http://co.forum4.ru/files/000f/3e/ce/11023.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: март 2017 года.

Температура от +6°C до +11°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Galatea ‡альт


Galatea ‡альт

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

никаких описаний
просто ты и я

+1

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
[audio]http://pleer.com/tracks/4455004BuwM[/audio]

Позволь мне…позволь
Коснуться острием пера угольно-черной туши, исполосовать твое тело именем моим. Я прошепчу тебе колыбельную, и постель твоя станет мягче облаков, но сперва позволь мне, позволь…теплые капли крови собрать губами, ты ждешь, и тело твое напряженное подо мною, ты хочешь оказаться на вершине мира? И только лишь я буду сверху, и никто нам не нужен.
Никто.
Позволь мне…позволь

Как пальцы сжимают тонкое полотно из шелка, и как их накрывает теплая ладонь сверху. Холодный и бледный свет над головами, и рассеянно движущиеся тени на стене, и исступленный стон искажает горячее безмолвие, воспаленным рассудком подавленное. Белое – ореолом невинности вокруг его головы, как слезы скорбящего о невозвратном; на белое падают пряди и тут же ускользают вновь, россыпью с терпким запахом Blue Label струятся ее волосы, а губы оставляют влажный след на его шее.
Он обнажен и безумен, как душа грешника на исповеди. Заведенный механизм, отзывающийся лишь на искусные прикосновения, глотающий горячий воздух как обреченный утопающий, но волна за волной, и снисходило вожделенное умиротворение. И женского тела изгибы, что сладким силуэтом победы сияли над телом поверженного, а тот страстно желал погибели.
Запахом масляных красок была пресыщена комната, темная и пустынная, казненная одиночеством и отчаянием. Черное в стенах, белое в отброшенной на пол одежде, дыхание скользит в свете облаками пара, но кожа блестит от влаги.
Время плывет вокруг их постели бездонными реками, и лишь брызги откликаются на призыв неумелых стрелок, подобно заключенным, бредут эти стрелки по кругу в раме старинных настенных часов. Удовольствие прокрадывается, заползает под кожу, снова и снова, разливается с кровью по тонким тканям, исступленно играя беззвучную симфонию, срывая бурные овации после своей кульминации.
- Уходи.
Блаженная истома в неравной борьбе уступает место сильнейшему. Одна тень оставляет другую, длинные темные волосы замирают на белом полотне шелка, пальцы тянутся к самою краю и в слепой надежде сжимают ладонь сидящего, но лицо его неумолимо. Холоден взгляд, не прочесть в тех глазах ни строки – темны, лишь отражается свет, бледный и бесчувственный.
- Позволь мне…
- Довольно.

Горничная собирает в плотный куль постельное белье, а после расправляет чистое, ловко поддевая края и приглаживая неровные комья. Мужчина следит за ней краем глаза, бутылка виски клонится к стеклянным стенкам бокала, жидкость наполняет его ровно до половины. Женщина прячет улыбку, но ведь хорошенькая, любопытство заволакивает серые глаза, а пальцы чуть дольше положенного касаются смятой подушки.
- Какая чудесная картина, - совершенно неумелый переход, попытка сохранить уже павшее от желания лицо, - это Вы нарисовали?
Мужчина бросает небрежный взгляд на портрет. Длинные темные волосы, точеные скулы, бледное лицо на черном фоне и лишь глаза, голубые и чистые, как затерянный в горах источник, выделяются среди мрака цвета и отсутствия его. Взгляд загнанный и обреченный, спустя несколько мгновений в нем разглядеть можно прощание, а вслед за ней надежду, робкую надежду на несбыточное. Еще мгновение – и горечь ядовитым полусветом обволакивает полотно.
- Кто она? – с любопытством продолжает горничная, забывшись.
- Просто…девушка, - губы мужчины трогает улыбка, он с отеческой теплотой глядит на горничную, будто бы сжалившись, и взгляд его лишен неумолимости, сквозящей в предыдущие часы покоя, - спрыгнула с моста и затерялась в водах Темзы. Это, - кивнул на портрет, - ее последний взгляд.
Горничная ахнула и приложила руку к груди. Еще раз внимательно посмотрела на картину, странное ведь дело, теперь лицо на портрете казалось ей почти родным, будто бы нуждалось оно в утешениях этой впечатлительной женщины.
- Бедная, - прошептала та и покачала головой, - такая молодая и такая несчастная…
И вслед за нею закрылась дверь. Плотно прилегла, впустив напоследок запах мыла и древесины, но он тут же рассеялся в алкогольных парах, витавших в холодном полумраке пустынной комнаты.
Мужчина подошел к картине и опустился на пол. Виски обжигал горло, глоток за глотком струился внутрь, оставляя горечь послевкусия на языке. Рука потянулась к портрету. Пальцы коснулись шеи, спустились ко впадинке между ключицами, и вскоре отстранились.
- Что скажешь? – раздался в тишине его голос, - мне пожалеть тебя?
Вырвать из последнего пристанища и вдохнуть жизнь в никчемное тело?
Голубые глаза на черно-белой картине как будто шепчут: позволь мне, позволь…
[NIC]She[/NIC][STA]cold and silent[/STA][AVA]http://i78.fastpic.ru/big/2016/0508/6b/6b7357e5d708d5f985472aff1236d46b.png[/AVA][SGN]let me...[/SGN]

