http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Шторм - это я ‡альт


Шторм - это я ‡альт

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- Ты не можешь противостоять шторму.
- Шторм - это я.

http://savepic.ru/9806746.gif

Norah Heath
http://savepic.ru/9783197.gif

Cillian McBride
http://i.imgur.com/onWQgcw.gif

Raul Rainier
http://savepic.ru/9789341.gif

Rita May Sorel
http://images.vfl.ru/ii/1469555729/3aa74e82/13519201.gif

I shot once, and I shot twice
and I died three times, but I'm still a l i v e
http://savepic.ru/9830302.png

Отредактировано Raul Rainier (26.07.2016 19:55:46)

+1

2

[AVA]http://cs631118.vk.me/v631118637/275ad/aMbwK26K_xs.jpg[/AVA][NIC]Отрис[/NIC]

Ни один человек в двадцать первом веке не рискнул бы выйти на улицу, предварительно не ознакомившись с прогнозом погоды. И пусть понятие «погода» утратило свой первостепенный смысл, зато прогноз приобрел куда более важное значение, чем то, что придавали ему люди, жившие еще каких-то пятьдесят-сто лет назад.
- Сегодня в воздухе наблюдается высокая концентрация сероводорода. Советуем вам не выходить из квартир без фильтра марки «В»! - на большом панорамном экране мелькала фигура девушки в респираторе и пышном, почти кукольном, платье, расшитом серебряными пайетками. – Также воздержитесь от поездок на Третий Уровень – вероятность розового тумана составляет шестьдесят пять процентов против допустимых сорока... А теперь главные новости! РОЙ задержал группу опасных преступников…
- Придурки, - Найн выключил телевизор – экран мигнул напоследок фотографией какого-то мужика в клоунской маске – и меланхолично стащил с полки, на которой выстроились в ряд респираторы всевозможных марок, необходимый. Натянул его на лицо, накинул на голову тяжелый капюшон форменной куртки и лишь затем позволил себе выйти в герметичный коридор и нажать на кнопку выхода.
Будьте добры, проверьте, надели ли вы средства защиты дыхательных путей? - послышался электронный голос.
- Проверил.
Вы подтверждаете, что средства защиты включены и работоспособны?
- Подтверждаю.
Пожалуйста, отойдите от двери на один шаг. Разгерметизация может сопровождаться небольшим изменением давления
Каждое утро в У-лье начиналось именно так. С прогноза погоды, сводки новостей и спецодежды, без которой появляться на улице, за редким исключением, было опасно для жизни. Найн, проживший на Втором Уровне тридцать семь лет, привык к такому положению вещей настолько, что всякий раз, оказываясь за облаками, удивлялся, как такое вообще возможно, чтобы люди могли спокойно разгуливать с открытым лицом, не опасаясь задохнуться или подцепить какой-нибудь смертельный мутоген? А главное, что им - этим естественно рожденным аристократам -  не приходилось носить браслеты на запястьях. По мнению Найна браслеты, вернее то, что они под собой скрывали, являлось самым большим злом, которое только могла сотворить человеческая раса. Татуировки, имена… Из-за такой, казалось бы, мелочи, РОЮ, чтобы поддерживать в городе мирное положение, приходилось вкалывать до седьмого пота. И, если бы в один прекрасный день это ведомство  перестало существовать, У-лей, вопреки официальным заверениям Урании, пожрал бы сам себя и не подавился, хоть некие политики из аристократов и считали иначе, всячески вставляя палки в колеса оперативников.
Найн подозревал, что подобное происходило также и в остальных двадцати шести городах Альфа-Центавры, но, поскольку прямого сообщения с ними не было, утверждать, что это действительно так, он не мог. Да и, наверное, не хотел. В У-лье работы хватало с лихвой. И на размышления о мировом устройстве времени оставалось разве что с полчаса – ровно столько уходило у Найна, чтобы добраться от своего дома до северного отделения РОЙ, где он верой и правдой служил последние лет двадцать.
Отсек за спиной захлопнулся с металлическим лязгом. Найн подождал положенные тридцать секунд, чтобы удостовериться в установленной герметичности, и, едва красная лампочка вспыхнула, тут же поспешил в сторону лифтов. На пути ему встречались люди, спешившие как, и он, на места своей службы, как и он, экипированные в форменные одежды той или иной организации и в разноцветных респираторах.
С восходом солнца У-лей оживал. Казалось, ничего плохого случиться не может, все такие радостные, возбужденные, готовые свернуть горы ради благополучия свой нации.  И так – до первого трупа, которых в последние месяцы становилось все больше и больше. Восьмое поколение приближалось к точке Х. Многие сходили с ума, не выдерживая напора генетических установок. Сорок лет - нет места кораблю.
После Третьей ТехноВойны правящая в те смутные года Урания постановила, что отныне и впредь любое проявление агрессии будет считаться незаконным. Под понимание агрессии тогда попали самые разные вещи, способные вызвать сильные эмоции, даже секс. Огромные средства перенаправились на развитие генной инженерии, успехи в которой повлекли за собой упразднение семьи, как ячейки общества. Люди перестали рождаться естественным путем, воспитываться родителями и развиваться в естественно-городской среде. Так появилось первое поколение генномодифицированных, у которых на уровне ДНК  отсутствовали  вредоносные чувства, способные вызвать в последствии смуту в обществе.
Первое поколение отжило свой век, хорошо зарекомендовав себя. Они заново отстроили города, наладили экономику. Альфа-Центавра возродилась из ядерного пепла и, казалось, дальше человечество ждет только исключительно светлое будущее. Но что-то пошло не так. Уже в четвертом поколении генномодифицированных начались проявляться генетические сбои, вызванные переписью структур ДНК и РНК. Они оказалось слабым, физически уязвимым, продолжительность жизни снизилось до неполных сорока годов. Но самое главное - четвертое поколение не хотело жить, не видело смысла в жизни. И тогда Урания приняла решение вернуть людям утраченные эмоции, вражду и дружбу, чтобы дать своему народу великую цель, ту, что заставила бы их бороться за свое существование. Пятое поколение родилось с татуировками на запястьях, по одной на каждом – имя друга и имя враг, тех, кого следовало отыскать во во что бы то ни стало.
Но, видимо, инженеры перестарались с выполнением распоряжения правительницы – эмоции, которые они вживили эмбрионам, оказались столь сильными, что, когда враги находили друг друга, один из них неизбежно умирал от руки другого, а выживший – сходил с ума.
Но, поскольку, общее положение дел улучшалось, эксперимент не остановили. Вместо этого была создана организация РОЙ, которой вменялись обязанности контроля над генномодифицированными, в том числе проверка обязательного ношения населением браслетов, скрывающих от посторонних глаз истинные имена врагов-соулмейтов. Города, в свою очереди, были поделены на три уровня. Первый – тот, где жила сама Урания и ее приближенные, рожденные естественным путем – будущие Аристократы – в число которых входили и ученые. Второй – место обитания законопослушных генномодифицированных. И Третий – для отбросов общества. Урания была гуманна, она не хотела массовых репрессий. А вот организовать подданным вечную ссылку – всегда пожалуйста.
- Назовите свое имя и регистрационный номер – электронный голос робота-администратора вывел Найна из состояния задумчивости. Полчаса размышлений о мировом устройстве прошли, надо было возвращаться к реальности и начинать разбирать завалы. Но, перед этим, собственно, попасть в офис – без этого никуда.
- Найн Мартиус Солис диесрожденный девятым в воскресение месяца март, - порядковый номер 612.
- Одобрено. Приложите правую руку к сканеру и поприветствуйте Уранию.
Найн криво усмехнулся и закатал рукав куртки, не потрудившись снять перчатку перед тем, как положить руку на прибор, что само по себе противоречило протоколу безопасности. Но, потеряв конечность пару лет назад  в схватке с обезумевшим, он не считал нужным выпендриваться и нацеплять на свою, вновь воссозданную нано-машинами, руку плотную кожаную сбрую. Что примечательно – татуировка никуда не делась. Маленькие наниты справились со своей задачей даже слишком хорошо.
- Слава Урании! – громко возвестил Найн, гадая, куда его сегодня отправит начальник отдела Зеро, единственный их трех боссов, кто имел необходимый уровень для доступа к базе истинных имен в северном подразделении. По стечению каких-то чудесных обстоятельств этот самый Зеро являлся тем самым генетическим врагом, с которым Найну надлежало устроить в ближайшем или отдаленном будущем мортал комбат. Пока этого не случилось. Но Зеро всячески старался сделать жизнь Найна невыносимой. И не будь тот истинным пофигистом, отжимающим одной правой сто кг, то давным-давно отправил бы этого зарвавшегося начальничка к праотцам. Ну, или по крайней мере, попытался бы.
- Добро пожаловать в РОЙ, агент Найн. Удачной работы.
- Благодарю.
Оказавшись в помещении, Найн первым делом стянул с себя респиратор и вздохнул полной грудью. Воздух в подразделении проходил фильтрацию и обработку и напоминал отчасти тот сладкий кислород, которым дышали аристократы с Первого уровня.
- Что у меня сегодня, агент Сикс? – короткостриженая брюнетка, сидящая в приемной, оторвалась от голографического монитора и мазнула по Найну равнодушным взглядом.
- Сегодня, агент Найн, вы работаете с посетителями.
- Кто сказал?
- Личное распоряжение агента Зеро.
- Понятно.  
Понятного Найту не было ничего. С посетителями, читай – недовольными – мог справиться любой начинающий агент. Ему же, с его подготовкой, по-хорошему, следовало возглавлять оперативную группу – ловить обезумевших. Но Зеро уперся рогом, поэтому каждый день Найна на работе ждал сюрприз.
- Ну, что же, во славу Урании, приступим… - коротко и емко вздохнув, роевец направился к рабочему месту, где ему предстояло провести ближайшие двенадцать часов, по пути стягивая с себя верхнюю одежду, которую следовало еще исхитриться занести в служебный гардероб до сигнала. Само же рабочее место - комната для работы с посетителями РОЯ - мало чем отличалась от подобных комнат в любом другом министерстве или банке. Ряды столов, защищенных бронированной вакуумной оболочкой, голографический компьютер, электронная очередь. Единственное отличие – окно во всю стену, сквозь которую можно было полюбоваться на город в солнечную погоду, когда тяжелые кислотные облака не спускались едвали ли не до самых крыш домов.
Найн плюхнулся в кресло, вывел компьютер из спящего режима и, закинув ногу на ногу, оповестил:
- Ячейка двадцать пять к приему готова!

