http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: январь 2017 года.

Температура от -2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Party Killers ‡флэш


Party Killers ‡флэш

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и дата: 21 января 2013 года.
Декорации: арендованный для проведения праздника фешенебельный ресторан в районе Сохо, Манхэттен.
Герои: Селин Блэквуд в качестве приглашенного гостя-сюрприза, Адам Миллер в качестве ничего не подозревающего именинника. Эпизодическое появление Амелии Мориарти и Коннора Росса в качестве тех, кто умеет внести в любой праздник "перчинку".
Краткий сюжет: хорошо, когда есть друзья - даже если жизнь твоя катится в тартарары, они сделают все, чтобы вытащить тебя из тлена и безысходности. И уж совершенно точно помогут организовать такой день рождения, который запомнится на долгие годы!

+2

2

Женщины – причина всех мужских бедствий.
Сначала они притворяются ангелами, сошедшими с небес, милыми, обаятельными, нежными со сладкими речами и все этой лезущей из всех щелей правильностью. Когда это начинает приедаться, ангел быстро находит рога дьявола и творит такое, отчего мужское воображение не может успокоиться ни днем, ни ночью, заманивая не просто в сети, а в самый настоящий бездонный колодец. И когда проходишь первый этап знакомства, последующие удивления, то наступает момент истины, а то есть, ты полностью узнаешь, что скрывается за всеми этими женскими хитростями. Так вот, Мориарти оказалась не просто рядовым дьяволом, а шефом всей этой адской кухни.
- Ты слышала, что я сказал? – вопрос повис в воздухе.
Цепкая рука схватила его за воротник рубашки, как нашкодившего кота за шкирку, и втащила в просторный ресторан. С недавних пор, точнее с развода, он терпеть не мог подобные заведения, где были люди. Он вообще терпеть не мог людей, особенно Мориарти в данный момент. Нет, чтобы мужчине спокойно предаться всем прелестям развода, что был неделю назад, так явилась ОНА. На каблуках с горящими глазами и еще притащила этого говнюка Коннора. «Тимон и Пумба, блять, вечно ищут повод затащить меня куда-то, где очень шумно, где очень людно, где тупо не знаешь, что делать».
- Нет, не слышала, но, позволь отметить, что в прошлый раз твой тонкий слух уловил мою беседу по телефону на расстоянии от тебя в пять метров, - пробурчал Миллер. – Одно радует, Росс свалил в небытие. Там бы и остался.
Что-то не давало ему покоя. Какая-то мысль, что постоянно ускользала из головы и не могла сформироваться в полноценную, чтобы сбить с ног и привести в шок. Он точно что-то забыл. Выключить дома утюг? Закрыть кран в раковине? Ключи на тумбочке? Раньше такими домашними делами занималась Меда, пока не смылась от него на всех парах. Адам винил только себя, потому что знал, что скрывать ничего от жены нельзя, но все равно продолжал это делать. Почему? Потому что идиот. Другого объяснения и быть не может. Сейчас была стадия принятия, когда прошел шок, отрицание и проклятья на голову бывшей супруги. А чтобы подсластить эту бочку дегтя, он не убирал с зеркала прощальную записку, чтобы она постоянно мозолила ему глаза и напоминала о самой большой ошибке в его жизни. Мориарти хотела ее выкинуть, он чуть не выкинул ее саму в окно. Сошлись на том, что он почти добровольно пойдет туда, куда она его поведет.
«Идти добровольно за Дьяволом. Я спятил окончательно,» - со вздохом Адам все же рискнул и поднял глаза.
Все было не так уж и плохо: просторное помещение, разделанное на две части для столиком, а другая пустовала, знакомые ему люди, что оживились при виде него. Странно, но он узнал каждого, кто тут был. Странно и подозрительно. При его виде все приветственно поднимали бокалы с чем-то, что напоминало шампанское, и улыбались так сладко, сладко, словно забили рот конфетами. И поздравляли его. С чем? С разводом? Что он идиот? С Ханукой? С Рождеством? Миллер перебирал в уме все значимые даты, но не мог припомнить, что именно сегодня за день. Шабаш ведьм? Жертвоприношение для Мориати, где он в роли агнца? Тайные встречи клуба любителей шитья? Кубинский заговор?
Он отчетливо увидел торчащие рожки на голове брюнетки, когда та обернулась и оскалилась. Именно оскалилась, потому что представить, чтобы Мориарти улыбнулась, ему было сложно. Не то чтобы она не умела этого, но Миллер уже на своей шкуре уяснил, что всегда делает такое выражение лица, когда задумала то, что ему точно не понравится. В принципе, ей было все равно, понравится ему или нет, главное, что Дьявол доволен.
- С Днем Рождения, Миллер!..
… или добро пожаловать в персональный ад, Адам.

Отредактировано Adam Miller (11.03.2016 21:22:33)

+2

3

Селин безумно любила свою семью — в самые трудные и знаковые периоды ее жизни, кто-то из близких непременно был рядом и направлял, поддерживал, заботился. Старшая сестра учила давать сдачу, когда в школе мальчишки начали выражать свой нездоровый интерес, слишком активно таская за длинные кудрявые волосы; отец учил усердию, когда впервые появились проблемы с учебой; младшие братья учили быть терпеливой, особенно в те дни, когда Селин оставалась с ними одна в доме; а мама... Мама учила быть, нет, оставаться всегда человечной и мудрой. Вообще, свою матушку, Кассандру, Селин любила, если задуматься, чуточку больше остальных членов своей большой и крепкой семьи, и дело тут вовсе не в актерских способностях и признанном таланте, нет — Кассандра всегда была и остается в глазах средней дочери тем идеалом женщины, жены и друга, которым она сама хотела бы стать со временем. К счастью, любовь к ближним, внимательность и прекрасное чувство юмора перешли к Селин даже не через воспитание, а в генах — например, с ранних лет девочка любила помогать маме принимать гостей; обычно это были обеды в субботу, и тогда женская половина семьи Блэквуд вставала буквально с первыми лучами солнца, чтобы успеть привести и без того уютный и убранный дом в порядок, а еще — накрыть стол, о котором среди всех друзей и знакомых семейства будут ходить легенды.
Годы шли, менялся круг друзей, стол в обеденном зале в доме Блэквуд, менялся и сам дом, но неизменным оставались планы на субботний полдень — всегда находились те, кто делил обед с Кассандрой, ее мужем и детьми, а если нет, то им было хорошо и в компании друг-друга. После переезда в Нью-Йорк, первое, что сделала миссис Блэквуд — отыскала контакты школьных подруг и предложила как-нибудь собраться всем вместе. Так, дружеские обеды превратились в «женские посиделки», на который активно пытались зазвать и Селин, но та героически сдерживала натиск, не желая выслушивать о том, что «ей уже пора задуматься о чем-то, кроме карьеры». Чем толще становились намеки, исходящие от подруг матери, тем реже перешагивала порог отчего дома Селин.
Минувшая суббота стала исключением.
Впрочем, повод действительно заинтересовал девушку и заставил немного «подвигать» свой график на уик-энд — отобедать вместе с Касс и Линой обещал никто иной, как Коннор Росс. Несмотря на разницу в возрасте, они были очень дружны с Блэквуд-старшей, что не могло обойти стороной и Селин, во многом похожую на мать — найти с актером общий язык не составило труда, и теперь, вместо того, чтобы выслушивать завуалированные намеки на то, что ей пора обзавестись кольцом на безымянном пальце, она могла подшучивать над тем, что «Коннор же в сыновья тебе годится, мама!», а в ответ слышать: «Но мы же просто друзья!».
Впрочем, Селин еще успеет пожалеть о том, что согласилась приехать на кофе к матушке и составить компанию господину Россу.
-...Мне кажется, что это чудная идея, - задорно усмехнулась Кассандра, когда увидела в глазах дочери негодование и некоторую растерянность.
- Ты это сейчас серьезно? - вопросительно выгнула бровь Селин, замерев с чашкой около губ, так и не сделав глоток.
- Заметь — мы даже не пьяны, - хитро улыбался Коннор, внимательно наблюдая за тем, как начинает нервничать его подруга.
- Но ведь я совсем, нет, я его вообще не знаю! - воскликнула девушка и покачала головой, опуская взгляд в кружку, пытаясь уйти от ответа на озвученное предложение. Предложение заявиться на чей-то день рождения, и не просто посидеть за столом и поулыбаться, похлопать поздравлениям и трогательным речам, а... Поздравить его самой!
- Понимаешь... - начал будто бы издалека Коннор, чуть придвинулся вперед к столу и поймал взгляд Селин. Ей казалось, что он так и не перестал ухмыляться, от чего все его слова становились похожими на сценарий к какой-то шалости. - У этого человека сейчас, откровенно говоря, дерьмовый период в жизни. Ему не помешают сюрпризы, а от тебя можно ждать чего-то действительно интересного и качественного, - Селин закатила глаза, но улыбнулась, сгоняя со щек проступающий румянец, - Пошлятины и без того будет достаточно... - а это было сказано Россом в сторону, на что Блэквуд лишь цокнула языком. Его слова теперь звучали, как просьба о помощи, не иначе. Девушка вздохнула, а на ее лице заиграла вымученная улыбка.
- Ладно. Ла-а-адно... Я готова помочь. Предупреждаю: говорить сладкие речи в микрофон я не буду! Но обещаю придумать что-то, что останется в памяти у вашего... Как ты сказал его зовут?
- Адам.
- Вот, у Адама. Останутся у Адама надолго.

