http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Моя безумная звезда ведет меня по кругу ‡альт


Моя безумная звезда ведет меня по кругу ‡альт

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://66.media.tumblr.com/dd904bd3439217071e5ec286763bdb17/tumblr_o7c0krZIIC1us77qko1_1280.png
[audio]http://pleer.com/tracks/4750447RoA8[/audio]
Lestrange & Black.
Сквозь времена и поколения.
Вы верите в сказки про "переселение душ"?
А в сказки о том, что сильные чувства, будь то ненависть или любовь, существуют вне законов людей и магов?

p.s мы знаем, что такое канон, просто он нам не нравится;)
события охватывают все три поколения,
начиная от Мародеров и до настоящего времени.

+4

2

— Сегодня ты все наверстал, — сказал Гарри. — Вытащил меч. Прикончил крестраж. Мне жизнь спас.
— Звучит куда круче, чем все было на самом деле, — пробормотал Рон.
— А оно всегда звучит куда круче, чем было на самом деле, — сказал Гарри. — Я тебе уже много лёт об этом говорю.


«Если вы думаете, что после падения Темного Лорда в мае девяносто восьмого года война закончилась, то спешу разочаровать вас, наивных слепцов – война продолжает и поныне, но уже без громких пропагандистских речей, ополченцев и открытых столкновений между двумя лагерями несогласных и непримиримых. В сущности, не случилось ничего такого, о чем можно и нужно было бы писать в учебниках по истории – на улицах магической Британии все так же царил хаос, разбой и мародерство… У зла, как известно, есть несколько лиц, и уничтожив одно, непременно на его смену придет другое, и оно явилось во всей своей красе – в залах судов творился самый настоящий хаос, а министерство, всегда казавшееся оплотом здравомыслия и надежности, превратилось в самый настоящий Бедлам. В своем стремлении найти выживших виноватых во всех разрушениях, было принято решение провести самую настоящую зачистку – под следствие попадали не только известные Пожиратели Смерти, носившие на предплечье потухшую метку, но и те, чьи имена хоть раз, хоть мельком упоминались устами тех, кто уже был осужден или ждал своего приговора в камере предварительного заключения. Правосудию будто бы выкололи глаза, и теперь оно стремилось не к восстановлению баланса справедливости в стране, а к безудержной мести – оно скалило зубы в окровавленной улыбке безумца, кричало в спину невиновным, что «больше нет спины, за которой они могут трусливо спрятаться, раз так и не осмелились признаться в том, что поклонялись всегда Волдеморту!..», и это было хуже самой изощренной пытки для тех, кто прожил все неспокойные годы Второй Магической Войны с огнем сопротивления грядущему мраку в сердце. Заслуги обесценивались перед маниакальным желанием новой власти очистить улицы Лондона от любого упоминания Пожирателей Смерти и их предводителя, и чем дальше заходило Министерство в своих методах, тем сильнее становились те, кто остался верным своему Лорду даже после падения – в отличие от праведников и героев, царствующих после своей победы, Волдеморт всегда следовал своим планам и обещаниям и от него, по крайне мере, все ожидали всякого рода зверства, но от горстки «добрых» волшебников – едва ли. Впрочем, стершиеся границы представлений о том, что такое «мораль», «нравственность» и «справедливость», сыграли на руку тем, у кого, казалось бы, не было шанса на нормальную жизнь после того, как они вскинули над своими головами белый флаг – речь идет о самых влиятельных семьях магической Британии, которые ранее были преданы Темному Лорду. Простого мага могли арестовать после доноса на него, а вот с именитыми фамилиями было все куда сложнее и деликатнее, хотя череда громких арестов все же прогремела на весь Лондон, и среди осужденных были Кэрроу, Джагсон, Роули… Почти всех приспешников Темного Лорда постигла одинаковая участь – заключение в Азкабане.
Почти…
»