*присутствует заимствования из худ. произведений

Отредактировано Cillian McBride (21.05.2016 16:07:10)

+3

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Ее глаза на звезды не похожи,
В них бьется мотыльком живой огонь.(с)

Если бы кто-то спросил ее, кто она такая, то этот человек так бы и ушел без ответа, ведь нельзя зачерпнуть воды в почти опустевшем колодце. Но вопрос бы возник, непременно, он возникал у всех, с кем ей доводилось контактировать за последние пару недель и тем чаще эти безответные вопросы мельтешили в голове, сбивая и загоняя все глубже утерянные воспоминания. Кто она такая? Что ей здесь нужно? Откуда? Она пришла с первого уровня? Это проверка? И не получая ответов, люди, если их можно было так назвать, хотя женщине больше по вкусу было слово «существа», уходили в сторону, пятились, из опасения ли, или по каким-то другим причинам, прогибая спины. Она подозревала, что в ДНК этих существ еще во времена первых экспериментов был внедрен этот ген послушания. Идеальные рабы, муравьи, суетящиеся в своем муравейнике во благо Урании.
Женщина не помнила своего прошлого, но образ мысли, воспитываемый в ней годами, сохранился. Она все так же брезгливо ступала по грязному полу металлических конструкций, заменяющих этому уровню землю, вздергивала нос и то и дело поправляла респиратор, опасаясь, что тот сидит недостаточно надежно и она может ненароком сделать глоток царящего вокруг нее смрада. Ее бедра плавно покачивались в такт походке, и неизменно просиживающие свои штаны у экранов телевизоров существа, могли дорисовать в воображении, что некогда эта женщина носила не черный костюм, скудный на детали, а дорогие платья из невесомых тканей, настолько близких к натуральным, что невозможно было удержаться от прикосновения к ним. Она неспешно поднимала руку, заправляя за заостренное ушко прядку ярко красных, но коротко остриженных волос. Помимо образа мыслей, сохранилась и память прикосновений. Когда-то волосы были длиннее, когда-то этим же жестом, она откидывала их за спину, борясь с порывами ветра, не отравленного ядом.
Скользя взглядом по серым высоткам, в стеклах которых не отражалось ничего, кроме точно таких же башен, женщина видела звездное небо. Миллиарды созвездий, незамутненных и не изуродованных фантазиями обделенных жизнью существ. В россыпи огней искусственного освещения, что пробивались сквозь плотный смог, она видела бескрайнюю водную гладь. Видела очертания белоснежных шпилей на горизонте. Видела свой идеальный мир, который ускользал от взгляда, стоило только начать вспоминать. Не смотри ей в глаза. Отвернись. Лучше уйдем отсюда. Мне страшно. Может вызвать Рой? Они разберутся.
Она пробыла в этом чуждом для нее «мире» уже бесконечные четырнадцать дней. Шел пятнадцатый. Невозможно было определить, утро ли было, или вечер, но агент, который был к ней приставлен, утверждал, что до полудня оставалось еще около трех часов. Приходилось верить, не ему, а его руке, каменной хваткой, удерживающей женщину за плечо, будто бы для ее безопасности, но Безымянная была уверена, что это лишь акт самоудовлетворения собственных амбиций. Грубые действия, ремни, стянувшие кожу на запястьях, стоило только существам из Роя заметить яркие отметины на коже, постоянный контроль и бесконечная волокита по приемным всех мастей с того самого момента, когда она пришла в сознание на пороге местного Самоуправления.
Никакой информации, ничего, ни в одном из архивов этого и третьего уровней. Сегодня должен был прийти ответ на запрос из первого, откуда она и спустилась, во всяком случае, так считали ее конвоиры, но сама же Безымянная была почти уверена, что и на этот раз ответ на запрос будет пустым. Смутное чувство, разрывающее ее изнутри, мутные образы, твердили ей, что она послана вниз для какого-то дела и должна будет оставаться там, пока предназначение не будет исполнено. Но вот что это за «дело», чего от нее хотели невидимые кукловоды?
- Проходии-те вперед. Руку к сканеру. – Сзади раздался знакомый грубый голос и рука, что казалось бы приросла к плечу женщины, с силой толкнула ту вперед, почти впечатывая в рамку проходной, из-за чего выполнить требование и не причинить себе новых неудобств, сопротивлением хватке, было невозможно.
- Ваш номер 1675, ожидайте. – Казалось даже голос робота, на вежливости которого держалась вся клиентоориентированность данной организации, встречал Безымянную с механической насмешкой. Эта была простая панель на стене с бегущей полосой, имитирующей человеческую речь, но завышенные на искусственной радости интонации, резали ухо этим механическим сарказмом.
- Благодарю. – Короткий кивок со стороны женщины, был той же насмешкой над единственной личностью в этом мире генномодифицированных муравьев, но за те две недели ее ежедневных визитов в это справочное бюро, на подобное поведение уже не обращали внимания. Видно «наверху» было принято оказывать роботам знаки внимания, для простого же народа вполне подходили и женщины.
Жесткие скамьи, ряд экранов и дверей непрерывно смыкающихся и впускающих в себя бесконечную очередь из недовольных. Все присутствующие были чем-то недовольны, подозрительны и выказывали те стороны своего скверного характера, которых их некогда вполне заслуженно лишили. Безымянная же равнодушно смотрела на эти ряды одинаковых существ, то и дело ведя плечами, чтобы чуть расслабились пальцы ее личного агента.
Она чувствовала, что смутное чувство тревоги возрастает в ней, стоит ряду мелькающих на экране цифр очереди приближать ее номер к тем, кто готовился выплеснуть свой гнев на выполняющих свою работу прокаженных агентов. Она ощущала, как поднималось давление, а смесь неизведанных доселе чувств вновь начинала биться в конвульсиях, отдавая чередой сбитого сердечного ритма в ушах. Так сердце пропускает удары, так ноги действуют в разрез намерению тела оставаться в сидячем положении, так воскресают будто бы забытые навыки и агент позади нее исходится в болезненном крике, прижимая сломанное запястье к груди, так замирает толпа, но не ряд равнодушных цифр оповещающих зудом в ладони, что подошла очередь и вот двери  кабинки смыкаются за спиной у Безымянной женщины, которой не стоит смотреть в глаза.
Она садится на стул и облокачивается о стол, сцепленными в замок руками. Она пропускает мимо взгляда фигуру человека, что сидел напротив, взглянув в окно и вновь окунувшись воспоминаниями в солоноватый морской бриз. Она растирает запястья, кожа на которых начала болезненно зудеть в том месте, что было скрыто слишком туго затянутыми ремнями, отчего вокруг них образовался кровоподтек на алебастровой коже. И вот, наконец, она размыкает застывшие в улыбке губы:
- Пришел ли ответ на запрос АR25С469? – И нужно отдать должное непроницаемым стенам, которые заглушали крики из общей приемной. Отдать должное самообладанию агента, который встретил ее, будто бы был профессиональным клерком. И наконец, внимательному взгляду самой Безымянной, которая, сосредоточив его на своем новом собеседнике, ощутила, как щелкнул таймер обратного отсчета времени, отведенного на ее миссию. – Как ваше имя, агент?

[NIC]Крис[/NIC]
[STA]Безымянная[/STA]
[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1463838468/82e1268c/12744230.png[/AVA]
[SGN]Аватар от Рауля[/SGN]

Отредактировано Norah Heath (27.05.2016 20:17:56)

+3

4

Запрос с номером AR25C469 лежал на столе перед Зеро сразу на трех медиаэкранах. Первый содержал короткие сведения об адресанте, причем большинство обязательных граф в досье оставались свободными – имелся только пол, приблизительный возраст и краткая биография, содержащая всего две недели и список учреждений, в которые были отправлены запросы, подобные этому. На второй экран выводился сам текст запроса с перечислением все тех же ссылок на предыдущие обращения. Зеро открыл каждую из них, и результат был неутешительным – никакой информации, совет обратиться в одно из отделений РОЯ, ожидание ответа из архивов в районе двух месяцев. Два месяца для архивов У-лья сущий пустяк, если вспомнить, что поиски там велись вручную, по давно устаревшим картотекам, каталогам и базам данных. Однако, судя по запросу, у адресанта не было времени ждать, именно поэтому с первого уровня Зеро получил приоритетное распоряжение: РОЙ обязан был решить вопрос так или иначе.
«Нет человека – нет проблемы», - с досадой думал Зеро, отлично понимая, что после такой истории обращений избавиться от женщины они уже не могут. За ней теперь слишком пристально следят, на нее и на ее запрос обращены взгляды минимум шести специалистов – и это лишь те, о которых Зеро знал доподлинно. А он вовсе не склонен был обманывать насчет своей осведомленности.
Третий экран, расширенный на половину рабочего стола, был самым интересным. Меньшую его часть занимала трехмерная фотография женщины: хорошо была видна радужка обеих глаз и заостренные ушные раковины. Троекратное нажатие на центр фото открывало рентгеновский снимок на случай, если в будущем судмедэкспертам РОЯ придется опознавать труп по зубам. На второй фотографии были запечатлены ее запястья, и именно этот снимок Зеро рассматривал дольше всего.
«Отрис» было написано на левом ее запястье. Точно то же имя было на левом запястье самого Зеро. Отрис, агент Найн, коротающий сегодня день четырьмя этажами ниже, в одной из приемных ячеек. Зеро пристально следил за ним последние семь лет, с того самого момента, как получил повышение вместе с доступом к базе истинных имен. Он до сих пор хорошо помнил, какие эмоции тогда испытывал – агент Найн и до этого не особенно ему импонировал, и чувство это было взаимным, а теперь оно подтвердилось и генетикой. Бежать им друг от друга было некуда, и приходилось сосуществовать в стенах одного отделения – Зеро пару раз порывался перевести Найна куда-нибудь подальше, в какую-то глушь вроде западного отделения, но всякий раз останавливал себя. Врагов стоило держать на виду.
Несмотря на то, что у Зеро был доступ к базе данных, это не означало, что он мог видеть чужие запястья. Эта информация была под грифом полной секретности и содержалась лишь в отделениях первого уровня, а также в генетических центрах. Получить эту информацию было два пути – либо объявить объект в срочный розыск с высшей приоритетностью, либо же силой снять с его рук браслеты. Единственный раз в жизни Зеро использовал второй путь, просто чтобы убедиться насчет Найна, и вот теперь ему хотелось сделать это еще раз из-за того, что в реальность прикрепленной к запросу AR25C469 фотографии он не мог поверить.
На правом запястье тоже было написано «Отрис». Идентичная надпись. Зеро вертел трехмерку и так и эдак, надеясь увидеть следы подделки, но ничего не обнаружил, а это значило, что ему придется спуститься вниз и проверить лично, потому что прежде никогда, за все сорок с лишним лет своей жизни, Зеро не слышал даже слухов о двойном имени. И если судить по результатам предыдущих запросов, он был такой не один.
«И как будем разбираться?» - Зеро побарабанил по столу пальцами, еще раз просмотрел досье и историю запросов. М-да, убить ее не получится, как ни крути. Информация сразу же попала к Урании, и если этот случай в действительности единичный, то она его ни за что не упустит. Потому вопрос РОЙ обязан был решить, и Зеро ох как не нравилось, что Найн здесь будет замешан.
«А впрочем…» - мужчина прикрыл глаза и потер небритый подбородок. Он уже дня четыре не выходил из отделения из-за увеличившегося количества работы, более того, он даже не покидал верхних этажей здания, и вот время, наконец, пришло. – «Любой агент может погибнуть при исполнении задания. В том числе и Найн. Ни у кого наверху не возникнет вопросов, почему я подключил его к этому делу…»
Впрочем, Зеро немного спешил с выводами. Пока что подключить Найна он еще не успел, но как раз собирался этим заняться.
Свернув все три экрана в один планшетный, зеро набрал на панели поиска личный номер агента Найна и обнаружил его в двадцать пятой ячейке. Установленная под потолком камера с дотошной тщательностью фиксировала все происходящее, но не записывала звук. Зеро хорошо видел макушку Найна, которую узнал бы, наверное, из тысячи, и лицо сидящей напротив него женщины – хорошо знакомое теперь лицо.
- Найн, - нажав на кнопку тайп-сообщений, Зеро привычно опустил официальное «агент». – Немедленно явитесь в пятую переговорную. Текущий посетитель пусть остается на месте и ожидает, - все, что Зеро говорил, появлялось в виде бегущего текста на планшете перед Найном. Глядя на экран мужчина видел, как агент повернул голову, реагируя на вспыхнувший монитор. – И еще, Найн… заблокируй ячейку, как только выйдешь.
Пятая переговорная комната находилась на одном этаже с приемной, потому у Найна был хороший шанс оказаться там первым. Зеро отключил экран и рабочую область сразу же, когда тайп поставил точку в конце предложения, и вышел в коридор. Пневматические лифты были свободы, так что уже скоро Зеро с планшетом в руках пересекал широкий коридор первого этажа, наблюдая через стеклянную панель за ожидающими в очереди посетителями. Потом он свернул за угол, толкнул вторую по счету дверь и оказался лицом к лицу со своим излюбленным врагом.
Переговорная была аскетичным помещением, с трапециевидным столом и четырьмя стульями, на один из которых Зеро и указал Найну перед тем, как запереть дверь и сесть самому. Планшет он положил на стол перед агентом, но показывать ему запрос и прочую информацию пока не спешил.
- Здесь у меня запрос «эй-ар двадцать пять си четыреста шестьдесят девять». Та девушка в твоей ячейке пришла за результатом, но ты уже, должно быть, проверил, что прогнозируемое время ожидание – семь дней. Так вот, Найн, эта неделя дана РОЮ на то, чтобы разобраться, что здесь к чему.
Зеро прижал палец к центру экрана планшета. Электромагнитный импульс считал отпечаток, экран засветился серым, а потом отразил три части досье. Зеро нажал на первую.
- Это все, что о ней известно. Ни имени, ни даты рождения. Ничего, кроме того, что она – генетически чистая. По крайней мере, чистая по всем параметрам, кроме одного.
Он, минуя вторую часть, сразу открыл третью, и фотография женских запястий заняла весь монитор.
- Ну как тебе это, Отрис? – он помолчал секунд двадцать, давая агенту как следует рассмотреть снимок и убедиться, что все это происходит на самом деле. – В нашем распоряжении семь дней для того, чтобы выяснить, кто она такая, откуда на ее руках это и почему именно… ты.
Зеро перестал сверлить тяжелым взглядом лицо Найна, снова глянул на планшет и наконец открыл вторую часть досье, со ссылками на запросы.
- Это все учреждения, куда она успела обратиться прежде, чем ее направили к нам. Можешь вообразить, какие люди будут следить за нашей деятельностью все следующую неделю. Ты заблокировал ячейку? Она ждет?
Забрав планшет, мужчина откинулся на твердую спинку стула и на миг сжал губы, прежде чем снова заговорить. Сейчас был тот самый момент, когда ему пришлось задвинуть свою нелюбовь к Найну как можно дальше, потому что дело было слишком серьезным. Об эмоциях Зеро вспомнит в самом конце, и именно тогда разберется с агентом раз и навсегда.
- Ситуация исключительная, Найн. Нельзя привлекать других агентов. Ты вляпался из-за этого, - он постучал ногтем по планшету, имея в виду истинное имя агента. – Так что можешь с этого момента забыть обо всех остальных своих делах… напарник. А теперь пойдем, я хочу познакомиться с дамой и лично посмотреть на ее руки.
[NIC]Эршер[/NIC][AVA]http://cs631118.vk.me/v631118637/275c1/t4JRXNHs3-U.jpg[/AVA][STA]we are all illuminated[/STA]

