http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Мой друг никогда не грустит... ‡флеш


Мой друг никогда не грустит... ‡флеш

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

...и пьет эту ночь вместе со мной.
http://s2.uploads.ru/XpZwK.gif http://s7.uploads.ru/vnlKO.gif
http://s6.uploads.ru/No8hi.gif http://s7.uploads.ru/wujQX.gif
http://s2.uploads.ru/xFaMA.gif http://s6.uploads.ru/9AOHc.gif

Господин Найт и мисс Уотсон
В июле 2015 года
В Нью-Йорке
В уютной квартирке в Сохо
Покажут, что такое дружба.

+4

2

Элизабет Оливия Уотсон обожает ароматические свечи. В ее квартире большие и маленькие свечки в милых подсвечниках расставлены буквально по всем горизонтальным поверхностям. Роберт, который часто захаживает в гости, обычно громко возмущается тем, что шел к сестре, а попал в храм. Элизабет грязные инсинуации игнорирует. В конце концов, после тяжелого рабочего дня, когда Жослин выносит мозги, а Стонем планомерно выводит из себя, нет ничего лучше, чем зажечь свечу «ванилла», усесться в глубокое кресло, вытянуть ноги, закрыть глаза, и представить, как всех коллег медленно переезжает здоровенный бульдозер.
Сейчас свеча «Корица и жожоба» испускает в спальне запах, призванный разогреть желание, ее огонек мечется на сквозняке из приоткрытой двери балкона, а сама Лиз медленно стягивает с себя кожаную юбку. Молодой человек, возлежащий на постели, сверкает глазами – понятно, что у него и без всяких жожоба дела просто отлично.
Элизабет медленно крутится вокруг своей оси – юбка скользит по бедрам и падает на пол.
- Упс, - хихикает Лиз.
- Иди сюда, - зовет парень.

За неделю до этого

Банка зеленых оливок сверкает своим металлическим боком так призывно, что Лиз замечает ее с другого конца зала. К мартини будет просто прекрасно, - решает Лиз, которая сегодня ждет в гости Марго. Девушки могут сколько угодно шутить про то, что детство ушло в тот момент, когда они полюбили оливки, но, видит Господь, никто еще не придумал более вкусной закуски под мартини асти. Ценители всего прекрасного (ха-ха) Марго и Лиз восхищаются тонким и насыщенным вкусом и в два очаровательных личика сметают обычно банку за один присест.
Элизабет на всех парах несется к полке, потому что издали уже видит – банка осталась одна. Лиз прибавляет шаг, что на каблуках сделать не так-то просто. Банка сияет, как начищенный пятак, и только что пальцем не манит.
Предвкушая прекрасный вечер, Элизабет на секунду отворачивается, а когда возвращается глазами к оливкам, возле них уже отирается какой-то парниша, который явно злоупотребляет стероидами.
Лиз подлетает к полке в ту же секунду, когда рука его тянется за банкой – но Элизабет не зря потратила столько времени в Куантико, где, кроме всего прочего, тренировали ее внимание и реакцию. Она сжимает в наманикюренных пальцах банку и мило улыбается.
- Ой, извините, кажется, я забрала последнюю, - Уотсон округляет глаза, хлопает ресницами (как только ветер не подняла в магазине?) и пожимает плечами. Парень выглядит ошарашенным – еще секунду его рука висит в воздухе, потом падает плетью.
- Я… вообще-то, я…
- Мне так жаль, - пожимает плечами Лиз, - ничем не могу помочь. На соседней полке есть маслины.
- Я хотел оливки, - в карих глазах парня загорается..что это? Обида? Лукавый огонек? Элизабет на секунду теряет дар речи, потом все же приходит в себя.
- Маслины тоже вкусные.
- Почему бы вам тогда не взять их?
- Потому что я люблю оливки.
- И я тоже.
- И что же я теперь должна  сделать? – поднимает брови Лиз.
- Отдать мне банку. Я первый ее заметил.
- Ничего подобного. Кто успел, тот и съел.
- Мисс, это детский сад. Я хочу свои оливки.
- А я вот, знаете ли, без ума от Мэттью Макконахи, - вежливо улыбается Лиз, - но пока что-то не заметила, что он внял моим желаниям и ждет меня на парковке супермаркета.
Она решает, что говорить тут не о чем и разворачивается, чтобы уйти. Корзина на ее руке задевает белую майку парня.
- Мисс, - зовет он, и Лиз оборачивается, - вы меня ударили.
- Приношу свои извинения, - соглашается Лиз, и не успевает добавить, что нечего стоять на проходе. Парень белозубо ухмыляется, отчего у Лиз внезапно подкашиваются ноги.
- Вам нужно искупить свою вину.
- Оливки я вам не отдам, - Элизабет настроена решительно, но следующая фраза парня вышибает из нее желание спорить:
- Вы непременно должны сходить со мной на свидание!

