалось. Камилла тяжело вздохнула, отпуская больную руку, и провела ладонью по лбу, словно стирая с него пот. - Если он ушел вперед, то мы можем разминуться с ним или он может наткнуться на того, кого я видела.
Девушка смеялась и смеялась, не утихая, - это действовало на нервы, это выводило из себя, это пугало. Хаммел еще пока не понимала насколько сильно боится происходящего - пока что ее чувства сдерживались животным инстинктом самосохранения, но поведение девушки напоминало о том, что эмоциям все же есть место и они только ждут своего часа, чтобы проявиться, чтобы обозначить весь тот хаос, в котором они очутились. - Я не могу так, пожалуйста, успокойте ее кто-нибудь, пока ее вопли не привели к нам каких-нибудь хищников! Совершенно не желаю стать поздним ужином первой попавшейся твари - мне нужны только ответы на вопросы. Не знаю что будете делать вы, а я иду искать того мужчину. Если он поймал след сволочи, из-за которой мы тут оказались, то я пойду за ним, - не проронив более ни слова, Камилла двинулась вперед, выходя на тропу, по которой шла прежде - следов не находилось и это настораживало, но женщина не собиралась сворачивать с пути. Тем не менее сомнения закрадывались в душу - пойти вперед или вернуться назад к берегу? Словно услышав ее мысли, лес разразился шумом шелестящих поблизости листьев.
- Вы это слышите? - сказала она все еще находящимся неподалеку женщине и мужчинам. Шум явно привлек не только ее внимание, от чего на толику стало легче - по крайней мере с ума она пока что не сходила. Звук начинал удаляться и доктор последовала за ним. С каждым шагом шелест становился все дальше, вынуждая бежать, не смотря на все трудности и препятствия, что попадались под ноги. Следом за собой она слышала топот ног - впереди, будто крик охотничьей трубы, ее вел громких шелест листьев, который вскоре прервался. Она остановилась и отпрянула назад, едва не врезавшись в кого-то за спиной.
- Скажите, что не одна я это вижу.
[AVA]https://41.media.tumblr.com/932e0060e59867d9652224ebc7d1f7ce/tumblr_nzral5YokL1sua0odo5_250.png[/AVA]
[SGN]комплект от несравненного Арчи
https://36.media.tumblr.com/11dd8cb08471a2416a4cff30c0906f4e/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo5_500.png
[/SGN]

Отредактировано Kamilla Hummel (20.02.2016 05:21:14)

