http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » "И вообще отойдите, мне с Вами неэлитарно" ‡флешбек


"И вообще отойдите, мне с Вами неэлитарно" ‡флешбек

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s3.uploads.ru/1PjTG.png

Время и дата: январский день 2016 года.
Декорации: госпиталь "New York Presbyterian" (в частности, отделения хирургии и гинекологии).
Герои: Ray McIntyre, Scarlett Craige.
Краткий сюжет: не следует строить планы на предстоящий перерыв в госпитале, если вы не знаете, какие ещё сюрпризы преподнесёт Вам господин Фатум...

Отредактировано Scarlett Craige (21.04.2016 03:01:15)

+3

2

- Можешь считать инструмент, - ознаменовал Макинтайр окончание операции, отходя от стола к умывальнику и с долгим тщанием умывая руки, будто кровь на них въелась сквозь нитрил перчаток в кожу и никак не хотела покидать хирурга.
Вода моментально окрасилась в розовый и бойкими струйками стекала с его пальцев, смывая чужую кровь, но оставляя резкий запах, навязчиво бьющий в нос, избавиться от которого не суждено ему даже простой он оставшиеся полдня под душем. Мои руки в крови. Скорее на автомате констатировал мужчина, поскольку еще не успел отойти от той жесткой сосредоточенности, что сопровождала его на протяжение этого трудного дня. Никаких внеплановых, все сугубо расписано по минутам, у него даже оставалось время прийти в себя в кратких промежутках, но те даже более соблазняли его устроить себе перекур, а от того Рэймонд старался побыстрее занять себя чем-то другим, поскольку его намерения избавиться от табака чересчур затянулись с прошлой осени. Возможно, его желание было не настолько сильным, хотя он уверился, что его дочь от этой пагубы страдать не будет, но памятуя прошлый раз лет эдак семь назад, когда еще свежа была в памяти гибель его жены, тогда все было проще, а вынужденная переоценка ценностей летела как шлюха с небоскреба. Теперь же Рэй менял себя куда медленней и неохотней, будто этого и не было совершенно необходимым - так, господская прихоть по испытанию своей силы воли. Решить наконец, способен ли он противиться собственной натуре или стоит сдаться на ее милость раз и навсегда.
Возвращаясь в свой кабинет уже с вполовину заполненными бумагами, где наспех, вкривь и вкось были нацарапаны моментальные результаты, Рэй думал даже не о предстоящем обеде, который, по традиционному в больнице закону подлости, вполне мог бы накрыться каким-нибудь экстренным пациентом, наверняка, особенно озабоченным строгой диетой хирургов, он против привычного отрешения от мирских дел думал о доме и дочери, он думал о той, что преследовала его день ото дня, не оставляя несчастный рассудок в вожделенном покое, но также и о другой женщине, что не так давно вошла в его жизнь легко и бесшумно как тень, а нынче никак не хотела покидать ни мыслей, ни планов на будущее, будто он всерьез вознамерился ввести ее в свой узкий семейный круг и имел возможность получить от того какое бы то ни было удовлетворение или пользу. Мозаика все еще не сходилась - мужчина вертел в руках смальты, но не мог сделать решающий выбор, а между тем, фигурные детали грозили раствориться прямо в пальцах, рассеяться невесомым дымом, чтобы безжалостно оставить его пред незавершенным узором, взирать на собственное несовершенство, на свою глупость и опрометчивость. И все же он раз за разом пытался ее сложить, будто от того зависело будущее всего мироздания. Ведь, в конечном итоге, ответ на мой вопрос все равно существует лишь один. И он знал, что способен с ним справиться.
Заполняя бумаги и перенося информацию в свой компьютер, Макинтайр почти не следил за временем, поскольку за долгие годы врачебной практики, легко ориентировался в промежутках, а в особенности настолько непродолжительных, как этот, когда мгновения остаются разве что на отчасти бездумную работу на уровне рефлексов, а напряженная мысль куда-то испарялась, густым и душным туманом покидая врача и оставляя взамен лишь тяжкую усталость, от которой уже начинали болезненно пульсировать виски, а работу застилал рассеянный взор. Мужчина в недовольстве помотал головой и уверенно отложил в сторону ручку, после чего снял очки, с силой надавив на внутренние уголки утомленных глаз - с него достаточно. В конце концов, у него уже пару минут как шел обед, он мог себе позволить хотя бы выйти на морозную улицу и отогнать от разума предательскую сонливость. Возможно, там, позади стен госпиталя, ему удастся прийти с самим собой к какому-нибудь консенсусу, но это грозило ему лишь в том случае, если он успеет спуститься на крыльцо раньше, нежели его перехватят в отделении, будто один вид оскорбительно праздно шатающегося врача заставлял пациентов в кратчайшие сроки ухудшать собственное состояние до самых неоперабельных пределов.
- Доктор Макинтайр! - раздался позади Богом проклятый голос его анестезиолога, как только врач потянул руку к кнопке вызова лифта. - Рэй! Как хорошо, что ты еще не ушел...
Господи, ну почему я еще не ушел?.. Кратко провернув в памяти, на чем именно он мог сэкономить время хотя бы до того, как двери лифта сомкнулись бы за его плечами, Рэймонд развернулся на оклик, храбро принимая страшную действительность - экстренный случай, женщина из гинекологии... Мужчина тяжко вздохнул, закидывая в рот жевательную резинку, чтобы хоть как-то притупить уже нешуточно подкатывающее чувство голода, и отправился к операционным вслед за напарником, выясняя у того по ходу подробности произошедшего и вместе решая вопрос наркоза и оснастки. В каком-то смысле, такие повороты влияли на Макинтайра вполне благотворно, исключая из списка желудок и общее состояние изнуренного организма, поскольку за напряженной работой он всегда забывал о насущном, привычно отсекая его от сознания и погружаясь в блаженный мир естественного одиночества, когда хирург оказывался в схватке один на один с недугом, безусловно не обращая особого внимания на свою команду, что и без того прекрасно знала свои задачи - это время было одним из тех столпов его существования, благодаря которым и ради которых он все еще продолжал попирать своими стопами земную твердь.
На доктора Крейг мужчина наткнулся уже заворачивая в предоперационную, чтобы принять душ и переодеться - безусловно, как же обошлось бы без этой манерной дамочки, когда дело касалось гинекологии, хотя бы та и была едва оперившимся генетиком, роль которого в больнице Рэй особенно не признавал, ну уж во всяком случае до поры, до времени, пока этой пигалице не удастся его в том разубедить. А покуда она оставалась той самой выскочкой, в нетривиальном способе получения рабочего места в пресвитерианском госпитале которой, Макинтайр отнюдь не сомневался, хотя при этом все же никак такового отношения к ней не показывал, оставаясь вежливым до зубного скрежета.
- Добрый день, - коротко кивнул он девице, буквально пролетая мимо ее хрупкой фигурки, но на пороге все же бросив. - Твоя?

+4

3

внешний вид: как на комплекте

— Кевин, бланк, пожалуйста.

Изящные пальцы Скарлетт Крейг слегка сжимали  шариковую ручку, в которой уже осталось менее половины чернил. Этот непритязательный факт был констатирован девушкой с лёгким оттенком безразличия, едва её взгляд небрежно скользнул по виднеющемуся сквозь полупрозрачный корпус тонкому стержню. Ногти, едва выступающие за мягкие подушечки, поблёскивали нежным бледно–розовым оттенком в слабых лучах январского солнца, что изредка являло свой лик из–за нависающих над Нью–Йорком туч. Приземистый юноша, поправляя нелепые очки на переносице в пятый раз за последние полчаса (чем, стоит отметить, вызывал в глубине души Крейг холодное раздражение), поспешно ринулся к своему рабочему месту, словно от проявленной инициативы зависела его собственная жизнь, и спустя мгновение протянул генетику белоснежный лист бумаги. Загнутый на несколько миллиметров уголок — несомненно, последствие небрежности медбрата — тотчас расправляется резким движением женской ладони. Краткий кивок головы в качестве не благодарности, но констатации факта, — и Скарлетт вновь переводит взгляд на пациентку, что сидит напротив, нервно перебирая пальцами ключи от автомобиля.

— Имя? Фамилия? Дата и год рождения?

Крейг вновь чувствует себя в своей стихии и оттого позволяет себе расслабиться, незаметно переставив облачённые в строгие классические брюки ноги в более удобное положение. Аккуратный почерк, каждый штрих которого выведен шатенкой с излишней педантичностью, постепенно покрывает значительную часть бланка. Поспешность в данном случае неуместна: овальный циферблат настенных часов, занимающих свободное пространство левой стены кабинета, отсчитывает чернильными стрелками минуты до начала обеденного перерыва, тем самым внушая девушке уверенность в предстоящей возможности ободрить себя зелёным чаем без сахара, приобретённым в кафетерии на первом этаже. Излюбленный горячительный аккомпанемент в виде нескольких чайных ложек бренди, которым Скарлетт любила подчёркивать изысканный вкус напитка в домашней атмосфере, к сожалению, в госпитале не позволялся — ни установленными правилами, ни воспитанием Крейг.

