http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: январь 2017 года.

Температура от -2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Партнерство » REVOLT


REVOLT

Сообщений 61 страница 79 из 79

1

http://savepic.net/8004176.gif« A hero stands up for the villain in themselves »
...........................................................................
С  П  О  С  О  Б  Н  О  С  Т  И  ,       А  В  Т  О  Р  С  К  И  Й       М  И  Р

0

61

http://images.vfl.ru/ii/1475000230/7ef2cdeb/14286044.gifhttp://images.vfl.ru/ii/1475000230/8ed0691c/14286045.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Ben Whishaw

» имя, возраст:
Уэс Престон [Wes Preston], ~30 лет.
» принадлежность:
Человек или носитель.
» профессия:
Аналитик в главном штабе, при желании - помощник главы отдела.

» способность:
Персонаж может быть человеком. Если носитель: гениальность или манипулирование памятью.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Итак, как я вижу Уэса Престона:
- американец, младший ребенок в многодетной, но не бедной семье - всегда было, на кого равняться, и всегда казалось, что переплюнуть старших нереально, из-за чего Уэс особенно старался преуспевать во всех своих начинаниях;
- высшее образование (либо аналитика, либо статистика, либо теоретическая математика; отдельным курсом хорошо бы чтоб была журналистика), лучше, если это будет Лига Плюща или любое другое престижное учебное заведение;
- до войны работал на правительство в Нью Йорке, где познакомился с Фрэнсисом;
- в октябре 2036 по наводке Фрэнсиса на Уэса обратили внимание вигиланты. В середине ноября того же года его пригласили в один из побочных штабов, где предложили сотрудничать. Некоторое время после прохождения проверок Уэс работал в аналитическом отделе побочного штаба, зимой 2036-2037 был переведен в главный штаб;
- амбициозный перфекционист по характеру, профессионал в своей сфере - и сам отлично знает, что профессионал;
- если способностью будет "манипулирование памятью": возможно, добился предыдущей должности (в Нью Йорке) не совсем честным путем, однако внутри себя Уэс уверен, что сделал все правильно, потому что предпочел не тратить лишние годы впустую на то, чтобы дойти до того положения, которое сумел занять сразу;
- опять же, если персонаж будет носителем, то о своей способности он предпочитал не распространяться, а может и вовсе ее скрывал, какой бы она ни была (и поскольку Фрэнсис долгое время недолюбливал носителей, этот пункт будет нам только на руку);
- у Уэса осталась семья: родители и старшие братья и сестры. Где они сейчас - на ваше усмотрение. Может, вовсе умерли, может, скрываются где-то от войны, может, разбросаны по побочным штабам вигилантов, если могли оказаться чем-то полезными.

Отношения с персонажем:
- Около месяца мы работали вместе в Нью Йорке, и были чем-то вроде приятелей, хотя между нами присутствовала здоровая конкуренция в профессиональном плане;
- Этот аспект конкуренции обострился, когда мы стали работать вместе в главном штабе, но и по части дружбы мы тоже сблизились (потому как сложно не сделать этого, когда делаешь одно дело и много времени проводишь вместе);
- Уэс уверен, что главой отдела должен был стать он, а не Фрэнсис, и, пожалуй, не стесняется говорить об этом вслух. Очень хорошо будет, если он решит доказать эту свою уверенность и будет предпринимать для этого активные шаги;
- Для отношений на будущее: я открыт для всего, прийти можем к чему угодно (хоть повыбивать друг другу зубы в аналитическом отделе, хоть, кхм, обойдемся без конкретизации противоположного варианта). Этот момент продумаем перед тем, как вы возьметесь за анкету.

Дополнительно:
Вообще если выбрать "манипулирование памятью" - это может быть огромный плацдарм для сюжетов и для прорисовки прошлого персонажа. Все эти моменты я тут не указываю, потому что эта способность не обязательна, но если вы все-таки предпочтете ее, то могу подкинуть пару идей.
АПД: на "манпулирование памятью" уже есть конкретная идея для эпизода.
При желании можно в деталях продумать историю семьи Уэса, она у него должна быть богатой если не подробностями, то дорогами, которые выбрали браться и сестры Уэса.
Если вам покажется, что аналитику нечего будет играть - на живом примере вас в этом разуверю.
Немного требований: имя и фамилию предпочтительно не менять, но возможно; внешность очень хочется оставить эту. Посты лучше всего от третьего лица. Грамотность! Слишком частых постов не прошу, но хотелось бы не реже одного в неделю.
Связаться можно через гостевую и ЛС.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Кровавая лужа под телом постепенно расползалась, двигаясь в правую сторону сильнее, чем в левую, но само тело еще подавало признаки жизни – шевелились пальцы рук, и он будто инстинктивно пытался встать, совершая никуда не ведущие конвульсивные движения. Выглядело это не слишком приятно, слух тоже страдал, потому что тело, недавно еще бывшее живым и целым ренегатом, издавало жуткие хрипы. Первый выстрел Фрэнсиса угодил ему в руку, второй пробил легкое неподалеку от сердца, и сейчас, осторожно подходя ближе и продолжая держать пистолет направленным вперед, Франко немного жалел, что стреляет не слишком прицельно. Лучше было убить с первого раза, чтобы в голову, так бы он не мучился и не заливал все кровью, оставляя следы, которые в одиночку нелегко будет уничтожить.
- Это война, ты сам виноват, парень, - проговорил Мур себе под нос, когда до тела оставалось несколько метров, и выстрелил в третий раз. Короткий хлопок, дернувшаяся от отдачи рука, а после тишина и никакого движения, кроме продолжающей расползаться все шире и шире лужи крови. – Первый ко мне сунулся.
Это было правдой. Парень этот – выглядел он лет на пять старше Фрэнсиса – выскочил будто из ниоткуда и явно не был настроен на мирную беседу за жизнь и о погоде. Его выстрел срикошетил от стены и угодил Муру в бок, не нанеся вреда, потом он, будто какой-нибудь Рэмбо, метнул нож. Считал, видимо, себя супергероем, которому и стрелять-то не обязательно. Это было недалеко от правды, на руке у Фрэнсиса был теперь глубокий и очень неприятный порез, но все-таки над трупом стоял он, а не наоборот. Было чем гордиться, но Франко испытывал только отвращение к тому, что его тихую и мирную прогулку таким вопиюще грубым образом прервали. Он все-таки у себя в штате находится, и хотя бы тут собирался чувствовать себя в безопасности! А парень явился как черт из табакерки, и сразу принялся стрелять, будто прекрасно знал, в кого именно целится! Сам Фрэнсис, сколько бы не всматривался в неживое уже лицо, не мог как-либо идентифицировать этого типа, и потому все, что он сделал: это снял его на камеру смартфона, чтобы потом показать разведке.
Точнее, это было не все. Еще он забрал пистолет и два ножа, прикрепленные к поясу трупа, и в другом кармане нашел телефон. Лично Фрэнсису эти вещи не были нужны, но раз уж он не мог спрятать следы преступления, то лучше было усложнить задачу тем, кто мог прийти следом.
«Может быть, я могу сжечь этот труп?»
Он осмотрелся по сторонам. Это была окраина города: рядом закрытая и не работающая заправка, пустой супермаркет, такая же брошенная автомойка, с которой давно уже вынесли все мало-мальски годное. Случайный путешественник или житель города вряд ли забреет сюда, но подельники этого парня вполне могли, и потому с его трупом хорошо было бы справиться как можно быстрее. Пускай бы и сжечь – мерзко даже воображать, но Франко знал нескольких людей, которые назвали бы эти меры необходимыми. Одна проблема – у него не было ничего, кроме зажигалки, а на то, что труп будет запросто полыхать от одной искры Мур не рассчитывал.
- Подожди тут, приятель, я о тебе позабочусь.
Он уже второй день был в Джэксоне, и потому знал, где можно достать бутылочку керосина. Слишком много его все равно не понадобится.

Вернулся к заправке Франко меньше, чем через полчаса. Уже получив пластиковую бутылку с керосином, он подумывал, а не бросить ли это все, не уехать ли отсюда подальше, оставив безликих людей разбираться с неожиданно объявившимся трупом. Останавливало лишь то, что дела нужно доводить до конца, и это был как раз тот случай, когда лучше пожалеть, что сделал, чем пожалеть, что не сделал.
«Не верю, что действительно делаю это», - подумал Мур, поливая труп керосином и уделяя особое внимание лицу и местам, куда попали его пули. – «Видела бы меня сейчас Лесли».
Мысль о Лесли вызвала на лице Франко кривоватую улыбку. Бутылка закончилась, и он положил ее под руку трупа, стараясь не измазать пальцы в горючем, а потом зажег длинную спичку и бросил ее трупу на живот. Знатно полыхнуло, так что Франко невольно отошел на пару шагов, и тут же подумал, что пора бы и честь знать. Сейчас тут начнет попахивать, а потом дым поднимется, и любопытные быстро соберутся. Он мог бы выйти отсюда и сделать круг по городу, а потом присоединиться к этим самым любопытным, чтобы поглядеть, чем кончится дело, да только зачем? Полиция почти не функционирует. Сами потушат, оттащат в морг, где тело пролежит несколько недель, а потом окажется в безымянной могиле, потому что никто за ним, скорее всего, не явится.
В последнем Франко ошибся и быстро это понял по звуку автомобильного мотора, которые не мелькнул и исчез вдали, как если бы кто-то проехал по дороге, а прозвучал совсем рядом. Потом умолк, потом раздалось два хлопка от автомобильных дверец. Следом должны были зазвучать шаги, но их Франко ждать уже не стал, скрывшись внутри здания бывшей автомойки.
Он очень надеялся, что где-то в другом конце этого не слишком большого, но зато слишком темного помещения будет второй выход, через который он отсюда и смоется.

0

62

http://funkyimg.com/i/2fMvy.gif http://funkyimg.com/i/2fMvw.gif
http://funkyimg.com/i/2fMvv.gif http://funkyimg.com/i/2fMvx.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
katherine mcnamara, kaya scodelario, willa holland, ashley benson (в порядке приоритетности, но все менябельно);[/u]

» имя, возраст:
Жозефин Бонни Роуз.
Первое и второе имя можно сменить.
22 года.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До начала войны студентка факультета журналистики в одном из университетов Баттл-Крика, после объявления войны — искатель в главном штабе вигилантов.

» способность:
Иллюзия боли — та, которая упомянута у меня в биографии, если она окажется недоступной для регистрации, то можно кукловодство, выделение ядов, адаптацию; в любом случае, способность должна носить агрессивный характер, с ее помощью ты должна уметь защитить себя и/или крупно навредить обидчику.
» сторона:
Изначально встала на сторону вигилантов, так как в главном штабе работают наши родители, и мысли о том, чтобы встать на сторону ренегатов у нас не было. Для меня они террористы, мятежники и бунтари, для тебя  —  как знать...
» статичное изображение:
ссылка.


• Родилась в Берлингтоне, Висконсин, США, в семье врача общего профиля и преподавателя по молекулярной биологии. Оба родителя [Джонатан и Бренда Роуз] изначально приняли сторону вигилантов, поэтому нас никто не спрашивал, никто не посвящал в подробности, более того, родители для нас обеих — авторитет. Я старше тебя на четыре года. Вся наша семья живет и работает в главном штабе в Мичигане, Баттл-Крике, куда родители переехали вместе с нами восемь лет назад по делам, связанным с их трудовой деятельностью на тот момент [сейчас отец — член совета, мать участник группы разведки]. Я с восемнадцати до двадцати четырех лет жила в Энн-Арборе и училась в Мичиганском университете, ты же закончила школу в Баттл-Крике и поступила в какой-то местный университет или колледж на журналиста.
• Почему на журналиста? Потому что ты — активная, жизнерадостная, бесстрашная и любишь совать свой нос туда, куда не следует. Ни в школе, ни в университете не проявила никаких выдающихся умственных способностей; девушка отнюдь не глупая, но не староста группы, не отличница и зубрила, скорее, наоборот, непокорный сорванец.
• Любовные отношения, дружеские и вражеские оставляю на твое усмотрение, но девушка совершенно точно гетеросексуальной ориентации, и совершенно точно не принадлежит к числу расчетливых  манипуляторов и бездушных сук. Она еще маленькая, может легко оступиться и запутаться, натворить бед, но в целом человек неплохой.
• Работаешь в главном штабе в группе искателей вместе со мной, потому что ничего более подходящего для тебя просто не нашлось, а родители хотят держать детей при себе. Вместе со мной занимаешься поисками тибериума, хотя, признаться, тебя он не сильно волнует, куда интереснее тебе заниматься вербовкой, спорить, переубеждать, даже если ты не сильно понимаешь, в чем суть спора.
• Несколько раз была замечена в компании приятелей-регенатов, за что тебя подвергали пыткам телепатами и детекторами лжи, но все прошло хорошо, ты верна вигилантам.
• Касательно стороны: ты можешь вилять хвостом, пудрить мозг или вообще не вникать в политические разборки, но ты — вигилант, и если не дай боже сменишь сторону, то это обернется семейным конфликтом. Ты лишишься и родителей, и сестры, и многих друзей. А мы все не теряем надежды воспитать из тебя что-нибудь толковое, тем более теперь, когда твоя сила активировалась. Об этом читай выдержку из моей анкеты:

Жозефин никогда не отличалась примерным характером и послушанием, всегда нарушала правила, игнорируя предупреждения Билли о том, что однажды ей такое поведение выйдет боком, и вот, немудреное пророчество старшей сестры сбылось — Жози пропала. Вышла поздно вечером, когда город окутал густой непроглядный полумрак, в ларек за банкой энергетика, да пачкой сигарет и пропала. Через час после ее отсутствия родители и Билли принялись расспрашивать соседей. Последний раз Жози видели на мотоцикле какого-то лохматого светловолосого байкера, от которого знатно разило перегаром. По описаниям общих знакомых удалось установить, что парня звали Маркус, и мало того, что он алкоголик и наркоман, он еще, эка наглость, ренегат! Впрочем, плохим человеком он стал задолго до раскола мира на две стороны. Знакомый маленький мальчик со способностью «биолокация» помог Билли найти сестру, но было уже слишком поздно... Жозефин лежала в кустах, поджав ноги к груди, в луже собственной крови и едва заметно дышала.
Попробуйте представить, какие эмоции захватили Билли! Мало того, что сестра ее ослушалась, мало того, что рисковала собственной жизнью, так она еще и помирать надумала из-за какого-то там низкосортного мятежника! Гнев, досада, обида и страх перемешались, одновременно Билли чувствовала безысходность, бессилие и злость. А что, если Жози уже мертва? Возможно, она слишком долго медлила, но когда присела на корточки  рядом с сестрой и поднесла руки в красному пятну на майке, ничего не произошло. Паника до такой степени завладела девушкой, что собственная выдрессированная сила отказалась ей подчиняться.
Вскрикнув от отчаяния, она встряхнула Жозефин, переворачивая на спину, и, наконец, долгожданное тусклое сияние ладоней озарило улицу яркой вспышкой. Ладони носителя пронзила острая боль, боль пронзила и тело сестры, вместо исцеления еще больше раня и разрывая кожные покровы. На физическое истязание тело Жози среагировало непредсказуемо: ощетинившись, открыв глаза и выставив обе руки, перепачканные кровью, вперед, Жози в первый раз активировала свою силу — иллюзию боли, невидимой волной отбрасывая сестру в противоположную сторону. От болевого шока, страха за жизнь близкого человека и неожиданности, Билли, ударившись головой о кирпичную стену полуразрушенного дома, потеряла сознание.
Очнулись обе уже в больнице. Как оказалось, вскоре после активации силы их обеих нашли работники главного штаба и оказали срочную медицинскую помочь. Двадцать два часа сестры не разговаривали, но любопытство и эмоции, разрывающие грудную клетку, взяли свое. Жозефин настоятельно рекомендовали принять помощь по обучению контролю, но девушка отказалась, ссылаясь на то, что у нее замечательная семья, которая поможет справиться.
С тех пор дар младшей Роуз не вырывался наружу, и членам семьи остается только гадать о масштабах его разрушительной силы...

Моя родная сестра, родная и любимая, хоть и потрепала нервы. Планов пока не особо много, так как я сама только пришла, но, думаю, мы найдем место в общем сюжете, а вдвоем можем отыграть то, что было до войны. Мне в мире разрухи как воздух необходим родной человек.

Пожелания стандартные: не бросать персонажа, по крайней мере через два поста, не пропадать без предупреждения, соблюдать внятное оформление прямой речи, для меня это важно. Посты от трех тысяч знаков от любого лица (в квестах предпочтительнее третье), я сама пишу чаще от первого. Дружелюбное и адекватное отношение к игрокам, ну и вообще, больше позитива, креатива и юмора, и все у нас с тобой будет хорошо.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Предоставлю по требованию.

0

63

http://i.imgur.com/cgw4MtT.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Summer Glau (!) or Gena Malone

» имя, возраст:
Юнити Лэйн. 25-30 лет.
» принадлежность:
носитель
» профессия:
ранее: сотрудник полиции
в настоящее время: диверсант, член партизанской группы вигилантов

» способность:
ментальный блок
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка
ссылка

Родилась и выросла в Хьюстоне. Да-да, Хьюстон, у нас проблемы. Дочь “патриота на всю голову”, военного, прошедшего Ирак и Сирию, в итоге так там и оставшегося. Несмотря на то, что он вернулся домой с медалью, целым и почти невредимым (ну кто, скажите, всерьёз считает ПТСР травмой?), жизнь для него стала непрерывной войной задолго до 2036 года. Поэтому Юнити (Unity в честь самих штатов, как вы понимаете) и в мирное время жила как будто кругом враги: стрельбы, борьба, выживание.
После школы - служба в полицейском департаменте (Иммиграционная и Таможенная служба США или дорожная полиция), ещё позже - неудачная попытка реализовать заветную мечту вступить в техасские рейнджеры (отбор жесток, но таков уж он есть). А меньше, чем через год - раскол страны надвое и война, лишившая её дома.
Как и многие техасцы, она решительная, самонадеянная и простоватая с виду, но не стоит обманываться её акцентом cowgirl. Этой девочке палец в рот не клади - по локоть откусит. Одному богу известно, что у неё на уме. Иногда кажется, что она сама не всегда знает, что выкинет в следующий момент. Привыкла действовать быстро, по обстановке, вижу цель - иду к цели. Составление сложных и многоступенчатых планов не её конёк, но поспешность в действиях и суждениях компенсируется привитой с подзатыльниками отца осторожностью.
Её учили рассчитывать только на себя, но время, когда можно было спокойно строить из себя одиночку, ушло, и теперь она учится играть в команде, хоть до поры до времени ей придётся скрывать свою основную роль - роль “стукача” (с подачи Джеральда и ВСБ). Но она уверена, что всё, что она делает, послужит правому делу.   

Юнити - “донор” и информатор Джеральда в стане вигилантских партизан в стане ренегатов. Вот такая вот матрёшка. Флинн знал семейство Лэйн со своей студенческой скамьи. Проблема адаптации военного с ПТСР была темой одной из его практических работ. Потом Джерри наткнулся на знакомую фамилию в поисках нового донора и заново познакомился с Юнити четыре года назад. Её способности понадобились ему, чтобы проработать носителя с телепатией, а она в свою очередь согласившись ему помочь, не особо теряя время “сдала” агента, порядком успевшего намозолить глаза криминалитету, боссам картеля, чтобы на них выйти. Получилась довольно неловкая ситуация, но благодаря вмешательству полицейского управления всё обошлось, а Флинн, ценящий практичность, оценил и подход Юнити, даже с позиции объекта торга признав ход неплохим. С началом войны Джерри, используя ресурсы вигилантов, вытащил Лэйнов из родного Техаса, из творящегося там ада, впоследствии практически стёршего штат с лица земли. Он же позаботился о том, чтобы его подопечная нашла применение своим талантам в отряде партизан. Она получила цель и возможность портить жизнь тем, кто оставил её без родины. Флинн получил глаза и уши не только в отряде вигилантов, но и на территории противника.

