http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » на ловца и зверь бежит. ‡флэш


на ловца и зверь бежит. ‡флэш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время и дата: сентябрь 2015 года
Декорации: семейное гнездышко де Блуа
Герои: Джонни, Дориан и пара несносных детей
Краткий сюжет:
Немного о детском воспитании и отношениях, которые порой попахивают проблемами.

+1

2

- Бич бэтте хэв май мани!
- Сейчас я кому-то рот с мылом вымою.
- Ну мааам, у нас все так говорят!
Возведя очи горе, Джонни вздохнула. Первые дни ребенка в школе не принесли пока ничего, кроме разочарования и желания забрать Си из подобного заведения, закрыть под ключ в доме и впускать к ней только частных учителей. И иногда еду. Достав из кармана джинс смятую купюру, она протянула деньги ребенку.
- Ладно, купи овсяного печенья.
Сесилии было уже семь лет, и Джонни понимала, что пора приучать ребенка к самостоятельности. Поэтому они стояли в очереди за свежий печеньем, но покупать его дозволено было именно дочери.
- Ма, отойди, я сама!
- Я и не подхожу.
- Нет, отойди еще дальше! Не подсказывай!
А в какой момент жизни вы понимали, что лишние в мироздании ребенка?
Сделав шаг назад, Джонни подняла руки вверх в знак того, что не приближается и не мешает. Она прекрасно знала, что у Си сейчас потеют от волнения ладошки, но характер у девочки суровый, даже дядю Коннора за пояс заткнет, потому спорить было бесполезно. К тому же, это было ее первое чаепитие, Си была и хозяйкой, и организатором, так что это она решала, какое печенье будут есть ее гости, а какое не будут. Джонни наблюдала со стороны, как ее маленькое чадо просит продавца дать коробочку глазированных кексов в форме зверушек, напрочь игнорируя овсяное печенье, что с горечью притулилось на полке за спиной у продавца. Вот тебе и самостоятельность. Бессердечная стерва, лишающая родителя контроля над ситуацией.
- А печенье где? - поинтересовалась миссис де Блуа, когда ей в руки прилетел пакет с кексами.
- Я решила, что лучше купить торт!
- Но здесь ведь кексы.
Поймав пристальный детский взгляд, Джонни все мигом поняла, но Си решила пояснить нерадивому родителю простые жизненные истины.
- На торт бы мне не хватило, а кексы лишними не бывают.
Не согласиться с ребенком было тяжело.

Видите? Видите это кислое лицо, наблюдающее без интереса за окружающим миром, пока на полу большой детской танцует десяток девочек под не иначе как бессмертные хиты Рианны, Мадонны и Тейлор Свифт? Это Джонни де Блуа, и она решила, что хватит в жизни ее дочери самостоятельности, так что чаепитие, медленно перетекшее в вечеринку, проходит под ее неусыпным контролем. Пять минут назад она едва успокоила младшего сына, которого маленькие стервы прогнали из комнаты с криком, что вечеринка только для девочек. Теперь же ей ничего не остается, как искать утешения в интернете, ожидая, когда вернется Дориан. У него всегда были под рукой варианты воздействия на детей, Си была от папочки без ума, так что вечеринка резко превратилась бы в "покатай меня, подержи на руках, уии, лошадка". Лошадка на двух ногах, потому что на четвереньках ползать было не комильфо. Но Дориан не шел, как и застывшее время, и только музыка сменялась однотипными мелодиями, которые так нравились маленьким девочкам.