Бить в тревожный колокол можно было начинать еще тогда, когда на обеде, просматривая в интернете идеи для подарков мужчине, Селин пришла к выводу, что ничего лучше, чем «незабываемые выходные в SPA» она вряд ли насмотрит, до этого забраковав десяток иных вариантов. Ковыряя листья салата и не отрываясь от ноутбука, Блэквуд вдруг уловила краем уха диалог, что вели две молодые девушки за ее спиной.
- Это было ТАКОЕ шоу, ты просто не представляешь!
- Слушай, ну ведь это девичник, на нем полагается отрываться...
- О да, я бы не прочь повторить это еще на какой-нибудь праздник.
- Хорошо, закажу тебе этих ковбоев на следующий день рождения.

«День рождения...» - эхом пронеслось по сознанию и где-то там же вдруг раздался щелчок. «Да это ведь то, что нужно!», - Селин подскочила со своего места, захлопнув крышку ноутбука и уже было выбежала из кафе, как вдруг затормозила,развернулась и решила уточнить один момент. Вернувшись к столику, за которым сидели барышни, Блэквуд, прикусив нижнюю губу, склонилась и тихо спросила:
- Извините, эм, но мне надо узнать... Под ковбоями вы ведь имели ввиду... Ну... Танцоров?
- Их самых, - задорно прохихикала одна из дам, а потом выудила из кошелька, лежащего на столе, небольшую бумажку с номером, - Рекомендуем, ребята действительно стоящие, - и подмигнула Селин, которая облегченно выдохнула, улыбнулась, и, поблагодарив девушек, резво выбежала на улицу — впереди еще половина рабочего дня, а с танцами она разберется чуть позже, ведь главное, что идея уже есть!

Внешний вид

http://ilarge.lisimg.com/image/5175046/1118full-astrid-berges--frisbey.jpg

В назначенный день Блэквуд была в ресторане чуть раньше положенного — нужно было осмотреть зал и удостовериться, что для девочек хватит места. Да, для девочек — Селин нашла потрясающий клуб, который организовывал выезд своих стриптизерш на разные мероприятия, так что подсказкой-бумажкой из кафе Блэквуд даже не воспользовалась, попросту потеряв ее где-то в недрах своего рабочего стола и еще невесть где... Может и вовсе оставила где-то в родительском доме после того, как встречалась там с Коннором для обсуждения последних деталей, касаемо праздника. Договорились, что в ее внешнем виде должно быть что-то, связанное с подарком — остановились на шляпке, не ковбойской, но в той же цветовой гамме, что и костюмы танцовщиц. Должно было получиться весьма символично. Передав ведущему праздника всю необходимую информацию, Блэквуд отправилась на свое место в ожидании... Звездного часа.
Когда подошла ее очередь, Селин почувствовала, как вспотели ладони — от волнения; она успела подметить удивление в глазах именинника, Адама Миллера, когда среди хорошо знакомых ему голов мелькнула та, кудрявая, которую он не знал, и эта голова намеревалась поздравить его так, будто бы они дружили тысячу лет! Селин набрала побольше воздуха в легкие и, наконец, заговорила:
- Мы с тобой, Адам, не знакомы, но это не помешало мне подготовить тебе нечто особенное... - она улыбнулась и отвела взгляд в сторону, - Все, как ты любишь! - кодовая фраза, после которой ди-джей погасил свет и включил нужную музыку... Да будет шоу!
[audio]http://pleer.com/tracks/8888328C8TY[/audio]
Зал замер в ожидании, Селин — прикусила губу до крови от волнения, и когда, наконец, на сцене показались... Что-о-о?! Три пары МУЖСКИХ ног?! В синих шляпах?!
Сказать, что Блэквуд была удивлена — не сказать ничего. Она была в шоке. В ужасе. В панике. Последнее, что она готова была увидеть — гору мыщц, от которой так и веет тестестероном, подмигивающую в сторону именинника, который, очевидно, такой финт не оценил бы ни при каких условиях. А ведь Селин сказалось, что она все перепроверила самолично! По столу, за которым она сидела, тут же прокатился шепот: «А что у нас, Миллер.. Ну... Того? Решил взглянуть на отношения... Со спины, так сказать?..». Селин понимала, что праздник вот-вот скатится в тартары, хотя по плану она должна была быть его спасительницей. Адам и сидящая с ним брюнетка явно ожидали какого-то пояснения, как и все собравшиеся гости; танцоры же уже подошли к той части, когда нужно срывать с себя одежду и прикрываться теми самыми шляпками... «Кажется, придется пустить в ход и свою», - последнее, что промелькнуло в голове у девушки, пока она поднималась со своего места и походкой от бедра, уверенно вышагивала к сцене. Нагло отодвинув в сторону одного из стриптизеров, Селин... Присоединилась к танцу! Благо, у нее было много аксессуаров, которые можно было снять с себя, пока «мальчики» оголялись полностью; впрочем, под конец номера, они, войдя во вкус, дружно стащили с Блэквуд рубашку — при этом слегка пострадали верхние пуговицы, но зато какой эффект!
Последнее, что она помнила — то, как стихла музыка и она, стоящая посередине сцены, в юбке, прикрывая свой бюст, освобожденный от кружева, чертовой синей шляпой!
Ну, как вам такой сюрприз, мистер Миллер?

+3

4

- Мориарти, бля, какого хрена ты творишь? – схватив брюнетку за локоть, Адам потянул ее на себя, буквально прошипев эти слова на ухо, да еще при этом стараясь улыбаться. Получилось, мягко говоря, хреново.
- Расслабься, Миллер, тебе это полезно, - в руку ему ловко впихнули бокал шампанского. – Такой праздник бывает раз в году, - и снова этот хищный оскал.
Только под взглядом Амелии мужчина ощущал себя как кусок мяса на тарелке. У него было два выхода – молча пережить это или рискнуть выйти отсюда ногами вперед. И это его называют специалистом по расширенным методам допроса? Может, порекомендовать им одного знакомого критика? Нужно запомнить эту мысль.
Пробираясь вслед за бестией к свободному столику, Адам изредка кивал знакомым, в то время как агент ФБР в нем проснулся и сразу же подмечал, кого он знает, кого нет. На удивление среди всех голов только одна попалась ему чужая – молодая женщина, маленькая, хрупкая, словно ее может ветром сдуть, с большими волнующимися глазами, что поправляла синюю шляпку на голове. «А ты кто…» Мысль ускользнула от него так же быстро, как и Мориарти, что силой усадила его за стол и растворилась среди людей. Блаженные секунды спокойствия. Ха! К нему тут же стали все подходить и одновременно поздравлять и сочувствовать. Они напоминали Адаму голодных пираний, что бросились на запах свежей крови, ведь о разводе в семье Миллер знали только единицы, а причину сего события лишь двое.
Где-то на двенадцатом поздравляющем-сочувствующем он готов был голыми руками свернуть мужчине шею, если бы его не отвлек мелодичный голос, обращающийся к нему по имени.
- Мы с тобой, Адам, не знакомы, но это не помешало мне подготовить тебе нечто особенное... – теплая искренняя улыбка, - Все, как ты любишь!
«Как это я люблю?» - уже это приводило в один ужас. Сцена погрузилась сначала в мрак, а потом вспыхнуло несколько прожекторов, направленных прямо в центр. В двух вещах Миллеру нельзя было отказать – это в выдержке и в терпении. Которые в данный момент он ни черта не демонстрировал. Его не просто застали врасплох, а буквально сшибли со стула, по странному стечению обстоятельств на котором он все еще сидел.
Какого…
… хрена?..
Это три пары мужских ног или он ослеп? На придурковатых лоснящихся качков он смотрел как на инопланетян с другой галактики. Даже поморгал несколько раз и, что греха таить, ущипнул себя за руку, чтобы убедиться, что это не сон. К сожалению, нет. Адам был зол. За спиной все стали активно шушукаться, напоминая куриц наседок и обсуждать его ориентацию. Адам был очень зол. Адам хотел встать и перестрелять всех, чтобы убрать свидетелей этого события. Он уже почти договорился со своей совестью и с тем, как объяснить тут массовое самоубийство, как от толпы отделилась фигура и пошла… Нет, чуть ли не поплыла к сцене. Настолько уверенно, что не оставалось сомнений, что она часть этого дурдома, то есть шоу. По кудрявым волосам Миллер узнал незнакомку. И окончательно перестал понимать, что тут происходит.
- Если это твоих рук… - обернулся злой, как черт, мужчина к брюнетке.
- Не мешай, я наслаждаюсь, - отмахнулась Мориарти, даже не слушая его.
Когда-нибудь он выкинет ее в окно, а пока можно греть себя это мыслью. Опрокинув бокал шампанского, Миллер повернулся к сцене, чтобы уже на принявшую дозу шампанского голову посмотреть на творившееся безобразие и едва не подавился вышеупомянутым алкогольным напитком. Ладно, он бы стерпел этот прикол, но теперь на сцене танцевала та самая кудрявая голова, стаскивая с себя вагон и маленькую тележку аксессуаров ленивыми плавными движениями, будто всю жизнь только и занималась тем, чтобы вот так медленно с грацией скидывать с себя украшения. Мужик есть мужик, поэтому качки отошли даже не на второй план, а на третий, заставляя все внимание сосредоточиться на странном создании женского пола.
Пока не раздался треск, рубашка не отлетела за спину, а следом за ней и верхняя часть нижнего белья. Адам подавился во второй раз. Музыка стихла, оставив «танцоров» в чем мать родила, прикрывая все свои достоинство шляпками, и это чудо в… кхм. Тоже шляпе.
- Неплохо, - первой похлопала Мориарти, за ней усиленно подтянулись другие.
Миллер же был в состоянии Халка – крушить, ломать. Если Амелия не причем, то оставался только один человек, что мог так ему подпортить жить. Коннор, мать его, Росс. И по наглой смеющийся неподалеку роже, он понял, кто виновник так называемого торжества. Отобрав бокал с шампанским у брюнетки, приняв дозу для храбрости, Адам пошел поговорить с Россом. Просто побеседовать, о проблемах насущных, о политике, погоде и о том, как его кулак только что прилетел в наглую морду.