+2

5

[AVA]http://cs631118.vk.me/v631118637/275ad/aMbwK26K_xs.jpg[/AVA][NIC]Отрис[/NIC]

Однотипно сменяющиеся обороты времени приводили Найна в уныние: не попить, не пописать, даже в Виртуалию не зайти, чтобы как все нормальные, а главное – высокоинтеллектуальные люди (к коим агент, без ложной скромности, относил и себя), посмотреть ограниченный показ шедевра времен Эпохи Распада под названием «Пятьдесят оттенков серого», на который регистрация была закрыта аж полгода назад. Но, увы и ах, стараниями Зеро, приходилось сидеть ровно, неотрывно глядеть в экран, улыбаться и, точно робот, выдавать «одобрено», «отказано», или «по вашему запросу информация отсутствует».  К полудню перед глазами начало рябить, ближе к обеду – занемели скулы и скрючились пальцы, а поток страждущих не только не собирался спадать, но, казалось, наоборот, все прибывал и прибывал, заключенный в спираль прогрессии. В короткие моменты передышки, когда из ячейки выходил один, а второй еще не успевал зайти, чтобы занять пустующее место напротив Найна, он с раздражением думал о том, что подобного рода деятельностью вполне могли заниматься киборги. На односложные ответы много ума не надо, хватило бы и одной единственной программы. Но после ТехноВойны правительство с опаской относилось ко всякого рода искусственным интеллектам и, хоть и не уничтожило подчистую отрасль робототехники, свело использование машин к необходимому минимуму. Поэтому – приходилось терпеть, стискивать зубы и… не забывать улыбаться.
Запросы адресантов чаще всего не представляли особого интереса. Житель N хотел зарегистрировать новый транспорт, взамен утилизированного. Житель K просил разрешение на использование в домашних условиях киборга-домоправителя класса HR. Житель A собирал справки для вступления в должность. Жителю D мешал сосед, который включал музыку после комендантского часа, мотивируя это тем, что мучился бессонницей, а «упорядоченные звуковые сигналы» помогали ему уснуть. Житель Y пытался обжаловать решение о депортации на Третий уровень… Одним словом – скука смертная. А ведь кто-то, пока Найн просиживал новенькие штаны, делал настоящее дело. Ловил преступников, внедрялся в банды обезумевших, производил плановые и внеплановые зачистки. Когда-то – два ранения тому назад, двести пятьдесят тысяч сигарет тому назад, тысячи литров спиртного тому назад –  и для него все это было в порядке вещей. Но, после того, как Найн потерял руку, а начальником подразделения стал Зеро, лафа кончилась. Любимая работа стала нудной обязанностью. Во славу Урании!
Найн украдкой вздохнул – от фильтрованного обездвиженного воздуха губы пересохли и покрылись корочкой, пить хотелось нещадно, а до перерыва оставалось еще по меньшей мере оборота полтора. Чем себя занять на это время, он откровенно не знал. В ячейке все было устроено так, чтобы ничто не могло отвлечь агента от исполнения своего долга. Но единственный долг, который Найн желал исполнить – это начистить до блеска физиономию Зеро, чья враждебная оппозиция по отношению к нему переходила все рамки приличного. Найн чуть ли не физически ощущал, как его внутревстроенный датчик озверения с непреклонной медлительностью окрашивается в опасный красный цвет.  Еще немного, и дым из ушей повалит – как есть. Странно даже, что никто вокруг этого не замечал. Хорошо – что не замечал. Иначе не миновать роевцу пожизненной дисквалификации и зоны отчуждения, куда ссылали особо опасных, пусть даже и потенциально.
Табло в очередной раз мигнуло цифирной надписью. Следующий адресант был на подходе к ячейке. На мгновение прикрыв глаза, Найн постарался, как учили, очистить сознание, чтобы к моменту, когда откроется дверь, явить собой живое воплощение добра и справедливости.
- Добрый день! Во имя Урании РОЙ приветствует вас, - заученная до боли фраза скатилась с языка легко и непринужденно. Найн улыбнулся вошедшей женщине, ничем не отличающейся от сотни прошедших ранее. Ну, бледная, ну измученная, ну с темными кругами вокруг глаз – кого этим удивишь. Указав на стул напротив себя, он выжидающе замер. По уставу в ответ должна была прозвучать фраза «Во имя Урании приветствую агента РОЯ», а дальше – порядковый номер запроса. Но, видимо, МетоБоги, подслушав еретические мысли Найна, решили, что «обычного» на сегодня с него хватит. Женщина действовала не по шаблону – в голове прозвенел первый тревожный колокольчик – переходя сразу к сути проблемы. Так и не дождавшись положенного приветствия, агент приступил к обработке запроса, по ходу отмечая в специальной графе все нестыковки с общепринятым. Позже аналитический отдел займется обработкой этих записей и определит степень лояльности системе или же, наоборот, опасности для общества. Порой вот такие вот записи решали судьбу людей, корежа и перекраивая под устав У-лея, который не приведи МетоБог было кому нарушить. Впрочем, это была не его забота.
Голографический экран мигнул, выводя информацию за номером АR25С469. Колокольчик тренькнул опять, на сей раз удивленно. Найн мельком глянул на женщину – такое случай ему еще не попадался. Вместо положенного досье на жительницу У-лея, с датой рождения, регистрацией, местом работы и присвоенным именем – чистый лист. Запрос в системе значился, ответ на запрос -  «Время ожидания окончательного решения составляет семь календарных дней» - тоже, а вот самого человека, что странно, не было. Да и сама женщина, которой по идее не должно было в принципе существовать в У-лее, продолжала вести себя не менее странно, чем ее несуществующее дело. Она задавала вопросы. Вернее, всего один вопрос, зато какой.
Найн еще продолжал улыбаться, но неприятное чувство готовящейся подставы уже прочно угнездилось в его сознании. Первой мыслью было: что это, черт возьми, такое? Второй: ужели Зеро мало существующих издевательств, так теперь он решил учинить ему проверку на вшивость? Вдогонку спешила еще одна: эта женщина может представлять опасность Урании, да и вообще всей системе в целом. Рука агента потянулась к тревожной кнопке и, словно вторя этому порыву, на экране всплыло диалоговое окно: Зеро вызывал на ковер.
Найн опустил руку и спокойно, улыбчиво, посмотрел в глаза странной женщине.
- Меня зовут агент Найн. Я не уполномочен на решение вашей проблемы. Прошу вас оставаться на месте, через несколько минут прибудет агент с необходимым доступом. Урания о вас помнит.
Произнося эту картонную фразу, Найн едва не скривился – просиди он в ячейке еще дольше, так и вообще по-человечески говорить разучится. Но все это лирика, с делом не имеющая ничего общего. Не сводя глаз с адресанта, он, следуя протоколу безопасности, заблокировал компьютер, после чего поднялся и строевым шагом вышел из ячейки. Двери блокировались автоматически, но Найн, на всякий случай приложил на выходе руку к панели – чтобы женщина наверняка не смогла выйти. После чего, единственное, что ему оставалось – это поспешить в переговорную, где Зеро явно готовился сообщить ему какую-то редкостную пакость. Двадцать метров по северному кресту, и вот он уже на месте.
Спустя от силы минуты три, дражайший начальник материализовался в переговорной. По его нахмуренному лицу Найн понял, что с редкостной пакостью он не прогадал. А уж когда тот раскрыл рот, то и подавно – уверился в своей теории на все сто двадцать процентов. По всему выходило, что они в полной жопе. И чем дольше агент вчитывался в документы, любезным образом предоставленные ему Зеро, или лучше Эршером?.. тем меньше вообще что-либо понимал. Все это выходило не только на рамки добра и зла, но самого мироустройства в целом. Только вот… каким боком тут был сам Найн?
Когда с увлекательным чтением было покончено, роевец в упор глянул на своего босса. Один на один, да еще в такой вот щекотливой ситуации. Было как-то не до церемоний. Взгляды скрестились, точно лазерные мечи – тяжелый, обвиняющий и спокойный, оценивающий - кто кого переглядит.
- Я не вижу здесь отчета Стражей Границ. Это раз. Если человек не числится в системе У-лея, первое, что приходит на ум – этот человек не из У-лея. Возможно ли, чисто теоретически, чтобы кто-то смог проникнуть сквозь Купол?.. И два. С чего ты, Эршер, взял, что это моя личная проблема? Я эту дамочку первый раз в жизни вижу. Отсюда вытекает три – уж не твоих это ли все рук дело? Понимаю, я человек маленький и незначительный, но… - Найн повел плечом, предлагая Зеро додумать окончание фразы самостоятельно. И – в МетоАд субординацию. Если уж напарник, так напарник. Усмехнувшись про себя, он подумал, что это тоже выходит из привычных им обоим рамок вражды-невмешательства. Чтобы Зеро, сам, вызвался сотрудничать, да еще и наделял полномочиями… Впрочем, поживем – увидим. Найн твердо решил больше ничему не удивляться – колокольчик в голове не просто звенел, он оглушал, как сигнал к началу боевых действий, по которым роевец успел порядком соскучиться.
- Ваши приказания, агент Зеро, исполнены в точности. Женщина ожидает. Следуя протоколу, я сообщил ей, что с ее проблемой будет разбираться более высокопоставленное лицо, чем я. – поднимаясь из очередного, опротивевшего, кресла, Найн вытянулся по стойке смирно, даром что честь не отдал. – Прошу вас, сэр. Во славу Урании!
Маска послушной, но тупой скотины сияла на его лице точно начищенный ободок унитаза. Найн думал. О чем думал Найн, никому кроме него самого знать не следовало.