- О чем ты пишешь? – голос, прозвучавший в полуденной тишине, которая окутала укромный озерный уголок, громко и звонко, буквально разрезая густой горячий воздух, заставил сидящую на берегу, опустивши ноги в воду, девушку вздрогнуть. Она моментально изменилась в лице, превращаясь из сосредоточенной в рассерженную, и первым делом, вперед того, чтобы ответить, поспешила закрыть блокнот с характерным глухим хлопком и убрать в карман мантии ручку в форме пера – года и прогресс идет, но что-то остается неизменным, и писать почему-то гораздо приятнее вот такими антикварными вещицами, ежели «удобными современными».
- Просто свои мысли, ничего интересного, - ее голос совершенно не сочетался со внешностью – когда смотришь на темные длинные локоны, бледную кожу, пронзительно-зеленые глаза и яркие от природы губы, будто бы припухшие или разгоряченные нетерпеливыми поцелуями, кажется, что приоткрыв них из горла польется бархатная песня, но, увы. Ее голос, особенно на высоких нотах, напоминал скорее скрип, ежели мягкий тканевый шелест.
- Опять снятся странные сны?.. – юноша, опустившийся рядом, резво скинул с ног ботинки и стащил носки под внимательным девичьим взглядом, а потом опустил ступни в воду – она оказалась теплой, как разлитое по металлическим кружкам парное молоко. Сентябрь в этом году выдался на редкость жарким – в этом все студенты, прибывшие назад в стены Хогвартса, видели своеобразный знак судьбы и говорили, что, мол, «год будет о-го-го каким жарким!», хотя в этом замке любой год может в итоге оказаться таким, ведь чтобы удивить нынешнее поколение волшебников нужно хорошенько постараться.
- Нет, - коротко и все так же хмуро ответила девушка; на ее коленях лежала мантия тех же цветов, что и у подошедшего юнца – зеленый и серебряный. Впрочем, взглянув на эту парочку даже мимоходом, любой бы без труда узнал в них настоящих слизеринцев – в острых чертах их лиц хватало и высокомерия, и недоверчивости, и некой отрешенности от мира сего, - Тебе-то какое до этого дело? – усмехнулась девчушка, подтверждая, что все же высокомерие всегда берет верх над прочими чертами многогранных характеров волшебников этого факультета. Но в ее случае вполне вероятно, что дело вовсе не в Слизерине, а имени, данном ей при рождении…
- Вообще-то – нет, никакого, - не менее колко усмехнулся в ответ парень, - Просто я пытаюсь понять, почему ты все время пишешь что-то, а, Белла?
- Спасибо, что не Трикс, - сверкнула недобро взглядом в сторону сокурсника брюнетка, поднимаясь с травы и подхватывая сумку, мантию и ежедневник, - Я пишу потому, что в моей голове слишком много оформленных мыслей… Мне кажется, что если я не поделюсь ими с листком бумаги, то у меня виски вспухнут, - она даже изобразила это жестами и издала звук, похожий на «П-пуф!» имитируя взрыв, - Может быть это поможет мне в будущем стать…
- Журналистом? – перебил ее парень, отпинывая от себя лежащие на еще зеленой траве уже пожелтевшие и опавшие одинокие листья.
- Хотелось бы писателем, но можно и журналистом, - усмехнулась его подруга беззлобно, но с нотами отчаяния в голосе, прижимая заветный ежедневник ближе к груди, - И вообще, я же не спрашиваю, почему ты все время за мной таска… - но договорить она не успела, так как бегущий на встречу парень в красно-золотой форме, не заметил на своем пути препятствий в виде других студентов и налетел на девушку, едва не выбивая из ее рук и палочку, и сумку, и висящую на предплечье мантию. Рассвирепев за мгновение и узнав того, кто чуть не сбил ее с ног, слизеринка кинулась вперед, отталкивая от себя юношу и наставляя на него свою палочку:
- Смотри внимательнее куда тебя ноги несут! – каждое из слов она буквально выплевывала, снова змея, избавляющаяся от излишки скопившегося в железах яда, - С-с-сириус, - ей не хватило лишь сплюнуть на землю в знак презрения, от которого сводит скулы, но вместо этого она только сжала ушибленную руку и зашагала прочь чуть быстрее, заставляя кого-то, кто не успел понять, что произошло, догонять ее теперь уже бегом.
Когда они подошли к главному входу в здание замка, то девушка вдруг замерла на мгновение, нахмурилась, открыла было рот чтобы что-то спросить, но в последний момент передумала, отворяя двери и пропуская сокурсника вперед, не решаясь переступить порог сама.
- Если Бэт или Кэссиди, скажи, что я буду ждать их в общей гостиной, только вернусь до озера сначала, я, кажется, забыла там ручку, или же она выпала из мантии по дороге… - ощупав еще раз содержимое карманов и удостоверившись, что они пусты, вздохнуло удрученно девушка.
- Все в порядке? – спросил с неподдельным волнением парень, на что его подруга вдруг изрекла очень странную фразу.
- Скажи, тебе никогда не казалось, что ты проживаешь будто бы не свою жизнь?..
- Эм… - опешил от неожиданности тот, - Нет, никогда, - он уже был готов закрыть двери и пройти в Большой Зал, дабы перекусить, но вдруг затормозил и крикнул в спину уходящей в обратном направлении девушке, - Ты же у нас Беллатрикс, а не я.
Она криво усмехнулась и покачала головой, не оборачиваясь. Ее и правда звали Беллатрикс. Ее фамилия - Лестрейндж.
Идет две тысячи двадцатый год.

