http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » | Каждый кузнец своей судьбы | ‡- флеш


| Каждый кузнец своей судьбы | ‡- флеш

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

27 сентября 2014
Он пришел словно из ниоткуда.
Он принес неправильные вести.
Он знал ее старое имя.

+1

2

Суббота.
В этом слове много вещей, которые можно разъять на части.
В этом слове не видно горя.
В этом слове нет ничего кроме сухой констатации факта.
Суббота.
Или...
Сегодня шестой день недели.
А еще сегодня пятый день, как не стало её сестры.
А также четвертый день со дня её настоящего дня рождения.
Третий день как Франц решился выйти из дому и оставить её одну.
И...
Большего мороза по коже ей не добиться банальными фразами: двадцать седьмое сентября.
Прикрыв глаза, Эл усмехнулась: вот и началась новая жизнь, столь долгожданная и свободная. Прошлое отступало, пряча, как кошка когти, старых знакомых в белых саваннах. Кто еще нынче знал о том, кто она есть? И как долго им осталось жить?
Вздрогнув, открыла глаза и поморщилась, пытаясь принять знание того, откуда доносится мелкий шум.
Посудомоечная машина достирала.
Техника прочно вошла в их жизнь, разменяв близкое общение на видеоэфиры. Смешно сказать: когда-то они не верили в то, что звонить друг другу можно будет не из будки таксофона или с огромной бандуры на столе в доме. Теперь же без маленького прямоугольного аппарата, начиненного платами и наделенного огромным экраном, никто не выходил из дома.
И там, где раньше виделся успех от новшества, сейчас покоились горы разбитых жизней и одиноких сердец. Люди спрятались в своих норах окончательно и бесповоротно, отгораживаясь от остального мира никами в электронной сети.
Чпок. Дверца подалась, выпуская клубы пара и теплый воздух. Ей нужно было занятие, чтобы не думать и в тоже время мыслить. Взвесить все имеющиеся факты, прийти к одному возможному выводу и отчаянно захотеть, чтобы догадки не оправдались.
Её единственная родная сестра мертва.
Застрелена.
Убита.
Хладнокровно.
В тот день, когда обещала прийти к ней на праздник.
Из-за нее?
Неизвестно.
Но не без чьей-то помощи. Чьей-то из тех, кто...
Элементарно, как и то, что место вымытой кружки на полке среди таких же чистых предметов посуды.
В который раз она уже проходила по этому маршруту логической цепочки? Ей не хватало информации, но покинуть собственную крепость было равносильно признанию того, что Аэлита Сальваторэ не умерла пять лет назад, наглотавшись таблеток и утонув в соленом океане.
Тюрьма из ложных ограничений и страхов, что живут лишь в мыслях. Так ли они ложны?
Некому ответить на этот вопрос, как и на тот, кто и зачем убил её сестру.
Запустить бы машину поиска информации, да кроме той, что уже имеется – нельзя. Слишком много нитей натянется, а дно оголится.
Сплошные ограничения.
Последняя тарелка заняла свое место.
А где её место?
Не совершила ли она глупость, отрекшись от судьбы, что была выписана ей при рождении? Ведь прошлое упрямо цеплялось за нее, не желая выпускать и снова вторгаясь в наново написанную историю рождения да бытия.
Кейтлин. Франц. Ника. Лука.
Как-то оказалось так мало тех, кто действительно был ей дорог. Центральное слово – БЫЛ.
Мама. Эндрю. Дрэго.
И теперь к этому списку прибавилось имя из первого. И что бы кто ни говорил, но близкие умирают раньше остальных. Что не так с этим миром? Что не так с ней?
Кто следующий?
Может, стоило и вправду забыть и исчезнуть? Умереть навсегда для них? Не поддаваться слабости уцепиться за протянутую руку?
Неспешно наполнила прозрачный стакан водой из чайника, разглядывая получившиеся завихрения.
Ответов нет. Вся надежда на Кейт.
- Ты справишься. Ты выживешь, - прошептала, силясь поверить в услышанное. Потерять вторую новообретенную сестру – это было бы слишком. Слишком в привычках судьбы.
Но проникнуться не получалось. Не в меру много смертей. И не меньше вычеркнутых имен – их тоже нужно позабыть.
Кейра. Кристина. Дрэйк.
Вот бы суметь пройти еще раз мимо, если они случайно столкнутся на улице. Тогда на её стороне играл лишь случай, благодаря которому удалось одурачить старых знакомых, самой того не ведая.
Она попытается, если придется. Ради их же блага. Их время еще не пришло. Как и её.

+1

3

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

Четвертый день после тех событий, что изменил их жизни.
Ро решила отправиться на покой, но все же продолжала работать над одним очень опасным делом. Они могли ей помогать и быть рядом. Но сейчас как быть? Как?
Она была жива. Она была с ними, и они часто встречались, и не только по делу, а так просто.
Но в тот вечер все изменилось, в одночасье – мир перевернулся. Никто из них двоих не собирался верить в эти новости. Но чем дальше, тем больше информации появлялось.
Ничего нельзя было изменить – это была правда, а не очередная утка журналюг.
Они долго отказывались верить в то, что все это взаправду, что она не притворяется, по своему сложному продуманному плану.
Ника не отвечала, а потом телефон выключили, или, скорее всего он просто сел.
В тот самый момент, когда последние вечерние новости сообщили всю известную по делу информацию, Датч сломал стол, просто эмоционально отреагировал и слегка сильно ударил по нему.
Этого не должно было произойти, только не с их напарницей. Только не с ней.
И вот сейчас Рейн сидел в машине и смотрел на многоэтажку, после прочтения письма, которая та оставила за несколько дней до произошедших событий. Она предвидела свой конец. Это теперь он точно знал. Это не было все просто так. Она знала, что убийца рядом, а потому начала действовать. 
Ника просила встретиться с ее сестрой, да они следили за ней, и он знал о ней. Но вот чтоб вот так в живую? Встретиться с той, которая потеряла любимого человека? Разве такое вообще объяснимо.
Нет.
Но это было нужно, ибо об этом просила Рони. И он не мог не сделать этого.
Руки сильно сжимали руль. Удар. Еще удар. Снова удар. И руки вновь сжали руль, с такой силой, что костяшки на руках побелели. Голова коснулась руля. Резкий звук заставил его прийти в себя.
- Нужно идти, - прозвучал тихий голос.
Глубокий вдох. Выдох. Снова вдох, более медленный, более глубокий. Он почти успокоился. Но как тут вообще можно успокоиться.
Хлопок. Медленные шаги. Звон лифта, двери открыты. Подъем. И снова звон, двери открылись, выпуская пассажира наружу, и закрылись за его спиной.
Дверь. Та самая, что была указана в том самом письме. Блондин переминался с ноги на ногу, решался, набирался храбрости, чтобы позвонить в дверь. Почесал затылок. Зажмурился. Протянул руки и нажал на кнопку. Все. Деваться было некуда.