Персонаж - не маньячка от закона, не беспредельщица, её учили действовать осмотрительно, но бесхитростно.
Внешность - допустимо править на своё усмотрение. Я не собираюсь упираться и диктовать соигрокам с какой внешностью им играть. Саммер и Джена - всего лишь мои пожелания.
Способность и роль править крайне не желательно.
Правки по биографии, не влияющие на образ в целом, по согласованию.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Ручка вспорхнула в пальцах дознавателя в последний раз отбросив блик от лампы на его пиджак. Джеральд выпрямился, облокачиваясь на стол и сцепив руки перед собой. Действия бывшего английского разведчика прекрасно подходили под определение слов “саботаж” и “роковая ошибка”, так что вопрос стоял только в том, чтобы понять, имелся ли у него злой умысел.
Вынужден вас огорчить, мистер Кроули, это и есть рутинная проверка, других у меня не бывает, и лёгкого общения я не ищу, — Флинн позволил себе улыбнуться одной из тех снисходительно-самодовольных улыбок, которые так раздражали его когда-то на лицах подопечных, уверенных в собственной неподсудности и неприкасаемости. Иногда он забывал, что по другую сторону стола всё выглядит немного иначе. И то, что для него сливается в единый и непрерывный поток, для других разбивается на отдельные и порой довольно значимые в жизни события. — Повторюсь, я читал ваш отчет, и он мне не понравился. Я требовательный читатель, и привык, что автор держит установленную планку. Вы же её сбили, причем так неудачно, что поставили под угрозу работу всего штаба. Случайность, скажете? Охотно бы согласился, если бы верил в случайности. Формально, вы...
Однако договорить Джеральд не успел. Появление Карро, без стука буквально влетевшего в кабинет, вынудило дознавателя прерваться на полуслове. Теперь он испытующе смотрел на нарушителя правил и границ в ожидании объяснений, которые не замедлили последовать. Всё вполне предсказуемо, но до чего невовремя.
Вот именно поэтому Флинн старался избежать возникновения любого рода связей на работе, в зоне личной ответственности, чтобы не оказаться на месте Карро. Личные связи в любой момент могли камнем повиснуть на шее дознавателя, мешая поднять голову и смотреть на ситуацию так, как ему полагается: прямо, объективно и беспристрастно. Видеть людей целиком, оценивать профессионалов, если угодно, а не “отличного парня, с которым мы пили пиво и обсуждали бокс” или “милую девушку, с которой мы дружили в школе и которая любила испанский”, уметь вовремя заметить отклонения и самое главное — принять по этому поводу меры без оглядки на светлый хранимый в памяти образ.
Как только тебе начинает казаться, что ты хорошо знаешь человека, ты добровольно надеваешь на себя шоры собственных иллюзий на его счет, и подсознательно будешь стараться впихнуть любые новые сведения о нем в заранее установленные тобой самим рамки. Иногда случается, что рамки начинают трещать, деформируются, лопаются. Но чаще всего лишнее просто отсекается и отбрасывается, оставляя приятный глазу аккуратно вырезанный по нужной, комфортной для восприятия, форме кусок. Первыми в такую ловушку попадают близкие родственники. “Мой сын не такой, я не верю, он не мог!”, “Так и знал, что толку от него не будет!” — две стороны одной медали, которую можно было смело выдавать родне большинства подозреваемых. Далее следуют любимые и друзья, слишком часто рассматривающие человека через призму своих с ним взаимоотношений. И на третьей ступеньке люди, находящиеся в плену чужого мнения о совершенно незнакомых людях. Друг моего друга? Враг моего врага? Возможно, в мирной жизни эти формулы и помогали налаживать множество лишних социальных связей, но в войне двух идеалогий, в столкновении не сил, но интересов, выбирать тех, кому можно и следует доверять, требовалось на порядок тщательнее. Фил, кажется, предпочитал переминаться где-то между второй и третьей ступенями, поскольку не мог определиться, что его больше беспокоит: судьба разведчика или возможные последствия для него самого.
Реши Джеральд воспользоваться мнением коллеги о Кроули, ему бы пришлось сделать шаг вниз, а не смотреть на ситуацию со стороны. Но этого он делать не хотел и не собирался.
Фил, — тоном “ну и какого дьявола ты тут делаешь?” и поднятием брови поприветствовал Джерри вломившегося к нему в кабинет коллегу. — Я в курсе, что именно ты рекомендовал мистера Кроули, и именно поэтому тебя тут не было и быть не должно. Не припомню, чтобы вызывал адвокатов. Ты порядки знаешь не хуже моего. Но раз уж ты решил бежать впереди паровоза… Дело стало немного интереснее. Может стоит забрать слова о рутинности этой проверки обратно? Ведь не каждый день на допрос врываются сотрудники ВСБ, возможно прямо или опосредованно покрывающие подследственного, или по крайней мере позволяющие досрочно сделать такие выводы. Всё внимание дознавателя переключилось на коллегу. Флинн встал со своего кресла и направился к двери, чтобы закрыть её, пока ещё кто-нибудь не зашёл на огонёк.
Хотя мистер Кроули и не находился под следствием, и обвинения в саботаже против него не выдвигались, судя по выходке Карро, он об этом не знал и предполагал худшее. И потому влез, рискуя собственной шкурой уже со стопроцентной гарантией, и вполне вероятно подставляя не только себя, но и самого Джерри. Есть ли у тебя на то веские причины, Фил? Можно было бы представить, что поводом для беспокойства стала одна только репутация Флинна в отделе, но это было бы уж слишком. Слишком глупо? Вот и представился повод подвергнуть проверке собственное мнение о Карро.
Кто я такой, чтобы мешать совершать столь опрометчивые поступки? — щелкнув замком, Джеральд повернулся к собеседникам. — Раз уж ты вроде как сам сдаваться пришёл, может и остальную работу за меня сделаешь? Ну?
Он приглашающим жестом указал Филипу на своё кресло, а сам остался стоять, скрестив руки на груди.
Мистер Кроули тут по подозрению в саботаже. Ни более, ни менее.

0

64

http://funkyimg.com/i/2eYLk.png
NATHAN BLUNT, 34 » HUMAN » KARL URBAN

Еще один человек в смертоносном отряде. И хотя на всеобщем осмотре он был определен к подвиду "homo sapiens", Бланту понадобилось не так много времени, чтобы заслужить свое место среди остальных фантомов.
Специализируется на ядах и химикатах, а также выполняет функции врача, но не гнушается нарушать данную им клятву Гиппократа. Способен избавиться от тела так, что его никто и никогда не найдет.
Химик от бога - "чудовище" по призванию. Нэйтан не обладает чувством сострадания или жалости к окружающим. Ему не впервой причинять боль живому существу, и еще в раннем детстве Блант проявил задатки садиста.
Прекрасно осведомлен о всех важных точках на теле человека, включая болевые, и способен причинить мучительные страдания любому, кому не повезет попасть ему под руку.
Врачебную практику начал с примерной работы в одном из госпиталей Лос-Анджелеса, а закончил опытами над бездомными и проститутками, пытаясь определить максимальный болевой порог своих "подопытных" и опробовать на них яды, которые создавал у себя на дому, используя в качестве исходного материала то, что получалось добывать незаконным образом на "черном" рынке.
Когда его опыты стали сводиться к одинаковым и слишком, по мнению Нэйтана, ординарным результатам, Блант перешел на себя и в последствии доигрался до того, что потерял чувствительность к боли, что стало одновременно и плюсом, и минусом. После этого Нэйт активно следит за состоянием своего здоровья и ежедневно проверяет показатели, отмечая любые отклонения от нормы. Гетеросексуален.
На его счету (еще до вступления в ряды фантомов) - 138 замученных до смерти людей, две трети из которых являлись носителями.
В фантомах оказался после того, как попал "на радары" отряда во время их очередной операции. Умудрился отравить Валькотта, вернуть его с того света, отклонить предложение Итана о сотрудничестве, но когда выяснил, что смертельно болен (что было результатом опытов над собой), принял протянутую Элдерманом руку помощи, который не только оплатил для Бланта дорогостоящую операцию, но и впоследствии выделил ему личную лабораторию, снабдив ее самыми лучшими игрушками.

0

65

http://i.imgur.com/3OhMIzm.gif http://i.imgur.com/mwxkaMs.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jodelle Ferland

» имя, возраст:
Эмили Финч (имя менябельно)
19 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До войны - студентка факультета радио Университета Райерсона, была там отличницей. После войны приняла сторону вигилантов, оказавшись либо в службе безопасности, либо в аналитическом отделе (на выбор).

» способность:
Киберпатия/ Абсолютная память / Влияние на поле вероятности / Гениальность / Детектор лжи - эти способности предпочтительнее, но если есть желание взять другие - обсудим.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Итак, что я о тебе знаю? Немного, учитывая, что виделись мы с тобой всего дважды за жизнь. Твой отец - Стэнфорд Финч и мать - Камилла в девичестве Фаруа. Твои родители развелись, когда тебе было всего три года, ибо Стэн, на секунду, побил собственный рекорд отцовства - если со мной он протянул всего лишь год, то с тобой целых три. Да, ты моя сестра, так и хочется сказать, что по несчастью. Отец кинул твою мать, вернулся к моей, а о тебе даже не вспоминал. Короче, козел, согласен.
Но Камилла не растерялась, нашла нового ухажера, кстати, более состоятельного, чем Стэн и вы начали жить припеваючи. Ну, почти. Новый возлюбленный твоей матушки был не очень доволен тем, что у его зазнобы имеется дочь, потому часто нашептывал ей о том, чтобы отправить тебя в интернат. Правда, тот интернат, куда тебя хотели сплавить, был элитным и он даже согласился его оплачивать. Благородный был мужик, правда эгоистичная скотина. Ну да ладно. Ты оказалась там, будучи совсем маленькой, в пять лет, и так началась твоя взрослая жизнь. Элита не принимает тех, кто низок по происхождению, но ты не сломалась, о нет - ты всегда давала сдачи сынкам богатеев, разбивала при этом их холеные носы в кровь, но никогда не начинала драку первой. Умная девочка. Ты всегда была очень умной. Наверное потому, когда у тебя открылся дар, никто особо не удивился.
А потом начался пубертатный период и парни начали понимать, что девчонка из простых очень похорошела, но ты уже замкнулась от такой жизни и не подпускала никого на пушечный выстрел. Ты делала успехи в понимании компьютерной техники, а потом мы пересеклись, потому что кое-кто, сама знаешь, хакнула систему одной горнодобывающей компании. Дело дошло до НСРКВС и я лично занялся этим делом. В итоге, подняв всех на уши, мы нашли тебя, мелкую девицу с зелеными волосами, что с невинным видом хлопала глазками на все обвинения. В любом случае, когда я узнал, кто ты, рука не поднялась поставить подпись на документах о твоем аресте.
Ты молодец, девочка. Сопоставила все что знала, и через год поступив в университет Райерсона, начала делать там невероятные успехи в познании компьютерной техники. Там же за студенческой скамьей тебя настигла война, и вышло так, что ты дала деру. Ты выбрала неудачное время для побега, тем более когда я об этом узнал, мне пришлось тебя ловить, что тоже мне было не на руку - Канада рвалась на части из-за повстанческих настроений, а катастрофы, произошедшие накануне кровопролития, только усугубили ситуацию. Тебя я нашел и вернул в лоно семьи и эта была наша вторая и последняя встреча, потому что потом война набрала размах, а я лишился места в службе безопасности.
Не знаю, как, но ты нашла меня в Баттл-Крике, но я тебя тоже нашел, потому сейчас привел тебя в штаб, чтобы ты была в безопасности, потому что только здесь я могу быть спокоен за твою жизнь. Я не люблю тебя всем сердцем, сестренка. Но я надеюсь, что мы найдем общий язык.

Сестра, пока что чужая и малознакомая, с которой хочется отыграть все, что только может отыграться во взаимоотношениях с сестрами. Я надеюсь узнать тебя получше, ты хочешь узнать меня получше, и деться нам друг от друга некуда - границы закрыты, а твои щенячьи глаза делают свое грязное дело - и ты снова и снова остаешься рядом.

Да, образ немного слизан с Пятой из Темной материи (кто смотрел, тот поймет). Характер этой Эмили частично схож с Пятой же, но моя сестра куда жестче, хотя тоже верит в крепость уз дружбы и семьи, но просто считает, что ей не повезло.
От игрока жду обожания и любви к персонажу, развитие и частые посещения форума. А также грамотность, логичность и обоснованность - наше все. Если какие-то пункты вызвали вопросы или желание сменить - спрашиваем, не стесняемся, помогу чем смогу.

п р и м е р п о с т а

Будь Алистер мальчишкой лет двенадцати, он бы прыгал от радости, пища и заливаясь соловьем от внезапно привалившего счастья. Носился бы по коридору, сшибая всех прохожих по пути, что-то бы кричал, короче выражал свои эмоции максимально открыто. К сожалению, а может и нет, Алистер давным-давно перестал быть мальчишкой, и потому любая радостная новость, особенно сейчас, в столь сложные времена воспринималась максимум с суховатой улыбкой. Потому то, когда Квинн с недовольной миной объявил, что у Финча несколько дней увольнительных, Ал только приподнял уголки губ, стараясь показаться максимально беспристрастным, дабы не дразнить гусей.
Однако, вылетев с полигона, как ошпаренный, он тотчас помчался к себе, наскоро собрал вещи и был таков. Оказавшись в самом Баттл-Крике, первым делом Ал отправился на свою старую квартиру, которая до сих пор стояла закрытая, что не могло не радовать. Там он основательно порылся в вещах, что не взял с собой и нашел много всяких интересностей. Например, ключи от старенького Чироки, что пылился в гараже под домом и пачку сигарет. А еще, под полом у капитана НСРКВС был скрыт тайник, где он держал свое вооружение, однако, порывшись в нем, достал старенький Винчестер, который мог выстрелить так, что нападавшему мало не покажется. Спустившись двором, Финч открыл гараж, и попробовал завести джип. Грязно-алая машинка, ожидаемо, не завелась, и потому мужчина еще почти час провозился с той, прочистив под капотом каждый винтик, до которого смог дотянуться.
Когда же Чироки ожил от прикосновений хозяина, Ал ощутил себя живым. Спустя полчаса не слишком спешной езды канадец покинул город и выехал на трассу, нацепив себе на лицо очки. Пыль и ветер щекотали лицо мужчины, пока тот решил немного прокатиться, чтобы хотя бы чуть-чуть развеяться. Ему опостылело сидеть в четырех стенах, надоели постоянные проверки и тесты на пригодность. Хотелось глотнуть хоть еще одну капельку свободы перед тем, как уйти в тотальное подполье. Это был его шанс, и его Алистер не был намерен терять.
Спустя несколько миль местность не стала богаче или красивее. Сожженые пустоши, одинокие фермерские угодья – плачевная картинка военного времени. Когда-нибудь здесь снова заколосится пшеница, а вон там, на холме, под самым солнцем, вырастет гигантская кукуруза и дети будут рвать ее тайком, чтобы взрослые не увидели, будут пытаться сделать из нее поп-корн, но конечно у них ничего не выйдет. Но чтобы эта мечта стала реальностью, нужно много работать, делать хоть что-то, чтобы покончить с этой войной.
Стоило расслабиться, хотя бы немного. Наверное, потому то сейчас Финч вспомнил разговоры вигилантов о каком-то аттракционе в Кларксвилле. Хоть многим он внушал недоверие, потому что слухи о нем ходили не самые веселые, решение съездить туда мигом оформилось в идею, которая была тотчас претворена в жизнь. Еще пара часов езды под громкую музыку Имэйджн Дрэгонс – жаль парней, погибли при взрыве на церемонии Оскара – и алый Чироки подъехал к стоянке, которая была битком забита авто. Присвистнув, Ал нашел место и поставив джип, выскочил наружу, решив не брать с собой свой Винчестер, потому что здесь оружие не было разрешено.
Очередь на входе была более чем большая, но вскоре Финч оказался рядом с рамками. Хмыкнув, мужчина сделал свой пупок металлическим, и когда шагнул меж двум рам, те, естественно, запищали. Охрана тут же засуетилась, начала его ощупывать, но пуп уже стал обычным. Не найдя у мужчины ничего металлического, кроме ключей и зажигалки, амбалы, хмуря брови и ворча что-то насчет поломок, пропустили мужчину внутрь. Эх, красивое же здесь место! И красиво оно было не потому что все сверкало и переливалось, а потому что здесь не ощущалось дыхание войны, что сгубило те поля и угодья, мимо которых несколько часов проезжал Алистер. Здесь люди были просто людьми, и даже как-то опасения, зародившиеся в душе Финча, связанные со слухами, как-то отступили. Купив себе огромный ком сахарной ваты, канадец прогуливался по цветастым закоулкам. Зашел в шатер гадалки – старой, пропитой цыганки, которая кося бельмастым взглядом, заявила, что его ждет большая неудача. Неудача и правда ждала Ала – провидица потребовала с него деньги за посещение. Отплевываясь и ругаясь, Финч отдал кровные, и вышел прочь, на ходу доедая вкусность. Пройдя еще немного, он заметил очередь к какому-то аттракциону. По вывеске – явно комната ужасов или нечто в таком духе. Хмыкнув, Ал откусил приличный кусок ваты и пробормотал:
- Мало ли что-ли ужаса в реальной жизни? – клоун, что стоял перед входом, как-то жутко зыркнул на него, и по коже Финча пошли мурашки. Наберут же персонал, а потом удивляются, почему люди помирают на качелях от инфарктов! Развернувшись, мужчина хотел уйти, но сделав всего пару шагов, вздохнул и развернулся обратно. Ему стало любопытно, что же там такого, что все боятся именно этого Тоннеля. Откусив еще кусок сахарной сласти, Финч присоединился к очереди.

0

66

http://s7.uploads.ru/SoBsJ.gif http://sf.uploads.ru/IcMxf.gif http://se.uploads.ru/EbWkd.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
James Franco*

» имя, возраст :
Дин Престон | Dean Preston*;
34-40 лет
» принадлежность:
Человек, либо носитель с не так давно проявившейся способностью
» профессия:
Что-нибудь связанное с ручным трудом (механик, строитель и т.д.) / военный
У ренегатов может быть в партизанском отряде, искателем или что-нибудь в этом роде

» способность:
Если будет, то обсуждаемо
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
тык.


● Человек дела - если дал обещание какую бы глупость не сморозил - выполнит в лучшем виде. В детстве отличался хулиганскими замашками, склонен к реалистичному взгляду на мир, но никогда не отчаивается, как бы плохо все вокруг не было. То, немногое, что нас объединяет - непреодолимое упрямство и уверенность в себе, своих принципах. Не привык сидеть и тратить время на рассуждения - видит цель, идет к ней. Обычно напролом. А если не получается сразу пойти по прямой - прокладывает её. Производит впечатление харизматичного раздолбая, но когда дело касается чего-то серьезного - резко преображается и воплощает образец сосредоточенности. Нетерпелив, очень привязан к семье. До крайности принципиален. 
● Хорошо умеет работать руками, возможно, обладает навыками ближнего боя, был в армии, планировал военную карьеру
● Когда началась война, помог семье перебраться в безопасное место, а сам со старшим братом пошел добровольцем к ренегатам. В ходе одной из операций брат погибает. Дин пошел к ренегатам из-за разделения их взглядов на происходящее в мире.
● Способности либо нет, либо она проявилась не так давно, в период после 2030 года. Это может быть что угодно, соответствующее логике персонажа.

Дин и Уэс никогда не были друзьями и никогда не будут. В детстве Дин постоянно подначивал брата по любому поводу, начиная от очков и склонности к худобе и заканчивая "ботанскими" интересами. Они отличаются буквально по всем пунктам: Уэс - склонный к одиночеству высокомерный эгоист, Дин - обаятелен, красив и просто очарователен. Детские ссоры перерастали во все более серьезные конфликты на почве разных взглядов и характеров. В один момент они просто перестали общаться. Дин считал Уэса белой неблагодарной вороной в семье, а тот в свою очередь не хотел иметь ничего общего с ограниченным и недалеким братом.
Сейчас они по разные стороны баррикад, что не удивило обоих. Престоны давно стали чужими друг для друга.
Единственное, что их объединяет - Лили.

Хочу семейной драмы и сложных отношений.
Как понятно по минимуму информации- этот тот скелет, который для меня важен в первую очередь. Полагаю, если персонаж цепанет, то Вы раскроете его лучше меня)
Хочу отыграть следующую ветку отношений, о которой страстно мечтаю: столкновение братьев на фоне переманивания сестры на свою сторону. Они втроем потеряли родителей и брата, остались совсем одни. Если Дин и Уэс давно отдали свои предпочтения враждующим группировкам, то Лили колеблется, т.к. любит обоих братьев и хочет просто вернуть всё на круги своя. Что лучше понять смысл задумки, можно прочитать заявку ниже на сестру)
Требования к игроку вполне стандартные: не пропадать, качественные посты (размер не имеет значения).
Я очень контачный, со мной легко договориться)
Связь- пока гостевая, затем обменяемся скайпом или аськой)
* - внешность и имя обсуждаемый и не принципиальный пункт. главное, чтобы внешка была с темненьким актером

п р и м е р    п о с т а

Ритмичное клацанье клавиатуры, тихое гудение техники, редкие шаги за дверью кабинета - привычный рабочий шум, уже давно ставший постоянным спутником Уэса. Уединение личного кабинета благоприятно влияло как на продуктивность Престона, так и на его настроение. Цифры, отражающиеся в линзах очков, быстро мелькали на мониторе: некоторые отсеиваются, некоторые группируются, часть уже туманно намекают на наличие корреляции. В руках Уэса любые данные строго упорядочиваются и служат на пользу дела: даже из самых незначительных сведений ему удается выуживать крупицы информации, которая в последствии помогают сложить полную картину. Особая симфония цифр, послушно поддающихся его манипуляциям, успокаивает и дарит чувство высшего удовлетворения. Больше всего Престон стремиться к созданию дней, подобных сегодняшнему.
Минимум контактов с людьми.
Максимум интеллектуальной работы.
Максимум личной выгоды.
Эти три константы залог его формулы умиротворения. Никто не мешает заниматься любимым делом, а личный кабинете с видом на город лишнее доказательство его статуса и авторитета. Вполне неплохо. Пока.
Должность заместителя начальника отдела аналитики не была приделом мечтаний Престона и уж тем более, его потолком. Он метил выше. И знал, чего хочет. Только на данный момент обстоятельства были против его планов. Можно было немного повременить. Конечно, всегда была возможность действовать напролом. Подсидеть начальника, поулыбаться здесь, беспардонно влезть в чужую память там, но Престон не видел в этом острой необходимости. Его действия могли вызвать лишние вопросы, ненужные подозрения. Такое внимание совершенно ни к чему. Его размеренный, продуманный план так или иначе приведет его к вершине, не стоило лезть на рожон.
А пока привычная рутина дней тянулась своим чередом.
Уэс задумчиво посмотрел в окно, и серое октябрьское небо напомнило ему о недавнем пари с Фрэнсисом. Взгляд резко переместился на календарь. Ярко красным цветом был обозначен примерный диапазон дней, в течение которых Престон ожидал нового, пятого теракта. Синий ручкой Мур пометил свои догадки на этот счет.
Уже скоро
Череда катастроф 2035 года им обоим не казалось случайной. Уэс начал что-то подозревать после взрыва в Германском метро, и копать факты после столкновения Боингов. С одной стороны это выглядело как типичные теракты восточных террористических организаций - по крайней мере СМИ выставляло всё именно в таком свете. Только Уэс, сверяя информационные сводки и прогоняя данные через кучу программ, находил в них что-то подозрительное. Он видел связь, почти нащупывал её, но она всегда ускользала. Слишком мало сведений для четкого прогнозирования. Это сводило с ума. Престон понимал, что грядет одна, большая катастрофа. Возможно, даже предисловие к земному апокалипсису. Незнание раздражало и выводило из себя. Но Уэсу удалось вернуть самоконтроль и набраться терпения. Если его не обманывает интуиция, то последующий ряд терактов прояснит ситуацию.
И он не ошибся. После столкновения Боингов казалось бы, ничего не изменилось. Информации было все так же мало, СМИ кричали об одном и том же. Единственное, что заставило Уэса убедиться в своей правоте, стали серьезные, понурые лица высших отделов, обладающих более широким уровнем доступа к внутренним потока информации. С их лиц пропали улыбки, разговоры у кулера свелись к нулю либо велись тихим шепотом. Престон ликовал и ждал.
Действительно, все оказалось не так просто. Загадочный то ли путешественник во времени, то ли талантливый аферист взбудоражил всю планету. Последние полгода только и было что разговоров о Линкольне и нависшей угрозы войны. Кто-то утверждал, что такой развязки не допустит ни одно правительство, кто-то готовил бункеры для длительного проживания. Уэс пока так далеко не заглядывал. Ему было достаточно финального штриха - последней, пятой катастрофы, которая перевернет мир с ног на голову. Он знал, что она будет, знал, что после неё наступит точка невозврата. Только не был уверен в деталях.
Эта идея поглотила его целиком. Увлеченный сложной загадкой, Престон последние полгода поднимал любые архивы, перелопатил огромное количество информации, пытаясь конкретизировать свои подозрения. Всё было в пустую.
Как ни странно, оказалось, что он не единственный, кто думает об этом. Фрэнсис разделял его подозрения и тоже искал. Это несколько подняло Мура в его глазах - видимо, он может не только обаятельно улыбаться и сутками пропадать вне работы. В начале осени они заключили циничное пари - какое именно событие, когда и где послужит началом конца. Сделали скидку на то, что оба были не уверены в сроках, да и спектр методов был достаточно широк, поэтому сошлись на частично точных формулировках. Уэс ставил на период с 8 по 27 октября и теракт в одном из зданий правительства любой страны. Неважно какой, предыдущие инциденты показали, что имеется возможность действовать где угодно.
И вот, его таймер уже пошел.
Цена вопроса- 20 долларов.
Престон оценивал человеческие жизни и благополучие мира всего в двадцатку. И то считал, что был слишком щедр.
Время шло к обеду и захотелось кофе. Резко встав из-за стола, Уэс уверенно вышел из кабинета и направился к Фрэнсису. У него всегда был приличный кофе, а не какое-то разведенное недоразумение из общего аппарата. И, пожалуй, из всех сотрудников Мур был один из немногих, с кем Престон мог вести содержательные беседы и воздерживаться от завуалированных оскорблений.
Проигнорировав нормы приличий, обязывающие перед приходом хотя бы постучать, Престон стремительно зашел в чужой кабинет и сел в кресло перед столом Фрэнсиса.
-10 октября, мой отсчет уже пошел. Напомни мне, на что ты тогда ставил? Лично я жду взрыва в резиденции короля Джорджа или Кремле. Уверен, работы после этого прибавится.