— Как правило, для экстракорпорального оплодотворения, — негромко начала шатенка, возвращая ручку в подставку для письменных принадлежностей и переплетая пальцы обеих рук, покоящихся на прохладной поверхности стола, — следует получить несколько яйцеклеток. Насколько Вам известно, в норме у каждой женщины в течение одного менструального цикла созревает лишь одна. Поэтому мы проводим так называемую «стимуляцию суперовуляции» с целью увеличения их количества и эффективности лечения бесплодия данным методом, — судорожный глоток пациентки не ускользает от внимательного взгляда Скар. — Не стоит бояться: Вам всего лишь будут назначены гормональные инъекции или же таблетированные препараты. Схема стимуляции будет подобрана индивидуально для Вас исходя из Вашего возраста, причин бесплодия и фолликулярного резерва. Это мы обговорим позднее, — солнечный луч, скользнув по гладкой поверхности зеркала, отражается яркой вспышкой, отчего Крейг сощуривает глаза и жестом просит лаборанта повернуть жалюзи в противоположную сторону. — Стимуляция может занимать от недели до двадцати дней. Полагаю, Вы понимаете, что в данных обстоятельствах следует запастись терпением. Кто будет выступать в качестве донора? Супруг?.. Если Вы на данный момент не состоите в отношениях с молодым человеком, — продолжает девушка, услышав отрицательный ответ из уст пациентки, потупившей взгляд в пол, — то можете воспользоваться нашими услугами — в частности, имеющимся в наличии материалом. Для Вас имеют значение какие–либо внешние данные, которые ребёнок сможет унаследовать от донора? Назовите критерии — и я, опираясь на них, подберу Вам наиболее подходящий вариант… Я Вас слушаю, — Скарлетт повышает голос, желая привлечь внимание блондинки, что, морщась, потирает руками грудную клетку, то и дело вздрагивая по неизвестным генетику причинам. — Вас что–то беспокоит?

— Можно воды? — едва слышно произносит пациентка. — Сердце что–то закололо. Наверное, от волнения…

— …или нет, — стул с неприятным скрежетом скользит по линолеуму, едва Крейг резко встаёт со своего места и, обойдя письменный стол, подходит к девушке. — Дайте руку, — нащупав указательным и средним пальцами сосуд сквозь тонкую кожу, генетик переводит взгляд на настенные часы, мысленно отсчитывая сердечные удары пациентки. — Какой пульс у Вас обычно, в спокойном состоянии?

— Семьдесят–семьдесят пять обычно, — на мгновение задумавшись, произносит блондинка, свободной рукой вытирая со лба крохотные бисеринки пота.

— Боль давящая или приступообразная?

— Скорее, первое…

— Кевин, аспирин и нитроглицерин. Срочно! — отрывисто произносит Скар, делая несколько поспешных шагов в сторону кулера и обратно. — Так, эту таблетку разжевать и проглотить, а эту — держать под языком и не глотать. Не волнуйтесь. Постарайтесь дышать ровно. Садитесь удобнее и расслабьтесь. Всё хорошо.

Генетик распахивает окно настежь, впуская в кабинет морозный воздух и несколько особенно крупных снежинок, что, коснувшись подоконника, мгновенно тают, превращаясь в крохотные лужицы воды. Пациентке не становится лучше и после третьей таблетки. Напротив, девушка лишь сильнее бледнеет и, кажется, едва не теряет сознание, обмякнув аморфным телом в мягком кресле с подлокотниками.

— Её нужно срочно доставить в отделение хирургии! — едва скрывая тревогу в голосе, произносит Крейг, едва ли не выталкивая коллегу в коридор за помощью. — Если ты не поторопишься, может быть слишком поздно!..

* * * * * * * * * *
— Твоя?

Звучный голос Макинтайра возвращает Скарлетт, невидящим взглядом глядящую сквозь стеклянную перегородку предоперационной, к действительности. Шатенка сухо кивает, поворачиваясь лицом к кардиохирургу.

— Я дала ей три таблетки нитроглицерина, полагая, что это сердечный приступ. Лекарство не подействовало, и поэтому мы были вынуждены доставить её сюда. Больше нельзя было мешкать — к тому же, моей пациентке едва удавалось оставаться в сознании. Несомненно, дело обстоит гораздо серьёзнее, чем я предполагала. Сколько времени будет длиться операция?
[AVA]http://s3.uploads.ru/RcyJp.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/FIn9b.png
В этом все мы грешны. Доказано, что набожным лицом и постным видом мы и чёрта можем обсахарить ©

my shadow gallery[/SGN]

Отредактировано Scarlett Craige (21.04.2016 02:49:57)

+4

4

И хотя вид у встреченной им дамочки был окутан флером задумчивости, та откликнулась на его вопрос, выпалив, должно быть, от волнения чуть больше, чем то было необходимо, поскольку анамнез уже подобрал анестезиолог, руководствуясь которым назначал наркоз, и его резолюция ожидала Рэймонда уже в предоперационной, где краткий ввод в дело был куда более полезен, нежели нагромождения не подытоженных фактов. Но разве мог он пенять на хрупкую женщину, вряд ли даже нюхавшую за свой век паленых коагулятором человеческих потрохов, не то, что понимавшую, насколько ее работа с пациенткой на этом этапе была для нее завершена. Что бы то могло быть? Чувство собственного прокола, неестественная ответственность или тривиальное любопытство? Хирург не поверил бы, будь все это представление всего лишь заботой о безвестной девице с шалившим сердцем.
Какая же ты умная, девочка моя. Эта информация для меня была поистине бесценна. Господи, кто бы тебя заткнул... Спокойно выслушал Рэй доктора Крейг, серьезно покивав на упоминание о нитроглицерине, так и не совершившем чудо в этот раз, после чего, едва ли заметно бросая взгляд на циферблат часов, ответил:
- В зависимости от ангиографии, три-пять часов... и пара дней в интенсивной. Она вернется к тебе еще не скоро, - если речь шла именно об этом, но, вероятно, заданный вопрос вообще не относился к разряду особо волнительных для этой девчонки. - Мои пациенты безбожно молодеют... - добавил врач чуть отвлеченную мысль, раз уж у него выдалась на то пара свободных мгновений - ведь девица-то из гинекологии особой подержанной, отнюдь, не отличалась. - Меня уже ожидают, всего доброго, - с вежливой улыбкой Рэймонд спешно оставил Крейг в одиночестве, поскольку действительно торопился хоть раз принять душ не впопыхах, и опережая любые напутственные слова, которые девушка по неосторожности могла бы произнести на голову суеверного хирурга.
Какого черта эта мадемуазель вообще решилась покинуть свое логово, так опасно подкравшись к чужому отделению, было вопросом любопытным, но, к сожалению, несвоевременным. Возможно, позже Рэю удастся получить на него ответ, или хотя бы намек из уст самой Скарлетт, но на это он особенно не рассчитывал, не понаслышке знакомый с не самым располагающим к задушевным беседам характером генетика. Она была сухой и колючей, закрываясь железным заслоном от окружающей ее действительности и коллег, наверняка, для того, чтобы не так сильно окружали. Вызвано это было действительным желанием отгородиться от недостойной ее королевской милости врачебной черни, или той непроизвольной защитной реакцией, которой и сама не желала, Макинтайру было неизвестно. Да и не сильно беспокоило по большей части. Повитуха жалкая.
К его приходу операционная уже была готова, анестезиолог довершал последние штрихи: проверил приборы для наблюдения за пациенткой; разложил электроды слежения за работой сердца; закрепил катетеры, постоянно выводящие на монитор показатели давления; подготовил прищепку на кончик пальца, чтобы отслеживать уровень кислорода в крови. Врач установил штатив для перфузии, подвесил пакет с полупрозрачной жидкостью, отрегулировал зажимы - отточенные жесты высшего пилотажа, человека, что уже долгие годы ассистировал доктору Макинтайру, и которого тот считал настоящей находкой, не опускаясь до похвалы, скорее выдавшей бы его неискренность, но молчаливое уважение к его мастерству никогда не скрывал. Сам же он в хирургической бригаде в полном составе, так и не отдохнувшей толком за недолгие мгновениях их общего обеда, все еще находился в гардеробной, переодеваясь и тщательно умывая руки, вооружаясь парой повязок на лицо и оптикой, и вновь промывая ладони дезинфицирующим средством, прежде чем сестра помогла натянуть ему перчатки, чтобы снова их омыть, второй раз, третий. Хирург, ассистент, две сестры, перфузиолог и анестезиолог-интерн - все в один цвет, в одной форме, отличаясь лишь телосложением и взглядом, да очками на носу Рэймонда, прошедшего к столу и кивком позволившего подготовить операционное поле. Ассистент чуть подправил свет хирургической лампы, но самому Макинтайру в том необходимости особой не было, поэтому он отвлекся на краткую речь анестезиолога по поводу относительной стабильности состояния при угрозе-то инфаркта, и на мониторы, изучая запущенную киноангиограмму.
Начинали они с резекции незначительных участков обеих больших скрытых вен голени, дабы подготовить протезный материал для шунтирования, хотя по большей части эту процедуру Рэй без зазрения совести оставлял за ассистентом - на его душу еще останется работы, а покуда нужно было беречь и силы, и сосредоточенность в то время, как в удобной, но все же статичной позе давала о себе знать больная спина, а урчание голодного живота хорошо, если не слышали стоящие рядом, более отвлеченные на происходящее, нежели на состояние их хирурга. Когда сосуды были готовы, врач приступил к стернотомии, открывая доступ к сердцу и недовольно помычал исключительно в комментарии к самому себе - сердечко ему не нравилось, оно способно было доставить хлопот лежащей перед ним молодой женщине, но при том Рэймонд обещал сделать все возможное, чтобы эта мадам никогда более на его столе не оказывалась. Накладывая зажим на начальный отдел восходящей части аорты, чтобы сформировать складку, отключенную от общего кровотока, он думал не только о том, что делает в данный момент, его мысли, отчасти, совершенно предательским образом, обращались и к встреченной им по пути сюда даме. Безусловно, он и раньше сталкивался с ней в госпитале, но тесного знакомства они избежали за все время ее пребывания на его территории. Не только из-за необщительности самого Макинтайра, более занятого своим трудом, нежели поддержанием отношений среди коллег, не только по причине мизантропии особого рода самой Скарлетт, а более потому, что их попросту не сталкивала лицом к лицу судьба-потаскушка, именно сегодня решившая вдоволь поразвлечься за их счет. Как только иссеченный участок вены был вшит им в искусственно сделанное отверстие аорты, Рэй дал команду перфузии подключить больную к аппаратам, выжидательно изучая показания компьютеров за то время, пока кровь бойко устремлялась по канюлям в баллоны машины. И только лишь затем подшил другой конец вены в найденный участок за местом сужения венечных артерий, ознаменовав тем самым поворот к окончанию операции, но ритма при этом, отнюдь, не сменяя - все жесты его оставались выверенными до мгновений, до самого завершения работы.
Уже после, приняв душ и переодевшись в родной халат, мужчина тяжко свалился в кресло собственного кабинета, понимая, что может позволить себе устроить внеплановый обед, но сил на него едва ли оставалось. Чувство голода, конечно, все еще его преследовало, но чтобы поднять себя сейчас из-за рабочего стола, необходимо было нечто куда большее.