«Первыми были Малфои – они стали почти что нищими, покупая желанную свободу Люциуса и Драко. Следствие постановило, что они оба действовали не своими помыслами, а под влиянием темной магии, и этого оказалось достаточно для того, чтобы получить амнистию и очистить свое имя. Это дало надежду моему отцу, находившемуся два месяца после окончания войны за океаном в поиске тех, кто помог бы ему в создании красивой фальшивой истории, способной спасти его шкуру от поцелуя Дементора. И ему помогли – нужно было только сделать кое-что… Подставить собственного брата. Впрочем, это было нетрудно – фанатичный Рудольфус, обезумевший после преждевременной гибели своей жены, оставил за собой кровавый след, который никому было не по силам отмыть; он был воином, бесстрашным и свирепым. А еще он был верен своим идеалам, в отличие о Рабастана – мой отец скорее политик, из касты скользких и изворотливых, способных на любую низость во благо самого себя. Именно поэтому старшего Лестрейнджа уже и в живых-то нет, а младший… Что ж, могу заверить, что он в порядке. Готовится встретить свой шестидесятый юбилей в окружении любящей семьи и коллег. Только меня там не будет – с каждым годом я все меньше и меньше хочу возвращаться домой.
Или это не я, а что-то внутри меня, чуждое мне, берущее со временем верх.
Наверное, именно так выглядит расплата за все грехи рода моего.
» 
[icon]https://68.media.tumblr.com/133ea59388e394a191d4d980cf4155d8/tumblr_okw8i11FfI1us77qko1_250.jpg[/icon][nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]Вечная любовь - слепое знамя ду-ра-ков[/status][sign]Плюнула огнем и зашипела догорая, черная свеча,
У тебя лицо невинной жертвы и немного есть от палача.
[/sign]

+4

3

Я знаю, что умру задолго до того, как ты прочитаешь это, но хочу, чтобы ты знал: это я раскрыл твою тайну. Я похитил настоящий крестраж намереваюсь уничтожить его как только смогу. Я смотрю в лицо смерти с надеждой, что когда ты встретишь того, кто сравним с тобою по силе, ты опять обратишься в простого смертного.
Р. А. Б.

-Вот и всё. Дело сделано, - Регулус откинулся на спину и тяжело вздохнул. Его легкие наполнялись горячим, обжигающим воздухом. Еще миг и казалось, что они разорваться. Навсегда похоронив его здесь. В богом забытой пещере на краю мира. Где Тот-чье-имя-нельзя называть решил спрятать самое ценное, что у него было. Частичку своей души, которая гарантировала его бессмертие. Понадобились целые недели в библиотеке семьи, чтобы понять, что именно задумало это чудовище, которое некогда было кумиром Регулуса. Но узнав, что был способен этот маг. Регулус не задумываясь готов был отдать свою жизнь, чтобы остановить его. И теперь, когда медальон был у Кикимера, долг Регулуса перед Британией был выплачен. Холодные темные руки поднимались из воды. Он знал, что нельзя пить из озера, но эта чаша…она показывала Блэку страшные вещи. Он видел как Темный Лорд пытает мать и отца. Видел как Сириус пытается его остановить, но Авада Кедавра произнесенная его кузиной Беллатрисой навсегда лишает его брата возможности жить. И чем больше Регулус пил. Тем больше его начинало трясти. Блэк горел изнутри, и просил домового эльфа остановить все это. Но Кикимер повинуясь воле своего хозяина, ни за что не останавливаться вливал и вливал в Регулуса зелье, которое убивало его любимого хозяина. Рука инфернала опустилась на плечо мужчины и потянула его вниз. Мужчина закрыл глаза. Он хотел смерти. А она уже кружила над ним в ожидании, когда еще один Блэк присоединится к ней. Регулус закрыл глаза и…
- Не сегодня, - огненное лассо вырвавшиеся из палочки ударило по инферналу. А затем огненный круг окружил Регулуса, - я вам так просто не дамся, - слизеринец начал отбиваться от инферналов которым не было конца. Они то и дело поднимались из воды, но упираясь в стену из огня не в силах были через нее пройти. Это зелье из чаши. Оно лишало воли. Затуманивало разум и отравляло тело. И Регулус был готов к этому. Он даже готов был умереть. Как говорил Геллерт Грин-де-Вальд «Ради общего блага». Но Темному Лорду не сломить Блэка, и пускай он не может вернуться домой. И весь мир будет думать, что Регулус погиб. Он выживет. Выживет Волан-де-Морту назло. Не так уж и страшно произносить это имя вслух. Вспышка и пещера вновь стала безлюдно. Как и полагается месту, где хранится крестраж Темного Лорда.

