http://co.forum4.ru/files/000f/3e/ce/11023.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: март 2017 года.

Температура от +6°C до +11°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Sierra Munoz ‡альт


Sierra Munoz ‡альт

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/2cM9A.png
Few years ago, I was nothin. My life was just another sob story. That is, untill fate came callin. And with it, came power
Jackie Estacado&Nevan

[NIC]Jackie Estacado[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/MNOCA.png[/AVA]
[SGN]http://s5.uploads.ru/9e2DZ.png
[/SGN]

Отредактировано Leonardo Conte (10.06.2016 08:09:37)

+1

2

Джеки Эстакадо ненавидел ночь. Пик его силы приходился на этот период. Все его самые темные желания и порывы вырывались наружу. И он превращался в монстра. Хотя если подумать…он всегда был монстром. С самого детства в нем присутствовала эта непреодолимая тяга ко Тьме. Будучи ребенком, он не мог найти этому объяснения. Почему когда другим детям достаточно дергать девочек за косички, Эстакадо хотел убивать. Жуков, комаров, животных. Он был убийцей с прирожденным инстинктом. И если каждый день не чувствовал кровь на своих руках, то день был прожит зря. Тьма внутри него всегда требовала платы за свою силу. Пусть и авансом. И в день, когда его сила пробудилась. Он почувствовал свою безграничную власть над целым миром. Конкренты которых он раньше боялся, перестали быть опасны. Целый мир стал лишь песочницей, где он волен делать, всё, что душа пожелает. И Джеки этим с удовольсвтием пользовался. Какого это стать королем преступного мира самого центра земного шара? Когда Нью-Йорк живет по правилам, которые ему диктуют. Русские, триада, якудза, латиносы. Все сбежали, поджав хвосты, не в силах справиться с новым руководством так называемых макаронников. Джеки знал ответы на эти вопросы. Ведь он стал богом. Богом этого мира. И этого могло бы продолжаться бесконечно. Ведь привыкнув к власти. От нее уже невозможно отказаться. Но за всё приходится платить. Даже всемогущему существу. И Джеки отдал самое дорогое, что у него была. Тот день стал роковым. А бывший «Князь» вернулся в ту грязь, из которой вылез. Тьма была опасным союзникам. Который предаст, как только ее сосуд перестанет приносить прибыль. Или пока не появится новый. Замкнутый круг, который мог продолжаться бесконечно. Но когда вчерашний злодей решает стать героем. Все может измениться. Повернуть маховик точно в обратном направление. Разорвать многовековые цепи и стать тем, кто раз и навсегда избавит мир от того абсолютного зла, которое существует. Джеки думал, что он справится. Он верил в это и надеялся, что его план определенно воплотится в жизни. Как же это было глупо.
Джеки припарковался и вышел из Lamborghini Aventador Roadster. Бросил ключи от машины не глядя, в сторону где, по его мнению, должна была находиться «обслуга». Отвечающая за то, чтобы убрать машину от самого входа. И сразу же после этого послышался падающий звон.
- Извините, простите. Мистер Эстакадо, я не хотел, - Джеки соизволил повернуться к тому, недоумку который заговорил, еще до того момента, пока ему разрешили говорить.
- Уволен, - коротко бросил Джеки и увидев двух знакомых блондинок-близняшек без лишних слов, обнял их за талию и собирался уже пройти внутрь ресторана, как услышал, что парниша, то всё не унимался.
- Но мне нужна эта работа, - Эстакадо пропустил эти слова мимо ушей, - придурок.
- Одну минуту, девушки, - Джеки отпустил близняшек и развернулся к недоумку, - я так понимаю, это ты мне? – следующим действием Эстакадо достал свой верный 1911 кольт и направил его точно в голову, - повтори, - голоса вокруг утихли. Все сейчас обернули свои взгляды на немую сцену, которая разворачивалась перед ними. Итальянец. Босс мафии. Человек, который собственноручно устранил всю верхушки предыдущего правящего клана. Стоял и не отводил взгляд от простого американца. Человека-обслугу, который так не вовремя не смог сдержать язык за зубами, - ПОВТОРИ, ЧТО ТЫ СКАЗАЛ, - Эстакадо терял терпение. И уже готов был нажать на курок. Ему было абсолютно плевать. Этот город принадлежит только ему. Власти, полиция, закон. ВСЁ в Нью-Йорке подчинялось его воле. И никакое насекомое не имеет право перечить ему. Здесь и сейчас.
- Придурок, - парень нервно сглотнул, - только последний идиот будет размахивать стволом посреди улицы. На глазах у десятка человек. Угрожать убить. Только потому, что тебя оскорбили. Ты ничтожество и если хочешь убить меня. Стреляй, - кажется сейчас парниша собрал всю волю в кулак. И держался гордо. Определенно гордо. Словно впервые в жизни ему удалось скинуть с себя цепи, расправить крылья и взлететь. Сказать всю правду, все свои мысли как на духу. Впервые в жизни. Карие глаза Джеки, которые темнели с каждым мгновением смотрели в кристально голубые глаза «бывшей» обслуги. Которой выпал счастливый билет выбиться в люди, а не быть застреленным или всю жизнь пробыть в рабстве. Эстакадо рассмеялся от души и нажал на курок. Из которого вместо пули вылетел небольшой столб пламени. И достав сигаретку из пачки которая лежала в кармане пиджака Джеки подкурил.
- Нравится, та блондиночка? Которая близняшка? Пошли со мной, познакомлю