+3

5

Ответом на сухие реплики кардиохирурга, чья отрывистость сглажена вежливой улыбкой, служит не менее сухой кивок, более напоминающий непроизвольное движение головы, чья краткость едва ли заслуживает упоминания. Скарлетт провожает взглядом мужчину, слегка нахмурив аккуратно подчёркнутые тёмно–коричневым карандашом брови: несмотря на то, что неожиданный инцидент с пациенткой приблизил время долгожданного обеденного перерыва, генетик почувствовала лёгкий укол раздражения: столь непредвиденные обстоятельства всегда вносили в упорядоченность действий девушки некую хаотичность, что маячила перед глазами подобно назойливому насекомому. Наблюдать за ходом операции сквозь стеклянную перегородку, как это по обыкновению делали беспрестанно перешёптывающиеся интерны, что проходили практику в отделении, Крейг отнюдь не хотелось. Стремительно развернувшись на каблуках и взметнув вальяжно распущенными на спине локонами, шатенка покинула предоперационную отделения хирургии, оставив на прощание неуловимый шлейф изысканного парфюма с едва ощутимыми цитрусовыми нотками, преподнесённого ей Джереми в качестве неожиданного презента неделю назад. Каждый шаг Скар эхом отдавался в опустевших коридорах госпиталя: большая часть врачей уже успела спуститься на первый этаж в кафетерий, где, предаваясь приятным беседам за пластиковым стаканчиком горячего кофе, что порой невыносимо горчил, каждый предпринимал отчаянную попытку восстановить силы за отведённое время (к слову сказать, не столь уж и продолжительное). Заказ Крейг, озвученный достаточно любезным тоном, отличался особым постоянством: зелёный чай без сахара и небольшая порция овощного салата, приправленного оливковым маслом — здоровая пища была в почёте в «New York Presbyterian». К счастью, излюбленное место генетика возле широкого окна всё ещё оставалось свободным, и оттого девушка ускорила шаг, умудряясь не расплескать на своём пути горячее содержимое своего стакана. Мягкий диван выцветшего мятного цвета, на поверхности которого некто так и не смог вывести въевшееся в обивку светло–коричневое пятно, неудовлетворительно скрипит, едва Скарлетт занимает место на самом краю, тем самым предотвращая появление нежелательных собеседников, которым так и хочется выплеснуть на девушку поток эмоций, что ей отнюдь не интересны. Однако, заметив боковым зрением приближающегося к её столику Кевина, Крейг едва слышно вздыхает, мысленно подготавливая себя к беседе, и подвигается в сторону, слегка морща нос от неприятного звука, с которым ткань её брюк скользит по дивану. Медбрат тотчас приземляется рядом с шатенкой, развязно вытянув ноги вперёд и откусывая сразу половину котлеты, щедро сдобренной острым кетчупом. Скар неодобрительно поджимает губы: со звуками, издаваемыми юношей в процессе поглощения пищи, не каждый сможет смириться.

— Ну что там с той девицей? Когда она навестит нас в следующий раз?

— Полагаю, нескоро, — генетик удостаивает коллегу ответом лишь после того, как тщательно пережёвывает неровно нарезанные кусочки овощей: разговор с набитым ртом всегда казался Крейг непрезентабельным. — По крайней мере, если верить мистеру Макинтайру.

— Жаль, — лицо Кевина свидетельствует об обратном: юноша наверняка рад неожиданному послаблению рабочего графика. — На сегодня ещё есть записи?

— Две, — ответ Скарлетт звучит отчётливо и уверенно, словно девушке и впрямь удаётся удерживать все записи из собственного ежедневника в памяти.

— Отлично! — медбрат победоносно вскидывает руку вверх, едва не задев плечо коллеги. — Возможно, мне удастся отпроситься у начальства пораньше. Вечер обещает быть хорошим, ведь…

Именно по этой причине генетик предпочитала сдержанное одиночество: она никогда не считала нужным вникать в перипетии запутанных историй людей, которые зачастую не входили в весьма ограниченный круг тех, с которыми Крейг могла быть искренней и приветливой. Да, такие были. И одним из них был Джереми, который решил напомнить о своём существовании неожиданным sms–сообщением, сетуя на предстоящий насыщенный рабочий день в ресторане. Скар удаётся сдержать лёгкую улыбку, которую Кевин мог бы трактовать как знак одобрения и жажды услышать окончание столь же увлекательной, как и некролог в ежедневной газете, истории. Ответ не заставляет себя долго ждать, и вскоре генетик откладывает телефон в сторону, мысленно задаваясь вопросом о том, когда же у медбрата, наконец, иссякнет словарный запас.

— …а потом я хочу показать ей свою любимую крышу. С неё открывается такой замечательный вид на Эмпайр–стейт–билдинг…

Юноша определённо не умеет планировать свидания с возлюбленной: едва ли для коренной жительницы Нью–Йорка созерцание небоскрёба представляет хотя бы слабый интерес. Шатенка, впрочем, не считает нужным развенчивать радужные мечты Кевина и лишь отстранённо накалывает на пластиковую вилку оставшиеся кусочки овощей, намереваясь завершить обеденную трапезу и, наконец, вернуться в тихий кабинет, где, заняв привычное место, Скарлетт предстоит ожидать следующую пациентку. Медбрат проявляет неожиданную инициативу, избавляя генетика от необходимости выбрасывать одноразовую посуду, и оттого Крейг всё же предстоит задержаться (хотя бы в качестве признательности, которая, однако, никогда не выходит за рамки субординации) до тех пор, пока, шаркая ногами по белоснежному кафелю, юноша не возвращается к ней. Путь от кафетерия до кабинета занимает незначительный отрезок времени ввиду того, что сытно пообедавший Кевин предпочитает оккупировать лифт, который, по мнению Скар, движется вверх куда медленнее, нежели она сама. Окно всё ещё открыто настежь, и оттого генетик, возвращаясь за письменный стол, ёжится от январского мороза, который уже успел прочно обосноваться в кабинете.