- Иди сюда, - говорит новый знакомый, которого зовут Стивен. Элизабет избавляется от туфель на высоком каблуке, и, оставшись в белье и тонкой розовой блузке сверху, с радостью исполняет его просьбу. У Стивена такие большие руки – Лиз просто балдеет, стоит только бросить взгляд на эти мышцы, перекатывающиеся под кожей. Она делает шаг навстречу, и он обнимает ее за талию – она кажется самой себе такой маленькой, ох, боже мой…
Стивен целует ее в живот, Лиз довольно жмурится и запрокидывает голову так, что волосы щекочут поясницу… И тут раздается звонок в дверь.
- Что за…
- Не важно, продолжай, - советует Лиз, не открывая глаз. Стивен снова целует ее, звонок снова оповещает о том, что кто-то пришел. Раз, и другой, и третий.
- О, черт, - злится Лиз, - погоди минутку.
Она выпутывается из объятий Стивена и, сжав на груди полы расстегнутой блузки, идет в холл. Отпирает замок, потом, ойкнув вспоминает, что кроме прехорошеньких трусиков от Викториас Сикрет на ней ничего нет и, метнувшись в ванную, заматывается персиковым полотенцем. А потом уж отпирает, наконец, двери. Чтобы узреть…
- Найт? Ты еще что тут делаешь?!

вв + полотенце

http://s7.uploads.ru/2TYtp.jpg

+6

3

Эрик не любил архивы полицейского управления, туда всегда ссылали неугодных, а они мстили приходящим, выкатывая любые препоны в их деятельности. Особенно доставалось частным юристам, которые, конечно же, ничем иным, кроме протирания штанов за гонорары не занимались. Сейчас оппонентом Найта была лет сорока афроамериканка - Доротея Смит, об этом вещал бейдж, установленный, как табличка на обширном надгробье - четвертом размере груди. И Эрик не знал, как еще над ней поиздеваться, если уже всё за нее сделали родители. Тем не менее, миз Смит ни в какую не хотела допускать его до материалов нужного дела, сколько бы Эрик не тряс перед ее лицом бумагами о подъеме расследования об экономическом преступлении десятилетней давности.
Миз Смит невозмутимо жевала жвачку, не обращая никакого внимания на Найта, доводя его до белого каления и играла в сапера (большего не позволял ее допотопный компьютер, иначе непременно бы всё рабочее время срубала топором головы орков, похожих на таких лощеных напыщенных красавчиков). Регулярно подрывалась на бомбах и картинно разводила руками, заявляя нечто вроде:
- Да что б тебе сдохнуть, тварь такая, и в кого ты пошла? Да чтоб на тебя никогда у мужиков не вставало, а бабы тебе не давали, чтоб твои соседи сверху постоянно тебя топили, а снизу поджигали!
И на любую попытку Эрика втиснуться в этот ритуал вуду, она закатывала огромные белые зрачки, что Найту становилось жутко до усирачки и произносила категоричное:
- Нет.
И все потому, что одной закорючки на бумагах Эрика не было, и знал бы он, что сей росчерк понадобится - добавил бы самостоятельно, как и всю писульку, состряпанную с помощью помощника начальника департамента, имеющего допуск к печатям.
В очередной раз Найта озарило:
- А если я выиграю?   
Миз Смит задумалась, окинула Эрика уничижительным взором, выдав в глазах приговор "слюнтяй и сосунок" и заявила.
- С одного раза. Нет - будешь протирать полки каталогов.
Найт, плотнее повязывая галстук, пусть с утра и чувствовал легкий жар, сглотнув, заявил:
- Идет, но если выигрываю я на уровне "профессионал", то выношу из архива любые бумаги для изучения.
Миз Смит задумалась, что значит "профессионал", когда Эрику не дала бы больше "любителя", и алчный блеск, отразившийся во взоре, когда она маслянистыми пальцами притянула его за бумаги, что цепко держал в руке, добавил дрожи в колени Найта.
- Договорились, - выдохнула томно Доротея внезапно икнувшему Эрику.