0

67

http://savepic.ru/12282025.gif http://savepic.ru/12296216.gif

+

http://66.media.tumblr.com/b4106f3c8ff102f3bd95fbbb086eb48b/tumblr_oessdmksh81ti79too4_250.gif http://savepic.ru/11862461.gif

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Tom Hughes
Alexander Skarsgård or Armie Hammer

» имя, возраст:
Луис О'Нил | Loius O'Neil
28 - 33 y.o.
» принадлежность:
человек или носитель (не принципиально)
» профессия:
владелец небольшой IT-компании, специализирующейся на кибербезопасности

» способность:
если способность таки будет, то пусть она будет более или менее безобидной - гениальность, омнилингвализм, абсолютная память, ментальный блок и т.п.
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка ссылка cсылка

Самые важные факты:
- Луис О'Нил родился на восточном побережье в штате Виргиния в небольшом городе Блекстон (при этом будет не важно в какой семье, это может быть семья военных, как у Конни, а может быть и бухгалтеров).
- Они друзья детства. Их дружба была крепкой, а любимое времяпрепровождение - прятаться в домике на дереве, которое построил специально для них отец Луиса. Дружили настолько насколько можно представить дружбу между мальчиком и девочкой. Их дружба была умилительной, по крайней мере для их родителей. Они в шутку подразнивали их о том, что, когда они вырастут, то и тогда будут вместе, а вслед за родителями и другие ребятишки подхватили эту песенку.
- Примерно в средней школе Луису и его семье пришлось переехать в другой город, а может даже штат (причины при этом не важны - другая более высокооплачиваемая работа родителей, захворавшая престарелая тетушка, за которой нужен был уход). При этом Конни и Луис теряют какую либо связь друг с другом, но при этом с нежностью вспоминают о совместно проведенном детстве.
- После окончания школы, тогда, когда они оба поступили в Академию ФБР, они снова встретились. На удивление и к счастью разлука на такой большой промежуток времени никак не сказался на их дружеских отношениях, которые в этот период принимаю более серьезный оттенок влюбленности с обеих сторон. Однако, никто из них не решается первым признаться в своих чувствах, и все становится несколько сложнее, когда из за этого они отдаляются друг от друга. Так же их нерешительность является триггером к проявлению способности у Конни, которая впоследствии и приводит к их воссоединению.
- Окончив Академию, Луис и Конни отправляются покорять Нью-Йорк. Первое время они оба работают в криминальном следственном отделе ФБР - он, как системный администратор, она, как компьютерный сопроводительный специалист до тех пор, пока они не решили создать свою семью. Более амбициозный Луис уходит из бюро, решая посвятить себя семье и своему делу, с чем он с успехом и  справляется.
- В отношениях Луиса и Конни наступает переломный момент, когда спустя года совместной жизни в роли супругов, Конни ждет ребенка, а Луис при этом испытывает чувство стыда и угрызения совести за измену (причины такого поступка тоже особо не важны - это вполне могло произойти под действием чьей либо способности, например, выделения феромонов; его вполне могли соблазнить, после очередного корпоратива какая нибудь юная особа... Вариантов на самом деле очень много). Казалось бы ребенок должен был все исправить, однако, Конни приняла новость об измене слишком близко к сердцу, из за чего собственно они и потеряли ребенка.
- Немного оправившись от потери, Конни покидает Луиса, уехав к родителям. Сам же Луис нехотя, но все таки отпускает ее, понимая, что его жене необходимо больше времени, чтобы принять то, что случилось. Собственно, как и ему. Так что он погружается в работу вплоть до тех пор, пока люди окончательно не поделились на ренегатов и вигилантов. Работая в сфере айти-безопасности в условиях войны придерживаться нейтралитета было бы сверх идиотизмом, поэтому он и его ребята из компании вполне успешно помогают некоторым побочным штабам вигилантов в обеспечении информационной безопасности.
- Так же стоит отметить, что сразу после того, как начались открытые столкновения ренегатов и вигилантов, Луис пытается выйти на связь с Конни, но из за того, что родители да и сама Конни переехали в другой штат, затрудняло дело. Во-вторых, Конни перестала называть себя привычным именем, что несомненно так же затрудняло поиски. Однако, он не теряет надежды и поэтому до сих пор ищет, используя все доступные ему средства.

Наверное, я бы охарактеризовала их одним словом "трепетные". Но это слово подходило к их отношениям до разрыва. Теперь же Конни ненавидит Луиса настолько же насколько и любит, а еще боится... боится, что он снова причинит ей боль. Луис же хочет все вернуть, чтобы все было по старому, ну или хотя, чтобы было не настолько все плохо. Эта идея скорее всего может перерасти в нечто маниакальное и навязчивое, но при этом не носящее деструктивный смысл.
Насчет планов на игру хотелось бы это обговорить лично с тем игроком, который возьмет Луиса. Есть как конкретные идеи для отыгрышей, так и зарисовки, которые могут при обсуждении перерасти в полноценные эпизоды.

С этим персонажем связана вся история Конни - все что с ней случилось хорошего и плохого благодаря ему и из за него. Я бы очень не хотела, чтобы игрок взявший Луиса, оставил его и меня, после нескольких постов. Это, пожалуй, самое важное. Поэтому, если вы не уверены, что Луис вас вдохновляет или история не такая, как вам хотелось бы, лучше не берите роль.
Так же очень бы хотелось сначала пообщаться с потенциальным игроком лично, чтобы понять, как он видит историю Конни и Луиса, понимает ли мотивацию последнего в его действиях - в общем и целом хотелось бы найти точки соприкосновения.

п р и м е р    п о с т а

Шум. В каждой голове, что находилась не дальше пятидесяти метров от Конни, находились мысли, которые пытались играть в чехарду у нее в голове. Они давили, причиняли практически осязаемую физическую боль. Так было практически всегда сразу, после того, как она снимала браслет. После этого разговора ей необходимо будет найти приличную порцию аспирина — головные боли, после всего это мучили ее еще не один час. Она закусывает губу, смотря на Карро. Сквозь какофонию чужих мыслей, пытается разобрать его ответ. Хмурится, когда понимает, что ничего не может разобрать, лишь отрывки слов, которые ей приходится уже самой сложить в нечто подобное на связное предложение. Делает робкий шаг вперед.
— Что ж, уроки не прошли даром. — она говорит с трудом, еле различая свой собственный голос среди чужих голосов, которые словно взаправду можно было услышать вне ее головы. — Не думаю, что ты настолько плохо поешь... — она позволила себе домыслить смысл того, что ответил ей Филип. Конни вглядывается в его лицо и понимает, что попала прямо в точку, предположив, что ее начальник своими танцами хотел отвлечь остальных присутствующих на том празднике жизни от своего "плохого" голоса. Только Конни думалось, что Филип отнюдь не был обделен им. Она делает еще шаг и опускается обратно в кресло, из которого буквально несколько минут назад встала. Откидывается на спинку кресла, одной рукой крепко держа браслет, а другой массирует висок, чтобы хоть как то унять нарастающую боль. Жаль только, как оказалось, Филипу ее замечания о его талантах было мало. Он просит ее продолжить, а она чуть ли не съеживаться в своем кресле от этих слов. Он хочет знать подробности, и Конни жмурится, смотря на него. Коротко кивает, опускает голову и пытается сосредоточиться, выуживая из общего потока мыслей то, что ей пытался показать Филип. Это те же люди, тот же вечер. Риордан глубоко вдыхает и задерживает дыхание... всего на секунду, аккуратно выуживая из головы Филипа образы, которые он себе представлял.
— Мужчина с рыжими волосами. Лицо знакомое... — она подымает голову и смотрит на Филипа. — Я еще плохо знаю всех здешних работников, но он кажется из аналитического отдела... — она делает паузу. — Еще мужчина. Его я точно не знаю. — она отрицательно качает головой, когда понимает, что ее попытки вспомнить оказались тщетны. — И блондинка, с который ты танцуешь. — Ей вдруг захотелось оказаться там, в веселой компании с выпивкой в бокале — это особенно нужно было сейчас, когда за порогом их штаба шла настоящая война и гибли люди. Выносить эти тяготы без вот таких вот вечеров ей кажется невозможным. Она сдавлено выдыхает, понимая, что молчание Филипа означало лишь то, что ей следует продолжать. — Ещё девушка. Уинблад. — она не была уверена в правильности произнесённой фамилии, однако, выудив это из головы Карро, она озвучила это. - Она пришла с бутылкой абсента. — она никогда не пробовала его, но ещё мгновение и ей кажется, что она чувствует его привкус у себя на губах — настолько глубоко Конни погрузилась в сознание Филипа. С одной стороны это было хорошо, с другой — она не сразу поняла, что мысли Филипа снова перекинулись на рыжеволосого мужчину, который вызывал у него раздражение и уйму подозрений. Следом за этим вигилантом в сознании Карро начали всплывать нелицеприятные мысли, которые явно были связаны с рыжеволосым... Френсисом Муром? Имя так же внезапно пришло к ней, как и в случае с девушкой. Она всхлипнула то ли от боли, то ли от того, что она увидела в мыслях у Филипа. Все внутри сжалось, скрутилось, заныло. Риордан тяжело задышала, еле сдерживая слезы, которые навернулись у неё на глазах. Она видела раньше мертвые тела, в этом не было ничего необычного, однако, столько мертвых тел... Слишком много. Конни невольно хмурится и сжимает сильнее свой браслет. Эта картинка с горой разлагающихся тел врезалось в сознание Конни, и вместо того, чтобы сразу же выбросить это из головы, она словно рассматривала эту застывшую картинку, ужасаясь совершенным зверствам. Она всматривается в уже начавшие разлагаться лица и все таки начинает плакать. Слезы скатываются по её щекам, но он продолжает всматриваться в остекленевшие глаза и находить среди мертвых маленькие тела. Дети. Кто бы не убил всех этих людей, он был больным психом... Это зрелище её расстроило, всколыхнуло в ней то, что лучше было не вспоминать. Филип не сдержал своего обещания! Из её рук выскальзывает браслет, и он с глухим звуком падает на пол, а она роняет лицо в ладони и беззвучно плачет, вспоминая тот злополучный день. Своих воспоминаний она не сохранила, зато в её памяти остались чужие воспоминания врача, который тогда пытался спасти и её, и ребёнка. Она помнит и Луиса, который, кажется, после того, как ему сообщили о том, что ребенка не удалось спасти, плакал и просил бессчетное количество раз прощения, целуя ее руки, умоляя ее. Но ни тогда, ни тем более сейчас, спустя практически полтора года, она не была готова простить его. Она попросту не силах этого сделать...
Ее бьет мелкая дрожь. Эти воспоминания настолько сильные, что сейчас она не слышит ни единой чужой мысли. Горе, с которым она столкнулась, было настолько разрушительным и парализующим, что даже по прошествии времени, Конни замирала, не смея сделать вздоха — это было выше ее сил. Она продолжает плакать, однако, шумный вздох с противоположной стороны заставляет ее опомниться. Риордан резко подымает голову и с ужасом смотрит на Филипа, чье лицо вытянулось и несколько побледнело. Слезы все еще стоят в ее глазах, мешая разглядеть мужчину получше, однако, ей хватает и того размытого силуэта, чтобы понять, что что то произошло... что то, что не входило в планы Филипа. Конни стремительно опускает руку на пол, чтобы подобрать упавший браслет, и нервными движениями защелкивает его на своей лодыжке. С характерным щелчком в ее голове воцаряется тишина. Звенящая. И столь же угнетающая.
— Я... я... мне лучше пойти работать... — невнятно мямлит Конни, а через мгновение она резко подымается со своего места, хватает очки со стола и практически делает шаг в сторону выхода. Ей страшно. Она понимает, что произошло что то из разряда неожиданного и неприятного, и она не хочет видеть это шокированное лицо Филипа, не хочет видеть еще больше сочувствия в его глазах. Нет уж, увольте! Но она замирает, когда Карро подает свой голос. Что ж он был прав... Всегда чертовски прав. Бежать было бессмысленно, да и не за чем. Она чуть вздергивает подбородок и смотрит на Филипа все еще со слезами на глазах.

0

68

http://funkyimg.com/i/2k26G.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Aaron Taylor-Johnson, George MacKay, Alden Ehrenreich, Liam Hemsworth, Nat Wolff

» имя, возраст:
Имя какое угодно, фамилия Армстронг. Возраст 20-25 лет, может даже чуть старше/младше.
» принадлежность:
человек или носитель решать вам, для истории особого значения не имеет.
» профессия:
Ваш выбор. Сейчас в штабе, может быть побочном.

» способность:
Ваш выбор.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Ты сын, которого мой отец нагулял вне брака. Не знаю, возможно ты жил все это время с матерью, в приюте или с бабушкой и дедушкой. Может быть даже несколько раз видел и общался со своим отцом, а может и не знал его никогда. Вариантов много, в биографии никак не ограничиваю, но с радостью помогу определиться, если будет нужно.
Один факт, которые не поменять - мы до недавнего времени никогда не виделись и мы с сестрой не знали о тебе. Ты мог быть в курсе, может даже пытался нас найти, или узнал о существовании родственников совсем недавно, а потом встретил нас в штабе и рассказал интересную историю. А мы тебе сообщили о том, как тебе повезло не жить с отцом, который был пьяницей и бил нас, как мы в итоге убили его и оказались в приюте.
В общем, обсудить будет что.

У тебя есть две старшие сестры, и я одна из них. Не могу сказать, что мы такие уж плохие, немного ударенные на голову? Это да. Но, возможно, тебе это не передалось, потому что в нашей больной семейке ты никогда не жил и с нами практически не знаком. Но мы это исправим и будем рады видеть младшего братика в родном штабе) А еще у нас есть злой кузен, совсем забыла.

Внешность для нас не важна, берите любую, какая нравится. Количество символов с ножом у горла считать не станем, торопить с постами тоже. Так как реальная жизнь бывает сурова и разное может случиться. Мы любим поддерживать контакт с соигроками, поэтому если не против общения вне форума, то заболтаем в скайпе или еще где.
Бро, мы тебя ждем.

п р и м е р    п о с т а

Находиться наедине с собой иногда куда сложнее, чем даже в компании со своим злейшим врагом. От него можно уйти, сбежать, дать сдачи, прояснить все раз и навсегда. Но собственный голос всегда звучит в голове, он засыпает и просыпается с тобой, переживает все беды, но и лучшие моменты тоже. Бывает надоедливым, плаксивым, строгим или может весело напевать прилипчивые песни, которые вгрызаются в сознание.
Лора всегда думала, что именно так чувствуют себя Души. Она внезапно очнулась, не понимая, что происходит, не осознавая где находится. Лишь голос сознания, не удается почувствовать собственное тело, открыть глаза, шевельнуть хотя бы пальцем.
Может именно так в магический мир приходят Души? Вот только Бреннан никогда не верила в то, что может стать ею, разве что какой-нибудь адской темной тварью, мечтающей сожрать чужую плоть. Она попыталась покрутить головой — ничего. И даже нет желания наброситься и порвать кого-то на кусочки.
Непонимание, мысли такие медленные, как будто их пару лет продержали в криогенной камере, а сейчас они снова собираются с силами, чтобы начать крутиться в голове, но странно, что никакой боли. А она должна быть, только это Лаура знает наверняка, она собрала по крупицам, то, что произошло с ней до этого. С усилием склеила все в памяти, вот только вакуум вокруг все больше пугает.
Минуту. Она слышит писк, он повторяется с равными промежутками и даже не пытается затихнуть.
" Мерзкая тварь" — думает Лора, даже сейчас она остается собой, всегда недовольна, а где-то рядом находится раздражитель. Он присутствует постоянно, потому что эта девушка не была собой, если бы ее что-то не выводило из себя. Многие занимаются работой ради денег, благополучия, чести и долга, Лора шевелится только потому, что ее что-то вечно бесит.
Лора не пытается ничего сказать, трудно провернуть это, когда не чувствуешь ничего, даже с трудом верится, что когда-то у тебя было тело и длинный язык, который стал основным поставщиком приключений в жизни.
Повторяющийся звук затихает и она проваливается в забытье.
Новое пробуждение не такое, как первое. Уже не приходится думать, что душа избавилась от тела и летает где-то неприкаянная, потому что все, что находится ниже головы горит огнем. Или жжение лишь распространяется по всему телу?
Сложно сказать. Лора с большим усилием поднимает руку, подносит ее к лицу, все еще не открывая глаз, и смахивает прядь волос, которая щекочет нос. Губы потрескались, сухие и такие холодные.
К уже привычному механическому писку примешивается чей-то вздох.
Девушка замирает, с трудом разлепляет губы.
— Здесь кто-то есть? Это ты, боженька?
"Хотя кого я обманываю, скорее это чертов дьявол".
Наконец, Лора распахивает глаза, и тут же прикрывает их, свет слишком яркий, а комната такая светлая.
Она прищуривается и снова делает попытку оглядеться. Больничная палата, обычная, с тумбой возле кровати и жутким агрегатом от которого идут трубки, именно он и издает этот мерзкий звук.
Бреннан фокусируется на девушке, которая неудобно сидит в небольшом кресле неподалеку, темные волосы, потрепанная, кое-где грязная одежда. Для той, кто побывал в схватке с темной и оказался после этого в больнице, Лаура даже слишком хорошо видит.
— Фредди? — зовет подругу неудачливая пациентка.
Она рада видеть свою напарницу, та хоть и бывает занозой, но куда лучше того, что страж видела перед собой как раз перед тем как потерять сознание.
Да и если Лоуман здесь, значит Лора не в аду или местечке похуже, в плену у законников, например.
— Что произошло? Такое ощущение, что на меня опрокинули чашу с лавой.

0

69

КОМАНДНАЯ ЗАЯВКА ПАРТИЗАН РЕНЕГАТОВ
http://sh.uploads.ru/Gp1IR.gif http://s4.uploads.ru/3sHor.gifhttp://sg.uploads.ru/I5t1e.gif http://sf.uploads.ru/vpmS7.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
rosario dawson / david tennant / ваш вариант

» имя, возраст: - имя не принципиально (в заявке для удобства будем использовать рандомную букву N), 35+ или 40+, в зависимости от выбранной внешности;
» принадлежность: - носитель;
» профессия: - до войны - военный хирург, сейчас - партизан, медик отряда;

» способность: - исцеление или исцеляющий эффект крови;
» сторона: - ренегат.
» статичное изображение: x.

N - это военный хирург с колоссальным опытом и знаниями в своей области, отличными навыками самообороны и обращения с оружием; опытный носитель и крайне надежный человек, который прошел огонь, воду и медные трубы. В довоенное время вера в силу США покинула N, поэтому он/а вступил/а в противостояние между вигилантами и ренегатами на заре конфликта, исколесил/а большую часть страны и посвятил/а себя поддержке идей Риндта, так как он/а видит в этом не бессмысленное кровопролитие, в возможность перестроить Америку в лучший мир. Вступил/а в отряд Картера в июле/августе 2037 года, быстро занял/а свое место в рядах партизан благодаря тому, что он/а сумел/а сохранить все необходимые качества, чтоб оставаться адекватной единицей общества, уметь легко находить общий язык с разными людьми и открываться ближнему своему.

Партизаны ренегатов ищут верного делу коллегу с высоким уровнем лояльности ренегатам, а мы надеемся встретить идейного и активного игрока, который будет развивать своего персонажа с нами и без нас, сделав его самостоятельной единицей. Мы будем очень рады новичку в наших рядах, которому поможем влиться в игру и занять свое место на проекте. Мы указали только критичные опорные точки, которые нам хотелось бы видеть в анкете, оставляя на выбор игрока остальные немаловажные детали, которые помогут сделать персонажа живым, настоящим и авторским. Нас много, но от этого мы только круче, поэтому бояться и стесняться нас не стоит: за все время существования Револта мы успели найти общий язык и отыграть массу совместных квестов, прийти друг другу на помощь в развитии личных линий и поучаствовать в массовых квестах и сюжетных заданиях.