+2

3

Больше всего Дориан любил убивать, а вынужден был выгуливать премерзкую собачку жены, которую терпеть не мог и которую мечтал удавить столько раз, сколько о сексе с Сашей Грей, а Дор был истинным почитателем ее таланта. Семейная жизнь и дети нагнут кого угодно, как и сковородка в руках у Джонни, опускаемая на голову одного из желающих сделать ее вдовой в самом расцвете лет. Де Блуа понял, что отныне криминальный мир - это не его тема и принялся штудировать книги по садоводству и разведению скота, отчего-то оставляя в скучных талмудах вместо заметок зарубки скальпелем. Должна же у него остаться хоть одна радость, к примеру еще и покупка дома в Нью-Йорке, куда все семейство периодически мигрировало из имения в предместьях Парижа, дабы отец мог вдоволь насладиться ненавистью к людям, а мать вспомнить, что когда-то была юна, прекрасна и владела клубом "Паучий тупик", где папа и мама Сесилии и Себастьяна де Блуа познакомились. Это была чудесная история, которую, к сожалению, детям никогда не рассказать, но дырка в бедре от ножа для колки льда до сих пор ноет на погоду и вот прямо сейчас, когда какой-то огромный ротвейлер решил схомячить Капоте, и не то, чтобы Дориан не наслаждался зрелищем вытряхиванием дури и шерсти из псинки, но громко так возмущался:
- Фу, выплюнь эту дрянь! - заодно пытаясь залезть в пасть собаки. Когда в имении ждут два любимых и балованных волкодава подобных инцидентов опасаться не приходиться. Наконец, на горизонте появился владелец бесхозного животного, бодро трусивший к происшествию, и Дориан уже был готов пожать руку этому мужику, выразив благодарность за гуляющую по району без намордника псину, поставившую на место комок с шерстью демонстративно год за годом ссавший в его тапки, но неожиданно для комплекции визгливым фальцетом сей образчик брезгливо завопил:
- Эта тварь привита? Масику послезавтра на выставку!  
Улыбка медленно сошла с лица Дориана, лениво, как мартовский снег под крышей беседки, куда улетел мужик, поднятый за грудки, как только подобрался поближе.
- Ты кого твариной назвал, сука?! - только что ненавистный Капоте превратился в оскорбленную собственность де Блуа, а такого Дориан, счастливо и довольно вбивающий кулак в гламурную рожу мудака под скулеж "масика", никому не прощал.

Через час он был дома. Когда смог смыть с лица блаженство и легкость, заменив на привычную Джонни унылую и обреченную мину отца семейства. На душе порхали бабочки и даже затрусивший тут же к батарее Капоте, стянувший с нее шерстяной свитер Себа, чтобы завершить день победным трахом, не вызвал ничего, кроме умиления.
В гостиной обнаружились подружки Си, пляшущие под популярные радийные напевы, рядом с ними убитая сей музыкой и уставшая от криков Джонни. На ступеньках, ведущих на второй этаж, тихо ныл Себ, завидев отца, тут же прекративший это делать. Ему недавно исполнилось пять, чтобы считаться в его глазах мужиком, плакать не разрешалось. Он хмыкнул носом и угрюмо заявил:
- Ненавижу девчонок, они мне всю жизнь испогтили!
- То ли еще будет, - обреченно заявил Дор, тут же получив тычок от ниоткуда взявшейся Джонни.
- Я соскучился, - примирительно объявил он, обнимая ее со спины, предусмотрительно закрывая костяшки правой руки ладонью левой. Это был тихий семейный вечер, не считая подпевающих фальшиво жутким мелодиям девочек. И зарыдавшего от несправедливости мира Себа, когда он увидел манипуляции Капоте над его любимым свитером с суперменом.

Отредактировано Dorian de Blois (30.03.2016 14:33:10)