- НЕТТ. НЕ НАДО. ПОЖАЛУЙСТА, - маленький Сириус вскочил с кровати и включил светильник. По его щекам текли слезы, а сам он весь дрожал в страхе закрыть глаза. Ведь тот кошмар мог продолжиться вновь. На крик тут же прибежала бабушка Элиз, и крепко обняла внука.
- Что случилось, дорогой мой? – она поглаживала юного Сириуса по волосам, - давай ложись в постель и расскажи мне, что тебе приснилось.
- Это был страшный сон. Очень страшный, Ба, - мальчик нервно сглотнул, словно переживая весь тот ужас вновь и находя в себе силы рассказать.
- Не бойся, милый мой. Это всего лишь сон, это никогда не произойдет на самом деле.
- Это был очень реалистичный сон, и вообще я читал, что сны это отражение нашего подсознания, все то, что мы когда либо видели, слышали, чувствовали. И даже ТО ЧТО МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ, - последние слова Сириус буквально воскликнул. Словно его осенило, но затем помотав головой в разные стороны отогнал эти мысли прочь, - но в прочем ты права. Этого действительно не может быть. Я сидел в темном, темном помещение и мимо меня, то и дело проходили темные тени. И становилось сразу так грустно, грустно, прямо как при просмотре Короля Льва, когда погибает отец Симбы. А потом я превратился в большого черного пса, представляешь? В ПСА! Но это мне даже понравилось. Я БЫЛ ПСОМ
- Ложись спать, сказочник мой, - женщина поцеловала внука и выключила светильник, но Сириус схватил бабушку за руку.
- Кстати о сказочниках. Расскажи сказку и сразу спать, - два темных глаза посмотрели из темноты, хлопая ресничками словно намекая, что от сказки точно не отвертеться.
- Какую?
- О том, как ты познакомилась с дедушкой.
- Ох…он свалился на меня как дождь в Лондоне.

Регулус шел вперед среди маггловского района. У мужчины практически не оставалось сил. Жутко хотелось пить, но не доставать же палочку на глазах у всех этих недостойных людей. Поэтому он продолжал идти вперед, в надежде увидеть темный переулку, где его никто не увидит и можно будет без зазрения совести применить Аква Эрукто. Глаза надоедливо слипались, то и дело закрывая обзор темной пеленой, мужчина уже успел пару раз запнуться и упасть, за что ловил осуждающие взгляды окружающих. Очередной чудак в центре Лондона. И когда, и когда эта ситуация повторилась в очередной раз, мужчина не стал вставать, оставшись обессилено лежать на земле. И в этот момент словно благословение свыше пошел дождь. Сильный. Холодный. Освежающий дождь. Блэк открыл рот в надежде насытиться этой водой. Ловя каждую каплю и искренне смеясь.
- С вами, всё в порядке, - дождь перестал капать, а сверху послышался приятный женский голос. Регулус открыл один глаз и увидел, как над ним склонилась симпатичная девушка, которая прикрывала себя и его зонтом.
- Я жив и это не может не радовать, - мужчина усмехнулся и поднялся с земли, - Регулус Арктурус Блэк, - после этих слов слизеринец галантно поклонился как это принято в высших кругах общества магов.
- Я думала, Вы простой бродяга, а вы оказывается звездный джентльмен, - девушка рассмеялась и протянула руку, - Элиз Джонсон.
- Бродяга мой брат, а я просто Регулус, - Мародеры всегда раздражали Блэка, а их глупые клички были просто верхом издевательства, как можно добровольно стать Бродягой, когда носишь прекрасное имя Сириус, - Сестра Роксаны Джонсон с Равенкло? – Регулус оценивающе посмотрел, девушка выглядела как маггл, но Джонсон достаточно известная семья, которая иногда любила мешать свою кровь с магглами, что Блэку никогда не понять, но чем черт не шутит.
- Это группа такая? Впрочем, нет. Я единственный ребенок в семье. Мы так и будем стоять на улице или может позовете меня в кафе Регулус?
- Совсем забыл о манерах, Три метлы? Хотя нет. Выбирайте, а я угощаю. Вы из Манчестера? Акцент странный \
- Интуиция, не ваш конек, Регулус. Я американка.