п р и м е р ы    и г р ы
Чейс Монахан

Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Он чувствует себя неудачником года.
После всего дерьма, через которое он протащился с партизанским отрядом, куда можно включить и простреленное плечо, едва не стоившее ему жизни, и операцию в Айронвуде, которая также едва не стоила ему жизни, и прочие радостные мелочи, которые еще этим утром вызывали у Монахана слабую улыбку и несколько тревожное состояние… они попали еще и в эту передрягу.
Слабость.
Первое, что он ощущает — это слабость. Затем приходит глухая ярость и непреодолимое желание расхохотаться.
Чейс разлепляет веки, словно смазанные медом, и несколько раз моргает, стараясь избавиться от премерзейшего ощущения, схожего с песком, попавшим в глаза. Руки беспощадно затекли, а слегка онемевшие запястья ломила ощутимая боль, которой, естественно, трудно избежать, когда твое тело подвешено за кисти, а мыски едва касаются пола.
Монахан поспешно мотает головой в сторону, в надежде, что других ренегатов не постигла та же участь, что и его, но узнав в двух других висящих телах Макса и Блейка, быстро ставит свою веру в лучшее на место: не могло им так повезти.
Не в этой жизни.
А его плечо же совсем недавно залатали, и Чейс думал, что на этом у него, наконец, будет тайм-аут.
Ну да, конечно.
Запрокинув голову, Монахан внимательно изучает свои оковы: в тусклом свете, пробивающемся через ткань на двери, браслет, блокирующий способности, знакомый по четырем годам в тюрьме, и тугие наручники блестят на фоне проржавевшего промышленного крюка, который напоминают тот, что используется в процессе разделки туш. Чейс морщится от пренеприятнейшей ассоциации и опускает голову вровень перед тем, как в помещении загорается ослепительно-яркая напольная лампа, как прожектор направленная на троих ренегатов, и дверь за спиной Монахана хлопает, пропуская не менее трех человек; вигилантов — бесспорно.
Зрение подводит Чейса, но вот слух — нет: зашевелившиеся партизаны, очевидно, пришли в себя как раз к появлению их надзирателей.
Эй, Макс. Картер, — вполголоса произносит Монахан, покосившись в сторону главы их отряда, — приоритеты, помнишь? Вне зависимости от ситуации, — он знает, что Макс все прекрасно понимает, но напомнить ему, — ставшему другом, — о том, что сохранность информации, главного штаба и их соратников важнее трех запертых в неволе партизанов, кажется Монахану священной необходимостью, - что бы не случилось.
Он усмехается на ремарку Блейка, впервые отметив, что парнишка может прийтись ему и по духу, — больно уж хорошее чувство юмора, — оттого и удар, едва не выбивший дух из Абрамса принимается Чейсом едва ли не за личное оскорбление.
Эй, — реагирует Монахан, дернувшись в своих оковах, беспомощно наблюдая за стараниями Макса, влепить вигиланту подобие пенделя, когда замечает что-то, чего не ожидал в сложившейся ситуации.
Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Потому что он — ебаный счастливчик.
Тяжело дыша Чейс хмурится, на мгновение расслабляясь в своих оковах, чтобы прислушаться к бесспорным ощущениям, которые он без труда может прочитать, после стольких лет работы над своей способностью.
Не узнать инстинктивно возрастающий уровень адреналина в собственной крови он просто не может.
Он не планирует задумываться о причинах, по которым его браслет не работает, пока не самый здоровый план созревает в голове Монахана. Исходя из всех имеющихся знаний об их дерьмовой ситуации, он приходит к двум неутешительным опорным точкам: во-первых, действовать ему надо достаточно осторожно, чтобы вигиланты не заметили того, чего знать им не следует до поры до времени; во-вторых, действовать надо настолько быстро, чтобы ни один из партизан не успел испустить дух.
Отличная задача.
И пока адреналин разгоняет кровь Чейса, старающегося замерить те проклятые две минуты, необходимые для полного раскрытия потенциала его способности, — и еще одну минуту, чтобы добиться лучших результатов, рискнув выжать из себя больше, чем следует, — лучшее, что он может придумать — это привлечь внимание к себе.
Téigh trasna ort féin*, — рычит Монахан, предполагающий, что способность набрала достаточно оборотов, чтобы он смог без особого труда перенести те удары, на которые он нарывается, — лучше обрати внимание на кого-то поближе к своей весовой категории!
Ирландец смеется в ответ на «что он сказал?», брошенное одним вигилантом другому, и облизывает сухие губы.
Ему необхдимо оказаться на земле, и этого возможно добиться либо разорвав цепь наручников, когда адреналин даст ему достаточно сил, либо в случае, если Монахана свалят на пол.
На данный момент оба варианта кажутся ему удовлетворительными.
Cúl tóna, — тянет Монахан, плюнув в лицо подошедшему ближе вигиланту, — то есть — «мудак».
Чейс получает увесистый удар в ребра; способность сглаживает болевые ощущения: дыхание партизана сбивается, но это не мешает ему вновь зайтись беспардонным смехом, чтобы получить еще один удар.
Послушай, еще мое любимое, — хрипло продолжает Монахан, скалясь в лицо вигиланту, — go dtachta an diabhal thú, — оппонент кривится и вскидывает брови, занося руку для нового удара, пока другой вигилант демонстративно перекладывает пистолет из левой ладони в правую. Чейс воспринимает как однозначно добрый знак, — «пускай дьявол тобой подавится», — театрально шепчет Чейс, — очень по-католи…
Хорошенько получив в челюсть, Монахан умудряется собрать мысли в кучу, чтобы заметить тень надежды, что Макс прочитал его личное дело достаточно внимательно, и запомнил, почему он попал в тюрьму.
И какую роль в этом сыграла его способность.
________________________________________________________________________
* — ирландское ругательство, которое условно переводится с гэйлика как «отъебись».
Остальные блестящие ирландские ругательства переведены в тексте поста.

Макс Картер

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНастроение в отряде в последние дни было, хм,.. взрывоопасным. Картер косо поглядывал на новенького Блейка – уже второго бывшего заключенного небезызвестной тюрьмы, который просто ради интереса «что может его способность» убил семьдесят человек. Да, пусть он показал себя с хорошей стороны в минуту, когда один из членов отряда попал в опасность, но Макс не торопился снимать с него браслет, осознавая кое-что и для себя: его собственная способность в условии дезоксидации окажется бесполезной. А это, как всем ясно, не есть хорошо.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНа  Макса так же косо поглядывала Джина, которая до сих пор была не в восторге от того, через что ей пришлось пройти при проверке Абрамса, стоя на «настоящей» мине. И это несмотря на то, что она уже высказала мужчине в лицо всё, что думала о нём и его методах. Затаенные обиды и недосказанности убивали доверие, об этом тоже стоит помнить всем: и самому Картеру, и Джине.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngА ещё этот случай с Монаханом, который чуть до истерики Джэки, надежного информатора ренегтоав, не довел в их первую и не последнюю встречу. Есть вероятность, конечно же, что на первой же встрече тет-а-тет девушка пристрелит его, но Макс искренне надеялся, что Чейс окажется умнее инфузории туфельки, а Джэки сможет если не простить, то оставить в прошлом то, во что бородатый блондин её втянул.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngАх, да, Трей тоже был каким-то слишком уж подозрительным в последние дни, как только Макс во всеуслышание объявил о поездке партизан на другой конец страны – в Орегон. Так что, в лишнем внимании сейчас не нуждались разве что Иветт и Мартин, которые по обычаю, как и Макс, были сосредоточены на деле.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЕсли говорить коротко, очень коротко, то глаз Картера и лап Рикко на всю эту свору озлобленных людей у лидера партизан не хватало, от того он левой пяткой чувствовал, что что-то пойдет обязательно кувырком. Не в дороге, так на месте; не на месте, так в разгар операции… Но со всем этим не стоило забывать и еще о важном моменте – как минимум четверо из отряда были ранены; сам Макс по прежнему прихрамывал и с трудом долгое время вел машину, о себе давала знать нога. Но откладывать поездку больше было нельзя; кто знает, где в следующий раз ударит «Решето» и не будет ли это прямо у дверей главного штаба.

Поздний вечер, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 16 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМонахан, отправленный на встречу с информатором, наконец, вернулся с синей папкой от Джэки в руках.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДжэки, видно, забыла, что я разрешил ей расцарапать тебе морду, Чейс, – вместо спасибо говорит Макс, принимая из рук мужчины папку и открывая дверь машины так, чтобы тусклое освещение салона проливало свет на листы с информацией, а заодно и подсветило фигуру Монахана. – Как всё прошло? – Партизан на какой-то момент отрывает взгляд от документов и дольше положенного задерживается на бледном лице Монахана. – Ты вообще в порядке? – Картер нахмурил брови и сощурил глаза, – вид у тебя похуже, чем был у Рикко, когда я его только нашел. Отправляйся-ка ты спать, Чейс, у нас тяжелая дорога впереди.

Раннее утро, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 17 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПодъем! – Громогласно оглашает Макс в импровизированном лагере посреди небольшой чащи. – Снимаемся с прикола, на сборы час. Впереди тридцать часов за рулем, надеюсь все к этому готовы. Проверить машины, да, Марти, ещё раз; с этим я, Чейс и Трей тебе поможем. Джина, Иветт на вас проверка снаряжения и взрывчатки, а ещё заодно присмотрите за Абрамсом. Шай, за тобой полная аптечка на все случаи жизни и смерти. Слышишь меня?

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСпустя час одна за другой три машины отправились в большое путешествие до города Корвалис, что в штате Орегон.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНадо признать, дорога была не из легких. Для партизан обычным делом было смотаться за день, по крайней мере, для Макса точно, до Висконсина и вернуться в Мичиган, но никак не добираться на машинах, с которыми в пути даже по «своим» штатам может случиться посреди дороги всё, что угодно, на другой конец страны.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngБыло тяжело; отдыха «от руля» и сна катастрофически не хватало, а в голове у Картера постоянно крутилась одна и та же мысль, что партизанский отряд посягнул на работенку, которая им не по зубам в условии вражеского штата и отсутствия хотя бы приблизительных знаний о территории, по которой им предстояло передвигаться. Пожалуй, договоренность с Серратос и её подчиненной Реми Сартр о том, что девушка – смелая она или безрассудная было не ясно – отправляется туда с небольшой группой боевиков для прикрытия из штата Мичиган для предварительной разведки. То было правильным решением, печатные знания из синей папки Аттенборо были хорошим стартом, но они не давали полной картины, которая была необходима. Да и проводник, хотя бы чуть изучивший город, был необходим как воздух.

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ пути отряд сделал две длительные остановки на ночлег, располагаясь с уютом и комфортом в побочных штабах. Первая была сделана спустя десять часов пути в Бисмарке, штат Северная Дакота [приблизительное время остановки около восьми-девяти часов]; вторая – вечером восемнадцатого июня в городе Миссула, штат Монтана [приблизительное время остановки около восьми часов]; третья – днём девятнадцатого июня в Спокан, штат Вашингтон, после пересечения первой границы вигилантов по штату Айдахо. Из Спокан партизаны прямиком направились в Корвалис, штат Орегон – конечную точку их путешествия, встретив нерадостный приём уже на границе…

Джина Гэлбрейт

Долгие переезды — вполне привычное дело для партизан, но так далеко их еще ни разу не забрасывало. И если бы у Джины не нашло перед поездкой новых блоков сигарет, она бы отбарабанила все доступные поверхности в салоне машины, которые только смогла бы достать беспокойными руками. Слева Мартин привычно вел машину, на это раз не лихачил, как будто боялся за ее состояние или за что-то еще. Причины были: они гнали сразу через несколько штатов, почти через всю Америку, ну или через половину ее — уж точно. Тяжелее всего давалась дорога через горы. И они даже отстали от первой машины с Боссом и с большей частью мужского состава отряда. Это было и к лучшему: одиночные машины все же привлекут меньше внимания, чем колонна из сразу трех, нагруженных оружием и взрывчаткой.
И все же Джина поглядывала назад. То в зеркало заднего вида на маячащий чуть поодаль, на грани видимости, автомобиль Иветт и Шайло. То в зеркало салона на Трея. За девочек она почти не волновалась, Иви — из тех, на кого можно положиться, даже если они отстанут слишком сильно, она никогда не заблудится и сориентируется на слух. К тому же, недавно к ним присоединилась Реми Сартр из группы разведки, которой они обязаны всей львиной долей информации о заводе вигилантов, она и должна стать их проводником и помочь в операции. И даже Шай держалась молодцом: пора и ей было принять боевое крещение и справляться наравне с остальными; ни пол, ни возраст, ни ранение в живот (как у Мартина) не были оправданием, и "освобождение от физкультуры" никто не выдаст: бери винтовку, и хотя тебя прикроет каждый, никто тебе не нянька. Впрочем, боевого духа у юной целительницы было едва ли не больше, чем у того же Блейка. Чем даже у Джины в иные паршивые дни. В девчонках она была уверена.
Но Трей...
Джина не просто так бросала на него косые взгляды, искала его глаза в помутневшем от пыли зеркале. Если в начале она думала, надеялась, что он станет едва ли не лучшей боевой единицей отряда и верным товарищем им всем, то теперь... Нет, она ему не доверяла. Его место, как ни странно, занял Чейс, отсидевший Чейс, плохой ирландский парень Чейс стал тем самым другом. Но в Трее она давно стала замечать, как его цели и взгляды все дальше уходят от пути отряда и все больше устремляются в сторону личной мести. И где-то она его понимала: все-таки, он потерял семью, кому как не ей знать, что это такое, что это за ужас наяву, и месть кажется единственным выходом. Хотя, в сущности, месть ничего не меняет, она не лучше алкоголя, тот хоть на вкус бывает сносным, уж Джине ли не знать. Сколько ни убивай, под ребрами только гаже. И эта гниющая пустота сосет тебя, пожирает тебя изнутри, разрастается маленькой черной дырой, и ее ничем не забить, не залить, ни литрами водки, ни кровью тобой убитых. И все же она не смогла донести это до Трея, и с каждым днем и новым разговором видела, как он отстраняется. Раздражается. Становится излишне жестким. И взгляды его... ей все больше не по душе. Она как-то даже сказала об этом Боссу, но это были лишь подозрения. В конце концов, это она тут в негласной должности замполита, и это она привела Мейера в отряд, ей и решать проблему.
Вот потому и курим.
Она еще злилась на Картера, хотя ее уже почти не передергивало от мысли, что он додумался поставить ее на живую рабочую мину. Да, это было совсем не смешно, это было опасно, хотя опасности она и сама прекрасно подвергала себя ежедневно, такая уж жизнь партизанов. Но он... Нет, он знал? Он правда думал, что это смешная шутка? И тут суровое выражение лица Гэлбрейт сменилось на еле сдерживаемую улыбку. Да, чертовски смешно! Должно быть, она забавно смотрелась там! И еще забавнее было бы, если бы правда боялась, что мина рванет. Все свое негодование и шок она уже высказала Картеру в первые полчаса. не очень связно и даже не в половину меньше, чем чувствовала на самом деле, но... Сейчас ее злость была скорее остаточной, не настоящей, растрепанной по ветру. Она скорее хотела на него злиться, потому что знала, что вроде как должна, он же, так ведь не поступают... А внутри все же понимала, что все равно его любит и простит и не такую шутку. Может быть, он именно ее выбрал для этой цели, потому что знал, что она сделает все правильно и не взлетит на воздух? Потому что представить, чтобы Макс Картер превратил ее в смертницу, она не могла. Слишком давно они знакомы. И кое-какие непростые черты характера, маленькие темные уголочки друг друга они знали чуть ли не лучше собственных. Она не могла на него злиться долго, и поэтому злилась теперь на себя за эту неспособность. И вот теперь они едут чуть ли не в жопу мира, чтобы провести там хорошенькую такую операцию, имея в числе команды слишком много новичков, половина из которых вообще не участвовали ни в чем подобном.
Джи стряхнула пепел в открытое окно, послюнила еще разок кончик сигареты, да и выбросила ее в захламленную пепельницу.
Хорошо, она позлиться еще немного, пока они не приедут на место. А Картер пусть помучается совестью, ему будет полезно.
— Стой, Марти! Останови.
Черт.
Перед ними в нескольких десятках метров стояла машина Картера, как будто просто дожидалась их у ворот в назначенном месте. Но что-то было не так. Во-первых, связь с ним пропала уже около получаса назад, что само по себе было странно, разве что гребаная рация сдохла вот так ни с того ни с сего. Во-вторых, машина была совершенно пуста.
Джина выскочила из кабины, держа наготове пистолет, и обернулась, подавая знак второй машине — скрещенными крестом руками — остановиться. Потом прошла на несколько шагов вперед, вглядываясь внутрь машины Макса и ребят, но не заметила ни в ней, ни поблизости признаков живых людей. Свежих трупов, правда, не было тоже. Очередная попытка вызвать командира по рации не привела к успеху, что и не удивительно. Потом она махнула Мартину, подзывая ближе.
Проверь машину, но осторожно и удачливо. Она может быть заминирована, или здесь будет другая ловушка.
Если она на кого и могла положиться в этом деле, то только на Мартина.
Это значит, они в плену, или же попали в не меньшую переделку. И вся операция могла быть сорвана из-за этого. Но как? Нарвались на охрану, на большой блокпост? Да, это было вероятно, как пить дать, только полнейшие дебилы не стали бы усиленно охранять столь важный секретный объект! Вот только одно но: поблизости отрядов вигилантов не было видно. Или они отлично прячутся, ведь Джина бы заметила. Или их предупредили, и тогда это действительно ловушка.
И все же задание должно быть выполнено во что бы то ни стало.
Иви, боюсь, наших взяли в плен... Командование беру на себя, если никто не против, — кроме них двоих и некому, остальные в отряде не больше месяца. — Времени у нас мало, так что нужно убить двух зайцев: провести разведку по плану и, вдобавок, вытащить оттуда наших. Скорее всего они живы, и вигиланты постараются выбить информацию о нас, операции и штабе. Их ждет облом, но у них могут быть телепаты, так что права на провал у нас нет. Предлагаю разделиться на три группы. Иви, Марти и я за старших. Реми, ты идешь со мной, Трей — с Иветт, положись на ее слух, — "и я все равно слежу за тобой." — Марти, Шай, на вас сохранность машин и охрана входов, если заметите что-то подозрительное, у вас есть рация. Не уверена, что снаружи намного безопаснее, чем внутри, так что я на вас рассчитываю. На всех вас, ребята, не подведите.
Командовать — жутко непривычно, когда дело идет о сложной операции, времени на детальное планирование которой нет. Пусть кое-что они уже знали и обсудить успели по дороге. Сейчас все, что она может, это полагаться на поддержку своих и верить, что делает все правильно. Напоследок она подошла поочередно к Мартину — за удачей, конечно же, — и к Иви, приобняв каждого.
Не спускай с него глаз, Ив, я ему не верю.

0

70

https://media.giphy.com/media/n7ylxSktcwTkI/giphy.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matt Bomer/Matt Ryan/etc.

» имя, возраст:
Андерс Бреннер/Anders Brenner, 31 год.
» принадлежность:
Крайне желательно - человек. Носитель - обсуждаемо.
» профессия:
Как варианты: юрист/медиатор/правозащитник/профайлер/хедхантер/дипломат. Что-то крайне престижное и интеллигентное и максимально далекое от армии.

» способность:
На усмотрение игрока.
» сторона:
На усмотрение игрока. Подробнее в примечании.
» статичное изображение:
ссылка.

Андерс баловень судьбы. Человек, которому всегда улыбается Фортуна. Харзиматичный, яркий, образованный, но при этом свободолюбивый, ветреный и упрямый, как дьявол. Всегда готов поставить под сомнение любую истину, предпочитая докапываться до правды собственными путями и тем самым пренебрегая навязанными кем-то свыше правилами.
Младший ребенок. Родился в Берлине в семье обычного страхового агента и школьной учительницы - никаких лавров привилегированного мальчика. Андерс стал любимцем родителей, которые благодаря его появлению на свет сумели восстановить пошатнувшиеся отношения, и особенно радовал своего отца Карла, который занялся его воспитанием вплотную, пытаясь тем самым наверстать то, что упустил со своим старшим сыном - Куртом, то есть мной. 
Юные Бреннеры помимо личной драмы их родителей, чуть не расставшихся, оказались в эпицентре давнего идеологического конфликта между отцом и дедом: последний был одним из защитников ГДР, агентом Штази, который тяжело переживал последствия воссоединения немецкого народа, первый - был в ту пору юным бунтарем, приветствовавшим падение Берлинской стены чувством восторга и счастья. Отсутствие понимания между представителями старшего поколения напрямую сказалось на младших членах семьи. Курт был ближе по духу деду и проводил с ним много времени, став в итоге тем самым своеобразным призраком мертвой Восточной Германии; Андерс же стал гордостью отца - лучшим, что мог взрастить Запад.
Изначально братья не чувствовали никакого влияния старого спора и были дружны. Курт всегда считал, что Андерсу светит великое будущее; это убеждение подтолкнуло его к мысли о вступлении в армию, чтобы заработать денег для оплаты учебы Андерса в лучших университетах страны.
Получая финансовую помощь от старшего брата, Андерс и вправду смог пробиться в мир высшего образования и стал успешен. Но все, что дается нам легко, заставляет нас относиться к полученному с небрежностью. Андерс стал легкомысленным малым, который мог пропускать занятия, в то время как Курт, напротив, становился все более мрачным и замкнутым, отказавшись уходить из армии, чтобы заняться собственным  будущим. С течением времени между братьями все чаще и чаще случались ссоры, и Андерс злился на меня за то, что я якобы заставляю его чувствовать себя обязанным - ведь я, грубо говоря, в каком-то смысле принес ради него в жертву собственную жизнь.
Время не стояло на месте. Я женился, у меня появилась дочь, а потом я все это потерял - вместе с карьерой в армии. Андерс же взялся за ум, шел дальше и покорял новые вершины. Я пропадал все чаще, став "живым трупом" в семье, о котором в любой момент можно было прочитать краткую пометку в некрологе, Андерс - оставался рядом с родней и заставлял родственников собой гордиться. Мы не похожи друг на друга и посторонний человек вряд ли увидит хоть что-то общее.  Но оно есть: мы оба невероятные упрямцы.
Трагедия в метро Берлина и последовавшие за ней события не оставили Андерса равнодушным к назревающему конфликту ренегатов и вигилантов. Он знает, какую сторону принял я, и вскоре решил сделать самостоятельный выбор - чтобы попробовать перекроить этот мир, так как видит уже он сам.