+2

4

Если бы десять лет назад кто-то сообщил Джонни, что в будущем она станет матерью двоих детей, примерной женой, опорой мужику, который то и дело находил проблемы на свою точку Жэ, она сказала бы: ЛОЛ ПШЕЛ НАХ. Но член Юпитера был неумолим и распорядился жизнью именно так. Сказать, что Джонни это не устраивало - соврать. Признаться, что ей было легко справляться с новыми, чисто женскими обязанностями - слегка приукрасить действительность. Просто в какой-то момент все перевернулось с ног на голову; вот они в очередной раз дерутся, вот она бежит по каменным ступенькам в легких черных босоножках и длинном зеленом платье, затем появляется Си, но они уже вынуждены уезжать, драка в чужом доме, прошедший по французским дорогам дождь.. Кусочки мозаики, из которых так удачно сложилась их семейная жизнь. Теперь беспокоиться было особо не о чем: Дориан клятвенно обещал не влезать в неприятности, а потому скупил сначала гору макулатуры на тему сельхоз забот, а затем примерно такую же гору мукающей, блеющей и бекающей живности, которая разгуливала по поместью так, словно ее не могли в любой момент отправить на бойню и затем сделать вкусный гуляш. Наивные животные. Но детям нравилось. Си то и дело просила у папы кроликов, но мама была неумолима, собственной точкой Жэ чуя, что от кроликов они потом и в страшном сне не избавятся. Себ вел себя более осмысленно: бродил между барашками и то и дело пытался обнять уже поросших густой шерстью особей, не обращая внимания на то, что в этой самой шерсти застревала солома, грязь и прочие неприятные вещи, о которых уже следовало знать мужчине в его возрасте. При попытке напомнить ему обо всех этих разочаровывающих факторах теплой овечей шерсти, родители в полном смысле этого слова вкушали фиаско, потому что нижняя губа Себа начинала дрожать, а в серо-голубых очах поблескивали первые тревожные слезинки. Джонни не знала, откуда у ребенка такой цвет глаз, но ничего хорошего он явно не сулил.
Не успела она сказать, что тоже соскучилась, потому что, вопреки времени и событиям, все равно очень сильно любила этого мужчину, как из гостиной донесся радостный визг: "Папочка!". Пришлось медленно и нехотя выпутываться из объятий и отдавать супруга на растерзание подрастающему поколению. С тоской глядя на раскрошенное по полу печенье, пролитый под столом сок и одну уснувшую посреди разгара веселья одноклассницу Си, Джонни зареклась проводить вечеринки в этом доме. Даже когда Сесилия подрастет, она дала себе слово, что девичник будет проходить на выезде. Пьяные валяющиеся в разных частях дома девули ее не прельщали.
Тем временем, Себ вернулся к своему достаточно любимому занятию - и вновь его голубые очи наполнялись влагой. Проследив взглядом за тем, куда смотрит ребенок, Джонни неосознанно расплылась в улыбке. Хоть у кого-то выдался хороший вечер! О, как же сильно она любила Капоте! Так сильно, что готова была простить ему надругательства над тапками Дора, свитерами Себа и плюшевыми игрушками дочери. Неуемной сексуальной энергии самец жил в этом комке спутанной шерсти. Но Себ ныл, а потому нужно было его успокоить:
- Ну все, не плачь. - погладила его по волосам Джонни. - Мы купим тебе другой свитер.
Губы Себа недовольно сжимались, удерживая внутри обреченные стоны.
- Два свитера?
Ситуация не изменилась.
- Три? С Суперменом, Бэтменом и Дэдпулом, как тебе?
Заслышав про Дэдпула, сын, кажется, немного взбодрился. Лекции на тему "Капоте тоже нужен друг" уже не действовали, а вот подкупить ребенка можно было всегда.
- Да, это меня устгаивает. - ответил в нос он и поднялся с лестницы.
- Куда ты? - спросила Джонни, глядя в спину младшему отпрыску.
- Пойду заем гоге пудингом. - сказал сын и скрылся на кухне, после чего Джонни мысленно сделала себе пометку не допускать брата к общению с племянником. А то ох уж эти ахтеры.

