http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Bite the Bullet ‡флеш


Bite the Bullet ‡флеш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата: 29 апреля, 2015. Смеркалось!
Участники: Anakwad Fisher, Medea Sforca.

Да не дрогнет рука доброй самаритянки, набирая 911...
Иди-ка ты, девочка, куда шла:
В домашний уют, вечернюю хандру или к соседу с плазменным телевизором.
Не смей никуда звонить, мужские разборки тебя не касаются.
Нет? Знай, милая, любопытство когда-нибудь тебя безжалостно погубит.

Отредактировано Anakwad Fisher (29.03.2016 19:43:54)

+2

2

- Сколько? - и не устает ведь в подобных ситуациях задавать один и тот же вопрос. Будто бы ему не все равно. Будто не назначает он цену сам, исходя из талантов, умений и ебабельного вида. Иногда эта цена довольно превышает заявленную, и похотливые глаза алчно загораются, пальцы сжимают купюры и жрица любви шепчет слова благодарности, предлагая заходить на днях за очередной порцией минета. Ни одну из них Медведь не посетил дважды. Не доводилось. Не интересовался. К чему получать снова и снова то, что тебе единожды отдали, дабы по иронии насмешливой судьбы вдруг не привязаться к шлюхе, не стать ее постоянным клиентом, а потом, воплощая в жизнь ванильно-приторную историю куртизанки Сатин из "Мулен Руж", окольцевать вдруг работницу нелегкого панельного труда, и она, пресытившись сполна всеми тяготами своего прошлого, будет всю жизнь на коленях благодарить своего спасителя, делая мощный отсос, станет верной женой и прекрасной матерью пятерых детей. Ну да. Ничего тупее нельзя вообразить. А для особо впечатлительных и настойчивых прелестниц, Фишер бы без стеснения намекнул, о том какой дорогой и холеной была сама Сатин, и чего на самом деле стоят те, кто свято уверен - всего лишь раздвинув ноги, можно осчастливить любого мужика.
- Договоримся, - будто прочитав его мысли, углубившись в самые потаенные воспоминания, подмигнула  блондинка, призывно маня глубоким разрезом на груди и стройностью бесконечно длинных ног. Медведь блондинок не любит. Но эта, похоже, знает о чем говорит. И догадывается своей прожженной чуйкой - если все пройдет так, как это нужно, байкер за ценой не постоит. Приятно, черт возьми, иметь дело с профессионалом. И так оно везде.
Медведь кивнул, соглашаясь на предложенный бартер. До того, видимо, прельщала необычная оценочная система, до того помутили подвыпивший разум сиськи пятого размера, что где-то Медведь даже ощутил подлую наебку. Жалко, слишком поздно. И тогда, когда вечернее рандеву за углом бесцеремонно прервал чей-то голос.
Лениво обернувшись, Медведь увидел пятерых. Кто такие - хуй знает. Впрочем, вскоре узнал и сам хозяин детородного органа.
- Тебе передает привет один твой оч-чень большой друг, - прямо над левым ухом услышал Медведь воркование. Пожалуй, это было последнее из приятного, что он услышал за сегодня. Из этих чудесных сисек, впрочем, получился бы превосходный живой щит. Только ебучее благородство и моральные принципы как-то помешали прятаться за спину дамы. Оставалось лишь схватить ее за лохматку, и отправить в веселый полет в сторону одного из "великолепной пятерки". Попадет под замес, изувечат красивое личико, да хотя бы и сам Медведь с удовольствием прошелся бы по нему берцем, чтобы неповадно было впутывать его в эти дела.