- Сириус, значит ты считаешь, что должен защитить Гарри от Валах-ти-Марча? – доктор Артур поправил очки и взяв планшет приготовился записывать за мальчиком каждое его слово.
- Его имя нельзя называть, - Сириус чувствовал себя некомфортно. Он вообще не понимал, почему родители водят его сюда. Когда он ясно дал понять, что ему не нравится в этом кабинете. Глупые вопросы, глупые тесты, все здесь было глупым и раздражающим.
- А Гарри — это твой воображаемый друг? – каждый раз одно и тоже. И Сириус готов был поставить на кон все деньги, которые ему выдавались на карманные расходы, что независимо от ответа. Артур скажет, что ему уже десять и следует прекращать дружить с Гарри.
- Нет. И прежде, чем вы продолжите, - мальчик поднялся с кресла, - я встану. И уйду. Сеанс окончен. Я устал.
- Сириус, здесь я решаю, когда мы закончили
- Бабушка сказала, что вы не можете держать меня здесь силой, а значит. До свидания, доктор Артур, - Сириус показал язык и выбежал из кабинета. Ни минутой более.
***
Двое парней в алых мантиях мчались вдоль озера, совершенно не обращая внимания на то, что могли сбить кого-то с ног. Будь то преподаватель или студент. Зубрила с Равенкло, мерзкий слизеринец, красный брат или добряки-барсуки. Какая разница? Ведь «Шалость-удалась».
2020 год. Минерва Макгонагалл по прежнему директор Хогвартса. Первый раз она поседела, когда узнала о том, что Джеймс Поттер и Сириус Блэк попали на ее факультет. Поколение первых Мародеров навело много шума в Хогвартсе. И с них была снята ни одна сотня баллов. Второй «Бум» случился во времена золотой троицы и близнецов-Уизли. Все очки которые  Грейнджер с таким трудом набирала во время пар, Рон Уизли и Гарри Поттер с легкостью обнуляли своими приключениями. И вот сын Гарри. Джеймс Поттер поступает на первый курс. Минерва уже тогда готовилась к самому худшему. Но даже ей трудно было представить, что вместе с ним в списках студентов появится фамилия, которую никто не ожидал услышать. Блэк. Сириус Блэк. Тогда Макгонагалл уже обратилась к учителю алхимиии за самыми сильными средствами для успокоения нервов. И ей оставалось молить распределяющую шляпу, чтобы эти двое не попали на Гриффиндор. Но ее мольбы не были услышаны. Сириус. Джеймс. Гриффиндор. Мародеры. их часто сравнивали с первым поколением. И с братьями-близнецами уизли. Это лишь больше подстегивало Сириуса и Джеймса придумывать новые, более изощренные шалости.
- И все же. это слишком жестко, - произнес Джеймс падая на траву, - может ну его?
- Ты что, спятил? или зассал? харе ныть, все пройдет как по маслу.
- Блэк! Между прочим, ты разговариваешь с потомком благородного рода Поттеров. И скажи. Я как потомок благородного рода Поттеров, могу как ты выразился «зассать»?
- Ну сейчас ведь ссышь, - Сириус рассмеялся и начертил водой в воздухе «зассал», а после того как парень упустил палочку вода шмякнулась прямиком на штаны поттера, - Ну вот. даже штаны промочил.
- Ублюдок, ты Бродяга, - Поттер посмотрел на свои штаны и тоже рассмеялся, применяя заклинания сушки, но оно не помогло. штаны так и остались мокрыми, - что за?
- Только переодевать как простой маггл, колдуй, не колдуй. а это старая добрая школа имени Джорджа и Фреда Уизли, - и в знак своего почтения Сириус выпрямился и отдал честь, словно близнецы стояли перед ним, хотя кто знает, может дух Фреда по прежнему витает, где-то среди стен Хогвартса.