Отредактировано Ronald Johnson (14.05.2016 15:26:16)

+1

4

Странная уверенность в том, что время её жизни только начинается, невыносимо раздражало. Убивало. Закаляло.
Другие умирали, а она – нет. Назло или вопреки?
Неизвестно.
Но неизменным было то, что прошлое не отпускало её, цепляясь когтистыми пальцами за одежду, норовя добраться до мяса, оставить кровавые отметины, что будут долго заживать. Хотелось сорваться на крик и разнести вдребезги стол, зная, что это позволит преступить невидимую грань.
Увы.
Ей приходилось беситься от собственного бессилия, в которое загнало неистребимое людское желание сделать как лучше, помочь. Ведь им со стороны виднее, какой должна быть чья-то жизнь, например, её.
Люди. Что с них взять?
Им лишь бы влезть, вломиться с грязными ботинками наперевес и развалиться в самом дорогом кресле так, будто они находятся у себя дома. И с каких-то давних пор, уж и не упомнить с каких, Эл перестала давать открытый доступ к пониманию своей натуры, остались единицы, с детства вытоптавшие себе тропинку и уверенно по ней шаставшие. И теперь эти единицы измерялись штуками – уникальный подвид, почти не торгуемый на рынке.
Усмешка разнообразила хмурое выражение лица, придавая зловещий вид девушке, все также стоявшей у стола и смотревшей на круговерть в стакане. Бури не было. Отставила посуду прочь и, долив до верха чайник, отвернулась, ненавидя мир, что оставил ей только вопросы. Пора было прекратить бродить из угла в угол и перекладывать вещи с места на место, надо было систематизировать имеющуюся информацию на бумаге. Но ведь и той нельзя доверять. Все предают. И даже, казалось бы, безмолвные предметы способны вонзить в спину нож без тени эмоций, так же легко, как кто-то надавит на кнопку звонка. Тонкий звук разнесся по комнатам, пробирая до костей.
- Кого там принесло? – прищурившись, Эл ждала, словно желая убедиться, что звонивший не ошибся дверью. Трель повторилась. Сомнения отпадали. Кто-то целенаправленно ломился в дверь квартиры.
Сомкнув пальцы на деревянной рукоятке, девушка медленно подошла к двери, стараясь ступать неслышно. Проблема была в том, что Кейт предпочитала стучать, Франц носил при себе ключ, Ники так и вовсе не стало пять дней назад, а больше и некому было приходить к ним в гости. Даже доставку никто не вызывал, да и не был звонивший в дверь похож на разносчика пиццы. Светлый и патлатый, поджарый и высокий, и коробок с едой нет – один жалкий клочок бумаги зажат в руке.
- Кто? – спросила, породила вопрос, не договаривая привычную слуху фразу.
Выбор был невелик: пустить или послать. Послать было проще. Слишком уж много странных совпадений за последние несколько дней.
- У меня для вас письмо, - голос по ту сторону двери звучал глухо, наводя на нелепые ассоциации с горем, когда голос садится от беспрерывного крика.
- От кого? – вглядываясь в лицо того, кто открыто смотрел прямо на неё, будто их не разделяла преграда в виде металлической двери. Ведь некому было писать ей на этот адрес – его никто не знал, а она не ставила целью оповещать кого ни попади о своем месте жительства. Так кто же пожаловал к ней на порог, и что ему было нужно от неё?
- От вашей сестры, - пристально глядя в глазок, ответил блондин. Незнакомец знал, куда пришел, это было видно по нему, по его позе, по тому, как он держался, и от столь легко сводимых вместе фактов Эл становилось всё неспокойнее. Произносимые столь легко слова рождали бурю, которой следовало в первую очередь спать. Сжав пальцы на нагревшемся дереве, сухо ответила:
- У меня нет ни сестер, ни братьев. Вы ошиблись адресом, - и со спокойной душой отступала от двери, довольно улыбаясь. Если кому-то так нужно отдать ей письмо, могут и в дверь сунуть, и в ящик кинуть, но открывать...
И едва сделав шаг прочь, Эл замерла, вздрагивая всем телом от услышанного имени:
- Аэлита, это письмо от Ники....
Пять лет – это срок. И за эти пять лет никто не отваживался позвать её этим именем. Никто и никогда не связывал это имя воедино с ней. Застыв, сжимала до онемения кулаки, слыша с отчетливой ясностью каждый слог из пророненных следом фраз, пусть даже шепотом – для неё они гремели набатом. Для неё они означали лишь одно: кто-то прознал, а, может, кто-то и предал, коль скоро не было вопроса в озвученном знании:
- Ой, простите, Виктория. Вас же теперь так зовут.
Выдыхала медленно, будто училась дышать заново, но не в силах сдерживать ярость распахнула дверь, глядя в лицо того, кто столь небрежно разрушил столь основательно выстроенную цепочку о новом члене общества.
- Какого, твою мать, черта тебе надо? Чего ты хочешь?!
Голос взвился чуть выше, на одну или пару октав, выдавая напряжение, а сталь кухонного ножа сверкнула в неярком свете площадной лампочки. Упершись кулаком в ребро двери, придерживая локтем полотно, чтобы при случае легко можно было придать ускорения для закрытия последнего, Эл яростно сверлила взглядом незваного гостя, принесшего дурные вести. Знал ли он, как с такими гонцами поступали в древности?.. А ведомо ли ему было то, как легко она может управиться с ножом или без него с ненужным человеком, угрожающим её спокойствию?

+1

5

Да, он нажал на кнопку. Он слышал звонок, что раздался за дверью, но в ответ тишина. Повторил. Вновь вдавливая пальцем кнопку внутрь. Ее сестра должна быть дома, ведь та не выходила, лишь тот парень, что жил с ней, или она с ним, это было не важно. Главное то, что он дождался пока тот уйдет, дабы провести беседу наедине. Ведь именно этого хотела Ника.
Ком в горле встал как раз в самый не подходящий момент. Ведь за дверью послышался, наконец, женский голос, и нужно было отвечать. Сглотнув, запнувшись на первом же слове, сделал вдох и закончил свою фразу.
В ответ вновь вопрос. Ну конечно кто откроет вот так просто незнакомцу.
Он не хотел говорить этого тут. Не хотел, что бы кто-то смог вновь услышать это имя, кроме нее и его сейчас. Рейн огляделся по сторонам, проверяя, нет ли никого рядом. Вроде никого.
И вновь девушка за дверью не поверила. Или не хотела больше в это верить. Ведь и она тоже потеряла очень близкого человека. А потому ему было еще тяжелее вновь произнести это слово вслух, а потому после он опустил глаза и сильнее сжал конверт, что сжимал в руке. Да у нее сейчас другое имя, но ведь сестру Ро звали именно так, и она всегда звала ее Аль, так и не привыкнув к этому новому имени. Но все же поспешил исправить свою ошибку.
Правильно ли? Или нет?
- Какого, твою мать, черта тебе надо? Чего ты хочешь?!