Отредактировано Cillian McBride (23.07.2016 09:32:49)

+2

6

[nick]Крис [/nick][status]Безымянная [/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1463838468/82e1268c/12744230.png[/icon]
Идентичны. Они все были практически одинаковы в глазах женщины, независимо от пола, возраста, вероисповедание же было едино от рождения. Все, кто выбивался из стройного ряда одинаковых лиц были депортированы вниз, или же загадочным образом исчезали в лабиринтах У-лья. Не стоило даже делать лишние предположения, чтобы вычислить испачканные по самое основание руки тех, кто стоял за очисткой уровня от нечистот. В самом прямом смысле.
Безымянная не скрывала вежливой улыбки, немного насмешливой, с искрами любопытства в открытом взгляде распахнутых и немигающих глаз, иронией в россыпи мимических трещинок на белоснежной коже, говорящих, что она живая, а значит, не идеальная. Женщина смотрела на служащего, при виде которого щелкнули пружины старинных часов, начав отмерять секунды, боем механизма звучащих в ушах. Он был… испачкан. Она видела и то, как он дернулся от звуков ее голоса, не способного воспроизвести заученные фразы, что заменяли собой образ мыслей жителей этого города. И то, что руки его, привычные к совершенно другой работе, были испачканы последствиями чужого несовершенства.
Но все это пока вынуждено было отойти на второй план, когда ее агент заговорил, следуя четким инструкциям, которые, по мнению разработчиков, должны были подойти к любой ситуации, как в пределах организации, так и вне. Поначалу, выслушивая одинаковые ответы, Безымянная находила внутри себя саркастичный отклик, что даже при неудаче в постели, мужчина прославит Уранию, а после пойдет «наверх, за вышестоящим уполномоченным лицом». Ее не в первый раз просили подождать. Не в первый раз с непониманием смотрели на освещающий лицо экран, поражаясь белизне в незаполненных графах и всегда искали помощи наверху, оставляя ее наедине с пустотой в стоявшем напротив кресле. Этот случай не стал исключением, впрочем, в какой-то момент Безымянная поняла, что истинный ответ на свой запрос она уже получила, а вот понять, какой смысл скрывался за именем агента Найта, она поймет позже.
Всему свое время.
Человек ее оставил. Оставил одну, без охраны, без приставного лица, под взглядом многочисленных камер, способных не только увидеть еле уловимое подрагивание опущенных ресниц, но и просчитать количество ударов сердца на один шаг секундной стрелки. Когда ячейка приоткрыла вход, выпуская служащего, Безымянная еле заметно дернулась в кресле, отреагировав на поток гомона и истерии человеческих голосов, ворвавшихся в помещение. Суматоха, которая возникла, когда женщина покинула приставленного к ней «сопровождающего», улеглась сразу после того, как команда медицинских работников в сопровождении мелких мошек РОЯ, увели пострадавшего из набитого людьми зала. Ничего необычного не случилось, никто даже не заметил, в ком была причина травмы зарвавшегося муравья, главным оставалось только чтобы нарушителя их гармоничного хаоса из недовольства и ругани, увели как можно скорее.
А потом вновь тишина. Женщина откинулась на спинку для посетителей, слегка запрокинув голову и обнажая тонкое горло перед безжалостным светом искусственных ламп. Ей нужно было время подумать и ей его предоставили, возможно напрасно, во всяком случае для тех высокопоставленных лиц, у которых ее персона вызывала зудящий в одном месте интерес. Грудь тяжело вздымалась, скованная узким и неудобным корсетом из синтетической робы. Это раздражало и не давало как следует расслабиться, а слишком белый свет почти обжигал незащищенную кожу. Как давно я не видела солнца… Мысль мелькнула и тут же растворилась в паническом потоке, который непременно поглощал женщину, стоило ей уловить хотя бы отголосок из потерянных воспоминаний. На краю сознания мелькнул позолоченный диск на аквамариновом небесном полотне, его тепло и томительное блаженство.
- Госпожа, вас ожидают…
Глаза резко распахнулись, и Безымянная неестественно выпрямилась в своем кресле, более не касаясь спиной жесткой опоры. Вслед за робким голосом из прошлого, в душе поселилась тревога. Такая отчетливая и всепоглощающая, что сопротивляться ей было бесполезно, да и бессмысленно. Это была не паника, отнюдь, просто чувство, которое помогало женщине угадывать, а возможно и считывать мысли жителей этого уровня. Далеко не всех, впрочем, и этого было довольно, чтобы на корке, что сковала собой всякое упоминание о прошлом, появилась многозначительная гравировка «Пока».
И тревога говорила ей, что женщине здесь делать нечего. Рой более был не пригоден для ее целей, более не мог, ни помочь, ни защитить, ни оказать необходимое содействие. Отработанный материал, который следовало оставить как можно быстрее, чтобы не испачкать рук в гнили этой организации, что была уже не способна поддерживать порядок, исполняя главную из возложенных Уранией на них задач. Эта же тревога заставила женщину инстинктивно обнять запястья ладонями, пряча браслеты и ожесточенно растирая зудящую кожу, оставляя на той новый рисунок из покраснений и царапин. Ей начало казаться, будто метки под браслетами налились раскаленным металлом, прожигая и без того хрупкие ткани скверной, которой изначально была вызвана идея штамповки генномодифицированного поколения навязанными чувствами.
- Во славу Урании… - Жесткая усмешка искривила губы, когда нерушимую тишину нарушил хриплый голос, вырвавшийся из сдавленного болью горла. Это было не прославление, но угроза. Отчетливо слышимая, распознаваемая, пусть они и поймут это много позже, когда будет уже поздно что-то изменить и исправить.
Безымянная точно знала, что ей нужно делать. Знания будились тревогой, тревога будила знание. Прикрыв глаза, женщина вновь расслабилась, опустив едва заметно дрогнувшие ладони на подлокотники. У нее было не много времени, хотя тревога и твердила, что его нет вообще, но безгранично доверять этому чувству не следовало, только лишь не отпускать путеводную нить, что та расстилала, проводя заплутавшую в опустевшем внутреннем мире «Госпожу» к нужному отсеку знаний, которых сполна хватит для того, чтобы покинуть это место.
Она шла вперед, осторожно, но быстро, не обращая внимания на запертые двери, из которых был составлен узкий коридор вокруг нее. Все двери были разными, от старинных, из настоящего, выросшего еще на земле дерева, до мерцающих перемычек, одна из которых, повинуясь жесту агента Найта, заперла посетительницу в ячейке с номером «25». Дверей было бесконечное множество, и каждая скрывала за собой мгновение или знание, кусочек воспоминаний, секунду ощущений, или же многолетний опыт. Некоторые двери были приоткрыты, чуть-чуть, едва заметно, из них Безымянная уже успела подчерпнуть в свое время необходимое ей мастерство, от лукавого взгляда, до элементарных приемов самообороны. Но сейчас это ей было без надобности. С агентом РОЯ, к тому же не простым клерком, а застоявшемся бойце с передовой, женщина едва ли справится, даже владей она искусством древних мастеров, тем более, если тот придет не один, а, как и было обещано, с человеком вышестоящим. Ей требовалась другая дверь и приоткрыв искомую, излучающую яркое электрическое мерцание пробегающих по металлическим граням молний, Безымянная улыбнулась.

Внешне ничего не происходило, да и не произошло. Просительница все так же сидела в своем кресле, в ожидании людей, готовых заняться ее запросом. Все так же руки ее покоились на подлокотниках, только ноги переменились местами, чтобы не затекли мышцы от томительного ожидания. В какой-то момент она опустила обе ступни на холодный пол, играючи и от скуки растирая толстой рифленой подошвой комок грязи, что оставил после себя предыдущий проситель. Но вот она замерла. Даже дыхание замедлилось, а то и вовсе прекратилось, будто им она могла спугнуть тот самый миг, который был ее единственным шансом.
За ее спиной раздался еле слышный писк сканера. Двери начали размыкаться, вновь начиная наполнять крохотное помещение неуместными для него звуками из приемной. И в тот самый момент, в ту самую секунду, когда возвратившиеся мужчины были готовы переступить порог, раздался далекий взрыв позади них. Потом еще один, уже ближе. Еще один и еще. Начиная с самой дальней ячейки, что гасли взрываясь, с промежутком меньшим, чем требуется крохотной колибри для взмаха крыльев. Тоже самое происходило и с противоположной стороны. И в другом ряду. Это были взрывы, но не в том смысле, который вкладывало в это слово предыдущее поколение. Он оглушал не собой, а последствиями. Моментальной паникой, когда вся электроника, которой было напичкано здание, начала выходить из строя, под взрывной волной, бежавшей по нановолокнам, неосязаемым и заменившим собой провода. Один удар сердца, Агентам его хватило, только лишь на то, чтобы вернуть свое внимание к сидевшей в кресле просителя женщине. Сидевшей? Нет. Уже нет. Но куда же она делась? Только в паникующей толпе, которая единым потоком рванула к выходу, погребая под собой не удержавшихся на ногах людей, мелькнул алый всплеск волос, но тут же снова пропал.

Безымянная же, оказавшись на улице, натянула на лицо сорванную с кого-то в момент паники маску и сделала короткий выдох. Игра еще не закончилась, она даже не началась. Тревога еще не улеглась, но сквозь бившую в горле кровь, поселила на языке новую цель, беспорядочно проскальзывающую сквозь искусанные в попытке сдержать слова губы.
- Вниз, вниз, вниз…