+3

5

Вчера я был трезв. Господи, так нельзя...
Но там, где кончается логика, там всегда помогут друзья!

Фредерик Ренар Капоне очень любил халяву. Бывает, позовет его баба, с которой он спал раз или два, на день рождения незнакомого мужика, а он возьмет - и придет. Напьется как сволочь и начнет творить непотребства.
Но в этот раз что-то пошло не так.
Но начнем с самого начала.
За пару дней до часа икс приходит Капону сообщение от некой мисс Мориарти (по совместительству, женщины, с которой он провел пару ночей, которые даже после похмелья не сказать что хочется забыть), с приглашением в ресторан. Но Фред же не дурак, он поинтересовался, откуда столько внимания к его персоне, и что ж там будет такое. Мориарти пообещала выпивку — об остальном можно было молчать, Капон бы сорвался сразу, но вот беда — еще два дня. В день икс молодой человек надевает на себя костюм, любимые трусы супермена, красный галстук с белыми овечками (и одной черной, конечно) и вторые по удачливости носки и отправляется в назначенное Мориарти место встречи.
Будем откровенны, Капон даже в самых глубинах своей души не имел ни малейшего понятия, кто из собравшихся именинник. По шепотку и разрозненности бесед адвокат (он же владеет дедукцией, это вам не против ветра писать) решил, что виновника торжества еще нет. Отсутствие Амелии его, впрочем, несколько насторожило. И, недолго думая, Фред почти из воздуха достает пустой стул и садится к парочке чирикающих дев.
-Здравствуйте, дамы, - ему не нужно даже улыбаться, его нежное грассирование все делает за него и девушки к нему уже оборачиваются, выясняя, из какой он части Франции и как ему Нью-Йорк. Фред растекается в блаженной улыбке, такой, знаете, какая могла бы быть у кота, увидевшего ведро, огромное, мать его, ведро сметаны.
-И ты тут? - послышался за спиной слишком знакомый голос. Знакомый настолько, что улыбка сползла с лица Капона, пока он медленно, как в фильмах ужасов, поворачивался на голос. Не показалось. Там, спрятавшись в слепой зоне, оказался за спиной Коннор. У Фреда аж ягодицы сжались от ужаса, ведь с Коннором у него были совершенно особенные отношения, тянущиеся за Фредом шлейфом позора всей семьи уже не один год. Дело, в общем, в том, что у Фреда есть старший брат Бен. И Бена родители любят. Бен у них умница, красавец неземной, еще и фирма у него своя. А Фред так, случайно получился и вообще не радует. Капон-младший, конечно, еще в глубокой юности брата за втайне ненавидел. А потом осознал, что брат у него, ко всему прочему, еще и по мальчикам ходок. И все бы ничего, Фред вообще никогда не хотел быть похожим на брата, просто из принципа, а особенно в этом, но разум подтачивал червячок сомнения, ведь феномен гомосексуальности не изучен, быть может, у брата есть какой-то бракованный ген, который сидит где-то и во Фреде. К чему же здесь Коннор, спросите вы. А Коннор «мать твою, не подходи ко мне со спины» Росс — любовник его брата. И нет, Фред совсем не мнительный, но время от времени, он может поклясться, ловит взгляд этого актеришки на своей заднице.
-Нет, - гордо ответил Фред, отказывая себе в существовании, лишь бы Росс не подобрался к нему поближе. А то еще заразит своей гомосятиной, а Фреду что делать? Таблетки ведь не придумали...
Эта трогательная сцена встречи двух старых знакомых с публичным расшаркиванием и поклонами (главное, спиной не поворачиваться, когда кланяешься), продлилась бы еще, но именинник в сопровождении Мориарти прервал накал страстей. И позволил чуть-чуть расслабить булки, потому что гей за спиной — опасность похлеще появления на стройке без каски.
Именинник уселся — и зазвучали первые тосты. Вот встала миловидная девушка (Фред проклял себя, что сначала увидел тех, что сидят рядом, а не ее), и произнесла тост. А после — появились стриптизеры. Тут Капоне подумал, что кто-то его когда-то проклял и его будут преследовать геи до конца жизни. Ну какому еще имениннику будут дарить мужской сриптиз. Фред разрывался между желанием свалить куда подальше из этого рассадника гомосятины, но его останавливало природное любопытство и телефон, на который он уже снимал стриптиз, чтобы сказать всем друзьям, что теперь — он видел все. К вящей радости Капона к мужикам присоединилась и хрупкая дама (а он снимает, вы не сомневайтесь), с которой Фред уже собрался познакомиться еще поближе. Особенно после того, как она осталась чуть ли не в одной шляпке. Конечно, только для того, чтобы эту шляпку у дамы вежливо забрать. Он нажимает на экран телефона, сохраняя навсегда в памяти своего айфона мужской стриптиз (смотреть не значит быть геем, правда же?), и хотел было отправиться за голубой шляпкой девушки, как события вокруг начали стремительно развиваться: именинник (кажется, кто-то говорил, что его зовут Адам), бросился к Россу и... дал ему по морде. И, благодаря поразительной чувствительности задницы Капона, которая всегда знает, где произойдет какой-нибудь знатный провал, которым можно будет кого-нибудь шантажировать, он начал снимать это за мгновение до удара. Который заснял во всех подробностях. Коннору точно понравится, он очень удачно вышел!
[nick]Frederic Kapone[/nick][status]I have a right to call my avocado![/status][icon]http://sa.uploads.ru/IDeBW.png[/icon][sign]Поверь, я не сволочь:
Просто ты кислота, а я, всё-таки, щёлочь.
Не злись на меня, не противься природе,
Ты – осадок на дне. Я – радикал на свободе.
[/sign]

Отредактировано Matthew Sallivan (05.01.2017 22:16:00)

+4

6

Если быть честными, танцовщица внутри Селин умерла давным-давно, еще в детстве, когда ее через силу заставили заняться бальными танцами – когда твоя мать актриса, особо не приходится выбирать те дополнительные кружки, которые ты будешь посещать после школьных занятий; Кассандра, в общем-то, не стремилась вырастить из младшей дочери гения театральной сцены, но все равно считала, что успешная современная девушка, в которую должна будет превратиться Селин, должна быть прекрасным оратором, кулинаром, а еще – должна уметь танцевать, и полонез, и вальс, и, разумеется, стриптиз. Понятное дело, что десятилетнюю девочку отправлять танцевать на пилон она не собиралась, поэтому, в качестве «разминки» - те самые пресловутые танцульки под классическую музыку. Взрослой женщине, быть может, понравилось бы погружение в атмосферу прошлых веков, а непоседливому ребенку – едва ли. В итоге, героически проходив на занятия (периодически без зазрения совести прогуливая их) три с половиной месяца и успев за этой время: а) изжить из школы своего первого партнера по танцу; б) не задумываясь о последствиях ляпнуть преподавателю, что «кажется, это боди Вам немного не по размеру. Как это почему? Вы что, складки? Вот эти, чуть ниже живота же…»; в) потерять купленное перед отчетным концертом дорогущее платье, просто-напросто оставив его в «МакДоналдсе», куда они с отцом зашли перекусить. Кажется, этого хватило для того, чтобы понять, что танцы – не то, к чему лежит душа и тело у юной мисс Блэквуд, потому как Кассандра, обреченно вздохнув, забрала дочь из досугового центра, в тайне продолжая надеяться на то, что как только она превратиться из гадкого утенка в прекрасного лебедя, сама залезет на пилон или наденет форму университетской группы поддержки – ее дочь непременно должна всегда быть в центре внимания.
Надо полагать, что если бы матушка увидела сегодняшний «дебют» Селин, то была бы довольна, и дело не в самом танце и неумелых движениях, которые вызывали огромный спектр эмоций у зала, начиная от удивления, смятения и интереса, заканчивая гомерическим хохотом и желанием встать, снять бедняжку со сцены и укутать в теплый плед – иными словами любых, кроме тех, которые вообще должен вызывать стриптиз. Есть вероятность, что сидящих в зале гетеросексуальных мужчин больше возбудили движения ковбоев на сцене, чем незнакомки в шляпке, в последний момент вклинившейся в представление.
Когда музыка стихла, Селин с ужасом осознала, что ей надо пошевелиться, спуститься со сцены и в идеале сесть обратно, на свое место. И даже звучащие аплодисменты не могли сгладить всей той неловкости сложившейся ситуации. В голове не было адекватного объяснения тому, что произошло, да девушка и не знала, надо ли вообще что-то объяснять, или о неудачном начале «номера-поздравления» уже все забыли?.. Светящие прямо в глаза софиты делали огромную услугу – мешали рассмотреть выражение лиц, сидящих за столами, в том числе и лица именинника. Вот с Адамом Блэквуд больше всего боялась пересекаться. Сейчас, в этот вечер, в этот год, вообще в этой жизни! Если можно было бы сделать так, что при появлении Адама в радиусе двадцати метров Селин становилась бы для него невидимкой, то она непременно бы воспользовалась такой способностью – видимо иначе им в одном городе не ужиться, а Блэквуд не смыть с себя то пятно позора, которое легло на ее хрупкие плечи. Однажды она уже попадала в похожую неловкую ситуацию…