Но в итоге дверь распахнулась, но то, с какой ненавистью это было сделано, как сильно изменился ее голос, и каким было ее выражение лица. Пусть так, но полдела было сделано. Осталось лишь одно, отдать письмо.
Взгляд встретился с ток, кто  ножом в руке стояла перед ним.
Вот почему именно ему, почему не Датча послать было. Хотя. Он мог понять почему, тот бы сразу действовал, а не стал говорить. Да и сейчас было сложно сказать кому из них двоих хуже. Ведь эта парочка намного дольше вместе. 
Что блондин дернулся чуть назад, поднимая обе руки, так что обе кисти оказались на уровне плеч. И на глаза вновь бросился конверт с именем из трех букв, тем которым ее никто и никогда не называл.
- Тише-тише, - попытался улыбнуться, по-прежнему смотря на нож, но не вышло, а потому перестал пытаться.
- Кинжал хорош для того, у кого он есть, и плохо тому, у кого он не окажется… в нужное время, - а потому осторожно протянул руку вперед, - она просила передать это тебе, лично в руки, а потому я не мог оставить письмо в ящике, или отдать кому-то еще.
Только сейчас он смог рассмотреть опухшие глаза, человека который много или недавно плакал, и чуть растрепанный вид, она явно не могла найти себя, и металась по комнате, не знаю куда деться. И он прекрасно понимал ее.
Усмехнулся. Понял. Почему именно он. Датч всего этого бы просто не заметил. В таких делах он более прямолинеен. И почему-то находил общий язык лишь с Ро, понимая ее и чувствуя ее, они были как одно целое. Ее взгляд опустился, в мыслях вновь был ее образ.
- Заходи.
«Что? Почему?»
Она не взяла конверта. Она распахнула дверь. Она ждала. Впуская гостя внутрь. Переминаясь с ноги на ногу, все же вошел внутрь. Но и тут девушка вновь отказалась брать письмо из его рук. Выдохнул. Опустил руки после второй попытке.
- Я пришел лишь передать тебе этот конверт, не более.
Но похоже, так просто ему не отделаться.

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

Отредактировано Ronald Johnson (10.05.2016 21:13:20)

+1

6

С усмешкой смотрела на неловкие движения, на тонкие намеки о необходимости избавить от жгущего пальцы белого конверта и делала вид, что не замечала, не понимала их, захлопывая дверь за вошедшим. Единственный намек на опасение, легкая паника – и всё. Она уже знает, что справится, осилит при надобности. Холодная усмешка скользнула по губам, когда ключ устранил возможность доступа какой-либо еще твари к ней в дом. Наброшенная цепочка дала сверх несколько секунд, если начнут вскрывать замок. Без боя сдаваться не в ее привычках.
- Отдашь. Никуда ты не денешься, - пожала плечами, прислоняясь к двери и выдыхая. Так чувствует себя удав, разглядывая кролика, принесшего неправильные вести. Мертвые должны молчать, а не тревожить живых, отбирая у них покой. Но и не это было причиной тревог Эл, мешавших спать по ночам. Волнение рождено было страхом за собственную жизнь. За жизнь, которой её могли лишить легко и непринужденно. А после еще и сына забрать. Попытаться. И все навалилось, закрутилось и мешало просто принять очевидное – молчание в эфире, отсутствие подвижек со стороны семьи Сальваторэ. С остальным она уже смирилась. Когда-то давно, будучи всего девяти лет отроду ей пришлось научиться это делать – со смертью не спорят: на неё не кричат и ей не угрожают, потому что это бесполезно. В четырнадцать – урок повторился. А после эффект закрепился. Смысла в слезах не было, но бессонные ночи не могли пройти бесследно. И сейчас глядя по утрам на свое отражение в зеркале, девушка думала о том, что лучше бы ревела в голос, чем выглядела подобно восставшему из ада, хотя... В настоящее время сочувствие в моде, даже незваного в гости пришельца прошибло, от чего ей стало и вовсе тошно, от того и несколько резче получились брошенные следом слова:
- Проходи на кухню. Только разуйся, - поморщилась, заметив следы на полу, и качнула рукой, указывая острием направление движения. – Нам будем о чем поговорить. Конверт на стол положи, - сухо перечислила необходимые действия. – И без резких движений. У меня нынче руки дрожать стали, - еще не угроза, но предупреждение. Сама же шла следом, держась поодаль и наблюдая исподволь, пристально, подмечая любые детали, что могли бы сыграть на её стороне.
- Кто ещё знает про меня?
- Напарник Ники...
- Черт, - прикрыв на мгновение глаза, выдохнула и снова уставилась на продолжившего говорить парня, словно хотевшего оправдаться.
- Ведь мы втроем тебя искали, когда ты пропала пять лет назад...
- Да, садись ты уже, - рыкнула, когда не нашла, что еще можно сказать, и прислонилась к дверному косяку, разглядывая дверцу шкафа, но не выпуская из виду гостя. Что еще нужно было говорить? О чем вести беседу? Сестра умудрилась довериться двум проходимцам и выболтать еще информацию по ней.
- Молчи, - резко велела, заметив, что едва мявшемуся от безделья или по иному поводу человеку захотелось открыть рот и что-то еще ей поведать. Добить или нет? Сейчас ей нужна была тишина и время подумать, взвесить и решить, как быть. Убить одного всегда проще, чем двоих стереть с лица Земли. Но ничего невыполнимого не было, просто...
- Ты так долго носишь маску, что забываешь, кто ты был под ней... – пробормотала себе под нос, усмехаясь горько – окунаться в темное прошлое было меньше всего желания.
- Что? – переспросил блондин, и Эл поморщилась.
- Мысли вслух. Как тебя звать-то, напарничек? – едко поинтересовалась, сосредотачивая все свое внимание на том, кому был задан вопрос. Пора было решаться. Ведь как бы она не тянула время, ничего не изменится. Ника не воскреснет, парень не испарится и не выпрыгнет в окно, предварительно набросав скорую записку о добровольном уходе из жизни, а его друг не самоубьется с горя. Выхода не было. Ей придется взять письмо. "Интересно, а что чувствовали друзья, читая моё завещание? Им было также странно осознавать то, что я мертва, а мои слова звучат с бумаги? Вот только вряд ли Ника стала бы писать мне глупости, как я тогда... Как все чертовски глупо получается. Неправильно и глупо. Одна ошибка... Всего лишь одна моя ошибка привела к этому. Черт."