+1

7

Нет, ситуация уж точно была исключительной. Прежде, за всю историю У-лья, прецедентов, подобных этому, не случалось – или их не фиксировали, - и потому Зеро хорошо представлял, в какой панике сейчас ответственные лица там, наверху. Им всего проще было свалить дело на РОЙ, тем более что женщина рано или поздно все равно сюда бы обратилась, и теперь, должно быть, они готовы оказывать занятым в операции роевцам любую мыслимую поддержку, лишь бы здесь справились. Потому что если нет – ответственность вновь перевалится на них, и тогда кое-кому придется оторвать задницу от кресла и тоже начать шевелиться.
Пока что очередь шевелиться была у них – у Зеро, у Найна. Спешить в этом деле нельзя, так проще дров наломать, но нельзя и медлить. То, что Найн начинал выделываться, слегка огорчало, но Зеро на него не велся так просто, зная, что Найн слишком хороший и амбициозный агент, чтобы выпустить из рук прекрасную возможность. Возможность то ли получить повышение, то ли раз и навсегда расправиться с Зеро – потому что сам он именно так для себя все это оценивал. Урания справедливо награждает победы, а победителей, как известно, не судят, поэтому для Зеро это самое «то ли» смазывалось в одну общность, в двойной приз.
- В теории что угодно возможно. Ты сам видел фото, - Зеро пожал плечами. Одинаковое имя на запястьях тоже было из области невозможного, а вот же. – Это твоя личная проблема, потому что я так сказал, если другие аргументы для тебя не подходят.
Долго с его возражениями церемониться Зеро не собирался, у него всегда оставался козырь – право приказать кому угодно из сотрудников этого отделения РОЯ. Найн прекрасно знал, чем может для него закончиться неповиновение, и претензии выдвигал исключительно из врожденной наглости и генетической нелюбви к Зеро. Можно было простить его за это, если бы у Зеро на уме было кого-то прощать.
«Моих рук дело? Когда это будет моих рук дело – ты поймешь сразу. А сейчас кончай придуриваться».
Пройдя мимо Найна, Зеро двинулся к ячейке, на ходу прикидывая дальнейший план своих действий. Пока все ясно – глянет на руки дамочки, потом заменит ее браслеты, если они вообще есть, на роевские, со следящим устройством и коммуникатором. Потом, когда детка будет уже у них на привязи, либо запрет ее где-нибудь в камеру, чтоб до нее никто из любопытных не добрался, либо же придется таскать повсюду с собой, смотря какие указания на этот счет придут сверху. В собственном отделении Зеро мог распоряжаться по своему усмотрению, но он все же был обязан прислушиваться к так называемым рекомендациям, которые редко когда отличались от прямых приказов.
А отчетом Стражей пускай пока занимается Найн. Если Зеро сказал, что теперь это и его задание тоже, это не означает, будто ему вскоре придется покинуть помещение РОЯ… да, Зеро немного злорадствовал. Самую малость.
Зеро разблокировал запертую Найном ячейку, и тем самым словно запустил действие какого-то невидимого механизма, сообщившего о своем наличии целой серией коротких ударно-волновых взрывов. Такого в РОЕ еще не бывало, и Зеро в первый момент не знал, куда бросаться – к первой ячейки, с которой все началось, к центральной двери, которую следовало срочно заблокировать, чтобы не упустить преступника?.. Его присутствие требовалось везде и сразу, но первым делом Зеро тронул пальцами кнопку гарнитуры:
- Заблокировать приемную, доступ агентов «двадцать», третий уровень безопасности, группу сюда немедленно! – отрывисто скомандовал он диспетчерам, а потом грязно выругался, обнаружив ячейку с номером двадцать пять пустой. – Ах ты сука! Найн, куда ты, блядь, смотрел?! Девка смылась! – Зеро круто развернулся, ищущим взглядом осмотрел обезумевшую толпу – все как один ринулись к выходу, и разглядеть среди паникующих людей кого-то конкретного казалось невозможным. Зеро выругался еще раз и вновь тронул гарнитуру: - Красноволосая женщина, ячейка двадцать пять, найдите ее, блядь, немедленно!
Выражаться было запрещено, но в некоторых случаях Зеро срать хотел на все запреты.
Компьютерная сеть приемной была вырублена начисто, заблокированные двери и освещение работало на аварийных генераторах, связь – на радиоволнах, но больше в их распоряжении не было ничего, и потому пришлось бы ждать отчета диспетчеров и программистов не только чтобы узнать, что же произошло, но и выяснить, здесь ли еще чертова баба. Хотя все там работали на пределе своих возможностей, помня о третьем уровне безопасности, Зеро этого было слишком мало, нутром он уже чувствовал западло – наверняка хитрая лиса успела сбежать прежде, чем дверь заблокировали, и теперь с каждой секундой уносится все дальше в лабиринты У-лья!
- Фор – разбирайся здесь! – как бы ни не хотелось оставлять отделение на Фора, другого выхода у Зеро сейчас не было. Бросив планшет, сейчас уже бесполезный, на стол, он скомандовал: - Найн, бери геликоптер, никуда она от нас не денется!
Сам Зеро отправился наверх – пневматический лифт тоже не работал, - потому что начинать поисковую операцию без оружия дронов было так же бесполезно, как ловить рыжую сачком.

Двухместным легким геликоптером руководил Найн. Зеро сидел на пассажирском, работая сразу с четырьмя экранами и гарнитурой, по которой то и дело из диспетчерской передавали сводки. Внешность рыжей наконец вытянули из записи с камер: пришлось подождать, пока на дополнительных генераторах заработает и перезагрузится система. Теперь поиски можно было вести проще – операторы искали совпадения в режиме реального времени, и находили их, так что удавалось составить примерный маршрут ее передвижения. А она, к счастью, двигалась – стоило ей спрятаться куда-нибудь, исчезнуть из поля зрения камер, и они вынуждены были бы вести поиски вслепую, будто двигаясь в темноте. В таком городе, как У-лей, это затея обречена была на провал.
- Две с половиной минуты назад она была здесь, - Зеро сквозь полупрозрачный голографический экран взглянул вниз, на длинный каскад трансферов, соединяющий второй уровень с третьим. – Спускалась или пыталась нас обмануть. Но если пойдет на третий – мы легко ее найдем. Опускайся.
Зеро был без фильтра, в спешке забыл его захватить. Пришлось активировать фильтрацию в геликоптере – пока неплохо, но потом, когда придется выйти наружу на третьем уровне, это его уж точно не спасет. Впрочем, Зеро не слишком беспокоился, по его примерным подсчетам рыжую они схватят уже через десять минут. Максимум пятнадцать, если она додумается выбрать маршрут, слишком сложный для прохождения геликоптера.
На этом уровне рабочих камер было уже значительно меньше – постоянно кто-то скручивал их или разбивал, а заменять не успевали. Указания из диспетчерской стали короче, в голосе оператора отсутствовала былая бойкость и уверенность, и вскоре Зеро понял, что с этим офисным планктоном дела они не сделают. Вырубив связь, он открыл окно и отпустил наружу два дрона. Круглые блины, походившие больше всего на колеса детского самоката, зафиксировались в воздухе на магнитной подушке, а потом под руководством Зеро разлетелись в разные стороны, а мужчина вновь прилип к экранам, отображавшим все то, что захватывали камеры дронов.
- Быстрее, мальчики, ну вы ж не фрисби… - бормотал он, нетерпеливо постукивая пальцами по приборной панели. – Оп, вот и наша киска! – уже через минуту оживился Зеро, увеличивая один из экранов так, чтобы Найн тоже видел. – Маршрут к объекту! – тонкая линия маршрута отобразилась на панели навигации. – Скорей, Найн, что ты тащишься как на параде!
Уже совсем скоро Зеро выпрыгнет из геликоптера, как только он окажется достаточно низко над землей, и продолжит погоню уже так – но на его стороне по-прежнему будет два дрона, способных обогнать средней скорости поезд. У рыжей сучки просто не было здесь шансов.
[b][nick]Эршер[/nick][status]we are all illuminated[/status][icon]http://cs631118.vk.me/v631118637/275c1/t4JRXNHs3-U.jpg[/icon][/b]

Отредактировано Raul Rainier (29.08.2016 11:57:46)

+2

8

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
[AVA]http://cs631118.vk.me/v631118637/275ad/aMbwK26K_xs.jpg[/AVA][NIC]Отрис[/NIC]

Обломки RW-737 класса «небо» неторопливо догорали. Дымный чад, щедро сдобренный запахом паленой аппаратуры, проводки и оболочки из некогда сверхпрочного пластика, струился над самой землей. Насыщенный тяжелыми металлами и примесями сложных химических соединений воздух здесь был настолько плотным, что углекислый газ при всем желании просто не мог пробиться сквозь его броню. Жалкие островки кислорода исчезали буквально на глазах: их пожирало пламя. И, если верить той информации, что ежесекундно поступала со сканеров окружающей среды, времени на то, чтобы привести Зеро в чувства, у Найна оставалось катастрофически мало. Еще минуты две, максимум три, и руководителем Северного подразделения можно будет смело кормить местных генномодифицированных собак – Гончих, или в случае большой нужны (ну, прямо как сейчас) получить хороший барыш на черном рынке, распродав по частям.
- Давай же, сукин сын, приди в себя… Я не горю желанием делать тебе вентиляцию легких.
Но Зеро, лежащий на островке из мусора, в двадцати метрах от места крушений геликоптера, признаков жизни подавать не спешил. Ультразвуковая диагностика серьезных внутренних повреждений не выявила – Зеро мог похвастаться разве что парой-тройкой ожогов, гематомой на правом боку и рваной раной от макушки до уха, которые заработал при взрыве, вылетев через боковое стекло.  Но смерть на Третьем уровне, как известно, могла настигнуть и за меньшее. Найн чертыхнулся: как бы сильно не «любил» он своего босса, в одиночку бродить по трущобам было бы для него явным самоубийством. Найн хотел жить. Но еще больше он хотел понять, кем была та женщина из приемной, раз уж Химера рискнула в открытую перейти дорогу агентам. А для этого ему нужен был Зеро, и желательно в боеспособном состоянии. Найн чертыхнулся еще раз. Решение, которое ему нужно было принять, совершенно ему не нравилось, но часики тикали. Легкие Зеро, судя по все тем же показателям УЗИ, медленно, но верно, начинали обугливаться. Промедление означало гибель.
Перво-наперво Найн стащил с себя куртку с нашивками подразделения. Без дронов, летательного аппарата, связи с базой и минимальным запасом оружия разгуливать здесь так было бы самой большой глупостью из всех возможных: жители Гетто справедливо ненавидели всех, кто был хоть как-то связан с правительством, что уж говорить о самом РОЕ, деятельность которого являлся основной причиной их ссылки сюда. Однако, у этого действия была и иная цель. Выхватив армейский нож из наголенных ножен, Найн располосовал внутреннюю подкладку куртки на несколько неравнозначных лоскутов, из которых наспех соорудил нечто наподобие маски. Ткань подкладки была плотной, но при этом «дышала», позволяя находящемуся в ней телу чувствовать себя комфортно в любых условиях. Маску эту Найн надел себе на лицо, затянув концы у основания шеи и на макушке, а респиратор плотно закрепил на голове Зеро.
- Дыши, или сдохнешь, - с такими напутственными словами он пару раз ритмично нажал раскрытыми ладонями на грудную клетку босса. Опасался Найн только одного - перестараться. Все-таки непрямой массаж сердца ему приходилось делать не каждый день, да и силу рук рассчитать было сложно: чуть пережмешь, и прощай ребра.
Через минуту-другую Зеро начал дышать глубоко и размеренно, без захлебываний и хрипов. Оставалось лишь как можно скорее вернуть его в строй. Совсем скоро к обломкам должны были начать подтягиваться Чистильщики – ублюдки, жадные до любой наживы. Их появление было вопросом времени: падение RW-737 едва ли осталось хоть кем-нибудь незамеченным в радиусе ближайших пяти километров.
Мельком глянув на черные скелеты пустых домов, Найн закопался в поясном чехле Зеро. По технике безопасности у каждого агента, помимо табельного оружия, должны были находиться при себе два шприца -  с адреналином и нано-антидотом. Адреналин в прямом смысле этого слова возвращал бойцов с того света – один прямой укол в сердце и вауля, какое-то время человек мог функционировать. Нано-антидот же предназначался для экстренного полевого лечения. Попав в кровь, наниты временно заменяли собой пострадавшие клетки – до тех пор, пока не начинался процесс саморегенерации или пострадавшего не доставляли в отделение неотложной помощи.  И поскольку о неотложке Зеро мог только мечтать, шприц с нано-антидотом был здесь его единственным шансом на спасение.
Нащупав на шее Зеро артерию, Найн загнал тонкую иглу ему под кожу и одним движением опорожнил герметичный флакон. Теперь оставалось только ждать и считать ускользающие секунды, в надежде, что бой все-таки посчастливится избежать. А еще – думать о том, что делать дальше.
Тишину оборвал резкий, скрежещущий звук. Найн подорвался, вскидывая бластер. Звук повторился, но никого поблизости не наблюдалось. Глаз не мог зафиксировать движения, и значить это могло только две вещи – или что он повредился при взрыве, или движения действительно не было. Звук повторился снова, но на этот раз его появление сопровождалось свечением со стороны одного из обломков геликоптера, что валялся буквально в нескольких шагах того места, где находился сейчас Найн. Удерживая бластер в состоянии боевой готовности, он медленно подошел к неопознанному предмету, источающему свет и звук и, резко отбросив оплавленный кусок обшивки, наткнулся на бортовой самописец. В том, что это действительно было он, сомневаться на приходилось: рябящая помехами голограмма складывалась в эмблему РОЯ.
- Подтвердите идентификационный номер, - вешал знакомый механический голос из недр включившегося устройства. Найн задумался на секунду. С одной стороны, если расшифрованный ящик достанется Чистильщикам или Химере, им придется не сладко. Но с другой, информация, хранившаяся в нем может пролить свет на происшествие, а, заодно, укажет направление, где искать женщину – если повезет. Разумеется, этот вариант был в приоритете. В процентном соотношении 65 на 35.
- RW-737. 1.3. 612.  – была, не была…
- Одобрено. Процесс расшифровки запущен.
Голографическое изображение мигнуло несколько раз и начало выдавать 3D-проекции событий последних двадцати минут полета.