Все беды всегда начинают со слов: «А спорим, что ты…». Это действует, как красная тряпка на быка, несмотря на то, что Селин считает себя человек абсолютно не азартным, способным сохранить голову и устоять перед лицом любого змея-искусителя. Но когда кто-то начинал сомневаться в определенных способностях девушки или желал увидеть их применение воочию, то тут у эльфа срывало крышу, и она бросалась в омут с головой, доказывая, что не просто так возомнила себя сведущим в чем-то человеком. Особенно яро начинала Блэквуд что-то доказывать и принимала вызов, если под удар ставились ее исключительные навыки – как например, умение готовить изумительное ризотто с белыми грибами. Учитывая, что на кухне ее вообще можно было редко когда застать, чаще всего – нарезающей пару бутербродов на завтрак или засовывающей в микроволновую печь попкорн для просмотра фильма, то ризотто и правда было верхом ее кулинарных талантов. Впрочем, ее старания быстро запали в душу всем, кто пробовал блюдо, приготовленное по ее собственному рецепту. И дернул же черт ее университетского товарища, с которым она согласилась пообедать, повстречавшись на семинаре по развитию одного интересующего Селин, как специалиста, работающего в крупной компании, направления, сказать следующее:
- Хм, недурно здесь готовят ризотто, - вилка с рисом отправилась в рот молодого человека и его губы растянулись в довольной улыбке, - Ммм, черт, как же вкусно!
- Что, неужели вкуснее моего? – без задней мысли усмехнулась Селин, почти не задумываясь о том, к чему это приведет. Она знала, что готовит ризотто так, что невозможно не попросить добавки – к чему лишний раз подтверждения? Просто к слову пришелся вопрос.
- Да, - выпалил парень и тут же поперхнулся рисовым зернышком, поймав на себя яростный взгляд, полный непонимания и возмущения.
- То есть как это «да»?..
- Я хотел сказать, что… - он нервничал и запивал водой проклятое ризотто, вставшее поперек горла, - Да-а-а, не твой рецепт, конечно, а вот если бы они приготовили по нему… - идея, как вытянуть себя из болота, в которое сам же угодил, пришла спонтанно, - А что, слабо тебе сейчас встать, пойти на кухню и настойчиво попросить шефа приготовить ризотто так, как это делаешь ты?
Теперь давиться настала очередь Селин. От внезапного поворота и от того, что этот гад посмел в ней сомневаться!
- Знаешь что… - салфетка с колен летит на стол, край даже попадает в сливочный соус на тарелке, - Я прямо сейчас пойду и сделаю это, - фыркнула Блэквуд и, выпрямив спину, направилась прямо по направлению к двери с круглыми оконцами, ведущей в кухню, невзирая на возгласы официанта, что «ей туда нельзя!». И какая удача, что шеф, определить коего Селин смогла по униформе, стоял сразу после входа в помещение, отчитывая официантку за какой-то незначительный косяк.
- Мистер… - взгляд на бейдж с именем, - Донован! Могу ли я украсть пару минут Вашего времени? – проблем с общением с людьми у девушки не было, в конце концов, ее работа состоит в том числе непосредственно из налаживания разного вида коммуникаций, - Всего пару минут!
Шеф, не ожидая напора и вообще гостей в этой части ресторана, молча кивнул, ловя взгляд застывшего в дверях официанта, разводящего руки в сторону и пожимающего плечами. Селин же выдохнула, чуть улыбнулась и… Начала свое обращение. Она говорила быстро, даже, наверное, слишком.
- Вы знаете, мы с моим другом обедаем у Вас и попробовали ризотто с белыми грибами, и оно нам понравилось, да! Мы даже оставим чаевые официанту и придем к Вам еще, но в следующий раз, не могли бы Вы приготовить его немного… - она сощурилась и выставила пальцы вперед в жесте, показывающем визуальную характеристику терминами «немного», - По-другому.
- По-другому?.. – переспросил шеф и его бровь поползла вверх.
- Да. У меня есть рецепт… - Селин оглядела помещение в поисках ручки и бумажки и заметила торчащий из кармана все того же официанта блокнот. Выхватив его, через плечо бросив «спасибо», она прислонилась к стене и наспех принялась расписывать свой рецепт. – Он очень простой! Главное: не забыть про каплю лимонного сока, который добавляется в зажарку из лука и моркови при пассировке. И, конечно же, базилик, куда же без базилика!– поставив точку, Блэквуд передала лист в руки шефа, глаза которого стали размерами с теннисные мячи от невиданной наглости, что демонстрировала гостья. – В следующий раз мы зайдем к вам во вторник, через неделю, - улыбнулась она перед тем, как пожать свободную руку шефу, кивнуть другим собравшимся поварам, подмигнуть официанту и выйти с кухни, громко выдыхая.
Разумеется, что в этот ресторан она больше ни ногой.


Впрочем, как и в этот, где было устроено празднования дня рождения, и в это раз для этого даже не пришлось брать ее на «слабо», она сама все сделала! В голове никак не укладывалось то, что ее заказ умудрились перепутать таким ужаснейшим образом – Селин бы поняла и не так волновалась бы, если на сцену вместо девочек в шляпах вышли бы толстушки и устроили танцы живота, потому что это еще можно как-то объяснить. А сейчас ей оставалась только стыдливо завязывать рубашку в узел на груди (потому что отыскать бюстгальтер не получилось) и поскорее ретироваться со сцены, желательно куда-нибудь вглубь зала, желательно поближе к выходу, и плевать даже на оставленному за столом сумку. В попытках найти ответ на вопрос: «где, мать вашу, я так умудрилась просчитаться?!», Блэквуд чуть было не упустила из виду именинника, который, встав из-за своего стола, несся куда-то, с уверенностью сжимая ладони в кулаки. Она прищурилась, наблюдая за перемещениями Адама, и в тот момент, когда до нее донесся звук опускающегося на чье-то лицо кулака, которому предшествовал красочный хохот во весь голос, то поняла, что голос-то этот ей знаком!
- Россссс… - прошипела себе под нос Селин, как-то разом меняясь в лице и выпрямляясь в спине; она перестала походить на забитого птенчика, став одномоментно разъяренным нахохлившимся воробьем. Единственное, что хотелось сейчас сделать – ввалить Коннору крепче, чем это только что сделал Адам. Но, когда она подбежала к месту, ставшему альтернативой ринга, то ей внезапно стало страшно – а что, если они поубивают друг друга сейчас? Это же не русская свадьба, чтобы вносить в нее разнообразие через драку!
Влезть между двумя мужчинами никак не получалось, вместо этого Селин то и дело уклонялась от летящих в ее сторону локтей; это бы продолжалось еще черт знает сколько, если бы она вдруг не выпалила:
- Хватит! Эй, вы… - попыталась встать между мужчинами, но ее оттеснили назад, - Да прекратите же! – выставив руки вперед она все же сделала так, чтобы Адам и Коннор отпустили плечи друг друга, - Адам! Теб…Вам было мало стриптиза? Что ж, могу предложить Вам посадить вместе дерево и построить дом, в котором будем воспитывать наших прекрасных детей – мы ведь с Вами оба, определенно, хороши собой! Ну, как Вам такая идея? – реакция была в точности такой, которой Блэквуд и добивалась. Желание драться уступило дорогу полному непониманию, нарисовавшемуся на лице господина Миллера. – Вы пока подумайте, а то у меня тут есть еще один вопрос к вот этому… - она развернулась в сторону Коннора и сквозь зубы процедила, - Кадру… ТЫ ЧТО, ОХРЕНЕЛ СОВСЕМ, РОСС?!– завопила во всю силу своего звонкого голоса Блэквуд, смачно хватая друга за плечи и пытаясь отыскать в его глазах хоть зачатки совести.
Поиски были обречены на провал.