+1

7

Что-то кольнуло где-то в груди, вновь понимая, что зря он пошел один, что зря она выбрала именно его. Хоть и знал причину. Но ведь он не из тех, кто храбро сражается. Он отсиживается в бункере. Ключ. Цепочка. Ему не выбраться отсюда так просто.
- Так чего мы ждем то? – бровь вопросительно поползла вверх, но на этот раз протягивать конверт он уже не стал, понимая, что та его не возьмет, чего-то ждет.
Он попал по полной.
И пока та не выведает у него все то, что ей нужно, явно не выпустит из этого дома. Сглотнув, он разулся и направился вперед, туда куда указало блеснувшее лезвие ножа, а ведь таким вот оружием можно запросто убить.
Медленно. Шаг за шагом.
Ведь баба с ножом была как раз за спиной – а это ой как опасно, учитывая, что она еще не совсем спокойна. Один удар и от него останется лишь мокрое место, зная, какова сестра Ники. 
Остановился.
Конверт положил перед собой на столе.
Смотрит на девушку, пытаясь понять, чего же та хочет из него вытащить. О чем хочет поговорить.
- Напарник Ники, по оружию, - с ходу ответил, понимая, что не ответить будет только хуже. Да и теперь скрывать просто не от кого это.
Смотрит на девушку, но взгляд поймал лишь вид острия ножа, которое наверняка острое и наточено безупречно.
Ругань, недовольна, это и понятно, живя, скрываясь, и узнаешь, что твоя тайна известна людям.
- Ведь мы втроем тебя искали, когда ты пропала пять лет назад, - а он тем временем продолжил то, что и так уже было у него на языке. Его голос стал чуть увереннее, но тут же послышался голос девушки, который сказал, как отрезал.
- Да, садись ты уже.
Сел.
Злая. Недовольная. Раздражительная.
Но это все почему-то уже не нервировало его. И потому захотел сказать ей пару ласковых слов, чтоб та смогла хоть немного поспокойнее что ли.
Не дали. Заткнули. Пожал плечами.
Она что-то сказала? Вроде да. Но что? Не расслышал. Важное? Или мысли вслух?
- Что?
– прозвучал вопрос в ответ, желая понять, не прослушал ли он чего важного.
И вновь ее едкий голосок, вопрос, желавший узнать его имя, и в такой же едкой форме, как и сама интонация девушки.
- Рейн, мы с Датчем давно работае… - запнулся, исправился, - …ли, с твоей сестрой. Они конечно намного дольше вместе, нежели я с ними, эти двое... были отличной командой, - с некоторыми паузами проговорил, отвел взгляд на чайник, «сейчас бы чайку», - Это мой лучший друг: всегда доволен, не задаёт вопросов, он, как и я, - без корней, - произнес тише обычного и вновь посмотрел на девушку.

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

Отредактировано Ronald Johnson (27.05.2016 20:58:03)

+1

8

Но вместо того, чтобы взять злополучный кусок бумаги, притащивший сюда одного из тех, кому доверяла раньше её сестра, Эл обогнула стол и включила чайник, неспешно доставая заварку и обдумывая услышанное. Вариант быстренько упаковать труп в мусорное ведро отпадал сам собой.
А задавать вопросы, на которые могли быть ответы в письме, было нерационально и глупо. "Хватит тянуть. Он никуда не сбежит и не испарится, как бы мне не хотелось. Надо взять и прочесть. Посмотрим, какие последние слова оставила мне сестричка."
Повернувшись, поставила на стол пустую чашку, бросила сверху пакетик чая и взяла в руки конверт, где было выведено одно им известное имя. Ника не желала быть как все, упрямо называя её привычным с детства именем. Стало грустно, что все обернулось вот так, но девушка собралась, отбросив желание раскиснуть, и уверенным взмахом ножа взрезала бумагу. На ладонь выпал черный кубик электронного накопителя, а внутри остался сложенный лист.
Рейн притих – и это было для его же блага, иначе рука могла дрогнуть. Зато чайник не погнушался радостно сообщить ей о том, что он закипел, заставив вздрогнуть и отвлечься от разглядывания плотной бумаги. Переставив чайник на стол, встала напротив:
- Можешь угощаться, - кивнула на скудный чайный набор, к которому забыла добавить сахар и даже ложку, а сама вернулась к посланию с того света. Торопиться было некуда, ибо опоздать она уже никуда не могла, и предотвратить гибель сестры тоже, но и бессмысленно откладывать в долгий ящик. Посыльный, явно побаивающийся её, терпеливо стал раскрашивать горячую воду, поглядывая на неё, будто ожидая чего-то.
Развернув сложенный лист, Эл с удивлением заметила, что руки подрагивают, и чуть глубже вдохнула, ныряя в переплетенье строк:

Привет, Аль, если ты читаешь это письмо – значит, меня уже нет в живых.
Прости, что оставила тебя одну, что не смогла победить в этой войне... звучит как-то банально, но это именно так... Я оставила тебя совсем одну. Но ты не одна.
Ладно, начнем по порядку. Первое, о чем хочу сообщить тебе, Аль, у тебя есть племянник и ему сейчас уже 7 лет. Да. Прости, что скрывала и не сказала сразу. Но на то были веские причины. Да ты и сама все должна отлично понимать, почему я скрывала ото всех эту информацию. Ведь ОН мог узнать, а он всегда все узнает. Не злись, прошу, за то, что не говорила о нем. Но после убийства, а это было именно убийство, а не разыгранный ими несчастный случай, Майкла. Рикардо умело все подстроил так, чтобы остаться непричастным к его смерти. Но я-то знаю, что это был именно он. Он не собирался оставлять меня в покое, и наш отец ничем не смог мне помочь, он был на стороне Рикардо. Я просто не хотела рисковать его жизнью. Они бы убили его и глазом не моргнули. Или того хуже подмяли его под свою гребенку, что по мне еще хуже. Он живет у родителей Майкла, Мэри и Бил Тёрнер. И никто до сих пор не знал о его существовании. И желательно чтобы и не узнали, особенно дед...
И теперь мы подошли ко второй и самой важной части. Я прошу. Позаботиться о нем вместо меня. Более близких людей, кроме тебя, у него никого больше нет. Подозреваю, что вскоре люди Рикардо доберутся и до него, хоть он записан не под мою фамилию, но ты же знаешь нашего «дедушку», и представляешь, на что он способен. Прости, что прошу пойти на такой риск, но кроме тебя я не могу никому доверить его. Позаботься о моем сыне. Позаботься, чтобы они не узнала о нем. Я пыталась самостоятельно выбраться из этой трясины, но похоже живым из этой паутины так просто не выбраться. Но сам Рикардо дал мне возможность – стать свободной.
Да, Аль, это наш дед приложил свои руки к моей смерти. А все потому, что я копала под него, и подозреваю, что не успела завершить свою работу, над которой я работала уже не один год. Все данные, что я собирала, я отдавала детективу Джейсону Уокеру. Он  помогал мне в этом деле. Но нам не хватало последней детали, которая находится в этой флешке. Если сможешь, передай ему ее. Но не рискуй понапрасну, оно не стоит того, чтобы последовать за мной. Живи, малышка, живи. Да, я хотела погубить нашу семью в Италии, также как они погубили мою и твою жизни. Но я не справилась... прост... Аль... прощай. Живи, живи за нас двоих.

Что ж, и если в начале пальцы дрожали совсем немного, то по мере того, как буквы складывались в слова, и картина становилась более полной, они стали трястись, почти совпадая с пробелами оставленными сестрой при написании. У той к концу письма тоже проявились эмоции. Кто бы мог подумать, что у Ники могут быть эмоции, подобные этим. Мало кто знал о подобной её слабости. Мало кто, но она была среди этой малочисленной группы людей, что еще остались в живых.
"Это не может быть правдой. Но это правда," – прикрыв глаза, Эл выдохнула, сжимая руки в кулаки, и снова посмотрела на послание для себя. Текст был всё тот же, сомнений не было. Её сестричка поплатилась за неуемную жажду мести. Все-таки глупо получилось. Зато теперь у неё появились вопросы и был тот, кто мог дать на них ответы. Нике не стоило вершить правосудие в одиночку – слишком она была горяча и импульсивна, когда это не требовалось. Переведя взор от исписанного листа бумаги на своего гостя, Эл улыбнулась. Но в улыбке не было тепла, от неё веяло холодной жестокостью и расчетливостью, как и от вмиг заледеневшей фигуры девушки. Слезы навсегда остались в прошлом, как оружие, которое нужно применять в других ситуациях.
- Что ж, Рейн. Я думаю, ты догадываешься о содержимом письма и прекрасно знаешь, чего я сейчас хочу. Но помимо этого, будь добр, поведай мне занимательную историю твоего знакомства с Никой, этим Датчем, а еще приведи убедительные доводы в пользу того, чтобы выйти отсюда живым, - закончив складывать письмо, опустила то на гладкую поверхность стола перед собой, не отводя при этом взгляда от Рейна.