С отношениями - все довольно сложно. Старые обиды, невысказанные сожаления, страх друг за друга - любопытный набор, который может стать еще интереснее в зависимости от того, чью сторону примет Андерс.
Если вигилантов - ему придется справляться с привыкшим опекать всех и вся братом, оставив наши давние споры на исключительно семейном уровне.
Если ренегатов - Андерс может стать помощником моей бывшей жены Изабель, поддерживающей лагерь Ринда вместе со своим новым супругом, в нелегкой задаче "спасти" меня и направить на путь истинный - подальше от вигилантов.

Как уже было сказано, выбор стороны я оставляю за вами, как и многие детали относительно характера персонажа. Пусть он будет куда как более веселым, чем мрачный Курт, общительным, обаятельным - пусть его сила заключается в остром уме и понимании чужих душ.

п р и м е р    п о с т а

Есть повести, по прочтении которых хочется пустить скупую слезу и выпить чаю с малиной, попутно размышляя на тему жестокости жизни. К счастью, это не наш случай, потому носовыми платками можно не запасаться.
В действительности, к большинству человеческих биографий трудно подобрать только одно прилагательное, которое и определит тональность всей истории. Так и с Куртом.
Его жизнь нельзя назвать трагичной. Не было в ней и полного, абсолютного счастья. Или феерического веселья, продолжавшегося изо дня в день. Ничего такого: герр Бреннер, как и любой из нас, знавал времена и плохие, и хорошие. Но обо всем по порядку. Будем придерживаться знаменитой немецкой последовательности.
Первого ноября 2000-ого года семья Карла и Агнесс Бреннеров — страхового агента и школьной учительницы — обзавелась своим первым ребенком, Куртом. Мальчик появился на свет в тяжелое время для своей семьи. Карл и Агнесс находились на грани развода из-за вскрывшейся интрижки Бреннера-старшего с его коллегой по работе. Достаточно банальный случай, разрешившийся не менее банальным образом: пара все-таки нашла в себе силы примириться друг с другом ради ребенка, но прохладные отношения супругов, все же, потеплели не сразу. В дальнейшем им удалось простить друг другу все обиды, во многом благодаря рождению 5 лет спустя второго ребенка — Андерса,на которого, как это часто происходит с младшими детьми, родительская любовь посыпалась как из рога изобилия. А вот с Курта зато стали требовать больше. Дескать, во всем должен быть примером для подражания.
Надо заметить, мой герой старался следовать этому наставлению. Учился он довольно неплохо, с гаджетами баловался не так много, как его сверстники, стремился проводить больше времени во дворе. Занимался плаванием, много времени уделял изучению иностранных языков: вообще, схватывал он все на лету, спасибо матери-учительнице английского и природной склонности к такого рода деятельности. Помогал по дому, в том числе и бабушке с дедушкой, жившими отдельно (к слову, дед был отставным военным и бывшим агентом Штази, конфликтовавшим с собственным сыном из-за устаревших взглядов, и оказал определенное влияние на внука в выборе жизненной стези). Старался не зацикливаться на проблемах и шел дальше. Грубо говоря, действительно был хорошим примером. Однако в конечном итоге разочаровал своих педагогов, когда настал момент проститься со школой и вступить во взрослую жизнь. Зная, что образование — это не такое уж и дешевое удовольствие, особенно для семьи с двумя отпрысками и среднего размера кошельком, Курт решил служить в армии по контракту, придя к выводу, что для начала можно поднакопить денег, чтобы помочь младшему брату получить билет  мир лучшего европейского образования, и проявить себя в настоящем деле, а диплом никуда не убежит.
Диплом и в самом деле никуда не делся, только в итоге был выдан Академией Бундесвера, а не престижными древними “старичками”. Бреннера увлекла армейская жизнь, и менять ее на что-то другое расхотелось. Служил в сухопутных войсках, спустя несколько лет получил офицерское звание и предложение вступить в элитную часть KSK, немецкий спецназ. Отказаться от такого было трудно: туда брали лучших из лучших.

0

71

http://i99.beon.ru/media0.fanparty.ru/fanclubs/vampir-alice/gallery/2253679_vampir_alice_pic.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Ashley Greene (если у вас есть вариант более удачный на роль сестры - то все обсуждаемо и меняемо)

» имя, возраст:
Кэтрин Серратос, 25;
» принадлежность:
ваш выбор;
» профессия:
медсестра в госпитале Грин-Бея.

» способность:
ваш выбор;
» сторона:
ренегаты;
» статичное изображение:
ссылка.

Родная младшая сестра Андреа, родилась в Итаке (Нью-Йорк, США), в семье потомственных врачей. В отличии от сестры отличается более покладистым и спокойным характером. Она легче воспринимает неудачи и с легкостью может найти выход из любой ситуации. Она пошла по стопам родителей и работает медсестрой в одном из госпиталей Висконсина, хотя всю жизнь хотела быть как родители - хирургом, потому все еще не теряет надежды доучиться. Девушка веселая и общительная, всегда готова прийти на помощь, порой даже в убыток себе. Считает медицину своим призванием, что, в общем-то, соответствует действительности. Она почти сразу поверила Линкольну и приняла сторону ренегатов.

Между сестрами всегда были теплые дружеские отношения. Нет, нельзя сказать, что они вообще никогда не ссорились - обе прошли через подростковый возраст и порой знатно трепали друг другу нервы, но сейчас все это в далеком прошлом. Кэтрин для Андреа один из немногочисленных факторов беспокойства и ею все больше овладевают мысли забрать младшую сестру в штаб. На данный момент сестры видятся очень редко по вполне объяснимым причинам, но связь поддерживают регулярно.
Что касательно игры - хотелось бы в настоящем увеличить количество их встреч и в дальнейшем планируется перевести Кэтрин сперва в побочный, потом в главный штаб. Вполне вероятно, что задействуем и родителей, так как есть мысли о том, чтобы отыграть их трагичную гибель. Бонусом есть тут еще один интересный человек, который тоже жаждет встречи с тобой.

Написала я очень мало, только самое важное, ведь это твой персонаж и тебе им играть. Внешность можем подобрать другую, так как из всех перебранных только Эшли показалась более-менее подходящей. Что касательно носитель/человек - полностью на твой выбор (но было бы интересно, если бы ты была носителем и способность проявилась очень рано). На все вопросы отвечу, анкету покажу, помогу с историей и графикой. Только приходи. Из требований всего несколько - грамотность, адекватность, ну и конечно не брать персонажа на день. Не принуждаю к общению, пребыванию в игровых разделах и флуде, но поддержу, если таковое жаление будет. Короче, обещаю любить и жаловать.

п р и м е р    п о с т а

Желание увидеть сестру было слишком сильным, слишком навязчивым и слишком опрометчивым. Все эти слишком давили на Андреа, заставляли нервничать, но вместе с тем она уже приняла решение и теперь не отступит от него. И даже тот факт, что сестра работала в госпитале на территории Висконсина, спокойствия не прибавлял – после их чудной вылазки в самую защищенную тюрьму Америки, когда родных назвали ее больным местом, желание увидеть их теперь являлось для нее чем-то сродни прихоти, от которой следовало бы отказаться. Но она не могла.
Из штаба Андреа выскользнула рано утром, постаравшись при этом ни кому не попасться на глаза, так как желания рассказывать о цели своей сегодняшней вылазки кому-либо не было. Всего день назад ее едва не спалили живьем и вряд ли медики, к которым ей все же пришлось обратиться, оценили бы такое скоропостижное покидание медкрыла. И снова слишком опрометчиво, но что с ней может случиться в штате, целиком и полностью занятом ренегатами? Чувствовала она себя хорошо, а незначительные раны и ссадины и так были постоянными спутниками вот уже почти полгода. До Грин-Бея разведчица добралась быстрее, чем рассчитывала, теперь дело оставалось за малым – найти госпиталь, а в нем сестру. Но и это не заняло много времени.
Стоя на пороге медучереждения, только сейчас осознавая, что вскоре увидит Кэтрин, с которой не виделась больше года, Серратос испытала страх и желание повернуться и сбежать отсюда, пока не поздно. Минута, две, три… Наконец брюнетка переступает порог госпиталя, а дальше все завертелось слишком быстро и вот она видит свою когда-то маленькую сестренку, которая озабоченно снует между палатами. Уставшая, бледная, с темными кругами под глазами, далеко не сразу она заметила Андреа, а когда все же увидела, не сразу поверила глазам.
Встреча оказалось слишком короткой, а времени слишком мало. Снова эти слишком, которые ренегатка начинала ненавидеть всей душой. Кэтрин то и дело одергивали, что им толком не удалось нормально поговорить, но даже это, короткое невнятное общение, крепкие объятия, это в полной мере дало осознать, что Андреа движется в правильном направлении, борьба не напрасна, и выбор был сделан правильный. Напоследок прижав к себе сестру как можно крепче, она не стала давать никаких обещаний, но Кэтрин ни о чем и не просила – ее малышка слишком быстро повзрослела.
Теперь, спустя почти час после встречи, разведчица бесцельно бродила по улицам Грин-Бея, натянув капюшон толстовки почти до самых глаз. Сильное эмоциональное потрясение не давало ей сосредоточиться на чем-то одном, а в таком состоянии Серратос не хотела возвращаться в штаб. Вывеска какого-то небольшого бара пришлась как нельзя кстати. Недолго думая, женщина скользнула внутрь, сразу же направившись к барной стойке. Она прекрасно понимала, что в этом месте ее вряд ли побалуют достойным виски, но припрятанная в комнате бутылка отменного Далмора 20-го года, была на данный момент недосягаема. Попросив у бармена стакан местного пойла, она вскоре потягивала янтарную жидкость, стараясь не думать о его, мягко говоря, отвратном вкусе. К слову, это действительно помогло отвлечься от мыслей о сестре и родителях, но только лишь на время. Родные упрямо лезли в голову. Но тут ее одернул бармен, передав, что какой-то мужчина ждет ее у туалета и указал направление.
Скорее заинтригованная, чем взволнованная, без единой подсказки со стороны интуиции, Андреа идет в указанном направлении. Неспешно она поворачивает за угол, уже открывая рот для не самого лестного приветствия, но слова так и замирают на ее губах. За доли секунды она узнает этого человека, отчего ее глаза широко распахиваются, а на лице застывает испуганная маска. Ей впору бы бежать отсюда, но она словно приросла к земле, чем противник и пользуется. Сильный удар по корпусу, короткий стон и вот она чувствует его всем телом, но этот пикантный момент длится совсем недолго. Он ударяет разведчицу об стену, а она не успевает даже блокировать удары, как снова оказывается в захвате, застигнутая врасплох, обескураженная присутствием этого человека на территории Висконсина, Андреа далеко не сразу соображает, что вообще происходит. А когда осознание приходит, и попытка нанести ответный удар легко парируется и завершается ударом ее головы о стену туалета, уже слишком поздно. Звук защелкивающегося на запястье браслета слишком отчетливо разливается в небольшом, даже крохотном помещении туалета на пару кабинок.
- Что ты, блять, делаешь? Кто ты такой?! – шипит Серратос, с силой дергая руку на себя, при этом делая себе только больнее – раны на руках после веревок, которыми та была привязана к столбу, открываются, стоит браслету скользнуть по ним. – Отпусти меня, подонок! – женщина дергается всем телом, не желая чувствовать его так близко, ей даже удается заехать кулаком по его ребрам, но удар пришелся вскользь, едва ли причиняя хоть какую-то боль. Новая попытка вырваться ни к чему не приводит, но когда ее колено поднимается до промежности мужчины, такой долгожданный болезненный стон все же вырывается со рта старого знакомого.
- Отвали от меня, придурок, - Андреа пытается оттолкнуть его от себя. Ощущение того, что она глава разведки ренегатов и находится на войне кануло в лету, сейчас она была скорее напуганной девчонкой, на которую напал полоумный насильник и затащил в кабинку туалета, намереваясь совершить свои грязные делишки.

0

72

http://funkyimg.com/i/2jYeU.gif http://funkyimg.com/i/2jYeV.gif http://funkyimg.com/i/2jYeW.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
hayden christensen OR dominic sherwood OR smone else

» имя, возраст:
jonathan "joe" fromm
джонатан "джо" фромм
~28
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
основная - на ваш выбор, сейчас состоит в боевой группе вигилантов.

» способность:
на ваш выбор.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

• Детство Джо нельзя назвать очень уж радужным; да, он был одет, обут, сыт, имел любые игрушки, которые хотел и заботливого отца. Но вот когда нужно вспоминать про мать, Фромм-младший невольно корчит рожу - истеричка, все время чего-то требовавшая, независимо от того, по карману это или нет, при этом стиркой и готовкой Джесс утруждать себя не спешила. Джо всегда думал, что в чем-то может даже понять ее, ведь Осборн Фромм был далеко не образцовым мужем, более того, он был тот еще подонок по жизни и при случае ходил налево, но вот отцом он всегда был замечательным, поэтому в семье Фромма всегда было 2 фронта: Ос и Джон против вечно орущей матери, которая, пожалуй, даже немного ненавидела их за те теплые отношения, что связывали отца и сына.
• Джо был крайне трудным подростком, особенно любившем делать все наперекор матери. Отца злить не спешил, так как знал, что гнев того страшен; однако, если получай хороший нагоняй, всегда знал, что сам виноват и это за дело. Особенно когда пропадал на пару дней и возвращался изрядно помятым да с похмелья.
• После окончания поступил в колледж, заботливо оплаченный родителями, которые копили на сие долго и упорно; но после того, как вылетел, Осборн окончательно вышел из себя и отправил сына в армию.
• Джессику Фромм убили после начала войны ренегатов с вигилантами. Она первой в своей семье примкнула к вигилантам, в то время как Джо и Осборн сохраняли нейтралитет; после ее похорон они решают, что, видимо, настало время тоже сделать свой выбор и вновь начать служить этой стране, как некогда в армии, и поэтому бросают старую жизнь и отправляются в Баттл-Крик, дабы примкнуть к вигилантам. Делают они это не из неземной любви к усопшей и не из-за желания отомстить убившим ее ренегатам: просто до них наконец доходит, что эта война касается всех и пора брать на себя ответственность.

Отношения между персонажами теплые, насколько они вообще могут быть таковыми между отцом и сыном, один из которых беспринципный отморозок, а второй - принципиальный раздолбай. Как бы не вел себя Осборн, Джо вспоминает, как в детстве ждал отца после работы, чтобы снова услышать его истории, обнять перед сном и почувствовать, что в этом мире его кто-то любит; и потому прощает ему все. Осборн, в свою очередь, сделает для сына все, и никогда не причинит ему ни боли, ни вреда; наоборот, постарается уберечь.

• Внешность, которую вы выберете - пункт вообще не самый принципиальный. Хайден прекрасно вписывается в образ в моей голове, но если вы хотите выбрать кого-то другого, то без проблем, обсудим.
• Хотелось бы видеть посты около 5к символов, так как сам пишу примерно такой объем. Больше - приветствуется. Торопить вас не собираюсь, меня самого надо подпинывать, чтобы я не забывал отвечать в отыгрыше.
• У нас есть что-то вроде своей мини-банды, в которую входят еще три человека - работаем в штабе вигилантов, так сказать, вместе. Так что у вас есть еще потенциальные соигроки помимо меня.

в ы д е р ж к и  и з  а н к е т ы

I
Мина взрывается где-то совсем рядом. Я вижу перекошенное в безумной ухмылке лицо Бренстона, а в следующее мгновение он уже лежит зубами вниз. Я кричу Эвансу, чтобы тащил свою задницу сюда, тяну к нему свою руку и... я просыпаюсь. Наверное, меня разбудили мои же оры. Рядом уже сидит уставшая Джесс — ее задолбало не спать по ночам из-за моих кошмаров, она сердито забирает одеяло и идет спать на диван. Я слышу вторые шаги — легкие, быстрые — это Крошка Джо бежит меня успокоить. От призраков войны просыпаемся мы все, но только ему не плевать. С тихими словами "Все хорошо, папа, все хорошо" он прикладывает к моему лбу свои холодные ладошки. "Спасибо, дружок, так намного лучше". Так мы и засыпаем — он, точно мартышка, обнимает меня одной рукой, оставляя вторую на моем лице. Наверное, это в корне неверно, но я испытываю удовольствие и странное умиротворение от мысли, что каким-то образом и уж не знаю за что в войне "мама или папа" победил я.

II
Война вигилантов с ренегатами застала меня в том состоянии, в котором я был последние лет так пять. С Алин я расстался, в какой-то момент просто осознав, что больше не могу так жить — двумя разными людьми во мне, так что нужно было с каким-то мной кончать — идиотом копом, без зазрения совести трахавшего напарницу, или с семьянином. И, возможно, мне больше хотелось забыть второго себя, да вот только мысль о сыне не давала мне покоя. Пусть он уже и был взрослым, но наши отношения это, наверное, осложнило бы, так что помахав Армстронг ручкой со словами: "Мы оба знали, что это не навсегда", я как последний козел приполз к жене. И, наверное, после этого любой, кто узнает всю эту историю, будет считать вообще отморозком, но что я могу поделать с чувствами?
Итак, вся эта заварушка набирает обороты. Сначала меня это даже не трогает — меня больше волнует граница, ведь это моя работа, так что я выполнял ее, как мог, стараясь сохранять нейтралитет в остальной заварушке, а катастрофы меня волновали мало; но когда на части начинает рвать абсолютно весь мир, что ты знаешь, от этого не спрячешься.
И вот тогда-то я и теряю драгоценную да благоверную, чему радуюсь всей своей поганой душой. Она, как оказалось, давно уже примкнула к вигилантам, и когда они однажды творят самосуд над ренегатами, ее настигает пуля одного из сторонников Риндта. Дышать становится как-то легче, словно оковы, не дававшие широко расставлять ноги при ходьбе, исчезли. Я хороню ее с мыслью: "Господи, если ты там есть, пусть эта истеричка отдыхает в мире и спокойствии", и по щекам не сползает ни одна слезинка горечи от утраты. Я бросаю работу, и мы с Джо покидаем родной город. Мы тоже примыкаем к вигилантам, и обосновываемся в Баттл-Крик.
Я не могу сказать, что я самый ярый последователь вигилантов — я выбрал эту сторону прежде всего потому, что больше двадцати лет служил на стороне закона и служба эта мне очень даже была по душе. Я понятия не имею, что действительно правда — то, о чем кричит правительство, или то, о чем говорят ренегаты, и не думаю, что когда-либо узнаю. Но я — солдат, я служитель закона, и хоть я тот еще мерзкий тип, я исполню свой долг. Вот только кто сказал, что при этом я не могу получить удовольствие?

0

73

http://sh.uploads.ru/ZwELr.gif http://sf.uploads.ru/MIZ3E.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
nat zang1

» имя, возраст:
Леон «Звездочет» Хелланд [Leon Helland], до 27.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
на выбор, важно лишь наличие боевой подготовки, в прошлом - закончивший интернатуру врач.

» способность:
кроуризм.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Таких, как Леон, война не носит на шее необработанными самородками - она отшлифовывает их грани до безупречной остроты углов. Ими, как лезвиями, можно вспарывать овечьи шкуры, прогрызая дорогу через гибельный смог. Поле боя - его новый дом, а старый сгорел дотла вместе с кукольными башмачками его младшей сестры. Он будет сражаться до последнего крика, потому что отчаянье не дает ему иного выбора. Будет убивать без стонов и жалоб, наутро беззвучно копая детские могилы и посыпая их пеплом. С винтовкой в руках или рогаткой, он сам - орудие. Бойцовский цербер, набивающий «звезду» за каждую прокусанную шею, сломанный позвоночник и выжженное сердце. Экстатически виляя хвостом, Звездочет принесет (и обязательно посчитает) вам любую голову, а позднее - и вашу собственную (но только если вздумаете кормить его). За безукоризненной исполнительностью скрывается жестокость, за боевым бесстрашием вихрится ярость, не мальчишеский героизм, не зеленая наивность юнца - в глазах играет бес, а овцы пусть и дальше слепо принимают его за ягненка и телами прикрывают от летящих пуль. Он выдоит из низ сострадание. И бросит в огонь, если прикажут. Ушлый, привыкший быть со всеми на короткой ноге, Леон безупречно мимикрирует под свое окружение. Кровь - его стихия. С каждым пролитым литром он прощает убийц своей семьи, но голоду внутри него хватает лишь до наступления нового восхода.

От ненависти до любви - один разбитый нос, пара трещин в ребрах, ожоги второй степени и получасовая нотация еврейской медсестры о дружбе народов. Любой скажет, что между этими двумя не может существовать ничего, кроме высококонцентрированной, дистиллированной ненависти. Не будем поднимать миру веки, пускай спит его бдительность. Общение Леона и Элиаса напоминает словесное порно. Леон шутит про затянувшуюся девственность Элиаса, Элиас кроет «быстрым разгоном» Леона. Все было бы куда более прозаично, если бы в отсутствии одного - другой не начинал драть стены от скуки. История их бурного знакомства – это солдатская притча о клюющемся петухе и бешеном псе, василиске и цербере, если будет угодно, но кто бы сомневался в скудных и обделенных начитанностью умах - все чаще всплывает именно первое.