+5

23

Девушка спокойно реагировала на вид собственной крови, ловко помогая ему добраться до раны, что пока не позволяло усомниться в том, что она верно обозначила свою роль в привычном им всем мире. Верить - он не верил никому, но отсутствие плохих новостей считал за хорошую. Накладывать повязки его учили старшие братья, как и многое остальное, относящееся к виду первой помощи. К оказанию последней, как показал ранее случай с девушкой у кромки воды, они тоже приложили заметные усилия. Он старался не думать о произошедшем, чтобы не теряться в эмоциях от сожаления до восторга. Осознавать, насколько смертен человек не надоедает уже несколько тысячелетий всем живущим. Глубоко вдыхал влажный и насыщенный запах джунглей, всегда хотел выбраться куда-нибудь на сафари, работа не позволяла. Вот и представился случай, жаль, нет винтовки, а в кустах может прячутся как раз те, кому подобное развлечение - стрельба по живым мишеням по карману. Сказывалась мировоззрение обитателя элитной недвижимости. В чем-то гнушался собравшихся рядом с ним, знал, что с ним опростоволосились, и более всего хотел бы разузнать, кому следует заплатить, чтобы его вывели из этой гонки на выживание. Азарта, должного для того, чтобы воспринять происходящее за приключение, не было. Каррера хотел домой, лечь в кровать и забыть эти минуты, как кошмар.
А может он и правда спит?
Одно время ему непрестанно снилась война где-то в пустынных декорациях. События из кошмара в кошмар развивались, он узнавал действующих лиц и обстановку. Чувствовал, когда его выбросит в реальность, всё равно задыхаясь от ужаса, пусть и знал, что это сновидение. Теперь так же?
Искал в глубине себя ответ на этот вопрос, с сожалением отвергая предположение. Даже если это сон, то чувствует он всё, как наяву. Ужалил громадный комар, нещадно чесалось предплечье, футболка прилипла к влажному от пота телу. Прохладный душ и ледяной виски - вот что он примет, как только выберется отсюда.
Присутствие появившегося из кустов мужчины за спиной вызывало нервозность. Он дал возможность ответить на его вопрос пострадавшей, а сам аккуратно сместился в сторону, чтобы краем глаза улавливать движение. От того новое действующее лицо - девушку с пляжа заметил тут же. У бедняжки был явный приступ истерии, Каррера был бы и рад отхлопать ее по щекам, но в его обычном дне не было спасения разом двух попавших в беду девиц, в его обычном дне и одна бы была отправлена за помощью в какое-то иное место. Не сегодня. Лишив жизни одну - давал продолжение другой, в этом был какой-то сакральный глубокий смысл, который ему было лениво воспринимать, проще делать то, что нравилось. Сейчас - закреплять тугую повязку. В следующий момент, быть может, на этом же импровизированном бинте и удушит кого-нибудь. Не эту девушку, - помогал ей подняться, - пока она ему нравилась, как и быть в каком-то роде ее защитником. Отчего бы нет, пока иные у него не вызывали нужного доверия. Может потому что он с ними не прошел через ритуал убийства, так или иначе сближающий души.
- Не стоит благодарности, - произнес в ответ, отойдя в сторону, больше слушая, чем говоря, практика показывала, что это беспроигрышная комбинация.
Где-то в кустах снова раздалось шуршание, и обычно не бросающийся на первый зов неизведанности, как Алиса вдогонку за Кроликом, мужчина последовал за остальными. Они или гнали кого-то или гнались за кем-то, роли жертв и охотников сместились. Чувствуя размеренное дыхание справа и сбитое слева, понимал, что у них разная степень подготовки к нагрузкам. По какому принципу их отбирали - ответа на мучивший изначально вопрос не находилось.
Внезапно бегущая впереди доктор остановилась, заставив его буквально вкопаться мысками ботинок в траву, чтобы не врезаться в нее. Расфокусированное от бега зрение не выдало четкую картинку.
- Я тоже вижу, - вторил тихо, сосредоточенно отмечая любые детали.
Подался инстинктивно вперед, оставляя девушку по правую руку. Перед ними из кустов выплывала тень. Мужская.
Неужели это ранее оставленный на берегу, читающий странное послание от устроителей?
Дамианом начинало овладевать нетерпение и раздражение.

[SGN]http://s3.uploads.ru/CdwBs.png[/SGN]
[AVA]http://s7.uploads.ru/D5wxm.png[/AVA]
[STA]stranded in this spooky island[/STA]