+2

9

Она боролась с собой, и он это видел, ее взгляд частенько падал на тот конверт, что лежал на столе, что оставила ему не так давно Ника. «Она знала», вновь пронеслась мысль в голове, и он постарался не смотреть на сестру той, что была так близка ему.
Девушки не были похожи – по крайней мере, внешне. Но находил сходство в их характере, такая же боевая и упрямая, стойкая и всегда у себя на уме. И вновь улыбка скользнула по его устам.
И так совпало, что в этот момент Эл взяла конверт, и нож вновь скользнул в ее руках, опасно поблескивая.
Решил помалкивать, уж больно с характером сестричка.
Сжался внутри, но старался держаться крепко, ибо нож штука не шуточная.
Чайник засвистел, разбавляя накалившуюся обстановку.
Выдохнул, и кивнул на предложения угощаться. Потянулся за чашкой и придвинул ее ближе к себе. Подул и сделал небольшой глоточек. Отставил, ибо кипяток пить было трудновато, ничего подождем – остынет.
Главное не остыть самому.
Лишь украдкой иногда смотрел на ту, что стояла напротив него. И, похоже, то, что та читает, потрясло ее сильно.
«Что же там написано такого, что человек смог вот так измениться на глазах».
Твердая и сдержанная, теперь ее руки тряслись, она сдерживала эмоции – скорее всего, не желая показывать незнакомцу.
«Совсем как она».
И совсем как они, когда читали письмо, что Ро оставила ему и Датчу. Каждый из них разошелся каждый в свой угол и до следующего дня они просто не разговаривали. А потом молча распили бутылку того самого виски, что им оставила девушка, за которую они подняли беззвучно каждый свой бокал.
Он вернулся в реальность, когда встретился с леденящим взглядом Аэлиты, который пробирал аж до самых костей. Сглотнул и замер в ожидании.
- Не думаю, что хоть как то могу догадаться, что Ро написала именно тебе, - сделал глоток чуть остывшего чая, но даже от нескольких слов, после такой речи, у него просто драло горло. – Честно говоря, она просила отдать тебе не только письмо, но и кое, что из ее вещей, ибо она оставила нам завещание, - желая скрыть то, что та оставила и им прощальное письмо.
- Я не уверен, что точно знаю, как именно познакомились эти двое, ибо я примкнул к ним гораздо позже. Знаю только то, - вновь сделал глоток чая, который был очень даже вкусный, - что встретились они на каком-то острове, затерявшемся в океане. А меня они подобрали лет десять назад, на одном из заданий. Тогда она работала с отцом, Датч частенько был ее напарником на заданиях. На очередном таком поручение, где они должны были уничтожить конкурентов по бизнесу, устроили настоящую, маленькую войну. В эпицентре, которой я и оказался, твоя сестра сочла меня хорошей добычей, так она тогда высказалась, назвав меня своим трофеем. Но спустя годы мы стали напарниками и хорошие друзьями, она была душой нашей троицы… - его слова оборвались, ведь без нее теперь ничего не будет. Сложно представить.       

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

Отредактировано Ronald Johnson (29.05.2016 16:01:31)

+1

10

Может, парень и не врал, но Эл не нравилось, когда её пытаются водить за нос. Хотя в истории по радостное и великое создание и сплочение команды трио во главе с Никой не удивляло. Та не любила вторые роли, даже выполняя задания для отца. Ей нужен был размах и пульс под ладонью. Она не признавала чужих поводков, а еще хуже умела это скрывать. По крайней мере, такой девушка видела свою сестру, воспринимала именно так. И взять человека в качестве трофея? "Разве тебе это ничего не напоминает?" – усмехнулась старому, почти древнему, обрывочному воспоминанию об Амае. Оно осталось за чертой.
- Что ж, очаровательная история. Не хватает трагизма в твоих устах, - с издевкой произнесла, не пытаясь даже скрыть последнюю, будто они не собрались на небольшой кухне вследствие гибели близкого им двоим человека. – Я прям так и слышу, как ты говоришь: Хоть кто-нибудь спасал меня, потому что просто соскучился? Не повторишь, на бис? Но не раскатывай губу. Ты был ценной добычей, больше чем уверена, - пожала плечами. – Вот только не оправдал своей роли. Сам послушай себя. Какие пафосные слова: душа, друзья, команда – не находишь? Вот только паршивая из вас вышла команда, коли по всем каналам сейчас крутят красочные кадры с её трупом, ты разве так не думаешь? – причинять боль всегда было ей легче, чем что-либо еще. Где-то с тринадцати лет – это стало её коньком, извечным хобби, от которого не избавиться. И сейчас, когда жизнь и память от лица Тори остались лишь улыбкой в воспоминания, старые навыки возвращались столь же легко и непринужденно, как умение кататься на двухколесном велосипеде, как бросать в мишень заточенный кинжал, как знание итальянского языка. – И я не думаю, что если моя старшая сестренка предвидела свою смерть, то она оставила только завещание да письмецо в конверте для меня, - холодно улыбнулась, наклоняясь вперед и проводя пальцем по лезвию, чиркая по тому ногтем и вгоняя со всей дури в столешницу, пригвождая злополучное послание. – Да, она импульсивна, но мозги у неё были. Так что не принижай её достоинства, - выпрямившись, сложила руки на груди и усмехнулась. – Ты пей чай, а то остынет, невкусным станет, и думай над тем, что говоришь. Ника предвидела свою смерть, а учитывая данные из оставленного ею письма, вами явно получены конкретные указания. Она вам верила, - с нескрываемым презрением выплюнула слова, - и не стала бы полагаться на случай. Она бы подстраховалась. Поэтому не юли – не советую, - покачала головой, поджимая губы. Тяжело было осознавать то, что сестра скрывала от неё так много, что якшалась с кем-то другим, предпочитая найти помощь на стороне, чем спросить совета у родной плоти и крови. "Вот значит, как ты мне доверяла. А теперь твои псы должны услужить мне. Но если второй такой же, как этот... Придется искать место, где прятать трупы и выпутываться самостоятельно. Времени осталось мало. Эти идиоты слишком долго передавали письмо. Если дед нашел профессионала, способного справиться без следов и с одной пули с Никой, значит, он найдет... Черт побери. Ну, ты и дура, сестренка. Верила в собственную неуязвимость. Этим людям нельзя мстить..." – в ожидании ответа на свое небольшое выступление приподняла брови и снова улыбнулась. Душевный у них получался разговор, с тяготением к задушевному.