+3

7

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
С Адамом Миллером Коннора связывали поистине особые отношения – невзлюбили они друг друга, кажется, с первой же встречи. Под проницательным, почти немигающим взглядом темных глаз этого мужчины Россу мгновенно становилось не по себе, и он явственно чувствовал, будто тот видит его насквозь, видит гораздо дальше столь тщательно выстроенного им безупречного образа и всех тех масок, за которыми он так привык прятаться. Если ощущение это не порождалось исключительно его разыгравшейся паранойей, и Адам действительно подмечал в поведении актера некую фальшь, одного этого наверняка было вполне достаточно для ответной неприязни, которая, впрочем, то и дело активно подпитывалась взаимными колкостями – чувствуя себя несколько уязвимым в его обществе, Коннор «защищался», пуская в ход всю свою язвительность, Миллер же, в свою очередь, никогда не оставался в долгу.
Но, благодаря Мориарти, общаться им все-таки приходилось, и приходилось достаточно часто, что вынудило обоих так или иначе смириться с необходимостью как-то сосуществовать вместе. И, хоть они не прекращали плеваться ядом при каждом удобном случае, со временем Росс к мужчине привык, даже в некотором роде привязался. Разумеется, до друзей им все еще было очень далеко, но Коннор все же испытывал к Адаму нечто сродни уважения, и, так сказать, ему не было совершенно наплевать, что происходило у того в жизни. Так что, идею Амелии устроить их общему приятелю превосходный день рождения, чтобы тот немного развеялся и отвлекся от свалившихся ему на голову неприятностей, ирландец воспринял со всем возможным воодушевлением и, конечно же, без всяких колебаний согласился принять непосредственное участие в организации сего празднества.
Привлечь к намечающемуся действу Селин у него вышло, можно сказать, случайно – обедая вместе с девушкой и ее матерью незадолго до этого знаменательного дня, он совершенно спонтанно и скорее из чистого любопытства предложил мисс Блэквуд присоединиться и собственнолично поздравить незнакомого ей именинника. Уговорить ее не составило особого труда, особенно учитывая тот факт, что Блэквуд-старшая его затею всецело поддержала; всего-то потребовалось слегка надавить на жалость, представив это как искреннюю просьбу о помощи, и мягкосердечная девушка сдалась. Так что, оставалось лишь дождаться праздника и наслаждаться неловкой сценой подстроенного им знакомства.
Когда же при следующей встрече Селин поведала ему о придуманном ею подарке, Коннор был, мягко говоря, удивлен – от этого невинного создания он ожидал скорее корзинку с цветами и котятами, но никак не стриптиз. Тем не менее, они благополучно обговорили все детали, и, казалось бы, на этом данный вопрос можно было считать решенным. Но именно тогда на глаза Россу попалась крохотная бумажка с номером телефона, по рассеянности оставленная девушкой на столике, и именно эта на первый взгляд совершенно незначительная ошибка оказалась роковой как для нее, так и для Адама. Тут-то и зародился коварный план. Не мог же Коннор упустить столь заманчивую возможность сделать день рождения Миллера по-настоящему фееричным и незабываемым?

---

Убедившись, что все идет в точности так, как он запланировал, Росс нетерпеливо слонялся по залу арендованного для празднования ресторана, ожидая, пока гости соберутся, вдоволь наобщаются и, наконец, рассядутся за столики. Ничего не подозревающая Селин уже была на месте, вскоре появился и Адам в сопровождении Мориарти; именинник, к слову, выглядел не слишком счастливым и, кажется, предпочел бы оказаться где угодно, лишь бы подальше отсюда. Ничего, он еще не знает, что предстоит ему дальше. Как, впрочем, и кто-либо другой – о намерениях Росса из присутствующих не догадывалась ни одна живая душа; он долго раздумывал, говорить ли Амелии, но все-таки решил не портить ей сюрприз. Он точно знал – уж она-то должна оценить.
К своему немалому удивлению, Коннор заметил неподалеку одну очень знакомую кудрявую голову. О, с Фредом у него тоже были совершенно особые отношения, тянущиеся на протяжении вот уже многих лет – познакомились они, когда Капону-младшему было около пятнадцати-шестнадцати, и Росс нещадно дразнил его за подростковые прыщи; Фредерик же упорно звал их с Беном педиками и многозначительно дарил Коннору голубые галстуки на день рождения. Кроме того, Фред был свято убежден, что гомосексуальность заразна и передается воздушно-капельным путем. Всячески издеваться над гомофобами и без того одно из излюбленных занятий Росса, но, когда они реагируют настолько бурно и забавно, как этот кадр… Неужели никак не мог понять, что тем самым только провоцирует, или он латентный и подсознательно нарывается?.. В любом случае, пройти мимо Коннор просто не мог.
- И ты тут? - негромко поинтересовался он, почти бесшумно подкравшись к своей жертве сзади, и не без удовольствия наблюдая за тем, как тот в ужасе оборачивается. Эффект, на который он рассчитывал, был произведен. И голос Фред сразу узнал, в этом можно было не сомневаться.
- Нет.
Останавливаться на этом Росс, само собой, не собирался, но тут настало время поздравлений, и ему пришлось отступить. «Ну ладно, пока живи», – с долей разочарования подумал он, нехотя оставляя молодого человека в компании парочки миловидных дам, с которыми тот беседовал до его появления, и отправляясь на свое место. Ничего, до невыносимого младшего братца Бена он всегда успеет добраться, а сегодня… Сегодня у него была цель покрупнее.
Долго дожидаться не пришлось; Селин, заметно волнуясь, объявила о своем подарке, и, наконец, на сцене показались они. Звезды этого вечера. Накачанные стриптизеры, которых Коннор, разумеется, отбирал лично – не то, чтобы он сам был от таких восторге, типаж все же не его, но ради Адама только самое лучшее и никак иначе. По помещению мгновенно прокатился шепот усомнившихся в ориентации именинника гостей, а ковбои, невозмутимо подмигнув виновнику торжества, принялись за танец. Росс же на тот момент уже едва не скатился от смеха под стол.
Мимолетного взгляда на Адама было достаточно, чтобы понять, что тот просто в ярости. А бедняжка Селин, несомненно, пребывала в ужасе, и Коннору даже стало немного совестно – она нравилась ему, и это явно не тот человек, которого хотелось бы столь подло подставлять подобным образом, но… Так уж сложились обстоятельства. Да и ничего непоправимого не случилось. После выступления ирландцу все равно пришлось бы взять вину на себя, если и без того не очевидно, чьих рук это дело. Но тут произошло то, чего Коннор предсказать никак не мог – девушка вдруг направилась к сцене и, отодвинув одного из уже полуголых стриптизеров, решительно присоединилась к ним. Решила спасти ситуацию?.. Мальчики, стоит отдать им должное, ничуть не растерялись, импровизированно включив ее в свой танец.
Пусть ее удивительная самоотверженность весьма похвальна, благоразумная мисс Блэквуд и стриптиз – понятия, как и следовало ожидать, едва ли совместимые. Вот если бы вызвалась Мориарти – все было бы в порядке вещей, но точно не это хрупкое невинное создание… Так что зрелище, представшее перед ними, было скорее из области «обнять и плакать» (ну или «ржать сквозь фейспалм», как делал Росс); даже смотреть неловко, но любопытство пересиливало. Когда танцоры дружно сорвали с нее рубашку, Коннору стало почти стыдно. И как теперь объяснять это ее матери?.. Хотя, что-то подсказывало ему, что как раз с этим проблем не возникнет. Кассандра женщина современная, понимающая, да еще и актриса, вряд ли она станет делать из подобного трагедию. Должно быть, наоборот только порадуется звездному часу дочурки. К тому же, на сцену Селин никто не толкал, а раздеваться тем более не заставлял, она все сделала сама и добровольно, так что совесть Росса практически чиста. Да и какое вышло шоу!
Не в силах перестать смеяться, Коннор едва не упустил тот момент, когда под звуки аплодисментов взбешенный Адам резко подскочил со своего места. На удивление быстро преодолев добрую половину зала, тот подлетел прямо к нему и весьма ощутимо врезал по морде. Что ж, в одном можно быть уверенным – раз именинник ни секунды не сомневался, кого бить, почерк Росса действительно узнаваем. Конечно же, он мог бы ударить в ответ – драться он умел, и это никогда не было особой проблемой, но… Бить человека в его же собственный день рождения, наверно, не очень красиво. Особенно учитывая то, что сам получил очень даже за дело. Поэтому оставалось лишь одно – попытаться как-то удержать Адама, чтобы не получить по лицу еще раз. Что, кстати, не самая легкая задача, когда тебе все еще до жути весело.
Через несколько мгновений между ними безуспешно попыталась влезть Селин, которую они, элементарно не заметив, кажется, едва не пришибли.
- Адам! Теб…Вам было мало стриптиза? Что ж, могу предложить Вам посадить вместе дерево и построить дом, в котором будем воспитывать наших прекрасных детей – мы ведь с Вами оба, определенно, хороши собой! Ну, как Вам такая идея?
А вот на это не обратить внимания было просто невозможно. От выданного ею Коннор аж подвис – эта девушка не переставала поражать его. Реакция Адама оказалась почти идентичной – тот от услышанного тоже впал в полнейшее замешательство, и желания драться, к некоторому облегчению Росса, у него несколько поубавилось. По крайней мере, пока. Но, когда Селин развернулась к нему, ирландец понял, что радоваться еще слишком рано. И, возможно, бояться ему стоило вовсе не Миллера.
- ТЫ ЧТО, ОХРЕНЕЛ СОВСЕМ, РОСС?!
Вцепившись в его плечи, девушка завопила так, что он едва на месте не подскочил. Впрочем, удивлен Коннор был только тому, что она не попыталась завершить начатое Адамом. Иначе зачем вообще нужно было встревать между ними? В его понимании, с ее стороны было бы куда логичнее позволить Миллеру продолжать экзекуцию, или же помешать ему только для того, чтобы взять эту почетную миссию на себя. Иных разумных причин разнимать их Росс не видел.
- Селин! - Он даже слегка растерялся. Когда тебя хотят убить, реагировать почему-то проще. Но когда на тебя смотрят глазами обиженного олененка Бэмби в попытках достучаться до совести… Становится как-то не по себе. Но даже это не заставило его сожалеть о содеянном. - Мне жаль, что так вышло, - начал он, из последних сил пытаясь изобразить на лице искреннее раскаяние. Росс мог поклясться, что играть на сцене театра куда проще, чем в данный момент справиться с единственной, но крайне важной задачей. Не ржать. - Просто… Я же говорил, что у Адама сейчас крайне тяжелый период в жизни. И, так как обычные методы уже не действуют, я подумал, что ему необходима серьезная встряска, чтобы выйти, наконец, из этого состояния, - а звучало даже убедительно, почти ведь не врал. Просто забота у него такая. Своеобразная. Чего только не сделаешь ради друга, верно? - Видишь, я не был так уж не прав – он определенно отвлекся от своих проблем. Он уже не предается унынию в обнимку с бутылкой, а страстно жаждет свернуть мне шею. Прогресс, не иначе.
Краем глаза он заметил на заднем плане снимающего происходящее на телефон Фреда. Вот же мелкий засранец… Что он тут, кстати, вообще забыл?.. Жестами показав, что убьет нафиг (и мобильник засунет в какое-нибудь интересное место), Коннор снова переключил внимание на девушку.
- Разумеется, мне было неловко тебя подставлять, но все получилось в последний момент, и я думал, что объясню после выступления, - продолжил оправдываться он. - Мне и в голову не приходило, что ты решишь сделать нечто… - махнул рукой на кое-как завязанную рубашку, под которой явно ничего не было, - такое…
На этом моменте ему потребовалось немедленно закругляться, так как Миллер, наконец, вышел из состояния оцепенения, в котором пребывал до сих пор, и, кажется, воспылал желанием размазать его по стенке этого чертового ресторана с еще большей силой. Очнулся он, к слову, весьма своевременно – Россу пришлось заткнуться прежде, чем он успел продолжить свою «оправдательную» речь, ляпнув девушке что-то вроде «у тебя, кстати, замечательно получилось. Случайно не приходилось делать ничего подобного раньше?». Комплимент вышел бы довольно сомнительным, и это ангельское создание, окончательно озверев, вероятно оторвало бы ему голову даже прежде, чем до него удалось бы добраться Миллеру. И, пока Адам бережно отодвигал с дороги Селин, Росс уже оказался с другой стороны ближайшего к ним стола, таким образом, что предмет мебели выполнял роль преграды между ними.
- Миллер, угомонись, черт возьми! - последняя попытка воззвать к голосу разума. - Благодаря мне прекрасная девушка только что станцевала тебе стриптиз, что тебе еще, мать твою, надо?
Он же не станет за ним вокруг стола гоняться? Или станет?..

