http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Ребенок напрокат ‡эпизод


Ребенок напрокат ‡эпизод

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Время и дата: май-июнь 2016 года (возможна корректировка)
Место: Нью-Йорк, Манхэттен. Приют организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Квартира Рэйчел. Места интересов и общего пользования
Участники эпизода: Jordan Rose с братом & Rachel Russel, НПС по мере необходимости
Краткий сюжет: вы когда-нибудь слышали о программе Временной передачи детей в семьи? Чистое безумие, правда же?.. Так вот давайте вместе разберемся, безумие это или шанс?

*добавлю картинки квартиры Рэйчел, когда найду*

Отредактировано Rachel Russel (21.05.2016 18:06:21)

0

2

Она замирает перед дверью, пытаясь угомонить взволнованное дыхание. Сюда вызывали лишь в одном случае - если кто-то заинтересовался и решил познакомиться. Страшно было подумать, кто может находиться в комнате: безумная парочка, коллекционирующая детей ради пособия? Или же молодая, совсем недавно образовавшаяся пара, не сумевшая найти общий язык друг с другом, но придумавшая, будто хочет детей? Или мамаша, не сумевшая реализовать свои детские мечты и старающаяся перенести их на чужих детей? Или же папаша, чьи амбиции и жажда власти простираются далеко за пределы собственной семьи? Да, для того, чтобы забрать ребёнка из приюта, требуется пройти немало процедур и уладить кучу разнообразных формальностей, среди которых обязательно беседа с психологом и не одна. Но когда родители сами верят в свою исключительность, порядочность и серьёзные намерения, не так уж сложно ввести в заблуждение и посторонних. Но дабы не рисковать, пары стремятся забрать ребёнка из стран третьего мира: Анголы, Уганды, Камбоджи, России, тогда как собственные дети вынуждены прозябать в социальной сфере.
Джордан, признаться, не в восторге от того, что ей снова придётся делать дружелюбный вид и всячески себя расхваливать. Ей становится дурно от одной только мысли о “лизоблюдстве”. А кроме того, вот лично она вообще не заинтересована в приёмной семье. Её больше волнует брат. Если её заберут, кто останется здесь присматривать за ним? Дети в большинстве своём жестокие создания, а Дилан - слишком робок и тих, чтобы дать отпор обидчику.
Девочка не спешит входить, она стоит и прислушивается, надеясь по голосам и разговору понять, что её ожидает. Но она вздрагивает, когда слышит шаги по коридору, и вот уже из-за угла выворачивает их… воспитатель (назовём его так). Женщина тянет на своём лице приветливую улыбку и вопрошает, почему Джордан до сих пор здесь. Она поднимает руку и стучит в дверь, а девочке кажется, будто всё происходит в замедленной съёмке с выключенным звуком. Джо видит и знает, что здесь должны быть глухие удары, но не слышит их. Видимо, от волнения.
Она неоднократно уже заявляла воспитателям, что им с Диланом не нужна семья. Они семья друг для друга, но сами по себе. Как только она станет совершеннолетней, то покинет это место без сожаления, прихватив с собой брата. Она читала закон и знает, что это возможно, если возьмёт на себя опекунство. Это не так просто сделать, но девочка готова к трудностям, она верит, что справится, потому что вся жизнь её - сплошные трудности.
Но так или иначе, она чувствует на своём плече тяжёлую руку и послушно заходит в кабинет, опустив взгляд в пол. Там, за дверью, ей было интересно узнать кто решил попытать своё счастье и испытать своё терпение, потому что не все правильно рассчитывают свои силы, решаясь взять ребёнка из приюта, и часто понимают, что не справляются уже после, а потому - такое тоже случается - возвращают дитя обратно, что ещё больше калечит психику, особенно пяти/шестилетних малышей, не говоря уже о одиннадцатилетках. Но здесь, оказавшись у всех на виду и желая съёжиться в маленький комочек от оценивающих взглядов, она напускает на себя абсолютно безразличный вид, как будто для неё уже не имеет значения, заберут ли её или же она кому-то не приглянется. Как это ужасно, когда решение выбирать или не выбирать принимает кто-то другой, совершенно посторонний человек, который не знает тебя, не знает твоих привычек, не знает твоей истории (кроме того, что могут рассказать воспитатели и социальные работники). На каких принципах он основывается? И вообще, разве сегодня кто-то ещё берёт подростков? все ведь желают именно малышей.
На какой-то миг ей и правда становится безразлично (или же Джо настолько хорошо умеет скрыть любопытство даже от самой себя?), ведь она знает, что вернётся в приют, рано или поздно. Они с Диланом были нужны только своим родителям. И Джордан не нужно слушать или читать чужие истории, чтобы понимать это.
Она слышит приветствие, слышит как её зовут по имени. О, этот елейный тон льётся, словно мёд в нежные ушки. Уж лучше бы её вызвали за какую провинность! Этот мягкий голос напоминает ей госпиталь, те дни, когда врачи и медсёстры не отвечали на вопросы о семье, но общались с нею с точно такой же аккуратной интонацией. Джордан поднимает глаза на социального работника и наталкивается на тёплый, полный надежды взгляд. Ну точно. Её забирают.
И только теперь она может почтить своим вниманием потенциальных родителей, которых чем-то мог привлечь чужой ребёнок, с большими глазами, в которых притаилась горечь утраты, нечёсаными волосами, вечно согбенной спиной. Должно быть сейчас Джордан напоминает “тварь дрожащую”, робкого и закомплексованного подростка. Она может быть сколь угодно смелой в своих мыслях, но эта смелость часто остаётся внутри.
- Здравствуйте, - тихо здоровается она, несколько удивляясь про себя, что дама, пришедшая на неё посмотреть, одна.
Хотя такое тоже бывает, когда женщина сначала подбирает себе ребёнка, а потом ставит мужа перед фактом, и у того просто не остаётся вариантов. Несмотря на то, что ей уже пятнадцать, выглядит девочка лет на тринадцать не только из-за одежды на пару размеров больше необходимой, но и из-за слишком серьёзного, осмысленного взгляда, не вяжущегося с общей внешностью Джордан Роуз.

+2

3

- Ты же понимаешь, что это полное безумие, Барренс? - мягкий и спокойный голос Рэйчел противостоял не менее мягкому и и спокойному голосу Дональда Барренса, патокой льющемуся в уши. Собственно говоря, именно он и затеял всю эту авантюру. Не так давно вступив в должность заместителя главы организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Дональд еще горел энтузиазмом и желал бы сделать больше, чем то позволяли узкие рамки его должностных обязанностей и полномочий.
Не кто иной, как он являлся автором и основным разработчиком абсолютно новой для Нью-Йорка специальной программы "Временная семья", которую в блогах и средствах массовой информации окрестили более коротко - "Ребенок напрокат".
Мужчина откинулся в кресле, окидывая женщину взглядом оценивающим и самую толику - лукавым. Всему виной этот хитрый прищур и обаятельная бесовская улыбка, которая так ему подходит. Черт! Ни одна женщина в здравом уме и твердой памяти обычно не могла Дональду отказать.
- Сколько тебе лет, Рэйчел? - выразительно соединив пальцы домиком, он наблюдал за ней. Не пропускал ни одной реакции, чтобы не упустить ни единой детали. Рэйчел всегда кожей чувствовала такие вещи. - У тебя есть дети?
Всего лишь мгновение, и не понять, показалась ли та крохотная, черная, пробежавшая по дну глаз Рэйчел тень.
- Это удар ниже пояса, Дональд, - отозвалась с легкой прохладой и даже отстраненностью. Впрочем, враждебности или "неудобств" не показала... - Ты прекрасно знаешь, что я не могу иметь детей.
Женщине всегда была сложно говорить на эту тему, однако же она придерживалась мнения, что если не будет говорить она - будут судачить другие... Так пускай лучше она. По крайней мере, это оружие хотя бы не используют против неё. Рэйчел вновь улыбается, спокойно и ровно. "Мужчине выгодно иметь именно такую любовницу. И тебе это известно не хуже других, правда?"
- И ты никогда не думала о себе как о чьей-то подруге, сестре или матери?
- Только как о любовнице, - чуть наклонив голову, Рэйчел с легкой иронией улыбнулась. Никому она не позволит лезть себе в душу по этому поводу. Особенно грязными руками. "Хотя, пожалуй, такими руками, как у него..." Скользнула взглядом по холеным пальцам, поднялась до плеча, приласкала коротким невесомым "прикосновением взгляда" шею, "погладила" линию подбородка... и поняла, что он смеется. Поняла по его заразительной улыбке и потому, что слишком увлеклась своими мыслями, мягко говоря, далекими от совершенства.
- О, Рэйчел, ты неподражаема, - со всей ироничной серьезностью ответил Дональд, все более и более убеждаясь в том, что эта его знакомая более, чем просто подходящий вариант. - Но ты уже начала участвовать в моей программе. Ты подготовила и организовала замечательный модельный косплей, провела лотерею и потрясающую фотосессию с детьми. А сейчас хочешь остановиться на половине пути и сказать мне "нет"? У тебя не получится. - Мужчина по-деловому пригубил чашку стремительно остывающего кофе. - Ты видела тот детский дом и его воспитанников. Неужели же ни один из них не тронул твое женское сердечко?
И тут Рэйчел задумалась. Задумалась всерьез и, кажется, надолго. Она всегда держала свое сердце за семью запорами, особенно с тех пор, как ушел Зейн, но...
- Вообще-то, есть одна.
Жила одна девочка в ее памяти, взгляд которой Рэйчел настойчиво не могла забыть.

конец мая 2016 года
Имея стольких знакомых среди сильных мира сего, сколько Рэйч, любое дело перестает быть проблемой и фактически переходит в разряд задач, пусть сложных, но решаемых и разрешимых. Адвокаты, юристы, справки, службы "охраны детства" и попечительства, полное психологическое и медицинское обследование ее, как человека, которой вверяли на время ребенка, пара весомых, замолвленных за нее слов, экспериментальная программа "Временная семья" - и она сидит в кресле напротив работника социальной службы в ожидании Джордан, сама не до конца веря в то, что делает.
На лице - спокойствие и доброжелательность. В голове... полный хаос и сумбур. "Поверить не могу. Как Дональд уговорил меня в этом участвовать? Ребенок напрокат... Хотя... в нашем мире все продается и все покупается, чему удивляться? Да и ему, конечно, нужны "очки" в карму. Долго на этом кресле он не задержится, дальше пойдет... И когда пойдет - ему нужно успешное прошлое, творческие идеи, оригинальные эксперименты. Правда, боюсь, конкретно этого эксперимента общество долго не сможет ему простить. Впрочем... никто никого не неволил. Ни меня. Ни тем более, его. Его вообще сложно к чему-то "приневолить"". Эта мысль отчего-то вызвала в Рэйчел улыбку. "Дональд Барренс. Мой официально неофициальный "муж"".
О, да. Он хотел, чтобы об этом эксперименте пока знало как можно меньшее количество людей, и даже более того: желал лично наблюдать за его результатами. Сделать это можно было единственным безопасным способом - фиктивный брак. С необычайно жестким брачным соглашением, удовлетворяющим обе деловые стороны. И "миссис Барренс" Рэйчел все-таки не стала, сохранив за собой свою фамилию. Рассел.
И речи социального работника не занимают ее до такой степени, как девочка, которую она ждет. У которой есть брат. И которые живет в этом же самом приюте. Как там его зовут? Дилан?
- Она, конечно, бунтарка, но все они такие в этом возрасте, - разглагольствовала между тем мисс Сьюзанн, и слава богу, что ее прервал стук в дверь. - А вот и наша Джордан, - расплылась в слащавой улыбке представительница социальной службы, вызывая у Рэйчел стойкий рвотный рефлекс. Слишком много "сахара".
Рэйч повернулась отточенно-модельным жестом, наиболее выгодным ракурсом, как если бы перед ней вместо девочки стоял фотограф. И вышло это, разумеется, чисто автоматически... хотя естественности позы в целом это отнюдь не отменяло.
- Здравствуй. - Сейчас они составляли друг другу разительный контраст: практически наплевавший на себя, на свой собственный внешний вид, подросток и одетая с иголочки, в дорогую и качественную одежду, до кончиков пальцев ухоженная Рэйчел, никак не выглядевшая на свои почти тридцать два года. - Меня зовут Рэйчел. Можно Рэйч или Риччи, как тебе больше нравится.
"Это безумие. Что я буду с ней делать?" На этом фоне блекли разговоры о том, что Рэйчел может "перескочить" через пеленки и бессонные ночи, и приступить сразу к хорошему: ко дням рождения, например. Господи, никогда она не увлекалась "мамочкиными" форумами, никогда не ворковала с детьми. Она даже не знала, как с ними общаться, и, видно, поэтому, пытаясь проглотить панику, говорила, как со взрослой. Без жалости или ненужного сочувствия. В рамках формальной вежливости, но тепло. Точнее, благожелательно и как-то так "открыто".
- Тебе, наверное, уже говорили, но в таком случае повторюсь еще раз: тебя выбрали в качестве участницы новой программы "временная семья", и я... в каком-то смысле, приглашаю тебя к себе в гости на пару месяцев. - И почему нельзя вести разговор без социального работника в этом кабинете? От ее взгляда хотелось спрятаться куда-нибудь в нору, поглубже и подальше, и прихватить девочку с собой, чтобы не мешали разговаривать. - Разумеется, без твоего согласия я сделать это не могу, поэтому... как ты - на это смотришь?
Наконец сформулировала свой вопрос Рэйчел, ожидая ответа, кажется, с замиранием сердца даже. В жизни не подумала бы, что будет так волноваться.

Отредактировано Rachel Russel (17.10.2016 12:42:42)

+2

4

Оказывается, это не просто дама, а вполне себе привлекательная молодая женщина, из тех, которые всегда казались Джордан из разряда недостижимых. Такие должны обитать только на экранах телевизоров, а не приходить в детский приют за… ребёнком. Как-то не вяжется эффектная внешность с добросердечными порывами в представлении девочки. Таких людей просто не бывает. Они живут в совершенно другом мире, мире, который никак не пересекается с миром детей, растущих без родительской опеки, любви и заботы.
Даже мимолётного взгляда - а у Джо прекрасная память! - хватает, чтобы вспомнить эту леди. Сегодняшняя встреча не первая, но она же только подтверждает теорию Роуз: стоящая перед нею дама не обычная женщина с семерыми своими детьми и тремя приёмными. И девочке становится любопытно: зачем такой, как эта дама, нужен ребёнок, тем более напрокат? Единственный вариант, что приходит на ум - эксперимент. Да, они называют это программой под красивым именем “Временная семья”. Как это возвышенно, как благородно! Но по сути это просто возможность поиграть в семью безо всяких обязательств, примерить на себя маску родителя, а потом, когда игрушка надоест, вернуть её обратно “в магазин”. Вот только “магазин” вполне себе социальный, то бишь абсолютно бесплатный. Действительно, что тут терять?
Наверное по внешнему виду Джо нельзя сейчас сказать, что она бунтарка, как утверждала минутой назад мисс Сьюзанн, а может сотрудница социальной службы просто захотела подстраховаться, представляя девочку хуже, чем она есть. Ведь лучше увидеть гнилое яблоко и всё равно его взять, чем наоборот, взять яблоко и только потом увидеть, что оно гнилое. За время своего пребывания в приюте, Джордан всё чаще стали одолевать мысли о какой-то неполноценности, ущербности, брошенности.
Почему-то люди всегда скоры на осуждение. Они считают, что в приют попадают только отказники алкоголиков и наркоманов с плохими генами или те, чьих родителей лишили родительских прав из-за жестокого обращения, вследствие чего у сирот имеют место быть психические отклонения. Конечно, среди её друзей такие брошенки на самом деле есть, но когда семья, которая собирается удочерить её, заведомо ожидает, что она станет воровать или угрожать родным детям, тут волей-неволей появляется обида на общество с его стереотипами. Мол, в приюте невозможно выжить и стать при этом хорошим человеком.
Девочка некоторое время просто хлопает глазами. Она помнит как блистала эта дама, представившаяся Рэйчел, на тот вечере. Прямо-таки порхала от одного ребёнка к другому, вся такая приветливая и милая. Вот только там были камеры…
Джордан взялась пальчиками за кромку длинных рукавов и потянула их вниз, пряча поджатые кулачки вовнутрь. Она не знала как нужно смотреть на эту леди, чтобы не показаться дикой и в то же время обездоленной.
Она промолчала, когда мисс Рассел объявила, будто бы Джо позволено называть её уменьшительным именем, но покосилась на социального работника, как будто бы спрашивая у той разрешения. Разумеется, Роуз не будет называть даму ни Рэйч, ни Риччи просто потому, что через пять минут мисс Рассел закончит здесь свои дела и отправится восвояси. И тем не менее, девочка кивает, зная, что должна как-то поучаствовать в беседе. Но она как-то не привыкла к таким людям, слабо себе представляет о чём с ними разговаривать. Ей кажется, что они обращают на тебя внимание только тогда, когда им что-то от тебя нужно.
Она снова кивает. Да, она слышала про “временную семью”, но для неё является новостью её участие в этой программе. Кто-то решил за неё. Но не всё ли равно кто именно? Джордан переводит пронзительный взгляд на мисс Сьюзанн, как бы спрашивая: почему Вы мне не сказали? Но по-прежнему не издаёт ни звука. Пожалуй, если бы не это ей “Здравствуйте”, можно было бы решить, будто она немая.
И вот наконец Рэйчел объявляет цель своего визита, которая оказывается весьма прозаична и в то же время… Джордан ошарашенно взирает на молодую женщину и смотрит на неё по-новому. Эта леди хочет забрать её. Зачем? Чтобы показать как она могла бы жить, но никогда не будет? Чтобы показать как живут ни в чём не нуждающиеся дети? Чтобы вызвать щемящее чувство тоски и острое - социальной несправедливости, исправить которую той же Джордан точно не по силам? А потом вернуть обратно в приют? Чтобы все ребята сначала обзавидовались, а потом стали потешаться, мол, никому-то она не нужна?
- Зачем? - может несколько простодушно спрашивает Джордан, как будто не понимает, что даже у неё ещё есть возможность получить нормальную семью. А вот чего она и правда не понимает, так это зачем ехать в гости на пару месяцев к незнакомым людям. Что ей это даст?
- Джордан, милая, - встревает сахарная мисс Сьюзанн. - Это пойдёт тебе на пользу. Поможет освоиться. Это в твоих же интересах и для твоего развития. Тебе необязательно отвечать прямо сейчас, можешь подумать. Только не очень долго, - улыбается так, аж на зубах скрипит.
Но Джо уже смотрит исподлобья суровым взглядом на Рэйчел, словно прикидывая, стоит ли к ней идти или же нет. На вид она вполне приятная, вежливая и милая, но кто знает какая она дома - Роуз уже не раз попадалась на подобную удочку. С одной стороны, девочка уверенно заявляет остальным приютским детишкам о том, что не нужна ей никакая семья, что они с Диланом сами по себе, пусть они никому не нужны, зато они есть друг у друга. Но с другой, она отчаянно желает быть любимой. Не младшим братом. Не потому, что у него больше никого нет, как нет и выбора кого любить. А просто потому, что она есть, что она живёт на свете. Как бы она того ни отрицала, Джордан нужны родители, нужна забота. Ей хочется, чтобы во время болезни мама приходила и приносила куриный бульон, чтобы папа подтыкал одеяло, чтобы у неё всегда была вкусная домашняя еда и не нужно было беспокоиться о том, где они с братом будут спать.
И что-то девочка так размечталась, мысленно представив картинку идеальной семьи, что стала склоняться в пользу согласия. Однако она не была бы собой, если бы не мучилась раздираемыми сомнениями. Почувствовать мнимую заботу, а затем лишиться её? Это жестоко. Потерять, затем решиться и довериться, в результате найти, чтобы снова потерять? Это ещё более жестоко, чем просто потерять семью.
- А что с Диланом? - снова подаёт она голос, ожидая, что Рэйчел вот-вот пойдёт на попятную.
Не каждый решится принять сразу двоих приёмных детей, находящихся в сознательном возрасте с почти сформировавшимися личностями. Джордан понимает, как звучит её голос - с нотками вызова и уверенностью, что дамочка растеряется. Девочка не понимает, что Рэйчел боится перемен не меньше, чем она, не догадывается, что мысль о создании семьи с приёмным ребёнком, а тем более с двумя, внушает мисс Рассел такой же ужас, как и ей.
- С моим братом, - поясняет Роуз для тех, кто, как говорится, в танке. - Ему всего семь.
Всё верно, её волнует не столько вопрос, что станет с нею, сколько - с Диланом. Она должна позаботиться о мальчике, поскольку как бы там ни было, что бы ни говорили про переходный возраст и прочую ерунду, она осталась за старшего в их маленькой семье и теперь несёт за него ответственность.
- Я не хочу оставлять его здесь одного.

