http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Mortis: Christmas Fairytale » Палата


Палата

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://savepic.ru/9032073.png
Жизнь есть досадная ловушка. Когда мыслящий человек достигает возмужалости и приходит в зрелое сознание, то он невольно чувствует себя как бы в ловушке, из которой нет выхода.

+4

2

Переступив почерневший от времени, потертый порог дома, Кэм словно проходит через некую прозрачную и вязкую, как желе, преграду, которая цепляется за ее кожу, спутанные волнистые волосы и потрепанную одежду. У нее нет цвета, нет запаха, даже ее существование ставится под сомнение, но ощущения от этого барьера есть и они далеки от приятных. С большим сопротивлением невидимый заслон отлипает от доктора с каждым шагом, ступаемым ей по старому, выщербленному полу вслед за длинными безликими тенями. Попадающий в холл заброшенного здания свет гораздо тускнее, чем за его порогом. Здесь все кажется темнее и бесцветнее, чем в дикой глуши леса, оставленного пришельцами позади. Падающего из-за спины света тем не менее все же хватает, чтобы не провалиться в несколько пробоин в полу, похожих на маленькие кратеры. Камилла осторожно обходит их, стараясь разглядеть хоть что-то вокруг, но спускающаяся по стенам тьма не позволяет ей ни различить их оттенок, ни узреть тех, кто находится впереди. Она слышит только их шаги и голоса и идет следом за ними. А затем звук исчезает. Исчезает и свет. Последнее, что слышит женщина, - удар захлопнувшейся двери. Кэм оборачивается чисто механически, чтобы удостовериться в том, что и так ясно. Ее взор вместо прорезанного в стене прямоугольника, показывающего часть тропического пейзажа, встречает чернота. Происходящее видится ей все более странным и нереальным. Разворачиваясь обратно, лицом к холлу, хирург зовет своих попутчиков, но не слышит ни ответов, ни своего собственного голоса. Эта вязкая желейная преграда теперь ощущается повсюду, в каждой молекуле воздуха. Она как дым, как поток света, как эктоплазма заполняет собой все пространство и пытается впитаться в кожу. По позвоночнику женщины спускаются холодные капли пота. Камилла задерживает дыхание, кричит, но ничего не меняется. Звук нейтрализует эта мерзость, которая делает и без того едкий запах плесени еще тошнотворнее. С осторожностью, помня о специфике пола, доктор Хаммел ступает несколько шагов вперед, надеясь, что остальные пришельцы не успели уйти далеко. Она держит одну руку перед собой, машинально водя ей из стороны в сторону, как в салочках, чтобы поймать и уцепиться за кого-то из своих. Неожиданно что-то сбивает ее с ног. Тяжеловесный и глухой удар, от которого у нее подкашиваются ноги. К ране на руке добавляются синяки и ссадины на коленях. Женщина стонет, но словно немая, не издает и звука. Что-то придавливает ее. Что-то теплое и тяжелое. Выбраться удается не сразу. Камилла шарит руками по полу и находит несколько достаточно глубоких выбоин. Она не думает о том, что может там очутиться (насекомые, крысы или чьи-то останки), и просто цепляется за края, впиваясь пальцами в крошащийся бетон и подтягиваясь на руках. С трудом, но ей удается освободить корпус и большую часть ног от давящего на них груза. Медленно сев, она притягивает к себе ноги. Действия отдаются болью в голенях и спине. Непроизвольно она оценивает свои повреждения (чисто автоматически, как то сделала бы, очутись она на работе), к которым добавился и удар в позвоночник. Похоже, тот самый локоть, которого она ныне касается ладонью, хорошенько врезался немного выше ее поясницы, что в дальнейшем может ей изрядно аукнуться.