13:40.
поднимается в воздух со взлетной площадки на крыше спец-комплекса B.
13:42.
Активированы воздушные фильтры и инфракрасные датчики прицельной слежки. Полет нормальный.
13:50.
Активировано защитное поле категории 2. Санкционирован переход на Третий Уровень. Полет нормальный.
13:55.
В секторе F зафиксировано движение. Цель подтверждена. начинает плановое снижение. Полет нормальный.
13:58.
Тревога. На радаре замечена баллистическая ракета класса «воздух-воздух». До столкновения – 30 секунд. Щит поднят. RW-737 приступает к маневрам.
13:59
Тревога. Попадание в хвостовую часть. На радаре замечена баллистическая ракета класса «воздух-воздух-земля». RW-737 начинает экстренное снижение.
14:00
Экипаж катапультирован. До лобового попадания – 2 секунды, 1 секунда, 0 секунд. Зафиксирован взрыв.
14:02
Цель – в пятистах метрах от места крушений, движется по направлению к сектору G. Дальнейшее преследование невозможно.
Обозначен квадрат, из которого велась стрельба, сектор F, район 405. Стрелявшие, предположительно, Химера. Движения в квадрате нет.
Конец записи.

- Блядство… - коротко ругнувшись, Найн поскреб подбородок. Ситуаций выходила скверная – если судить по данным бортового самописца, Химере зачем-то понадобилась женщина, причем живой, невредимой и на их территории. А это, вкупе со всеми странностями, связанными с ней, однозначно не предвещало ничего хорошего. Понять бы еще, насколько это самое «ничего хорошего» воняло и как глубоко они в нем увязли.
Глаз загорелся тревожным красным. Найн, морщась от боли, резко вскинул голову, следуя указанным координатам – в провале окна на седьмом этаже дома в ста пятидесяти метрах блеснуло стекло бинокуляра.
- Оп-па, пожаловали. Пора будить нашу спящую красавицу.
Пригнувшись, он добежал до Зеро, вытащил второй, оставшийся, шприц, и, не секунды не колебаясь, вогнал его прямиком в грудину.
- Добро пожаловать в ад.

Неприметная дверь в торце наполовину разрушенного здания в семь этажей была обита проржавленной сталью. Найн постучался в нее, как было условлено у местных – два коротких удара и три медленных, с паузой в три секунды. Сложный механизм заворчал, заскрежетал, и окошко распахнулось. Бластер, торчащий из него, оказался направлен прямиком в грудь агента.
- Что надо? – голос с той стороны был низким, прокуренным, с лающей хрипотцой.
- Мы пришли к Джесс.
Пауза.
- Кто это – мы?
- Мы – это я, Отрис и мой друг, Эршер.
- Покажите руки. Оба.
Найн усмехнулся, пользуясь тем, что охранник с бластером не видит его лица. Здесь, на территории обезумевших, действовали те же законы, что и наверху. Но если там спрашивали пароли и идентификационные имена, то в Гетто достаточно было продемонстрировать Истинное Имя и знать того, к кому хочешь попасть. Браслеты они сняты еще по пути сюда, а Джесс… С этим человеком у Найна была отдельная, долгая история. Не факт, конечно, что тут его ждали с распростертыми объятиями, но все же рискнуть стоило, тем более, что когда-то шкура Джесс была спасена вот этими самыми руками, которые Найн –  Отрис – сейчас демонстрировал неизвестному.
- Можете проходить, - дверь, раскрываясь, заскрежетала еще более истошно, так, что казалось, будто листы железа разрывают на пополам. За ней обнаружилась внушительная фигура секьюрити, клубящийся дымом сумрак и лестница, ведущая вверх и вниз. –  Ищите Джесс в подвале. Сейчас – время приема.
Отрис кивнул и, пропустив Эршера вперед, протиснулся вовнутрь. Что такое «время приема» не для кого секретом не было. К Джесс приходили люди, которым некуда было податься, люди Джесс распределяли их по степени нужности «бизнесу». Кого-то отдавали Чистильщикам на перепродажу, кого-то оставляли себе. Бордель Джесс славился на все Трущобы, девочки и мальчики тут были на любой вкус. А те, кто заслужил доверие Джесс, могли здесь продать и купить не только оружие, но и информацию. Отрису было нужно и то, и другое.
- Слушай и запоминай, - не разжимая губ, он проводил последний инструктаж перед «схваткой». Спускаться приходилось на ощупь. – Джесс – человек особый. Ей врать нельзя, ложь она на версту чует. Но, если она прознает, что ты из… сам знает откуда… то я тебе не завидую. Меня она помнит… по одному делу. До того, как ты меня бумажки перебирать сослал, я был внедренным. Поэтому ты здесь. Хочешь выжить и найти бабу, придется следовать местным законам. И один из них гласит, Джесс злить не стоит.
Словно в подтверждение его слов снизу раздался душераздирающий вопль, который оборвался столь же резко, как и начался. Отрис примолк на мгновение.
- Джесс не продалась Химере. Поэтому, если она захочет, она поможет. Но будь готов отдать что-то взамен…
Например, руку.

Наконец, впереди забрезжил свет. Лестница кончилась коридором неработающих коммуникаций, которые, от силы метров через сто, трансформировались в относительно просторный подземный зал. Из людей здесь было только два охранника, с десяток новоприбывших, скованных допотопными наручниками, и… Джесс. Белые волосы туго стянуты в две косы, тело облепляет зеленый комбинезон, на бедрах – перевязь с электро-кнутом и бластером. Да, это была определенно она.
Отрис шагнул вперед, расплываясь в широкой, кривой улыбке.
- Джесс, детка, сколько лет прошло, а ты ни капли не изменилась.
- Чего нельзя сказать о тебе… Отрис, - она даже не повернула головы, рассеяно созерцая труп обнаженного мужчины, лежащий у ее ног. – Зачем ты пришел? И… привел… его?
- Он друг, враг со мной. Он просто со мной, Джесс. А я ищу женщину.
- Женщин на свете много.
- Ты, как всегда, права. Но не всех… зовут Крис.
Свет от лампы падал на левое запястье Отриса, демонстрируя всем здесь присутствующим именную татуировку. Это была игра ва-банк. Он не имел понятия, так ли зовут в действительности эту женщину, но раз его имя было у нее на руке, двух руках, а на второй у него написано имя Эршер, то вполне возможно, что…
- Становится интересно… Так и быть, я помогу тебе. Но только после того, как объяснишь… зачем ты притащил ищейку ко мне в логово?
Отрис напряженно застыл. Ищейками в Трущобах называли агентов РОЯ.

+4

9

Душно. О, душно настолько, что можно из воздуха делать маленькие камешки и кидать их в прохожих. Покроют таким трёхэтажным матом, бесспорно, да таким, что у аристократии идеально вычищенные ушки свернутся в элегантную трубочку а-ля круассан и задудят на всю округу: «Помогите!»
Но это не они такие, это жизнь такая! Что вы хотели от третьего уровня славного У-лья? Это вам не первый уровень и даже не второй, это вам третий, мать его, уровень, где выживать научишься поневоле, а трёхэтажный мат впивается под ногти вместе с грязью и занозами, расходясь по плазме крови новыми, доселе неведомыми антигенами. И в какой-то прекрасный момент организм перестаёт с этим бороться, и вот ты внезапно становишься идеальным членом низкопробного общества.
Среди личных достижений Хэйли были: скоростные плевки на дальность со снятием фильтра, владение битой на уровне «Выбить из рыхлого мешка с дерьмом всю дурь за тридцать две секунды» (не рекорд, но результат неплохой), бег на двадцатисантиметровых шпильках от бравых работников правоохранительных органов, спрятать в бюстгальтере ударную дозу порошка и дамский пистолетик – и многое тому подобное.
Ух, если бы не духота, то Хэйли бы любила жизнь на третьем уровне, но барышня попалась капризная, вредная, правда, ко всем этим явным недостаткам прицепились миловидная мордашка и умение этим пользоваться в нужных случаях. Но грёбанные фильтры всё портили. И демонстрация достоинств превращалась в активное выпячивание недостатков. Судьба играла с Сеци злую шутку. И уж если вспомнить теологию и прочее дерьмо, то неплохую кучу должно быть, наложил на них Техно-Божинька, раз вонина стояла в прямом смысле смертельная.
Но и духота стояла смертельная, и девушка лишь недовольно поправила чуть сбившийся фильтр с нарисованной на нём розовым маркером улыбочкой. Нормально выглядеть? Нет, она не слышала и не хотела, скуки ей хватило и на первом и, чего уж греха таить, даже на втором уровне.
Но в Химере внезапно свалившуюся на них с самой верхатуры девчонку уважали. Быть может, за отсутствие мозгов, а, может, как раз наоборот, за их присутствие. Но ей хватало ловкости активно выпячивать свою принадлежность к несогласным и не быть пойманной. Талант или везучая задница? Сама Хэйли, в минуты ожидания, такие, как сейчас, гадала только так.
- You've might been hurt babe
That ain't no lie
You've seen them all come and go

Гадать-то, конечно, можно бесконечно, но старенькие поп-песенки из наушника (понимать «передатчик», но Хэйли откровенно использовала технику не по назначению) слушать она любила больше. Ох уж это Десятилетие Предраспада, столько милых мальчиков тогда скакало и песенки о любви пело. А сейчас о чём? Уранию восхваляют? Сеци было и скучно, и смешно одновременно.
Тёмные переулки таят в себе внезапные встречи, а у Хэйли ни кусочка празднично-съедобного, а только бита да базука в большой чёрной сумке. Не торжественная встреча великих тех, кто смотрит на них и плюётся, но тоже себе неплохо. В программе намечаются яркий и оглушительный фейерверк и славный поцелуй с царевной сея тёмного переулка. Преступное единоправие – штука, конечно, бессердечная, но власть в руках женщин уже давно, так что всем сексистам, как пережитку прошлого, пора бы валить под клубы розового тумана без фильтра и подыхать во славу Урании, восхваляя её же. 
Накручивая на палец прядь волос, она ждала, напевая одну и ту же песню на повторе.
- Every little thing I do
Never seems enough for you
You don't wanna lose it again
But I'm not like them

- До приближения цели один – тридцать секунд.
Хэйли на месте чуть было не подскочила. Ох уж эта бездушная электроника, никакого уважения к её искренней любви к бойз-бэндам и сладеньким голосочкам. Они тут, родненькие, душу изливают, про прекрасное поют, чего скучные генномодифицированный объекты себя лишили добровольно, душу изливают. Эти гмо-кукрузки с чего-то решили, что татуировки заменят самое важное. И нет, не секс и прочие лямуры, а генетическое разнообразие, которое, вот так на минуточку – залог выживания вида. А то, что там Урания наплела, так это бред полоумной, которая не хотела в школе генетику изучать. Надавать бы ей по её сексуальному заду, но приказа не поступало. Зато поступил приказ выловить некую Безымянную, которая, спасибо чуду вычислительной техники и прочим приборам слежения, несётся к ней в её соскучившиеся по обнимашкам с женщинами лапки.
И то верно, вот и она, фильтр прикрывает лицо, но Хэйли запомнила детали внешности объекта, да так, что разбуди – опишет как свою лучшую подругу, так некстати утерянную.
А бита из руки упала на дорогу так некстати прям на её пути.
- Да ты ж дерьмоурания! – Громко и откровенно наиграно вскрикнула Хэйли, когда Безымянная наступила прям на эту самую биту и, совершив элегантный пируэт в воздухе, полный грации и прочей радости благочестивых, свалилась на землю. – Позвольте, я вам помогу! Урания, какая я неловкая!
Пнув биту в переулок, в темноте которого пряталась, Сеци спешно помогла встать на ноги своей добыче. А хитрющую улыбочку очень вовремя прятал фильтр. Правда, что что-то всё же не то, можно было судить по морщинкам, внезапно собравшимся около наружных уголков глаз.
- Guess what
It's gonna be me.