+2

5

Ни на одном мероприятии эскорта. Ни на одной фотосессии. Ни разу на съемках. Никогда Рэйчел не накрывало таким шквалом чувств, как сейчас, перед лицом подростка. Пусть и в присутствии мисс Сьюзан, которая одна знала, что программа "временные семьи" началась... Точнее, начиналась здесь и сейчас на ее глазах. Дональд хорошо заплатил ей за молчание. О программе много говорили, много дискутировали, ее активно рекламировали и продвигали идею благотворительными акциями и мероприятиями, но... Ни одна живая душа, кроме троих, а теперь уже четверых людей, собственно, непосредственных участников и наблюдателей, не знала, что проект стартовал.
Если бы не многолетняя выдержка и строжайшая внутренняя дисциплина, открывающая "клапан" эмоций и чувств Рэйчел только тогда, когда это действительно необходимо... Она, быть может, поддалась бы им уже сейчас. И тем не менее... Что-то было в Джордан такое, что привлекло Рэйчел сильнее прочего. Скорее всего, эта прямолинейность и прямота, и живая подростковая естественность. Женщина всегда ценила естественность и живость человеческой природы, требуя того же от своих моделей. И особенно ценила это в мире, где все играют друг перед другом роли и надевают тысячи масок каждый день. Какие-то тут же отбрасываются в сторону за тем, что не подходят... какие-то носятся долго, годами, и люди так срастаются с ними, что отдирают маски только вместе с кожей. Жестоко. Но такова жизнь. Вспомнить хотя бы образ идеальной жертвы, сотворенный Дереком Клейтоном из девочки возраста Джордан Роуз... Рэйчел тоже когда-то было 15 лет. И рядом с нею очень быстро не стало понимающей матери. А "понимающий Дерек" сотворил из нее звезду своих же порнофильмов. 
Да... Вот наконец она и поняла, кого напомнила ей Джордан. Её саму в далеких 1990-х. И если на сердце Рэйчел нарисовать мишень, то дротики-вопросы Джордан Роуз били прямо в цель и попадали в самую десятку. Входили острым наконечником и застревали в нём. А вытащить... А сколько будет "крови"? Крови пролитой жизни, слёз, размышлений и воспоминаний? Рэйчел не собиралась их считать. Да и... в конце концов, ей давно пора было сделать "переливание".
Напряжение выдает разве только рука. Пальцы, вжимающиеся в край стола слишком сильно. Рэйч и не знала, что детей на самом деле двое. Дональд не сказал. Но пасовать и сдавать позиции теперь, когда Джордан действительно её "зацепила"? Нет, этого не будет. Не будет, несмотря на страх. Она и с одним ребенком не уверена, что справится. Что ей делать с двумя?.. Да еще с мальчиком.
Впрочем, с мужчинами, кажется, у нее всегда выходило довольно неплохо находить общий язык.
- В таком случае... - мягкий голос все-таки выдал долю растерянности, но... только долю, - думаю, я могу пригласить вас обоих? - Неуверенность Рэйчел была вызвана тем, что она просто не знала, позволят ли забрать брата вместе с сестрой. Оттого и ее глаза обратились сейчас не столько к Джордан, сколько к мисс Сьюзан.
- Я уточню, - последняя кивнула, тоже не слишком уверенно. И они обе хорошо знали, у кого будет уточняться этот вопрос. Дональду, по большому счету, всё равно, и он-то вряд ли будет против.
- А "зачем"... - возвращаться к этому вопросу, пожалуй, было сложнее всего. Особенно в присутствии третьего. - Мисс Сьюзан, я могу попросить у вас несколько минут с Джордан наедине? - вежливо улыбнулась ей, но тон сказал, что вопрос скорее формальность и требование, чем действительно "вопрос".
- Обычно это не положено, мисс Рассел, - залепетали ей в ответ.
- Всего пять минут, - настаивала на своем Рэйчел. - А вы пока уточните для нас самый первый вопрос.
Сложно сказать, сработал ли аргумент, или мисс Сьюзан просто захотелось сделать Рэйч что-то приятное, но женщина прихватила свою ручку с блокнотом, затем свой мобильный со стола, и поднялась.
- Только для вас, - отозвалась и строго взглянула на Джордан. - Пара минут у вас есть.
Когда дверь за спиной мисс Сьюзан плотно закрылась, с одной стороны, стало легче. С другой... повисла длинная пауза, на протяжении которой Рэйчел пыталась собраться с мыслями... Хотя, собственно, что собирать? Здесь и сейчас - она чувствовала, ощущала подкожно и внутривенно - нужно быть откровенной... И быть откровенной во всем.
- Если хочешь, присядь, - не зная, с чего начать, как всегда, начала с вежливости... отыскав взглядом свободный стул, и чуть улыбнулась. Не так, как в сторону мисс Сьюзан. Улыбнулась с горчинкой и привкусом грусти, но необычайно тепло. - Понимаешь, программа... она создана для одиноких людей, - по крайней мере, так понимала для себя сама Рэйчел. - Женщина одинока, когда у нее нет детей. - Снова пауза. И как будто тяжелая мысль. - У меня, как ты видишь, их нет, и вряд ли когда-нибудь будут.
Рэйчел внимательно вглядывалась в личико напротив, изо всех сил пытаясь понять, о чем девочка думает в этот момент.
- Я не знаю, что делать с детьми. Понятия не имею, чего и сколько тебе требуется, как с тобой правильно говорить, как обращаться... Я никогда даже не думала о себе, как о матери. Не знаю, что это такое и не умею ею быть... Наверное, не могу назвать себя даже человеком добрым и сострадательным. Только если за то время, что ты проведешь у меня, ты сможешь научить меня всему этому... Если сможешь мне показать, что такое быть матерью, дать почувствовать, ощутить себя ею хотя бы раз... единственный раз... Я обещаю, что сделаю всё, чтобы забрать тебя отсюда. Тебя и твоего брата, и стать вам семьей.
И она говорила серьезно. Очень серьезно и искренне. Но боги, это так тяжело... Особенно трудно и тяжело, когда имеешь дело с другим человеком, потому что только собственные чувства мы можем знать досконально и полно. Рэйчел вдохнула и на мгновение скрыла свой взгляд за плотным занавесом ресниц. А когда приоткрыла его снова - грусти в нем было на порядок меньше, зато несколько больше - улыбки.
- Всё не могу забыть твои глаза с того момента, - призналась в своей маленькой сокровенной тайне в довершение и дружеским жестом открыла руку ладонью вверх. - Так... как? Подходит тебе мое предложение?

Отредактировано Rachel Russel (29.05.2016 20:23:12)

+2

6

Она помнит какое неизгладимое впечатление произвела на неё Рэйчел при их первой встрече. И судя по всему, это чувство оказалось взаимным, иначе бы мисс Рассел не находилась сейчас рядом, не пыталась бы нащупать её взгляд, не пыталась бы отчаянно подобрать нужные слова, чтобы донести свою мысль правильно.
Она помнит как та порхала от одного ребёнка к другому, как фотографировалась с ними, что-то говорила. Рэйчел и ей самой что-то говорила, только Джордан тогда особо не вслушивалась.
Да и Джордан тогда выглядела немного иначе, чем сейчас. Она не хмурила брови, наоборот, даже улыбалась, хотя в глубине глаз притаилась тоска по тому, что подобные вещи обычно не повторяются, по тому, что ничего похожего в её жизни уже не случится, что ей выпал один шанс на миллион, благодаря тому, что по капризу какой-то богатой леди выбор пал именно на их приют. А также по тому, что никогда уже и ничего не будет так, как прежде.
С несправедливостью и так тяжело мириться, а тем более Джордан с её и без того перманентным чувством безысходности и ненужности. Самое страшное для детей с подобной судьбой - оказаться выброшенными за границы нормальных человеческих отношений. Джо никак не может смириться с тем, что родители покинули этот мир, с тем, что ей резко пришлось стать для брата не только старшей сестрой, но и мамой, тогда как мама нужна ей самой.
Джордан не понимает, почему именно она зацепила Рэйчел. Чем? Себе она кажется такой же, как и многие другие ребята. Все они чем-то похожи между собой. Наверное, взглядами, которыми вглядываются в посетителей в надежде, что те пришли за ними и заберут наконец-таки в нормальную семью. Джо нельзя назвать жизнерадостной девочкой. По крайней мере, не сейчас. Возможно когда-то она действительно была такой, возможно даже Рэйчел сумела разглядеть в ней какие-то проблески на том вечере, доставившем много-много радости детишкам. Интересно, эта мисс Рассел вообще понимает, что ввязывается в настоящую авантюру? “Временная семья” - ни что иное, как русская рулетка. Но нужно отдать ей должное - играет, если только это игра, она замечательно и держится весьма стойко. А вот зачем Джордан с ней говорит в таком тоне, она и сама понять не может. Не знает что заставляет её чуть ли не дерзить, почему в её голосе слышится вызов, ведь сама Роуз не хочет . Её по сути ещё чистая и невинная душа тянется к потенциальному защитнику и тому, кто может окружить девочку заботой, но сидит внутри и какая-то вредность, недоверчивость, нежелание снова оказаться преданной и брошенной. Назовём это здравым смыслом.
Джордан одновременно с Рэйчел поворачивает голову и ожидает реакции мисс Сьюзан. И от двух пар не мигающи уставившихся на неё глаз, социальному работнику становится не по себе. У неё также нет уверенности в том, что мисс Рассел дозволено будет забрать обоих детей сразу. Видимо, когда продумывалась программа, подобные момента запланированы не были. Но неужели они все думали, что Джо по собственной воле покинет приют, оставив брата?
Девочка смиренно ждёт ответа, ничем не выдавая своего волнения. Она понимает, что в данную минуту решается её, можно сказать, судьба, и надеется, что нервный стук её сердца сейчас не заглушит важные слова. Джордан внимательно вслушивается, боясь пропустить решающий момент.
И вот Рэйчел просит оставить их наедине, и Роуз настораживается. Она впервые остаётся наедине с такой изысканной и элегантной дамой. Мисс Сьюзан выходит из кабинета, и Джордан намеренно долго провожает её взглядом, не торопясь обращать взор на мисс Рассел и даже боясь этого делать. Она не знает зачем так тянет, но отчего-то ей страшно услышать то, что может сказать эта дама. Джо не собирается облегчать ей задачу. Рэйчел должна уже сейчас понимать, что ей, не имея собственных детей, придётся весьма и весьма трудно с приёмными, у которых уже сложилась своя невесёлая история. Девочка молчит, ведь говорить должна не она. Её задача - выслушать и дать положительный ответ. Ведь именно его от неё и ждут. Наверное со стороны сложно понять, почему Джордан не торопится соглашаться. Любой из младших ребят оказался бы на седьмом небе от счастья, если бы ему предложили пожить “дома”, пусть и временно.
Джордан не шелохнётся, когда потенциальная мама предлагает ей присесть. Она упрямо таращится на носки своих ботинок и в какой-то момент мысли её сосредотачиваются на том, что шнурок ослаб и вот-вот развяжется. Некоторое время эта незначительная мелочь полностью поглощает её внимание, скорее всего от того, что реальность страшит девочку больше.
Джордан поднимает голову, когда речь заходит об одиноких людях. Ей странно слышать, что такая женщина, как Рэйчел Рассел может быть одинокой. Она же красива и богата. В представлении Роуз этого должно быть достаточно для того, чтобы не нуждаться ни в чём, включая внимание и заботу. Красота и деньги - это то, чего нет у Джо, и в своём юношеском максимализме она верит, что никогда и не будет.
И всё же искренность Рэйчел, её чистосердечное признание, что она не знает, как обращаться с детьми, подкупает Роуз. Разумеется, это не значит, что она готова броситься к той на шею и попросить забрать отсюда. Это не значит, что настороженность и подозрительность бесследно исчезнут. На словах ведь всегда всё хорошо. Та семья, которая вернула её в приют, тоже рассыпалась в приятностях и сострадании, а потом просто вышвырнула вон, как ненужного щенка или надоевшую игрушку в мусорку, когда у них появилось своё дитя. И всё же слова Рэйчел, как крошечный ключик, отпирающий замок и приоткрывающий маленькую дверцу, за которой прячется сердце Джордан. Она не хочет признаваться и показывать, что речь мисс Рассел всё же тронула её, потому что боится, как бы женщина не решила, что сможет сыграть на этом и в дальнейшем.
Девочка со сомнением смотрит на протянутую руку. Собирается заговорить, когда понимает, что в горло пересохло и говорить очень и очень трудно.
Мгновение она рассматривает гладкую, на вид мягкую и даже нежную ладонь, длинные изящные пальцы, свидетельствующие о тонкой душевной организации их обладателя. Вряд ли эти руки знавали тяжёлый труд. Но тихо, всё также молча, Джордан протягивает свою маленькую ручонку, вкладывает её в руку Рэйчел и чувствует, как по телу пробегают мурашки от прикосновения - похоже, она нервничает больше, чем думала) и распространяется тепло.
И в этот момент дверь открывается, и к ним возвращается мисс Сьюзан.

+2

7

Сердце билось невероятно громко. Громко настолько, что заглушало все остальные звуки, слишком медленно, слишком напряженно и слишком неистово отсчитывая мгновения. Мгновения до момента... согласия или несогласия. Рэйчел и сама не знала, что лучше, и как будет лучше для них обеих. Сердце билось набатом. В ушах. В животе. Звук его ударов достигал, кажется, даже пяток. Оно пульсировало в горле, пытаясь протолкнуть какие-то слова, и тут же возвращало их обратно желанием и тягой: не нарушь. Не навреди. Терпение. Жди. Жди - и тогда тебе ответят на твой вопрос... И Рэйчел ждала. Ждала так, что ловила ритм собственного сердца пульсацией в центре ладоней. И в первый момент даже не до конца поняла, что произошло. Сейчас. Только что. В то невозможное мгновение, когда пальцы девочки все же коснулись ее руки.
Показалось Рэйч или нет... но словно душа вздрогнула в ту же секунду. А секунда разрослась до размеров вселенной, поколебав ее устоявшийся ритм, вплетая новую ноту, новый звук... Кто знает, гармония это будет или диссонанс, но мелодия уже изменилась. И мысль: "Боже, в какую я ввязываюсь авантюру!" - благополучно пошла ко дну, сметенная штормом глубокой человеческой признательности. Пропустив два бурных удара сердца, ее пальцы все так же трепетно-испуганно и неуверенно сомкнулись, чуть пожимая руку Джордан.
- Спасибо, - Рэйчел не сразу осознала, что выдохнула это слово слишком тихо, почти шепотом, преисполненная благодарностью за то, что маленький человек, стоящий перед ней, дал шанс... Себе. И ей. И им обеим. И даже не только им, но и пока еще не знакомому Рэйчел Дилану, брату Джордан. И почти рада возвращению Сьюзан, вернувшим Рэйчел власть над голосом, дыханием и собой... И только сердце продолжало настойчиво биться бабочкой в грудную клетку.
Пережитые эмоции... Боги, это почти оргазм во время секса! Для настолько талантливой и природно одаренной любовницы, какой большую и наиболее значительную часть своих лет была Рэйчел, подобное ощущение жизни было новым. Даже новаторским. И заставляло переживать еще острее от предвкушения и ожидания. Потому что если первый - самый первый - момент прикосновения  подарил ей ТАКИЕ ощущения, то... что же будет потом?
- Я вижу, вы уже договорились, - лицо мисс Сьюзан просияло дежурной и сладкой улыбкой... По-прежнему слишком сладкой, как на вкус Рэйчел. Не переигрывала бы - была бы вера. А в остальном...
- Почти, - улыбнулась женщина, вновь возводя плотину самообладания при постороннем. - Джордан вряд ли поедет без брата.
- Мисс Рассел. Насчет Дилана договоренностей не было, и...
- Я знаю, - перебила Рэйчел, сейчас и после молчаливого согласия подростка, готовая воевать за нее, на ее стороне и вместе с ней, если потребуется. Один брошенный мельком взгляд и ободряющая улыбка. - Однако мне не хотелось бы, чтобы она чувствовала себя одиноко, находясь у меня. Друг или брат, не вижу причин, по которым он не мог бы поехать с ней вместе.
- Мисс Рэйчел...
- Мисс Сьюзанн. - Когда заканчиваются аргументы, люди частенько начинают звать друг друга по именам, словно собственное имя человека станет ключом к его здравому смыслу. - Если хотите напомнить мне о расходах, то уверена, я могу с ними справиться. Если о Дональде, - чуть больше упора и веса на этом имени. Он ведь "муж" сейчас, верно? пусть на бумагах, но муж, - то со всем остальным прекрасно справится он.
Мисс Сьюзан открыла, было, рот, но не произнесла ни звука, и закрыла его... словно рыбка, которой не хватило воздуха на берегу. Выражение лица, правда, несколько изменилось... и тон тоже, когда она все же нашла, что сказать.
- Я только хотела сказать, что не смогла дозвониться до мистера Барренса. Надеюсь, вы сможете самостоятельно уладить этот вопрос. - Суховато прошелестела в ответ, не желая оказаться между молотом и наковальней... Вполне понятное желание, в конце концов. Дональд Барренс был ее "богом" в этом щекотливом деле с программой временных семей.
- Всенепременно, - улыбнулась Рэйчел. Улыбнулась теплее и значительно увереннее, вновь возвращаясь взглядом к Джордан. - Собирайся, - ободряюще кивнула ей, мягко огладив ладонью по плечу. - Жду тебя с Диланом в машине через три четверти часа. Договорились?
Что ж... будет надеяться, что действительно договорились. Осталось решить только один вопрос.
- Мисс Сьюзанн, кажется, я должна подписать какие-то бумаги?..

Три четверти часа спустя Рэйчел действительно ждала их у машины, которую... пришлось приобрести. Да, в нем не было детского сиденья, поскольку Рэйчел не рассчитывала на ребенка семи лет, но... была панорамная крыша, был кондиционер и была сама Рэйчел в качестве водителя.

Toyota Verso с панорамной крышей

http://savepic.ru/10024052.jpg

Отредактировано Rachel Russel (04.06.2016 19:54:52)