- И все же. помешался ты на своей лестрейндж, - Поттер поднялся с травы направляясь в сторону замка.
- Она не моя, и вовсе не помешался. просто так удачно подвернулась под руку.
-Да ладно. Рассказывай. Прямо таки так удачно и так случайно. Она оказалась у того самого озерного уголка у которого минутку, - Джеймс сделал задумчивый вид, - бывает вот уже как шесть лет подряд практически каждый день.
- К чему ты клонишь?
- Ни к чему, брат. Совсем ни к чему, - Джеймс замолчал, а спустя несколько минут, когда Сириус уже и думать забыл об этом диалоге, добавил, - но запри вас в одной комнате на один день. И я стану крестным отцом маленьких отпрысков Блэка.
***
Завтрак, обед, ужин. Хогвартс всегда славился своими трапезами. Эльфы трудились на славу. По праву оправдывая свои золотые галеоны. Живот урчал и Сириусу не терпелось умять вкусную жаренную курочку. Но сначала шалость, а потом все остальное. Но увидев, как один из рыжих Уизли, хрен его знает, как зовут, потому что слишком уж их много с удовольствием уминает уже шестое сочное бедрышко Сириус не удержался и взял в руки ручку, в тоже время пихая локтем Джеймса.
- Твой кузен настолько жирный, что скоро портрет полной Дамы на фоне с ним будет казаться портретом фитоняшки с Малибу.
- Фитоняшки?
- Забудь, иногда я забываю, что ты дикий человек из средневековья, который даже не знает, что такой айфон, айпод, дота 3 и прочие радости жизни, - после этих слов Сириус откусил большой кусок курицы и направился к столу Слизерина. Заприметив свою жертву парень откликнул ее. Видел она дернулась в его сторону, но вовремя опомневшись сделала вид, что его не слышит. Тогда Сириус повторил попытку. Ей пофиг. Ну Блэк человек не гордый может и еще раз повторить.
- Трикс, здоровош, - сказал парень с набитым ртом стоя напротив девушки, - Мы сегошдня с тобой столкнушись у озеша, - наконец Блэк дожевал и мог говорить внятно, - так вот. Мне искренне жаль. Честно. Но на самом деле, я это сделал специально, - Сириус резким движением достал из рукава палочку, - Силенцио. Ну блин, не хотел к этому прибегать, не перебивай некрасиво же. Ты Аристократ все же. Так вот. Специально я с тобой столкнулся. Просто мы тут забились с Джеймсом. Он говорит, что ты носишь шикарное зеленое нижнее белье, ну типо Слизерин все дела. Я же сказал, что ты носишь красное. Но потом вспомнил, что ты скорее предпочтешь круциатус, чем цвета лучшего факультета на земле и предположил, что ты вообще белье не носишь. Эта мысль о тебе без белья не давала покоя мне три ночи к ряду. Были изучены все книги, перечитаны все статьи, я даже к старичку Флитвику обращался. И вот. Мое новое гениальное изобретение. Патент кстати уже продан Джорджу Уизли, так что даже не надейтесь его использовать, - последние слова уже были обращены к Флинту и страшным подружкам Бэллы, которые все это время слушали длинный монолог Сириуса не в силах его прервать. Ох уж этот суперклей заклинание, - при столкновение я разлил на тебя небольшой флакончик с зельем, которое активируется только при произнесение специальных слов. Беллатрикс Лестрейндж Раздеватус Сексуатус.