Отредактировано Connor Ross (17.04.2016 19:55:38)

+5

8

Мог ли этот день рождения быть еще хуже?
«Нет», - думал Адам.
«Да», - отвечала ему интуиция.
Как же сильно он ошибался, предполагая, что все закончится на его ударе и можно будет свалить с чистой совестью, забыв весь этот сущий кошмар. Как бы ни так, ведь это Коннор Росс, с которым их связывали поистине особые отношения. К знакомству с Мориарти он прилагался как бесплатный бонус, за него Миллер готов был и заплатить, лишь бы забрали обратно и перед глазами он не маячил. Никогда еще не было такого случая, чтобы человек ему не понравился с первой же встречи, когда ты не знаешь ни имени, ни привычек, ни места работы – ничего. Всегда проницательная интуиция Адама в этот раз молчала в тряпочку, уступая место неприязни, что выливалась в колкости и постоянные словесные стычки. До сегодняшнего дня. Врезать Россу он хотел давно, что уж греха таить, если мужчина постоянно нарывался. Приколист хренов.
Адам всегда относился к своей дополнительной работе без эмоций, не испытывая ни наслаждения, ни ужаса, ни удовлетворения от того, как мучились допрашиваемые, но сейчас он с удовольствием встретился бы с Россом один на один на своей территории. И эта мысль приятно грела душу. Он уже был готов ввязаться в настоящую драку, несмотря на то, что Коннор не ударил в ответ, на грушу для битья он походил мало, если бы между ними не вклинилась кудрявая знакомая голова.
- Адам! Теб… Вам было мало стриптиза? Что ж, могу предложить Вам посадить вместе дерево и построить дом, в котором будем воспитывать наших прекрасных детей – мы ведь с Вами оба, определенно, хороши собой! Ну, как Вам такая идея?
Миллер буквально завис, смотря на девушку так, словно видит ее или не видит одновременно. «Откуда ты вообще взялась? Кто ты?..» Если это был способ охладить пыл, то он сработал безотказно. Мужчина вообще забыл, что он хотел еще раз врезать шутнику… Не так, он вообще забыл, о чем думал, смотря на эту… сумасшедшую. Иного определения к незнакомке и не подобрать.
Сумасшедшая же стала орать на Росса, вцепившись в его плечи так, как несколько секунд назад делал он. Маленькая хрупкая девушка пытается встряхнуть этого кабана. Адам даже сочувствием проникся к ней, не одному ему этот гад жизнь портит, что-то говоря о тяжелом периоде и встряске. Он и не прислушивался, все еще пребывая в шоке от услышанного, и явно это не было дело рук Коннора. «Какой дом? Дети? Что вообще происходит?!» Перезагрузка.
- … Мне и в голову не приходило, что ты решишь сделать нечто такое…
Впрочем, сейчас лучше сосредоточиться на Россе, с ним-то и так ясно, что делать, а брюнетку он реально начинал бояться. Тряхнув головой, он положил руки на талию… Селин, кажется, приподнял вверх и отставил в сторону, перехватив ее взгляд. Рассержена, даже взбешена, впрочем, как и сам, но делить «добычу» Миллер не собирался, разве что, когда накостыляет Коннору достаточно, чтобы унять гнев.
- Миллер, угомонись, черт возьми!
- Разбежался, - сквозь зубы бросил Адам, с интересом рассматривая преграду в виде стола между ними.
– Благодаря мне прекрасная девушка только что станцевала тебе стриптиз, что тебе еще, мать твою, надо?
- Твою голову на блюде, Росс,  - он стал обходить предмет мебели, его движения в точности повторял и шутник.
Кружить вокруг стола можно часами, поэтому Миллер сделал обманный маневр, который к слову сработал только раза с четвертого, и вдарил говнюку еще раз. Он рассчитывал на ответный удар, но не так скоро, поэтому не успел хоть как-то заблокировать кулак, летящий ему в плечо. Не сильная, но тупая боль на время вывела из строя левую руку. Можно было влезть в шкуру мазохиста и продолжить махач, благо осталась правая рука, что отправила Росса в короткий полет в сторону стола, если бы не одна маленькое и незначительно «но»: актер крепко схватил его за ворот пиджака и они вместе отправились в незабываемое путешествие. Вес двух взрослых мужиков бедный предмет мебели не выдержал и рухнул, развалившись на две части с жутким грохотом и хрустом ломающего дерева, чуть тише звучала разбитая посуда.
В зале, как и между дерущимися, воцарилась тишина, через несколько длинных и тягучих мгновений, Адам услышал что-то вроде «просим вас удалиться» или тому подобное. Плевать, сейчас его разрывало между желанием проверить, не переломал ли он себе что-нибудь, и убедиться, как сильно досталось Коннору. Убрав с лица листок салата, мужчина попытался приподняться и аккуратно сесть, что удалось не с первой попытки. Упал он на спину, к счастью, ничего не сломал, открытых ран нет – пара мелких царапин и синяков, да костяшки пальцев побаливали. Голова гудела как проклятая, то ли от подставы Росса, то ли от слов Селин, то ли от того, что сейчас он ненавидел весь мир. По правую руку что-то застонало и зашевелилось под скатертью, к сожалению, рядом ничего не было, чтобы вылить это на хренова шутника, да и так у него макушка была в каком-то белом, мать его, соусе.
Тяжелый вздох от кудрявой головы, что с ужасом взирала на происходящее, какой-то парень снимал все на телефон, остальные стремительно уматывали удочки, чему Миллер был несказанно рад. Все мысли сейчас были о том, как вернуться домой, принять душ и никогда больше не соглашаться куда-то пойти с Амелией, особенно по праздникам… Кстати, о ней… Только Адам вспомнил о боевой подруге, как она сама предстала во всей красе…
Среди всего этого шоу раздался хохот Мориарти.