Она тормошит тело за руку, но незнакомый человек не отзывается. Она теребит его руку сильнее и сильнее, но нет никакой реакции в ответ. Падение для незнакомца оказалось куда хуже, чем для нее, но в такой темноте она ничем помочь не может. Хаммел обдумывает свои дальнейшие действия, но вместо ровного ряда мыслей ей едва удается собрать отдельные кусочки идей в одну общую кучу. На первое место, что совершенно для хирурга непривычно, вышли инстинкты и ощущения. Теплое тело с приятной тканью на нем буквально ее притягивает. Она не отпускает руки и двигается вдоль нее все выше, плотно вжимаясь пальцами, ощупывая тело. Обыкновенно касаться без лишнего повода людей и тем более их обыскивать за ней никогда не водилось привычки, однако именно этим Кэм занимается в эти мгновения. Ее руки непроизвольно обшаривают тело и по крупным габаритам и мускулатуре доктор заключает, что перед ней мужчина. Нагрудные карманы оказываются пусты, но в кармане джинс она находит какую-то бумажку. Сухие смятые листы - Камилла забирает их влажными пальцами и кладет себе на колени. Женщина вытирает руки о платье, не понимая от чего такой влажной и липкой оказалась рубашка мужчины - для пота она слишком сильно прилипает к телу. Запах плесени становится еще тошнотворнее и приобретает металлический оттенок, оседающий на губах и языке кислым привкусом. "Наверное расшиб голову при падении. Час от часу не легче." В ботинке мужчины хирург случайно обнаруживает что-то похожее на нож. По крайней мере материал и форма наталкивают именно на такую мысль. Кэм усмехается и забирает его себе. От секретов пришельцев она поражается не меньше, чем от ужасов той местности, где все они очутились. Время кажется настолько тягучим, что минуты ощущаются часами. Каждое движение, словно в замедленной съемке - нарочито медленное, неестественное, отягощающее. Хаммел заворачивает нож в листы бумаги и прячет его в длинный рукав шерстяного платья. В том, что оно остается по-прежнему белым, приходится очень сильно засомневаться. Неторопливо и осторожно женщина разворачивается спиной к телу и поправляет волосы, приглаживая их у висков, что больше похоже на то, будто она трет ушибленное место. В эту секунду загорается свет и, будто призраки, перед ней возникают люди. Камилла щурит глаза, дергается назад и видит перед собой на расстоянии труп с отрубленной головой. Из ровного места среза сочится кровь, стекая на пыльный пол и полностью пропитывая ворот рубашки. Ткани и мышцы как на ладони - натуральная анатомия. Будь женщина первокурсницей, ее бы наверняка стошнило. Сейчас же этот уродливый вид обезглавленного тела вызывает у нее только отторжение и неприязнь. Она отводит глаза, пытается что-то сказать, но ее губы смыкаются. Напротив нее стоит Медея, ее лучшая подруга, которой здесь быть не должно. Глаза Кэм расширяются, увиденное ошарашивает ее и ей хочет что-то выразить, произнести громко вслух, но свет вновь гаснет. Сплошная чертовщина. Камилла пытается встать, отталкиваясь от пыльного пола руками, и позвать Медею, однако изо рта не вырывается ни звука. Женщина все продолжает кричать: "Медея! Медея! Медея!". Ее никто не слышит, она не слышит сама себя. Чертыхаясь встав на ноги, доктор делает пару шагов, вновь пытаясь докричаться до подруги, но извне ответа не приходит. Мгновение тишины. В голове раздается незнакомый голос. Ни то женский, ни то мужской, похожий на серый шум, на шелест падающей металлической стружки. Он властный, но не давящий, спокойный, но небезразличный. Не повиноваться ему совершенно нет желания. В голову не закрадывается даже тени подобной мысли. Голос велит ей идти направо и она подчиняется.
Направо, направо, наверх, налево, наверх и прямо вперед - таков ее курс. Подниматься по лестницам удается с особым трудом. В темноте различать ступени получается не с первого раза да и ощущение перил под рукой не придает уверенности. Все вокруг ощущается шатким и зыбким, готовым рухнуть в любое мгновение. Шаг за шагом. Во всем теле чувствуется боль и усталость. И с каждым мгновением все чаще хочется просто сесть и послать все к черту, но усилием воли она заставляет себя идти вперед. Кэм устала, еще и дышится на каждом этаже дома все труднее, особенно в коридоре. Воздух здесь спертый и тяжелый и совсем не приносит облегчения. Добирается до конца коридора она, едва не падая с ног. Камилле катастрофически не хватает воздуха. Одной рукой она упирается в липкую стену, точнее в косяк дверного проема, который буквально таит под рукой. Пальцами другой руки она сжимает рукав платья, за которым прячется нож и какая-то бумага. Чьи-то шаги. Она слышит чьи-то шаги и отрывает взгляд от пола, всматриваясь в темноту. Первый звук, не считая этого странного голоса, который она слышит с тех пор, как переступила порог этого проклятого дома. Ее помутненный, словно в лихорадке взор, упирается прямо перед ней. Кто-то идет к ней навстречу.