[NIC]Sirius Black[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/7UAns.jpg[/AVA]
[SGN]
[/SGN]

Отредактировано Leonardo Conte (18.05.2017 02:12:46)

+2

4

«Иногда мне снятся странные сны. Их сложно назвать кошмарами, по крайне мере, я никогда не сталкивалась со столь оформленным и реальным страхом по ту сторону закрытых век, а случалось ведь всякое – и убегать от диких голодных волков по хрустящему под босыми ногами снегу, продираясь через колючие голые ветки (тогда я проснулась с ощущением, что мои стопы горят и кровоточат, но на них не было ни следа), и сражаться с безликими чудовищами, сотканными будто бы из самой Тьмы (от их дыхания становилось в десятки раз холоднее и тоскливее, чем от стремящегося поцеловать тебя дементора), но эти сны… Они были иными, будто бы не мои вовсе, а чьи-то подсмотренные в омуте памяти. Беспорядочные картинки, мелькающие перед глазами, в конце всегда складывались в кристально чистый образ, и я знала, что он одновременно мой и…Кое-чей еще.
В моих снах я была, вне всяких сомнений, Беллой.
Той, что носила фамилию Лестрейндж.
Училась когда-то на Слизерине.
И умерла еще до моего рождения.»

Нетрудно завоевать чье-то расположение, обожание и уважение, когда за тебя уже все сделали много-много лет назад первые поколения семьи, к которой ты принадлежишь. Кто-то скажет, что пользоваться связями – это низко, но Лестрейнджи не считали так, и как сильно Белла не хотела бы быть похожей на своего отца, с каждым годом она перенимала от него все больше и больше. Видят Боги, переступая впервые порог Хогвартса, юная волшебница зареклась быть похожей на хоть одного из своих родственников, но время, проведенное в стенах школы, внесло свои коррективы, и стало очевидно, что в этом мире не выжить иначе, кроме как играя всеми картами, выданными тебе при рождении; глупо выкидывать хорошие козыри в попытках доказать самой себе невесть что; ей не стать лучше и успешнее Беллы – она обречена априори быть ею подобной с самого рождения, просто потому, что история не прощает совпадений. В конечном счете, пережив борьбу с внутренним «я», несогласием, отчаянием и унынием, у Беллы не осталось другого выхода, кроме как принять свою сущность, принять себя и начать жить не в пику обществу, к коему она причислялась по праву рождения, а по его правилам, жонглируя «слепыми местами» в сложившихся устоях и стереотипах.
От той фанатичной Беллатрикс Блэк, конечно, в этой, младшей, были лишь только безумные глаза, но не безумие ее разума – она не была одержима идеями борьбы, не строила свое общение с однокурсниками через унижение, но и справедливости в ее поступках искать смысла никакого нет; она жила в свое удовольствие, жестоко обходясь к тем, кто смел сравнивать ее той, покойной Беллой, и искала все эти годы лишь одного – лекарства от снов, которые приходили почти каждую ночь с момента прибытия в Хогвартс. Лето было легче и проще – прохлада стен фамильного поместья служила будто бы щитом, не пропускающим через себя демонов и призраков, которые преследовали девушку, стоит только снова вернуться в каменные коридоры старинного замка, спрятанного от магглов за семью печатями; стоит только вновь столкнуться в них с человеком, один лишь внешний вид которого вызывал внутри первородную, необъяснимую, чужую ярость; хотелось вцепиться мертвой хваткой в юношеское тело и голыми руками вскрыть грудную клетку, чтобы вытащить оттуда бьющееся сердце и растоптать его.
В это сложно поверить, но в действительности Сириус Блэк не был интересен Белле, просто она не могла сопротивляться чему-то спрятанному глубоко внутри ее тела, вшитому будто бы в ее генетический код.
Чему-то, обещающему поглотить вскоре их обоих, ведь так однажды уже и случилось.