— Я думала, что ты догадаешься закрыть окно, — голос Крейг ни капли не уступает по холодности покоящемуся на наружном подоконнике слою снега. — Или тебе стоит напоминать даже о столь логичных мелочах?

— Дырявая память совсем, — поспешно оправдывается медбрат, с громким стуком захлопывая створку окна и поправляя тонкий тюль, словно зная, что угловатая складка ткани вызовет очередной всплеск негодования шатенки. — Меня отвлекла Лиззи.

От необходимости продолжать спонтанное нравоучение Скарлетт избавляет робкий стук в дверь, извещающий о визите очередной пациентки…

* * * * * * * * * *
— До встречи, Кевин.

Пронырливому юнцу всё же удалось уйти задолго до окончания рабочего дня, и это лишь радует Крейг. Девушка позволяет себе откинуться на спинку стула и прикрыть глаза, что уже начинают болеть так, словно в них попали крохотные песчинки. Часы, отсчитывая медленно тянущиеся минуты, невольно вынуждают генетика задуматься о том, что Макинтайр, должно быть, уже справился с операцией и в настоящий момент старается компенсировать утраченное время обеденного перерыва. Но Скар, к сожалению, не обладала достаточным чувством такта для того, чтобы позволить Рэю сделать это, и оттого, предварительно заперев кабинет, генетик направилась в сторону коридора, ведущего к нужному отделению. Кабинет кардиохирурга, местоположение которого прежде не было известно шатенке досконально, был найден её довольно быстро. Крейг хотела было нажать на ручку двери, как услышала за нею упоминание своего имени, и это, безусловно, в то же мгновение вынудило генетика изменить своё решение. Скарлетт прислушалась, так и замерев в полусогнутом положении.
[AVA]http://s3.uploads.ru/RcyJp.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/FIn9b.png
В этом все мы грешны. Доказано, что набожным лицом и постным видом мы и чёрта можем обсахарить ©

my shadow gallery[/SGN]

Отредактировано Scarlett Craige (04.06.2016 20:39:13)

+2

6

Впрочем, под стимулом расстаться с рабочим креслом Макинтайр никак не подразумевал нежданные встречи с коллегами, а тем более с Томом Пайпером, заведующим гинекологии. Они состояли в недурных приятельских отношениях, но это все же не давало тому никакого морального права просто так врываться в кабинет хирурга вместе со своею сытой рожей, пробуждающей в Рэймонде не зависть, а натуральный гнев. Да что они, сговорились все сегодня... Конечно, он догадывался, что именно привело сюда Томаса, его и самого интересовала судьба его пациентки, которую он обещал навестить с минуты на минуту, чтобы просто убедиться в том, что состояние ее стабильное. Ее, и пары-тройки других больных, которые все еще состояли под ответственностью Рэя. И все же мужчина поднялся на встречу, с приветливой улыбкой пожимая руку вошедшему и приглашая его присесть, но тот отказался.
- Я не надолго... как оно, Рэй?
Поведав посетителю о том, как нелегко нынче кардиохирургам в городских госпиталях, но убедив, что между тем он старается справляться, мужчина выразил сомнения, что Томасу более интересен он сам, нежели его пациенты, и попал в точку. За это, кстати, Пайпера и следовало уважать - в его профессионализме не было места личным чувствам, а поэтому будничному дружескому разговору предшествовал по исключительно работе. Рэймонд постарался вкратце объяснить, что в ближайшие пару дней ему уже точно не нужно будет ломать голову над оформлением документов этой мазели, а уж тем более назначать ей какие-то специфические процедуры. Сейчас речь шла о спасении жизни больной, а не о воспроизведении ей подобных, и в этом смысле Макинтайр был самым непримиримым сторонником сохранения здоровья потенциальной матери.
- Да, тут как-раз недавно пробегала твоя девочка. Толковый генетик несмотря на молодые годы, насколько я наслышан, а потому я весьма рад, что наш госпиталь собирает в себе лучшие кадры. Хотя я не могу умолчать и о том, каким украшением отделения она приходится... Как ее зовут? Скарлетт Крейг?
- Да-да, именно она, - тут же подтвердил Томас, несмотря на легкую прохладцу, тянущую от открытого окна, обмахиваясь листами приказов, верхний из которых мелькнул еще одной знакомой фамилией, что в страшном сне могла привидеться едва ли не каждому врачу клиники.
- Все-таки увольняешь, - кивнул Рэй на бумаги в руках товарища.
- Да, пора бы уже. Мерзкая бабенка.
- Верное решение. Как бы с моей стороны не выглядело это предвзятостью, но я охотно поддерживаю. Во всем госпитале не найти более безответственного врача. Я не знаю, что она заканчивала, но у ее экзаменаторов явно в тот момент было помутнение рассудка.
- А помнишь как она?.. - давясь от смеха пытался было начать Том, но хирург его перебил, отмахнувшись.
- О, не напоминай, прошу тебя. До сих пор трясет, - в деланном ужасе отошел на шаг Рэймонд, после чего взглянул на часы и предложил заведующему знать честь, поскольку он, Макинтайр, еще собирался хотя бы выпить животворящего кофе, если уж не набить себе желудок чем-то более весомым.
Расставшись у кабинета традиционно без громких пожеланий, а просто раскивавшись, врач перехватил из автомата стаканчик кофе, прежде чем с вымученным энтузиазмом, работавшим явно на втором дыхании, вернулся к своим обязанностям. Но при всем при этом, его не отпускала мысль о чертовке в белом халате, что так манерно повертелась у операционной и даже не забежала после, проведать хотя бы саму пациентку, не то что хирурга. Сучка мелкая. Нет-нет, не подумайте, он нисколько не желал свернуть ей шею... ну, во всяком случае, не в этой жизни. Он даже был где-то доволен тем, что специалистка из нее, вроде, была и недурна. Во всяком случае, по тем слухам, что доходили до Рэя, и которые ему было трудно пропустить мимо ушей по причине их количества. Ему просто хотелось последовать за собственным любопытством и хотя бы добраться до той стены, что обязательно встанет между ними, подумай он только сократить расстояние, но при этом не ведал с чьей именно стороны. Она чуралась здешнего общества, но и сам хирург не был душой компании, вот только, к тому же, был скован не одною цепью обязательств, куда прочней удерживающих его от новых впечатлений, нежели он сам.
Все эти размышления и привели чуть позже Рэймонда к тому, что, покидая госпиталь в решении для начала где-нибудь подкрепиться, мужчина обождал и мисс Крейг, чья смена так четко совпала с его, что и сомнений не оставалось в предопределении их встречи. Будто все и на самом деле происходило по велению свыше, но настолько стремительно, что мужчина не успевал сообразить, по какой причине это зачалось. Ведь в последнее время он упорно шагал по иному пути, потом и кровью пробивая себе дорогу к новому будущему, что ныне все более его привлекало, и в чем же тогда был смысл настоящего интереса? Не искушение ли дела рук его любимой жены? Соблазн, которому он так просто и безропотно поддавался? Но Рэй прекрасно чувствовал тот предел, за который ему не было дороги, а значит, он может испытать себя. И ее.
- Доктор Крейг, - с улыбкой учтиво кивнул врач, широким шагом нагоняя барышню под аркой входа, вздумавшую было улизнуть от него, хотя и вряд ли заподозрившую за ним желание ее задержать. - Если ты никуда не торопишься, не станет ли с моей стороны наглостью пригласить тебя на чашечку кофе? - приноравливаясь к ее четкой, но мельчившей походке, мужчина искоса глядел за реакцией женщины, не поворачивая головы исключительно в жесте ироничного характера, дабы чуть отвлечь сумрачно-сосредоточенную мадам от ее гнетущих мыслей, в цепочку которых прорвался с намеренно запоздалыми извинениями. - Думаю, нам найдется что обсудить... К тому же ты мне обязана обедом, - в совершенней непосредственности пожал Рэй плечами, будто действительно именно от Скарлетт зависела судьба той сердечной дамочки, и только из-за нее он лишился своего положенного законного перерыва.