- Не кипятись, парень. Мы лишь хотим, чтобы ты вернул обещанное, - улыбнулся один из них, глядя из капюшона какой-то застывшей искусственной улыбкой. Маски Гая Фокса? Пиздец.
- А отсосать у меня вы не хотите?
Что за таинственный большой друг послал этих клоунов-дегенератов, и что конкретно он кому-то наобещал, Медведь в душе не ебал. Разговаривать с этими дебилами не было никакого желания, выяснять что-то тем более. Можно было бы, конечно, сдернуть непонятную херовину с их лиц и выбить каждому по ряду зубов. А просто так, интереса ради. Поглядеть, как эти зубы будут смешно падать. Но едва освещенная улица - не спортивный ринг. И даже не клуб подпольных боев. Следовало бы добазариться по-человечески, и может, получилось бы избежать тюремного срока за превышение самообороны. Но это прокатило бы в таком дегенеративном случае, навроде "дядь, дай закурить", или любезное осведомление о том, есть ли у Фишера в столь поздний час мелочь. Впрочем, такой контингент старался обходить здоровенного индейца стороной. И правильно делал. Дороги, видимо, были им их конечности. Калеками особо мобилу не отгопотишь.
А здесь, кажись, были совсем иные люди, и о бессмысленности каких-либо разговором Медведь разумно догадывался. Не поможет откровенный блеф, мол, не знаете ли, чуваки, где тут Бешеный Джо живет? С неделю как подъем с тюрьмы был. Не поможет почти искренняя радость, мол, заебись, наконец-то нашел, с кем забухать (осталось только себе приобрести подобный маскарад). Видно было - не хотят ряженые текилу. Кровь, суки, предпочитают сырую. И желательно мясом кверху.
Впрочем, ничего сверхзагадочного. "Вожак" всегда стоит чуть впереди и несет бред, вот как эта падла. Начинать, стало быть, необходимо с него. Второй по комплекции превосходил самого Фишера, что было крайне странно. Значит, следовало бы ненароком не попасть под замес. Глаза третьего, как увидел он даже под маской, бегали и озирались по сторонам. Третий вообще проблемой не был. Сам съебется, встретив достойный отпор. Лениво было кулаками махать, ну да видимо никак без того не обойтись. Оттого, резко и порывисто дернувшись с месте, Медведь огромной пятерней заехал в глаза самого "болтливого", целясь аккурат под прорези маски. Помогло. Темноту переулка оглушил истошный вопль. Главный выведен из строя, дальше - не проблема. В случае чего, можно поспешно ретироваться. От побега корона с ебла не съедет, восторженных зрителей тут нет, срок мотать за такое дерьмо Фишеру не хотелось. Что-то доказывать - тоже. Но четко продуманную систему нарушила резкая боль, вызванная глухим звуком вылетевшей "шампанской пробки". Это только в боевиках улицы города оглашаются задорной перестрелкой, а жителям похер. В реалиях жизни на каждый ствол надевается глушитель. Для таких случаев, как сейчас. Для таких, чтобы словить полуминутный ступор. Чтобы в ступоре, отвлекшись на простреленную бочину, пропустить резкий удар по голове чем-то тяжелым и впасть в небытие.