Ну любила Хэйли театральщину, так что удар рыжей в солнечное сплетение пришёлся именно на эти слова песни, что всё ещё продолжала играть у неё в наушнике.
- Пардонь муа и прочая хрень, уважаемая.
Против знания анатомии не попрёшь. При достаточной сноровке, удар по нервному сплетению, всецело и полностью отвечающему за царицу сна – великую парасиматику, мог и к смерти привести, но Хэйли не нужны были проблемы и крайности, а вот чуть замедлить дамочку, чуть притормозить её активную симпатику – о, это да, это нужно ну_вот_прямо_сейчас. И явно натренированное то ли гимнастикой, то ли танцами тело приобмякло в руках Сеци, и она, довольная, распевающая свои песенки, потащила в тёмный переулок.
Классика триллера, можно сказать, но Хэйли не говорила, она пристёгивала наручниками к пожарной лестнице свою Безымянную. Удостоверившись, что замок щёлкнул крепко, а у самой внезапной пленницы нет ничего такого, чтобы удрать, Сеци позволила себе отойти от Крис и улыбнуться ей. Как раз вовремя – вдали послушалось упрямое шуршание геликоптера.
Многозначительно подняв палец, Хэйли, кивнув, заключила:
- Твои мальчики, да? Не то, чтобы я не любила мальчиков, но мальчики зажаренные в геликоптеромундире – вещь, не находишь?
Достав базуку из сумки, она помахала своей новообретённой подруженьке оружием и, отвернувшись, взяла на прицел летательную машинку с двумя петушками свеженеощипанными.
- Сейчас вам будет ка… - поудобнее устроив базуку на плече, Хэйли чуть сощурилась, пропуская геликоптер вперёд, и дорабатывала мысленно его траекторию. Ну а когда всё было сверено, да и сама Сеци была готова к фейерверку, просто шмальнула им заготовленной ракетой в хвост. Шанс был один на миллион, и он, мать его, сработал. После шума, издаваемого полётом ракеты, после дымового следа, оставляемого ей, раздался взрыв, свидетельствующий о попадании в самую цель. – Бум!
Ну а чтобы получить идеальную корочку у боевых петушков, Хэйли, вставив вторую ракету в базуку, пульнула и ей в сторону терпящего крушение геликоптера. Стоит признать, железки горели красиво.
У девушек радости маленькие. Собьёшь двух мужиков базукой – улыбка до ушей, новую подруженьку найдешь – вообще чуть ли не алмазное сияние. А Хэйли ж хоть и капризная, но открытая донельзя. Скинув базуку обратно в сумку, она схватила её за ручки и лежащую неподалёку биту, и потащила всё это к Безымянной, которая, на радость Сеци, даже не дёрнулась.
- Видела фейерверк? – Обратилась она к Безымянной. – Это я тебя поприветствовала. Но могу и искры из глаз устроить. – Обворожительная улыбочка на фильтре должна была сказать многое, равно как и умелое поигрываение Хэйли битой. – Я тебя пристегну к себе, и мы пойдём к моим друзьям. Они тебя ждут. А я так – приветливый конвой, который тебя может прикончить голыми руками. Так что будь лапонькой, пойдёшь со мной спокойно и сумку из-под фейерверка потащишь. Ясненько?
И ей очень хотелось, чтобы Безымянной всё было «ясненько». Тупых она ещё со времён высшей школы терпеть не могла, но вот проживание на третьем уровне закрепило за Хэйли новую привычку: что-то раздражает – выбей зубы.

[nick]Хэйли | Сеци[/nick]
[status]we gonna рап-пап-пап[/status]
[icon]http://s6.uploads.ru/iasbu.gif[/icon]
[sign]http://s8.uploads.ru/Q1fyp.gif  http://s5.uploads.ru/jMpES.gif[/sign]

Отредактировано Rita May Sorel (26.07.2016 20:46:02)

+4

10

[nick]Крис [/nick][status]Безымянная [/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1463838468/82e1268c/12744230.png[/icon]

- Вниз-вниз-вниз… - беспорядочно шептала женщина, вторя словами бьющему по вискам болевому импульсу. Словами она заставляла ноги работать, напоминая себе, что нужно торопиться, нужно успеть до того, как точка невозврата будет пройдена. Таймер внутри нее методично отмерял отпущенное время, но сколько его осталось – было не известно, как и то, когда наступит оглушающая тишина без этого дробного стука. А тем более, что будет после… Безымянной казалось, что «Ничего». То самое, которого мог испугать любой разумный человек, полный крах, небытие и отсутствие. Когда-то этого пытались добиться фанатики, теперь же оно пришло само, или могло прийти. Их цивилизация неотвратимо гибла, скатываясь все глубже вниз, и недалек тот день, когда воздух даже первых уровней станет смраднее, чем…
Безымянной показалось, что она рухнула в болото. Переход на третий уровень оказался слишком резким, поглощая убегающую фигуру в зеленоватой дымкой, которая просачивалась даже сквозь маску. Сообщение об опасности поступило незамедлительно, но было проигнорировано, все равно у нее не было дороги назад, а пару часов, до того, как найдет нужного человека, она протянет. Отключив верещащую под ухом паникершу, беглянка прислонилась к стене, чтобы дать себе короткую передышку. Глупо было предположить, что фокус с электроникой в Рое пройдет для нее бесследно, слишком резко был открыт нужный участок забытых знаний, слишком неосторожно она проникла в сеть, разрывая связи. Голова гудела, будто в мозгах у нее поселился свой собственный рой, не говоря уже о сбитом после долгого бега дыхании и болезненной рези в боку, видно в прошлом это тело было не самым закаленным в физическом плане, за что поплатилось сейчас. В голове поселились сомнения, справится ли она? Преследователи не отставали, впереди ее ждал путь через уровень, на котором выживет лишь один из десяти тех «удачников» коих отправляли вниз, фактически подписывая смертный приговор, а из преимуществ у нее был лишь ворох знаний, покуда скрытый даже от нее самой.
Медленно и неуверенно Безымянная отлепилась от стены и выбралась из скрывавшего ее закоулка. Мир вокруг нее будто вымер, шаги эхом отражались от высоких стен, отзываясь шорохом тех, кто предпочитал убраться с дороги того, кто потревожил их покой, прячась в своих дырах и норах, баррикадируя подступы и злобно скаля зубы вслед, подражая давно вымершим крысам. Им не было дела до того, зачем здесь эта неизвестная женщина, кто она и откуда. Раз пришла, значит ничего хорошего от нее ждать не следует, а если из нее можно выкачать хоть что-то полезное, так на то и существует Химера – безраздельная властительница трущоб.
Постепенно ускоряя шаг, женщина стремительно пересекала улицы. Сейчас ей важно лишь было сбросить преследователей, лишившихся своих дронов, после того как те, выпущенные на поиски беглянки, испытали внутри себя диссонанс человечности и не выдержав нагрузки взорвались. Те же, кто ей был нужен на этом уровне, найдется сам, это Крис знала почти с той же уверенностью, с какой не знала ничего о себе. И эскорт не заставил себя ждать.
Сначала она не обратила внимания на звук падающего предмета, пока тот не стал причиной ее собственного падения и приземления на землю без особого ущерба для себя, благодаря ободранным ладоням. Думать о том, сколько смертельно-опасных вирусов и бактерий она подцепила за столько короткое время было некогда, да и вообще мысли как правило выветриваются из головы, когда в добавок к и без того назойливой мигрени, примешивается жесткий удар в солнечное сплетение, лишающий на какое-то время способности чувствовать себя живой. Но никто не обещал, что встреча будет радушной.
Сбившая ее девушка, лицо которой было скрыто за разукрашенным фильтром, в какой-то момент показалась Безымянной смутно знакомой, будто когда-то давно, они уже видела эту особу, что было конечно до того неправдоподобно, учитывая текущее положение дел и внешний вид конвоира. Пытаясь воскресить в своей памяти ускользающий образ в легком белом халате, женщина, не сопротивляясь позволила приковать себя к пожарной лестнице, поморщившись лишь от дополнительной нагрузки к и без того опостылевшим браслетам. Словестный понос изо рта новой знакомой, пролетал мимо ушей, не отягощая и без того плавающие в тумане мысли какой быто ни было смысловой нагрузкой, если такая вообще была. Только лишь когда переулок наполнился яркой вспышкой света и взрывным звуком выстрела, а потом еще одним, Крис вышла из оцепенения, неловко прикрывая локтем слезящиеся от пыли, конечно от нее, глаза.

Высокий шпиль башни был почти зеркальным. Плывущие по нему искры света освещали пространство вокруг, разгоняя ту темноту, которой было не место в этом чистом в своей первозданности месте. У подножья башни неспешно прогуливались люди, все как один одетые в белое, изредка разбавленное пастельными вкраплениями, как знаками отличия между различными подразделениями и классами, к которым относились жители первого уровня. Те, кто отвечал за порядок и охрану, обрамляли свою одежду красными полосами, те кто за относил себя к ученым, носили зеленое и синее, дипломаты отдавали предпочтения серебру, а приближенные к Урании выделялись черными узорами.
Это был обычный день, ничем не примечательный и расслабляющий своим неспешным течением, пока искусственно выращенная трава под ногами гулявших в своей обеденный перерыв людей не всколыхнулась от незапланированного ветра. Никто бы этого так и не заметил, не последуй сразу за порывом взрыв, звука которого почти не было слышно, зато яркая вспышка и разлетающиеся по округе камни от того, что некогда было верхушкой башни, погрузили спокойное общество в панику. Белые костюмы многих в тот день окрасились цветами неприсущими их положению, трава пожухла, а жизнь будто прервалась.
- Госпожа, снова…
- Я знаю. Не удалось установить, кто причастен?
- Нет. Но приняты меры, чтобы информация не просочилась за пределы города.
- Этого мало… уже третий взрыв за последние полгода.