+3

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
[audio]http://pleer.com/tracks/13225781dv1N[/audio]

Я дам тебе... все...
Проложу на твоем теле не пройденные никем ранее тропы, выпущу на свободу то, в чем ты себе никогда не признавалась. Скромная, ласковая, нежная, сколько ты сможешь выдержать, прежде чем древние инстинкты выживания и продолжения рода взыграют, сметая на своем пути навязанное обществом воспитание? Я заберу тебя из того мира, где прилежные девочки смиренно возлежат на свежих простынях дожидаясь, пока их избранник покончит с тем, чтобы стянуть с себя последние детали одежды и лягут сверху, скрыв происходящее покрывалом ночи. Для того, чтобы трахаться не нужно тотальное обнажение. Для познания друг друга не хватает нескольких скомканных минут.
Со мной ты познаешь себя, поймешь, что границ и пределов нет.
И заболеешь мной, испытаешь лихорадку отсутствия.
Потому что
я дам тебе... все...

И раскрытые настежь окна не справятся с натиском стойкого запаха слияния и масляных красок. Кислород покорится в борьбе с маревом похоти. Когда-то прошептанное здесь иступленное "пойди прочь, я буду кричать", встреченное в надменным мужским "это я тебе обещаю", давно обратилось в возгласы довольства и мольбами о продолжении. В ее темных, как покоренная адовым пламенем душа, зрачках в ореоле синего - трепет испуганной вздыбившимся потоком водопада лани, в его глубоких и бесконечно древних, как низины Тартара, глазах удивление. Он и сам не знает, зачем она ему - клокочущая ярость извергающегося лавой вулкана против сорванного дыханием огонька свечи. Его ладонь на ее шее, сильнее, чем следовало, глубже, чем позволяло самообладание.
Оно просачивается внезапно: страх и неприятие - он еще не научился улавливать момент, когда ее оголтелая радость амазонки оседлавшей туземца, сменяется на раболепие и отчаяние. В разгадке этой ее тайны содержится для него вся прелесть?     
И в приближении к пику - жестче, ее волосы на его кулаке, зад выпячен навстречу, линия челюсти подрагивает. Он провел в изучении людей вечность. Они в проявлениях своих инстинктов предсказуемы настолько, что годятся только в прислужники. Но ему нравится доводить ее до очередного распада личности, когда она, жадно глотая воздух, находит себя то на постели, то на ковре, то в сумятице красок сырых холстов, окрашивающих ее, как подготовленную к ритуалу языческую богиню. Их сексуальный марафон придал ее фигуре соблазнительный рельеф и подарил грацию дикой кошки. И она, с неумелостью дитеныша гепарда, пытается пользоваться этим, соблазняя его..
- Позволь мне...
Но наталкивается всегда на хозяйское непреклонное:
- Уходи.

Он редко пьянеет, но много пьет. Запах виски - неизменный попутчик, примешанный к аромату его кожи. В нем смешение бескрайних прерий и пыточных залов инквизиции, пепел плавленных костей и арктический лед, змеящийся источник в пещере под горой и буйное цветение эдельвейса, запутавшегося листами в облаках. В нем кровь. Много крови.
Его забавляют разговоры с прислугой. Сегодня. 
Его широкая улыбка пугает людей. За маской барской лени и вальяжности проглядывает хищник.
Поэтому он улыбается только краем губ. Отработано.
Утопая в кресле напротив портрета он позволяет себе разглагольствовать. Может даже сболтнуть лишнего, если пара глотков все же развяжут язык. Эта горничная может сгинуть в недрах сточных вод, как и десяток ее предшественниц. Он не привязан к этому месту, вскоре покинет его в каюте "люкс" корабля, отплывающего с городской пристани, о чем свидетельствуют билеты в ящике комода, на которые наткнулся накануне любопытствующий взор женщины с метелкой. От того она позволяет себе задавать вопросы необычному постояльцу, который несмотря на харизму и богатство проводит все дни во тьме съемного номера в одиночестве. К нему никогда не приходят друзья или подруги, не бывает даже шлюх и ростовщиков.
Он читает ее мысли, проступающие на лице перед уходом так явно, как иные письма, написанные черными чернилами. И отмечает, что сегодня она умрет в своей постели. Это его дар ей, она всегда была расторопной.
Опускается на пол, доливает себе виски в стакан почти до края и смакует, рассматривая выражение глаз напротив.
Пальцы касаются шеи, стирая с нее подробности сегодняшнего дня, она снова в своей поре идеальной бледности, доходят до ключицы, улавливая трепет.
Его вопрос - очередная насмешка.
Ее бессловесная мольба - пролегшая между бровей тонкая морщина.
- Я дам тебе... все... что захочу дать.
И запечатанный на холсте вой скроет пергаментная бумага и грубая веревка из льна. Ему пора паковать свои вещи.
Он не привязан ни к чему. Только к одной единственной картине.
Это его новая, пока еще не наскучившая игрушка.
Одно из его отданных на поругание человеческим языкам имен - Коллекционер.   
[nick]He[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/FID6r.png[/icon][sign]I give you... all...[/sign][status]the storm and the flames[/status]

Отредактировано Adrian Barrons (07.01.2017 22:37:35)

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Galatea ‡альт