+3

3

Один из миллионов вечеров, темные улицы, пропахшие сыростью весеннего асфальта, свет фонарей, отраженный в ярко мелькающих витринах на периферии зрения и не найти по настоящему темного угла. Манхеттен никогда не спал, наполняя свои улицы людьми, бредущими без какой-либо явной цели, сбивающимися в стаи пропивающей жизнь молодежи, ютящихся у задних деверей многочисленных ресторанчиков бездомных, людей и псов, пусть последних осталось не так много - все же соседство у них было не из надежных. Желающие набить карман своего декольте сверкали томными взглядами из полутемных проулков возле закрытых клубов, окружая себя загадочным дымом нарочито дорогих сигарет. И все же, не смотря на обилие грязных новостей и нескончаемой работы, мог ли современный человек по-настоящему бояться ночных улиц?
Медея частенько пренебрегала своей станцией метро, предпочитая выходить пораньше и хоть полчаса в день тратить на подобные прогулки. Не важно, какой час истекал на космическом циферблате, было ли темно, солнечно или дождливо, какой силы ветер задувал в вырез плаща английского кроя, сейчас просто наброшенного на плечи – уж больно теплая была ночь. Девушка размеренно отмеряла привычное расстояние, обходя открытый ночными работниками коммунальных служб люк, сворачивала на не популярную у ночной тусовки улицу и после сразу направо, срезая путь мимо старой постройки, чтобы выйти ровно рядом со входом в любимую из ближайших к ее дому кофеен. Этот путь был выучен и знаком до последней кочки, да что там, если однажды судьба сыграет с ней злую шутку и Сфорца лишится зрения, то даже в том случае без труда дойдет домой следуя своей внутренней путеводной нити, заточенной на маршрут. Даже сейчас она шла, будто на автопилоте и каково было ее удивление, когда в грудь ей уперлась полосатая черно-желтая лента, протянутая ровно от стены до стены и перегораживающая укороченный путь.
Минутный ступор и недовольно поджатые губы. Чтобы ни задумали стражники правопорядка, оставляя свои отметены, и лишая ее возможности не проходить мимо одного не самого приятного местечка в их районе. Как ни странно, но все остальные закутки, в которые заносила легкая нога свою хозяйку, удавалось проходить без особых последствий, но слишком часто мелькали ряженые в тяжелые кожаные куртки мужики возле одного из баров, находящихся как раз через дорогу от того места, где теперь, несомненно по велению судьбы, пришлось выйти Сфорца. И нет, вряд ли в серьез стоило опасаться за сохранность своей жизни в центре города, но воспоминания и мысль о том, что ее старый знакомый мог мелькнуть именно в подобной компании, делали свое дело. И как позже думала патолог – лучше бы она поднырнула под ленту, продолжая свой привычный путь, нежели пошла на поводу у предупредительного заграждения.
Практически показавшись из переулка на ярко освещенной улице, Медея на пару секунд притормозила, согревая пальцы мелькнувшим огоньком зажигалки, а оторвав глаза от затлевшей бумаги и сизого дыма, напряглась, так и оставив прикуренную сигарету в пальцах, отводя руку за спину, чтобы ненароком не выдать своего присутствия, скрытого тенью стены. Пожалуй, уличные потасовки были столько же неотъемлемой частью острова, как и Центральный парк, вот только ввязываться в них хотелось гораздо меньше, чем гулять по последнему. Можно сказать, что Сфорца подоспела лишь к финалу представления, мужчина, явный представитель противоположной стороны, темным кулем осел у стены, а банда его оппонентов, поддерживая под руки одного из своих товарищей, и расцветшая аляпистым платьем баба, бодрым шагом направились к припаркованным в паре метров от переулка байкам и еще через минуту с диким дружным ревом скрылись в потоке желтых такси.
Только когда опасность стать случайно жертвой  миновала, девушка бросилась через дорогу, на ходу пытаясь нашарить в сумке телефон, который вопреки умению любой женщины находить в хаосе сумочного хлама – нужную вещь, все никак не попадался в руку.
- Эй, парень! – Присев на корточки, Медея не сразу узнала в завалившемся на землю бугае своего старого знакомого, только лишь перевернув того на спину и измазав ладонь о кровоточащую ссадину на лбу, еле слышно выругалась, не забыв помянуть «приятеля» по имени.
- Фишер, Фишер, очнись! – Благо руки Сфорца уже действовали отдельно от пребывающего в негодовании за этот злой случай сознания. Пульс равномерными толчками ударил по пальцам, дыхание так же отслеживалось и могло бы показаться, что парень отделался лишь неприятным ушибом, если бы не набухающая от крови футболка. – Вот паскуда…
Шарф, до этого защищающий горло от пронизывающего ночного ветра, был тут же превращен в обычную тряпку, которой Медея зажала кровоточащую рану, а свободной рукой вновь принялась шарить в поисках телефона, если дело оборачивалось не простым хулиганством – без всемогущей службы спасения обойтись было трудно.
- Только не думай, что я позволю тебе так легко сдохнуть…Или, быть может, пришло время расплатиться по долгам? На секунду рука Медеи дрогнула, чуть ослабляя давление на рану, но только лишь на секунду, по прошествии которой дала о себе знать данная некогда клятва и находка, что наконец попала к ней в руку. – Помощь скоро будет.