Через полчаса Найт вышел из архива с потрепанной прической, держа в руках папку и потеряв окончательно веру в людей. В его кармане заодно и пищал стянутый с одной из полок тамагочи, как говорится, платы за моральный ущерб никто не отменял, а Эрика минула в детстве вся эта возня с питомцами. Пришло время возместить потери.

К пяти часам Найт почувствовал, что умирает и принялся вспоминать, в каком состоянии его завещание. Вызвал по селектору Индию и прошептал еле слышно:
- Градусник.
Закатил глаза от тяжелого разговора и съел еще одну таблетку адвила. Через несколько минут коварные 37,2 лишили руководителя компании возможности продолжать неравный бой за клиентов, он вызвал машину и, выдав напутственные речи собравшимся на импровизированной линейке сотрудникам, гордо и пошатываясь удалился. Зная, что все равно его детище похерят, но не имея желания что-то с этим делать. Коварные 37,2 победили все чаяния Эрика Найта.
- Я умру, - говорил он личному водителю.
- Конечно, - бесстрастно отвечал он, - все мы умрем, - и выруливал двухметровое бесчувственное животное прямо к дому Найта.
- Не туда! - поморщился Эрик, решив, что этот недогадливый изверг в этом месяце точно останется без премиальных, - К Лиз!
- И захватить в супермаркете варенье?
- Да, - смилостивился Найт, видя, что общение длиной в год не прошло для верзилы даром.
- Клубничное?
- Малиновое, идиот! - этот бренный мир был слишком жесток сгорающему от пламени жара Найту.

Найт, что ты тут делаешь?! - уязвленно переспрашивает Эрик, оскорбленный до глубины души тем, что пока он усиленно пашет в температурных объятьях, кто-то наслаждается жизнью дома и принимает душ, - оденься, - благодушно разрешает и вручает Лиз вместо обнимашек там или банальщины в виде цветов банку варенья. На ходу скидывает ботинки, - ах, какая это мука, развязывать шнурки в таком состоянии, - и ступает в святую святых - то бишь место, где он наметил себе болеть - спальню. И там на кровати - на минуточку на той самой кровати, где собрался отлеживаться Найт! - сидит перекаченное чудище, сродни оставленному внизу в машине на всякий случай, вдруг к ночи душа решит покинуть бренное тело Эрика и надо будет сгонять за мороженкой, дабы она запросилась обратно.
- Так, - заявляет Эрик появившейся в дверях и так и не одевшейся Лиз, - снова нарушаем условия домашнего лечения? - переводит взгляд на кучку из тестостерона и гневно продолжает, - вы в курсе, сколько этой нимфоманке лет?
Не позволяя ему что-либо ответить, а самое главное в подобной ситуации продолжать напирать, Эрик выуживает из кармана аргументы, песика уже и покормить надо - тамагочи, и заявляет, - сработал датчик, - мужик благоговейно глядит на неведому зверушку, естественно, ему мать еще сопли подтирала, когда сдобренные гормонами японские подростки сигали с домов, угробив очередного питомца, и Найт, словно на одном из судов, вещает, - не беспокойтесь, она очень коварна, мы не привлечем вас к ответственности, вам просто нужно дать показания, что она вас обманом завлекла в свой дом.
Мужик что-то блеет и пятится к выходу, мол нельзя ему давать показания, хотя Найт вот он - готов выслушать любые его слова, схватил какой-то листок и уже выуживает из кармана неизменный паркер.
Хлоп-хлоп и героев в квартире остается ровно на один батончик твикс, Эрик падает на кровать.
- Ну и слабак же и идиот, когда ты начнешь уже искать богатый внутренний мир? - и не давая Лиз возмущаться, а ведь это может быть надолго, у Найта нет столько времени, он может уже готов идти на свет.
- Завари чай, только зеленый, не трави меня этой гадостью, что в прошлый раз. Добавь варенья. В общем, всему тебя учить что ли, я умираю, - надев подушку на голову, Эрик ничего не желает слушать без добротно.., - большую кружку! - из-под нее гневно бубнит он.