+3

9

Внешний вид

https://67.media.tumblr.com/c043b50d9be37fbb656017bf2c6686a0/tumblr_oh9aby38Nj1us77qko1_540.png
https://66.media.tumblr.com/1026b3199bf4769589ed5cdf6609d241/tumblr_oh9aby38Nj1us77qko2_1280.png

Мориарти любила праздновать день рождения только в том случае, если он был не ее – навязчивая мысль о том, что ничто и никто в этом мире не вечны, и даже уже заработанные нули, покоящиеся на ее банковском счете не способны обратить время вспять, а пластическая хирургия и косметология дает только отсрочку, но в конечном счете «день Икс» наступит, и тогда она проснется, посмотрит на себя в зеркало, увидит там старуху с глубокими морщинами на лице и сединой в волосах, и, вероятно, тут же испустит дух. Не удивительно, что по прошествии еще одного года, Мэл всегда надиралась буквально-таки в слюни, чтобы не помнить, как оглушающе громко поздравляет ее толпа друзей и знакомцев с тем, что она стала еще на один шаг ближе к могиле и забвению. Но вместе с тем, она никогда не упускала шанса напомнить в особо саркастичной и до дрожи в кулаках мерзкой манере какому-нибудь имениннику о том, что его ждет впереди, а если он еще не был обременен брачными узами и не знал такого счастья, как смена подгузников, пеленание, купание и режущиеся первые зубы, то напомнила, что и этим пора бы обзавестись. Нетрудно догадаться, что гостем на подобных праздниках Мориарти была не самым желанным, но у близких друзей не было выбора – они осознанно согласились когда-то терпеть все выходки и изъяны (впрочем, кажется, что только из одних их и составлена эта женщина, не внешне конечно, но начинка у нее явно была не карамельная, а, скорее, перцовая) характера, да и кроме странного чувства юмора эта женщина обладала еще замечательным вкусом и чувством стиля, которое могло помочь по части организации незабываемого праздника. А уж ради Адама Миллера она была готова задействовать всю свою фантазию и изобретательность, и никакого значения не имело то, что сам виновник грядущего торжества едва ли хотел, чтобы ему что-то организовывали, звали знакомых и не очень ему людей, бронировали целый ресторан со средним чеком, далеко уходящим за адекватную для среднестатистического американца сумму. Но Амелия была достаточно убедительна – и вечером накануне дня рождения, приехав с бутылкой замечательного джина, распив которую больше, чем на половину на двоих, Миллер уже был согласен даже на свингерскую вечеринку в честь его старения, и ночью, когда Мориарти наглядно продемонстрировала ему, что не всегда большее количество тел в постели – лучше, и утром когда безапелляционно заявила, что если царственный зад мужчины не появится с половине седьмого в ресторане в Сохо, то ноги ее не будет в его квартире в ближайшее время, что, в общем-то, было нечестным ударом по ярким ночным воспоминаниям. Впрочем, согласился Миллер наверняка совсем не из-за этого – он видел, что подруга искренне переживала за его душевное состояние, потому что знала, что некоторые рваны ее раны все еще не зажили. Увы, лекарь из Мориарти был не особо талантливый, а вот виски – отменный. И сегодня, двадцать первого января, он будет литься рекой.
Стоило бы предупредить Адама еще и о том, что среди гостей, приложивших руку к организации праздника, будет еще и Коннор. Коннор Росс – человек-заноза в любой достопочтенной заднице, и именно это так восхищало Мориарти, сразу же после несомненного актерского таланта и улыбке, которая будто бы издевается над тем, на кого ее обладатель смотрит, и в то же время кажется весьма и весьма привлекательной. Коварства Россу было не занимать – Мэл знала, что ее предложение помочь с организацией вечера будет принято с энтузиазмом, а план их действий – скорректирован по его усмотрению, и женщина была не против такого расклада, но едва ли могла предположить, что все будет настолько феерично.
Стоило бы предупредить и Адама, и Коннора (особенно его) о том, что среди гостей будет еще один эксцентричный кадр, но ей показалось, что сообщать своему нынешнему любовнику еще об одном, к которому питала исключительно положительные чувства вопреки ее же принципу -«дважды в одну и ту же реку не войти, дважды в постель к мужчине не лечь», - которым она руководствовалась при очередном знакомстве в баре или ином другом увеселительном заведении, будет верхом цинизма… Или глупости. А Коннору хотела преподнести сюрприз. Да такой, чтобы потом с наслаждением и умилением наблюдать за его горящими глазами весь вечер, ибо троллить Фреда – это для ирландца святое.
А вот господину Россу стоило бы предупредить ее о том, что их ждет женский стриптиз. Не то, чтобы Мориарти не любила женщин – о, она была эстетом и визуалом, поэтому не могла иногда отказать себе в удовольствии насладиться красотой женского тела, посетив кабаре или же положив глаз на привлекательную девушку около барной стойки, но появление дрожащей, похожей на эльфа больше, чем на совершеннолетнюю особу, гостьи, было совершенно неожиданно, удивительно и… «Гениально, черт возьми!» - завороженно приоткрыв рот, Амелия даже подвинулась ближе и прищурилась, с интересом наблюдая за тем, что происходило на сцене.
- Если это твоих рук… - попытался вызвать страх или на крайний случай – надавить на советь, Адам, но Мэл выставила ладонь в сторону и, не отрывая взгляда, ответила:
- Не мешай, я наслаждаюсь, - и потом добавила с ухмылкой, - И тебе советую.
Но глупенький мистер Миллер решил не послушать ее совета, и после оваций побежал зачем-то через весь зал по направлению к Коннору – то ли прочитал мысли Мэл о том, что это может быть дело рук только одного человека помимо нее самой, то ли просто решив наконец-то вдарить объекту своего раздражения, а заодно – внести разнообразие в ход вечеринки.
- Как хорошо, что торт не успели вынести, а то нырять мордой в бисквит при драке – это та-а-а-к банально, - сложив руки на груди «в замок» и закатив глаза, наблюдая за тем, как Росс героически сдерживает натиск свирепого именинника, а хрупкая девчушка, исполнившая недавно возможно лучший танец в своей жизни, наспех накидывает рубашку (полупрозрачную, на минуточку, и без нижнего белья!), а потом уже и сама накидывается на все того же Росса, Мориарти не сдерживает смешка, похлопывает в ладоши пару-тройку раз и, сложив их домиком около губ, кричит, вообразив себя зрителем боксерского матча, которого больше интересуют не бойцы, а «octagon girl», роль которой взяла на себя…
- Селин, я хочу уметь так же виртуозно обращаться со шляпой, как ты! – смеется женщина, опустошая в перерывах между смешками стоящие поблизости бокалы с шампанским. Но Селин не обращает на нее внимания, и это не нравится Мориарти. А вот Капоне – Капоне всегда рад обратить внимание «ведьму из того самого глянца» и назвать ее, как обычно, «старушкой», на что Мэл каждый раз парирует, мол, «если бы все старушки умели…», и недвусмысленно ухмыляется, вызывая на лице Фреда такую же, понимающую, о чем речь, ухмылку.
- Я же говорила, что будет весело, - подмигивает она ему, становясь рядом и упираясь своим подбородком в его плечо, наблюдая за тем, как с треском ломается стол. – Сколько страсти! – с неподдельным восхищением, экспрессивно воскликнула Амелия, когда листок салата медленно поползу по лицу Миллера, - Мальчики, знаете, я тоже, бывало, ломала мебель, но не в общественном же месте! – и повернувшись в сторону Капоне, цокнула языком картинно, добавляя, - Ни стыда, ни совести. Вот что за люди, а?

