http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: сентябрь 2017 года.

Температура от +16°C до +24°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Yellowstone memorial day » There's nothing left but the ashes of our souls ‡альт ‡undefined


There's nothing left but the ashes of our souls ‡альт ‡undefined

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://40.media.tumblr.com/17f302692b2965eff996ffd73714eac5/tumblr_o6363n3TQr1us77qko1_1280.png
[audio]http://pleer.com/tracks/136984140Zzw[/audio]
Эммануэль и Вероника;
Три года в Сибири.

...

https://40.media.tumblr.com/f0c6cee73fe3879c34e1838f6e34075e/tumblr_o637o5wuHl1us77qko1_250.png = https://36.media.tumblr.com/dc0b968819e0e8492c390a92638b0269/tumblr_o637o5wuHl1us77qko2_250.png
https://40.media.tumblr.com/e355d1ca2b1dab007bcafe93b5ad6098/tumblr_o637o5wuHl1us77qko3_500.png
https://36.media.tumblr.com/3ba8439ab8603f949e308228229a2c74/tumblr_o637o5wuHl1us77qko4_500.png

[STA]Белый пепел полоской - наша вечная плаха[/STA]
[AVA]https://36.media.tumblr.com/dc0b968819e0e8492c390a92638b0269/tumblr_o637o5wuHl1us77qko2_250.png[/AVA]
[SGN]Там, куда мы уходим, нет ни боли, ни страха.
https://36.media.tumblr.com/3ba8439ab8603f949e308228229a2c74/tumblr_o637o5wuHl1us77qko4_500.png
Наше время сквозь пальцы водой утекает.
Там, куда мы уходим, нас никто не поймает.
[/SGN]

Отредактировано Emmanuelle Denaro (23.04.2016 14:51:59)

+3

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
За закрытыми веками так легко и просто вспоминается его лицо. Никогда раньше она не вглядывалась в эти черты так внимательно, чтобы разглядеть первые морщины.  По крайне мере это выглядело в памяти Анны именно так. Женщина передернула плечами, кутаясь в шаль. Никогда ей не привыкнуть к этому имени, как бы она не старалась.  Ее мягкое, французское Аньес, совершенно не подходило для этих мест, как бельмо на глазу выделялось и приковывало к себе не нужное внимание со стороны.  И когда было принято решение, что имя необходимо сделать менее приметным, выбор пал на Анну. Но это не было ее именем, так непривычно, что она почти не реагировала на него, могла продолжать заниматься своим делом, пока уверенная сильная рука не потреплет ее по плечу, привлекая ее внимание. В день, когда Алексей сказал ей, что за ними непременно придут плохие люди, его лицо выражало столько эмоций, что Анна совершенно не знала, за какую из них она именно должна ухватиться  и какую из них обязана лучше других запомнить.   В ту минуту Морозов вел внутреннюю борьбу с самим собой, подбирал слова, чтобы не напугать ее, чтобы у нее не возникло мысли, что рядом с ним она в опасности, чтобы Анна не кинулась в лес, в надежде спастись там, среди лютого холода и вековых сосен.
- Все будет хорошо, - сказал он тогда, тем самым закончив свой рассказ и, сжал своей внушительной ладонью ее холодную с поджатыми пальцами руку.  Это прозвучало так уверенно и так спокойно, что не оставалось ничего другого как поверить каждому его слову и данному обещанию.
- Я знаю, - с хрипотцой ответила ему тогда Анна и, в ее словах было столько наивной искренности, словно ей было не тридцать, а всего лишь пять, и она находилась не в избушке на краю земли, а сидела на коленях своего отца где-то совершенно в безопасном для нее месте, где никто плохой не мог ее обидеть.
С той самой минуты, когда он произнес такие важные для нее слова, а она ему поверила, нужно было учиться жить совершенно по-другому.  Много двигаться. Морозов заставлял Анну много двигаться, только так она могла не чувствовать здешний холод. Нужно было много работать: колоть дрова, собирать ветки, выгребать золу из печи, уметь растапливать эту самую печь, расчищать от снега порог их избушки, уметь изготавливать силки, топить снег, чтобы была вода.  Алексей показывал как, рассказывал, а потом говорил сухо и сурово «делай», не смотря на трясущиеся женские руки и полное непонимание «как», ведь она не помнила, что умела делать это раньше.  Холодно, жутко холодно. Иногда тело пробирала такая дрожь, что даже думать не получалось, все мысли замедляли свой ход, слышно было только как клацают собственные зубы. 