1 - с радостью готов уступить изменение внешности, если предлагаемый вами образ покажется мне не менее удачным.
Не прошу держать меня за руку и не буду вопить полоумным оркестром из банши если вам захочется привнести в персонажа собственнических ноток. Готов скрупулезно доработать детали, коль такая свобода вам вовсе не нужна. Эпизоды со мной могут оборачиваться как заправской драмой и галопом по миру экшена, так и тем, за что ваша родня, если бы могла, настоятельно препятствовала нашему общению. Сейчас мы палим по ренегатам (в основном, конечно, Леон, Элиас предпочитает прятки), а уже через пару минут мои руки наносят на вашу спинку глазурь для эклеров. На войне всякое возможно! И посему, мое единственное пожелание к будущему игроку - гибкость. Вы выгнете, загнете, нагнете меня, если понадобится, под свои «хотелки», а мне в ответ важно не чувствовать скованности при высказывании своих.

п р и м е р п о с т а

По возвращению в штаб обнаружилось нечто более неприятное, чем руины, голая земля или обугленные останки всех членов команды. Целостность особой, почти интимной атмосферы логова, именуемого исследовательской лабораторией, халатнейшим образом оказалась нарушена, потревожив покой существа беспринципного и ядовитого.

«Из соображения безопасности» – щелкнули на зубах последние строки безграмотного доклада. В такие моменты, Элиас Эйзенхарт действительно напоминал чудовище из страшных сказок. Конечно же, в рядах вигилантов подобные ему – не редкость. Но в силу заочной убежденности в собственном превосходстве, ученому не приходилось сравнивать себя с другими. Ведь это бы означало неминуемо определить их и себя под общим знаменателем. А какой смысл сопоставлять в единой картине грацию замирающего над полями сапсана и первыми неандертальцами, едва осознавшими, что палками можно колотить не только по своему черепу, но и по черепам соплеменников? Беспринципным, и в то же время – принципиальным был Эйзенхарт в преддверии потери контроля над ситуацией. А он неумолимо ускользал сквозь его пальцы.

Лишь в пределах своей лаборатории, окружающие дикость и скудность не ощущались в столь острой мере, позволяя ученому, пусть и ненадолго (хотя, вероятно, происходило это лишь потому, что увлекшись работой – доктор Эйзенхарт ощущал себя единственным живым человеком на планете), оставить накопившееся раздражение, отпустив миру за все прегрешения.

На его «удачу» – пик сбоя способностей застал ученого за пределами лаборатории. И, даже несмотря на причиненные неудобства, был в общем-то переживаем с мыслью, что вероятность неизбежного погрома его разработок незначительно снизилась в отсутствие взрывоопасного носителя. Снизилась 'бы', поправка, не окажись в числе персонала лаборатории носителя со спящей способностью. По массивным трещинам в главных дверях, зиявших обугленными пастями перед застывшим у них мужчиной, определить с ювелирной точность природу источника и объем нанесенного ущерба не составило труда. И конечно же – самому Эйзенхарту было глубоко монопенисуально остался ли в живых нерадивый член исследовательской группы. В таких условиях все равно нельзя продолжать работу над проектами, ради которых вот уже несколько месяцев он терпит вокруг себя ореол пошлых шуток и номеров на салфетках.

Перед глазами эксцентричной личности поплыли разноцветные вспышки – это раздражало. Отсутствие контроля над ситуацией, отсутствие контроля над выдававшей финты способностью... Круто развернувшись на каблуках, он собирался в единственное место, способное пролить свет на сложившиеся обстоятельства и безвременье дальнейшей дисфункции его детища, мысленно обрисовывая себе возможные способы нашпигования толстой кишки безопасников изобилием фейерверков, но прежде – он даст себе время вернуть прежнее хладнокровие, заглянув к Престону. Ведь это, так или иначе, входило в его изначальный план.

Стены этого одновременно невзрачного и дышащего самоуверенность отсека, негласно считающего себя глазами, ушами и рулевым органом ястреба, отнюдь не создавали в сердцах ученого иллюзий запретности тамплиерского Грааля. Война прельщала собой лишь в качестве реализации амбиций существа, разум которого обладал более емкой, более ароматной чашей, благоухавшей знаниями иного характера. Эйзенхарт всегда умел смотреть трезвым, бездушным взглядом, отметая военный удел к ногам прошлых веков. С нынешним уровнем технологий, любые конфликты решались бы одиноким, но точно осуществленным ударом по цели, если бы по эту и ту сторону реки человечество не окружали сплошные сантименты.

Как и у всякой империи, в аналитическом отделе имелся свой император – Фрэнсис Мур – птица высокого полета. Уважаемый, уважаемый человек. Слова, слова. К нему бы непременно и каждый раз направлялся Эйзенхарт для выяснения вопросов, хоть на другой конец света, хоть прямиком в ад, не будь он убежден, что абсолют его власти сильно идеализирован. Власть – шаткая вещь, и как и в любой другой идентично устроенной империи, за спиной главы аналитического отдела стоял свой серый кардинал. О сосредоточенном в его руках могуществе можно было болтать бесконечно, но Элиас предпочитал расщеплять его аналитически, отделяя лишний пафос и извлекая максимальную пользу.

Едва шагнув за порог кабинета помощника главы, он на секунду замешкался, казалось, совершенно забыв зачем стучался сюда парой мгновений ранее. Погром в лаборатории ненадолго отошел на второстепенный план, как и недовольство ученого, которому удалось заметить незначительные изменения в привычном поведении Престона. Малоподвижный, как хищник в глубокой, темной, медленно текущей воде, он казался бледнее и острее обычного.

Еще не сопоставив все биометрические показатели воедино, Элиас сложил длинные тонкие кисти треугольником в характерном жесте богомола, словно замком из пальцев он старался удержать на губах преждевременно просящуюся наружу шутку, настаивая ее до подходящей кондиции, как изысканное вино, сложил в уме дважды два, и уже начинал догадываться какой интересный козырь подкинула ему нелицеприятная ситуация. Подумать только, а ведь он едва не пропустил все веселье.

Если скажешь, что именно ты разнес мою лабораторию, я даже злиться не смогу, – не просто «разнес» – разнесли Престоном. Парень выглядел, мягко говоря, паршиво и этим все сказано, – Мои ребята порой бывают такими уникумами, что я часто подумывал о том же.

0

74

http://funkyimg.com/i/2mTFQ.gif http://funkyimg.com/i/2mTFR.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Emeraude Toubia

» имя, возраст:
Габриэлла «Габи» Гонсалес [Gabriella «Gabi» González ]; 26 лет
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
на выбор игрока.

» способность:
хотелось бы видеть "исцеляющий эффект крови", а так - на выбор игрока
» сторона:
Вигиланты .
» статичное изображение:
ссылка.

Ты родилась в совершенно среднестатистической семье в Техасе. Самый младший ребенок в семье Гонсалес, любимая младшая сестра и дочь. На тебя всегда возлагали слишком много надежд, ответственности за имя семьи, всегда говорили: "Габи, ты должна стараться изо всех сил. Ведь кто-то должен добиться успеха. И кто если не ты? Не твой же старший брат!" А ты никогда не понимала, почему родители ни во что не ставят старшего брата, который был во многом лучше тебя. Ты считала себя глупой, хотя никогда такой и не была. Ты считала себя слабой, но была сильна духом. Маленькая Габи всегда любила полетать в мечтах, ведь только там ей было позволено делать все, что так хотелось: встречаться с парнями, грешить (а твоя семья была слишком уж верующей, в отличии от тебя и брата); ты мечтала увидеть весь мир, а не просиживать штаны в родном Техасе, где, как тебе казалось, не было ни единой  перспективы.

Романтичная натура, с твердым стержнем внутри. У тебя всегда есть свое мнение. Ты всегда готова помочь, быть рядом. Но никогда не простишь обиды и предательства. Милая Габи, ты всегда знаешь чего ты хочешь и всегда этого добиваешься. И пусть ты совершенно не умеешь готовить, тебя это нисколько не делает хуже.

Моя милая Габи. А ты именно моя. Я помню как мы познакомились, кажется, это было после того, как я вернулся из армии. Кажется, это было тогда, когда я пытался впечатлить девушку из своего прошлого. И ты была рядом. Как друг, как близкий мне человек, внезапно ворвавшийся в мою жизнь.
Я не знаю, как ты это сделала.
Не знаю, как захватила мой разум, как влюбила в себя. Но сейчас - ты все, ради чего я живу, ради чего сражаюсь. Ты та, которую я никогда не отпущу.

Я хочу отыграть романтик с данной особой. От "А" до "Я". Я не знаю, будет ли у них хэппи энд, но если вы любите маленько драмы, то пришли по адресу. Габриэлла та девушка, которая всегда поддерживала Джонни, была рядом, пошла вместе с ним и его семьей, послав своих родителей к чертям. Она та, кого Джо сумел немного испортить, та, которой он объяснял, что нельзя все время делать то, что говорят "взрослые". Пожалуй, все остальное я обсужу непосредственно с игроком.

- Внешность не менябельна. Тубия шикарная же! Имя, вполне можно будет сменить, но сначала напишите мне.
- История и характер персонажа остается за вами. Я не хочу ни в коем случае вас ограничивать. Учтите просто те пункты, что написаны в заявке.
- Главное нам с вами сыграться. А еще если вы общительны - то я буду только рад) Флуд, лс и так далее, это всегда весело хд
- В общем, приходи, я буду ждать тебя)

п р и м е р    п о с т а

Когда-нибудь Николас сожжет этот мир дотла. Когда-нибудь он позволит пламени захватить его разум на все сто процентов; позволит себе уничтожить все, что когда-то было для него важным, родным и близким, оставив только одну крупицу сознания в сохранности, чтобы потом возродиться из пепла, подобно фениксу. Когда-нибудь он забьет на противостояние большой и толстый, пошлет всех нахер и уйдет из этого подземного убежища, что давит своей тяжестью на его плечи, мешая нормально дышать.
Когда-нибудь…. Но явно не сегодня.
Сегодня, он, как и много раз до этого, сонный и до жути уставший от компании Крэйга, напялит на себя куртку с эмблемой охраны, проводит взглядом Алекса, которого не допустили до дежурства, и сядет за пульт охраны, просматривать очередные отчеты и новости шпионов. Он не любил это дело. По крайне мере не тогда, когда Алекса отправляли отдыхать, а ему в компанию ставили самого болтливого, с тупым чувством юмора, человека. Во-первых, потому что работать с Крэйгом было невыносимо тяжело: тот всегда отвлекал его от важных дел каким-нибудь очередным пустяком, и помимо всего прочего предпочитал ничего не делать, лишь изредка посматривая в камеры наблюдения. Во-вторых, работать спокойно, зная, что Алекс ушел не в самом приятном расположении духа, зная, что после таких эмоциональных всплесков у того бывают кошмары – было не выносимо.
И причиной тому было даже не то, что Мартелл проснется в холодном поту. Даже не то, что он может разбудить соседей своими криками. А то, что Алекс может навредить себе и окружающим. Также сильно, как и сам Николас в порыве гнева, попросту не сумев совладать со своей способностью.  А его не будет рядом, чтобы помочь справиться с этой заразой, засевшей в голове Алекса настолько плотно, словно какой «чужой», что неспешно, с особой любовью к пыткам, пожирает его друга изнутри. И это нервировало Николаса сильнее всего.
Ему часто говорили, что беспокойство за близких людей, никогда не приведет ни к чему хорошему. Ему говорили, что привязанность к кому-либо в этой жизни, в которой он погряз с  головой, - это слабость, способная уничтожить все, оставив лишь жалкий «пшик» от его существования. Ему говорили, а он не верил, продолжая уверять себя и окружающих, что без них – он никто. И если нужно будет – он готов за них погибнуть.
Хах.
Герой.
Как будто кому-то его эта жертва понадобиться. Как будто кто-то будет ждать от него нечто подобного, чтобы потом восславить в легендах. Это ведь просто юношеский максимализм и только. Да только отчего-то, Николас был уверен, что смерть настигнет его так и никак иначе. Что погибнет он от руки друзей, а не врагов. Что когда-нибудь он прыгнет выше головы и упадет в пропасть, из которой выбраться не сможет.
«К черту все…» - проносится в голове Николаса и он мотает головой, отгоняя от себя дурные мысли, что любили приходить к нему по вечерам.
Он коситься на Крэйга, который все еще продолжал что-то говорить, рассказывая об очередных своих похождениях и о том «какая задница у той Джин, чувак, ты бы знал!» Крэйг даже не замечал, что Николасу не особо интересно слушать, более того, он все продолжал говорить, даже когда Греймарк поднялся и обошел стол, решив немного размяться. Дошло до него это только тогда, когда Ник отошел от стола на несколько метров.
- Пойду, сделаю обход, - прежде, чем Крэйг задал свой вопрос «куда ты собрался, чувак?», ответил Николас.
Едва улыбнувшись, он поспешил скрыться из виду. И стоило только вокруг него собраться тишине, словно мягко обнимая Николаса за плечи, как с губ сорвался тихий выдох облегчения. Не любил он слишком болтливых людей, не любил шум на пустом месте… А может, ему попросту не нравился Крэйг. Да, это было вероятнее всего, потому как стоило голосу парня смолкнуть, желание уебать его лопатой пропало в тот же миг. Одно радовало, можно было не возвращаться на пост, ведь на часах уже было почти три часа ночи, а значит их вот-вот должна была сменить другая группа.
«Поэтому сначала проверить Алекса, а потом пойти спать. Спать и еще раз спать», - думает Ник, едва улыбнувшись своим мыслям.
Проверять Алекса по вечерам уже стало привычным делом. Николас почти каждую ночь заглядывал в комнату к другу, чтобы удостовериться, что тот в порядке или, по крайне мере, что комната цела. И плевать было, что говорят за спиной, плевать было, как улюлюкали недалекие ребята, что предали в своей жизни все, ради пустой и слепой войны за беспочвенное будущее. Николас был не один из них, хотя и считал себя сопротивленцем. Он был не похож тем, что все еще заботился о друзьях, что все еще не предавал себя и своих принципов.
«И, наверное, поэтому тебя не особо любят здесь, приятель.»
Ему нужно пару минут, чтобы дойти до нужной двери. Мгновение, чтобы открыть ее. И секунда, чтобы понять, что Алекса в своей комнате нет. Николас едва хмурится, прищуриваясь и надеясь, что ему показалось, а потом тихо чертыхается. Только сейчас ему не хватало проблем с лунатизмом или еще чем похуже.
– Ну и где мне тебя искать, а? – тихо проговаривает себе под нос Николас, и практически сразу получает ответ на свой вопрос. Он слышит крик, доносившийся из комнаты. Крик, до боли знакомый, заставляющий мурашки пробежать по спине. Крик Алекса, который доносился из комнаты Николаса, что была через два коридора отсюда.
Недолго думая, парень захлопывает дверь комнаты Алекса и срывается с места. Он не обращает внимание на то, что, кажется, сердце ушло в пятки, он не обращает внимание на хаотичность своих мыслей, потому что сегодня – крик отличался от прошлых. Сегодня Николасу показалось, что  его друг кричал отчаянней, чем раньше. Ему казалось, что Мартеллу приснился вовсе не сон, что тот – что-то натворил. А потому, когда он врывается в свою комнату, Николас не может сдержать вздоха облегчения.
Алексу приснился всего лишь сон. Дурной, но сон. Он цел и невредим. А это уже было хорошо.
Закрыв за собой дверь и скрестив руки на груди, парень прошел вглубь скудно обставленной комнаты [после того пожара в ней, Николас не особо заботился об уюте данного места] и остановился прямо напротив кровати, ожидая, когда Алекс его заметит. Он вел себя так, словно перед ним напуганный зверь, которого нельзя ни окликнуть, не дотронуться, пока хотя бы тот мало-мальски не придет в себя. Потому, прежде чем Мартелл заговорил, Николас все же бегло осматривает Алекса на предмет возможных повреждений, которых не заметил раньше, а после хмурится, посмотрев ему в глаза.
«Убил? Серьезно?»
– Хэй… – Николас подошел ближе к своей кровати, осторожно присаживаясь на корточки, прямо напротив Алекса. Он внимательно смотрит на Алекса, который закрывает от него лицо ладонями, кажется, едва дрожа от страха. И это заставляет сердце Николаса пропустить удар, снова, как и в прошлые разы до этого. – Это всего лишь сон, Алекс. Слышишь? Ты не убил меня. Смотри… Хэй, посмотри на меня. Видишь?
Он протягивает ему руку, дотрагиваясь пальцами до его запястья и едва улыбается, заставляя того убрать хотя бы одну руку от лица и взглянуть на него. Улыбается немного криво и нервно, все же состояние друга его беспокоит уже не первый раз, а эти участившиеся кошмары ни к чему хорошему не приведут.
– Все хорошо. Ты в безопасности, ты никому не причинил вреда, – Николас внимательно смотрит в глаза Алекса, продолжая вести себя осторожно, чтобы не дай бог не спровоцировать агрессию или что-то еще. Он знает, в каком шатком состоянии находился Алекс, знал, что стоит неправильно что-то сказать или сделать, и все полетит к чертям. Наверное, вот кто отправит его в бездну, рано или поздно. Наверное, вот кто толкнет его, а Ник даже и не будет сопротивляться. – Я здесь. Это был всего лишь сон, Алекс... Тебе принести воды?

0

75

http://funkyimg.com/i/2moU9.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Josh Duhamel

» имя, возраст:
Клинт, 34
» принадлежность:
носитель
» профессия:
мастер-сержант Корпуса морской пехоты США

» способность:
минерализм
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше, второй офицер; специализация — штурм, поддержка
» статичное изображение:
ссылка

Со стороны может показаться, что война у Клинта в крови, но это далеко не так — как минимум потому, что в этой семье он был первым, кто поступил на службу в корпус морской пехоты. И отец (прораб в строительной бригаде), и мать (преподаватель математики) были против непреодолимой тяги мальчика к военной форме, запаху пороха и тяжести оружия в руках, а потому когда Клинту исполнилось восемнадцать лет он сбежал из родительского дома и пришел в один из вербовочных пунктов Уичито, чтобы заявить о готовности служить и защищать. В восьми из десяти случаев такой энтузиазм не оставался без должного внимания, а потому совсем скоро он в звании рядового пополнил ряды первой дивизии КМП США.
С самого первого дня Клинт зарекомендовал себя самым старательным, самым дисциплинированным, самым решительным и быстрым новобранцем, подкрепляя это другими личностными и физическими качествами, поэтому ни для кого не стало откровением, что он в числе первых был переброшен в Восточную Европу, дабы урегулировать вспыхнувшие в тех землях военные конфликты. Как ни странно, никогда не участвовав в серьезных военных столкновениях, здесь Клинт почувствовал себя в своей тарелке. Он был отличным солдатом — смелым, исполнительным, рассудительным, стрессоустойчивым, и все эти качества быстро помогли ему подняться выше в военной иерархии. Он был настолько отличным солдатом, и так хорошо справлялся с возложенными на него обязанностями, что, кажется, забыл о человечности, превратившись в машину для исполнения приказов старших по званию сослуживцев.
Он поплатился за это, когда встал перед выбором — спасти вверенный в его командование отряд и, оставив штаб без важных разведданных, провалить задание, или пожертвовать своими людьми и выполнить долг. Клинт выбрал второе. Конечно, этот выбор дался ему очень нелегко, но тогда он посчитал, что это задание и мир во всем мире выше него и кого бы то ни было из его отряда. Он выполнил задание — по факту он победил в войне, но заплатил за это слишком высокую цену, и лица погибших товарищей вместе с лицами их родных и близких, от взглядов которых он стыдливо прятался, когда его и остальных оставшихся в живых встречали на гражданке, Клинт будет видеть в самых страшных ночных кошмарах. Он вернулся домой в звании мастер-сержанта и с Военно-морским крестом на груди, однако, ни звания, ни награды не могли помочь ему справиться с моральным прессингом и гнетом, которому он подверг сам себя, каждую ночь просыпаясь в холодном поту, безуспешно принимая горстями антидепрессанты и посещая психотерапевта в военном реабилитационном центре. Он безуспешно пытался найти свое место за гранью военной службы, успев поработать и плотником, и продавцом, и охранником, нигде подолгу не задерживаясь. Однажды покинув Уичито, он так и не смог вернуться обратно ни душой, ни сердцем, и понял, что его здесь ничего не держит, когда похоронил сначала мать, а затем и отца. Уход родителей из жизни стал своего рода толчком к возвращению в ряды Вооруженных Сил, поэтому в скором времени Клинт был определен в воинскую часть в городе Олбани (штат Джорджия).
Когда Штаты встали на пороге войны между Элдерманом и Риндтом, Клинт поддержал последнего, поверив в Линкольна и пропаганду его идей. Чтобы присоединиться к ренегатам, ему пришлось дезертировать из части, после чего, пройдя всевозможные проверки, мастер-сержанта переправили в Атланту, где он и служил в составе боевой группы (там же проявился его дар) до сентября 2037 года, когда встал вопрос о развертывании нового штаба в Висконсине, где Клинт стал вторым офицером в только собранном отряде.


http://funkyimg.com/i/2mokw.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
D.J. Cotrona

» имя, возраст:
Гектор, 32
» принадлежность:
носитель
» профессия:
автослесарь

» способность:
взрывание
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — штурм
» статичное изображение:
ссылка