+6

24

Разумеется, что бег в темноте - не самое лучшее занятие, особенно если у тебя нет никакой подготовки. У Гидеона она была, но заниматься бегом по незнакомой местности в тёмное время суток, даже с учётом того факта, что кое-что он более менее различал - это, как бы сказать помягче, весьма и весьма глупо. Вот глупость девушки и была наказуема, а на её ответ он лишь кивнул головой, сильно сомневаясь в том, что этот жест был кем-либо замечен.
Но ко всем проблемам прибавился ещё и внезапный смех другой девушки, даже у него вызвавший лёгкую дрожь и, впоследствии, раздражение. С одной стороны, безусловно, её можно было понять, потому как не каждая психика выдержит подобное, однако, на другой чаше весов находились такие вещи как пресловутое раздражение и здравый смысл, говорящий о том, что её смех может привлечь совершенно ненужное им внимание со стороны местных обитателей, которых они до сих пор не встретили только по причине того, что удача пока что была на их стороне. И, судя по тому, что психологов тут не наблюдалось, да и сам Хартли таковым не являлся, девушку заткнуть будет сложно. Нет, он читал много книжек по психологии и частенько разбирал разные случаи со своим братцем, но с другими психопатами он предпочитал не общаться. Вообще это относилось ко всем людям, которые не входили в круг его интересов. А сейчас в круг его интересов, так уж вышло, входили все здесь присутствующие. Другой вопрос заключался в том, в каком именно контексте, учитывая тот факт, что его ноги в ботинке сейчас касался холодный металл лезвия ножа.
Вздохнув и пометавшись немного перед выбором между хорошим ударом девушке и затыканием ей рта, Хартли вполне здраво рассудил, что первый вариант как-то не сильно вдохновит его случайных спутников, но и его нервозность и раздражение взяли верх, поэтому не сильный, но ощутимый удар ладонью по щеке ей всё же прилетел, теша надежду о том, что девушка всё же очухается и сможет взять себя в руки.
- Заткнись, пожалуйста. Мы сейчас все в той же ситуации, что и ты, поэтому нам не будет на руку если твой истеричный смех привлечёт какую-нибудь неведомую херню, которая может здесь обитать. - В его голосе чувствовалась некая угроза и раздражение, говорящие о том, что если девушка сейчас не заткнётся, то не исключён факт того, что её ждёт та же судьба, что и девицу на пляже. В принципе, об этом же говорило и его шумное тяжёлое дыхание человека, который пытается взять себя в руки.
Вроде бы даже немного полегчало от небольшого акта насилия, но Гидеон был Гидеоном, а это означало то, что в любой момент он может слететь с катушек и взяться за нож, который очень внезапно и очень кстати оказался в списке предметов его инвентаря, будоража внутреннего зверя и пробуждая маньяка. Собственно этим же занимались и мужчина с другой девушкой, так удачно расположившиеся по отношению к нему, что некие мысли всплывали в голове сами собой.
- Давай, Гидеон, убей их. Мужчина не в лучшем положении для защиты, девушка ранена, вторая тебе в принципе ничего не сможет противопоставить. Лёгкие жертвы. Давай, Хартли, чего же ты? Так просто убить всех и остаться одному. Ты всегда выживал один, вспомни армию. Да и посмотри на свою жизнь, чего уж там. Давай, убей их. Надо лишь достать нож. - Шептал внутренний голос, заставляя крепко сжимать кулаки, чтобы действительно не сорваться и не прикончить здесь всех. Но что если это и было его предназначением в этой странной и непонятной игре? Что если карта и нож не так просто оказались именно у него? В такие моменты невольно начинаешь верить в то, что убийства - это действительно твоё предназначение в этом мире, особенно если принять во внимание факт того, что тебе уже приходилось убивать раньше и далеко не один раз. В какой-то степени это даже сводило с ума и от того перед глазами плыли весьма реалистичные и убедительные картины того, как он убивает своих спутников в промежутке времени равным одной минуте. Это было чем-то похожим на наваждение и пока Хартли удавалось с ним бороться, но, кто знает, сколько он сможет ещё держать себя в руках? Внутренний монстр становился всё сильнее, тихим голосом напевая один из тёмных мотивов, под которые он привык работать.
- Насколько я помню, он оставался на пляже и, если бы он пошёл за нами, то наверняка уже был бы здесь, ведь наша подружка очень красноречиво давала понять где мы находимся и не услышать её мог только глухой. - Проговорил парень, выплывая из своего транса и возвращаясь в реальный мир. - Сомневаюсь, что он ушёл вперёд, но чёрт его знает.
Сейчас необходимо было взять себя в руки и вернуть контроль, поэтому Ги просто пошёл следом за своими товарищами по несчастью, отвлекаясь на что-то более позитивное и думая о родственниках, которые даже не кинутся его искать в ближайшие пару дней точно. Слишком уж они привыкли к тому, что он мог пропадать на какое-то время. На автомате вслед за всеми, он перешёл на бег, чтобы не отставать и отмечая в голове один момент, про который, кажется, все забыли. Птицы. В том послании говорилось что-то про птиц, а потому шелест листьев очень сильно настораживал, заставляя максимально собраться. Мозг вновь начинал работать и выкинул Хартли в реальность, заставляя думать, думать и ещё раз думать. Поэтому, как только впереди бегущие затормозили, Гидеон последовал их примеру, резко дав по тормозам и немного проехавшись по земле, чтобы не влететь в своих спутников, быстро оглядывая местность и готовясь применить нож в случае опасности.
- Мне кажется, у нас здесь гости. - Шёпотом проговорил он и легонько толкнул мужчину, давая знать, что лучше быть наготове. Истеричка, оставшаяся где-то немного позади, совершенно перестала его волновать и всё его внимание занимала та самая тень и движение некоего существа, которое может оказаться кем-то с пляжа, а может и не оказаться. В любом случае надо быть готовым к любому повороту событий. Поэтому сам Хартли взглядом быстро отыскал укрытие и отошёл от своих спутников немного в сторону, сливаясь с темнотой джунглей и присаживаясь на корточки, готовясь в случае опасности выхватить и применить излюбленное орудие убийств.