Вв

http://s3.uploads.ru/0cXCH.jpg

+4

4

Итак, Эрик Найт. Мистер «бедная овечка» в пиджаке от Лагерфельда, не подозревающий, а точнее, делающий вид, что не подозревает, что его пиджак от Лагерфельда, стоит на пороге квартиры Элизабет. Дорогие ботинки, прическа, которая выглядит так, будто Найт упал с лестницы и тормозил своей головой. Легкий румянец. В общем и целом Эрик Найт – очаровательный засранец, который решил обломать Элизабет весь кайф.
- Найт! – шепотом орет Лиз, пока беспардонный Эрик проходит внутрь, вручив ей банку с чем-то темно-розовым, - Стоять!
Найт обычно руководствуется принципом: «Послушай Лиз и сделай наоборот». Сейчас он двигается вперед с целенаправленностью ледокола, и Лиз при всем своем желании не поспевает за его огромными шагами.
- Наааайт!
- Оденься, - милостиво позволяет Эрик. Лиз уязвленно кричит ему в спину:
- Раньше ты просил сделать наоборот!
Эрику плевать. Ботинки из кожи крокодила (нет, серьезно?)  валяются на полу, секунду раздумав, Лиз вздыхает и поправляет их, чтобы стояли ровно и не потеряли товарный вид. Она уже практически смирилась с тем, что секс ей сегодня обломался, потому что Эрик Найт – это как танк, только Эрик Найт. Если уж вознамерился портить Элизабет отдых, то планомерно и качественно.
Она не успевает войти в спальню. Застывает на пороге, на секунду улыбнувшись мысли: надо же, аж два мужика в моей спальне! Найт сотрясает чем-то, что при детальном рассмотрении оказывается тамагочи, пугает нового и, по-видимому, несостоявшегося бойфренда Лиз.
- Снова нарушаем условия домашнего лечения?
- Што? – заикается Элизабет.
- Вы в курсе, сколько этой нимфоманке лет? – это уже к Стивену. Если бы Эрик обернулся, то увидел бы, как опасно сужаются глаза Элизабет, и как пар, по температуре напоминающий жар Преисподней, вырывается из ее ноздрей. Тема возраста – это горячая точка на обширных картах Лиз, и Найту, между прочим, это прекрасно известно.
- Найт, замолчи!
- Сработал датчик, - нагло врет в глаза Стивену Эрик, демонстрируя тому тамагочи. Элизабет внезапно теряет весь свой пыл и хмыкает, прислонившись к дверному косяку спиной. Несостоявшийся бойфренд лепечет что-то о том, что он не знал, и ему самому-то всего…