+3

4

Его зовут Фишер. Просто по фамилии, потому что слишком сложно для произношения индейское имя. Ему тридцать два года, и эту дату с размахом отмечали зимой. Он живет совершенно в другой части города, однако, два колеса дают возможность перемещаться довольно быстро. Отлично. Себя он помнит. Вот только что в данной ситуации лучше - забыть "кто я" или забыть "где я"? По крайней мере, когда помнишь о своем местонахождении, всегда точно знаешь, где найти информацию о том, кто ты такой, будь то паспорт, водительские права и прочие ксивы. А вот лежать спиной на холодной земле, еще и под ледяными каплями дождя, при этом не понимать, какого хрена ты здесь оказался, это есть настоящий пиздец.
Хотелось встать, или хотя бы отвернуть морду от надоедливого потока, и продолжить сон дальше (кто знает, вдруг угораздит проснуться в собственной квартире, в обнимку с горячей бабенкой). Только малейшая попытка движения вылилась вдруг в такую дикую боль, что едва хватало дыхания. Издав глухой стон сквозь стиснутые зубы, Медведь обнаружил, что физических сил хватает разве только на то, чтобы открыть глаза. Чтобы отмахнуться от особо назойливой капли. Чтобы сфокусировать взгляд и увидеть над собой женский силуэт.
Она, кажется, говорила что-то. Может быть, хотела привести в чувство. А может, пыталась обворовать. Но только вряд ли уличная воровка, пускай даже самая глупая и неопытная, достала бы телефон и начала звонить кому-то. Обычно действуют они очень быстро, оглянуться не успеешь, и уносят ноги со своей наживой. Женщина убегать не явно собиралась. Кажется, она хотела помочь.
- Не вздумай... - произносит Медведь, вкладывая последние силы, чтобы дотронуться до руки незнакомки. Хотелось произнести как-то погромче, дабы подействовал на нее эффект неожиданности. Но послышалось лишь вымученное рычание. Хорошо еще, рука не подвела. Мобила незнакомки падает прямо в лужу. Это хорошо - теперь никуда она не сможет позвонить. А ущерб он ей возместит, пусть заберет бумажник, там вполне хватит денег не только на ремонт, но и покупку нового телефона.
Хотя, в том что его никто не обчистил, Медведь уверен нисколько не был. Память к нему постепенно возвращалась, мозг упорно пытался восстановить случившееся до последней секунды: шлюха, которую он пытался снять, маски Гая Фокса, глухой звук выстрела... Кажется, они что-то говорили, но черт возьми, что?! И кажется, им нужны были вовсе не деньги. Лютой яростью сковало горло - из-за каких-то ублюдков, которые даже не нашли в себе смелости открыть свои ебальники, он оказался валяющимся в промокшей пыли, и уговаривающим неизвестную девку не звонить в службу спасения. Это ничего. Он обязательно вспомнит лицо той шлюхи. Он найдет ее, выйдет на этих тварей, и устроит их задницам Варфоломеевскую ночь. Потом... Непременно!
Но сейчас боль не отступает ни на минуту. Сейчас лишь хотелось благополучно сдохнуть. Конечно, ему не помешала бы помощь, но вместе с медиками на место прибудут копы, и что тогда он им расскажет? Что якобы не знает, кто напал на него? Такой ответ легавых явно не устроит, начнется дознание, откроют дело, станут разбираться... Нет, ни за что не позволит Медведь выяснить что-то раньше него самого. Иначе, кто знает, как это отразится на клубе. Да и за ним самим не так уж все ровно и гладко, чтобы спокойно дожидаться приезда правопорядка. Нет. Нахуй такую помощь.
Стоило бы как-то намекнуть незнакомой, чтобы шла себе по своим делам (странно, что вообще есть еще люди, способные не пройти мимо). Что он сам как-нибудь доковыляет до дома. Доползет, если это так понадобится. Только очертания женщины с каждой секундой становились все четче, яснее. И вот уже он может сказать наверняка, кто склонился перед ним, осторожно поддерживая простреленную бочину шарфом.
- Ты?
Она. Сомнений никаких. Кто же еще настолько безрассуден? Кому еще может так подфартить с ночными приключениями? Только той, что звали Медея Сфорца, той, которая имела глупость когда-то связать свою судьбу с одним кудрявым профайлером, попутно познакомиться с Фишером, и влипнуть в большие неприятности. Сколько лет прошло с тех злополучных событий? Года четыре, не меньше. И никак не ожидал байкер увидеть ее прямо здесь. Честно говоря, вообще не ожидал когда-либо встретиться. Но вот, будто по иронии судьбы, она склонилась перед ним, заткнула брешь в раненном теле, и есть предположение, что вовсе не узнала. Не разглядела в потьмах. Бред какой-то.
Впрочем, что здесь не бред? Та идиотская ситуация, в которой Медведь оказался? Отморозки в нелепом одеянии? Или может быть, что он взаправду понадеялся на абсурд подохнуть прямо здесь и сейчас, скончаться от потери крови в злачной подворотне.
- Как... поживаешь? - говорить было тяжело. Дышать было тяжело. Видеть Медею тоже было непросто. Вряд ли он смог бы сказать точно, для чего задает сейчас ей этот вопрос, будто им довелось столкнуться в очереди супермаркета, а не возвышается она над раненным телом. Но раз такой выдался нелепый вечер, то уже, наверное, похуй, что спрашивать. И что услышать в ответ.