+2

25

Где она нарисованная черта? Где, та грань между жизнью и смертью? Стертые линии, неужели их нельзя вернуть? Сделать отчетливее, так, чтобы оказаться на безопасной стороне. Но приходилось бороться не за жизнь, а со смертью.  Все, как в той игре, где из кубиков ты сложила преграду. Но преграды больше нет. Своими руками вы разломали его. И силы нет. Больше нет. Некогда  живые глаза, сейчас превратились в пустой взгляд.  Минуты растянулись на долгие часы, и все происходило как в замедленном режиме.  Ты видела, как он делает свой последний шаг и медленно падает вниз. Смерть отразилась на его лице. Ты сразу поняла, что случилось. Хотя не знала причину. Он был мертв. Человек, который расшифровал надпись на песке, сейчас лежал мертвый на этой самой же земле. Ты видела, как потухает огонь в его глазах, видела, как отчаянно его сердце пытается биться, но все тщетно. Слишком поздно. Его тень смыло волной, как смыла и те самые  буквы на песке. Ты не знала его, но от этого легче не становилось. Он не кричал, не бился в агонии как та девушка, но его постигла та же участь. Участь, которая должна была постичь вас всех. Вот почему ты смеялась, вот почему ты не смогла остановить свой разум от безумия. Ты увидела, то, чего никто не увидел. То, чего никто не заметил. Все слишком заняты собой. И будь уверена, при первой же возможности, они забудут и о тебе. Ты так же, как и он, исчезнешь в этих зарослях. Одна.
Слишком многое случилось, чтобы воспринимать все спокойно. Возможно, ты не такая сильная, как они, возможно это глупо вести себя так. Но ты не можешь остановиться. Словно ночной кошмар, раз за разом проносились кадры их смерти. Девушка, которая прошептала имя перед смертью, и мужчина, который ушел в тишине. О них никто уже не вспоминал. Но ты не могла избавиться от этих воспоминаний. Не могла думать о себе или о них. Слишком шумно, чтобы попытаться образумить себя. Шумно. Слишком шумно.  Тебе хочется, кричать, но почему-то твой голос не подчиняется тебя.  Сквозь шум, ты слышала их слова, но не понимала значения. Что они говорят? Куда они бегут? Зачем? Чьи-то холодные руки прикасаются к твоей щеке. Чего они хотят от тебя? Некое давление, заставляет шум утихнуть. Шум, который не давал тебе покоя, оказался твоим же смехом. Теперь ты можешь говорить.
- Он - мертв. – голос твой стал тихим, приглушенным, - он - мертв,- повторяешь снова и снова. –Какие же, вы глупые! Говорите о спасении. Как вы не понимаете? Это место не даст нам уйти. Он прочел надпись, и теперь мертв! Он – мертв,- полушёпотом произносишь ты. Слова сами срываются с губ. Вместо крика. Нельзя кричать. Кажется, твой крик привлек уже ненужного внимания.
Силы кончаются. Твой организм нуждается в срочно подпитке кислородом, но почему-то сделанных вдохов тебе  не хватает. Больно дышать. Хватаешь за ствол дерева. Тебе нужно держаться за что-то, чтобы не упасть. Что-то не так. Что-то жидкое стекает с твоих рук. Что это? Осознание приходит медленными глотками. Сначала чувствуешь запах. Запах сразу же  бьет по обонянию. Немножко «железный», сладковато-соленый, что вызывает легкую тошноту. Твое обоняние не могло тебя подвести, но все равно боишься открывать глаза. Боишься взглянуть на свои руки. Медленно, заставляешь свои веки подняться. Первым, что ты видишь, это, как с дерева стекает красная жидкость. Кровь. Та же самая кровь, сейчас стекает и по твоим рукам. Слишком много крови, слишком сильный запах. Тебе с трудом удается сдержать рвоту. Страх овладевает всем телом,  лишая тебя возможности, чтобы двигаться. Единственное, на что у тебя хватает силы, так это стоять и смотреть, как маленькими каплями кровь стекает с твоей руки.
- Неужели вы ничего не понимаете…этот остров мертв. Мы все мертвы...
Бросай все последние силы. Перестань смотреть, как на земле застилаются тела. Как сталь растает в нервах. Перестань смотреть на плиту своей могилы. Это неизбежно. Ты здесь гость, а не хозяин. Перестань пытаться бежать, пытаться спрятаться… перестань…
Won't you spare me over another year
But what is this that I can't see
With ice cold hands taking hold of me
When God is gone and the Devil takes hold
Who have mercy on your soul