[AVA]https://41.media.tumblr.com/932e0060e59867d9652224ebc7d1f7ce/tumblr_nzral5YokL1sua0odo5_250.png[/AVA]
[SGN]комплект от несравненного Арчи
https://36.media.tumblr.com/11dd8cb08471a2416a4cff30c0906f4e/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo5_500.png
[/SGN]

Отредактировано Kamilla Hummel (07.07.2016 09:40:00)

+3

3

Маркос Оливейра, не успев подойти к девушке, спотыкается о порог и насаживается на заостренный штырь, приветливо торчащий посреди комнаты. Подобных подарков нежданным гостям по всей базе разбросано великое множество. Камилле повезло гораздо больше. Из дальнего угла послышался шорох, и что-то иное двинулось в сторону хирурга. Её самый сокровенный страх, облаченный в физическое обличье. Рядом с умирающим мужчиной лежит фонарь с минимальным зарядом батареи. Что случится раньше: Хаммел найдет фонарь или ужас навсегда погребет её в этой комнате?

0

4

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Камилле хочется закричать во весь голос, задавая банальный вопрос "кто здесь", чтобы услышать успокаивающий ответ и с легкостью сбросить с плеч груз переживаний, но в непроницаемой магической тишине дома да со слабым дыханием возможность воплотить желаемое почти приравнивается к нулю. Ей страшно. Черт бы побрал, как ей страшно в этом месте, но ужас, сковывающий ее тело, настолько силен, что она не может осознать его и не отдавая себе отчета двигается в противоположную сторону от лестницы - туда, где, вдруг, на полу начинает мерцать слабый свет: две коротких вспышки, темнота, и так по кругу. Будто ступая по болотной трясине, Хаммел двигается вперед сквозь липкий, замедляющий каждый шаг воздух. Дышать труднее с каждым мгновением - неведомая сила душит ее, сдавливая со всех сторон. Что-то липкое, мерзкое, будто комья размокшей от дождя грязи касается ее тела, но женщина, как может, старается не замечать противного ощущения, от которого хочется вылить на себя ведро ледяной воды. Свет кажется совсем близким, а путь к нему - бесконечным. Словно с каждым шагом он на зло становится все дальше, или же ей то мерещится? Просто от вязкого воздуха, обращающегося из черного в серо-синий там, где в ровной стене вырезаны окна, ее силы слабеют при любом малейшем движении? Так странно и вместе с тем завораживающе находиться в этом месте, испытывать дурноту и жар от адреналина в крови, не поддаваться желанию припасть к холодному каменному полу и поскорее сбежать отсюда, хоть в то же окно, путь из которого только один - на тот свет.
Проходит всего пара минут, но ощущаются они часами. Кэм едва не цепляет еле волочащимися ногами светящий урывками фонарь, на поверхности которого мало-помалу застывает кровь. На глазах хирурга незнакомый мужчина, пронизанный штырями, делает последний вдох и умирает. Его руки перестают дрожать в попытках дотянуться до упавшего на пол фонаря.
Стараясь не смотреть на труп с застывшими раскрытыми глазами, Камилла медленно опускается на корточки, покачиваясь от слабости - подобной усталости она давно не испытывала. Ее пальцы касаются холодной поверхности металла и крепко сжимают фонарь, чей свет подрагивает каждую секунду. Блеклое бело-серое сияние касается штырей, окрашенных красными струями, стекающими из тела. Женщина медленно поднимается на ноги и делает шаг. Тело теряет равновесие, когда ее нога поскальзывается на луже крови, и она падает, больно ударяясь о холодные плиты. Звонко брякая, фонарь ударяется о пол и, несколько раз делая обороты, скользит по нему. Уже успевшая привыкнуть к молчанию и тишине, Камилла удивленно вздрагивает и приподнимается на локтях, смотря на фонарь. Этот звук был правдой или все же миражом ее перепуганного сознания? Она пытается осмыслить произошедшее мгновение назад, но тут из темноты на свет выплывает носок чьего-то ботинка, и Кэм