+2

7

Стоит ли винить человека в том, что он невольно становится свидетелем весьма неприятного разговора о собственной персоне? Определённо, нет. Можно ли осуждать за то, что этот человек стремится услышать больше и оттого, слегка склонившись, прислушивается к мужским голосам, доносящимся из–за неплотно прикрытой двери. Нет, нельзя. Данной точки зрения придерживалась и Скарлетт Крейг, которая, скептически поджав губы, вновь удостоверилась в верности собственного нежелания сближаться с большинством коллег, ограничиваясь лишь сдержанным приветствием и нейтральными фразами касательно рабочего процесса. Собеседники, обменивающиеся непрезентабельными фразами не хуже зеленщиц, что в перерывах между сплетнями предпринимали попытки всучить увядшие овощи невнимательному покупателю, казалось, не стесняли себя в возможности выражать мысли теми словами, которые считали наиболее подходящими. Генетик хмуро свела брови на переносице, едва пренебрежительное “бабёнка” донеслось до её чуткого слуха. Нелестный отзыв Макинтайра же о мифической безответственности стал последней каплей. Хрупкая рука девушки, застывшая в нескольких сантиметрах от дверной ручки, плавно опустилась вниз, вытянувшись вдоль тела. Этого было достаточно. Постукивая тонкими шпильками классических туфель, которые в зимний период меняли место своего пребывания и оставались в кабинете, Крейг направилась прочь в сторону уже пустующей лестницы. Самочувствие потенциальной пациентки не казалось шатенке принципиальным аргументом для того, чтобы переступить через собственную гордость. Собственно, ничто не представляло бы для Скар достаточно вескую причину: более всего на свете генетик дорожила чувством собственного достоинства, цитадель которого едва ли можно было изувечить поступком кардиохирурга и заведующего отделением гинекологии. Но отрывистые звуки, издаваемые проворачиваемым в замочной скважине кабинета ключом, всё же свидетельствуют о лёгкой степени негодования, разгорающегося в глубине души девушки. Она занимает привычное место за письменным столом и находит отвлечение в педантичном перелистывании страниц блокнота, испещрённых аккуратным почерком генетика. Короткая трель мобильного телефона, оповещающая о новом sms–сообщении, становится причиной легкой улыбки Крейг: уголки губ слабо вздрагивают, в то время как рука с несвойственной шатенке торопливостью тянется к гаджету. В это время мог писать только Джереми, который, вероятно, уже отправился на работу, забежав на несколько минут домой после насыщенного учебного дня и пообедав наспех нарезанным огромными кусками стейком, заранее оставленным девушкой на кухонной плите. Скарлетт ни секунду не сомневалась, что щедрую половину трапезы юноша разделил с Анубисом, преданно сидящим около стола, но, к сожалению, предотвратить это никоим образом не могла. В крайнем случае, генетик всегда может провести с возлюбленным воспитательную беседу по его возвращении домой — если, конечно же, тот осмелится разбудить Крейг на рассвете осторожным поцелуем в висок. Генетик протяжно выдохнула и, погасив настольную лампу, встала из–за стола, со сдержанным удивлением отмечая тот факт, что она уже вправе уходить после окончания её рабочей смены. Порой шатенке очень сложно ужиться с Джереми под одной крышей ввиду столь значительного отличия характеров, но отрицание того факта, что рядом с ним действительно наступает долгожданное спокойствие, кажется Скарлетт недопустимым. Как, собственно, и кормление пса собственным обедом.

— До свидания, Элизабет, — генетик флегматично прощается с девушкой, сидящей на ресепшне, и, проходя мимо огромного зеркала в холле, бросает мимолётный взгляд на собственное отражение. Улица Нью–Йорка встречает мисс Крейг пронзительно–морозным ветром, пробираясь под полы драпового пальто и вынуждая девушку ускорить шаг. Определённо: зима — не самое приятное время года. Скарлетт фыркает, словно жеребёнок, в ответ на клубы сигаретного дыма, украдкой выпущенные проходящим мимо молодым человеком. Запах дешёвого табака всё ещё чувствуется в холодном январском воздухе, и шатенка переходит на другую сторону тротуара, направляясь к огромной арке, которая отмечает вход на территорию “New York Presbyterian”.

— Доктор Крейг, — за спиной Скар раздаётся небезызвестный ей мужской голос. Мистер Макинтайр. “Какими же судьбами? Подыскиваете другого собеседника для того, чтобы перемыть косточки доброй половине госпиталя?” Высказывать свою мысль вслух девушка не торопится и оттого невозмутимо вслушивается в слова мужчины, одновременно с этим упорядочивая в голове этапы нехитрого плана, что внезапно пришёл ей на ум.

— Вы всего лишь выполняли свою работу, доктор Макинтайр, — генетик, наконец, удостаивает ответом Рэя и слегка сощуривает глаза. — Если бы каждый просил за оказанную им услугу обед, владельцы ресторанов, несомненно, купались бы в роскоши и стали обладателями не одной яхты. Я не люблю кофе, но если Вам безразлично, чем угощать коллегу, то я бы предпочла чай. Следуйте за мной, — Скарлетт властно берёт инициативу в свои руки, не считая нужным поинтересоваться у Макинтайра тем, в адрес какого из ближайших кафе он отдал бы своё предпочтение. Сама девушка держит путь в сторону “Le Sixieme Sens”, где всегда подают ароматные булочки с корицей, которые приятно оттеняют вкус чая с бренди. Официант приветствует новых посетителей доброжелательной улыбкой и принимает из рук Крейг плотное пальто. Не дожидаясь, пока от верхней одежды избавится и кардиохирург, шатенка направляется к любимому столику возле окна. Когда Рэй занимает место напротив коллеги, та уже просматривает меню, принесённое ей улыбчивой девушкой в красной униформе.

— Настоятельно советую Вам клафути со сливами и шоколадом. Данный десерт достаточно калориен, но мужчины в большинстве своём не следят за фигурой, поэтому, полагаю, Вы не откажетесь от возможности попробовать что–то в действительности оригинальное и вкусное, — плавно подняв руку в воздух, Скарлетт подзывает жестом официантку, сделав свой выбор. — Смородиновое ассорти с куантро и мёдом, пожалуйста, и “Darjeeling Tea”… Нет, больше ничего не надо… Благодарю, — мисс Крейг возвращает девушке меню и, приняв более удобное положение тела, с прищуром смотрит на Макинтайра, который всё ещё не определился с десертом. “Безответственный врач, значит? Посмотрим…”
[AVA]http://s3.uploads.ru/RcyJp.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/FIn9b.png
В этом все мы грешны. Доказано, что набожным лицом и постным видом мы и чёрта можем обсахарить ©

my shadow gallery[/SGN]

Отредактировано Scarlett Craige (31.07.2016 23:09:32)