+3

26

[audio]http://pleer.com/tracks/5859950sjql[/audio]

O Fortuna!
Velut luna,
Statu variabilis,
Semper crescis
Aut decrescis...

…Лёгкие болезненно сжимаются, затрудняя плавный бег дыхания, вынуждая сухой воздух вырываться из гортани отрывистыми толчками, что напоминают предсмертные хрипы агонии. Навязчивый запах  отсырелых водорослей внезапно ударяет в нос, отчего я порывисто вздрагиваю и в следующее же мгновение резким движением принимаю вертикальное положение тела, обнаруживая себя сидящим на шероховатой земле, усеянной сухими листьями и соцветиями, что осыпаются безжизненным пеплом от каждого неосторожного прикосновения. Пристальный взгляд, руководствуясь давно приобретённой и не раз спасающей собственную шкуру привычкой, выискивает в непроглядной тьме, прерываемой лишь отдалёнными вспышками извилистых молний, потенциальную опасность. Инстинкты накалены до предела, и я, невольно прислушиваясь к их старинному зову, поднимаюсь на ноги, не прекращая судорожно оглядываться по сторонам. Каждый мускул напряжён, словно у подобравшегося перед решающим прыжком хищника, на чьих острых клыках в следующее мгновение бесславно окончит свою жизнь намеченная жертва, захлёбываясь кровью, стальной привкус которой столь явственно ощущается в пересохшем рту. Прежде я всегда чувствовал себя зверем — не затравленным и беспомощным, но вольным и непоколебимым; теперь мне оставалось лишь невольно холодеть, будучи не в силах избавиться от ощущения того, что чьи–то глаза в настоящий момент не сводят настойчивого взгляда с моей спины, а их обладатель хладнокровно просчитывает следующий шаг, что может закончиться весьма фатально для моей скромной персоны. Здесь что–то не так — единственное, в чём я не имею причин усомниться. Ещё мгновением ранее мои руки рассеянно перебирали пальцами приобретённую у колоритного старика деревянную статуэтку, в то время как я искренне восхищался филигранностью, с коим была высечена застывшая в танце женщина. Ещё мгновением ранее я, вдыхая дивный аромат ужина, приготовленного Софией, вальяжно прикрывал глаза и находил в себе силы думать лишь об одном — о предстоящем отдыхе, методично обдумывая каждую его деталь. Теперь я находился в Богом забытом месте, и что–то подсказывало мне, что смутные очертания деревьев — не плод моего больного воображения, но непритязательная реальность, чьи стальные когти безжалостно раздирают скованное чувством страха нутро. Мои шаги решительны, но в то же время весьма осторожны. С приоткрытого рта срываются тихие проклятья, едва задетая ногою ветвь скрипит, тем самым привлекая внимание невидимых демонов, что стерегут Преисподнюю на дне яростного океана. Кажется, я слышу их: сквозь неистовый рёв ожесточённого шторма, который, пролетая надо мной, задевает верхушки пальм, мне мерещится звук неистово учащённых шагов. Кому принадлежат они: человеку или?.. Определённо: ничему нельзя верить, когда ты стучишься в дверь самого Дьявола. Не желая быть замеченным, невольно отступаю в сгустившуюся у подножья пальм тень, подавляя в себе навязчивое стремление спасаться бегством. От кого? Риторический вопрос, невольно пришедший на ум, так и остаётся невысказанным; диалог с самим собой — не первый ли признак сумасшествия? Впрочем, в этом проклятом месте подобное безумие трактуется как естественное поведение. Иного не дано. Ещё один шаг назад, подводящий черту тревожным сомнениям. Происходящее едва ли можно назвать сном: каждая обветшалая черта пугает своей естественностью и, кажется, полным отсутствием решимости исчезнуть навсегда. Я всё ещё остаюсь здесь и, к сожалению, не вижу этому зловещему пребыванию конца.