+1

8

Джордан лишь невнятно пожимает плечами, не до конца понимая, насколько важное решение она только что приняла. Она всё равно не может знать наверняка, что побудило Рэйчел поучаствовать в эксперименте, а самое главное - почему из всех детей самых разнообразных возрастов она выбрала именно Джо. Хотя так ли это важно сейчас? Роуз пока не представляет какой обернётся жизнь у мисс Рассел, а потому не спешит радоваться. Она вообще настроена довольно скептично, не желая открываться сейчас, чтобы не пожалеть позже. Джордан и сама не знает, как сможет показать Рэйчел и научить ту быть мамой. Разве этому можно научиться? Не уверена.
Когда Рэйчел делится своей благодарностью с девочкой, ту вдруг охватывает смущение. Джо ничего не совершила, чтобы принимать её. Девочке кажется, будто она не заслужила эту благодарность. Она в очередной раз напоминает самой себе о Дилане, ради которого и совершает все поступки в этой жизни.
Джордан даже испытывает облегчение, когда их уединение нарушает вернувшаяся мисс Сьюзанн. За три с лишним года она отвыкла от тёплых чувств, направленных на неё, и не знает как ответить взаимностью. Джо чувствует, что должна тоже светиться счастьем и наверное прыгать от восторга, но ничего подобного не испытывает, отчего  кажется самой себе ущербной. Наверное, она должна полюбить эту красивую леди, но сложно делать то, к чему ты ещё не готов.
Роуз молча слушает перепалку взрослых, пока решается вопрос с Диланом. Она боится сказануть что-нибудь не то, из-за чего Рэйчел может передумать не только насчёт брата, но и насчёт её, как может передумать и социальный работник. Девочка решает довериться судьбе и готова принять любое решение, которое не будет предусматривать разлуку с братом.
И вот через несколько секунд решение принято, а Джордан остаётся лишь задаваться вопросом, почему же мисс Рэйчел так крепко вцепилась в небольшое семейство Роуз, что готова отстаивать его до самого конца. И как бы девочка того ни отрицала, этот мужественный поступок производил на неё впечатление. Впрочем, наблюдая это негласное противостояние мисс Сьюзанн и Рэйчел,  Джордан почти без сомнений была готова отдать победу последней просто потому, что она выглядела гораздо презентабельнее, увереннее в себе и, чего уж греха таить, богаче. Деньги многое решают в этой жизни - этот постулат Джордан успела испытать на себя лишь отчасти.
Наконец, дамы, кажется определяются с вердиктом, и Джо встречает тёплый, дружелюбный взгляд мисс Рассел. Произносится всего одно слово, но какое! Джордан не сразу трогается с места. Некоторое время она просто хлопает глазами, не веря своим ушам. Вот так просто? Конечно, Рэйчел наверное большая шишка, раз дело уладилось так скоро. И всё же…
- Угу, - невнятно бурчит Джордан, выдавливая улыбку. Она совершенно не представляет как должна относиться к мисс Рассел. Любить её девочка пока не может. Дружить? Слишком большая разница не только в возрасте, но и в финансовом и социальном положении. Девочка нутром чует, что весь её предыдущий опыт общения с приёмными семьями (честно говоря, он не такой богатый, как любит о себе рассказывать Джордан) здесь не подойдёт. Ей не хочется обижать Рэйч равнодушием или грубоватостью, но и тянуться к ней она пока не готова. Какой неловкий момент!
- До свидания, мисс Сьюзанн, - тихо прощается она, прежде чем выйти вон.
Джордан не спешит, наоборот, двигается нарочито медленно, но лишь до тех пор, пока не оказывается за дверью. Отойдя от неё на приличное расстояние, она пускается бегом в общую игровую комнату, где проводят основную часть свободного времени каждый за своим занятием воспитанники приюта. Намётанным глазом она отыскивает знакомую макушку и замедляется. Брат поднимает голову, и его взгляд просветляется. Мальчишка, с которым они играли в сражение между динозаврами, оборачивается, а Джордан в этот момент разочарованно выдыхает.
- Ну, вот опять. Такая шутка пропала, - машет рукой в расстроенных чувствах оттого, что розыгрыш не удался. - Ладно, Дилан, мы идём собирать вещи.
Брат в недоумении смотрит на старшую сестру. Джордан, заметив на себе заинтересованные взгляды и других ребят, решает привнести немного пафоса.
- Мне надоело это место. Пора нам с тобой самим о себе позаботиться.
Вопросительный взгляд Дилана говорит о его недоверии. Он не может раскусить, что задумала сестра.
- Чего сидишь? Вставай, мы уходим.
- Ага, щаз! - возмущённо восклицает девочка с короткой стрижкой под мальчика и грязными, вечно обгрызенными ногтями. - Так вас и отпустили.
- Ты мне не веришь? Я бы поспорила с тобой на сотню баксов, да только выигрыш свой забрать не смогу, во-первых, потому что у тебя нет сотни баксов, а во-вторых, потому что через час нас с Диланом здесь уже не будет.
- Да кому вы нужны: грязная оборванка и немой инвалид!
Кулаки Джордан сжимаются сами собой, и она уже готова броситься на обидчицу, когда перед нею вдруг материализуется поднявшийся с пола младший брат и молча берёт её за руку. Этот простой, но в то же время чувственный жест моментально успокаивает Роуз.
- Я бы тебе вмазала прямо между глаз, да руки марать не хочется. И некогда к тому же, - после этого она одаривает тёплым взглядом брата, всё ещё сжимающего её ладошку в своей руке. - Идём.
Они торопятся к своим комнатам, потому что Джордан опасается, что Рэйчел может передумать, если они вдруг задержатся. А по пути она посвящает брата в положение дел. Не факт, конечно, что он всё понимает, но суть схватывает верно.
- Судя по её виду, - болтает девочка, кидая немногочисленные пожитки в старый, потрёпанный рюкзак. - Денег у неё куры не клюют! Так что нам будет где развернуться!
Джо чувствует на себе укоризненный взгляд младшего брата. Ему даже не нужно ничего говорить.
- Да ладно тебе. Ты правда думаешь, что она берёт нас к себе пожить на время, потому что так любит детей и не смогла удержаться, увидев прекрасную меня? - вызов в голосе затихает, когда девочка продолжает. - Она сказала, что ей одиноко. Как можно быть одинокой, распоряжаясь своей жизнью и имея всё, что захочется?
Брату остаётся лишь пожимать плечами. Наконец, сборы окончены, но времени в запасе предостаточно, поэтому Роузы не спешат выходить на улицу. Они ещё некоторое время сидят на кровати.
- Не волнуйся, Ди, всё будет хорошо. Я обещаю. Я о тебе позабочусь, что бы ни случилось. Договорились? Всё будет хорошо, пока мы вместе. И я тебя не брошу.
Она знает, что брат здорово нервничает, и пытается быть сильной и уверенной хотя бы для него, хотя саму её аж трясёт от волнения.
- Ну, пошли? Будем надеяться, она не окажется какой-нибудь сумасшедшей тёткой из истории Мередит.
С удовлетворением девочка отмечает тень улыбки на личике Дилана. Она закидывает рюкзак за плечи и берёт брата за руку.
- Надеюсь, мы сюда не вернёмся.
Да, взрослые говорили что-то про временную семью, но детская надежда - мощная штука. Так, держась за руки они и выходят из здания, которое служило им домом на протяжении трёх лет. Джордан чувствует на себе любопытствующие взгляды оставшихся детишек, и это придаёт её храбрости. Она ещё крепче стискивает руку Дилана в своей, а шаг её становится бодрее.
Во дворе они останавливаются, поражённые видом машины.
- Ого! - только и может выдать Джордан, тогда как круглые глаза мальчика говорят сами за себя. Они в такой никогда не ездили, более того, даже близко не подходили!
- Мы, что же, поедем на этом?
Джордан боится подходить ближе - вдруг что-то сломает или поцарапает!
- Мисс Рэйчел, это Дилан, мой брат.
Дилан запрокидывает голову, чтобы взглянуть в лицо главе их временной семьи. Наконец, они отваживаются приблизиться к дорогущей машине. Джо пропускает вовнутрь сначала мальчика, потом забирается сама и устраивается на заднем сиденье. Пристёгивает брата и пристёгивается сама. Рюкзак - верный их спутник на протяжении многих лет и память о прошлой жизни - покоится рядом.

+1

9

Стоит только начать. И дела как будто улаживаются сами собой. Иллюзия? Видимость. Как и уверенность Рэйчел, ожидающей в машине детей. Пусть она выглядит на несколько миллионов долларов, пусть ну губах держится легкая полуулыбка, пусть за темными стеклами очков прячется бездонный взгляд с выражением необъятным и бархатным. Всё это лишь видимость, скрывающая внутреннее смятение и панику от шага, который уже сделан. 
Да, Рэйчел. Бумаги подписаны и на месяца-полтора-два – это твои дети, «поиграть в дочки матери». Нереально. Нелепо. Невероятно. Безрассудно. Невероятно безрассудно. Но это так. Другие люди и чужие дети в привычном каждодневном окружении и ритме жизни, рассчитанном «на одного». Пока ждала, даже запотели ладони…
«Спокойно… Спокойно», - женщина пыталась взять себя в руки и успокоиться, прекрасно зная, что тревога и внутреннее беспокойство подобны вирусу гриппа, которым легко можно заразить другого. «Господи, это всего лишь дети. И… И это всего на пару месяцев, как обещал Дональд. Всего – на пару – месяцев. Отнесись к этому как к длительной фотосессии на выезде».  Рэйчел забарабанила пальчиками по рулю и посмотрела на улицу через опущенное стекло. «Тебя не пугали ни змеи, ни тигры, ни слоны, ни скорпионы на фотосессиях. Так какого же черта… Это. Только. Дети. Всего лишь дети, и черт возьми… Джордан!»
Рэйчел вышла из машины, едва их завидев, и мягким движением сняла темные очки. Мир моментально вспыхнул яркими красками, заставив увидеть себя таким, каким он был – а не казался через дымку стекол. К ней идут. Идут дети. ЕЕ дети на эту пару месяцев. И всё. Бояться поздно. Она уже «вышла на подиум», и больше нет пути назад. Есть только дорога вперед, непредсказуемая в своих падениях и поворотах. 
- Джордан, - Рэйч мягко поприветствовала ее по имени. Здесь и сейчас девочка разительно отличалась от того неловкого, забитого и смущенного создания в кабинете мисс Сьюзан. И эта перемена ей понравилась. Пожалуй, девочка была даже более смелой, чем она, взрослая женщина, шагая рука об руку со своим братом. Рэйчел закономерно перевела взгляд на мальчика, не поленившись опуститься на корточки рядом с ним. Мягко улыбнулась, невесомо проведя ладонью по руке от кисти до плеча, чтобы мальчику не пришлось слишком долго и неудобно рассматривать ее снизу вверх. - Дилан.
Так утвердила новое знакомство, и несмотря на то, что мальчик не произнес ни слова, что-то внутри Рэйчел решило, что он... по-своему симпатичен. И - да - чем-то похож на сестру. Быть может глазами или выражением взгляда? Впрочем, чтобы разобраться с этим у них еще будет время. Достаточно времени... для каждого из них.
- Почему бы и не на этом, если возражений нет? - так же легко, как опустилась, Рэйч распрямилась и открыла дверцу машину. - Прошу.
Легкая приподнятая интонация, как если бы все происходящее не стоило ей совершенно никаких усилий. А за ней - нескончаемая дрожь. Рэйчел все еще не слишком могла поверить в то, что она делает. Так бывает. Бывает, когда от слишком невероятных для обыденной жизни событий - разум защищается "неверием". Позволив пассажирам устраиваться "кто как может", Рэйчел закрыла дверь и обошла автомобиль. Вернулась на свое водительское сиденье. Вернула темные очки. И с улыбкой отметила настолько трогательную заботу Джордан о младшем брате. "Сама пристегнула. Надо же".
Чуть потеплело у нее внутри. Чуть повернулся ключ зажигания, машины тихо заурчала. Рэйчел в свою очередь щелкнула ремнем безопасности и, будучи аккуратным водителем, плавно тронула машину с места. И собственно... куда везти? Не имея ни малейшего, ни даже отдаленного представления о дальнейших планах относительно детей в эту самую минуту. Коррективы, как всегда, внесла сама жизнь и строгая привычка Рэйчел - следовать правилам. Особенно тем, которым не следовать - не допустимо.
Дилану нужно детское сиденье, иначе меня оштрафуют. Заедем по пути в торговый центр, ладно? - О безопасности пассажиров нужно было позаботиться в первую очередь. "Да и одежду, может, посмотрим какую-нибудь". От цепкого взгляда Рэйч не ускользнуло, что одежда Джордан была той несколько великовата. Правда, она пока не знала, как указать на это деликатно... Вряд ли час-полтора знакомства давал ей на это право в полной мере. Впрочем... "Посмотрим".
Хорошо, что ее глаза скрываются сейчас за темными стеклами солнечных очков. Рэйчел и впрямь не очень понимала, как себя вести, что говорить... и втайне надеялась, что нужные слова придут в итоге сами.
- После можем поесть где-нибудь или сразу ко мне, знакомиться с новой квартирой. - "Как считаете, м?" Вроде бы просто рассказывала, но ощущение вопроса отчетливо прослеживалось в интонации. Почему нет? Рэйчел пыталась - отчаянно пыталась - разговорить детей немного. - Кстати, могу поставить музыку. Какую любите? - поинтересовалась на сей раз дружелюбно и открыто, не забывая следить за дорогой, бегущей навстречу, и покрывающей бликами стекло панорамной крыши. Облако, небо, стены домов, окна, провода, тени... все это сплеталось и пробегало по стеклу, как тени от волшебного фонаря, рассказывая свои, городские, "сказки".
Рэйчел притормозила перед светофором, не забыв показать поворот, и буквально на долю секунды повернулась к своим пассажирам.
- И не стесняйтесь, ладно? Ни спрашивать, ни говорить, в особенности, если что не так. Мне это важно.

+1

10

В том и дело, что всего на пару месяцев. Джордан не знает, как должна относиться к тому, что на пару месяцев станет живой игрушкой в богатых руках. Ей остаётся уже сейчас думать над остроумным и в то же время колким ответом, которым будет награждать всех и каждого после завершения программы. В отличие от неё Дилан рад этой возможности. Он искренне верит в то, что мисс Рэйчел сможет заботиться о них с сестрой, верит в том, что она хорошая и не причинит им с Джордан зла. Он чувствует, как нервничает сестра, как потеет её ладошка в его руке, и её волнение отчасти передаётся ему. Только вот ему проще с ним справляться, поскольку необязательно вербально коммуницировать с кем бы то ни было, в отличие от Джордан. Да, в его глазах застыло смущение и нерешительность, однако при своём недостатке в виде молчаливости, которую Джо называет немотой при посторонних, он более открыт миру и переменам, нежели сестра. Дилан видит Рэйчел впервые в жизни, но её приветливость, её внимательность ему импонируют. Ему кажется, он может видеть в её глазах такой же страх, что и у сестры, только не знает, как это назвать. Он даже не может выразить то, о чём думает, более того, не может осознать этого, как будто это что-то за пределами его понимания. Оно просто есть. Дилан не очень хорошо понимает, что означает программа “временная семья”. Ему кажется, что Рэйчел забирает их насовсем. Даже если это не так, ничто не мешает ему верить в обратное. Впрочем, так происходило с каждой семьёй, в которую он попадал за эти три года.
Он переглядывается с Джордан, и девочка может прочесть в его глазах восторг от предстоящей поездки. С одной стороны, здорово, что она может доставить брату столько радости, а с другой, грустно будет видеть, когда Дилану придётся распрощаться с этой жизнью, после того, как мисс Рэйчел покажет ему, как бы они могли жить. Да, ей стыдно оттого, что она так плохо думает об их временно (!) приёмной матери, но после всего Джо просто не может иначе. Она старается видеть в людях хорошее, старается брать пример с брата, но не может.
Только они усаживаются в машину, как ручка любопытного Дилана тянется к консоли в дверце, но Джордан строго пресекает эту попытку.
- Ничего не трогай, - шепчет она ему на ухо, положив свою ладонь поверх и побуждая убрать руку. А потом долго-долго вглядывается в его глаза, как будто бы общаясь посредством телекинеза.
Джордан ужасно нервничает, хотя старается этого не показывать. Ей не хочется, чтобы Рэйчел подумала, будто они такие все бедные и несчастные, потому что это как-то… унизительно. Но другая, более вредная часть старшей Роуз борется с искушением воспользоваться так редко выпадающим случаем и насладиться ситуацией от души, чтобы было потом, что рассказать в приюте. Тем более, что Рэйчел сама заикается о торговом центре.
Хотя тема детского автомобильного кресла намного интереснее. Спрашивается, почему Рэйчел не подумала об этом раньше? Не рассчитывала, что у Джордан будет довесок в виде братца? Зачем ей покупать это кресло? Что она будет с ним делать после того, как вернёт детей в приют? Возьмёт новых? Или она настолько богата, что это ничего не будет ей стоить? Дорогой салон автомобиля заставляет девочку склоняться к последней версии.
- Как скажете, - коротко разрешает она. - Нас любой вариант устроит, - Дилан подтверждает слова сестры кивком головы. Он бы и рад пообщаться с Рэйчел, взять инициативу в свои руки, да только сестра - старшая, и он привык во всём её слушаться.
Сама Джордан для себя твёрдо решила ни в коем случае не привязываться к мисс Рассел, чтобы потом не получить “от ворот поворот”. Гораздо труднее разочароваться в людях, от которых ничего не ждёшь. Она практически бездумно таращится в окно, думая, как складывалась бы их жизнь, если бы были живы родители. Дилан тоже рассматривает местность, но, в отличие от сестры, ему нравится думать, как будто они едут домой, где их любят и ждут. Вопрос Рэйчел Джордан сначала пропускает мимо ушей, но по нависшей тишине догадывается, что от неё ждут какого-то ответа. Долю секунды порывшись в памяти, она соображает, что вопрос связан с музыкой.
- А… - Джо кажется растерянной лишь мгновение, а затем берёт себя в руки. - Джаз. Мы любим джаз.
Она недолго молчит с тем, чтобы позже добавить уже более твёрдо:
- Родители любили джаз. Они всегда его слушали, когда… - здесь интонация становится прерывистой. -...когда ехали в машине. Папа любил Этту Джеймс, Лестера Янга и Гленна Миллера, а мама заслушивалась Ниной Симон. Дилан, помнишь, как они вечно спорили, джаз или блюз исполняет Нина Симон?
Дилан, конечно, не помнит, ибо был слишком маленьким. Более того, он как-то особенно пристально разглядывает сестру, после чего даёт той толчок локтем. Джордан отвечает брату таким же, а затем переводит полный тоски взгляд в окно.
Зачем она об этом вспомнила? Зачем вообще решила рассказать? Отчего-то ей отчаянно захотелось подчеркнуть эту разницу между родителями и Рэйчел. Между ними была огромная пропасть, и мисс Рассел должна это понимать. Джордан уже достаточно взрослая и будет бороться за память о своих родителях, а также право говорить и вспоминать о них даже в самые неподходящие момента, точнее именно в эти самые неподходящие моменты.
- Мисс Рэйчел, - подаёт наконец голос девочка. - Можно спросить? А что будет с моей учёбой? Сейчас у нас каникулы, но через неделю они закончатся. Мне нужно будет ездить в приют на уроки? Или заниматься самостоятельно? Но тогда мне нужно будет как-то получать домашние задания. Вряд ли наши учителя обрадуются, когда узнают, как безнадёжно я отстала.

+2

11

На свете нет ничего труднее «любого варианта», поскольку именно это говорит о том, что собеседнику, пожалуй, все равно… или не имеет значения… или ровным счетом ничего не значит. Вполне закономерно, учитывая, что период их знакомства едва ли составляет несколько часов. 
Такой пустяк, конечно же, не мог расстроить Рэйчел, отличающейся повышенной остротой восприятия тонкой природы человеческих отношений. 
Они с Джордан чужие. Пока… и будет ли так и впредь, или они позволят перейти невидимые границы, впуская друг друга в круг самых близких людей, покажет лишь время… Время – и – социальный эксперимент Дональда.   
- Значит, решим по обстоятельствам, - легко отозвалась Рэйч. Ей, во всяком случае, это не трудно. Любое мероприятие или фотосессия всегда составляется двумя видами обстоятельств: некими ожиданиями и предварительными ожиданиями. И еще ни разу первое не сходилось со вторым процентов хотя бы на восемьдесят.
«Джаз». Ответ на этот вопрос Рэйчел отметила, скорее, автоматически, невольно зацепившись за него и подспудно ожидая какого-то продолжения. Потому что ее «настроенность» на детскую волну еще никак не означала, что дети, которых она везла к себе сейчас, настроены точно так же. На лице мальчика «Дилан… Кажется, так его зовут?» время от времени мелькала улыбка, но несколько напрягало то, что он молчал. Впрочем… о причинах Рэйчел не спрашивала, интуитивно догадываясь о них, но все еще отказываясь их принять. Быть может, мальчик в принципе молчалив и не любит разбрасывать слова на ветер. А может… может и замкнулся после аварии. Такому ребенку обязательно нужна помощь, но чем вылечить потерю тех, кого любишь? 
Джордан немедленно подтвердила: ничем. 
«Спокойнее, девочка», - мягко усмехнувшись про себя, Рэйч слегка улыбнулась в зеркало заднего вида. «Понимаю прекрасно, что я их тебе не заменю». Да она, собственно, и не собиралась этого делать. Хотела лишь разобраться в себе и понять, способна ли она сама испытывать хотя бы какие-то материнские чувства, или обречена доживать свой век в роли талантливой одинокой любовницы для таких же богатых и одиноких мужчин. Видимо, поэтому замечание о родителях ее не только не обидело, но даже не задело, скользнув по краю сознания как факт, который нужно запомнить. Что ж. Вместо ответа вербального, Рэйчел нашла волну какого-то джазового радио и временно остановилась на нем, снова слегка улыбнувшись. 
- Похоже на то, что нужно? – Против ожидания, ей нравилось наблюдать за детьми и за тем, как они общались. Пусть даже это общение выражало себя в легкой возне на заднем сидении. И – наконец-то вопрос. Вопрос по делу и по существу. 
- Конечно, можно, - подтвердила свою готовность слушать и отвечать лишний раз. Жаль, сама Рэйчел в ее годы настолько ответственной еще (или уже?) не была. Глядишь, и жизнь ее сложилась бы иначе. Впрочем, что было – то было. Рэйч ни о чем не жалела. Не «прихвати» ее Дерек, она не встретилась бы с Зейном. Не повстречала бы Зейна – не было бы у нее ни образования, ни нынешнего положения… Всё в жизни связано, как ни крути. Но не было бы и пули в живот, которая превратила ее в идеальную (бездетную) любовницу тогда…  Так что всё в жизни ещё и относительно. Рэйчел лишний раз в этом убеждалась.
- Впереди еще целая неделя, я думаю, мы вполне решим этот вопрос. – Вполне обтекаемо ответила Рэйчел. – Если у тебя там друзья и тебе хочется ездить в школу именно туда, не вижу причин в этом отказывать. Если наоборот, хочется отдохнуть немного от общества одноклассников, это тоже возможно. Могу перевести тебя на домашнее обучение на это время вместе с братом. Или Дилан пока не ходит в школу? – короткий взгляд в многострадальное зеркало заднего вида. – В общем и целом, тут больше зависит от вас. Как вам удобнее, так и поступим. Возможности для этого у меня есть. 
Нет, она не отнюдь не кичилась и не хвасталась ими, просто в чем-в чем, а в этом Рэйчел точно не собиралась детей ограничивать. Правда, ей срочно придется придумывать, чем их занять на ближайшую неделю. И пока в голову приходило только одно… Показать, как живет она. Со всей ее занятостью в школе моделей, часами досуга и отдыха, просто для того, чтобы лучше друг друга понять. Попытаться. И сблизиться… делая вместе те вещи, которые она обычно делала «одна». А потом… 
Ну, что будет потом – одному Нью-Йорку известно. 
Нью-Йорк, между тем, поманил стеклянными бликами торгового центра. Рэйчел плавно заехала на парковку и отстегнула ремни. 
- Ну что идем? Поищем кресло и заодно – кому что нравится.
И черт! Она не собиралась их «покупать». Слишком поздно поняв, что ее предложение может быть прочитано именно так… Впрочем, что сказано – то сказано, сказанных слов она уже не могла изменить.  Так или иначе Рэйч выбралась из машины, помогла открыть дверцу автомобиля, и пикнув сигнализацией повернулась к Джордан, присев перед ними на корточки.
- Я понимаю, как это может выглядеть, Джордан, - серьезно произнесла она. – И не собираюсь покупать вашу любовь или расположение этим. Одно детское кресло и пара вещей – неправдоподобно низкая цена за человеческую привязанность или расположение, так ведь? К тому же, - улыбнулась чуть шире, - у меня нет детских вещей, а вам в любом случае нужно что-то носить, - раскрыла ладонь, как тогда, при беседе с глазу на глаз. 
«И самое страшное, что может случиться, вы сможете забрать их с собой…» Хотела сказать, но эту фразу, встретившись с Диланом взглядом, проглотила.  Она готова была озвучить свою мысль подростку, т.е. человеку понимающем, практически взрослому, но… не разбивать ребенку детство. 
- Идемте, - распрямилась, больше, видимо, не принимая отговорок, и направилась к лифту, который должен был поднять их на нужные этажи.