Сумка была тяжелой, впрочем, едва ли она доставляла бы неудобства, если бы руки женщины не были скованы наручниками. Ее конвоирша уверенно шла по улицам трущоб, небрежно поигрывая битой и насвистывая веселую мелодию, распугивая своей пуленепробиваемой уверенностью и лучезарностью местную шпану. А может их отпугивала репутация легкомысленной девушки, ее прошлые заслуги, о которых помнили особо назойливые знакомые, и не поленились разнести весть по округе. В любом случае путь их протекал в практически интимном одиночестве, пока с крыши одной из завален перед девушками не упало «нечто», в компании пятерых собратьев.
Что можно сказать о фауне современного У-лья? Учитывая ее полное отсутствие на втором уровне, синтетику на первом и неизвестность на третьем, то практически ничего. Биологически созданные животные погибли еще задолго до первой волны модифицированных, следом за ними были уничтожены и более опасные, как после показала практика, киборги. Человечество перешло на синтетически созданную продукцию, выращивая необходимый комплекс белков, жиров и углеводов, сдобренный букетом витаминов, в лабораториях, пакую их в пакеты с немногословными названиями «Обед № 1, со вкусом курицы» и прочие. Со временем, вкусовые добавки изменились настолько, что понятие «Курица, свинина, говядина» стали ничего не значащими словами, благо и ценителей первозданного вкуса животных уже не осталось. В лабораториях первого уровня ученые пытались воссоздать цепочки ДНК и как следствие самих животных хоть какого-то вида, но получалось это с переменным успехом, и вот как раз результаты провальных испытаний представляли собой фауну третьего уровня, куда сбрасывались с теми же моральными идиомами, с которыми отправлялись на этот уровень и люди.
То, что предстало перед пленницей и ее сопровождающей, человек из прошлого сравнил скорее всего с собакой. Достаточно крупной, размером с молодого теленка. Сквозь проплешины шерсти на голове виднелись металлические пластины, глаза светились инфракрасными светодиодами, движения были скорее механическими. От псин разило тухлятиной, из пасти капала слюна, которая при падении на землю издавала слабое шипение. Ночные охотники, не ведающие различий между людьми и не имеющие доступа к пакетированной еде. Ими двигал голод, а как представитель Химер, так и аристократ, на вкус были совершенно одинаковы. Первая тварь без обвинения войны бросилась на улыбающуюся под своей маской девицу, сбивая ту с ног, вторая сомкнула свои зубы на тяжелой сумке с базукой, которую Безымянная выставила перед собой в качестве щита.
- Твои дружки? – Это было первое, что сказала Крис своей новой знакомой с момента их встречи, вот только времени на поболтать оставалось не много. Хаотичность мышления зверей, выходила за рамки запланированной последовательности действий и смазывала дальнейшие планы неизвестностью и если у Хэйли в бронелифчике еще мог заваляться боекомплект, то Пленнице же приходилось полагаться на свои старые уловки. Слава Урании, псы были живы лишь на половину, на вторую же – самые обычные роботы, живущие за счет электроники.

+4

11

- После объяснишь, какого хера сотрудник РОЯ якшается с третьим уровнем.
В голове Зеро все еще было пусто и чересчур легко, и тело ныло от нехилого удара об землю. С мускулами тоже что-то было не так, но пока они подчинялись приказам мозга, Зеро не беспокоился. Думал он больше не о себе, а о уничтоженном геликоптере и всем, что находилось не его борту, и о том, насколько сильно пострадает его репутация после этого случая. Подумаешь – чуть не сдох на третьем уровне. Сдох бы – проблемы бы не было, а теперь проблема была, размером с задницу Урании, хотя так высказываться Зеро позволял себе только мысленно. Решать эту проблему крайне не хотелось и совсем не моглось: для этого ему нужно было вернуться обратно в РОЙ. Зеро был зол достаточно, чтобы отправить на третий уровень несколько до зубов вооруженных групп зачистки, которые обычно валят всех, кого встретят на пути, и не возвращаются, не взорвав несколько кварталов.
Это противоречило всему, что Зеро только знал, но порой он мнил себя исключительно разрушительной силой, и плевать было на все правила, тем более что большую часть он имел право нарушать. «Не водиться с третьим уровнем» было одним из таких правил. Зеро соблюдал его в основном потому, что ребята с третьего многое бы отдали ради возможности пустить пулю в его голову, а это не входило в его планы. И вот, посмотрите-ка, он тащится за уверенно двигающимся по лестнице Найном, он лично показал незнакомому мудачью свою руку без браслета, и он, черт возьми, обязан своему врагу жизнью!
Не задался день с самого начала.
Ему было мерзко от всего этого – чувства зреющего долга, физических ощущений, воздуха третьего уровня, от блядской Джесс и ее заведения, от человеческих криков. Через несколько секунд стало еще противнее, когда Зеро увидел людей в наручниках; нет, это было делом третьего уровня, РОЙ мог сколько угодно в это не вмешиваться, пропускать мимо ушей, закрывать глаза, потому что здесь никто не удосужился написать законы для соблюдения.
Ему казалось, что Отрис чувствует себя как в своей стихии. В голове даже мелькнула мысль отправить его сюда на постоянную, но потом голова начала болеть, Эршер с нажимом провел по затылку рукой и поморщился от всплеска боли. На ладони остались следы крови, и он тут же прикинул, сколько всякой заразы могло попасть в него за то время, что он провел без сознания. Нет, отправить блядского Найна сюда не получится, раз Зеро теперь ему обязан, но не беда, он придумает что-нибудь другое.
Джесс была на вид так себе. Эршер всего один взгляд на нее бросил, чтоб хорошо запомнить, а потом опять увлекся кровавым отпечатком на своей ладони, но поднял голову сразу же, как уловил ласкающее слух «ищейка», служившее в случае с Зеро триггером самого первого сорта. Агент в нем включился как по щелчку:
- Скажи спасибо, что не по твою душу пришли.
Иронии здесь было ровно половина – раз Найн знал, как найти это место, ничто не помешало бы ему выдать его. Хотя РОЮ в основном не было дела до третьего уровня, они все же предпочитали вычищать подобные «заведения», избавляться от всего, что так или иначе походило на иерархическую структуру. Найн, должно быть, дружил с девицей, или имел с ней какие-нибудь другие связи, но на месте обитателей этих трущоб Зеро не стал бы доверять никому из ищеек. Он знал своих ребят – даже Найна – слишком хорошо.
«Придется с ними договариваться», - этого можно было бы избежать, если бы Найн уже не привел их сюда. Теперь их – или только его – просто не выпустят отсюда без крайне выгодной для этой сучки-Джесс угоды, и Зеро очень хотел бы не иметь права заключать договоренности, но он на свою беду имел. В его положении было равно плюсов и минусов, но преимуществом оставалось то, что на плюсах он мог хорошо играть.
- Ты поможешь нам, потому что дело касается ёбаной Химеры, а Найн сказал, что ты не продалась ёбаной Химере. Стоит это проверить, но пока что я верю Отрису на слово. Нас двое, других на третьем не будет, если не случится непредвиденного.
Они могли бы с легкостью убить его. Нет, может быть, не с «легкостью», а просто убить – но могли бы. В особенности при помощи Найна, насчет которого Зеро уверен был: тот только и ждет, что подходящей возможности. Почему он вообще вколол ему адреналин, Зеро не понимал, а разбираться пока что не планировал.
Они могли бы убить его, но ему это почему-то не казалось важным и уж точно не пугало. Будто в полусне Эршер ощущал, как что-то необратимо меняется в его организме – то ли легкий хрип при дыхании, то ли едва уловимое головокружение, то ли усилившаяся резь в глазах. Любой бы подумал, что это все последствия падения и все в том же духе, никто не стал бы делать преждевременные выводы – но только не Эршер. Тот себя знал слишком хорошо, и не имел обыкновения уповать на призрачные надежды. Вот только уж больно хотелось ему сперва как следует вломить виноватым, и потому он продолжал гореть целеустремленностью, как и всякий раз до этого.
- Нам нужен транспорт, оружие, пара человек – на всякий - и на этом все.

Зеро хорошо знал, почему она согласилась на формулу «услуга за услугу». Поняла, с кем именно говорит, просекла, что можно извлечь из человека типа Зеро, которого порядком прижало необходимостью. Жители третьего уровня, к какой бы организации они ни относились, ненавидят РОЙ. Единственный роевец, которого они любят – это нуждающийся роевец, а сейчас Зеро был именно таким, и даже не пытался этого скрыть. И оставался в полном проигрыше, потому что, если верить Найну, для этих людей насолить Химере было в радость, а здесь они еще и выгоду с этого получали. Была бы воля Эршера – он бы этот чертов притон разнес одним прицельным выстрелом, уж больно наглой казались требования Джесс, но приходилось мириться и зло зыркать на Отриса, будто он был во всем виноват. Отчасти был: не уследил за рыжей сучкой, пока та была еще в ячейке, от того и все беды.
Теперь у них было все. Нормальные фильтры, огнестрельные автоматы и бластеры, гидравлический транспорт из тех, где магнитная подушка включается только по необходимости, сохраняя маневренность, - Зеро было до чертиков интересно, откуда все это во вшивом барьере на третьем уровне У-лья, но пока что он не задавал вопросов. Есть и есть. Джесс лично поехала с ними, но больше никого не взяла, сославшись на то, что чем их меньше, тем они незаметнее.
Вторым важным вопросом в этом деле был способ, которым Джесс собиралась воспользоваться для того, чтобы найти Безымянную. Как только Джесс его озвучила, Эршер едва не потерял самообладание:
- Вообще-то она нужна живая! Это главное условие. Если сдохнет – к херам все договоренности.
- Ой, да брось. Если она сумела сбежать из вашей псарни, то и здесь справится.
Зеро только зубами скрипнул. Да, дамочка у них была уникальная, но все равно ее голова отлично влезала в пасть любому из выходцев, псов третьего уровня. Что часть из них может подчиняться Джесс, Зеро не удивило, но он доподлинно знал – контролировать псов полностью не может никто. Только наполовину они были порождением техники, и другая половина сопротивлялась импульсам, порой выходила из-под контроля, так что усмирить можно было разве что поджарив то, что заменяло этим тварям мозги.
- Помрет – ты за это ответишь, - предупредил он Найна, пока садился на транспорт позади него, чтобы руки были свободными для стрельбы, если до нее дойдет.
Первой ехала Джесс. На ее мониторе разворачивалась трехмерная карта части третьего уровня, и на этой карте даже Зеро было видно пульсирующие красные огоньки, мчавшиеся на север. Псам было довольно легко в поисках, ведь Безымянная еще не пахла так, как пахнут обитатели этого места, а сверхчувствительным рецепторам выходцев ничего не стоило уловить этот отличающийся запах в том месте, где самописец геликоптера в последний раз зафиксировал женщину. Оттуда они и отправились, и теперь очень быстро и не очень аккуратно продвигались по третьему уровню, пока не заметили наконец  исчезающего за поворотом выходца – последнего из всей группы.
Джесс остановилась на краю улицы, которая неожиданно обрывалась куда-то вниз метра на два, Найн затормозил рядом, а Зеро спрыгнул с заднего сидения и остановился на самом краю, в миг оценив обстановку внизу:
- Эй, срань четырелапая, башку ей не отгрызи! Джесс, отключай ее, рыжая сучка нужна с башкой! А эта, вторая, вообще хрен знает кто – ее можно жрать! Найн, за мной!
Два метра – пустяк для любого роевца, и, спрыгнув, Зеро выстрелил в атаковавшую Безымянную тварь короткой очередью, чтобы та по крайней мере отвлеклась, а потом прошипел, не рассчитывая, что женщина услышит:
- Все, коза, добегалась.
[nick]Эршер[/nick][status]we are all illuminated[/status][icon]http://cs631118.vk.me/v631118637/275c1/t4JRXNHs3-U.jpg[/icon]

+3


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Шторм - это я ‡альт