+4

10

- Мне жаль, что так вышло, - сказал Росс, багровея от внутренней борьбы между необходимостью изображать раскаянье и неудержимым желанием расхохотаться на весь зал.
- Ах, ну если тебе жа-а-аль, - передразнила его Блэквуд, раздраженно вскидывая руки в театральном жесте, достойном оваций самых взыскательных критиков – они с Коннором могли бы стать идеальным дуэтом, который приглашали бы на сцену тогда, когда нужно изобразить что-то до ужаса наигранное и подать это в юморной обертке, так, чтобы зал захлебывался от смеха. Собственно, этим и была занята добрая половина собравшихся – кто-то затаился в ожидании развязки, кто-то хихикал в кулак, а кто-то – продолжал нагнетать атмосферу, получая от этого, по всей видимости, удовольствие.
- Селин, я хочу уметь так же виртуозно обращаться со шляпой, как ты! – девушка не повернулась на голос, обратившийся к ней по имени, но боковым зрением заметила салютующую в ее сторону бокалом с шампанским брюнетку, в которой Блэквуд, даже не значащаяся в рядах поклонников глянцевых журналов и всего, что связано с миром высокой моды, разглядела знакомое лицо, не раз встречавшееся ей в разделе «Светской хроники» в разного рода обозревателях, журналах и блогах. При любых других обстоятельствах Селин наверняка бы начала восторгаться тем, что у нее есть возможность в непринужденной атмосфере пообщаться с женщиной, сумевшей сделать себе имя в мире, где большинство мечтательных девушек тонут, не справившись с конкуренцией и жестокими правилами игры, но сейчас высокомерный (как то показалось Блэквуд) тон женщины лишь заставил нахмуриться и закрыть глаза руками в жесте, означающим высшую степень негодования и бессилия. Неловкость и стыд медленно отступали на задний план, уступая раздражению – если буквально минуты две назад Селин считала, что загубила всю вечеринку, на которой ее вообще, наверное, не ждали, то сейчас думала только о том, что все начинает напоминать какой-то театр абсурда, цирковое представление, во время которого выпущенное из клеток зверье вдруг перестало подчиняться дрессировщикам и начало гоняться по всей круглой арене за ними. Так и Адам тщетно пытался поймать Коннора, который только внешне казался ленивым котом, а на самом деле в нем было ох как много прыти!
- Мне и в голову не приходило, что ты решишь сделать нечто… - брови Селин удивленно ползут вверх, а рот приоткрывается для того, чтобы впервые наступить на горло исключительной вежливости, впитанной с материнским молоком, -…такое, - Росс машет руками около узла на рубашке подруги, заставляя ту одновременно краснеть и свирепеть; кажется, этот наглец сделал того, что не мог сделать до этого никто из окружения Селин на протяжении, черт возьми, двадцати с лишним лет!
- Какое?! – повышает голос девушка вновь, замахиваясь и ударяя по рукам Коннора, дыша так, будто бы она не весит несчастные пятьдесят кило и не человек вовсе, а разъяренный бык, перед которым только что промелькнула красная тряпка, - Что по твоему я еще должна была сде… - но договорить ей не дали – теплые мужские ладони внезапно и беспардонно легли на ее талию и, на пару секунд приподняв над полом, отставили в сторону, как мешающегося манекена. – Это что за на… - «наглость» - вот что не договорила во второй раз Блэквуд, но не потому, что ее снова пододвинули, а потому, что ей самой пришлось отскочить в сторону, чтобы ей, не дай Бог, не прижало ногу… Обломками треснувшего стола.
О, взметнувшиеся к полотку пятки Адама и макушку Росса Селин будет помнить еще очень, и очень долго.
Первая мысль, пробежавшая в ее голове – «нужно помочь!», и она уже даже дернулась вперед, но тут же затормозила, хитро прикусывая губу. «А может не стоит? По крайне мере, мой провал теперь не станет самым ярким эпизодом вечера…Не очень-то хотелось бы оказаться завтра звездой Ютьюба.» - рассуждает девушка, пока двое задир чертыхаются в остатках салатов и закусок. Но… Селин была бы не Селин, если бы позволила себе просто ретироваться с места действий, сесть в такси и уехать домой, надеясь, что все произошедшее – просто странный-странный сон. Поэтому она делает уверенный шаг вперед и присаживается рядом с Адамом, аккуратно касаясь его плеча, на котором под порванной рубашкой виднеется алеющая ссадина.
- Ты в порядке?.. – между делом пытается как можно более незаметно убрать петрушку, застрявшую под воротником мужчины и не сдерживает улыбки, которая тает сразу же, как ее взгляд натыкается на пытающегося встать Коннора. Но увидев на его щеке ссадину (или это брусничный соус?), понимает, что не может злиться, когда кому-то, пусть и разозлившему ее ранее, плохо. – У тебя, кажется, царапина на щеке, - морщиться, изображая что-то вроде соболезнования, и показывает Коннору на то место, но только на своем лице, а потом вновь поворачивается к Адаму и его раненой руке.
- У меня в сумке есть антисептик… Нужен?

+4

11

Фред любил чужие праздники жизни. Дни рождения, свадьбы, бар-мицвы, а иногда и особенно удачные похороны или поминки. Капон относился к тому классу людей-прожигателей жизни, которые только и делают, что веселятся за чужой счет, не особенно заботясь о том, знает ли он кого-то из присутствующих (или уже отсутствующих на этом свете) или нет. Ему всегда нравилось веселье и бесплатный алкоголь и не так важно, знаешь ли ты людей, которые наслаждаются этими благами цивилизации и негласных правил, следуя которым ты обязан сделать на свой праздник вечеринку круче, чем у соседа, или никого из них ни разу не видел в лицо. Когда знаешь именинника или молодоженов (тут Фред обычно делал очень скорбное лицо и старательно переставал общаться с попавшими в ужасную, кабальную зависимость людьми), их приходится поздравлять и дарить подарки. Последнее, в общем, никогда не являлось особенной проблемой, а вот говорить девушке в пышном белом платье, что жизнь ее свободная окончена и с кольцом на пальце она не привлекает внимания вообще ни одного нормального мужика (себя он, естественно, считал просто эталоном нормальности и адекватности) и вовсе не безопасно. И если мегера в белом еще может стерпеть подобные заявления, открытое сочувствие ее избраннику становится и вовсе смертным приговором. Не сказать, что Капон был как-то особенно этим фактом ошарашен, но получив однажды порцией шампанского в лицо, а вдогонку и букетом невесты по макушке (зачем делать эти крошечные цветочные извращения такими тяжелыми Фред так и не понял, но зато прочувствовал в полной мере) после вдохновенной, проникновенной и вообще во всех смыслах потрясающей речи, решил, что свадьбы хороших друзей ничем хорошим обычно не заканчиваются. Ни для друзей, ни для него. Похороны тоже все чаще удавались унылыми, праздники малолетних евреев и чтение на иврите священных писаний тоже не всегда привлекало кудрявого француза, а потому ему оставались только дни рождения.
И Амелия Мориарти, храни Всевышний ее задницу, устроила ему великолепный праздник. Пусть даже именинником был не он, праздник Фред оценил. Ему, конечно, было слегка жаль, что стриптиз чудной нимфы предназначен не ему, и немного обидно, что вовсе не он подговорил именинника начать носиться по залу ресторана за противным ирландцем. Фред бы сам с удовольствием попытался бы набить Коннору рожу, если бы не парочка небольших «но»: он боялся прикасаться к Россу, ведь можно заразиться гомосексуализмом (Капоне искренне надеялся, что воздушно-капельным эта голубятина не передается, а вот через кровь и обмен жидкостями вполне могло случиться), а во вторых не сильно любил пачкать руки или сбивать кулаки. Он все-таки был юристом и куда больше любил решать вопросы словесными перепалками и административными наказаниями.
Если помянуть имя критика всуе, женщина непременно материализуется рядом. Одна мысль о том, чтобы сказать Амелии «спасибо» каким-то волшебным образом заставило появиться Мориарти рядом.
- Амелия, вы... - он обращался, как водится, к ее шикарному вырезу и соблазнительной молнии, которую очень хотелось проверить — а расстегнется ли, открывая еще больше женского тела, но вовремя подумал, что лучше взглянуть женщине в глаза, - ты как всегда потрясающе выглядишь, - американка могла сколько угодно говорить о том, что лишена всех этих глупых моральных норм, но Фред-то знал, что женщины вообще любят поболтать и наплести кучу чепухи. Сначала они говорят, что им нравится, а потом почему-то рассказывают, где у них находятся глаза. Как будто Фред и сам не знает, где у них глаза!
- Они тоже ничего, - по лицу Капоне растекается блаженная улыбка довольного кота, когда он беззастенчиво рассматривает Мориарти (нимфа уже успела одеться и пытается разнять дерущихся, что слегка досадно, но тоже можно пережить).
- Я вот думаю, - он обращался к Амелии и одновременно с этим листал получившиеся фотографии, размышляя, доверить ли Мориарти священное право посмотреть его прекрасный компромат первой или просто выложить их в сеть, оставив критика наравне со всеми и не выказывая ей излишней симпатии, - что если бы в торте был такой же... - Фред запнулся, поскольку не имел ни малейшего понятия, как называются стриптизерши без сисек, - раздетый мужик, - как-то не слишком удачно, но все же вывернулся Фред, - это бы придало ситуации немного пикантности, - воображение адвоката уже нарисовало, как двое мужчин влетели в огромный торт, смяли его и из этой кремовой рухляди восстал бы еще третий мужик, который бы присоединился к драке. Ради такого зрелища Капоне даже бы еще разок посмотрел на голого мужчину.
- Не говори про совесть! Сначала они ломают стол дракой, а потом на соседнем страстно лобызаются, - детская травма Фреда, напрямую связанная с его братом-геем и слегка с Коннором (пару раз он заставал эту парочку в весьма интересных обстоятельствах) не давала адвокату покоя, впрочем, он старался на ней не фокусироваться, и отвлекался от выреза Мориарти лишь ради того, чтобы поглядывать на некогда оголенную нимфу (если кто-то думал, что он видит ее одежду, а не представляет то, что видел минуту назад, он сильно ошибается), пока та воркует над пострадавшим именинником. И так это выглядит тошнотворно-мило, что Фреду ничего не остается, кроме как повысить голос и дать ценный, хотя и крамольный с его точки зрения совет:
- Мужик, женись! - Иначе геем станешь!

[nick]Frederic Kapone[/nick][status]I have a right to call my avocado![/status][icon]http://sa.uploads.ru/IDeBW.png[/icon][sign]Поверь, я не сволочь:
Просто ты кислота, а я, всё-таки, щёлочь.
Не злись на меня, не противься природе,
Ты – осадок на дне. Я – радикал на свободе.
[/sign]

Отредактировано Matthew Sallivan (05.01.2017 22:32:01)

+4


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Party Killers ‡флэш