+2

8

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Всем своим видом дамочка пыталась изобразить, что, в отличии от нее, светоносной, Рэймонд остался далеко позади у подножья эволюционной лестницы, хотя бы генетика и настаивала ровно на обратном в половом различии, венчая мужчин новейшим экспериментальным материалом, а женщин - продуктом уже оправдавшей себя технологии. В любом случае, подобное высокомерие, которым натурально фонило от Скарлетт, при отсутствии хотя бы малейшего на то повода, со стороны выглядело если и не смешным, то как минимум забавным, на что Макинтайр любезно предложил бы коллеге обратиться за помощью к психоаналитику, покуда букет ее комплексов не вылился в конкретный психоз, но все же находил самого себя не менее нуждающимся в тех же услугах, а потому и счел целесообразным промолчать и принять сие как должное - в конце концов, разговор он мог оборвать в любой момент без объяснений, поскольку между докторами все еще не выстроилось даже подобия приятельских отношений, не считая редких столкновений в ходе рабочего процесса.
- Да что вы говорите... - с добродушной иронией прокомментировал он напыщенно-строгое замечание барышни, занимавшейся самолюбованием прямо на людях; о, он готов был поспорить с кем угодно, что эта женщина и секс предпочитает исключительно с собой любимой, не допуская к божественному телу жалких смертных.
Чувство юмора у мадам трагически хромало на обе стройные ножки и всеми силами обещало получить первую степень инвалидности, а Рэй уже вполне был готов окрестить эту даму человеком сложным и тяжелым. Некогда точно также он реагировал на откровенную неприязнь своей будущей супруги, интерпретируя ее отказы лишь поводом к продолжению знакомства, но к сегодняшнему дню с тех пор прошло чересчур много лет, чтобы столь смело проводить подобные аналогии и предсказывать развитие событий - ведь в воду дважды войти хирургу уж точно было не под силу, а поэтому и сейчас, вместо ожидаемого круговорота взвившихся ураганом чувств, он лишь ощутил усталый интерес, более похожий на своеобразный компромисс с собственным разумом и телом. На сей раз их дороги оказывались непреодолимо параллельными, а причины ломать их предначертанные небесной волей пути мужчина все еще не замечал.
Но на предложение Крейг между тем согласилась. Где была в этом логика? Было бы безнадежно искать ее у женщины, к тому же ее фактически могло и вовсе не быть. Что за хаос творился под темной волной блестящих волос мадам, неведом было Рэймонду, но более того - и гадание их сейчас казалось ему слишком утомительным занятием, ведь куда проще все загадки раскрывались по тени во взгляде и трепету в голосе, срываемому на явную дрожь. Он предпочитал подмечать детали не отступая от самой игры. Врач с интересом проследовал за девицей бойко засеменившей по мелкой тротуарной плитке, будто именно сейчас Рэй уведомил милейшую в том, что поступает в ее полное распоряжение, но все же, спрятав непослушную улыбку в деловитом покашливании, мужчина с любопытством позволил девушке сделать первый шаг, поскольку даже под гнетом бесчеловечных правил жизни он оставался человеком, получившим некогда строгое воспитание и отыскавшим глубинный смысл в каждом из наставлений. Теперь же он любезно пропускал Скарлетт вперед, послушно соглашаясь действовать по обстоятельствам, а не испытывать собственную удачу и без того в последнее время заметно расположенную к его нескромной персоне.
Уже под крышей навязанного безразличию хирурга кафе, он не пренебрег ни придержать своей спутнице дверь, ни помочь устроиться за выбранным столиком, придвигая предупредительно отставленный стул ближе к столу, прежде чем разместился сам и вежливо выслушал выданную ему на рассмотрение информацию, брошенную с резкостью будто перчатку, но все же, должно быть, по старой въевшейся в жилы привычке, содержащую педантичный экскурс в кулинарию местной кухни. Не позволив себе и взглядом выдать тех эмоций, что вызвало в нем упоминание приторно-сладких блюд, Рэй дождался обаятельной официантки, чтобы с учтивой улыбкой озвучить свой заказ, нежданно для него самого ограниченный лишь одним американо. Кислая физиономия генетика портила даже такой лютый аппетит, что в какой-то момент мог обратиться настоящей проблемой, останься Макинтайр сверх своей ставки - набить желудок он вполне мог и по приезду домой, а вот обнаружить, что скрывается за деланным равнодушием хрупкой мисс, сидящей напротив, ему посчастливилось лишь этим вечером. Ее слова и весь напряженный вид никак не ассоциировались с ее же действиями, и это несоответствие с каждым мгновением нарастало, порождая в душе мужчины недюжинное любопытство. Я увел твою пациентку и теперь ты хочешь мне каким-то образом отомстить? Моя хорошая, я упрямо отказываюсь понимать твои поступки. Сделай милость - разъясни мне свое поведение раньше, нежели я решу вынудить тебя это сделать, но тогда уже не надейся исчезнуть с горизонта моего пути, ты останешься той точкой, что невыносимо вьется перед глазами и от которой так яро хочется избавиться. Я слушаю тебя, Скарлетт, смелее.
- Позволю себе предположить, что соглашаясь провести со мной время, ты рассчитывала прояснить ситуацию по поводу своей подопечной, и могу отметить, что операция прошла более, чем успешно - в интенсивное дама поступила в стабильном состоянии, а я обещаю поставить тебя в известность, как только она сможет продолжить полноценную жизнь и свою терапию под твоей протекцией, - не особенно интересуясь желанием собеседницы, Рэй самостоятельно предложил тему для разговора в ожидании своего заказа, оставив который на столе, он перво-наперво наслаждался густым ароматом, поднимавшимся из белого фарфора чашки к их порозовевшим от насыщенного тепла помещения лицам - ведь им как минимум следовало расставить все точки над литерами касаемо данного вопроса, прежде чем кто-нибудь из них рискнет перевести зачинавшуюся беседу в русло перехода на конкретные личности.
Макинтайру и самому было чрезвычайно непривычно видеть Крейг вне стен госпиталя и не скрытую белизной униформы - с данного ракурса она теряла свое очарование в качестве гениального специалиста и становилась простой женщиной со всеми вытекающими из этого последствиями, такими как явной тягой врача к неповторимости человеческой личности, и тем сильнее и непреодолимей она была, чем сложнее и пестрее был узор чужого кружева. А также - чем ближе оно находилось...

+3

9

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

внешний вид + чёрные джинсы в обтяжку и сапоги на невысоком каблуке

Несмотря на отсутствие сахара в чае, источающем пряный аромат, Скарлетт методично покачивает чайную ложку в янтарной жидкости, со скептическим прищуром наблюдая за аналогичными действиями Макинтайра. Мужчина демонстрировал абсолютное удовлетворение скромным заказом, к которому прилагалась вежливая улыбка официантки, распознавшей в новоявленных посетителях обладателей щедрых чаевых. Именно этим можно объяснить её чрезмерно доброжелательное поведение, которое в следующее же мгновение пресекается многозначительным взглядом генетика. Наигранная вежливость не входила в список вещей, которые хотелось бы созерцать вне рабочего кабинета “New York Presbyterian”. Единственным, с чем Крейг не желала расставаться даже в уютной атмосфере кафе с приятной слуху классической музыкой, — непоколебимая осанка, которая не позволяла шатенке расслабленно откинуться на мягкую спинку дивана бургундского цвета. Выдержанный до мельчайшей детали стиль имел большее значение, нежели тянущая боль, слабо чувствующаяся в области поясницы. Скарлетт не сочла нужным мгновенно отвечать на тираду коллеги. Сделав вместо этого небольшой глоток, генетик жмурится, чувствуя, как горячий чай разливается по телу, привнося долгожданное успокоение, которое, впрочем, никоим образом не отражается на бесстрастном лице мисс Крейг. Изящная фарфоровая чашка возвращается на место с тихим цокотом, в то время как шатенка, наконец, решает удостоить собеседника сдержанным ответом, не раскрывающим истинную цель визита медиков в это злачное место. Лучшая стратегия в данном случае — выразить своё согласие и одобрение, а в следующее мгновение — развеять самодовольство Рэя Макинтайра, которое с каждым мгновением раздражало с новой силой.

— Премного благодарна, — тон, которым генетик вела беседу, свидетельствовал об обратном. Отправив в рот несколько ягод смородины в сиропе, Скарлетт продолжает лишь тогда, когда её речь не затруднена присутствием десерта во рту: — Было бы неучтиво с Вашей стороны лишать меня пациенток и тем самым ставя под угрозу возможность заработать премию в этом месяце. Не люблю пренебрегать подобного рода традициями, — уровень чая, отмеченный несколькими пузырьками воздуха при очередном помешивании, уменьшается ещё на один глоток; смородиновое куантро же остаётся нетронутым. — Ещё больше не люблю, когда в них вмешиваются посторонние люди.

Возможно, данная колкость и выглядит нелепой, когда срывается с уст столь взрослой девушки. По крайней мере, об этом свидетельствует снисходительная улыбка Макинтайра, который продолжает видеть в собеседнице вчерашнюю студентку–зазнайку, которая считает поучение окружающего социума своим неукоснительным долгом. На это Скарлетт и рассчитывала. Не торопясь и с наслаждением поглощая десерт в качестве вознаграждения после утомительного рабочего дня, генетик выслушивает ответ коллеги. С каждой секундой беседа, что со стороны кажется неудачным свиданием, всё более напоминает словесно фехтование, победителем из которого непременно должна выйти Крейг. В противном случае время, потраченное на лёгкий десерт и беседу с неприятным типом, нисколько не оправдает надежд шатенки. Бросив быстрый взгляд на наручные часы, опоясывающие изящное женское запястье, Скарлетт слегка отодвигается назад, отчего её каштановые локоны подпрыгивают на плечах и обнажают приглушённый блеск утончённых серьг и линию тонкой шеи. Час свободного времени ещё имеется в распоряжении генетика, после чего необходимо посвятить себя приятным делам в лице чтения очередной книги, приобретённой в книжном магазине за углом, и поздним ужином с мистером Дэем, который может вернуться далеко за полночь.

— На прошлой неделе, — уголки губ Крейг дрогнули в слабом подобии улыбки, которую неосведомлённый человек мог бы принять за нервный тик на почве хронической бессонницы и сумбурного режима работы, — мне посчастливилось посетить семинар мистера Харрисона. Если Вы никогда не посещали такие мероприятия, обязательно выделите хотя бы пару часов из своего чрезмерно плотного графика и посвятите их повышению своей квалификации, — в глубине души Скар считала Макинтайра хорошим специалистом, но случайно подслушанный разговор автоматически обнулил все достижения мужчины в сфере кардиохирургии. — К тому же, это действительно может представлять интерес. Возможности современной генетики поражают. К примеру, индуцированные мутации могут приостанавливать, а то и вовсе отключать любые физиологические процессы. Представляете? — наигранное удивление предназначено исключительно для Рэя: для Крейг же данное сведение не является чем–то новым или из ряда вон выходящим. — Я не говорю уже о возможности изменять морфогенез или останавливать развитие живого организма на любой стадии. А что говорить о биосинтезе белков, который можно как катализировать, так и полностью ликвидировать? Популяционная генетика заслуживает особого внимания, на мой взгляд. Но всё–таки генетическое консультирование важнее. Как Вы думаете, мистер Макинтайр? — Скарлетт изящно склоняет голову набок, с удовлетворением констатируя тот факт, что мужчина едва ли сможет поддержать беседу на данную тему. — Что же важнее: исследование популяционных и эволюционных процессов или же изучение наследственных болезней? К то знает: возможно, в будущем нам удастся излечить и их. Вы никогда не хотели изучать генетику? Я находила в ней особое очарование даже в юности. Собственно, этим и объясняется мой выбор профессии.