На завтрак ли, на обед или ужин поднимались в Большой Зал студенты, Беллатрикс Лестрейндж никогда не входила в эти двери одна – ее окружали сокурсники, которые в меньшей степени раздражали ее, не задавали глупых вопросов и в чьих глазах не было слепого раболепия. Девушка любила тишину и одиночество, но предпочитала в местах, где слишком много потенциальных недругов (да и слишком фанатичных друзей тоже) находиться плечом плечу к кому-то, на кого можно положиться, если, конечно, это вообще применимо к представителям «зеленого» факультета. Впрочем, Элизабет и Кэссиди действительно готовы были постоять за свою подругу в случае чего – они видели в этом гораздо больше перспектив для себя, ежели остаться в стороне и прекратить всякое общение с одной из тех, о ком по школе ходят легенды. Белла видела их насквозь, а потому не рассматривала их как своих конкуренток в чем бы то ни было. Они спокойно обсуждали все, что их волновало, в сугубо женском кругу, и изредка их отвлекали юноши с курса старше, интересуясь о планах на ближайшие уик-энд. К несчастью, сегодня ребята пообедали слишком быстро, и этим воспользовался…
- Трикс! – окликнул кто-то из гриффиндорской толпы за соседним столом, и Лестрейндж вздрогнула от неожиданности, но сообразив, кому принадлежит этот голос, закатила глаза и поспешила сделать вид, что очень занята поглощением пареной моркови, которую обычно отодвигала на край тарелки; будто бы съев ту, она получит иммунитет от кое-каких недалеких личностей, но…
Блэк приблизился к слизеринскому столу, и подруги Беллы нахмурились, напряженно сжимая в руках столовые приборы; девушка попыталась жестом показать, что лучше сделать вид, что рядом никого нет. Впрочем, это не особо помогло.
- Жаль? Тебе, Блэ… - но договорить с усмешкой она не успела, так как юноша успел выхватить палочку и наложить заклятие безмолвия. Степень возмущения Лестрейндж было невозможно выразить в словах, ее горящие зеленые глаза обещали вот-вот поджечь мантию Сириуса; особенно за то, что дальше полилось из ее поганого рта, как из рога изобилия.
«Молись, чтобы твое заклинание действовало как можно дольше Блэк; в противном случае я за себя не ручаюсь…» - думала Белла, глядя к глаза своему врагу, и не понимая, почему в подростковой шалости видит она… Стремление уничтожить ее, и отчаянно рвется причинить юноше тоже самое.
-…активируется только при произнесение специальных слов… - на этом моменте Лестрйндж насторожилась, вспоминая, замечала ли она какие-то пятна на своей одежде после встречи с Сириусом, и поняла, что зелье этого шута действительно попало на ее блузку. Ей понадобилась вся быстрота ее реакции, когда слова заклинания сорвались с языка Блэка. В этот же момент развеялись предыдущие чары, девочки подскочили со своих мест вместе с Беллой, которая крепко вцепилась в края своей мантии, задергивая ту, когда на ней… Действительно не осталось никакой одежды, кроме нижнего белья!
- Галстук! Галстук, Бэт, быстро! – закричала волшебница на подругу, которая второпях начала стягивать с себя галстук под взгляды недоумевающих однокурсников и восторженный свист со стороны Гриффиндора.
- Черное, - процедила девушка сквозь зубы, пока галстуком она завязывала мантию на талии на манер банного халата. – Я ношу Черное, - с усмешкой полной привычного для этой особы яда, Лестрейндж развернулась в сторону Сириуса, а затем схватила свою палочку со стола и направила ее в сторону юноши, ни на мгновение не сомневаясь в том, что она хочет сказать.
- Ав… - но тут что-то внутри нее оборвалось, и опустившаяся завеса ярости рассеялась, прежде чем случилось непоправимое; голос, чуть было не произнесший, быть может, самую страшную вещь в мире магов, не принадлежал Белле и не шел из ее сердца. От этого-то и стало вдруг чертовски страшно. Она подняла испуганный взгляд широко распахнутых глаз на Сириуса.
«Я не знаю, что со мной происходит. Что ты со мной делаешь. Что, что, что, что ты со мной делаешь!»
- Депульсо, - неуверенно сорвалось с губ Беллы, и белая вспышка толкнула Блэка в грудь. Лестрейндж тяжело дышала, все еще не уверенная, что она вернула себе трезвость рассудка.
«Лучше бы отложить палочку в сторону…» - но тут она сама выскользнула из ее рук. На пороге Большого Зала стояла госпожа директор.
- Минус пятьдесят очков Слизерин. И минус семьдесят – Гриффиндор!
Над столами пронеслось недовольное эхо, но ни Белла, ни Сириус, смотрящие друг на друга, наверняка его не услышали.

«В моих снах я из раза в раз гонюсь за тобой, Сириус. Я бегу, но тебе удается ускользнуть за каждым новым поворотом, пока мы не сталкиваемся лицом к лицу, и тогда я смеюсь – Мерлин, этот смех способен заставить сердце остановиться! Отвратительный, звонкий, безумный – он звучит вместо колокола. Он звучит по тебе – ты падаешь после зеленой вспышки, отпущенной с кончика моей палочки и языка. Он звучит по мне – я ныряю за тобой сквозь белесый туман и растворяюсь.
И тогда наступает утро

[nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]Вечная любовь - слепое знамя ду-ра-ков[/status][icon]https://68.media.tumblr.com/133ea59388e394a191d4d980cf4155d8/tumblr_okw8i11FfI1us77qko1_250.jpg[/icon][sign]Плюнула огнем и зашипела догорая, черная свеча,
У тебя лицо невинной жертвы и немного есть от палача.
[/sign]

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Моя безумная звезда ведет меня по кругу ‡альт