+2

5

Когда Себ благополучно в очередной раз продался за не самые мелкие блага детского мира, его отец довольно улыбнулся, провожая взглядом картавящего сына в кухню. Его логопед, стабильно добивающийся успехов по части роста гонорара, но не двинувшийся ни на йоту с той позиции, в которой был поручен юный наследник де Блуа, настаивал на необходимости взять его с собой в Америку, апеллируя фактом, что они подошли к тому важному переломному моменту в обучении труднопроизносимых звуков, но так как эту сказку Дориан уже слышал, то чудотворец был оставлен в Париже, обниматься с последним росчерком именитой фамилии, начертанном на чеке. Хватит. Сын нравился мужчине таким, каким был, картавящим (он де Блуа, а значит, справится сам), со всем его нытьем и проблемами с девчонками, которые наступили для Себастьяна непростительно рано. Но не всем везет иметь старшую, и вообще, сестру. Вон Коннору повезло таким же образом, как сильно не повезло Дориану, столкнувшемуся с этим недолюбленным сестрой (по его собственному мнению, конечно же) братом. Только о собственном "везении" нельзя было говорить вслух, как и о том, насколько Дор ненавидит Капоте. И нет, его нисколько не смущало то, что сравнивал брата жены с собакой. Порой, глядя на то, как Джонни воркует то с одним, то с другим, Дориан понимал, что ему на долю остаются крохи с барского стола привязанностей, учитывая еще и любовь миссис де Блуа к двум общим отпрыскам. Только Дору всё равно хватало, он был в этом плане непритязателен, и вообще сильнее всего его подогревали иные чувства. С блаженной улыбкой он потянулся, ощущая приятную усталость и радость от пережитого во время прогулки. С трудом поборол желание скрыться вслед за сыном, намазать нутеллой хлебцы и отдаться на волю побед спортивного канала. Сначала ванна, куда он отправился под предлогом "вымыть руки", а на деле к перекиси водорода и аптечке и баку с бельем, куда была отправлена в пятнах чужой крови темная рубашка. Оставшись в футболке, Дориан проследовал в комнату, где развлекались девочки, и даже сумел выдавить из себя приветственную счастливую улыбку. Что-то вроде "папочка семейства вернулся, папочка семейства скучал". Только вот нихрена подобного. Дор терпеть не мог детей, исключая трепетно обожаемых собственных. Остальные, все эти капризные карлики вызывали у де Блуа стойкое раздражение. От того, Дор сосредоточил всё внимание на Си, вряд ли будет красиво, если внезапно аристократичный папаша превратится в невероятного Халка, расшвыривающего лошадок, кукол и их хозяек соплячек по углам. Хотя, представив себе ненадолго сию картину он даже вдохновился. Поймав на себе укоризненный взгляд Джонни, что почесывая хрюкающему (у него в роду точно были свиньи) Капоте брюхо, сидела напротив в кресле, стер все кровожадные эмоции с лица, заменив их нейтральной любовью к жизни. Детям. И тому, что на его бережно охраняемых колонках, перевернутых динамиками вверх, прыгало какое-то мультяшное зверье, от чего Дориана натурально передернуло. Он, лебезя так, что не обманул даже детей, заметил, что колонки для подобных игр не предназначены и на всякий случай спрятал руки в карманы джинс. Так было спокойнее представлять, как отвешиваются лещи и внезапно не увидеть, что мечты реальны.
Си потащила отца к дивану, еще не дойдя до того бесящего возраста, когда дети смущаются одного только вида родительской привязанности, усадила его, села рядом и принялась долго и кропотливо вещать, кто из её знакомых девочек не приглашен на сегодняшнее мероприятие и по какой причине. Дору оставалось лишь втихую зевать и заодно умиляться факту, что дочь умудрилась из узкого круга общения, который предполагал их дом в штатах, вычеркнуть большинство по тем или иным причинам. Выбирая себе в ближайшее окружение только редкой формы жемчужины среди предложенных. Привлек девочку к себе и поцеловал в макушку, тут же незаметно морщась от количества волос, налипших на губы, если так пойдет дело, то парней она будет выбирать еще тщательнее. И так и останется старой девой при обожающем её папочке, жизнь только что показала Дору лицо, посему он благодушно осмотрел сборище, а затем невинно заметил:
- А вам домой не пора? - и заметив на себе грозный взгляд Джонни, оскорбленно добавил: - что? Я, может, переживаю за их оставленных без присмотра родителей. Представь, сколько всего может с ними случиться, - и красноречиво перевел взгляд на собственные бедра, дескать, они, мол, трахаются, а мы тут нянчимся. Это несправедливо.