Гектор с самого детства был приучен к тяжелому труду. Во многом этому поспособствовало строгое воспитание отца-одиночки, до некоторого времени вкалывавшего на трех работах, чтобы оплатить комнату в общежитии в Остине, а также одеть и накормить сына. Все изменилось, когда мужчина получил тяжелую травму на производстве, вследствие которой на всю жизнь остался инвалидом. С этого момента настал черед Гектора заботиться об отце. Он стал работать где придется, прогуливал школу, не ночевал дома, работая то в дневную, то в ночную смены, иной раз переступая порог маленькой съемной комнатушки только для того, чтобы переодеться, после чего снова бежал зарабатывать гроши, которые аккуратно складывал доллар к доллару, цент к центу, разделяя суммы на оплату жилья, на питание, на хозяйственные товары и одежду. Он был курьером, он был уборщиком в университетах и прачечных, он был разнорабочим на стройках и в автомастерских (что называется "принеси-подай"), украдкой смотрел, как работают старшие товарищи, запоминал, что они делают, чтобы впоследствии показать себя не уборщиком мусора, но автослесарем-самоучкой (благо, память была отменная, да и руки росли из плеч, а не из задницы). Тем более, когда над парнем в мастерской взял шефство более умелый мастер, у Гектора появился отличный шанс приумножить знания и улучшить навыки.
Разумеется, необходимость работать поставила крест на его обучении в школе и дальнейшем будущем в университете, а мечта добиться чего-то в сфере шоу-бизнеса отныне была недостижима, но ему не пристало сокрушаться на тему «если бы, да кабы» — у него была работа, которую нужно было делать; у него были обязательства, которые необходимо было выполнять. Тем не менее, случилось то, что должно было случиться — когда Гектору исполнилось девятнадцать он лишился отца.
Он остался один в маленькой комнате в общаге Остина; все так же работал на износ; забыл значение таких слов как «режим», «здоровый сон» и «правильное питание». Мать после смерти отца искать не пытался — будучи ребенком, он не мог понять, почему она оставила их; став старше, понимать не хотел. Наверное, именно злость и обида на давшую ему жизнь женщину стали главными причинами его настороженного отношения к противоположному полу, но однажды ему повезло и он познакомился с женщиной, которая впоследствии стала матерью его собственного сына.
Они жили в доме ее родителей все в том же Остине, когда вигиланты и ренегаты вступили в открытое военное столкновение. Когда война пришла в Техас семья пыталась выбраться с территории штата, но в воцарившемся хаосе Гектор потерял все — жену, ее родителей, и своего ребенка. Горе и ярость стали не только стимуляторами для пробуждения дара, но и причинами, по которым мужчина не мог совладать с собой и, спровоцировав мощный взрыв, впал в кому.
Его нашли искатели ренегатов, и доставили в один из штабов в Нью-Мексико. Там через три недели Гектор пришел в себя и набросился с кулаками на одного из медбратьев в лазарете, из-за чего его временно определили в военный изолятор. Однако, вследствие разговоров с сотрудниками Внутренней Службы Безопасности он мало-помалу проникся идеологией Риндта (во многом из-за того, что ВСБ наплела ему, что ренегаты были, есть и будут обороняющейся стороной, стремящейся построить новый мир без войн, и ответственность за разрушения в Техасе целиком и полностью лежит на Элдермане и его людях) и занял свое место в партизанском отряде на границе Юты и Невады, откуда и был направлен в боевой отряд штаба в Кеноше.


http://funkyimg.com/i/2moQM.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jaimie Alexander

» имя, возраст:
Джун, 30
» принадлежность:
носитель
» профессия:
адвокат

» способность:
не установлена (установим по ходу игры. Склоняюсь к биолокации)
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — снайпер
» статичное изображение:
ссылка

Джун с самого детства буквально купалась в лучах славы. Еще бы: ее отец — легенда Вооруженных Сил США, один из самых метких снайперов, обладатель «Пурпурного сердца», двух крестов «За выдающиеся заслуги», а также «Медали Почета». Да, она родилась в семье военного, но, как ни странно, никто и никогда не занимался ее воспитанием, что называется, «по уставу», как никто никогда и не требовал, чтобы она шла по стопам своего горячо любимого знаменитого папочки и шла добровольцем в ближайший вербовочный пункт.
Тем не менее, стремление защищать людей у нее, наверное, было в крови, но если отец служил и защищал со снайперской винтовкой в руках, то Джун хотелось делать это, опираясь на Конституцию и Уголовный Кодекс. Это стремление побудило ее усердно заниматься правоведением, и первым результатом стала победа в проводимой по всему округу олимпиаде, которая укрепила веру девочки в то, что юриспруденция — ее призвание.
Школу девочка закончила круглой отличницей, и с этим аттестатом, рекомендациями от преподавателей, а также успешно сданным тестом SAT поступила в Йельский университет на юридический факультет. За время обучения она ни секунду не сомневалась в том, что все делает правильно, а потому преуспела и в высшем учебном заведении, успешно окончив его с дипломом с отличием.
По возвращении в Колумбию (Южная Каролина) Джун не пришлось искать работу слишком долго — совсем скоро ей довелось пройти собеседование в одной из крупнейших юридических фирм в городе, которая и взяла ее на работу. Довольно продолжительное время она занималась в основном иммиграционными вопросами и гражданскими исками, и только через год ей доверили по-настоящему серьезное дело, связанное с убийством. В суде она представляла интересы подозреваемого и не только смогла оправдать его, но, сотрудничая с полицией и частным сыском, еще и умудрилась выйти на след виновного в преступлении человека. С этого момента карьера Джун пошла в гору. Волевой характер, далеко не пустая голова на плечах вместе с природным обаянием — залог ее успеха.
Но когда началась война, ее природное обаяние и до отказа забитая знаниями о законодательства США голова оказались никому не нужны. Зато оказался чрезвычайно полезен ее талант к стрельбе на дальние расстояния, и уж в обращении со снайперской винтовкой ей в штабе в Колумбии не было равных. И когда встал вопрос о развертывании штаба в Кеноше, командование посчитало, что новой боевой группе не помешает хороший снайпер, и именно поэтому в феврале 2037 она перебралась в Висконсин.


http://funkyimg.com/i/2moLV.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Lucas Till

» имя, возраст:
Робин, 27
» принадлежность:
человек
» профессия:
инди-разработчик, программист в игровой компании

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — техник
» статичное изображение:
ссылка

Итак, Робин. Победитель не одной олимпиады по информатике в школьные годы; обладатель красного диплома факультета информационных технологий Массачусетского технологического института, лучший студент на курсе; почетный участник, наверное, пары десятков хакатонов, проводившихся по всей территории США; независимый разработчик, на счету которого несколько крупных решений для бизнеса, а также ставших популярными инди-игр. В мире, в котором живут носители, обладающие метаинтеллектом, обычным людям стало все тяжелее и тяжелее выделяться, но у Робина это получилось. Его по праву считали гением, он был полным психом в своем деле. Жизнелюбие, юмор и находчивость помогали ему во всем — от завоевывания расположения нужных людей к своей персоне до генерирования идей, которые впоследствии возымеют право на жизнь и немедленную реализацию. Наверное, именно поэтому после одного из хакатонов его заметила игровая компания, базировавшаяся в Бисмарке (Северная Дакота), и предложила работу в должности программиста искусственного интеллекта.
Будучи сотрудником компании, Робин стал лауреатом ежегодной премии Game Awards в номинации «Лучший искусственный интеллект», однако когда компанию купил крупный издатель, оказалось, что запросы паренька слишком высоки, а потому он в скором времени попал под сокращение. Оставшись без работы, Робин был вынужден вернуться домой и некоторое время перебиваться договорами на разработку специализированного программного обеспечения для министерств сельского хозяйства и энергетики. Впрочем, это продлилось недолго, и в скором времени парня пригласили в Лос-Анджелес — буквально за пару дней до объявления Итаном Элдерманом войны.
Разумеется, отъезд в Калифорнию пришлось отменить (тем более, через некоторое время было объявлено о том, что штат был полностью разрушен), и Робин, уже некоторое время назад принявший позицию Линкольна Риндта, начал активно пропагандировать идеологию ренегатов во всемирной паутине. Он стал одним из тех, благодаря кому Риндт и его люди получили мощную поддержку по всей территории США. Он всегда делал свое дело на совесть, и продвижение идей «гостя из будущего» не стало исключением.
Но однажды он все-таки попался. Вигиланты выследили его и, взяв под стражу, планировали конвоировать в Южную Дакоту, но на границе двух штатов конвой был атакован партизанами ренегатов, вследствие чего Робин был освобожден. Парень незамедлительно вызвался добровольцем, а потому его практически сразу отправили в Висконсин, в город Кеноша, в то время как его родителям дали убежище в Боузмене (штат Монтана).


http://funkyimg.com/i/2moM5.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Joel Kinnaman

» имя, возраст:
Уолтер, 32
» принадлежность:
человек
» профессия:
сапер, военный инструктор

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — специалист по взрывчатке
» статичное изображение:
ссылка

Уолтер служил сапером в Корпусе морской пехоты Вооруженных Сил США. Лучший в своем взводе, один из лучших в дивизии в принципе, он огромное количество раз доказывал, что ему по силам практически любая задача. Нет такого снаряда, который Уолтер не смог бы обезвредить; из десятка проводов он перережет именно тот, который деактивирует триггер, и сделает это так, что по окончании работы не утрет ни единой капли пота со лба. Его работа не предполагает панику — только холодный расчет и хладнокровие даже в тех случаях, когда до взрыва остаются считанные секунды. Он был одним из таких людей, которые, казалось, попросту не могут допустить ошибку.
Впрочем, даже таким как он свойственно ошибаться, и он дорого заплатил за свою ошибку. В ходе неудачного обезвреживания одного из снарядов произошла непредвиденная детонация. Уолтеру посчастливилось выжить, но не повезло потерять ногу, вследствие чего его в спешном порядке списали со счетов и отправили домой. Конечно, уже в те годы вовсю практиковалось биопротезирование, но скромного пособия по инвалидности на дорогостоящую процедуру, разумеется, не хватало. На помощь пришли бойцы из взвода, в котором служил Уолтер — вместе они смогли собрать необходимые средства и оплатить операцию, и совсем скоро легендарный сапер снова смог ходить. Тем не менее, этого было недостаточно, чтобы вернуться в ряды Вооруженных Сил, поэтому как бы долго мужчина ни обивал порог Хендерсон-Холл в Арлингтоне (штат Вирджиния), должного эффекта это не возымело — на военной карьере Уолтер мог поставить жирный крест. Впрочем, ему предложили должность старшего военного инструктора по взрывчатке в полицейской академии Ричмонда, и сапер, понимая, что вариантов у него немного, согласился.
В полицейской академии он познакомился со своей будущей женой, совсем скоро у них родилась двойня. Уолтер уже и позабыл о своем желании вернуться на службу в КМП, однако, все-таки взял в руки оружие, когда началась война между ренегатами и вигилантами. Понимая, что, присоединившись к ренегатам, он подвергает опасности семью, Уолтер не без помощи людей Риндта отправил жену и детей в Рочестер (штат Миннесота), а сам направился в Грейт-Фоллз, где некоторое время воевал под флагами ренегатов, а в сентябре 2037 года был переброшен в Кеношу и пополнил состав новой боевой группы в качестве главного специалиста по взрывчатке.

Они слишком разные сами по себе, у них разные мотивы для участия в этой войне, они абсолютно не были привязаны друг к другу до сентября 2037, когда их всех отправили в Кеношу и сформировали в один кулак для проведения боевых операций. Вполне возможно, что у них сложатся не самые приятные первые впечатления друг о друге; велика вероятность, что сначала они друг другу абсолютно не понравятся, но их история — это история о том, как незнакомцы становятся друзьями, а команда превращается в братство.

дополнительные факты о взаимоотношениях в команде. это своего рода набросок, так что в случае чего можно не принимать их во внимание

Клинт — единственный, кто в ходе боевых операций использует военную терминологию;
Робин называет Клинта Капитаном Америкой;
Робин часто подтрунивает над остальными членами отряда — чаще над Клинтом и Уолтером. Побаивается Гектора;
Клинт игнорирует хохмы Робина. Уолтер не обижается и время от времени подшучивает над Робином в ответ. Вместе с Гектором прозвал Робина хлюпиком;
Джун довольно слаба в ближнем бою и посредственна на средних дистанциях, зато безупречна на дальних. С сентября 2037 года проходит интенсивный курс военной подготовки под присмотром Клинта;
Гектор недолюбливает Клинта и Робина, нейтрально относится к Джун, Уолтеру и Рэю;

Прежде всего хочу сказать, что это не Отряд Самоубийц (самоубийца в команде только я. Хронический). Знаю, проведения параллелей не избежать, но я позиционирую этот отряд совсем не как сборище отщепенцев и паршивцев (тем более, это даже по историям каждого из персонажей не так).
Стандартно: не пропадать, на два дня не приходить, бла-бла-бла. Буду рад, если вы будете активны в плане игры, но сам торопить никого и никогда не собираюсь.
От и до ни одного персонажа не расписывал — оставляю желающим простор для творчества, открыт для диалога относительно тех или иных моментов биографии.
Внешности менять крайне нежелательно (я очень хочу видеть в нужных мне образах именно этих ребят).
Буду несказанно рад, если вы захотите участвовать в сюжетных квестах вместе со мной. Квесты крутые, скучно не будет!
Связаться со мной можно через гостевую, а дальше уже можем перебраться в лс/скайп/вк.

п р и м е р    п о с т а

Он надеялся, что Андреа знает, что делает. Ее попытка поговорить с девчонкой фактически была тем самым единственным шансом, который у них оставался в данной ситуации. Он как мог старался, отвлекая на себя часть манекенов; видел, что Рут прикладывает к этому не меньшие усилия... даже Брайан, жертвуя своей безопасностью, выбивает для Серратос возможность достучаться до Шелби и решить вопрос максимально быстро и без больших потерь.
В какой-то момент показалось, что все получается — как раз тогда, когда девочка прекратила играть с куклой в руках и обратила внимание на лидера разведчиков.
«Это и правда работает» — думает Гамильтон. Мало-помалу убеждаясь в том, что Андреа сможет, он делает уверенный шаг вперед, и один из манекенов замирает прямо перед ним — так, что Рэй в данный момент остается с ним лицом к лицу. Он оставляет женщине пространство для маневра, но спустя секунду понимает, что избрал не совсем верную тактику, и поплатятся за это абсолютно все.
Мощная ударная волна выбросила его из дома спиной вперед. Хоть как-то сгруппироваться для более мягкого приземления он, естественно, не успевает, а потому падает на землю, больно ударившись затылком, и скользит несколько метров в противоположную от фермы сторону. В голове словно водородная бомба взорвалась, к горлу подступил рвотный позыв, перед глазами запестрели разноцветные пятна, а тело сотрясла неестественно сильная дрожь.
Подняться на ноги в таких условиях получилось далеко не сразу. Ну, хорошо, что вообще получилось. Шатаясь из стороны в сторону подобно маятнику, Гамильтон пытается сфокусироваться, но все попытки тщетны — он практически ничего не видит. Разве что сильно размытые очертания дома разглядеть все еще в состоянии... вместе с силуэтами рядом. На этом все — он не способен нормально рассмотреть собственную ладонь, что уж говорить о других членах отряда, даже находившихся на расстоянии в пару метров?
— Рут... Брайан... — абсолютно бессвязно бормочет Рэй, чувствуя, как его ведет куда-то в сторону, и он чуть было не упал снова, но все же, благодаря неимоверным усилиям и чудесам, казалось, напрочь отбитой координации устоял на ногах.
Рядом что-то пролетело с высокой скоростью, и полет этот сопровождался противным свистом. Гамильтон был не в том состоянии, чтобы обратить на это внимание, вместо этого на не гнущихся ногах шагнув вперед. Он нашел точку опоры, принял более менее устойчивое положение, и снова услышал, как что-то просвистело совсем рядом — настолько близко, что он почувствовал, как левая щека приняла на себя удар потока горячего воздуха.
Боль он почувствовал не сразу. Тот же свист; слабый толчок, заставивший Рэя, тем не менее, отшатнуться назад; следом за ним недоумение, с которым ренегат опускает голову и пальцами нащупывает место, куда пришелся удар. И только затем — в качестве финального аккорда, являвшегося лишь началом — боль. Острая боль, служившая еще не поставленной гирей на весах, одна из чаш которых означала какое-никакое сохранение рассудка, а вторая — болевой шок. Острая боль, заигравшая в глазах все теми же яркими пятнами; из-за которой Рэй, жадно глотая ртом воздух, тихо захрипел. Боль, заставившая его упасть на колени, в то время как над головой снова что-то засвистело — еще чаще прежнего.
Он еще никогда не чувствовал себя настолько уязвимым и беспомощным. Он бывал на волоске от смерти сотни раз, десятки раз умирал, но никогда еще не воспринимал собственную смерть так, как воспринимает сейчас. Все потому, что если он сейчас умрет, обратной дороги в этот мир уже не будет.
Он всегда знал, что его смерть — это его же новое начало; что его перерождение — очередная точка отсчета, с которой его путь продолжится.
Он был уверен, что в случае особо серьезного ранения всегда сможет пустить себе пулю в голову, после чего спустя пару часов очнуться как ни в чем не бывало, уже приняв как должное фантомные боли, тошноту, нарушение координации и редкие панические атаки.
Но он никогда не думал, что сможет умереть вот так просто — с пробитой бочиной, от обильной кровопотери, находясь во сне девчонки, в который его отправил один из самых разыскиваемых террористов этой эпохи. Только не так. Вполне возможно, что именно поэтому он все еще был жив... и все еще медленно полз туда, где, как ему казалось, мог найти укрытие. Передвигаясь ползком, он несколько раз падал лицом в холодную землю; трижды терял сознание на несколько секунд... но умирать не спешил. Напротив — цеплялся за жизнь руками, ногами и зубами. Он не должен умереть. Не сегодня и вовсе не так.
— Б.. Брай... — снова пробормотал Гамильтон, привалившись спиной к огромному тюку сена, все еще держа руку на ране. Липкие от крови пальцы чувствуют какое-то подобие металлического кола в левом боку, но он сейчас, практически не соображая, не может понять, стоит ли пытаться (беря в расчет еще и отсутствие сил на это действие) избавиться от пробившего его предмета, или не торопиться во избежание риска потерять еще больше крови. Он не привык просить о помощи и просил о ней очень редко, но сейчас, похоже, настал именно такой момент.

не знаю, вдохновит ли вас это мракобесие на то, чтобы написать анкету и занять одну из ролей, но очень надеюсь, что да

0

76

https://s15.postimg.org/jo8m4g88b/image.png
ESTHER LEVISON, 29 » SHAPESHIFTING » MARY ELIZABETH WINSTEAD
М  Е  Т  А  М  О  Р  Ф  И  З  М

Эстер - дочь бывшего сенатора США от штата Миссури. Она обнаружила свою способность в одиннадцатилетнем возрасте и скрывала это от родителей вплоть до тех пор, пока носители не были официальны признаны. Для отца, который придерживался мнения, что всех homo futurus необходимо держать под строгим контролем (и что он активно продвигал в Сенате, но потерпел неудачу), это стало настоящим ударом - ему понадобилось время, чтобы принять тот факт, что его любимая дочь является одной из тех, к кому он испытывал неприязнь. Но несмотря на то, что отношения скоро пришли в норму, маленькая Эстер хорошо запомнила тот период и с тех пор уже не видела в своем отце того героя, каким его считала.
Ей не нужно было проводить вечера как подросткам среднего класса, работая курьером или официанткой в кафе, но она воспользовалась этим с умом. Эстер поступила в Принстон, не прибегая к семейным связям и влиянию, закончила его с отличием и обосновалась в Нью-Йорке, получив перспективное предложение по работе.
С момента переезда ее жизнь довольно тесно переплетается с вигилантами, но в не самом привычном понимании. По случайности, она снимает квартиру в том же доме, где обитает Криста Аларкон, с которой девушка сразу же находит общий язык, а спустя некоторое время после публикации обращения Линкольна Риндта Эстер видит на всех новостных ресурсах Итана, галантного спутника своей соседки, который призывает дать отпор «ренегатам», коими называет сторонников Риндта. А чуть позже Криста лично пытается завербовать девушку на сторону вигилантов, однако Эстер, несмотря на то, что позиция Элдермана кажется ей верной, отвечает отказом - она не хочет ввязываться в назревающий конфликт, надеясь, что все волнения утихнут сами собой.
К октябрю 2036-го года Эстер уже заведовала отделом психологической помощи при главном медцентре для носителей, который находился рядом со штаб-квартирой ООН. И десятого октября она могла погибнуть при взрыве, но накануне неожиданно... нашла раненого человека в мусорном баке за своим домом.
Как позже Эстер узнала из разговора в палате госпиталя, Льюис (так звали мужчину) являлся ярым сторонником Итана и пострадал в ходе потасовки с ренегатами. А несколькими часами позже она увидела, что в здании ООН произошел мощнейший взрыв.
Это заставило Эстер изменить свои взгляды на происходящее, и не самую последнюю роль сыграло влияние Льюиса, с которым они стремительно сблизились за то время. Спустя месяц он присоединился к главному штабу в качестве разведчика, а с ним и Эстер, став штабным психологом. И если изначально она примкнула к вигилантам вслед за близким человеком, то постепенно, проводя сеансы с членами боевой группы, и сама прониклась их идеями.
Семнадцатого июля Льюис погибает от рук ренегатов, и девушка все больше загорается жаждой мести и понимает, что больше не желает отсиживаться в теплом и безопасном штабе. В данный момент совмещает работу психолога с подготовкой к оперативной работе, планируя вступить в отряд партизан.

0

77

https://68.media.tumblr.com/2e883d8e1896d74b52199f0dd60b8f61/tumblr_o4u08fbJw21rmlawno1_400.gif https://68.media.tumblr.com/55f74fd0677b2a590eec6816c7d156d7/tumblr_o4u08fbJw21rmlawno2_400.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
François Arnaud

» имя, возраст:
Arthur Dagenhart / Артур Дагенхарт, 27.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Разведчик в главном штабе вигилантов; прежде работал в ЦРУ.