Сколько?! Лиз думает, что ослышалась. Да ее же можно посадить за растление малолетних! Иисусе, эти стероидные качки, никогда не угадаешь, сколько им лет!
Шорк-шорк, Найт заваливается на кровать, дверь хлопает, и Лиз смутно припоминает, что сбежавший кавалер прижимал к себе свои нехитрые пожитки – кажется, так и выскочил в холл в трусах от Кельвина Кляйна. Боже ты мой, смеется блондинка, вот и приключеньице.
- Искала бы внутренний мир, - приблизившись к Найту, Лиз хватает его за щеку и растягивает, сюсюкает на манер тетки Дженны, или как там зовут тетку Найта, которую он терпеть не может, - не клюнула бы на тебя, такого красавчика, пусик!
Хохочет. Это, разумеется, подколка – Найт умный, как черт, кстати, красив примерно также. Отсмеявшись, трогает его лоб тыльной стороной руки. Цокает языком:
- Боже мой, Эрик! Да у тебя, должно быть, целых тридцать шесть и девять! Как ты еще на ногах стоишь?
Эрик Найт – это человек, который безумно трясется за свое здоровье. Что сейчас наглядно и демонстрирует.
- Заварю ромашку, - подумав, соглашается Лиз, - а ты, будто добр, сними пиджак, нечего пачкать мне постельное белье уличной одеждой. Майку найдешь в шкафу, кажется, там валяется пара твоих. Можешь даже мои шорты примерить – вдруг будут впору?
Это вряд ли.
- Ложись, умирающий, - советует Лиз, - отходя на кухню. Ставит чайник, на секунду задумывается. Слышит, как в спальне включается телевизор. Футбол. Ну конечно.
Уотсон совершает променад к входной двери, закрывает ее на все имеющиеся замки. А то вдруг кто-то придет и украдет сокровище-Найта? Всякое бывает, лучше перестраховаться.
Блондинка возвращается в спальню через полчаса. Найт томно возлежит в постели Лиз, запихав все подушки себе под спину. По телевизору футбол. У Эрика вид умирающего аристократа.
- Бледность тебе к лицу. – резюмирует Лиз и вручает Найту здоровенную пол-литровую кружку. Тарелку со свеженажаренными блинами пристраивает на ночном столике, несколько минут стоит, уперев руки в бока, потом вспоминает, что она в трусах. Идет в ванную, находит там свои пижамные шорты, натягивает и возвращается в спальню.
- Двигайся, - командует Лиз и устраивается на кровати рядом с Эриком, - ну, поведай же мне сию увлекательную историю. Как ты умудрился заболеть?