+3

6

Дориану де Блуа было уже давно не двадцать, а он все так же верил в мирскую справедливость. Наивный. Такой большой, думал, что в сказку попал. Но не тут-то было - сейчас они были парочкой взрослых, этих уставших больших людей, в чьи обязанности входило присматривать за своими и чужими отпрысками, дабы те не сломали что-нибудь в доме, да и сами желательно не убились. Самым грустным было то, что если что-то произойдет - то потом неотмахаешься, Америка в этом плане суровая страна, где ребенка и пальцем нельзя тронуть. Джонни иногда с тоской вспоминала прочтенное в книгах время, когда непослушных девочек и мальчиков стегали розгами, а, глядя на подружек Си, уже выбрала парочку, что хорошо бы вписались в древние реалии наказаний. Воспитательного процесса, простите пожалуйста, тогда бы это пошло им на пользу, а сейчас даже Си хотела новый айфон, и никакие отговорки родителей не помогали - у всех есть, и у нее должно быть. Избалованное поколение. Порой ей хотелось поведать о том, в каких лишениях жил горячо любимый дядя Коннор, но язык не поворачивался - приукрашивание воспоминаний прошлого приведет к тому, что дядюшка Коннор в это поверит и будет страдать еще сильнее. Хотя, казалось бы, куда там еще? Но Коннор всегда найдет, так что ее рассказ обернется моральной травмой не для детей, а для брата. Оно ей нужно? Потому Джонни помалкивала, смутно улыбаясь Дориану, к которому прилипла старшая дочь.
Сесилия всегда обожала отца. Ее хлебом не корми - дай обнять, усесться на колени и рассказать парочку своих детских историй. Слова о том, что папа - парень мамы, не помогали. Си любила его очаровательно и бессистемно, отдавая больший кусок шоколадки или не давая уйти ночью спать, пока сама не уснет. Не то, чтобы Джонни ревновала - как можно обижаться на своего ребенка, тем более в таком возрасте? - но подозревала что-то неладное. Своего отца она не помнила, так что со скрипом могла представить такое сильное обожание родителя, но что было, то было. Дориан обожал свою дочь, она обожала его, искра, буря, родительская любовь, и, пока они болтали на диване, Джонни уныло чесала пузо Капоте. Общая пожеванность собаки должна была наводить на мысли, но не наводила - Джонни казалось, что тот всегда так выглядит, потому женщина ничего криминального не заподозрила: Капоте был визглив, потаскан и озабочен, как всегда. Выпутавшись из рук хозяйки, он решил, что настало время для второго раунда и потрусил на поиски очередной жертвы для приставаний. Маленький извращенец. Давно пора было отвезти его в клинику и что-то с этим сделать, но у Джонни рука не поднималась лишить собаку последней радости в жизни. Пусть даже эта радость происходит с тапком или свитером.

Она облегченно вздохнула, когда родители подружек Си начали потихоньку съезжаться за своими чадами. Они выглядели довольным и отдохнувшими - в некотором роде даже два часа тишины могут стать бальзамом на душу, а вот Джонни такого релакса не ощущала, горя желанием поскорее выпроводить последнюю пигалицу и завалиться в большую уютную постель, чтобы передохнуть. Желательно, под боком у Дора, но тот явно будет занят более важной миссией: чтением литературы про вывод скота, рисованием кровью, ну или счастливым алкоголизмом от того, что этот вечер заканчивается. Завтра Си и Себ пойдут в школу, и в доме наступит тишина. Они с Дорианом смогут заняться тем, что больше всего радует таких вот уставших взрослых. Например, поиграть в карты на раздевание. А что? У Джонни отлично получалось как выигрывать, так и поддаваться.
Когда за последним ребенком закрылась двери, Джоанна сняла домашнюю обувь и тихонько босиком прошествовала с гостиную. Тут было спокойно и чисто, весь бардак скрывался за дверью дочери на втором этаже. Тут и нашел себе убежище сидящий на диване Дориан, к которому она подошла сзади и обняла поверх плеч, прильнув поближе.
- В следующий раз вечеринка точно будет не здесь. Я и не думала, что детский праздник - это так утомительно. - сообщила она и куснула мужа за мочку уха, игриво терзая. Теперь ей больше всего хотелось побыть наедине с Дорианом, к черту все эти родительские обязательства.

+3


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » на ловца и зверь бежит. ‡флэш