» способность:
Я бы хотела видеть стратегически полезную способность вроде абсолютной памяти или понимания сути вещей (приоритет).
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
Посмотри.

you're the one that I need,
I'm the one that you own

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМы похожи, как брат и сестра, мы одна сторона медали: твоё лицо выделяется золотым профилем на позолоте, а я - только бездумный слепок с него. Я наизусть знаю и молитвенно повторяю перед сном каждую строчку сводок твоей судьбы, где меня ещё не было: брошен при рождении, воспитан Дагенхартами, домашнее обучение, общая школа, десять лет.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png«Я тебя ненавижу,» - первое, что ты сказал пятилетней девочке на пороге (на ухо, чтобы мама не слышала). Я, конечно, давно про это забыла, если хоть когда-то помнила, а ты до сих пор вспоминаешь перед сном, братик. Иначе было никак: мы воспитаны на благодатной почве страха и повиновения. Ты приспособился к строгой семье, умел выскоблить в опутанной религиозной муштрой, как спрутом, жизни маленький закуток убежища и свободы. Ты храбрился передо мной - я копировала твоё внутреннее спокойствие.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngТы знал, что такое Бог: не Большой Брат, не святой, не тело, прикованное к кресту; ты всей душой молился Богу за меня, Марту, - он ни разу не ответил, и Бога тогда не стало. Ты научился предугадывать, планировать, менять и меняться: урок жизни, который я никогда до конца не освоила. Презирая убогость навязанной приёмными родителями нищеты, ты знал, что вырвешься из неё при первой возможности, и терпеливо ждал, выстраивая в уме комбинации будущей жизни.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngУ нас с тобой есть секрет, о котором никто никогда не узнает: мы заставили родителей убить невинного ребёнка, чтобы обрести желанную свободу, - ты гладишь мои волосы, а за занавеской, за тонким стеклом окна не умолкают истошные крики вдруг обедневших родителей (наших, запертых в клетках строгого режима, и чужих, потерявших сына). Мы это подстроили. Мы всю свою жизнь подстроили твоим умом и моими руками.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВсе твои подстроенные планы всегда складывались, как задумано: трёхлетний бакалавр, стажировка в ЦРУ, затем - полная занятость, обучение Марты в медицинском, - все-все-все планы, кроме войны. Войну ты учесть забыл. А война учла наш Лос-Анджелес, разрушив его до фундаментов, заложенных ещё индейскими племенами, война учла ЦРУ, лихорадочно пытавшееся вычленить из хаоса причину, лояльность, значимость, и нас война тоже учла. У тебя была девушка, может быть, даже жена, - воспоминание о ней осталось в довоенном времени. Теперь каждый сам за себя, кроме нас двоих: за пазухой, под сердцем всегда есть я, любимая, единственная сестрёнка, жадно и беспокойно ждущая указаний: как война? опять война?
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЭлдерман звучал разумнее, сильнее. Ты с самого начала знал, что нам не суждено отсиживаться в сторонке, в ужасе трепеща пред бледным ликом войны, - мы сами будем и войной, и послевоенным строем. Это в наших ловко подставленных руках осядут перераспределённые войной власть и богатство. Ты сказал, что мы вигиланты, и теперь я вигилант, копия вигиланта, слепок с вигиланта, вигилант в разрезе.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngТвоим главным приоритетом всегда было моё счастье. Ты хотел бросить его беспомощным к моим ногам, даже тянуться не нужно - оно и так ко мне льнёт, прирученное. Я знаю, что ты многого добьёшься, братик. Я тоже очень постараюсь.

Несмотря на то, что Марта и Артур - приёмные брат и сестра, они ближе, чем просто родственники. Они идеально дополняют друг друга в чудном новом мире: амбициозный, харизматичный Артур координирует их действия, рассчитывает будущее на пять шагов вперёд, стараясь выбиться из рядов пушечного мяса в когорту тех, кто принимает решения; Марта неотступно следует за ним преданнее любого солдата. Специфика их отношений в том, что Марта целиком и полностью от зависит от брата: она принимает на веру его убеждения, сделает всё, что угодно (включая самые большие подлости и убийство), чтобы заслужить его одобрение. Артур - центр её вселенной, он выше, лучше, честнее Бога, он не строит иллюзий по поводу Марты, знает каждую её слабость, но искренне, до боли любит её и знает, что ей, неприспособленной, зависимой, без него на войне не выжить.

Это самый главный персонаж в жизни моей героини, и вне всяких сомнений я с нетерпением жду того единственного, кто займёт и не оставит роль. Я готова идти на компромиссы практически в любом аспекте биографии при условии сохранения общего образа, даже внешность можно сменить при большом желании. Посты пишу не часто, но обещаю, что без эпизодов ни за что не оставлю, у меня есть очень много идей на совместную игру. И я с удовольствием предоставлю больше информации, скину свою анкету, пообщаюсь с вами, только напишите мне в лс или в гостевую с:

п р и м е р    п о с т а

*от другого персонажа в другом сеттинге
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЯ жадно ищу смутное подобие знака, ответа, символа, скольжу лихорадочным взором весенних глаз по чуждому лицу-маске в поисках знакомого, но смотрю – и не вижу. Черт лица совсем не разглядеть, а разум настойчивым фанатиком отвергает свирепую враждебность латекса, и он предстаёт в голове запуганной жертвы только размытым пятном коричнево-болотной мути: игнорируя очевидное и реальное, я замыкаюсь в себе, ведь ни одна реакция не просочится сквозь плотную духоту искусственного лица, чтобы отразиться на девственном полотне моего восприятия. Одно спасение – эти опиумные глаза, и я цепляюсь за его ускользающий взгляд, как утопающий – за острые обломки потерпевшего крушение корабля, с упорством Атласа выдерживаю бурлящие потоки шторма, норовящие утащить на дно и скормить морским чудовищам, резкий шквал ветра, выбивающего последний шанс на жизнь из-под ногтей да заливающего лёгкие солёной и горькой водой. В настойчивом отчаянии надежды подмываются идеологические устои похищенного, и прежде ясное понимание похитителя как врага сменяется новым неопределённым и безымянным определением положительного характера, ведь он один – мои обломки до основания разрушенной сутолоки будней.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСтрах остаться в подвешенном состоянии растворяется неутолённым – похититель поднимает руку к моему лицу, и предлагает угадать количество поднятых пальцев. Разноцветные глаза глухим задушенным голосом задают простые вопросы, и я произношу такие же дежурные ответы, но мои слова звучат живее, чем его: «Не больше двух. Нет. Нет. Нет, – и вспомнив эпизод недавнего нападения, мягкой просьбой подвожу сказанное к понятному мне одной знаменателю, – Я больше не хочу умирать». В аквамариновых глазах – сдержанность и жёсткость старого вояки, но нет проблеска удивления, и мне кажется, что он разделяет моё понимание. На мгновение мелкая рябь на поверхности чувств – почему он спрашивает? Мне должно быть так плохо? Было что-то ещё, кроме смерти? Молниеносно-паническое «Я не помню!» горячей вспышкой взрыва разрывает шёлковое полотно иллюзий – и остаётся только гадать, что происходило в промежутках моего беспамятства. Это только вторая смерть, что мне довелось пережить, но ни с одной из них я до сих пор не свыклась, и вряд ли доведётся. А может быть, я ответила не то, что нужно? Может быть, он снова убьёт меня?
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОднако отдающая льдистой прохладой забота преступника принята за чистую монету – искать подводные камни, о которые мне неминуемо предстоит разбиться, кажется пустой тратой драгоценных секунд по наивнейшей из причин: сравнивая его с собой, я решила, что моё поведение вряд ли бы отличалось. Интересовал только один из насущных вопросов: что могло им понадобиться от меня? Не обладая материальными ценностями, достойными упоминания, я не успела добиться и сколько-нибудь сильной людской ненависти, чтобы стать объектом жестокой расправы ради мести, а в обстановке комнаты и в похитителе – ни капли узнаваемого. Нечестно, – пойманная в ловушку пространного непонимания и молчания, бросившая попытки найти вразумительные ответы или придумать логически-стройные вопросы, я оказываюсь в положении жалком и беспомощном. Меня не отпустят, а маячащий на горизонте шанс встретить окончательную смерть не внушает оптимизма, последние охровые песчинки уверенности утекают сквозь пальцы в никуда, и я ищу подобие поддержки в лишённом озлобленности взгляде похитителя, неизбежно чувствуя, что скоро исчерпаю лимит его гуманности, но остерегаясь только его равнодушия. Не могу не заметить, как и он ищет всё застывшее в моих чернильных зрачках – ускользающий намёк на расположение, плотинную сдержанность, высившуюся перед натиском разнородных эмоций, бесконечно-неустанный поиск смысла и якорную зацикленность на цвете его глаз, ко взору которых я припадаю, как беспробудный пьяница к по дешёвке доставшейся бутылке медицинского спирта.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngА теперь послушай, – и я вся внимание и слух, с подобием серьёзной разумности слушаю обрывистую чеканность его слов, но не верю собственным ушам. На языке вертятся десятки вопросов, выдающие моё подозрение об истинной цели его интереса, но я не задаю ни один из них, оставив мнительность кому-нибудь другому, умному и рассудительному. Что это значит? Что происходит? На моих запястьях и лодыжках – морские узлы и задокументированное свидетельство узника, на саднящей скуле – багрово-аметистовая отметка о неправе на свободу. Я вряд ли хочу знать, что происходит, я желала бы скинуть кручёные верёвки, снять эту чёртову маску и уйти из оклеенных обоями стен моей камеры заточения, но законы жанра настырно требуют совсем иного.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВидишь? – приподнимаю перетянутые, покрытые сплошь кровоподтёками запястья на уровень его необычных глаз, а после – безвольно их роняю, – Я заложница, которая разговаривает с маской. Зачем?.. – отдающие терпкой горечью простые слова задевают душу – если это высказанная вслух правда, то отчего всё во мне противится сухому объективизму, калёным клеймом выжигая болезненное страдание на груди? Гримаса муки проступает и на лице, скрупулёзно вычерчивая всё бледное и жёсткое, данное мне: остроту подбородка, скул, переносицы.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМне плохо, я ищу забытья, сквозь влагу на ресницах рассматривая проблески бирюзы и малахита близкого взора, отождествляя его спокойствие с поддержкой не потому, что не замечаю бездны разницы, а лишь из намерения сконцентрироваться на внешнем, оставив, наконец, внутреннее в относительном покое. Знание не прочнее миража, а догадки фундаментальны, как истина в последней инстанции, – поймав в раскрытые ладони глухое эхо его слов, я пытаюсь проникнуть за их блёклый фасад и разглядеть яркость трепещущей души. Как он стал чьим-то наёмником, зачем выбрал неблагодарное и грязное ремесло? А если всё похищение – замысел его одного, то как я могла ему досадить? Мне казалось, злодеи не справляются о самочувствии жертв, и уж тем более не заботятся об их душевном равновесии: истинное зло всегда связано с издевательствами, жестокостью, неразборчивостью и недалёкостью сердца, но Маска не подходил под описание, он был человечнее и добрее. Что поменять? Представление об истинном негодяе или о том, что мой похититель таковым является? Глубокий диссонанс дробит мир надвое, и меня неудержимо влечёт к последнему варианту.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМогу я узнать имя? – вопрошаю робко и слабо, считая, что несколько коротких слогов позволят мне проникнуть в потаённые мысли кого-то живого и понимающего, нашедшего пристанище своим страхам под личиной зверства и свирепости. Я слежу за ним – мне нужно видеть мелькнувшую за ширмой физического тень несдержанного эмоционального отклика, ответ, который не должен быть сказан вслух, но неизбежно скользнёт в глубоком глянцевом обсидиане зрачков, что подскажет мне его имя на эти минуты. В моей голове вихрь выдуманных прозвищ, но, неспособная остановиться ни на одном из них, я придерживаюсь невыразительных эпитетов, неизбежно зацикленных на океанных тонах его глаз, и всё же они недалёки, поверхностны, как поверхностна хэллоуиновская маска чернокожего президента, как поверхностны и универсальны хлопковые манжеты рубашки цвета безлунной ночи; но не дозволено глядеть дальше видимого, и свободная воля не числится в списке моих преимуществ.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНапряжённым движением обеих рук убираю выбившуюся давным-давно прядь волос и откидываюсь в кресле, давая спине долгожданный отдых. Резкое движение отзывается неприятными ощущениями в желудке и импульсами разносит боль под черепом, заставляя вспомнить о собственной слабости. Дожидаясь подобия штиля в сломанном организме, я сглатываю горечь во рту и закрываю глаза, выигрывая сражение-прелюдию с тошнотой, и оказываюсь захваченная бесконечной чёрно-белой каруселью головокружения. «Ты только не уходи,» – едва слышное обращение, как к самому близкому из людей и произнесённое самыми усталыми и искренними из интонаций.

0

78

http://funkyimg.com/i/2eYLq.png
TESS MARCHETTI, 33 » ITALY » YVONNE STRAHOVSKI
З А Щ И Т Н О Е    П О Л Е

- Какая милая блондиночка. Не боишься сломать ноготки?
- А не боишься, что я тебя пополам сломаю?

. . .

Девушка родом из теплого Маранелло, имеющая страсть к искусствам и единственную в отряде способность с ярко выраженным мирным предназначением. Обладательница IQ, близкого к условному определению гениальности, она, казалось, была хороша во всем, чем бы ни увлеклась, будь то кружок юных химиков или капоэйра, однако своим призванием она выбрала юриспруденцию. Она получила грант на обучение в Йеле — неслыханное достижение для жителей крохотного Маранелло и лично для семейства Маркетти, не обладающих внушительным капиталом.
В Италию Тереза вернулась уже перспективным специалистом в своем деле. И хотя корочка Йельской школы права открывала перед ней многие двери, девушка не воспользовалась легким путем. Перебравшись в Неаполь, она познакомилась с группой таких же адвокатов-альтруистов, уже имевших скромную адвокатскую контору, и, недолго думая, пополнила ряды тех, кого в местных юридических кругах называли командой «карьерных самоубийц».
Когда зачастую работаешь только за «спасибо», не стоит ожидать финансового благополучия. И Тесс не ждала. Но такой уж она была — абсолютно равнодушной к зеленым бумажкам обладательницей навязчивого желания защищать слабых, полностью в этом оправдывая свое имя.
Отстаивая права тех, за чьи дела не желал браться ни один другой адвокат, Маркетти не раз становилась препятствием для влиятельных личностей и нажила себе немало врагов. Когда в связи с громким делом, связанным с торговлей людьми, над жизнью Тесс и ее клиентки нависла угроза, девушка добилась того, чтобы власти поместили последнюю под защиту, но сама от охраны отказалась. И «послание» от недоброжелателя не заставило себя ждать.
Все должно было выглядеть, как самоубийство — киллер с даром убеждения обеспечил бы это. Только одного он не учел — способность Тесс, существование которой она никогда не афишировала. Девушка не только осталась в живых, но и сумела отдать под стражу наемника, за которым, как выяснилось, тянулась цепочка из трех десятков трупов.
А вот ее клиентке выжить не удалось, даже под защитой полиции. Тогда Тесс поняла, что не всякую проблему можно решить мирным путем, а законы не всегда действенны. Дело Тесс проиграла, но не отступилась — она выяснила, где состоится передача следующей партии людей, и смогла этому помешать.
Тереза преследовала благородные цели, однако, свернув на тропу народного мстителя, рисковала со временем перестать видеть различие между тем, что позволено, а что нет. К счастью, «E.C.H.O.» приметили ее раньше, чем это случилось. В отряд вступила в 2029-ом году, где весьма улучшила свои базовые боевые навыки, однако в операциях, проходящих в зоне боевых действий, на хрупкие плечи Тесс ложились в основном создание безопасных зон для мирного населения и минимизация потерь.

0

79

http://sa.uploads.ru/t/GXF2v.gif http://s7.uploads.ru/t/6lxhH.gif http://s0.uploads.ru/t/mHhs4.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Fahriye Evcen (!) или Melissa Benoist, Adria Arjona, Holland Roden

» имя, возраст:
на выбор, около 25 лет.
» принадлежность:
на выбор.
» профессия:
внутренняя служба безопасности, хакер.

» способность:
на выбор.
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка

Мы с тобой удивительно похожи, словно отзеркаливаем друг друга. Что-то неуловимое во внешности, одинаковые интонации в голосе, любители одних плоских шуток и идиотских розыгрышей, беззаботное отношение ко многим серьезным вещам и необыкновенная тяга к неприятностям. С твоего лица почти никогда не сходит улыбка, ты улыбаешься сквозь боль, слезы и очень заразительно смеешься. Мне редко приходилось встречать таких открытых и «теплых» людей как ты. Тебя не сломала война или ты очень хорошо это скрываешь, поддерживая в своей душе прежний свет. Люди к тебе тянутся, а ты не можешь жить без общения. Замечаешь самые мелкие детали, настойчиво доказываешь свое мнение и не тушуешься перед трудностями. Тебя сводят с ума сложные задачи, ты готова разгадывать все и всех вокруг, дотошно изучая каждую мелочь. Ты повсюду, тебя много и это частенько выводит из себя. Но вот твоей нервной системе можно только позавидовать. Я вообще с трудом представляю тебя срывающуюся на крик, разве что, если найдется кто-то более искусный в профессии, в этом случае зона поражения не ограничивается рабочим местом - уж очень не любишь проигрывать. Ты заговоришь и окрутишь кого угодно благодаря своему природному обаянию, которым пользуешься даже неосознанно. Терпеть не можешь несправедливость, опоздания и, когда тебя перебивают. А еще, если намечаешь цель, то непреклонно ей следуешь. 

Я уже даже не помню, как мы познакомились, но спелись буквально сразу. Твоя искренность и добродушие находили во мне отклик, и мы легко нашли общий язык. Сложно не замечать, что мы буквально созданы друг для друга, два больших ребенка на взрослой войне. Ты в меня влюблена, а я не отвечаю на твои чувства, и безответно смотрю в сторону другой. Она старше на десять лет, и я тянусь к ней, как к той, кто возьмет на себя все мои проблемы, и я смогу продолжать дальше оставаться простачком. Поэтому мне нужна ты. Будь всегда рядом, будь легкой, бесхитростной, но настойчиво надоедай своим присутствием. И я начну петь тебе серенады.

Способность, профессия, биография на ваш вкус и цвет, но первая внешность все же в приоритете. Не хочу, чтобы ваша сюжетная линия ограничивалась и держалась только на мне. Пишу посты в основном раз в неделю и от третьего лица, если буду тормозить, то обязательно предупрежу. Графикой и всеми возможными плюшками обеспечу. Очень жду.

п р и м е р    п о с т а

Цепочка глупых слов, необдуманных действий, в заведомо проигрышной ситуации продолжалась. Два старых знакомых искоса поглядывали друг на друга и нервно оглядывались по сторонам. У каждого были свои причины для паранойи, непреодолимое желание жить и сражаться не только за себя, но и за свои идеалы. Представители противоположных штабов сейчас и одни встречи на двоих в прошлом. Легкость с которой менялась жизнь уже никого не удивляла.
На ее одежде не было опознавательных знаков вигилантов, но это уже и не требовалось. Нужно быть полным идиотом, чтобы так долго соображать. Он разочарован и разбит, не всегда требуется оружие для нанесения ущерба. Киллиан внимательно следит за девушкой, обеспокоенность которой растет с каждой секундой и ему передается ее тревога.
- С чего ты решила, что я не придерживаюсь вашей стороны? Может я давно мечтал прибиться к вигилантам, а теперь подвернулась такая возможность, - он вопросительно приподнимает бровь, но уже разговаривает со спиной Илвет, которая беспокойно мечется на небольшом участке дороги, пытаясь решить, в каком направлении двигаться дальше. Он и не сомневался, что Бонни оказалась в Чикаго самостоятельно и без поддержки, здесь такой идиот был только один. Но с другой стороны, пускай положение дел было не очень, ничто в нем не выдавало ренегата. – Да ладно, хочешь, если меня все-таки схватят, то я буду придерживаться версии, что ты обещала меня пытать самыми изощренными способами, а потом прострелить башку, но набежавшие члены отряда испортили всю атмосферу интимности между нами, - он изобразил на лице гримасу полную ужаса и страданий. В память о былых временах, Бон-Бон, - он прыснул от смеха и открыл машину, чтобы забрать кое-какие необходимые вещи, если придется уходить пешком. Практически пустой рюкзак защитного цвета, в котором было только самое необходимое, чтобы продержаться несколько дней и не сбиться с пути. Киллиан не собирался задерживаться здесь на долго, как и привлекать внимание, но вышло как вышло и теперь нужно было решать, что делать дальше. Набросив на плечо рюкзак, он последовал за Бонни, почему-то это казалось правильным решением, в любом случае сейчас он мог нарваться на вигилантов в любой части города в независимости от того насколько далеко они с Илвет разойдутся. Девушка направилась к разрушенному зданию, которое исходя из внешнего вида обещало обвалиться в ближайшее время, но выбирать было не из чего, большинство сооружений находились в таком же состоянии и держались на добром слове. Укрыться от знойного солнца было хорошей идеей, ведь обнаружат его вигиланты или нет, а крем от загара остался в штабе. Находится в состоянии постоянного стресса было невозможно, это изнуряло и притупляло реакцию, нельзя ежесекундно переживать из-за того, что может и не случиться. Если бы он впадал в панику каждый раз, когда появлялся риск быть пристреленным, то уже непременно бы рехнулся, а здоровый рассудок в этой жизнь мог еще пригодиться.
- Прекрати истерику! Твои вопли, наверное, можно услышать за пару кварталов отсюда, - его голос прозвучал жестко и в приказном тоне. Он шел за Илвет след в след не отставая, и теперь они вдвоем делили полуразрушенное пространство. Шаткое нервное состояние Бонни начинало выводить, слишком импульсивная, делает много ненужных движений и предрасположенная к приступам паники. Спаркс сам никогда не отличался спокойным нравом, но у него была способность отсеивать от себя лишние переживания, переключаться и делать попытки мыслить трезво, даже, когда уже стоило бы впадать в панику.
– Вот, попей воды, - он стащил с плеча рюкзак и достал бутылку, по привычке собираясь ее кинуть, но Илвет вряд ли могла сейчас словить хоть что-то пускай и в метре от себя. Пришлось услужливо подойти и поставить рядом. – Во-первых я тогда поддался, - он хитро прищурил глаза, - а во-вторых, если ты закончила, то скажи мне, у тебя ведь должно быть какое-то средство связи? Или, если ты заблудилась, то хотя бы примерные соображения о рассредоточении группы. Киллиан стоял напротив Бонни, смотря на сидящую девушку сверху вниз. – Я бы мог определить в какую сторону выдвигаться, - он нарочно пропустил мимо ушей слова о задании, которое по всей видимости и привело Илвет в Чикаго, хотя мог бы надавить и сослужить отличную службу своему штабу. Только вряд ли потом смог ужиться со своей совестью. - Боевое крещение? - с сочувствием спросил Спаркс. Не сложно было догадаться, что Илвет вряд ли до этого оказывалась в подобной ситуации. Он не осознанно вспомнил свое первое задание и всю ту бурю эмоций, которую пришлось испытать. Все, что он мог сделать для Бонни - не вмешиваться в ее дела.

0


Вы здесь » Manhattan » Партнерство » REVOLT