слышит его шаркающий звук. Затем вдох. И еще один шаркающий шаг. Кто-то стоит напротив нее и не решается показаться полностью. В испуге она даже не замечает, как бросается к фонарю, цепко его хватая и отползая подальше. Туда, где свет фонаря теряет власть, передвигается незнакомец - Кэм слышит его дыхание и тяжелые вздохи, от чего-то кажущиеся ей знакомыми, хоть она и не может вспомнить кому именно принадлежит этот сиплый тон. Сама она, не получая достаточно кислорода, начинает кашлять и пытается ухватить светом фонаря фигуру, чтобы разглядеть получше. Однако с попеременно мерцающим светом это ей удается очень плохо. Напряжение растет с каждой секундой, давя на испуганную женщину хуже могильной плиты. Не выдержав, она резко и быстро ударяет фонарем о пол - тот начинает светить ровно, когда немного отошедшие батарейки встают на место и налаживают контакт, - а затем кричит, что есть сил, спрашивая неизвестного гостя о том, кто он такой. Ее голос растворяется в блеклом свете фонаря и облекается в звук - Камилла вначале вздрагивает от скрежета своего голоса, а затем от очередного злобного кряхтения таинственной фигуры. Когда свет выхватывает ее из темноты, фигура отгораживается от нее руками, а ужас женщины теряется в немом крике и ошеломлении - перед собой она видит до боли (в самом что ни есть прямом смысле) знакомого человека, которого, как она свято надеялась и верила, ее разум позабыл навсегда.
Двигая рукой то выше, то ниже, дабы свет выхватил тело во весь рост, Камилла разглядывает ужасно знакомую одежду: темно-коричневые потертые ботинки, старые серо-зеленые брюки со стрелками, ремень от которых крепко сжат в кулаке мужчины, и бледно-голубую рубашку-поло. Свет движется все выше и теперь женскому взору доступны не только сжатые кулаки с разбитыми от постоянных драк костяшками, но и длинная шея, кадык которой вырывается из распахнутого ворота, широкий четко очерченный подбородок, испещренный морщинами, злой оскал рта и жесткие тонкие губы, серебрящиеся на висках волосы, давно поредевшие по центру головы... кулак лишь скрывает от нее и яркого света нос и глаза, но Камилла внезапно вспоминает яростный, полный ненависти взгляд бледно-синих глаз, принадлежащих этому телу, этому человеку. Ее сердце сжимается до безмерной боли, словно это его держат в кулаке, а не старый потертый ремень. На глазах женщины выступают слезы и губы, вдруг, начинают дрожать, едва сдерживая горькие всхлипы. Она думала, что забыла, но стоило отвратительному видению явиться перед ней, как она все тот час вспомнила. Каждый миг. Каждую деталь. Все то, что подсознательно вызывает у нее буквально физически ощутимую боль и отвращение. Каждый взгляд, крик, проклятия и удары. Все то, что некогда детский мозг так отчаянно пытался стереть из памяти, но забыл только на недолгие три десятка лет, пролетевшие, словно один день.
Ее руки слабеют: она едва не роняет фонарь, тогда как из рукава другой руки, который прежде она все время крепко стискивала в пальцах, выезжают на пол сложенные листы бумаги, из них же в свою очередь выскальзывает спрятанный прежде внутри гладкий холодный нож. По щекам женщины катятся соленые обжигающие дорожки слез, а оскал губ мужчины становится только резче. Будто в бреду, Кэм тихо шепчет:
- Папа? - и в эту секунду свет фонаря медленно гаснет, на последок вырывая из темноты только грубую улыбку превосходства. Хаммел замирает, не в силах более пошевелиться.

[AVA]https://41.media.tumblr.com/932e0060e59867d9652224ebc7d1f7ce/tumblr_nzral5YokL1sua0odo5_250.png[/AVA]
[SGN]комплект от несравненного Арчи
https://36.media.tumblr.com/11dd8cb08471a2416a4cff30c0906f4e/tumblr_nzsdyz4MhA1sua0odo5_500.png
[/SGN]

Отредактировано Kamilla Hummel (04.10.2016 21:20:24)

+2


Вы здесь » Manhattan » Mortis: Christmas Fairytale » Палата