Отредактировано Rachel Russel (25.08.2016 09:57:11)

+1

12

Вот поэтому-то Джордан постепенно привыкает не ожидать ничего как от жизни, так и от окружающих людей. Она не готова разочаровываться раз за разом, не готова терпеть очередной обман и переживать крах всяческих надежд. Она пытается передать эти выводы и знания маленькому брату, дабы уберечь от ошибок, которые совершала, будучи подверженной таким чувствам, как милосердие и сострадание, и которые заставили её душу зачерстветь. Вот только Дилан почему-то отказывается слушаться. Его наивный, удивлённо распахнутый взгляд выражает лишь готовность познавать мир, каким бы он ни был. Ему в какой-то мере даже повезло, ведь у него была старшая сестра, которая его будет его защищать и оберегать, а вот Джо не на кого положиться.
Когда Рэйчел безропотно находит джазовую радиоволну, Джордан приходится вежливо умолкнуть. Проговаривая вслух столь потенциально обидные для мисс Рассел вещи, она, признаться, ожидала немного иной реакции. Разумеется, девочка не признается ни в коем случае, что подсознательно пытается проверить её, испытать, нащупать ту самую границу, черту, пересекать которую чревато для всех действующих сторон. По сути Джордан нечего терять. Она уверена, что хуже быть не может. Страх, что их с Диланом снова вернут в приют, недостаточно силён, поскольку это уже происходило и не раз. Пусть даже в этом случае их ожидает новая порция насмешек, издеваться над собой Роуз не позволит. Что ж, первую часть испытания Рэйчел выдержала с честью.
Настала пора второго. И чем больше говорит женщина, тем более круглыми делаются глаза у девочки.
- Нет-нет! - поспешно восклицает Джордан, обрадовавшись и одновременно испугавшись, что Рэйч может передумать относительно предоставленной свободы от учёбы. Ну, скажите, какой подросток в здравом уме откажется от возможности халявы и не попытается избежать какой-либо работы!? - Мне не хочется ездить туда для занятий. Не хочу, чтобы остальные ребята расспрашивали о подробностях и завидовали, - девочка скромно опускает взгляд на сцепленные на коленках пальцы. Пожалуй, только брат знает, что даже если Рэйчел приговорит её к занятиям, она найдёт способ от них увильнуть. Джо вряд ли променяет возможность в полной мере насладиться всеми прелестями жизни вне стен приюта.
- Нет, - она поджимает губы и смотрит на Рэйчел в зеркало заднего вида. - Дилан пойдёт в школу в этом году. Надеюсь, ему больше повезёт с одноклассниками, - многозначительно замечает девочка с самым невинным видом. Она терпеть не может, когда их с братом жалеют, но иногда бывает сама как бы случайно упоминает об их бедственном положении, проверяя людей и, самое главное, отбивая всякую охоту совать носы в чужие дела. Как правило, людям становится неловко и они тут же прекращают всякие расспросы, избегая щекотливых тем. Джордан в этом не признаётся, но отчасти ей нравится ставить людей в тупик, иногда выдавая всю неприкрытую и неприятную правду, а иногда и нагло привирая.
Так что брат и сестра Роуз с удовольствием провели бы каникулы, наслаждаясь пусть и временным, но изменившимся в лучшую сторону положением. Джордан уже видела себя валяющейся на диване перед телеком с сотней кабельных каналов и поглощающей всякую вкуснятину, которую никогда не пробовала в жизни. Однако мечты мечтами, но она уверена, что ни за что не попросит у Рэйчел что-нибудь купить. Если только для Дилана… Нет. Даже для Дилана.
Джо наблюдает за тем, как мимо проносятся дорогие машины, глаз радуют яркие запоминающиеся вывески. Она догадывается, сколь сильное впечатление эта поездка производит на брата, который, сколько себя помнит, никогда не видел ничего подобного, поскольку весь его мир ограничен приютской оградой.
Время от времени девочка поглядывает в зеркало, лицезрея сосредоточенный на дороге взгляд Рэйчел. В голове мелькает, но тут же уплывает мысль о том, что в таких делах у Джордан, да даже у Дилана опыта побольше, чем у Рэйчел. Старшая из Роузов чувствует нечто сродни гордости, но не понимает, что это за чувство и откуда взялось. Вряд ли она даже осознаёт, что это как раз та ситуация, когда стоит гордиться отсутствием такового. Девочке не даёт покоя вопрос, почему мисс Рассел выбрала именно её, но она не осмеливается его задать. Не сейчас.
Сейчас им предстоит нечто иное - проверка на прочность, противостояние соблазнам, борьба с собой и воспитание силы воли. Джордан прекрасно помнит ту семью, которая кичилась тем, что взяла сироту к себе. Они тоже повелись на грустный взгляд серо-зелёных глаз, однако очень удивились, когда в магазине та начала требовать всё подряд, заявив, что приют обязательно проверит, всё ли необходимое есть у девочки, а в противном случае оштрафует на круглую сумму. Приёмные родители испугались и решили, что Джордан им не по карману. А девочке было даже весело.
Но в данном случае она не уверена, что стоит повторять эксперимент, хотя бы из-за брата. Признаться, Рэйчел заставила её немного растеряться, поскольку никто из предыдущих семей не возил ни её саму, ни Дилана за покупками в первый же день. Это странно. Джордан хочет немного присмотреться к мисс Рассел, чтобы потом решить как же себя лучше с нею вести.
Джордан с Диланом выбираются из авто, когда перед ним снова оказывается привлекательное лицо молодой женщины.
- Мисс Рэйчел, - таким же серьёзным тоном откликается Джо. - Нам с Диланом не нужны вещи. У нас всё с собой, - показывает на рюкзаки, которые выглядят ну очень лёгкими. - Мы не будем вам в тягость. И мы неприхотливы. Люди часто думают, что не могут обойтись без каких-то, как им кажется, важных вещей, но на самом деле понимаешь, что по-настоящему важно, только когда этого лишишься.  Нам достаточно порции хлопьев на завтрак, - Джордан повелительным жестом кладёт руку на плечо брату. - И пары сосисок на ужин.
Конечно, им обоим хочется большего, но Джо не станет этого озвучивать, а Дилан совсем не говорит. Он лишь смотрит на женщину, ожидая от неё дальнейших действий. Рэйчел командует выдвигаться, а Джордан снова берёт брата за руку и следует за женщиной.
Её внимание привлекают не прозрачные витрины с дизайнерской и не очень одеждой, но другие девочки-подростки, все такие яркие, красивые, весёлые и уверенные в себе. По сравнению с ними Джо ощущает себя настоящей замарашкой, эдаким Тарзаном в юбке, попавшим в каменные джунгли из зелёных и не имеющим никакого представления о том, как устроен этот “дивный новый мир”. Она не в силах отвести взгляд от небольшой стайки размалёванных девиц, косящихся на другую стайку парней и противно хихикающих. Одна демонстративно глядится в зеркальце, постоянно взбивая волосы, чтобы добавить объёма, другая копошится в бездонной сумочке, пальчики третьей активно колдуют над телефоном, что-то быстро печатая. Такой поход в молл для них - целое событие, важная часть жизни. Как и для Джордан, но по другой причине. Совершенно случайно она встречается взглядом с другой девочкой, сгорбленной, в старых поношенных, растянутых шмотках, с сальными волосами, бледной кожей и печальным взглядом. Не сразу Джо может сообразить, что смотрит на саму себя в зеркальном отражении, и этот разительный контраст убивает её. Девочка только крепче стискивает руку брата и упрямо поджимает губы. Она старается игнорировать склонившиеся друг к дружке головы тех девчонок, старается не обращать внимания на их взгляды, надеется, что не услышит язвительные комментарии. Окажись эти девочки в мире Роуз, они непременно “потускнели” бы, но сейчас белой вороной является именно Джордан, отчего ей становится жаль себя.
Джо ненавидит это чувство, признающее её такой же слабой, как и другие. Ей становится горько и обидно от того, что ей не повезло так, как многим другим. Однако она старается не показывать этого, в результате чего её вид становится всё более хмурым, а взгляд - колючим. Сложно удержаться от зависти, когда у других есть всё, а у тебя - ничего. И Джордан молча топает за Рэйчел, раздражённая и даже злая на женщина за то, что притащила их в такой приличное место, когда они с Диланом просто недостойны быть здесь. Впрочем, Джо прекрасно понимает, где стоит шуметь, а где - нет.

+1

13

Рэйчел кожей чувствовала этот взгляд. Колючий, хмурый, странный… Неужели же то, что предлагала она – настолько неприемлемо и плохо?.. Или же дело в другом? Да, она наблюдательна. Она чертовски наблюдательна, и сейчас еще в большей степени, чем обычно, потому что она сейчас делала сотни вещей впервые… 
Впервые взяла из детского дома ребенка. Впервые пыталась найти общий язык с практически взрослым человеком со сложной судьбой. Впервые не имела ни малейшего представления о том, как это делается. Впервые терялась в догадках. Впервые испытывала столько сомнений единовременно. Впервые начинала сомневаться в себе в противовес привычной уверенности. Впервые невольно вспоминала, какой была она в возрасте Джордан, и как тогда с ней с поступила жизнь. Впервые хотела сделать что-то не для себя, пусть даже этого «что-то» невероятно мало и совершенно ничего не значит. Впервые оглядывалась на девочку и понимала, что не её мнение решает. Не её. И всё же… 
Всё же Джордан сделала всё, чтобы Рэйчел приметила стайку подростков и услышала определенный комментарий. «Вот оно что»… Женщина сбавила ход, давая возможность поравняться с собой, и… приобняла бы даже Джордан за плечо, если бы не опасалась задеть ее острое и, наверное, чувствительное самолюбие. Поэтому просто пошла рядом, не оставляя их с Диланом «одних». Пусть видят, что эти дети – с ней. То есть она, Рэйчел, с ними. Эффектная, элегантная, стильная, молодая, красивая. И эти дети в плохонькой одежде куда интереснее ей, чем те девчонки с дорогими телефонами и косметикой… И пустыми глазами, в которых нет ничего, кроме жажды охоты на бренды. 
- Выше нос, - скользнула мягким, ласковым, бархатным взглядом темных глаз по лицу Джордан. – Они навсегда заперты в своем мирке и вряд ли смогут выйти за его пределы. Ты другая, - Рэйч столь же мягко улыбнулась. Она сейчас и не лукавила, и говорила то, что думала, а это… по себе знала, что это обычно ощущается. Кожей. Интуицией. Шестым, пятым, восьмым чувством. Как ни назови, результат все равно будет один. Обостренное восприятие правды-лжи, каким обычно (и куда лучше взрослых) обладают дети. – Из тех, кто путешествует автостопом по галактикам.
«Как и я когда-то». 
И в этом контексте одежда, которая была на девочке сейчас, оказывалась более, чем к месту. Если бы еще у Рэйч хватило силы Джордан в этом убедить. И научить искать плюсы и идти с высокоподнятой головой в трудных, казалось бы, для нее ситуациях. Если она не научится делать этого сейчас, то… потом может стать поздно, и для нее, и для Дилана. А ведь мальчик рассчитывает на нее. Привязан к ней. 
- Поэтому не прячься. Выше голову. Ты Джордан, которая умеет преодолевать границы, не замечая их. -  Буквально на долю мгновения, Рэйч мазнула подушечкой пальца по подбородку, словно предлагая таки это сделать. – И это здорово, - улыбнулась сама, посылая застывшим (и возможно все-таки удивленным подросткам) весьма выразительный взгляд: она гордилась тем, что шла рядом с девочкой с засаленными волосами и в одежде не по размеру. Вот так. И не нужно больше никаких возражений про одежду… много вещей им и без надобности, но базовый гардероб быть обязан. 
- Тебе идет простая одежда, - переключилась и продолжила, в сущности, похвалив ее выбор… точнее, те вещи, которые имела она, хотя… все-таки лучше, когда одежда тебе по размеру. Впрочем, Рэйчел это никак не могло остановить, она в точности знала, чего хотела. - Ударяться в шоппинг мы с тобой, в сущности, сейчас не будем. Только расширим немного до базового набора вещей и чуть-чуть обновим. Ты ведь знаешь, какие предметы одежды являются базовыми для тебя или, к примеру, для Дилана? – уточнила, пытаясь и разговорить, и отвлечь. Если не знает – так тоже не беда. Рэйч всё пояснит. 
В обычной жизни этих знаний достаточно, чтобы обходиться минимумом вещей даже в тех случаях, когда подбираешь и покупаешь их для себя в сэконд-хэнде. Кроме того… Право, едва ли не в первый раз в жизни Рэйчел было легче говорить. Гораздо легче, чем молчать, хотя именно это, наверное, не представляло никаких сложностей в торговом центре, заполненном музыкой, объявлениями, яркими витринами и манящей рекламой. 
- Вот, кстати, начать вполне можно отсюда, - присмотрев подходящий, по ее представлениям, отдел джинсовой одежды для детей и подростков, Рэйчел, не задумываясь, вошла внутрь, прокомментировав именно так: – Базовый предмет номер один. Джинсы. 
Улыбнулась, бегло осмотрелась и выцепила несколько моделей, примерно прикинув на Джордан нужный размер. – Тебе однозначно пойдет лёгкий клёш от колена или прямая классика. Эти с высокой посадкой… эти с низкой. Рваные модные, конечно, но не на все случаи жизни. Ладно… пусть пока будут. Давай, меряй, - без разговоров мягко подтолкнула Джо в сторону примерочной и улыбнулась.  – Мы с Диланом сегодня в судьях, - после чего попросила одну из продавщиц: - Подберите нам подходящую футболку, чтобы лучше рассмотреть посадку джинсов
- Непременно, - продавщицы суетно заторопились, поскольку… Да. У Рэйчел были деньги. Она клиент, а пожелание клиента есть закон. 
- Ну, а пока сестра переодевается… - легкий, задумчивый взгляд на мальчика, - давай попробуем найти что-то и на твой рост. 
И у них даже получилось. Темно-синие, почти черные, как густые чернила, на ремне, и небесно-голубая, почти прозрачная классика. Какие больше подойдут, те и «берем». 
- Вот эти, - остановила свой выбор на двух парах Рэйч. – С примеркой справишься? – уточнила у Дилана и добавила автоматически: - Или помочь?
И только после этого осознала паническую мысль: как, скажите на милость? Как она будет «помогать», если он согласится? Потому как она никогда (трижды подчеркнуто с тремя жирными восклицательными знаками), ни разу в своей жизни не одевала и не переодевала детей. Возраст их тут не имел никакого значения.

+2

14

Джордан неожиданно тормознулась, когда Рэйчел поравнялась с ними. В её глазах можно было прочесть удивление, но истинной причины поступка мисс Рассел она не поняла. Не раскусила этот хитроумный трюк. Но он сработал. Стайка девиц снова склонила головы в круг и принялась о чём-то перешёптываться, очевидно, уже в другом ключе, но Джордан в силу юности не смогла этого распознать. Ей, несчастному подростку, казалось, будто весь мир настроен против, будто каждая пара глаз смотрит на неё осуждающе безо всякой на то причины.
- Что? - Джордан вскинула голову и прямо посмотрела на Рэйчел. Она не сразу уловила, что слова, сказанные женщиной в такой нужный момент, являются словами поддержки, а не насмешки, например.
- Вы про кого? - вроде бы здесь нужно было порадоваться тому, что на её стороне тоже кто-то выступает, что у неё тоже есть защитник, но Джордан почему-то осталась от этого не восторге.  Она не любила, когда её жалели, пусть даже порой намеренно пыталась вызвать это неприятное чувство.
- А! Про этих? - Девочка перевела взгляд на группку девчонок и на лице её возникло выражение неприкрытой неприязни. Да в приюте она таких на раз-два уделывала!
Но последнее замечание Рэйчел заставило Джо потерять концентрацию и позволить краешку сознания проявить настоящую Джордан. Глаза заблестели любопытством, а рот непроизвольно приоткрылся.
- Что это значит? Как это, “путешествовать галактикам по автостопам”? - жажда познания оказалась сильнее любой игры и желания сохранить хорошую мину даже при плохой игре.
- Я и не собиралась прятаться, - возразила девочка, нагло привирая. Она улыбнулась. Как бы там ни было, но подобные сборища всегда выбивали её из колеи. Самая существенная разница между ними была заметна невооружённым глазом: у них были родители, а у неё и Дилана - нет. Конечно, сейчас с ними была Рэйчел, но… Это же не то, понимаете? - Знаете, это звучит, как совет нашего приютского психолога, который только и может, что пичкать нас общими мотивирующими фразами, которые должны нас взбодрить и заставить поверить в себя.
Неприкрытая правда звучала неприязненно и особенно ярко контрастировала с улыбкой, которой только что Джо одарила Рэйчел. На мгновение совесть кольнула её, ведь женщина действительно по-доброму отнеслась к ним с Диланом. Впервые за долгое время. Но всё же она не могла отделаться от привычки проверять других на стойкость и стрессоустойчивость что ли. Она и сама не могла объяснить, почему позволяла таким грубостям выскакивать изо рта. Джордан почувствовала, как что-то настойчиво тянет её одежду вниз.
- Ну чего тебе? - раздражённо рявкнула она на брата, который теребил рукав её куртки, желая привлечь внимание. Тот, видимо, привыкший к подобным сестринским выходкам, даже не отпрянул, но и не заговорил. Он лишь молча сверлил её взглядом. Он и не должен был ничего произносить, так как Джо понимала брата без лишних слов.
- Простите, - покорно согласилась девочка, подчинившись молчаливому взгляду Дилана. - Наверное, это прозвучало резковато. Просто в приюте у меня было ощущение, как будто мне пытаются промыть мозги такой вот мотивирующей шнягой. Кхм. То есть ерундой.
Жест Рэйчел, такой простой, но в то же время полный заботы и внимания, совсем смутил девочку. Она опустила глаза, уставившись на носки грязных ботинок. Мисс Рассел была одной из немногих, кто хорошо отнёсся к сиротам, и вроде бы не требовала ничего взамен. Кажется, она старалась по-настоящему.
- Простите, - выдавила ещё раз Джордан.
Разговор, который никак не клеился, снова вернулся к теме одежды. И на этот раз Джо была совсем не против.
- Что такое базовые вещи? - робко поинтересовалась она и ответила первое что пришло в голову. - Мы с Диланом носим джинсы, - их замызганные, застиранные и весьма потёртые джинсы оставляли желать лучшего. Но лучшего не было. Джинсы да футболки - вот и весь их с братом гардероб. Когда они только попали в приют, у Джордан сохранилось немало вещей, купленных родителями до катастрофы, но она давно из них выросла. Также как и Дилан, прибавив несколько размеров, за три года.
- Я и не знала, что лохмотья продаются в магазинах. Думала, их сами люди изнашивают, - прокомментировала она рваные джинсы. - Зачем тратить деньги на дырявую одежду? Дырки самому можно посадить. Нас в приюте всегда ругают, если вдруг штаны порвались.
Джордан неуверенно взяла прямые джинсы, словно боясь их замарать, и направилась в сторону примерочной. При этом, когда она проходила мимо сотрудницы магазина, следящей за порядком, то получила в ответ такой пристальный и колючий взгляд, что захотелось убежать из отдела сверкая пятками. Очевидно, поношенная одежда девочки возбуждала подозрения и призывала особенно тщательно следить, дабы предотвратить воровство или мелкое хулиганство. Но суетливость и угодливость, с которыми консультант бросилась выполнять пожелание Рэйчел, нарядной и красивой дамы, не могла не вызвать довольную ухмылку на детском личике. Даже на устах Дилана заиграла улыбка, когда брат увидел выражение лица сестры, пусть даже он толком ещё не понимал, с чем это связано. Джордан хотелось бросить вслед что-нибудь такое эдакое типа “Выкуси” или “Что, съела?”, но она промолчала, не желая злить Рэйчел, которая возможно всё-таки приобретёт для них с братом новые предметы гардероба.
Джордан скрылась за занавеской, и Дилан остался практически один на один с Рэйчел, если не считать полного народу магазина, конечно. Он немного нервничал, что выражалось в нежелании мальчика смотреть по сторонам. Его мирок сузился до размеров одной женщины. Он даже толком не видел, что там для него подобрала мисс Рассел. Вопрос женщины и вовсе вогнал его в ступор. Он бы может и хотел что-то ответить, но не мог. Он искренне хотел выдавить хоть слово, но у него не получалось. Вместо этого Дилан заозирался по сторонам, ища спасения у пропавшей из виду сестры. Как и Рэйчел, он понятия не имел, что делать дальше. Всё, чего он хотел в данный, момент, чтобы вернулась Джордан и всё разъяснила. Дилан уже вообразил себе, будто сестру сожрало страшное чудовище под названием примерочная-людоед, и он как-то не горел желанием последовать за Джо, чтобы удовлетворить голод прожорливого существа, когда из-за занавески появилась голова сестры.
Джордан нерешительно выглянула наружу, чтобы убедиться, что посторонних здесь нет, а затем вышла из кабинки. Джинсы оказались ей коротковаты, но в общем сидели неплохо.
- Наверное, нужен размер побольше, - тихо предположила она, чувствуя себя ужасно неловко, ибо её не покидало ощущение, будто она вынуждает Рэйчел спонсировать их с Диланом поход по магазинам.

