http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: январь 2017 года.

Температура от -2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Mortis: Christmas Fairytale » Камера


Камера

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://savepic.ru/9018761.png
В темницах нет окон и все часы походят один на другой, а для меня теперь всякий час — полночь.

+4

2

Я чувствовал Смерть. Она опутывала разум осклизлыми щупальцами, пугающий скрежет которых отдавался в ушах, аккомпанируя гулу учащённого сердцебиения. Она витала в воздухе, призывая заблудившихся путников в свои объятия, обещая им изысканную ласку любовницы на одну ночь и нерушимую нежность материнских объятий. Она напевала тихую песню и увлекала, словно морская сирена, корабли душ навстречу обволакивающей темноте, что по своей вязкости напоминала застывающий воск потухшей от сквозняка свечи. Я чувствовал Смерть, но отнюдь не желал сдаваться. Лишний шаг в сторону — призрачный шанс на спасение. Лишняя минута задержки — петля, что сильнее затягивается вокруг жилистой шеи приговорённого к казни. Вокруг моей шеи.  В настоящий момент это единственное, что меня интересует. Мысленно отмечаю тот факт, что мои случайные спутники думают аналогичным образом и в настоящий момент беспокоятся лишь о собственной шкуре, не говоря ни слова и подыскивая тот путь, который кажется им наиболее верным. Нет времени выбирать, плутая в бесконечном лабиринте Минотавра. Следует двигаться вперёд, что, собственно, я и делаю. Отсутствие источника освещения вынуждает меня искать дорогу на ощупь, прикасаясь широкими ладонями к каменным стенам и чувствуя, как на коже остаются невидимые следы вещества. Металлический аромат крови не заставляет долго думать о природе его происхождения, и я, вытирая ладонь о штанину, вздрагиваю, чувствуя, как на лбу выступает пот. Не по причине жары, но ввиду животного страха, который ворочается в груди подобно спящему Церберу, чьи когтистые лапы являются единственным препятствием на пути в Ад. Словно в ответ на мысли, на моём пути проступает стена, о которую я ударяюсь вытянутой рукой, слегка оцарапав кожу на тыльной стороне. Тупик — но это не повод сдаваться, ожидая скорой кончины в позе раба, который более всего на свете боится хлёсткого удара кнутом от жестокого хозяина собственной судьбы.

— Не дождёшься, — я не узнаю собственный голос, искажённый преградой в виде сжатых до боли челюстей. Обращение не имеет адресата, но я уверен, что оно слышит меня и чувствует недовольство по поводу того, что в моих венах ещё струится жизнь. Жизнь, которую легко прервать, полоснув по артерии и наблюдая за тем, как изувеченная жертва бьётся в предсмертной агонии и не может разглядеть своего палача из –за застилающего взор савана. Нога оступается, нащупав под собой нечто вроде полуразрушенных ступеней. Раз. Два. Мой счёт заканчивается на шести, и я усмехаюсь: присутствие Дьявола ощущается даже в таком непритязательном нюансе, как число ступеней, ведущих наверх.

— С каких пор ты стал таким суеверным, Мюррей? — диалог со своим «Я» никогда не входил в список излюбленных мной привычек, но в настоящий момент я стремился заполнить собственным голосом тишину, которая выветривала из разума последние крупицы надежды. Тупик, поворот направо, подъём по проклятой лестнице. Создавалось впечатление что я блуждаю по лабиринту , как подопытная крыса, которая должна запомнить определённый отрезок пути или в противном случае почувствовать слабый электрический разряд, пронзающий крохотное тельце. Монотонность движений раздражала и пугала, порождая бессилие. Я не знал, сколько времени прошло с тех пор, как я рискнул оставить за собой путников, предпринимая отчаянную попытку спастись бегством от неизвестного чудовища. Я не имел понятия о том, когда всё закончится. Ледяные капли срывались с потолка, проникали за шиворот, и мне приходилось оправдывать бьющую меня дрожь их резкими прикосновениями. Однородное движение в пустоту сменилось неожиданным поворотом налево. Коридор привёл меня к покосившейся двери, где уже давным–давно облупилась краска: это я понял по характерной шероховатости, на которую наткнулась моя ладонь. Зловещий скрип прорезал тишину. Сквозь решётки камеры, в которую я проник боком, стараясь не задеть дверной проём спиной, брезжил слабоватый свет. Луна напоминала не отблёскивающий спутник Земли, но казалась размытым пятном акварели, оставленным на влажном листе бумаги. Глаза постепенно привыкали к темноте, в то время как руки продолжали изучать стены комнатушки до тех пор, пока не провалились в пустоту. Этой «пустотой» оказалась небольшая расщелина в стене, обрамлённая едва держащимися на месте кирпичами. Пальцы то и дело соскальзывали, едва я, ухватившись за острые края прорехи, пытался увеличить её в размерах и, возможно, найти ключ к спасению. Смахнув с рукава серебристые нити паутины, осторожно извлекаю из образовавшегося отверстия потемневшую от времени шкатулку. Звук перекатывающихся внутри предметов подогревает моё любопытство, но запертый замок не поддаётся ни моим проклятиям, ни нескольким ударам о покрытый плесенью и тёмными пятнами пол. Дьявольское отродье, как долго ты будешь испытывать моё терпение?..

+3

3

Луну затянуло облаками, и комната погрузилась во мрак. Дамиан Каррера, шедший почти шаг в шаг с Джозефом, не дошел всего метр до спасительной камеры, сквозь решетку которой невозможно протиснуться даже самым ловким монстрам. Сдавив его горло когтистой скользкой рукой, Оно утащило его обратно во мрак. Единственное, что видел Джозеф, это обреченное лицо мужчины и ключ, выпавший у него из кармана прямо рядом со входом в камеру.
Тем временем, решетка захлопнулась, отрезая Мюррею путь. И пока он возился с замком, позади него послышалось хриплое дыхание, которое выравнивалось с каждой секундой.
Обернувшись, он увидел ту, что дороже всех на свете. И она сжимала в руках фонарь.

0


Вы здесь » Manhattan » Mortis: Christmas Fairytale » Камера