Рэй умело скрывает недоумение, что не остаётся незамеченным: он ни разу не слышал от шатенки такое огромное количество слов без сарказма или едва уловимой иронии. Шах и мат, молодой человек. Крейг отмечает свою небольшую победу в данной конфронтации второй чашкой пряного чая и десертной ложкой смородинового куантро. «И это только начало…»

+2

10

Глядя как девица уплетает приторно-сладкий десерт, у Макинтайра скрутило живот и захотелось где-нибудь прочистить желудок, но он продолжил освещать помещение своей вежливой улыбкой ради столь приятной собеседницы. Крейг вела себя нарочито спокойно, будто скрывала под подобными манерами недюжинное напряжение. А если ей настолько претит находиться в обществе кардиохирурга, то за каким чертом она сподобилась согласиться на предложение устроить рабочее рандеву? Или это было нечто сродни извращенному наслаждению отвращением? Что за скелеты прятались за точеными чертами лица Скарлетт, и от чего в их компанию так ненавязчиво затесался Рэймонд? Впрочем, любые его вопросы очень скоро обещались разрешиться, поскольку радовать мужчину своим молчанием девушка не стала, позволив себе поддержать разговор своим неповторимым замечанием, несущим ровно столько в себе смысла, что хирург на полном серьезе следил за тем, чтобы не отвлекаться на куда более полезные вещи, такие как самозабвенное размешивание сахара или упоенное созерцание декольте своей визави.
- Не сомневайся, я с радостью отдал бы ее тебе, но отчего-то ту привезли именно в мою операционную... должно быть ошиблись дверями, - беззлобно ответил Рэй на неясное замечание наглеющей на глазах девицы по поводу их противоестественной, казалось бы, конкуренции.
Откровенно говоря, он и вовсе не понимал странного отношения к нему девчонки да и, что отрицать, к остальному окружению, коллективу госпиталя. Эта дама витала где-то в собственном мире и никак не могла прийти к пониманию, что неотвратимо рухнет на скалы, что крылья ей все равно подрежут, и только лишь дело времени, когда это случится. Макинтайр же эту реальность понимал как никто другой, и за каменным, непробиваемым лицом доктора Крейг стояла бесконечно ранимая натура, в чью кровь он с наслаждением обагрил бы руки. Она улыбнулась... На деле это более походило на ущемление лицевого нерва, но мужчина оценил попытку. Вот только сказанное ею на этот раз выбивалось из колеи беседы настолько, что резало слух, а Рэй не удержался от того, чтобы несколько приподнять брови в явном удивлении, прежде чем в нахмуриться в беспокойстве за девушку. Нервические жесты и спутанность речи, те темы, что как будто бы и вовсе не соответствовали сложившейся атмосфере, наталкивали хирурга на вполне определенные выводы, озвучивать которые он все же не решился. В конце концов, он и самого себя не считал психически-здоровым человеком, но при том недурно справлялся со своей работой, а потому и делать подобные замечания юной коллеге было бы с его стороны несколько лицемерно. Он и без того был благодарен этой красотке, что та непроизвольно осекла его в дальнейших действиях, приоткрыв завесу своей исключительной тайны.
- Отчего же? Посещал... - еще благодушнее улыбнулся мужчина на откровенную агрессию со стороны дамы. - Вот только тебя на своих лекциях не замечал... Досадное упущение, - с очевидным равнодушием добавил он, после чего смягчил свой сарказм доброй иронией, заставившей его издать тихий смешок. - Или считаешь, что кардиология не стоит твоего великолепного внимания? Все верно... Где сердце, а где uterus.
В тот же момент, когда Рэй блистательно сушил зубы, наглядно рекламируя стоматологию пресвитерианского госпиталя, Скарлетт решила продолжить свой ассоциативный разговор, проскакивая на новые темы без всякого предупреждения, и поставив врача при этом в неловкое положение, поскольку он опасался слишком явно задевать чувства столь тонкой души, а потому все еще старался привести беседу к легкости и покою, но, к сожалению, безуспешно. Хотя бы никогда ему и не грезилась стезя психиатра.
- Ну-ну, лишишь наследственных заболеваний - и вовсе оставишь меня без работы. Придется устраиваться мясником на кухню, - опуская чрезмерное углубление Крейг в собственную профессию, между тем не упустил из виду ни единое ее слово.
Кроме того, он считал унизительным отвечать со всей серьезностью на столь явную неприязнь, а потому и не доставил женщине такового удовольствия. Если ей внезапно показалось, что он действительно тот тип, с чьим самообладанием забавно играть, то она жестоко в своих взглядах ошиблась, и эти погрешности угрожали завести ее к самому краю бездонной пропасти. И все же их назревающий конфликт стоило катализировать, покуда нарыв не инфицировал ткани.
- Ты никогда не задумывалась над тем, что бы сделала с человеком, если бы на то была лишь твоя воля? - как будто бы невзначай произнес мужчина, сделав глоток уже постепенно остывающего терпкого кофе. - Надели меня кто-либо подобной властью, я с превеликим удовольствием принудил бы тебя выучиться на кардиолога... какой бы важной ни была твоя область научных изысканий, я истекаю ядом зависти, когда чужое отделение скрашивает перспективный специалист, - после этих слов Рэймонд посерьезнел и поспешил разъяснить свое краткое отступление. - И я действительно считаю тебя таковой. Так к чему же ты только что нагородила столько информации, будто пытаешься пройти собеседование? Думаешь поразить меня неизмеримой глубиной своих знаний или раздавить колоссальным интеллектом? Что за игру ты затеяла, Скарлетт?
Последний шанс подтвердить свои подозрения или опровергнуть, навсегда списав эту девицу со счетов душевно-здоровых и позабыв о ее существовании. Он умело скрывал с какой жадностью ожидал реакции на собственный выпад, с какой остротой стал воспринимать происходящее, улавливать каждый звук, интонацию, жест и пляску зрачков, что отражали так своевременно включенный электрический свет. Тот вызолачивал ее светлые очи, но притом добавлял того безумного пламени, что как будто плескалось в душе у генетика. Неужели, ты действительно давно висишь над бездной, скованная кандалами грез, а я держу в руках лишь бесплотный призрак, иллюзию твоего существования? Ответь же мне, взгляни мне в глаза... ничего не бойся, твоей потерянной душе уже не стоит опасаться смерти, а я же постараюсь сберечь хотя бы о ней воспоминание.

Отредактировано Ray McIntyre (11.08.2016 19:47:26)

+3

11

Рассеивающий свет, что лился из окна с левой стороны от Скарлетт Крейг, выгодно преподносил хрупкие черты её личика и матовый блеск фарфоровой кожи, подёрнутой едва заметным слоем пудры, который шатенка предусмотрительно нанесла перед тем, как покинула кабинет. Она никогда не покидала пресвитерианский госпиталь, не доведя свой образ до совершенства. Частично по той причине, что считала подобного рода поведение ниже своего достоинства, а частично — по той причине, что, помимо юлящего у ног басенджи, генетика ждал кто–то, в чьих глазах всегда хотелось выглядеть безупречно. Тонкий шлейф духов пикантно оттенял образ Скарлетт, подобранный с особой тщательностью. Родители нередко говорили шутили, улыбаясь, по поводу того, что их строптивая слишком хороша для “New York Presbyterian”. Работа в сфере рекламы вместе с сопутствующими фотосессиями могли бы обеспечить достойное денежное вознаграждение, которого хватило бы на обеспеченную жизнь юной девушки, которой впору интересоваться новинками моды, а не ежедневно проверять пациенток на предмет наличия uterus. Кстати, об uterus…

— Не мыслите столь плоско, мистер Макинтайр, — едва заметно покачала головой Крейг, отрываясь на мгновение от созерцания смородинового куантро и поднимая взгляд на недалёкого собеседника. — На этих лекциях говорят и о membrum virile с иллюстрациями и объяснениями. Немудрено, что я ни разу не наблюдала Вашего присутствия на семинар. Имею сомнения, что Вам были бы рады. Да и вышеупомянутый membrum, который Вы имеете честь носить, не смог сыграть бы роль наглядного пособия. Вдвойне прискорбно.

Самолюбие – ахиллесова пята любого мужчины, и в настоящее время Скарлетт не упустила шанс задеть именно её. Сплетни о любовных похождениях Реймонда и их неизменном атрибуте нередко доносились до чуткого слуха девушки, когда медсёстры, позабыв о мерах предосторожности, щебетали в ординаторской обо всём на свете. Почему бы не использовать это в своих целях? Крейг усмехнулась, пригубив ароматную жидкость, что плескалась на дне чашки. На лице Макинтайра едва ли можно было прочесть реакцию на ироничный подкол, но шатенка не сомневалась, что её меткий выстрел угодил точно в яблочко.