+1

15

- А ты не видела тот фильм? Автостопом по галактике? – с легким удивлением уточнила Рэйчел, хотя… принимая во внимание возраст Джордан, вряд ли ей в 4-5 летнем возрасте был интересен тот самый юмор. – Тогда расскажу как-нибудь. Или покажу даже, вдруг понравится, - кивнула в ответ. Наверняка фильм 2005-го года можно найти в онлайн-кинотеатре, чтобы не усложнять сейчас жизнь философией того, что если уничтожают твой мир, и ты с этим ничего поделать не можешь, то… у тебя впереди еще сотни и тысячи других миров, которые ты можешь увидеть. Похожие и не похожие на твой одновременно. – Автостопом – означает «попутками». Например, попутными машинами из штата в штат, не имея за душой ни цента денег. В случае с галактиками вместо машин будут, скажем, звездолеты и планеты, галактики, миры. Конечно, подобное путешествие таит в себе и множество опасностей, но в конечном счете… у тебя есть шанс узнать и увидеть то, чего никогда не узнают и не увидят другие.
«Я так в молодости радостно сбежала… и у меня тоже не было своего дома. Матери не стало рано. Отца, к сожалению, еще раньше, если вообще когда-то его знала. Наверняка очередной «проходной вариант». Или «любовь всей жизни». Пойди, пойми мать с ее рассказами, которые… да, тоже пытались уберечь меня от ошибок. И все равно я их наделала. Своих».
В общем и целом это, конечно, не повод – повторять подвиги 16-летней Рэйчел. И уж тем более не надо становиться сомнительной звездой сомнительных фильмов. Именно поэтому о себе мисс Рассел пока молчала, не распространяясь о прошлом. Потому как это совершенно не то прошлое, которым ей бы следовало гордиться.
Как не могла бы гордиться и тем, что реакция Джордан на попытку ее подбодрить всё же несколько зацепила. Джордан действительно напоминала Розу – вовсю используя шипы. Другое дело, что женщина не могла позволить себе этого показать. Даже намеком. Даже взглядом. Даже тенью на дне. В очередной раз «защищаясь» спокойной улыбкой и словами:
- Верить в себя всегда полезно, вне зависимости от того, кто это советует или говорит, - отозвалась Рэйчел в том числе легким прикосновением к плечу после извинений. Как знак того, что они приняты, и вряд ли стоит заострять на них внимание дольше. Жизнь невыносима, если зацикливаться обидах, своих и чужих… это, с высоты своего жизненного опыта, Рэйчел прекрасно знала. Оставалось одно: наглядно убедить в этом Джордан вместе с братом.
Впрочем, после перемены темы жить стало легче, жить стало веселее… Благо, в отношении базового гардероба она могла дать комментарии абсолютно любые и сколь угодно долго.
- Базовые – это основные. Минимальный набор вещей, сочетания которых (если, конечно, знать, как именно их сочетать) помогают тебе одеться в любом стиле и для любого случая в жизни. Школа, прогулка, клуб, посиделки с подругами и одноклассниками – торжественными или не очень… в общем, действительно для всех.
Рэйч улыбнулась и именно в этот момент обратила внимание на джинсовый магазинчик, провозгласив охоту за базовым предметом номер один, теми самыми джинсами.
– У дизайнеров свои причуды, - отозвалась женщина по поводу рваных джинсов в целом и конкретно этих – в частности. – Их, видимо, тоже ругали в детстве, и они… решили выпустить джинсы с высокохудожественными дырами.
Шутка, конечно. В общем и целом, наверно, неловкая. Все потому, что Рэйчел от волнения пыталась найти с детьми общий язык слишком сильно. Возможно, так же сильно, как Дилан хотел заговорить, даже если у него не получилось.
- Ты совсем не говоришь, да? – мягко провела пальцем по скуле мальчика, стоило тому завертеть головой, и поймала отчетливый вздох где-то там, в районе собственного сердца. А уловив взгляд в сторону примерочной и занавески примерочной, за которой скрылась не так давно его сестра, истолковала жест несколько по-своему и … решила, что не будет торопить с этой важнейшей миссией для «переодеться». – Скоро придет сестра, не бойся.
Распрямилась Рэйчел и в самом деле вовремя, чтобы поймать адресованный ей взгляд и кивнуть, чтоб выходила. Простые классические джинсы действительно девочке очень шли…
- Да нет, размер как раз нормальный, - оценила посадку выбранных темно-синих штанов. – Рост нужен больше, это да.
Продавщицы засуетились как-то еще быстрее, и выудили откуда-то из недр вешалок и бесконечного товара нужную ростовку подлиннее и побольше.
- Вот эти вот попробуйте, - джинсы приложили к ноге Джордан, давая возможность оценить длину.
- Если длиннее, ничего страшного, всегда подшить можно, - утвердила Рэйчел, в общем и целом одобряя эту самую вещь. – К тому же, где-то здесь на этажах точно было ателье.
- Ой, было-было, - зачирикала одна из продавщиц, тут же растекаясь нужными указаниями. – На третьем уровне и прямо под фудкортом.
- Отлично, значит еще и поедим, когда дойдем, - отозвалась Рэйчел, вроде бы не обращая внимания на чирканье продавцов… Или во всяком случае обращая внимания на них куда меньше, чем собственно на детей, с которыми пришла.
- Тебе самой-то нравится? – уточнила у Джордан, теряясь от столь быстрой смены эмоций подростка… то резкость, то колкость, то абсолютное молчание, то тихая неуверенность на фоне довольно бойких вопросов, пока они поднимались в эту сторону. И словно забыв о том, что Дилан почему-то сейчас не говорит, уточнила легко и почти непринужденно: - Что скажешь? Красивая у тебя сестра? - чуть улыбнулась.
Нет, она не жалела его, не испытывала жалость. Просто… грустила, видимо, постольку, поскольку ей хотелось бы услышать его голос. Впрочем… это скорее всего произойдет далеко не в первый вечер. Нужно только запастись терпением… Рэйчел не знала причин молчания Дилана. И пока объяснила это для себя боязнью новых, незнакомых лиц. Тормозящем желании говорить с кем-то, кто не входит в число родных и близких. И это желание Рэйчел вполне понимала, уважая его. Просто… Отсутствие желания говорить, к примеру, с ней, с Рэйчел, еще не говорило о том, что Дилан не умеет общаться. Говорящим – может быть всё, особенно жесты и взгляды.
- И пока ты переодевалась, я тут нашла кое-что и для Дилана. Поможешь ему? – уточнила у девочки Рэйчел, протягивая джинсы ей и максимально оттягивая тот момент, когда это придется-таки делать ей… Очень уж страшно обнаруживать, что никогда ничего подобного не делала, не держала на руках и не переодевала детей. На фотосессиях этим занимался целый штат персонала, который умел это делать. Ей же еще… учиться и учиться… И лучше не на людях, не в отделах торгового центра, а дома – за закрытой дверью – когда никто не видит, кроме них.
«Ты очень трогательно о нем заботишься… Замечательная старшая сестра».

Отредактировано Rachel Russel (01.10.2016 12:36:04)

+2

16

- Ээээ… - смущённо протянула Джордан, опустив взгляд в пол. - Нет, - это был один из тех моментов, когда девочку посещало осознание собственной недалёкости и оторванности от внешнего мира. Не зря она в своих речах частенько сравнивала детский приют с тюрьмой. Они постоянно должны были быть на виду у воспитателей и учителей, у них был список запрещённых предметов и продуктов, которые нельзя проносить в спальню. Библиотека не насчитывала даже сотни книг, а видеотека и вовсе оставляла желать лучшего.
- Да, было бы здорово, - нерешительно добавила она, стесняясь нехватки знаний. - Наверное.
Джордан была далека от этой тематики, пожалуй, так же далека, как одна галактика от другой. Хотя, честно говоря, она не знала точно, насколько велико это расстояние, если велико. Она вообще ничего не знала. Вот же ж! Девочка попыталась вообразить себе попутку, на которой можно добраться до соседней галактики, а самое главное - которую можно поймать, проголосовав пальцем, но ничего стоящего придумать не удалось. Выходило как-то глупо и ещё более гротескно, чем в “Маленьком принце”.
- Звучит заманчиво, - призналась, наконец, она. - Но вот вопрос: как же эту попутку поймать? И если я могу поймать попутку, значит, и кто-то другой может? Значит, у любого есть шанс увидеть и узнать нечто? Я запуталась.
Джордан не была глупой девочкой, да и родители, пока были живы, весьма успешно занимались её развитием. Однако, всему пришёл конец после случившейся трагедии. Девочка потеряла всякий интерес к жизни, к миру, к действительности. Она ничем не интересовалась, бросила читать книги, иногда только тупо таращилась в экран телевизора на общих кинопросмотрах, мало понимая, что происходит на экране.
Рэйчел удалось её заинтриговать. Фантастическое путешествие - возможно, это именно то, что нужно, чтобы убежать от реальности. Ей вдруг отчаянно захотелось, чтобы такое путешествие могло быть осуществимым, чтобы однажды за ней прилетел космический корабль и забрал на другую планету. Туда, где на выходе из космолёта её встретила бы улыбающаяся пара. Родители. Они подбежали и заключили бы девочку в объятия, мама бы расплакалась и непременно стала бы причитать, как они скучали и ждали её прилёта, а отец смахнул бы скупую мужскую слезу и нежно поцеловал.
Джордан так размечталась, что даже потерялась во времени на пару секунд. Осознание невозможности осуществления фантазии навалилось на сердце тяжким грузом. Однако Рэйчел всё ещё стояла рядом и заглядывала ей в глаза. Обычно это не в правилах Джордан доверять таким эффектным дамочкам (как правило, позже они демонстрируют высокомерие и брезгливость), но лицо мисс Рассел выражало искреннюю заботу. Не то чтобы девочка растаяла, но на мгновение она устыдилась собственной недоверчивости и колючести. Пожалуй, стоит быть с ней немного помягче, ведь до сих пор Рэйчел вела себя образцово-показательно и ничем не заслужила другого отношения.
К счастью, разговор переключился на другую тему, которая, как выяснилось позже, тоже оказалась отнюдь не из приятных. Такова уж ворчунья Джордан, закомплексованный подросток, не просто остро, но даже болезненно реагирующий на любое высказывание, ищущий подвоха даже там, где его нет.
- Но я не хожу на прогулки. В клубы мне ещё рано, подруг у меня нет, а одноклассники - настоящие козлы, от которых я стараюсь держаться подальше, - получается, само понятие базового гардероба для её образа жизни - лишнее. Однако, Рэйчел снова была с ней не согласна. И Джордан отказывалась признаваться, что ей хотелось, чтобы мисс Рассел её не только убедила, но и заставила, не оставив выбора. Иногда Джо делала что-то или говорила лишь из чувства противоречия, отчаянно желая передать ответственность за решение на кого-то другого.
Попытка номер бесконечность удалась на славу, потому что Джо фыркнула на шутку Рэйчел. И это можно было считать успехом, так как девочка попыталась безуспешно подавить смешок. В носу неприятно защекотало - не зря все советуют не сдерживаться, если хочется засмеяться, иначе могут лопнуть сосуды.
Джордан ушла в примерочную, а Дилан уставился своими огромными глазами на Рэйчел. Он виновато пожал плечами в ответ на её вопрос. Сложно было сказать, не мог он говорить или просто не хотел. Фониатр настаивал, что со связками у мальчика всё в порядке, и причина молчания исключительно психосоматическая. Однако от него частенько несло дешёвым бренди, что заставляло сомневаться в компетентности его заключений. Дилан с нетерпением ждал возвращения сестры. Без неё он чувствовал себя незащищённым, даже несмотря на хорошее отношение Рэйчел к ним. Его ожидание не продлилось долго, хотя семилетнему ребёнку оно показалось вечностью.
Джордан не стала спорить, вместо этого она покрутилась перед зеркалом, уверяясь в собственной правоте. Но  вдруг откуда ни возьмись появились продавцы, натащившие девочке целых ворох джинс разных размеров и моделей. В отличие от нормальных девочек, Джордан не испытывала восторга по поводу примерки вещей. Этот процесс её скорее… раздражал, чем доставлял удовольствие. Продавцы же и вовсе казались назойливыми. Джо думалось, что она видит насквозь их фальш, и она была уверена, что как только их ноги пересекут границу магазина, те сразу же начнут обсуждать девочку-побирушку и красивую даму-спонсора.
Девочка нацепила предложенный джинсы и вышла к Рэйчел и Дилану, наступая на штанины и чудом не падая.
- Ну, что скажешь? - поинтересовалась она мнением младшего брата, который разбирался в таких вещах меньше самой Джордан. Его реакция была достаточно предсказуема - Дилан просто пожал плечами.
Продавщица тут же кинулась подворачивать брючины, чтобы у девочки была возможность оценить, как джинсы будут смотреться в конечном варианте.
- Смотри-ка, сейчас все так носят. Мода такая. Длину никто не оставляет, даже если носить с каблуками. Ты носишь каблуки? - щебетала консультантша.  - Ну, - быстрый взгляд на Рэйчел. - Или можно их укоротить.
- Зачем покупать вещь, чтобы потом её ещё переделывать? Почему бы сразу не купить подходящую? - прямо спросила Джордан. Наверное, она выглядела капризным ребёнком, но профессиональная этика призывала продавщицу молчать и улыбаться.
- Я… Я не знаю, - поделилась девочка. Консультант отошла, чтобы проверить наличие другого размера у этой модели, хотя у Джо было подозрение, что она это сделала из чувства такта, если он бывает у таких людей. - Мы с Диланом давно не ходили по магазинам.
На вопрос Рэйчел Дилан заулыбался и закивал головой. Джордан же готова была пожертвовать своим внешним видом во имя брата, так как ей с трудом верилось, что мисс Рассел в первый же день знакомства обеспечит и её, и Дилана одеждой, пусть даже они в ней и нуждались. Никто в приёмных семьях так никогда не делал. Да, Рэйчел богата, наверное даже неприлично, судя по машине, богата, но она не обязана это делать. Хотя всё может объясняться гораздо проще - ей может быть стыдно находиться рядом с этими двумя оборванцами. Но Джордан не намерена была рисковать. Не хотелось бы исчерпать лимит терпения и добрых поступков мисс Рассел, лишив права брата.
- Он уже взрослый мальчик, - усмехнулась Джо, забирая маленькие джинсы и впихивая их в ручонки Дилана. - Он одевается сам с четырёх лет, а шнурки научился завязывать в пять. В приюте никто за нами не носится с предложениями помочь. Они поощряют самостоятельность и независимость.
Дилан с виноватым выражением лица прошествовал в примерочную, откуда недавно появилась сестра. И, конечно же, возился он намного дольше, чем Джордан, однако девочка не спешила ему помогать, то ли испытывая терпение Рэйчел, то ли просто давая ему возможность сделать что-то самостоятельно и проявить себя.
- Ну, вот, - всплеснула руками девочка. - Даже на моём брате джинсы сидят лучше, чем на мне! Я сама! - грозно предупредила Джордан продавщицу, которая собиралась поправить одежду на мальчике. Роуз одёрнула джинсы чуть вниз и поправила выбившуюся подкладку карманов. - Красавчик, - улыбнулась она и с замиранием сердца взглянула на Рэйчел. Надо ли тут говорить, что они готовы взять эти? Будет ли это выглядеть, как попрошайничество? Неудобно как-то.

+2

17

«Ничего. Разберешься со временем». Вместо ответа Рэйчел, разве что, коснулась мимолетно ее плеча. Сказать по правде, она запуталась тоже. И чем дальше, тем больше не могла разобраться в себе, в своих чувствах, мотивах, ощущениях, мыслях, одни из которых приходили в явное противоречие с другими.
Никогда да этого не допуская даже мысли о себе в качестве потенциальной матери, Рэйч оказалась в корне не готова встретиться лицом к лицу с собой… своими тайными желаниями и весьма болезненными последствиями прошлого, которые пока, вроде, спали… но клокотали где-то на уровне жерла вулкана, незаметно поднимаясь все выше и выше, пока не вырвутся наружу. Или не успокоятся. Сложно сказать, по какому варианту пути пойдет дальнейшее развитие событий. Пусть уверенности и уравновешенности Рэйчел удалось «пробиться» через армию психологов и соцработников на подготовительной стадии программы – всё это не имеет ничего общего с живым общением с подростком. К этому просто нельзя быть готовым, невозможно подготовиться. Именно это – испытывала она на себе… и именно это – никуда не денется от нее в течение ближайших нескольких недель… Факт, над которым Рэйчел задумалась в целом, но который Рэйч еще далеко не осознала в деталях.
Конец уютной жизни дома, конец одиночеству как таковому, конец ответственности только и исключительно в отношении самой себя – и здравствуйте, обязанности в отношении другого. Других. Учитывая, что их двое.
- Как же не ходишь? А сейчас?– уточнила Рэйч, рассматривая поход по магазинам в качестве прогулке. – Сейчас у нас самая настоящая прогулка – просто по торговому центру. 
Сколько Рэйчел себя помнила, женщина всегда гуляет «с целью» и почти никогда «просто так» из-за нехватки времени. Собственно, если времени не хватало даже такой, как она, то… что говорить о других? Да и надо ли? Честно сказать, Рэйчел крайне редко заботили другие люди. Яркими исключениями были Дерек. И Зейн. Возможно, Стюарт и Дональд. И на ближайшие два месяца в список исключений явно попадали Дилан и Джордан. Собственно… всё. Это практически все более-менее значимые люди на данном отрезке ее жизни. Невероятно мало, однако же - неоспоримый факт.
Так что выбора Джордан действительно не оставили. По крайней мере, в этот раз, и ей придется, да… Примерить джинсы и в принципе посмотреть на себя несколько с другой стороны, если получится. Ей хотя бы повезло встретить Дерека, вознесшего ее на пьедестал красивой женщины, но – шлюхи. Разумеется, повторения своей судьбы Рэйч не желала никому, однако… сейчас ей казалось, что даже это – лучше, чем выращивание в людях бесконечных комплексов по поводу красивого и некрасивого, правильного и неправильного, левого и правого. А комплексы и страхи… они читались в движениях и жестах Джордан, в выражении ее глаз и неуверенной улыбки в те редкие моменты, когда женщине все-таки удавалось ее заполучить.
- Нет-нет-нет, не нужно выше. По верхнему краю кроссовок – и всё. – Именно в этот момент мисс Рассел отказалась от наполеоновских планов по комплексному переодеванию детей. Наскоком на раз-два взять это дело не получится… Надо иметь терпение и такт. И как ни странно, в одном Рэйчел оказалась права совершенно точно: Джордан определенно идет классика… Ободряюще улыбнулась, оценивая эту деталь гардероба, точнее, то насколько хорошо джинсы сели на бедрах и ягодицах, из-за чего едва не пропустила встречный вопрос в свой адрес. Одним кивком головы безмолвно приказав продавщице отойти, чтоб не мешалась, Рэйч не сочла зазорным опуститься рядом, расправляя подвернутую на скорую руку ткань и подгибая низ джинсов еще раз.
- Видишь ли, Джордан… Все вещи, которые мы покупаем в наших магазинах, шьются в промышленных масштабах и по принятым стандартам. Твоя фигура может не соответствовать этим стандартам, и это нормально. Ведь что такое стандарт? Это некоторое упрощение… Я назвала бы это «мнением большинства». Однако в мире нет двух абсолютно одинаковых людей, как же может стать вдруг совершенно одинаковым их тело? Во все времена лучшая одежда всегда шилась по индивидуальным меркам, - Рэйч улыбнулась, не спеша подниматься из этого положения, - чтобы одновременно скрыть недостатки тела и подчеркнуть его достоинства. И это тоже нормально. Так что нет ничего страшного в том, чтобы подогнать длину джинсов под твой рост. Даже наоборот. 
«Ты от этого выиграешь». Вот теперь Рэйчел плавно и с легкостью поднялась, как если бы это ей совсем ничего не стоило. 
- Что я говорила. Тебе идет именно классика, - не обратив должного внимания на неуверенное «я не знаю», живо откликнулась мисс Рассел.
И да, как камень с души – эта тирада про самостоятельность и независимость… Хотя нет. После слов Джордан остались, пожалуй, двойственные впечатления. Потому что при всем стремлении к самостоятельности и независимости, дети – кажется, если верить лекциям по общей возрастной и гендерной психологии в университете – так или иначе хотят, чтобы о них кто-то позаботился, кто-то помог. «Так отчего же сама не бросишься следом, не поможешь?» - сама себя укорила Рэйч, провожая взглядом чуть опустившиеся плечи Дилана. И стыдно признаться, но – потому что ей страшно. Страшно сломать шаткий мостик общения, страшно сделать что-то не так и еще страшнее – привязаться к сестре и брату вследствие таких вот необдуманных порывов… Впрочем, Рэйчел хотела же испытать себя в роли матери? Так вот она – роль. Во всей красе.
Так или иначе, пока женщина колебалась Дилан решил вопрос самостоятельно и без нее. И смотрелся он в обновке настолько неплохо, что про терзания и метания разом забылось. По крайней мере – про свои.
- Красавец, - с умиротворенной и довольной выбором улыбкой отозвалась Рэйчел, оценивая взглядом и его отражение в зеркале. В отличие от Джордан, джинсы ему можно даже не подрезать, чтобы оставить на вырост. – И что бы ты ни говорила, на тебе джинсы сидят ничуть не хуже. Кстати! На поясе тебе нормально? Нужен к ним ремень?
За Дилана не спрашивала, очевидно, посчитав, что к его джинсам ремень прилагается в любом случае.
И - дело за малым. Расплатиться волшебной карточкой, подхватить волшебные пакеты с покупками и отправиться дальше – тратить деньги. Ведь в торговый центр приходят именно за этим.
- Спасибо, - Рэйчел поблагодарила за помощь продавщиц и, ощутив себя чуть-чуть уверенней,  решив все-таки провести детей по еще нескольким местам, купить базовые вещи номер два, три и четыре. И хотя бы кроссовки, разумеется. Потому что совсем старенькая и снова, кажется, не по размеру – обувь на ногах. – Ну что, идем дальше?
Вопрос, собственно говоря, риторический. Потому что следующую цель их путешествия Рэйчел уже, конечно, приглядела, решив продолжить именно обувным отделом. Здесь он был хороший и на любой возраст и вкус.
- Давай-давай, заходи, - улыбнулась, чуть задержавшись на входе и мягким касанием руки буквально «проталкивая» детей внутрь. – Даю ответственное задание. Выбрать по одной паре обуви себе – наиболее удобную и такую, чтобы можно было носить сейчас, по сезону. И одну – для меня, какая может мне подойти на ваш взгляд. Договорились? Обычно мой размер 7,5-7, зависит от модели, но это мы решим. На цены не смотрите, просто выбирайте, что понравится.
Увы. Если против джинсов душа Рэйчел еще могла устоять, то против туфель… это невозможно. Особенно против чудесных носких утонченных итальянских каблучков. Главное, сейчас сделать уверенный вид, что они ее – не интересуют.
С выбором справимся сами, спасибо, -  небрежно улыбнулась в сторону продавщиц, чтобы не мешались, направляясь к симпатичному диванчику. В противном случае сорвется чистота эксперимента. – И принесите нам, пожалуйста, два чая и кофе.