+4

5

Словесная баталия оказывается слишком короткой, противник Найта, как всегда оказывается не вооружен. То бишь без мозгов, зато в именитых трусах.
- Лиз, как думаешь, что чувствует дочь Кельвина Кляйна, когда видит имя своего папочки на трусах мужика, который раздевается перед ней? - произносит Эрик перед тем, как снова уронить голову в подушку. Выдавая в себе начитанного бульварной прессой (все, как нужно) человека. Благосклонность Эрика к сюсюканьям от растет в арифметической прогрессии от ее улыбки, поначалу с оттенком возмущения, а после бесшабашности. Потакая его выходкам, Элизабет часто остается без сладенького, но зато с полной котомкой историй, которые не стыдно поведать подружкам. Это взаимозачет. В мире Найта, конечно. Случайный секс давно не входит в список его приоритетов. Элизабет цокает, дотрагиваясь до его лба, разбитый температурой Эрик льнет к руке, демонстрируя горячность намерений. Болезни, конечно же. Лиз сообщает, что он симулянт, Найт талантливо закатывает глаза. Лиз заразительно хохочет, такие люди никогда не взрослеют, поэтому разговоры о прожитых годах Эрик считает нормой, но попробуй доказать это девушке на пороге тридцати, падкой на малолеток. Сам Найт всегда предпочитал кого постарше, только в последние годы сместив критерии до ровесниц, а его поглядывания в сторону бывшей подопечной, а ныне терзаемого изо всех сил личного помощника вообще бесовщина и блажь.
- Я умираю, - обиженным тоном произнес Эрик, вспомнив слова бессердечного водителя и переиначив их для своего блага. Чая с ромашкой вот, чем не приятный бонус к прекрасным глазам Лиз, отодвинься за тобой лежит пульт, на предложение переодеться Эрик тяжело вздыхает. ГРОМКО. Чтобы Элизабет сполна оценила всю жертву, если он на сие решится. Снова падая на подушки, бубнит в сторону кухни, - нет уж, на сегодня обойдусь без шорт и рейтингов, чья задница и по каким меркам сексуальнее.
Пришло время признать, на какие только глупости не идут две противоположных полов особи, когда нет потребности нырнуть в те самые шорты.
Тем не менее, пиджак Эрик снял и аккуратно, за плечики ровняя, уложил его на тумбочку. С неудовольствием отметив отсутствие на ней прикроватной литературы. Пункт развлечений "зачитай цитаты - подразни Лиз" придется вычеркнуть. Тут Найт вспомнил, что болеет и погрустнел. Благообразно сложил руки на пузе. Расстегнул джинсы, но снимать их не стал, кто знает, вдруг сюда пожалует очередной прыщавый юнец, а Найт тут светится своими боксерами. Негоже, а вот дышать легче стало. Проходит несколько минут щелканья по каналам, когда смена картинок иных доведет до пляски святого Витта, а Эрику, привыкшему к представлениям в судах - это так, детский яркий мультик, разгружающий мозги. Наконец, желаемый канал был найден - спортивный. Никогда не гонявший по двору в юном возрасте Найт благоговейно залип, следя за мячиков, ничего не понимая и не желая понимать. У него была температура, а значит, веская причина лежать и периодически мученически выдыхать - Захар!
Вскоре он самый любимый - читай бывшая девушка - появляется на пороге с огромной тарелкой блинов и кружкой ароматного чая. В данный момент Найт сокрушается, что бывшая уже давно бывшая и нет, не потому что его манят красные труселя, а потому что блины пахнут счастьем. На всю комнату. 
Специально и с аристократическим апломбом опускает фразу о бледности, потому что похож на какого-то там актера, играющего бледную немощь - вампира, от которого фанатеют малолетки, периодически подбегающие к Найту взять автограф. Эрик-то раздать собственный росчерк всегда рад, правда при этом у фанаток кровососущего появляется и нарисованный хрен, увенчанный двумя массивными яйцами. Эрику всего тридцать пять, знаете ли, и ничто ребячливое ему не чуждо. Особенно, когда в очереди в Старбаксе пропускают вперед, платят за кофеек, да еще и пончик благоговейно преподносят.
Но что есть пончики, когда у него есть блины, приготовленные руками Лиз, что пока Найт проникновенно жрет, куда-то скрывается и возвращается уже в шортах.
Так лучше. А то знаете ли, Эрик хоть уже и не играет в эти ворота, но гол забросить всегда не прочь.
Элизабет устраивается рядом, Найт отхлебывает большой глоток горячей жидкости - очень горячей, но он молчит, надо ценить его благородное смирение - и подвигаясь на кровати, чтобы ей было удобно, бубнит, дожевывая:
- Ненавижу людей.
Это самая увлекательная басня из жизни Найта, которую он уже десяток лет рассказывает направо и налево.
-Ходят туда-сюда и сеют свои бациллы. Этому миру нужна одна бактериологическая бомба. И путевки в бомбоубежище только по приглашениям.
И знай, раздавай бы он приглашения, ты бы его непременно получила. Вот это и есть истинная и бескорыстная барская любовь - раздавать всамделишные грандиозные обещания.