+1

11

Хотелось усмехнуться на ее слова с издевкой, но в этот момент он делал глоток горячего чаи, и теперь ошпарился, так как не успел отреагировать, отвлеченный такой вот фразочкой сестрички. В чем-то они были очень даже похожи, и это слегка пугало, ведь Ника всегда о ней говорила лишь хорошее, словно ее сестра была ангелом, которого нужно спасти от всего черного мира. Но эта чертяга сама кого угодно в прах превратит, и даже не поморщится.
- Ты должна лучше нас знать свою сестру, и то, что если она что-то задумала ее никто уже не сможет остановить и переубедить в обратном. Думаешь она спрашивает нас, что ей делать? Ро делала то, что считала нужным. И в тот момент ме...«…ня, просто не было рядом, она никому ничего не говорила, что делает, как не пытай – это бесполезно. Упрямая», в этот момент долика грусти пробежала по его лицу, так же как и огорчение, но среди всего этого была еще и злость, злости на самого себя, что он не смог ничего сделать. И теперь. Теперь она мертва, и не надо тыкать ему этим в нос, он сам прекрасно понимал, и чувствовал себя паршивым товарищем, про Датча вообще лучше ничего не говорить, он разнес всю тренировочную площадку в щепки в тот же вечер после новостей. Запнулся Рейн, на мгновение, погрузившись в прострацию, но тут же продолжил, - она хотела защитить всех вас, только и всего.
– И я не думаю, что если моя старшая сестренка предвидела свою смерть, то она оставила только завещание да письмецо в конверте для меня.
Слегка дернулся, благо на этот раз чай оказался на столе, так как тот был довольно горячим, и он решил отставить пока его чуть остыть. А вот такие выплески эмоций иногда могут стоить кому-нибудь жизни, отреагировав не так, или к примеру если бы нож был направлен не в столешницу, а в него. Он бы вряд ли смог увернуться. Эхх.
- А я вот как раз и жду, когда он остынет, - улыбнулся самой добрейшей улыбочкой на свете, вот только на душе все равно была тоска, потому серьезность быстро вернулась к нему. И уже с самым серьезным, которое, только может быть у этого странного типа, лицом и голосом продолжил говорить, - а кто говорит, что у нее их не было? Кто спорит-то? Кто? Никто, - последнее слово было сказано чуть тише, - Но и остановить ее, если она задумала уже что-то, было так же не возможно. И это должно быть прекрасно тебе известно. - Он поставил локти на стол, и подпер голову сложенными в замок ладонями, по прежнему смотря на сестру той, которую ему уже не суждено, будет увидеть. Хотелось встать и уйти, ведь то, зачем он пришел, он уже выполнил, он отдал ей письмо, остальные вещи он отдаст потом. Так чего же Эл хочет от него еще?

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

Отредактировано Ronald Johnson (29.05.2016 17:05:03)

+1

12

В очередной раз начав массировать переносицу, Эл задумалась над тем фактом, что с такими туповатыми помощниками ничего удивительного, что сестра загремела в деревянный ящик. Или этот Рей удачно притворялся или действительно не понимал, к чему она клонит. Что ж, замечательно, тогда и ей придется сыграть жестко, если не сказать жестоко.
- Раздевайся, - разглядывая ногти, велела, а затем направилась к кухонному гарнитуру, в одном из ящиков которого была целая коллекция ножей для готовки. Последнее занятие пока оставалось для неё тайной о семи печатях, зато был повод выбирать прекрасные экземпляры – мясо они резали на загляденье. К тому же вытаскивать тот нож, что она сама вогнала со злостью в столешницу, было глупым занятием. Силы у неё хватало, а вот терпения выколупывать – нет, а у её хилого гостя и подавно не найдется ни первого, ни второго. Вообще ей следовало с самого начала проверить того на жучки, но отвлеклась на знакомое имя. "Паршиво, брат, паршиво. Так легко забылась и так глупо. Пора браться за ум. Перетряхнем для начала одежду, и подумаем, что с ней делать," – пробуя очередной шедевр стальной промышленности на остроту, повернулась к непонимающе уставившемуся на неё мужчине. Он определенно не верил своему "счастью" или не понимал причин, и не зря чуял подвох в столь заманчивых словах.
- Не понял.
Повертев в пальцах тонкий корпус доставшегося в наследство информационного накопителя, девушка запихнула его в карман от греха подальше – позже просмотрит имеющиеся на нем данные и решит, как поступить, а пока ей нужны были ответы на вопросы, которые никто не хотел давать. Зря.
- Раздевайся, говорю. Что непонятно в моих словах? Вроде на одном языке говорим, - усмехнулась, крутя нож, успокаиваясь от одного его наличия.
- А с какого такого перепугу-то? Ты ж явно не секс мне предлагаешь...
Эл вздохнула, затем еще раз набрала полные легкие и медленно выдохнула, задавая высшим силам вопрос о том, откуда берутся такие дебилы, которые думают лишь одним местом.
- Умный мальчик, - сарказмом можно было утопить. – Не думаю, что сейчас стоит думать о том, зачем я хочу тебя раздеть. Хотя... – сделала паузу и выразительно приподняла брови. – Если бы предлагала, то ты бы быстрее начал раздеваться, что ли? Это сейчас не важно, - покрутила острием в воздухе, намекая на ускорение процесса. – Времени у нас немного, поэтому предлагаю начать, а дальше сам узнаешь что и почему, если голова на плечах имеется. Приступай. И без лишних телодвижений, а еще лучше молча.
Выжидательно уставилась, при этом с таким пренебрежением и презрением во взоре, что рассчитывать на секс мог лишь наивный дурак, к которому девушка все же надеялась, данный субъект не относился. Заодно у неё представится возможность изучить карманы на наличие каких-либо документов в них. В Клетке быстро отбили излишнюю щепетильность и правильность в отношении некоторых вещей, вот и сейчас ни один мускул на лице не дрогнул, когда что-то бормотавший Рэй стянул рубашку и швырнул ей в руки.