+2

18

- Не обижайтесь, мисс Рэйчел, но это другое. Это не такая прогулка, это… Это разовый выход, - нашлась она. - И с определённой целью.
Вот как ей объяснить, что поход по магазинам с буквально “чужой тётей” - это не совсем то, что в представлении Джордан является прогулкой. Напряжение между ними пусть и ослабло, но никуда не делось, ведь это работа не одного дня, может даже не одной недели. Скорее всего даже пары месяцев может оказаться недостаточно, чтобы Рэйчел сумела подобрать ключик к детям, а те, в свою очередь, научились доверять ей, приёмному, но при этом всё ещё временному варианту. Та же Джордан, например, была уверена, что рано или поздно они с Диланом надоедят мисс Рассел. Ну, не хватит ей пары месяцев, чтобы разглядеть в детях какие-то выгодные качества, отличающие их от других детей. Нельзя кого-то полюбить за столь короткий срок - была уверена Джо. И какая-то часть её, отвечающая за юношеский максимализм, в фазу которого она только-только вступала, и не хотела этого. Это из разряда, когда нам плохо, мы делаем всё возможное, чтобы нам стало ещё хуже. Зато Роуз может притвориться. Вот только как быть с Диланом? Присутствие мальчика сдерживало сестру в выражениях, осознание того, что она является для него примером, заставляло хотя бы пытаться контролировать своё поведение. Она не имела права его подвести.
Совершенно обыденный для большинства людей процесс похода по магазинам, более того, примерки пары джинсов, для этой троицы превратился в настоящее испытание. Как-то это было всё неловко, угловато, но в то же время… естественно. Если посмотреть на них со стороны и отбросить тот факт, что любой самый мелкий аксессуар Рэйчел стоит в несколько раз дороже полного комплекта одежды для обоих детей, они вполне могли бы сойти за совершенно обычную семью покупателей.
Джордан уставилась в зеркало на себя и увидела странную картину, как рядом с ней на коленях стоит роскошная женщина и подгибает ей брюки. Девочка не знала, специально ли Рэйчел так старается или просто считает это естественным.
На объяснение женщины у Джордан не нашлось возражений. Более того, подобные рассуждения были вполне в стиле самой Джо. Порой она любила выставить свою непохожесть на других напоказ, а порой, конечно же, стеснялась этого. В приюте она быстро поняла, что не стоит выделяться из толпы, если не хочешь схлопотать наказание от воспитателей или тумаков от завистников.
- Хотите сказать, у меня нестандартная фигура? - уточнила она, поворачиваясь спиной к зеркалу и заглядывая через плечо. Сей факт не особо обрадовал её, так как означал одно: ей изрядно придётся повозиться, подыскивая себе одежду. А Рэйчел ясно дала понять, что в масс-маркете можно найти лишь “усреднённый вариант”. На индивидуальный пошив денег у Джордан, конечно, не было и в ближайшем будущем как-то не предвиделось.
- А свою одежду Вы шьёте на заказ? - конечно же, да. Не может быть другого ответа. Такую красивую и стильную одежду в обычных магазинах точно не продают.
- Немного широки, - Джордан оттянула пояс, показывая сколько свободного расстояния до талии. Такие точно сползать будут, хотя на попе смотрелись отлично. И правда, не хуже, чем на Дилане.
Девочка ещё немного покрутилась перед зеркалом, признавая правоту Рэйчел, а потом на автомате взяла этикетку и взглянула на ценник. Её глаза непритворно округлились, а настроение резко упало. Лучше бы она этого не делала! Лучше бы она ничего не знала и просто позволила мисс Рассел купить эти джинсы! Теперь же она будет вынуждена от них отказаться, чувствуя себя не в своей тарелке, когда в ней борются желание иметь этот предмет гардероба и нежелание показаться меркантильной, жадной или даже алчной.
- Ээээ… мисс Рэйчел, может, мы посмотрим джинсы ещё где-нибудь? - неуверенно предложила девочка, втайне надеясь, что та убедит Джордан в том, что траты на джинсы для неё сущие пустяки.
Что ж, и здесь она не разочаровала. Джинсы всё же были куплены, несмотря на слабые (можно даже сказать, подозрительно слабые, достаточные лишь для очистки совести ребёнка, которому ну очень понравилась эта вещица) протесты Джордан. Более того, оказалось, что и это ещё не всё. У Рэйчел был запланирован поход ещё в пару отделов. Джордан неуверенно взглянула на женщину, словно спрашивая, не ошиблась ли она отделом, поскольку их с Диланом родители всегда проходили мимо подобных брендованых вывесок, свидетельствующих как о качестве товара, так и его цене. Они переглянулись с братом и одновременно ступили внутрь магазина. Несколько минут потребовалось на то, чтобы оглядеться, а потом Джордан взяла брата за руку и повела к стеллажам, где была представлена детская обувь. С самым деловым видом она принялась переворачивать ботинки и кроссовки, выискивая на них нужный размер, а Дилан тем временем отрицательно мотал головой, если ему не нравилось, или кивал, если приходилось по вкусу. Подобрав кроссовки брату, можно было заняться и собой. Со скучающим видом она шарила взглядом по полкам, но вся обувь казалась либо детской, либо старческой, либо на высоком каблуке, которые выглядели изящно, но жутко неудобными в носке. Как говорится, даже глазу не за что зацепиться. Девочка была уверена, что такие босоножки и сандалии запросто подойдут Рэйчел, но для девочки-подростка они казались слишком взрослыми. Выбор её пал на самые обычные и удобные кеды белого цвета. И размер на удивление подошёл.
- Что ж, а теперь самое ответственное задание, - проговорила она негромко, глядя на Дилана. - Идём выбирать для мисс Рэйчел. Ты помнишь, какой размер она сказала? - мальчик показал нужное количество пальцев. - Точно. Ладно, что ж, давай посмотрим. Как тебе это? - мальчик потряс головой. - Окей, а эти? - Дилан взял со стойки босоножки на шпильках и показал сестре. - Хм… миленько, - она повертела их в руках. - Мне идут? - приложила к своей ноге и захихикала. Ей вдруг стало ужасно любопытно, каково это, носить нечто подобное и жутко дорогущее. Джордан воровато огляделась по сторонам. Размер, конечно, был великоват, но она ведь не собиралась их покупать на самом деле, просто прикинуть. Детское любопытство. Джо присела на пуфик, стянула по обыкновению старые потрёпанные кроссовки через пятку и сунула ногу в босоножки. Застегнула и вытянула ножку, любуясь изяществом. Затем она встала, вынужденная согнуть ногу в колене, дабы компенсировать разницу между оставшимся кроссовком и шпилькой.
- Ну, как тебе? - Дилан поднял вверх большой палец. Джордан рассмеялась, а потом вернулась к своей привычной обуви. - Так что, несём это мисс Рэйчел? - её взгляд упал на классические туфли-лодочки. - О, смотри какие! Что думаешь? Берём? - мальчик пожал плечами. - Решено!
Джордан выбрала нужный размер, а затем собрала все выбранные вещи (для Рэйчел и босоножки, и туфли- пусть сама выбирает) и потащила вместе с братом всю эту кучу к ожидавшей их женщине. У самых её ног они всё это сгрудили.
- Вот, - кратко возвестила Джо и для наглядности показала рукой.

Отредактировано Jordan Rose (31.10.2016 20:20:10)

+1

19

- Все относительно, - в ответ на простой вопрос Рэйч просто повела плечом и улыбнулась. - Любая фигура нестандартна.
Интерес Джордан к гардеробу - и через него к себе самой, хотя это и совсем не очевидно на первый взгляд - весьма Рэйчел импонировал. Ей нравилось видеть и подмечать едва-едва затеплившуюся искорку и, что греха таить, хотелось бы превратить ее в нечто большее, если бы в очередной раз не побоялась всё испортить.
Что касается её одежды... тут проще. Она модель. Она может носить даже мешок для мусора так, словно это платье от кутюр, но Джордан пока не нужно это знать. Придет время - все сама увидит и поймет. Рэйчел была уверена, что не ошиблась в одном: Джордан умная девочка.
- Да нет, покупаю в тех же бутиках, - отозвалась, как ни в чем не бывало, тут же развеяв ореол таинственности, если таковой, конечно, был. Но и не удержалась от того, чтобы не наклониться к девочке и не раскрыть свою маленькую тайну. - Просто потом немного подгоняю, - подмигнула слегка, заговорщицки, и окончательно заверила продавщиц в том, что джинсы они решительно берут. Разумеется, обе пары, лишь после этого с удивлением обращая внимание на вопрос Джордан.
- Зачем? Тебе не нравятся? - переспросила несколько недоуменно, но... кажется, взгляд девочки подсказывал, что дело, пожалуй, даже не в этом... и пусть не до конца поняла, в чем тогда, однако деликатно промолчать, как требовалось, не сумела б. "Ах, Джордан", - мысленно лишь покачала головой и поделилась еще одной маленькой тайной, слегка понизив голос в этот раз. - Не думай о том, как сказать «нет», ведь есть миллион причин, чтобы сказать «да».
На этом спор о джинсах, надо надеяться, решен окончательно и бесповоротно. И пора. Пора переходить в другой отдел... В конце концов, им еще детское кресло в машину покупать, но это только после обуви.
Рэйчел, не спеша, потягивала крепкий кофе и наблюдала за тем, как делают свой выбор дети. Выбор, к слову, вполне ожидаемый,  несмотря на интерес. Кажется, кто-то еще не знал, что главное в туфлях - колодка. И даже изящные и "как правило" неудобные туфельки на тонких шпильках вполне в состоянии это правило взять и нарушить. Впрочем, демонстрировать свой интерес слишком явно она тоже отнюдь не спешила, прикрываясь журналами новой коллекции.
- Отличный выбор, - расцвела новой улыбкой, оценив усилия по достоинству. Знали они или нет, но однако же выбрали те самые, итальянские - о, боже мой - прекрасные туфли, которые даже пахнут как-то совершенно исключительно, иначе. И босоножки с небольшой перемычкой, превращающей и без того не слишком большую ступню - практически в миниатюрную ножку Золушки для встречи с принцем. "Принца бы сейчас не помешало", - Рэйч усмехнулась про себя. Но... зачем им чужой, когда есть свой, пускай и маленький?
- Так... кажется, теперь моя очередь устраивать примерки, - оставив пакеты, Рэйчел наклонилась с диванчика - примерить туфли-лодочки - и кивнула на столик, где стоял уже практически остывший чай и лежало немного печенья. - Располагайтесь поудобнее, впереди первый выход.
Она, конечно, подразумевала, выход модели на подиум, традиционно состоящий из трех проходок. Проходка первая, классическая! Легким движением поднялась, чуть замерла напротив зрителей, изящно повернулась через плечо и устроила первое дефиле, так что мужчины "встали" по ту сторону витрины. Шли-шли, бросили нечаянно взгляд - и замерли, глядя на удивительное (для себя по большей части) действо.
Рэйчел широким, отточенным модельным шагом прошлась вдоль полок с обувью не забывая про ассортимент, и столь же быстро и отточенно вернулась.
Проходка вторая, летняя, посвящалась исключительно босоножкам и проходила исключительно под музыку. В любом отделе любого торгового центра всегда играет какая-то музыка... Маркетологи говорят - "для стимуляции покупательной способности"... Рэйчел не нужно было стимулировать. Ее требовалось останавливать, особенно в таких тонких материях, как обувь.
Босоножки сидели на ноге ничуть не хуже и что самое главное - удобно, радуя глаз ярким цветом и тонким ремешком. Превосходно. Даже настроение заиграло какими-то особенными красками.
Вернувшись обратно, Рэйчел надела те туфли, в которых пришла и подмигнула.
- Выход третий, финальный. - И да. Ее опять унесло к полкам с обувью. Оглянуться не успели, как вернулась еще с двумя парами обуви... Разумеется, детской. Летние туфельки на танкетке для Джордан, и летние же легкие ботиночки, на ее взгляд, подходящего размера для Дилана. - Примеряйте и от меня, - попросила, улыбнувшись тепло. - Мне кажется, это могло бы подойти вам тоже.
И чем жизнь шутит, может быть даже понравиться? Настаивать Рэйчел не собиралась в принципе, какую пару обуви захотят, ту и купят. Но не померять... почему же нет? Тем более после такого дефиле и практически индивидуальном модном показе.

+1

20

И всё? Вот так просто? Зачем же тогда нужна стандартная одежда, если подходящих фигур не существует? Впрочем, Джордан не стала углубляться в эту тему. Ей предстояло узнать ещё много всего нового, о чём она когда-то даже не задумывалась. Например, о гардеробе. Девочка никогда не беспокоилась об одежде, её не интересовали бренды, последние коллекции и новые тенденции в мире моды, её не интересовали гламурные журналы и походы по торговым центрам. Ирония в том, что вместе с нею в эксперименте под названием  “временная семья” принимает участие именно модель. Честно говоря, это всё было от Джордан настолько далеко, что она едва ли верила в существование этого мира, так как люди в телевизоре и на обложках журналов не казались ей живыми. Это были просто картинки. Пока Рэйчел не решила поделиться опытом с младшим поколением беспризорников.
Мисс Рассел, кстати, оказалась настоящей кладезью умных мыслей, которые звучали довольно мотивирующе, но без наглядного подкрепления продолжали оставаться для девочки пока только словами. А слов она за свою недолгую жизнь наслушалась предостаточно. И снова, словно прочитав её мысли, Рэйчел без дальнейших разговоров просто купила им с братом по паре джинсов. Вроде и приятно, а с другой стороны, возникает ощущение, будто их покупают.
Но пока Джордан не решила, как следует к этому относиться, они заглянули в обувной отдел. Услышав, что Рэйчел понравился их выбор, брат с сестрой ударили по ладоням, давая пять. Она поднялась для проходки, а Джордан заняла её место, забравшись на диванчик с ногами. Рядом плюхнулся и Дилан, стащив пару печенюшек.
- Эй, а поделиться! - потребовала девочка и тут же получила свою порцию. Они с Диланом здорово проголодались к этому времени, да и печенье было вкусное, не в пример вкуснее, чем то, которым кормили в приюте.
Проходка Рэйчел вызвала бурную реакцию среди посетителей. Видимо, несмотря на бренд, профессиональные модели сюда заглядывают довольно редко. И вот здесь Джордан испытала нечто вроде гордости за то, что они с братом пришли вместе с этой эффектной женщиной, что привлекала столько внимания. Она не переставала удивляться причинам, побудившим мисс Рассел принять решение в пользу Джордан да ещё получить в нагрузку Дилана. Неужели в них и правда есть что-то особенное? Тогда почему до неё никто этого не разглядел? В общем, здесь было над чем поразмыслить.
Краем глаза Джордан заметила, как какой-то мужчина - мужчиной он выглядел только в представлении Джордан, на самом деле ему от силы можно было дать лет двадцать пять - исподтишка снимает Рэйчел на камеру телефона, но мисс Рассел либо этого не замечала, либо была равнодушна к таким выходкам.
Дилан радостно хлопал в ладоши в такт музыке, а Джордан вспоминала свои ощущения, когда примеряла босоножки. Рэйчел словно была создана для таких действий, а обувь была создана для Рэйчел. Джо сомневалась, что окажись она на её месте, у неё получится сделать хотя бы шаг и не упасть.
Но и на этом женщина не остановилась. Она решила привлечь к “показу” и детей, принеся им ещё по паре обуви. Джордан втиснулась в туфельки и поднялась на ноги. Ощущения были смешанными. Она никогда не носила ничего подобного, а потому первый шаг сделала с осторожностью, боясь упасть. Но в отличие от каблуков, танкетка оказалась довольно удобной и совсем скоро девочка почувствовала, что ей довольно комфортно в них. Кеды, правда, надёжнее. По крайней мере, их может нацепить с чем угодно, а туфельки придётся носить с платьями, которых у неё нет. Впрочем, прогуляться “по подиуму” это ведь не помешает, правда?
Увидев, что брат закончил переобуваться, она взяла его за руку.
- Ну, что, Дилан, наш выход? - тот кивнул. - Готов? - ещё один кивок. - Отлично!
И они пошли вдоль прохода, дурачаясь и кривляясь. Дойдя до самого конца Джордан повернулась спиной, развернула корпус и для пущего эффекта смешно отклячила попу и выставила ножку вперёд. Конечно, это было сделано в шутку и ни в коем случае ни в насмешку над Рэйчел. Просто такое вот детское дурачество.
- Давай, Дилан, встань как-нибудь красиво, - подначивала она брата, который стоял прямо и не знал в какую сторону смотреть. - Иди сюда, - она повернула его боком к воображаемым зрителям и скрестила ему руки на груди. - Вооот. А теперь правую ногу вперёд. Отлично! - сама же прислонилась к нему спиной, зеркально скопировав его позу.
Консультанты и продавцы, наблюдавшие сие действие захлопали в ладоши, а Джордан подпрыгнула на месте и утащила Дилана обратно к диванчику, где тот стащил ещё по паре печенюшек. Девочка поняла, что брат проголодался, но не знала, как бы намекнуть об этом Рэйчел. По идее она будет их кормилицей в ближайшие пару месяцев, не будет же она морить их голодом всё это время? Но несмотря на то, что дети немного расслабились в процессе дефиле, каждый раз при возникновении новой ситуации появлялось чувство неловкости.
- Мне нравятся кеды, - проговорила Джордан. Туфельки ей тоже понравились, но кеды выглядели функциональнее. Возможно, она просто ещё не доросла до туфель. Дилан же растерянно переводил взгляд с кроссовок на ботиночки. Кроссовки были яркие, красивые и новенькие (мальчишки в приюте точно обзавидуются!), тогда как ботиночки… Он не знал как описать ботиночки.