+3

6

- Поверь, - проникновенным тоном сообщает Элизабет, - я знаю твою любимую байку во всевозможных вариациях.
Господин Найт – это ходячий социопат, который, вот черт, какой забавный каламбур, обожает внимание. Такая вся из себя царственная особа, томно машущая пальчиком и отталкивающая от себя холопов. Только вот незадача – стоит холопам удалиться, и включается у Найта внутренний Обломов и вопит: «Захааааар!» душераздирающим тоном. А вы видели эти глазки, которыми Найт рассматривает вас, когда ему не хватает внимания? Котик из Шрека отдыхает.
- Парень в крутом костюме, кто ты без него? – фантазирует Элизабет, проворными пальчиками пробираясь….не туда, куда вы, пошляки, подумали, а к тарелке с блинами, - мизантроп, человеконенавистник, русофоб…хотя почему это русофоб? – сама себе поражается, зорко следит за действиями Эрика, - ты чай-то пей, он специально температуры адова пекла – для горла так лучше.
Конечно, в том случае, если у Эрика болит горло и если его устраивают ожоги второй степени в гортани. Но Лиз – она же от Эрика мало чем отличается: они потому и сошлись – оба терпеть не могут людей, а вот пакостить – обожают.
- А помнишь, - внезапно начинает окунаться во флер памяти Элизабет (причина проста – глаз зацепился за фотографию на стене: они там оба еще молодые, особенно Эрик, хххы, красивые, Лиз в платьюшке, заглядение!) – как мы ходили на благотворительный вечер фонда борьбы с холерой?
Да-да, и такое было. Эрик тогда изображал больного этой самой холерой, Лиз трогательно держала его за руку, а вокруг злополучной парочки образовалось пустое пространство в несколько метров. Это было прекрасно – у Элизабет прическа продержалась до конца вечера и никто не наступил на подол ее платья. Эрик просто был рад отсутствию людей вокруг, а в самом конце концерта они даже пожертвовали три тысячи долларов на двоих – конечно же, исключительно на больных холерой, хотя есть подозрения, что деньги захапал организатор вечера: толстый кубинец Марко… Уж очень бегали у него глаза, и потом, разве человек, у которого даже фаланги пальцев заросли черными густыми волосами, может желать добра больным холерой?
- Ты обломал мне секс, Найт, - внезапно вспомнив, возвращается к насущной теме Уотсон, - хоть понимаешь, как сложно затащить парня в постель, когда тебе тридцать, и задница твоя медленно, но верно теряет упругость?
Секунду подумав, продолжает свою мысль:
- Вообще-то, я тоже не представляю – моя задница тверже горы Рашмор, да и не тридцать мне, но не одному же тебе тут жаловаться?
Смеется, пихает друга в бок острым локотком, пережевывает блинчик. Кленовый сироп наше все, даром, что мы не в Канаде.
Вообще-то, Лиз обрадовалась Найту. Они давно не виделись, только созванивались периодически, но, ясное дело, время есть друг на друга, когда вы пара, а когда вы два совершенно самостоятельных человека, которых связывают лишь бывшие отношения и воспоминания о хорошем сексе – тогда связи, увы, теряют свою крепость. И тем не менее, Лиз ставит пометку в голове, Эрик приехал к ней, а не к какой-то своей очередной пассии. Приятно, черт возьми.
- Ладно, Эрик, - серьезнеет Элизабет, - рассказывай, как у тебя дела? Что нового? Может, машину поменял, или квартиру вздумал купить поближе ко мне? – улыбается, - я тебе давно говорила: Сохо – восхитительный район. А какая инфраструктура! У меня в квартале – «Старбакс»! – и это еще какой показатель, потому что кофе там божественный, а Лиз без него вообще жить не может!

на фоточку, что на стене висит)