+1

13

«Чего? Какого черта? Она, что совершенно с катушек съехала…» беспрерывный потом мыслей направился в голову парня, который поначалу воспринял фразу непосредственно в буквальном ее смысле. Но ведь этого он бы никогда не сделал, именно в том самом, о чем сейчас подумало бы большинство мужиков, а другое их большинство, разбрасывая слюну вокруг, уже бы бежали раздеваться в ожидании лакомого куска. Но только не этот тип. Этот сидел и поначалу лишь хлопал непонимающе глазками. Ведь пусть даже он хоть как то бы отнесся к той половине жеребцов, то все равно не смог бы этого сделать, и тут уже была не одна причина, а целых несколько.
Но вот ее манера и поведение, все-таки дали правильный толчок мыслям. Но слова уже успели соскочить с его уст. А раздражение уже успело пробежать по телу девушки, в руках которой уже появился новый острый собрат тому, который теперь торчал жопой к верху из столешницы. А ведь кому-то потом придется его вытаскивать, и судя по всему явно не Эл. А еще и дырка останется, приличная такая дырка, чуть не усмехнулся. Но сдержался.
- А с какого такого перепугу-то? Ты ж явно не секс мне предлагаешь... – ведь перепроверить никто еще не запрещал, ведь какой черт знает, что вот у этой вот на уме? Хотя сильно сомневался, что именно это. Нацепил большую лыбу на первые ее слова, про мальчика. Продолжая слушать младшую сестру той, которую как ему казалось, он хорошо знал. Но что-то ему говорило, осталось за кадром не мало, ох не мало.
- Нет, конечно, как минимум ты ее сесра… - но договорить ему не дали, но он и не хотел, раскрывать всех своих карт, хватит с нее лишь одной, которую не факт, что она еще и запомнит. Вновь усмехнулся на последние ее слова и поднялся со стула, на котором так удобно разместился. Эх, подняла, а он ведь только пригрелся, чайком отпивался. Бесстыжая. Самым долгим процессом оказались две верхние пуговицы, после тех двух которые и так не были застегнуты, и вот они были так же извлечены из своих петелек. Остальные не требовали к себе такого внимания и остались находиться в своем гнездышке. Ведь парень уже стянух, заведя руки накрест за голову, резко стягивая с себя единственное одеяние, что скрывало его не столь мускулистое, но и не дрыщявое телосложение, да он не был мачо, он был поджар, но силенки были в нем, хоть это и не кажется на первый взгляд.
- Держи, - и с этим словом он кинул свою, еще теплую, рубашку мелкой дерзкой девчонке. Надеясь, что та хотя бы не разорвет ее в клочья, а лишь просто убедится в том, что ничего у него с собой нет, кроме ключей от машины, ведь письмо он уже отдал, вторую вещь, что он принес собой. Ой да, еще же сотовый, и как можно было про него-то и забыть.
- Ну как довольна? – сунув руки в карманы брюк, с ухмылкой произнес блондин, - нашла чего-нить интересненькое? Кроме моего парфюма?«а ведь его выбирала твоя сестра, ибо терпеть не могла ни один из моих, и просто выкидывала их с окна, и ей было плевать, что тот флакон был новым и полным «дерьмо» и стеклянный предмет полный жидкости летел в твердые объятия асфальта.

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

Отредактировано Ronald Johnson (26.06.2016 11:48:43)

+1

14

Выпотрошила карманы, уронив ключи без потенциальных проблем, задержала в руках телефон, просматривая внутрянку без зазрения совести, прокручивая список контактов и задерживаясь на одной записи, под которой скрывался номер сестры. Что ж, в чем-то он не врал или хорошо подготовился перед походом к ней. Вспорола два боковых шва, показавшихся излишне толстыми, чтобы узнать, что там были остатки срезанных лейблов. Ехидство Рея раздражало. Подняв голову, окинула того оценивающим взглядом и холодно спросила:
- Ты знаешь иную трактовку слова "раздевайся", в которой достаточно снять только рубашку? – разжала руки, позволяя той спланировать на пол. Она никогда не была ангелом, разве что в детстве, да и то недолго, а сейчас разыгрывать из себя невинную простоту не собиралась. Не с этим человеком, который знал о ней больше, чем следовало – таким личностям вообще стоило упокоиться с миром и не тревожить её, поэтому у парня были все шансы сегодня распрощаться с жизнью, если хоть тень подозрения, еще не окрепшего окончательно, останется на нем и укроет в своих объятьях.
- Не вижу смысла раздеваться и дальше. Может, все-таки обойдемся без стриптиза? – захлопал себя по штанам Рей. – Я понял, что ты ищешь – ну, нету тут ничего, так же как и в уже испорченной рубахе...
Эл в очередной раз поморщилась от избытка эмоциональной перегруженности речи, половины фраз в которой предпочитала не расслышать для чужого блага. Ставить ей в укор гибель цветастого ужаса? Глупо, не более.
- Крутись, - покрутила ножом, показывая пример, и выжидательно уставилась на полуголого человека на своей кухне. Тому было некуда деваться, и он повернулся вокруг оси.
- Медленнее. Руки подними, да можно не над головой. Что ж, пока поверю на слово. Вдруг твое слово, чего то да стоит. Можешь садиться и продолжим то, на чем остановились. Где он? Как часто она ездила к нему? – постукивая тупой гранью ножа по ладони, пристально следила за малейшей реакцией при задаваемых ею вопросах, пытаясь подловить гостя на чем-то, что докажет, что он – подсадная утка или наоборот, опровергнет её подозрения. Буря стихла, остались лишь холодные расчетливые мысли, расчленявшие уже последовательность необходимых действий, в которых не хватало пары элементов для ясной картины. Самым спорным вопросом было незнание того, что известно стало деду, и на чем прокололась сестра. "Зря ты в это ввязалась. Ушла бы в тень и жила бы долго... Да, это не по-нашенски, зато целее. Проверено..."

+1

15

Обреченно смотря на то, как безжалостно ключи полетели на пол, как потом с хладнокровным лицом она капалась в его телефоне. А он лишь просто смотрел, ведь он не тот человек, который будет бить девушку, да и вообще воевать с ней. А словами такую не проймешь, ибо одну уже пытался – не помогло, остался шрам, что пролегал от правой лопатки вниз к пояснице, конечно, все было аккуратно зашит профессионалом, но, но без следов, конечно же, не получилось, на память от обожаемой напарницы. А потому он молча смотрел, как одну из его любимых рубашек полосуют ножом, выискивая что-то интересное – жучки, но, увы и ах, у него их нет, нет, они у него, конечно, есть и в очень огромном количестве, и даже часть их он возит с собой в машине. Но никогда на себе. Это удел других, не его, он лишь их собирает, улучшает, продумывает, что и как, но не использует на себе. А потому он просто смотрел на ее попытки найти эти самые мелкие штуки, которые можно было спрятать куда угодно.
И когда разрезанная вещь полетела нещадно на пол, и он вновь увидел ети карие глаза, которые явно не были довольны результатом. Хех, усмехнулся на ее слова:
- Не вижу смысла раздеваться и дальше, - «ибо без рубашки то я еще дойду до машины – не страшно, но остаться без штанов, а там гляди еще и без трусов, уж явно не хочется, ты уж прости красавица, но нет», но на деле прозвучали совсем иные слова. – Может, все-таки обойдемся без стриптиза? – развел руками и принялся похлопывать себя по штанам, желая убедить маленькую чертовку в том, что ну не спрятал он ничего у себя в труселях. А хотя, может, и нужно было, и дать наушник Датчу, он бы сейчас ворвался бы сюда с дулом наперевес. Хотя, он, скорее всего опять проводит время в поисках сына. – Я понял, что ты ищешь – ну, нету тут ничего, так же как и в уже испорченной рубахе, - он перевел обреченный взгляд уже на кучу тряпки, ибо никак иначе ее уже было не назвать.
- Кружись.
Приподнял брови, но уже не стал ничего удивляться, и начал поворачиваться.
- Медленнее, - и дальше последовали остальные команды.
«Она явно любит командовать, своему дружку она так же говорит в постели», заулыбался, но это было в тот момент, когда он как раз таки замедлился в положении стоя спиной к ней, и опустив чуть ниже руки. Остановился и вновь уставился на дьявола с плеткой. Как-то уже не очень хотелось чая, но он все-таки сел, сложив руки на груди и смотря на девушку с ножом, которая не намеревалась расставаться с ним.
- Я не могу ответить тебе на эти вопросы. Твоя сестра умеет скрывать то, что ей нужно скрыть. А потому бессмысленно спрашивать меня про Майки, - так когда-то звали очень близкого человека Ро, и теперь ребенок потерял обоих своих родителей, и может ей действительно не следовало мстить, по крайней мере, таким способом, который она выбрала, нужно было остановиться на тех трупах, что были повинны. Но нет. Ей хотелось отомстить тому, кто был повинен во всем, что выпало на их долю. - Я ничего не знаю о том, где он и как часто она с ним виделась, - все же взял чашку, но не стал поднимать, вместо этого блондин просто вертел ее взад и вперед.