+1

21

Честно говоря, того, что случилось дальше, Рэйчел не ожидала. Она всего лишь хотела, чтобы дети примерили что-то еще помимо привычной для себя обуви, но дефиле… Право, это стоило того, равно как и их улыбки. Еще искренние. Еще непосредственные. Настолько подкупающие простой человеческой красотой, что… «Дональд, будь ты сам дьявол, я готова продать тебе душу за эти улыбки!» - подумалось в этот момент, и на душе в кои-то веки стало светлее, несмотря на мрачную тень опасений… Во что она их втягивает? Рэйчел? Что, если прошлое догонит в очередной раз, свяжет и запрет в подвале, закрыв мир черной плотной повязкой на глазах? Что если, произойдет это не с ней, а с этими детьми? Что ей тогда делать? Как ТОГДА оправдываться? «Не заигралась ли ты, Рэйч? Не лучше ли отвезти их обратно, прямо сейчас?»
Но как… КАК это сделать, когда они только-только сейчас стали отогреваться немного после равнодушия детского дома? У нее не хватит сил. И, как бы странно это ни звучало, не хватит совести сейчас. Кроме того, это как самолет… Прошел на посадку, пристегнулся – и всё, ты летишь. И скорость не сбросить и стоп-крана нет, пока не прилетят или – пока не разобьются. Нет… «Я вытолкну их с парашютом. Откажусь от них в нужный момент, если случится. Но хотя бы два месяца… пусть хотя бы два месяца у них еще будут улыбки».
Встряхнуться! Стряхнуть с себя лохмотья черных мыслей. Как бы Рэйчел ни сопротивлялась самой себе, она всё ещё была той девочкой, которой хочется, чтобы ее любили ради нее самой, а не за то, что она может «казнить или миловать», или сыграть любую роль – абсолютно любую, от шлюхи до праведницы. Это желание никуда не исчезло, но лишь усилилось с годами. Возможно, женщина сама до конца всего этого не понимала, однако… не чувствовать – не могла. Осознание придет. Со временем.
- Срочно на подиум! – рассмеялась Рэйчел, глядя на брата с сестрой, и постаралась отодрать вцепившихся когтями кошек и  отшвырнуть куда-подальше. – Фото в Runway! Первая полоса, отлично!
Не задумываясь над тем, что делает, женщина даже обняла детей за плечи. Всего одно короткое мгновение, пока чувство неловкости и недоговоренности о чем-то важном снова не встало между ними, вклинившись где-то между подмеченным исчезновением печенья и выбором в пользу кед. Так получилось.
Выбор Джордан не стал для нее неожиданностью. Где-то в глубине души она подозревала и то, почему девочка назвала кеды вместо симпатичных женских туфелек на устойчивой танкетке, и не стала спорить, соглашаясь.
- Хорошо, - кинула коротко и ясно. – А Дилан? – улыбнулась растерянному выражению на лице мальчика. Она видела, что ему нравится и то, и другое, однако купить обе пары не предлагала. По крайней мере, вслух. Зачем? Если на этот счет у Рэйчел уже созрела вполне определенная идея.
- Лично я беру обе. А ты… наверное, кеды? Как сестра? – чуть помогла ему определиться с выбором и коротко кивнула. – Хорошо, я сейчас всё устрою. - Рэйч непринужденно поднялась с дивана. – Переобувайтесь пока, и устроим себе обед. Вы же проголодались, верно?
Вопрос, собственно говоря, риторический, на него и не требовалось отвечать. И пока дети переобувались обратно, Рэйч оплатила покупки и даже успела пошептаться о чем-то с продавщицами. Результатом остались довольны обе стороны. И хорошо…
- Пожалуйста, мисс Рассел, - ей вновь протянули пакеты с коробками. Кажется, на них троих пакетов набиралось уже порядочно… Две коробки с обувью для нее, две коробки с кедами для детей, пара пакетов с купленными джинсами… Шоппинг, хоть он и небольшой, определенно можно считать удавшимся.
- Благодарю, - Рэйч улыбнулась. – Всё, как договорились? – уточнила перед тем, как уйти.
- Разумеется, - получив заверения хотя бы в этом, Рэйчел развернулась и позвала своих юных протеже.
Ну, всё. Идём обедать? – кивнула им обоим. – Только зайдем сначала в ателье. Пока есть будем, уже и джинсы подошьют. Как вам, подходит моя идея? До свидания, - прощание адресовалось, конечно, продавщицам перед тем, как окончательно покинуть их отдел. В упор не замечая молодого человека, который не далее нескольких минут назад снимал на телефон ее проходку, Рэйчел целенаправленно повела детей на третий уровень, к ателье. Которое находилось сразу под фудкортом.
- Так, а теперь рассказывай, - перехватив пакеты в другую, дальнюю от Джордан руку, чтобы меньше мешали, Рэйчел деловито приступила к «третьей части» Марлезонского балета… лишь бы не возвращаться к темным мыслям и хоть чем-нибудь заполнить паузу, не позволяя сомнениям снова взять над собой верх. – Что ты обычно ешь? Что любишь? И что хочешь? И учти, рассказывать придется за Дилана тоже, я еще не привыкла понимать его с полужеста, - если иронизировала, то самую малость, мельчайшую капельку, чтобы не растерять настрой коммуникабельности, дружелюбия и благодушия. Правда, обычно – всё это давалось легко, а сегодня Рэйчел затрачивала на это столько энергии, словно от этих детей зависела вся её дальнейшая судьба. Впрочем… Любой из своих ролей она всегда отдавалась без остатка. Особенно тем, в которые погружалась в самый первый раз.

+1

22

Бедная Рэйчел ещё не знала, что для решениях таких вопросов парашют не выдают, а подходящего момента и вовсе не существует. Взрослые всегда будут спорить, что хуже для детей-сирот - вернуть их сразу или по прошествии времени, поняв, что вы не сошлись характерами или что они же, взрослые, переоценили свои силы. И почему-то никто и никогда не спрашивает детей. А им в любом случае плохо. Здесь нет двух зол и выбирать не из чего. При необходимости вернуться в приют они в любом случае чувствуют себя ущербными, брошенными и никому не нужными. Уверенность в себе тает с каждым таким случаем, тогда как взрослые считают себя вправе распоряжаться чужими судьбами, не задумываясь, что могут сломать их. А ведь дети всего лишь хотят иметь семью, хотят чувствовать себя нужными и любимыми.
Джордан заметно напряглась от прикосновения Рэйчел. Пусть оно было естественным и совершенно оправданным и вовсе даже не противным, однако неожиданным. И девочка, успевшая отвыкнуть от подобных жестов заботы и внимания, растерялась. К счастью, мисс Рассел убрала руку, пока это не стало причиной дискомфорта. Так что когда Джо повернула голову, момент был потерян. Ей даже показалось, что никакого прикосновения не было, а она всё это придумала. Стряхнув с себя наваждение, пришлось быстро включаться. Дилан же, обрадовавшись обновке, нерешительно кивнул на вопрос Рэйчел.
После того, как выбор был сделан, они засобирались и девочка выдохнула с облегчением, когда мисс Рассел упомянул обед. Они с Диланом успели здорово проголодаться и сейчас лишь шум толпы и музыка отвлекали от урчания в желудке.
Правда, сначала нужно было зайти в ателье, что Джордан встретила без особого энтузиазма, хотя и понимала необходимость его посещения. Ателье отсрочило приём пищи ещё на некоторое время, хотя вся душа девочки рвалась туда, откуда доносились вкуснейшие ароматы. Ей приходилось крепко держать брата за руку, так как он нёсся туда чуть ли не вприпрыжку.
- Пицца! Мы любим пиццу! С газировкой, - как и все дети и подростки в их возрасте. - И мороженое, - добавила она после того, как поймала взгляд Дилана, который души не чаял в этом десерте. Другой разговор, что наесться такими блюдами едва ли возможно.
Неожиданно он затормозил перед витриной огромного детского отдела, в витрине которого были выставлены огромные мягкие игрушки, управляемые машины почти в натуральную величину для мальчиков, пупсы в колясках, выглядевшие точь-в-точь как настоящие младенцы, для девочек, а в глубине магазина стройными рядами возвышались полки с самыми разнообразными товарами и игрушками для детей. Дилан на своей памяти никогда не видел ничего подобного, так как, в отличие от сестры, ему в силу возраста пока не позволялось покидать территорию приюта, а уж в торговом центре и вовсе делать было нечего.
Джордан почувствовала, как её что-то потянуло за рукав, заставляя остановиться. Делая это резко, ей пришлось высоко взмахнуть руками и даже поднять ногу, придавая себе импульс, чтобы развернуться.
- Дилан… - даже ей, казалось бы взрослой, выросшей из игрушек, магазин показался просто фантастическим, но в отличие от брата, она лучше умела скрывать эмоции, а потому она напустила на себя равнодушный и даже в чём-то сердитый вид и потянула брата прочь. - Дилан, пошли. Ты же хотел есть. Помнишь? Там нет ничего интересного, - но мальчик стоял, словно заворожённый. Он даже подошёл поближе к витрине, чуть ли не носом уткнувшись в стекло, чтобы получше рассмотреть. А вот Джордан стало неловко. Она, конечно, тоже засматривалась на красивые вещи, но хотя бы умела сдерживаться.
Джо склонилась над братом и зашептала ему на ухо:
- Дилан, слушай, ты ведь знаешь, что сейчас мы не можем себе этого позволить? Да? Я знаю, тебе очень хочется, но потерпи немножко. М? Дилан, пожалуйста, дай мне время, хорошо? Обещаю, что куплю тебе всё, что тебе захочется, как только заработаю денег. Дилан, - она легонько встряхнула брата и заметила, что его нижняя губа уже подрагивает.
- Чёрт, - выругалась она шёпотом. Иногда девочка забывала, что Дилан был ещё маленьким, до того она привыкла к его самостоятельности. - О, а хочешь мороженое? Самое большое и самое-пресамое вкусное? Хочешь? С орехами, как ты и любишь, и шоколадным сиропом, - Джордан бегло огляделась, чтобы удостовериться, что Рэйчел не слышала ничего из этого.
- Эй, ты же помнишь, что мальчишки не плачут? Что подумает о тебе мисс Рэйчел? Скажет: что за плаксу я выбрала? Пошли лучше съедим огромное мороженое. Точнее ты съешь. Большое такое, красивое и вкусное-превкусное. Ты такого никогда не ел, - постепенно она стала оттаскивать Дилана от витрины в направлении фуд-корта.

+1

23

Рэйчел, по счастью, не знала о детях еще многих и многих вещей, иначе никогда не ввязалась бы в эту авантюру. Но теперь… Одно время ушло, другое – пришло, и носило название проб и ошибок. И первые, и последние были всегда. Их главная опасность заключалась лишь в одном: они влияли на человеческие судьбы. Играли с ними. Оставляли след. Конечно, всё бы ничего, однако если нормальный среднестатистический американский взрослый с более-менее уравновешенной психикой способен справиться с неприятностями и непонятностями относительно легко, то на ребенке это оставляло метку. Черную, если хотите. Местами – особенно. Как бы ни хотелось отсрочить их появление, они всё равно появлялись… Наносились если не одним взрослым, то другим. Знакомым или не очень. Адекватным или не совсем. В хорошем настроении или плохом… Всё равно. Каждая такая штука, будь она даже величиной с цент, выжигала наивную чистоту детских душ, превращая их… Конечно же, не в монстров, но – во взрослых. Таких же, которые их «метками» и одарили. Точно таких. Будучи взрослой, Рэйчел порой искренне грустила по беззаботному детству. Да, тогда ей целиком и полностью казалось, что этот период состоит из одних только забот, однако же в нем можно было почувствовать вкус счастья на одной только пицце и газировке, как Джордан сейчас.   
- Пицца и газировка, - улыбнулась слегка. Нельзя сказать, что ответ вышел таким уж неожиданным. – Польза, конечно, сомнительная, но сегодня… Сегодня можно, - великодушно согласилась Рэйчел с тем, что сегодня они едят то, что нравится. Завтра, может, и перейдут на то, что полезно.  И, раз уж ателье они походя навестили, отдав заказ на время своего обеда, то можно и к последнему, наверно, приступить. 
- Тогда я иду вперед и делаю нам заказ. А вы поднимайтесь по эскалатору и занимайте места, договорились? Если понадоблюсь, найдешь меня там, наверху
Фудкорты торговых центров не располагали к наличию официантов, опираясь преимущественно на базовые принципы самообслуживания: берешь поднос, кладешь, что нравится (или заказываешь, что нравится, и дожидаешься заказа), после чего идешь и ешь за столик.
На этом шаг женщины несколько ускорился, и дети ненадолго остались за спиной. Рэйчел оглянулась лишь раз, на эскалаторе, мельком заметив – и делая вид, что ничего такого на самом деле не было – единственную вещь: как Джордан что-то шепчет Дилану, по всей видимости, стараясь увести его от витрины магазина. 
«Прекрасно, Рэйч… И какая ты после этого «мамочка»? Одежда, обувь, обед из пиццы с газировкой… Они же дети! Разумеется, им хочется игрушек. Им НУЖНЫ игрушки. Нужны, Рэйчел. Хотя бы для того, чтобы оставаться детьми». Но возвращаться к витрине сейчас – разумеется, не стала, догадываясь, как себя, должно быть, ощущает себя Джордан. Ей и джинсы от нее принять – уже проблема. И непонятно еще, когда и как придется ко двору ее маленький подарок. А ведь они шли в торговый центр за чем-то еще… Ах, да. За детским креслом. Единственный пункт плана, который никто пока так и не поторопился выполнять просто потому, что как только он будет выполнен – то с чистой совестью можно уходить отсюда. Так что – после обеда. После обеда они зайдут в детский магазин – хотя бы за консультацией на предмет того, в каком отделе искать детские сиденья для автомобиля, а там посмотрят по обстоятельствам. Не обеднеет же она от пары купленных игрушек? 
Приняв решение, легче подняться на фудкорт и отыскать марку без привычных бургеров, но с вкусной итальянской пиццей. Заказав пасту для себя, выбрала пиццу «ассорти», чтобы угодить сразу на всех, прибавила к ним напитки (газировку и зеленый чай) и уже от кассы – взмахнула рукой, заметив Джордан.
- Джордан! – привлекла ее внимание и мягко улыбнулась. – Какое мороженое любит Дилан? Я не могу решить, - ненавязчиво попросила помочь с выбором. – А ты сама мороженое будешь? – Определившись так или иначе, Рэйч со спокойной совестью передала девочке покупки. – Возьми, пожалуйста, пакеты, отнеси к нам. Обед я сейчас доставлю. 
Проследив за направлением и рассмотрев за одним из столиков мальчика, расплатилась своей «волшебной картой» окончательно и, не задерживая больше очередь, отправилась к столику вместе с подносом. 
- Вот и я, - осторожно составила на стол пару салатиков, напитки и свою пасту. – Взяла вам по Цезарю с курицей, чтобы хотя бы отдаленно напоминало всё-таки обед, - усмехнулась. – Пиццу нас позовут забрать. И да, мороженое включено, за ним подойдете вместе с чеком после пиццы, хорошо? Очень не хотелось, чтобы оно у нас растаяло. 
Пока сгружала столовые приборы, прозвучал их номерок. 
- О, вот уже и пицца подоспела. Я сейчас. – Забрав с собой лишнее в виде подноса, оставила последний на стойке и подошла забрать заказ, еще раз проговорив с девочкой за стойкой тот факт, что за мороженым к ней подойдут дети с чеком. – Благодарю, - горячая деревянная подставка для пиццы приятно согревала ладони, и именно в таком виде перекочевала на стол, заняв его почти целиком. – Фермерская, Охотничья, Четыре сыра и, конечно, Маргарита. Кому что нравится, - кивнула на ассортимент. 
- Тааак… Стой-стой-стой, а руки мыли? – неожиданно вспомнила об одном важном деле. Нельзя брать пищу (и тем более пиццу) грязными руками. – У меня в сумочке как раз для таких случаев гель. Достань, пожалуйста, - попросила Джордан. – Внутренний боковой карман на молнии. Прозрачный флакончик с бесцветной жидкостью. - Кстати, бумажные платочки там тоже есть, если принесенных салфеток вдруг не хватит. - По чуть-чуть, - одобрительно кивнула, и когда с этим ритуалом оказалось покончено, пододвинула к себе итальянскую пасту. К слову, весьма и весьма достойную.
- Ну что… с первым совместным обедом? – неловко улыбнулась, глядя на них. «Давайте, давайте… ешьте. Мне тоже неловко и странно, в конце-то концов». И она честно старалась свою неловкость победить.

+1

24

Неужели Рэйчел ожидала, что Джордан попросит салат из овощей и варёную куриную грудку? Девочка как раз находилась в таком возрасте, что ей хотелось попробовать всевозможные блюда в мире, вредная пища манила ароматизаторами и добавками, а отсутствие свободных денег делало фастфуд ещё более притягательным. Чем жирнее были блюда, тем они казались вкуснее. Холестериновые бляшки и закупоренные сосуды четырнадцатилетней девочке пока не грозили, диабетом она не страдала, так что имела право побаловать себя всякой вредятиной. Впрочем, о пользе пищевых продуктов ей задумываться не доводилось. Она ела что давали в приюте и школе, хотя, конечно, у неё имелся список продуктов, употреблять которые она не станет даже при угрозе жизни. Нетрудно догадаться, что почётные места в нём отводились броколли и спарже.
Однако перед тем, как Рэйчел удалилась вверх по эскалатору, она имела возможность наблюдать кривую улыбку Джордан. Как можно устоять перед сочной ароматной пиццей со всевозможной всячиной, обмакивая куски в сливочно-чесночный соус и запивая всё это напитком, бьющим пузырьками прямо в нос!
Но прежде чем приступить к трапезе, нужно было донести важную мысль до бедняги Дилана, которому отчаянно хотелось какую-нибудь новенькую и блестящую игрушку. Её сердце обливалось кровью, а мозг начинал генерировать ярость и злость на себя за то, что не могла дать брату желаемого. Разве это много - иметь ту вещь, которую хочется? Неужели деньги значат больше, чем улыбка близкого человека, его смех, радость, его счастье? Неужели Дилан должен страдать только из-за того, что какой-то ублюдок проигнорировал правила дорожного движения?
Джордан в отчаянии уставилась в никуда, пока вдруг не поймала себя на том, что бездумно пялится в витрину, мимо которой снуют продавцы, покупатели, носятся дети, выпрашивая у родителей всякую всячину, хватая ручками всё подряд. Неожиданно в голове мелькнула шальная мысль. До такой степени невероятная, что девочка тут же отмахнулась от неё, как от надоедливой мухи. Мысль спряталась поглубже, оставив на поверхности лишь малюсенький кончик, эдакий заусенец, который не доставляет неудобств, пока его не заденешь.
Она возблагодарила бога, что Дилан дал, наконец, себя увести. Хорошо ему, он поест сейчас мороженого вприкуску с пиццей и забудет о своих капризах, а Джордан будет помнить и винить себя за то, что не может дать брату элементарных игрушек.
Они поднялись на эскалаторе и увидела машущую им Рэйчел.
- Идём, - она повела его между столиков к редким диванчикам, почти все из которых оказались заняты. На лице Джордан возникло выражение разочарования. Она усадила брата за столик, с которого ещё не успели убрать грязные стаканчики и пустые коробки из-под бургеров. - Сиди тут, ничего не трогай, - предупредила девочка, когда ручонки Дилана потянулись к коробке в жирных пятнах. Мальчик спрятал руки под стол и хитро улыбнулся. Джордан притворно нахмурилась, хотя была рада, что с грустяшками по поводу игрушек покончено. - Я серьёзно, - для пущей убедительности она погрозила ему пальцем и отправилась к Рэйчел.
- Шоколадное, - объявила она, подходя ближе. - Шоколадное с шоколадным сиропом и шоколадной крошкой. А мне клубничное, - и тут же спохватилась. - Пожалуйста.
Как-то она увлеклась, разбираясь сначала с капризами брата, а потом отвечая на естественные вопросы Рэйчел, что и сама на миг почувствовала себя естественно.
- Вообще-то я люблю фисташковое, но у меня аллергия на орехи, - поделилась Джордан, хотя мисс Рассел наверняка заранее изучила её медкарту, прежде чем сделать выбор.
Девочке было любопытно, что ещё заказала женщина, всё же одним мороженым сыт не будешь, но она принудила себя промолчать. Вместо этого Джо послушно взяла пакеты с обувью и потащила их к столику. Поверхность уже была чистая.
- Терпеть не могу, когда сидят по одному, занимают стол на четверых! - громко объявила девочка, как только Рэйчел подошла к их столику. Разумеется, это было сделано намеренно. Она специально не снижала тон голоса, надеясь, что таким людям станет хотя бы на мгновение стыдно. - Как будто за столиком на двоих место мало! В результате большим компаниям даже сесть негде!
Девочка поглядела по сторонам, но диванчики по-прежнему были заняты.
- О, - смутилась она немного, когда Рэйчел выставила перед ними салат. Значит, всё-таки курица! - Спасибо, - Джордан потупила взор, разглядывая в Цезаре кусочки курицы. Она уже даже расстроилась и хотела было переступить через гордость и попросить у женщины чего-то вроде картошки фри ради Дилана, но объявление о скорой пицце её несколько приободрило. - Класс! - просияла девочка, переглядываясь с братом и кивая ему.
Звякнул колокольчик, и пока Рэйчел ходила за пиццей, оба ребёнка накинулись на салат. Вернулась она к полупустым тарелкам.
- Ого! - выскочило у не успевшей прожевать Джордан. - Какая огромная, - в голосе звучало плохо скрытое восхищение. Неужели эта пицца только для них троих?! Да, с первого взгляда на самую большую в меню пиццу казалось, что на троих не хватит, но обычно ведь им достаётся и того меньше, правда?
Дилан схватил кусок руками, а Джордан почувствовала, что надо быть поскромнее, и поэтому медлила. Было странно думать о том, что может быть через месяц после начала эксперимента они всё же смогут освоиться и даже получится почувствовать себя настоящей семьёй. Рэйчел скомандовала “Стоп!”, и Дилан застыл с выпученными глазами и набитым ртом, думая, что он что-то сделал не так. Джордан выглядела почти как он.
- О… - снова смутилась она. Серьёзно? Помыть руки? Нет, намазюкать их гелем. Окей. Но следующая просьба Рэйчел и вовсе вогнала её в ступор. Залезть в сумку? Разве так можно? Она и правда такая богатая или такая глупая? Все взрослые прекрасно знают, что нельзя вот так сразу давать приютышам доступ к материальным ценностям, ведь у них в крови разбой и бандитизм, ну, на крайний случай, воровство. А если не в крови, то этому они учатся в приюте. Так им говорили предыдущие “родители”, ну, или те, кто был перед ними.
- Ээээ… - Джордан зависла, не решаясь выполнить просьбу Рэйчел. Она пребывала в абсолютной растерянности, тогда как Дилан не мог понять, что не так. Ему бы не составило никакого труда сделать, как хочет мисс Рассел.
Наконец, Джордан сообразила, что нужно сделать. Она подняла сумочку, которая на поверку оказалась не такой лёгкой, какой казалась (и как только её можно таскать с собой целый день, так ведь и рука отвалится!), и через стол передала её Рэйчел, дабы та сама нашла и достала всё, что ей было нужно. Не хотелось бы, чтобы Джордан обвинили в воровстве, пусть даже с согласия хозяйки.
Она капнула несколько капель на ладошки Дилану, объяснив, что нужно их растереть, а тот ещё долго потом подносил руки к лицу и втягивал носом типичный запах антибактериального средства. Затем проделала то же самое и вернула флакончик Рэйчел. Процедура закончилась и теперь уже можно было приступать к трапезе. Весьма вовремя, учитывая, что половину салата они уже съели, а Дилан успел умять почти целый кусок пиццы.
- Угу, - буркнула Джордан, испытывая неловкость и отводя взгляд. Чтобы избежать необходимости поддерживать разговор или рассказывать что-либо, она принялась за газировку, вдруг вспомнив о манерах, в частности, о том, что с набитым ртом говорить не принято. Всё-таки это было странно. Над их столиком повисло неловкое молчание, вызванное лишним напоминанием Рэйчел о том, что они впервые в жизни проводят время вместе.