Что испытывает человек в тот момент, когда его душа, взмахнув крыльями, покидает, наконец, телесную оболочку? Что испытывает она при триумфальном вознесении к Вратам рая? Что гложет её при постыдном падении вниз, к раскалённым волнам геенны огненной? Пробирающий насквозь холод является единственным свидетельством того, что жизнь всё ещё плещется во мне, но, признаться, я предпочёл бы считать себя усопшим. Ни один шанс на спасение не приходит на ум; ни один указатель не предвещает лёгкий путь навстречу иной реальности. И хотя я всё ещё готов бороться до конца, голыми руками хватаясь за единственную возможность выжить, горечь осмысления факта собственного бессилия притупляет отчаянные попытки. Я опустошён, встревожен — и оттого, скрывшись за окоченелым стволом пальмы, не сразу обращаю внимание на доносящийся звук человеческих голосов, в которых ощущается суетливая тревога, что вызывает лишь недобрую усмешку. Выждав наиболее благоприятный момент, покидаю своё укрытие, направляясь к тем, кого считаю временными союзниками. Мне более не страшен шелест листьев, что может выдать моё присутствие здесь; мне хочется, чтобы о нём узнали. Рука неторопливо отодвигает в сторону ветви кустов; глаза, сфокусировавшись на одной точке и привыкая к более сгущённому, словно гуашь, мраку, вычленяют из тёмного однообразного полотна очертания человеческих фигур, которые тотчас замолкают, словно я стал невольным свидетелем разговора, суть которого предназначалось скрыть. Никто не издаёт ни звука и лишь источает невидимые, но осязаемые подсознательно флюиды недоверия. Меня не ждали. От этой мысли отчего–то становится не легче.

— Вы тоже заблудились? — первым нарушаю неловкое молчание я, делая осторожный шаг навстречу незнакомцам. — Кто–нибудь может объяснить мне, что здесь происходит? Где мы находимся? Признаться, я не помню того, чтобы приобретал билет в один конец до этого пункта назначения, — собственный смешок кажется мне чертовски неуместным, но всё же слегка расслабляет, внушая ложное чувство безопасности. — Я не хочу причинить вам зла. Я просто хочу знать, что это за место. Оно не внушает доверия, — плечи сумбурно вздрагивают, выражая пугающую неопределённость.

Я не вижу ни единого лица, но готов поставить на кон всё своё состояние, с уверенностью делая ставку на недоверие, что плескается в их встревоженных взглядах. Игра началась.

Sors immanis
Et inanis.
Rota tu volubilis
Status malus.
Vana salus,
Semper dissolubilis

+4

27

I ГЛАВА. ПЕРВАЯ КРОВЬ
Попав на Мортис, люди не совсем осознавали, что их ждет впереди, и многие из них не теряли надежды на лучшее. Не успев толком понять, что происходит, одни стали свидетелями безжалостной расправы, другие - лично расправились с девушкой и своими глазами увидели, как Темное Сердце Острова забирает на ту сторону неугодных. Альме удалось посеять панику среди жертв, и все они бросились бежать, совершенно игнорируя послания её сестры. Удивительно, но некоторые вспомнили про указания, и девочка уже поджидала их на месте, куда они сбегутся с разных концов острова.
Она сыграет с ними в игру. Выживший сорвет джекпот и умрет быстро.
Лилиан знала о том, что жертв будет ровно двенадцать, но она не учла, что троих из них Альма не отдаст на растерзание, а это значит, что где-то в джунглях застряли еще трое несчастных.

ИТОГИ

ПОГИБШИЕ

ВЫЖИВШИЕ

ИНВЕНТАРЬ

Heidi Adderly
Kit Rain
Renee Akesson
Lennart Akesson
Elizabeth Watson

Damian Luka Carrera
Medea Sforca
Veronica von Horst
Alan Mort
Kamilla Hummel
Melissa McAllister
Markos Oliveira
Gideon Hartley
Brian Osborne
Joseph Murray

Гидеон - нож, карта
Алан - карта+код Морзе
Вероника - компас
Медея - фонарь, сигареты
Джозеф - фонарь
Маркос - нож
Люк - ключ
Брайан - бензиновая зажигалка

+1


Вы здесь » Manhattan » Mortis: Christmas Fairytale » Залив