***

Вечера все чаще казались спокойными. Вот вечер, когда от печи исходит жар, за заслонкой трещат сухие дрова, а Алексей, присаживаясь на грубо сколоченную лавку, кутает Анну в лоскутное одеяло, ручной работы и обнимает за плечи. Он рассказал ей недавно, что они женаты, колец, правда, в доказательство не было. Сказал, что продал ради того, чтобы увезти ее подальше от беды. Сомнений его слова не вызвали. Он старается, это видно. Старается сделать так, чтобы его любимую женщину у него не забрали. В город близкий ходит сам, уносит туда что-то в большом мешке, что именно не показывает, но возвращается с продуктами и необходимыми вещами. Недавно принес шаль.  Говорит затем, чтобы не мерзла без одеяла, в которое по вечерам он ее старательно кутает. Тяжело понять, что у него на уме, непроницаемое лицо, может долго смотреть перед собой, пока Анна изучает его лицо, а потом улыбнуться, покосившись на нее, чем смутит до самой глубины души.
- Этот страшный сон, когда-нибудь закончится? – В разогретой алюминиевой кружке дымится нетронутый травяной чай. Анна, переняв привычку своего мужа, не мигая смотрит на раскаленную добела печь, смотрит как в просветах между заслонкой и каменной кладкой, лижет дрова огонь, хрустит ветками, ужинает. И думает, хотя не сразу поняла, что задала свой вопрос вслух. Дошло до нее это, только когда  Морозов откашлялся, повел плечами назад, с хрустом разминая  плечи и покачав головой, ответил ей:
- Когда-нибудь да, но не сегодня. Идем спать.  Ночь уже на дворе.
И снова ранее утро, по окну скребет еловая лапа, царапает морозный узор. Алексей, стараясь не шуметь, подкладывает в печь оставшиеся дрова, чтобы в избе сохранить тепло. Морозова сквозь полудрему, забирая себе все одеяло разом, бормочет:
- Ты похож на медведя. – И отворачивается к стене, проваливаясь в собственный сон, пока Морозов выпрямляясь у печи и растирая руки, оглядывается на нее, хмурясь.

***

- Вот, смотри. – Алексей подзывает Анну ближе к единственному в их избе столу, куда выкладывает из сумы мягкую скрученную в несколько раз проволоку, моток веревки, и нож.  – Покажу, как делать силок на зайца. Пригодится. 
Такие слова вынуждают женщину насторожиться. Никто близкий тебе не станет такого говорить, если не подумает об опасности, когда его может не оказаться рядом, а выживать придется. Анна упирается руками в стол, чувствует, что голова кружится, но стиснув зубы, молчит, не высказывает подозрений. Захочет, сам скажет.  Может она просто глупая, что подозревает своего мужа в желании оставить ее тут одну.
- На заячьих тропах ставить научу, такие места знать необходимо, будешь добытчицей не хуже амазонки. – Морозов усмехается, перерезая проволоку, после того как отмерил нужную длину. Вяжет узел к колышку, петлю делает, учит. 
Первого пойманного в силок зайца, разодрали то ли волки, то ли лисы, весь снег вокруг силка пропитался кровью, внутренности заячьи еще теплыми были, когда Анна и Алексей пришли проверить свой улов.
- Недавно разодрали, - буднично и крайне сурово сообщил Морозов, рукой ковыряясь в том, что осталось от мелкого зверька. – Теплое все еще. – Он тряхнул рукой, и утер ту о штанину. – Идем, проверим остальные.
Улов был незначительный. Но по возвращению домой, испытания не закончились. Морозов настоял на том,  что его жена должна уметь и разделать тушку. Когда он подвесил бедного зверька за лапы перед окном, к головокружению, которое испытывала Анна, добавилась тошнота. Уверенные и точные надрезы ножом и звук, с каким Алексей сдирал со зверька шкурку, заставили Морозову выскочить за порог и там опустошить свой желудок. Повторилось это еще два раза, на третий, нож был передан уже в дрожащие женские руки, а сам Медведь встал позади Анны, направляя ее руки.  Это было пыткой, она корчилась и роняла горькие слезы, но медленно свежевала убитого ими зайца.  В первый раз, Анну не заставили потрошить зверька, Алексей сделал это сам. Ужин был сытным, а в стенах избы еще долго витал запах жаркого, приготовленного на печи.  Наутро Морозову ожидало другое испытание, Алексей направлялся в очередной раз в город. А значит до поздней ночи ей предстояло в полном одиночестве прождать его, не находя себе места от беспокойства, медленно убивая свое терпение мыслями, что  он может не вернуться. Перед уходом, она крепко ухватилась за его руку и, заглянув в его глаза сказала:
- Обещай что вернешься.
- Обещаю, - произнес Медведь и, склонившись, поцеловал свою жену в светлую макушку. Она же покорно склонила для этого голову, ожидая. В скорее его грузный силуэт исчез среди стволов сосен и лысых кустарников.

[AVA]https://40.media.tumblr.com/f0c6cee73fe3879c34e1838f6e34075e/tumblr_o637o5wuHl1us77qko1_250.png[/AVA]
[SGN]https://40.media.tumblr.com/e355d1ca2b1dab007bcafe93b5ad6098/tumblr_o637o5wuHl1us77qko3_500.png[/SGN]

Отредактировано Veronica von Horst (24.04.2016 01:44:28)

+4


Вы здесь » Manhattan » Yellowstone memorial day » There's nothing left but the ashes of our souls ‡альт ‡undefined