Отредактировано Anakwad Fisher (28.04.2016 20:24:01)

0

5

В этом мире полно идиотов. Одни перебегают дорогу на красный свет, другие просиживают свою жизнь за игровыми автоматами, третьи же – сраные байкеры, которые даже в предсмертном состоянии отказывались от помощи.
- Ты что делаешь? – Праведно возмутилась Медея, продолжая зажимать рану и наблюдая, как ее телефон выпадает из рук прямо в лужу, экран трескается, гаснет и едва ли будет в дальнейшем пригоден к использованию. Еще одна потеря за этот вечер в дополнение к безнадежно испорченному шарфу и пусть Фишер даже не сомневается, в дальнейшем девушка сдерет с него вместе с его толстой шкурой еще и возмещение ущерба. Осталось только сделать так, чтобы парень выжил.
Бегло оценив состояние пострадавшего, насколько вообще позволяла обстановка и скудное освещение, девушка, все же будучи врачом, пришла к неутешительному выводу, что этот бугай родился в рубашке. Болевой шок конечно имел место быть, как и не малая кровопотеря, но все же артерии задеты на были, и пуля скорее всего прошла по касательной к основным органам, если судить по местоположению отверстия первого и… Опустившись на колени, Сфорца осторожно приобняла Фишера за шею, слегка приподнимая и, с легкой иронией человека не обремененного излишней эмоциональностью, обнаружила наличие сквозной дырки, из которой лениво сочилась кровь.
- Ну хоть пуля сама вышла… - пробормотала она, впрочем, уже мысленно соображая, как ей поступить, раз с вызовом службы спасения вышла накладка. Позвать на помощь работников кафе? Но судя по погасшей вывеске оно уже закрыто, да и те ребята, которые подстрелили индейца вроде как были его посетителями. Кто знает, не сделает ли она только хуже? С другой стороны, до ее дома оставалось буквально пара кварталов, сама она медведя конечно не дотащит, а он же пока не походил на человека способного идти самостоятельно, к тому же, вдруг она все же ошиблась и рана была серьезнее? А что дома? Рисковать лицензией и проводить операцию в «полевых» условиях? Из-за него она итак уже достаточно рисковала своим будущим и оба раза – риск этот не был оправдан. Но в то же время, в больницу его можно было отвезти лишь предварительно вырубив… и Сфорца с решимостью глянула на какую-то доску, лежащую поодаль. Во благо медицины… Ладно, рискнем. У Кита наверняка завалялась его армейская аптечка.
- Давай-ка снимем с тебя лишнюю одежду, приятель… - кроме шарфа у Медеи не было ничего, что могло послужить повязкой на вторую рану, но перевязать ее было необходимо, если она и впрямь рассчитывала спасти этому идиоту жизнь. Подцепив футболку парня, патолог, стараясь быть предельно аккуратной, стащила ее через голову, и, вцепившись зубами, надорвала ткань, разрывая все равно более не пригодную к носке одежду на две половины. Оставалось закрепить эту нестерильную повязку уже насквозь пропитанным кровью шарфом, которого едва хватило, чтобы обмотать широкого в кости парня.
- Не твоими стараниями, но я в порядке. Жди здесь… хотя куда ты денешься. – Поднимаясь на ноги, стряхнув сор с коленей, но тут же пожалев об этом, так как рефлекторное движение только размазало кровь и грязь по одежде, Медея вышла из проулка на дорогу. Она не боялась, что ее собьет машина, в это время и в этом районе их было не так много, однако не хотела уходить далеко в поисках свободного водителя. На ее счастье, буквально в нескольких домах стояла искомая ярко желтая карета.
- Такси… - Крикнула Сфорца, недовольно поморщившись от звука своего неприспособленного к крикам голоса, но все же сразу повторила клич и замахала над головой рукой, привлекая к себе внимание. – Такси! – Ее услышали не сразу, но заведя мотор, пожилой мужчина подъехал к девушке, по старой привычке, не покидая водительского места, а с равнодушием человека, уставшего от работы, но при этом смирившегося с началом смены, спросил:
- Куда едем?
- 11 Авеню. Только помогите мне… - Конечно, подозрительным было все. Начиная от самой просьбы пассажирки, ибо меньше всего она была похожа на путешественницу, которая не может поднять перегруженный барахлом чемодан, и заканчивая местом, куда указывала та рукой. Однако, выросший в гетто мужчина оказался не из пугливых и опасливых, выходя из машины и вместе с попутчицей помогая подняться раненому.
- Вы уверены, что вам не нужно в больницу.
- Да, все в порядке… везите по адресу. Фишер, надеюсь ты не будешь против зайти в гости?

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Bite the Bullet ‡флеш