http://s3.uploads.ru/AL26t.png

+2

7

Вообще, Лиз - огромной души такой человек, - думает себе Найт, и смотрит на сиськи. Переживает, чтобы она себе душу сиропом слащавым не изгадила, а то всяких защитников бездомных котеек да обездоленных без шубок норок кругом полно, а Лиз - она такая одна. Сколько бы не упоминала всуе Эрика цинизм, никогда не откажет провести день под его лозунгом. Ведь, кто сказал, что спасти одно сердце, разбитое глупостями, которые изрыгают некоторые индивидуумы, не благороднее, чем облить очередную даму в меховом манто пошлого цвета красками?
Нет, Эрик Лиз очень любил, и поэтому он даже забывает про блинчик в руке и эдак потрясая им, как дряблыми телесами толстуха на пляже, жмется к ней. У него, между прочим, температура. И его организму может прямо в эту минуту не хватает обнимашек. Все проблемы от их отсутствия. По крайней мере не так давно за четыреста баксов ему эту теорию втюхал именитый психолог, к которому Найт заглянул, потому что на улице был дождь и пробки, а кресла у таких святил бредовой науки - то ли дело юриспруденция - очень удобные.     
Перевел взгляд на стену, следуя на поводу у слов Лиз, ох уж эти его мужские слабости перед женскими просьбами, и вот он - Эрик Найт, обнимает тогда еще свою девушку, а в глазах вселенская мука, которую (не иначе как бессердечная) Элизабет Уотсон и не разглядела. Знала бы она тогда, как нещадно ему жали лоферы, и именно поэтому в его легенду больше верили, чем такой же, как и он больной (на голову так точно) Лиз, на деле озабоченной только тем, где взять еще одно канапе с теми вкусными креветками, которые уминал какой-то до омерзительной отрыжки толстый председатель общества по спасению помирающих от голода крокозябликов.
Эрик вглядывался в фотографию и находил в ней все больше минусов. Как минимум, в убогом костюме и зависти к тем годам, когда ему такой покрой нравился. Все проходит.
Ой ну нет.
Лиз зачем-то вспоминает дурака в именитых трусах, когда вот он - идеальный Эрик жамкай-не хочу рядом.
Найт прикинулся глухонемым и даже качественно изобразил бы полнейшего дебила, но взгляд Уотсон был сосредоточен на стене, пришлось собрать свои слюни и пустить их в дело, откусив блинчик. Вкусный. Надо почаще болеть. И ныть. Быть всегда и для всех безупречным - это вот исчезло давно.
И даже упругость задницы Лиз, судя по ее словам, а у Эрика пропало непременно ей возражать по этому пункту. Бессмысленно. Вот если бы за это был обещан секс, тут Найт еще готов сотрясать воздух..
А она и сама справилась. Самостоятельная. Вот как ее такую не любить?
Лежат они такие рядышком, едят блинчики, сироп вот тоже течет, и периодически юркий язык Лиз, подхватывающий его капли, делает Найту настроение, что выползает в чеширскую улыбку. Только что лежал на кровати говнящийся на мир юрист, а уже вот он, мягкий пушистый котик, бери и тискай. И, кажется, Лиз это тоже понимает. У них такие приятные гляделки, и они оба знают, что не нужно быть лучше или казаться умнее. Отношения накладывают ритуальные обязательства, всё, что после них - раскрепощает. Хочешь, ори, что твоя бывшая - тупая шлюха, хочешь - приходи к ней, когда нынешние надоедают. Конечно, для этого надо быть Лиз.
У Найта подобных подруг - как пальцев на руке того самого токаря. От того ценнее.
Давай полежим в тишине - говорит тот самый внутренний стержень Эрика, который общается с людьми с энтузиазмом монаха, принявшего одновременно аскетизм и обет молчания, но Лиз тянет на поговорить.
И даже не после секса.
Все меняется.
И теперь Найт не знает, хорошо это или плохо, а может начинают действовать таблетки, их Эрик благообразно принял горсть. Чтобы помогло от всего и сразу.
И заодно волосы выпадать перестали, они у Эрика, как задница Лиз, в полнейшем порядке, но переживать ему никто не мешает. А из новостей - ничего ж нет, Найт даже погрустнел, ибо как-то некомильфо, когда у самой Лиз мужики в трусах по дому расхаживают.
- А у меня новая золотая рыбка! Эрик тридцать седьмой. Или пятьдесят третий. По пьяному исчислению. В общем, не суть. Красивый, зараза. Надеюсь, еще не сдох. Мне на этой неделе в зоомагазин вот ну никак не попасть, - сокрушенно откусывает блинчик юрист и с трудом пережевывает свою тяжелую долю.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Мой друг никогда не грустит... ‡флеш