+1

25

Нарочито громкое замечание Джордан почти рассмешило. Во всяком случае, улыбка на лице Рэйчел была явно широкой и женщина явно сдерживалась, чтобы не улыбнуться еще шире. Получалось, видимо, не очень, но сейчас ей впору ставить двойку по актерскому мастерству и почти сценическому, ювелирно-тонкому искусству выражать грани своих эмоций. Слишком новый опыт. Слишком много впечатлений. Слишком много разнообразных и подчас противоречивых ощущений, теснящихся внутри одновременно. Даже сердце меняло ритм так, как ему заблагорассудится: сначала подпрыгнуло резким скачком в ответ на замешательство, после – почти упало от воцарившегося неловкого молчания. Слишком нелепого и неуклюжего, чтобы просто его «пропустить». И слишком обоснованного. Потому что они же ели: за столом действительно не принято разговаривать с набитым ртом. 
«О чем они думают, интересно?» - задавалась вопросом Рэйчел, глядя на уменьшающуюся в размерах пиццу, которую она охотно отдала бы им целиком, если получится: пицца никак не входила в число ее любимых блюд, и отмечая такие разные выражения на лицах детей. С Диланом, вроде бы, в этом плане попроще: он еще не умел притворяться, и эмоции, мысли и чувства были просто написаны у него на лице – нужно только читать. Для наблюдательного человека вроде нее, несколько лет проработавшей в эскорте, это было совсем не сложно. Куда труднее понять, что за душой у Джордан. Благодарность за то, что Рэйчел взяла «на каникулы» их обоих, не став разлучать с братом? Или всё же досада? Неловкость и смущение или та самая настороженная подростковая «дерзость», когда «сегодня я, пожалуй, посмотрю», а завтра «покажу, чего ты стОишь»? Гадать можно бесконечно, и в случае с подростком ни один из вариантов, скорее всего, не будет правильным. Однако молчание требовалось как-то разбить. Эта потребность ощущалась почти физически, кожей. И – у нее все-таки был «план»… Точнее, идея, возникшая в этот самый момент, чтобы лучше узнать друг друга. 
Расправившись с первой «ложкой» спагетти по всем правилам этикета (а его действительно ели при помощи ложки и вилки), Рэйчел чуть подалась вперед и озвучила свою мысль. Может, и не самую удачную, но, пожалуй, интересную, по крайней мере – интересную лично для нее.
- Знаешь, у меня возникла сейчас одна идея, - ровно и в целом доброжелательно проговорила Рэйчел, - не знаю, понравится она вам или нет, - мягко посмотрела на них обоих, - но ведь не озвучишь – не узнаешь, верно? – улыбка на губах появилась сама собой и совершенно естественно. – В чем она состоит… Раз у нас есть неделя каникул без школы и учебы, предлагаю потратить ее с пользой. Впереди еще целых шесть дней, не считая сегодняшний. И я бы с радостью потратила их на то, чтобы узнать вас лучше. Можно было бы, скажем, три дня из шести потратить на меня, на мой распорядок дня, на то, что мне нравится и что люблю делать именно я. А следующие три дня – на ваши идеи и то, как вы хотели бы их провести. 
Почему нет, в самом деле? С какой стороны ни посмотри, подобное мероприятие определенно будет им полезно –  разумеется, при соблюдении некоторых условий. 
- Со своей стороны обещаю делать то, что вам нравится, вместе с вами, правда, того же закономерно буду ждать от вас, - заключила Рэйч, давая весьма опрометчивое замечание. Она многого боялась в своей жизни, включая высоту, и если вдруг детям придут в голову высокие горки аквапарка или парк аттракционов – зрелище будет занимательное. – Подумайте, пока не съели пиццу, - полушутя-полусерьезно кивнула на уменьшающийся круг. Она свой ход сделала… Дальше решение за ними. Принять или не принять. Согласиться или отказать. 
«И все-таки, о чем они думают, интересно?» - вновь задалась вопросом, отдавая дань пасте. – «О чем думают сейчас, именно в этот момент?»  Особенно Джордан. Ведь предложение Рэйчел открывало возможности самые разные: от зоопарка до кино, от аттракционов до музеев, от прогулки по заливу или катания на лимузине до смотровой площадки самого высокого небоскреба на Манхэттене, от мюзик-холла до мастер-классов… Договориться и организовать Рэйч могла что угодно и в какие угодно сроки: вот, что значила сила знакомств. Ей даже не обязательно делать это самой, достаточно пары звонков. 
Кстати, за все время блуждания по торговому центру Рэйчел ни разу не посмотрела на мобильный. А если кто-нибудь звонил? Впрочем, это вполне подождет какой-нибудь паузы. Например, когда дети пойдут за своим мороженым или попросятся выйти в туалет. Воспользовавшись паузой, Рэйчел составила вместе пустые тарелки из-под пасты и салатов, и всё-таки заглянула в телефон. Так и есть: пара неотвеченных от Дональда. Она просто не услышала его звонков. 
- Ну, здравствуй, муж, - слегка иронично мурлыкнула в трубку, в данный конкретный момент больше рассматривая свой маникюр и понимая, что его уже надо бы чуть-чуть подправить. – Что-то случилось? 
Разумеется, случилось. Мисс Сьюзан же не дозвонилась вовремя. И не согласовала вопрос относительно Дилана. 
- Да, забрала, - утвердительно отозвалась в трубку Рэйчел, сев поудобнее и слегка опираясь о стол запястьем свободной руки. – Дилан брат Джордан, и я сочла для себя невозможным их разделить. 
- Рэйчел, - Барренс явно хотел вставить слово, но Рэйч не дала. 
- Дональд, - перебила, улыбнувшись в трубку. Не нужно ей говорить, что она не справится. Она и так этого слишком боится. – Не волнуйся, я помню все эти бесконечные собеседования от армии психологов-профессионалов. Как мог, ты меня подготовил, но я также помню, что нельзя разделять брата с сестрой. В конце концов, именно это и называется «действовать в интересах ребенка». У нее ведь никого нет больше, и она волнуется. Родные люди должны находиться рядом друг с другом, а не тосковать издалека. 
- Рэйч, мальчик не говорит, он еще не адаптировался после смерти родителей, ему нужна помощь квалифицированных специалистов. 
- Возможно, я чего-то и не понимаю в жизни, Дон, но, по-моему, больше, чем помощь специалистов, ему нужна любовь родных и близких, - парировала Рэйчел ровно и спокойно. – Кроме того, если у него были занятия по реабилитации, я не собираюсь их прерывать. Пусть специалист ездит ко мне на дом, или я буду отвозить Дилана к нему в назначенные часы и забирать после. Мы вполне можем это решить. 
- Хорошо, - помолчав, всё же согласился Дональд, принимая доводы. – Но если в его состоянии наметятся изменения в худшую сторону, ты немедленно его вернешь.
- Непременно, - с легким вздохом отозвалась Рэйчел. – Выяснишь по поводу реабилитационных занятий для меня?
- Выяснит Сьюзан. – И Рэйч с этим мысленно согласилась. «Хорошо». – Что у тебя за музыка играет?
- Торговый центр, - рассмеялась вслух. – Заехали купить детское кресло. Хочешь, приезжай вечером, я закажу «семейный ужин»
И… рассмешила. Она все-таки его рассмешила, ощутив встречную улыбку в голосе.
- Рано еще для ужинов, миссис Барренс, - с иронией отозвался ей. – Предпочитаю наносить визиты неожиданно, ты знаешь. И – Рэйчел, держи меня в курсе. Меня или мою помощницу
- Договорились, - заверила Рэйч и нажала отбой. 
В какой именно момент ее разговора вернулись Дилан и Джордан – она не слишком поняла, но – ничего криминального она вроде бы не сказала. - Все хорошо? – уточнила у них, решаясь все-таки стянуть кусочек пиццы. Тем более, что он остался, кажется, последним.

+1

26

Разумеется, они молчали. Да, было некультурно разговаривать с набитым ртом, но никто не произносил ни слова даже в перерывах между поглощением пиццы и запиванием вкуснейшего итальянского блюда типично американской газировкой. Кроме того, другие столики вопросы манер, похоже, не сильно беспокоили, поскольку посетители трещали без умолку.
Хорошо Дилану, он не разговаривает в принципе, поэтому всё внимание Рэйчел было сосредоточено на Джордан, а та откусывала кусок за куском, несмотря на то, что давно наелась, и нарочито долго жевала, а потом ещё шумно запивала газировкой, которая бултыхалась на самом донышке, так как девочка больше делала вид, что пьёт, боясь лишиться спасительного напитка, позволяющего ей заниматься чем угодно, но только не разговором.
Она не знала о чём должна говорить с Рэйчел. Не знала о чём хочет поговорить. Джордан оставила позади тот возраст, когда достаточно было подойти к незнакомцу и спросить его имя. Не говоря уже о “знакомых” незнакомцах. Она совершенно не знала Рэйчел, и эта необходимость делать вид, будто она хочет подружиться, сводила Роуз с ума. Ей было одновременно и интересно и нет, чем занималась мисс Рассел. Она понимала, что в следующие несколько недель они должны хотя бы попытаться научиться общаться друг с другом. И Джордан даже убеждала себя, будто ей этого хотелось на самом деле, но она не знала как это сделать. Она ощущала себя цветком, розой, в стеклянном коконе, который оберегает её от всех бед и невзгод, закрывает от дождей и ураганов, но в то же время он ограничивает её свободу, не даёт делать то, что хочется, не позволяет пробиться наружу. Джордан может и тянулась своими лепестками к свету, но натыкалась на холодную, равнодушную поверхность, которую не знала как пробить. И как бы ей того ни хотелось, этой поверхностью была отнюдь не Рэйчел, далеко не она.
Джордан много общалась с психологом, более того, та даже признала девочку вполне готовой психологически к удочерению, но на деле всё оказывалось совсем не таким, как Джо представляла себе. Она поняла, что потребуется время для того, чтобы свыкнуться с новым, пусть и временным домом.
Рэйчел подала голос, и Джордан внутренне напряглась. Это значило, что сейчас нужно будет что-то ответить, а она не представляла какого тона должна придерживаться. Ещё и газировка, как назло совсем закончилась!
Ей предложение показалось Джордан двусмысленным и даже где-то с подвохом. Больше всего напрягала та часть, в которой они с Диланом должны будут делать всё, что она потребует. А это может быть всё что угодно: от мытья полов до покраски дома. Конечно, девочка мыслила несколько приземлённо, но она опиралась на опыт предыдущих отношений, и отчего-то ей меньше всего хотелось что-то делать, тем более в каникулы. Честно говоря, она надеялась, что их с Диланом оставят в покое, и они смогут насладиться законными выходными в полной мере. Но в то же время открывался такой простор для воображения!
Девочка обменялась взглядами с братом, и тот по привычке пожал плечами. Джо сразу поняла, что он хотел этим сказать: что ждёт их, если они откажутся? Не сделают ли они тем самым только хуже? И в то же время Джордан жутко не любила делиться радостью с кем бы то ни было, предпочитая наслаждаться приятными моментами в одиночестве. Она не успела познать насколько более сладким становится момент, если разделить его с кем-то.
Она недоверчиво покосилась на Рэйчел:
- То есть мы будем делать всё что захотим? Прям всё-всё-всё? - её душа встрепенулась при этой мысли, тогда как идеи времяпрепровождения зароились в её голове, так что она не знала за какую ухватиться. Не исключено, что в результате она бы так и не смогла определиться и провела бы тихий спокойный вечер дома за интересной книжкой.
Они доели пиццу, и настал черёд мороженого. Дети встали и отошли к прилавку, издали наблюдая за Рэйчел, которая о чём-то беседовала по телефону. Джордан всё ещё пребывала в сомнениях относительно предложения их временной “мамы”, так как в ней боролись желание исполнить какую-нибудь заветную мечту и нежелание что-либо делать для этого. Её взгляд упал на Дилана, который неуклюже обращался с мороженым и успел здорово перепачкать физиономию, а затем прислонив десерт к себе, и футболку.
- Дилан! - укоризненно воскликнула девочка. - Будь осторожнее! Ты весь перепачкался! Хорошо, если у мисс Рэйчел найдётся дома прачечная. Ты думаешь, она всегда мечтала о грязнуле?
Мальчик подтянул футболку свободной рукой и принялся слизывать мороженое прямо с её поверхности.
- Боже, - закатила глаза Джордан, думая, что могла бы забрать десерт и одна. - Пошли за столик уже.
Они вернулись как раз к окончанию разговора. И хотя по-настоящему важного ничего не услышали, тем не менее, у Джордан возникло ощущение, будто говорилось о них с братом. Наверное её эмоции отразились на лице, потому что Рэйчел выглядела обеспокоенной.
- Дилан испачкался, - сообщила Джордан, пронзительно глядя на мисс Рассел, зная, что скорее всего они обе понимают, что вопрос относился совсем к другому.

+1

27

«Всё-всё»,- глядя в глаза Джордан в эти минуты, Рэйчел помнила, как кивнула в ответ ДО вмешавшегося телефонного разговора. – «Всё, что понравится, или захочется, или чего вы никогда не делали – но всегда мечтали». Именно так она сказала 15-летнему ребенку. Возможно, она даже пожалеет об этом, но это будет потом… пока же ей действительно хотелось дать детям что-то, чего у них теперь не могло быть. Просто так, от всего сердца. И всё из того же прожигающего душу страха: «Понятия не имею, как с вами обращаться, значит, надо непременно чем-нибудь занять, и лучше мы будем заниматься чем-то вместе, пока я еще не научилась настолько вам доверять». Это хотя бы поможет избежать неприятностей. Должно помочь. «В идеале и может быть», - вздохнула про себя Рэйч, глядя на перепачканную футболку Дилана и совершенно точно не собираясь за нее ругать. 
Да. И она, и Джордан - обе безусловно поняли, что вопрос относился к другому. Рэйчел было бы легче знать, что Джордан приняла ее предложение, и однако же… Так или иначе, женщина не хотела слишком давить на нее. В конце концов девочке наверняка тоже трудно: на ней лежит еще и ответственность принимать решения за двоих. Лишь только по этим соображениям Рэйч прикусила язык и хотела, было, потрепать Дилана по волосам но вовремя вспомнила о пицце. Вряд ли он скажет ей спасибо за жирные пальцы в его шевелюре. 
- Не страшно, - женщина мягко улыбнулась. В области ведения домашнего хозяйства Рэйчел обладала познаниями весьма скромными, но даже она, кажется, знала, что шоколад очень плохо отстирывается, если отстирывается вообще. Но какая разница, они все равно собирались сделать обновки, просто теперь сделают это несколько быстрее. - Зайдем за креслом для автомобиля и подберем футболку заодно. 
«Оно должно быть внизу, в одном из отделов товаров для детей». Собственно, Рэйчел подала пример, не торопясь покидать насиженное место и на самом деле втихомолку любуясь на то, как дети едят мороженое. А ели они «вкусно». Даже вроде как захотелось самой, однако она вполне с этим справится. Хватит пиццы и пасты. Ей, увы, приходилось помнить о своей фигурке, потому что никто не поверить преподавателю школы эскорта в модельном бизнесе, если она не будет в форме. Быть примером и в какой-то степени эталоном для тех, кто на тебя ориентируется, - еще одна маленькая и необходимая деталь в образе бизнес-леди, которой женщина стала за последние полгода. Она уж молчала, сколько времени тратилось и каждый день убивалось на то, чтобы выглядеть так, как она, и поддерживать должным образом подаренные природой данные. 
Впрочем, очень скоро это, наверное, станет слишком для всех очевидным. Распорядок ее дня обычно был невероятно строгим, если не жестким, и нынешняя неделя (под кодовым названием «неделя послаблений») никак не скажется на нем в дальнейшем… скорее, даже наоборот: придется много догонять и наверстывать в текущих делах. Впрочем, об этом Рэйчел не жалела: им ведь нужно было как-то адаптироваться друг другу - и детям, и ей. Уже через пару недель – экзамены обучающихся «второй волны» в ее модельной школе… так что дни предстоят самые активные. И Рэйч никак не могла сама себе ответить на вопрос, чего же ей, всё-таки, не хватало, и не хватало сильно. Так, что она решилась взять к себе детей. Кстати, на юридическом языке ребенком называется любое лицо, не достигшее возраста 18 лет. Так что и Джордан, в сущности, ребенок… несмотря на то, что будучи где-то в ее возрасте Рэйч умудрилась сбежать из своего теплого дома к Дереку и остаться с ним. Правда, у нее было другое детство: ее воспитала эра уличных разборок разрозненных бруклинских банд. И Рэйчел отнюдь не желала этой девочке своего «детства». 
Рэйчел смотрела на нее. И чем дольше смотрела, тем больше понимала, что ей нравится то, что она видит перед собой. Пусть внешний вид оставлял желать лучшего, ей нравилась ее взрослая манера заботиться о младшем брате, нравилось ощущение самостоятельности, исходившее от Джордан, и эта подростковая независимость. Привлекала ее манера говорить правду, в глаза, и ровно то, что думает – и даже маленькая хитрость с этим последним вопросом, когда отвечать не готова, но лучше так, чем сразу солгать или принять важное решение, не обдумав. Это она, Рэйчел, давно подобное решение приняла, и как всегда не намеревалась отступать с первого и до последнего дня, несмотря на то, что – она чувствовала – после сегодняшнего, насыщенного внутренними переживаниями и напряжением, - уже устала. Требовалась пауза. Хотя бы ночь на «переваривание» информации. Или непринужденный разговор, чтобы перевести дух, но где его взять при их раскладе? Где взять такую тему, которая бы оказалась непринужденной для обеих? «Джордан, расскажи о себе?» Рэйчел привыкла слышать в свой адрес подобные вопросы, но она модель и она умела себя продавать, это жизненно необходимо. Далеко не все даже взрослые люди умели достойным образом на это отвечать. Вряд ли можно требовать того же от 15-летнего подростка. Нет, вопросы должны быть конкретными или «не быть» вовсе. И едва ли не в первый раз в жизни Рэйчел не знала, что спросить: Джордан – не взрослый мужчина, которому нужно общество красивой женщины, ей вряд ли требуется разговор исключительно ради беседы, или красноречивое многозначительное молчание, не раз выручавшее её в самых разных щекотливых ситуациях. Сейчас должно было быть что-то другое… Что именно?
- Джордан. Послушай, - начала Рэйчел несколько не уверенно, но с искренним интересом и безусловной симпатией, решаясь заговорить о том, что ее волновало. – Так вышло, что я, должно быть, знаю о тебе всё же чуть больше, чем ты обо мне. – И это правда. Джордан вряд ли сообщали много деталей, помимо общих положений программы – или что-то вроде того, которые она, к тому же, могла слушать или не слушать, запоминать или нет. Доступа к личной папке Рэйчел у нее быть не могло, а всё остальное… Всё остальное, как говорится, исключительно на совести мисс Сьюзан. – То есть капельку больше, чем совсем ничего, - улыбка смягчила иронию, разбавляя и разряжая атмосферу легкой шуткой, однако прозвучавший следом вопрос был более, чем просто серьезен. Он был важным для Рэйчел. Еще важнее – ответ на него, или молчание, которое в данном случае тоже могло бы являться ответом. – Почему ты всё-таки согласилась на моё предложение?
«Ведь ты имела полное право мне отказать», - невысказанная мысль легко прочитывалась в выражении глаз. 
- Если тяжело или не ко времени, можешь не отвечать, я пойму, - Рэйчел вновь откинулась на спинку стула, располагаясь несколько удобнее, и красиво закинула ногу на ногу. Она не умела двигаться «не-красиво» на публике, кажется, постоянно ожидая, что где-то там, с той стороны, вдруг по случайности окажется фотограф. – Только… тогда вам с Диланом придется придумать вопросы в мой адрес, - на этот раз улыбка получилась увереннее. «У вас же есть то, о чем хочется спросить меня. Верно?» Рэйч понадеялась, что догадки верны. Искать вопросы - совершенно не то же самое, что на них отвечать, и с последним она точно справится… при условии, конечно, что дети пойдут на контакт. Впрочем… до этого момента – шли. Определенно шли. Им предстоит еще долго идти навстречу друг другу.

+1


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Ребенок напрокат ‡эпизод