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

Отредактировано Ronald Johnson (26.06.2016 13:12:51)

+1

16

Эл медленно вдохнула и также неспешно выдохнула. Чем больше они общались, тем больше ей казалось, что этот мальчишка хочет довести её. Он будто специально пантовался, перебирал, канючил и гнул пальцы, будто у него их было много. "А может и вправду лишние. Целых десять на руках и столько же на ногах. И судя по шрамам кто-то уже пытался ему это объяснить. Видимо, крайне не доходчиво получилось. Придется повторить. Если этот дурак не возьмется за ум и не начнется отвечать исчерпывающе. Мог ведь бросить в ящик конверт, под дверь сунуть. Позвонить, в крайнем случае, и оставить в двери, если не доверяет. Нет же, ему захотелось разговора. А теперь он ломается, как невинная сучка перед первой брачной ночью. Ему жить надоело?"
Еще раз попытавшись воззвать к технике китайских монахов, ратовавших за гармонию и спокойствие, девушка начала заново, расставляя задаваемые вопросы в том порядке, в котором на них следовало отвечать, и давая последний шанс уцелеть.
- То есть, ты – идиот? – получилось даже не так грубо, как ей бы хотелось. – Знаешь, у меня стойкое ощущение, что ты хочешь сегодня завершить свою жизнь красивым самоубийством, потому что мозгов у тебя нет, и ты наконец понял, что жить без них тяжко. Но я дам тебе еще один шанс уйти живым отсюда, потому что если ты ничего не знаешь, то ты бесполезен и нет смысл тебе топтать эту землю. Хотя в память о Нике я пока терплю твои закидоны, а также по тому, что не верю, что она терпела при себе такого тупого человека без причины. Поэтому в твоих интересах доказать мне обратное. Так что поехали. Я не сомневаюсь в том, что Ника умеет заметать следы, но я не поверю, что вы за пять дней ни черта не нарыли и не выяснили таких мелочей, куда и в какое время та отлучалась, - неспешно приближалась, поймав взгляд Рея, и смотрела тому в увеличенные линзами глаза, не давая отвести взор. – Поэтому подумай еще раз и хорошенько прежде, чем пытаться дурачить меня. Я не звала к себе гостей и не просила передачек с того света, и уж тем более не собираюсь отвечать за целостность и живучесть незваных гостей, которые ломают дешевую комедию мне тут. Коли заявился, будь добр отвечай на заданные вопросы без передергиваний, - растянула губы в холодной улыбке, которая была к лицу убийце, а не молодой девушке. Рука с ножом расслабленно легла вдоль тела, что в случае необходимости не помешало бы ей нанести удар от бедра в любую из доступных частей тела сидевшего мужчины, по неизвестной ей причине испытывавшего её нервы на прочность.

+2

17

Как же его радовало ее личико, ведь она так и выражало все то, что она испытывает. Странно сколько у него еще получится оставаться живым. Или может уже хватит раздражать столь опасную штучку, она явно не ее сестра, и не поймет его, если он будет оставаться таким и дальше. Но то как она злилась и раздражалась можно сказать даже слегка заводило его, и сейчас он посмотрел на мелкую заразу немного под другим углом. На его появилась ухмылка, но не более того.
- То есть, ты – идиот?
От ее слов на его лице еще раздвинулись губы, рисуя ухмылочку и теперь уже показывая ряд зубов. Не выдержав, он все-таки усмехнулся.
- А почему сразу самоубийство-то? Может я просто горю от желания умереть вот от таких вот милых ручек, которые так ловко орудуют холодняком, - в его голосе чувствовались веселые нотки, в отличие от нее, он оставался все таким же, или даже наоборот, стал более приподнятым, чем вначале. С одной стороны это было слегка странным, ведь он принес не столь приятные вести, да и события вообще не были веселыми, но то, как ведет себя Эл, его реально забавляла. И нет, он совсем не боялся ни ее, ни ее ножа, что по-прежнему оставался в ее руках. Чашку с остывшим, так и не допившим чаем он давно уже отодвинул от себя, и сложив руки на столе, по типу как за партой, парень внимательно смотрел на девушку.
- Ооо, мне дали шанс, как замечательно, - заметив ее не столь добрый взгляд, который лишь пылал яростью, он слегка приподнял руки, - ладно, ладно, - вновь растянул губы в улыбке, и более серьезным голосом начал, - а ты действительно совершенно не похожа на Нику. А тут я лишь по ее просьбе и не более, ибо она попросила передать послание лично в руки и никак иначе. Так уж извини, что гонец из меня такой не кудышный вышел. И так, - поправив очки, и став сама серьезность и сосредоточенность, словно настоящий ученый, - как ты и сказала, Ро, отлично умела скрывать свои следы, и никто до этого не догадывался о ее вылазках. И как мы поняли дед ваш тоже, - слово «дед» он специально выделил не доброжелательной интонацией, так как именно этот человек был повинен в том, что его подруги и отличной напарницы сейчас нет в живых.
- Но, после того инцидента пошла цепочка взаимодействия, хотя может и немного раньше, но итог один - Рикардо зашевелился пуще прежнего. Нам пока не понятно, как именно и откуда он выяснил, то, что она родила ему внука, но он начал усердно его искать. Цели его естественно тоже не сильно известны, убить он его хочет, или все же прибрать к своим рукам, кстати, именно так подразумевала Ника. А потому это еще одно, почему никто не знал о нем. – Сделав небольшую паузу, словно подбирая слова, или давая собеседнице усвоить информацию, и возможно ожидал реакции, но ничего ярко заметного не произошло, а значит, его слова пока устраивали ее, а потому он продолжил. – И ты права, мы были бы не мы, если бы не накопали, но делиться информацией с тобой, не было указано. В общем то, где жил ее сын мы выяснили – это город где родился и вырос ее жених, с которым они так и не успели обвенчаться. Дело осталось за малым, найти дом и его самого, - молодой человек вновь поправил очки, вспоминая, что же еще хотела та услышать, что же еще такого она говорила? Но попытки были тщетны, и он не мог припомнить ничего такого.  А потому последовал вопрос:
- Я что-то упустил? – а на его лице вновь начали рисоваться ухмылка и озорство в глазах, что так и смотрели на миниатюрную особь женского пола. А ведь сейчас он сидел полуголым перед ней, и если честно становилось слегка прохладненько, - может хоть футболку выделишь? В замен испорченной рубашки? Кстати одной из моих любимых.   

[NIC]Рейн[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/t/zw0nF.jpg[/AVA][SGN]Немного о персонаже:
Хакер. Еврей по национальности. Возраст — около 28 лет. В прошлом студент одного из колледжей Флориды. Попал в историю, в результате которой на него объявили охоту мафия и ФБР. Не использует оружия, предпочитая пересиживать перестрелки в каком-нибудь углу-бункере и контролируя ситуацию оттуда.[/SGN]

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » | Каждый кузнец своей судьбы | ‡- флеш