— Полагаю, из Вас получился бы хороший мясник. Даже форменную одежду не пришлось бы менять, — генетик не оценила своеобразный юмор кардиохирурга и, скрестив руки на груди, слегка откинулась на мягкую спинку дивана, расслабленно чувствуя, как тело утопает в ней, словно в перине. Замечание Рэя о перспективности Скарлетт как специалиста девушка восприняла с ледяным равнодушием. В этом она уверена и без него. А вот в причинах переменчивости мнения собеседника  Скарлетт Крейг предстояло ещё разобраться. Невольно подслушанный разговор не выходил у шатенки из головы: от лицемерного общества та предпочитала избавляться в мгновение ока. В большинстве случаев пренебрежительного отношения было достаточно, но лишь Рэймонд был заинтересован в его истинных мотивах. “Почему бы и нет?..”

— Я всего лишь играю по Вашим правилам, мистер Макинтайр, — холодно произнесла Крейг, на мгновение прислонив изящную руку к губам и указательным пальцем стерев с них несуществующий смородиновый джем. — Сегодня днём Вы сделали ошибку, усомнившись в моих интеллектуальных способностях. Если это не было попыткой выглядеть в глазах мистера Пайпера услужливым работником, то мне вдвойне жаль Вас. Отчасти потому, что Вы не стремитесь развивать свой кругозор, отчасти — потому, что в свои — сколько Вам? Сорок? Сорок пять?.. — не научились плотно прикрывать двери кабинета, дабы не быть подслушанным, — небрежным жестом отодвинув в сторону уже пустую фарфоровую чашку, генетик положила руки на стол, не касаясь, впрочем, его поверхности, острыми локтями. — Знаете, я не была склонна верить в то, что мужчины — большие сплетники, нежели представительницы моего пола. Вы переубедили меня в этом. Можете гордиться своей незначительной победой. Убедить меня в чём–либо по силам не каждому человеку.

Рэй выслушал продолжительную тираду Скарлетт без единого слова, которое можно было бы использовать в качестве тщетных оправданий. Словесная баталия на мгновение приостановилась, поскольку Крейг ожидала ответа, постукивая отполированным маникюром о столешницу, на которой не было заметно ни единого пятнышка. Ещё один повод, чтобы оставить неплохие “чаевые” официантке, всё ещё не оставлявшей попыток вызвать в нахмуренных клиентах желание проглотить неприятные эмоции вместе с кусочком аппетитного чизкейка, которого Крейг отнюдь не хотелось. Ей нужно было спешить домой, поскольку покоящееся в морозильной камере мясо ещё не обрело свойства превращаться в изысканные блюда самостоятельно.

— Язык проглотили, Рэймонд? — осклабилась Скар, прожигая собеседника испытывающим взглядом. — В кабинете мистера Пайпера Вы блистали бóльшим красноречием, нежели сейчас.

+1

12

О-о! Стоило ему только заикнуться о пропущенных ею лекциях по кардиохирургии, как на голову несчастного врача полилось столь откровенное хамство, которого Рэймонд в страшных кошмарах не мог представить от статусной образованной женщины, а уж тем более мисс Крейг, еще мгновениями назад создававшей видимость причастности к высшему обществу. Он довольно спокойно выслушал все, что девчонка пыталась до него донести даже не с присущим приличным барышням ядом, а с какой-то смесью грязи и нигилизма, в особенности что касалось не самого завуалированного упоминания о явных проблемах Макинтайра в личной жизни и непосредственно с его членом. В какой-то мере девушке действительно удалось произвести на него неизгладимое впечатление, но думала ли она в тот момент, когда сваливала в одну кучу все терзавшие ее комплексы и неясные обиды, что именно эта речь может стать для нее приговором? Рэй не любил грубых женщин, которые теряли свое лицо и шарм, стоило только вывести их за пределы зоны комфорта, а уж тем более, когда те заявляли ему в глаза о том, что тот недостоин соблюдения с их стороны хоть какой-то иллюзии этикета. Мужчина опустил взгляд на свою опустевшую кружку, вздернув на мгновение бровью, будто все еще не веря в подобный провал со своей стороны... Он ведь... черт побери! Он имел смелость думать, что недурно разбирается в людях, а ныне ему утерли нос полной его в этом несостоятельностью.
Она была глупа. Юная, спесивая, хамоватая дурочка, отчего-то считавшая себя отменным специалистом лишь по причине своего всезнайства в избранной области. И если бы не это досадное недоразумение... Рэймонд совершил ошибку. Скарлетт являлась совсем не той, кого пыталась из себя изобразить, а он повелся на шуршащую обертку, как незрелый мальчишка. От этого на душе становилось как-то тоскливо и мерзко. Он откинулся на спинку стула, задумчиво глядя в окно, покуда доктор Крейг пыталась хоть как-то оправдать собственное поведение подслушанным ею личным разговором, но обстоятельство это было едва ли смягчающим - кроме того, что девица терлась у его дверей, вникая в то, что ее, отнюдь, не касалось, так еще и совершенно не умела себя вести. Навряд ли подобные аспекты добавили ей уважения в глазах кардиохирурга, хотя бы и потому что эта рисующаяся девка в нем совершенно не нуждалась. Такие личности, как правило, не только имели явственно подлый характер, но еще и вполне могли пойти по головам своих менее удачливых и чуть замешкавшихся на пути соперников. Одно ему было ясно как день - он больше не хотел вести с ней никаких дел, а уж тем более пить с ней кофе за одним столом. Вот только завершить разговор, так скоро обратившийся в монолог упивавшейся своим деланным великолепием генетика, без формулирования достаточной для этого причины было со стороны мужчины бестактно, а потому он как минимум думал дождаться окончания реплики визави, что даже не пыталась скрыть обуявшего ее торжества. Как будто бы и оскорбить не сумела, но мнение о себе сложила, верно?..
- А что, если я скажу, - наконец откликнулся Макинтайр, возвращая девушке свое внимание, вот только улыбки на его лице больше не появлялось. - Что тот разговор, безусловно, невольным свидетелем которого ты стала - велся совершенно не о тебе? - он обождал всего мгновение, покуда смысл его слов дойдет до озлобленной сучки, сидящей напротив него, после чего вынул из кармана пиджака портмоне, чтобы отсчитать сумму, которой с лихвой должно было хватить за оба заказа, и оставить деньги на столе рядом с держателем салфеток, с едва заметным разочарованием добавляя. - Уж если берешься подслушивать, Скарлетт, делай это хотя бы с толком, - и покидая ее наедине с так и недоеденным чизкейком.
Вот уж чего-чего, а провожать ее к дому или просто выдавливать из себя вежливое прощание Рэймонд не находил нужным, только сидя в машине позволив себе скривиться в омерзении и постараться выбросить из головы навязчиво лезущий туда голос его несостоявшейся доброй знакомой. В конце концов, все в жизни могли оступиться и промахнуться с первым впечатлением о человеке - в какой-то мере доктор был даже рад прояснить возникшую ситуацию, ведь кто знает, куда могло привести его всего одна допущенная в плетении гобелена ошибка, после чего весь искаженный узор подлежал безжалостному уничтожению. Прежде чем тронуться с места, Рэй устало вздохнул и потер пальцами ноющие глаза - терять более время, которое мог с куда большей пользой посвятить такому редкому, но необходимому отдыху, он был не намерен, а поэтому сразу направился к дому. Он позвонит этим вечером дочери... и, возможно, той девице, что была куда менее эффектна, нежели была его супруга и даже, не к ночи будет упомянута, мисс Крейг, но, уж во всяком случае, обделена тем лицемерием и клокочущей злобой, что переполняли грудь вышеозначенных дам - а если Ингрид уже давно посчастливилось упокоиться под тяжелым слоем чернозема, то другая змея все еще попирала своими каблуками коридоры госпиталя и ныне одним своим существованием портила расположение духа, как правило, безразличному к подобным кадрам кардиологу. Нет-нет, что вы, зла он ей не желал, как, впрочем, и успеха, но вот уж точно успел исключить ее из списка тех, кто рисковал привлекать к себе довольно опасное для жизни внимание Макинтайра. В некотором смысле, ей даже повезло, если не считать того, что мужчина рассуждал в этом ключе совершенно субъективно - разве только его мнение на этот счет Скарлетт не волновало, как она не раз пыталась до него донести за неудавшееся рандеву. Всего доброго, доктор Крейг. Искренне надеюсь, нашим путям более не суждено пересечься.

Отредактировано Ray McIntyre (11.10.2016 12:12:45)

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » "И вообще отойдите, мне с Вами неэлитарно" ‡флешбек