А затем всё провалилось во тьму. Бесконечно долгую тьму. Которая по ощущениям длилась года. Джеки был вне пространства и времени. Не ощущал ни себя, ни свое тело. Лишь мысли, которые кружили по кругу и каждый раз возвращались к одному. УНИЧТОЖИТЬ ИХ ВСЕХ. УБИТЬ.

Мужчина проснулся в холодном поту и подскочил с кровати. На удивление слишком легко. Обычно после этого следовало недовольное бурчание рыжеволосой демонессы. Но сейчас ее не было рядом. Джеки сонно протер глаза и посмотрел вперед. Прямо перед ним стоял Крис. И в привычной для себя манере. Опять жрал. По другому это не назвать.
- Чипсончики будешь? – спросил Крис запрыгивая на кровать, но тут же был грубо откинут на пол одной из верных «Змей» Джеки. Да с такой силой, что пачка чипсов улетела в противоположный конец комнаты.
- Сколько раз тебе говорить, что твое место на полу, - недовольно произнес Джеки вставая с кровати, - Неван, где она?
Бес поднялся после падения и сейчас отряхивал свою одежду. Словно упал он не на кристально чистый пол, а в самую грязь.
- Ну, а я тебе о чем и хотел рассказать. Где твоя рыжая. Но сначала подумал надо ведь чипсончиками перекусить. Стресс заесть. А то и так злой. А будешь еще злее. Что же ты за человек такой, Джеки, - недовольно покачал головой Крис.
- Ближе к делу, давай.
- Ушла. Проснулась. Посмотрела на тебя типо проверила спишь ты или нет. И ушла, - Бес отряхивался? А теперь плюхнулся на пол и начал снова поедать свои чипсы хрустя так громко, что не будь Джеки обладателем тьмы, лопнутые барабанные перепонки ему обеспечены.
- Охрана? – глупый вопрос. Люди никогда не смогут остановить суккуба, но ведь помимо этого вечножуя оставалась как минимум Мион.
- Людей очаровала – спят теперь, Мион сказала, что в Милане показ и прыгнула туда, а я КамРип Человека из Стали смотрел.
- Опять?
- Ну типо того.
- А Ямато?
- Забрала, - час от часу не легче. Глаза Джеки почернели, а вокруг него начала пульсировать темная энергия. Это могло вылиться в серьезные последствия для всего Нью-Йорка, но Крис вовремя смог сообразить, что нужно делать.
- Но я слышал, что популярная оперная дива сегодня выступает на аукционе…мы могли бы развеяться. Ну ты понимаешь? Смекаешь же да? Ну до тебя дошло? – Джеки его понял. Прекрасно понял. Пора вернуть безглянку.

[NIC]Jackie Estacado[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/MNOCA.png[/AVA]
[SGN]http://s5.uploads.ru/9e2DZ.png
[/SGN]

Отредактировано Leonardo Conte (19.07.2016 22:35:44)

+2

3

Он был особенным. Она это почувствовала еще до того, как он сказал, зачем пришел. За те долгие-долгие годы заточения, которые ей довелось служить Мундусу и его приспешникам, Неван была одной из тех немногих, кто умел отделять зерна от плевел. На ее памяти таких ценных людей было немного. Их держали при себе как счастливую монету.  Их связывала кровь, и разделяли века, в которых они жили. И всякий раз она, рыжая искусительница была где-то поблизости, настолько близко, что слышала этот особенный ни на что другое не похожий размеренный ритм сердца. Страх и восхищение сковывали ее в такие моменты прочнее цепей выкованных в лаве и пепле Лимбо.  Бояться нужно было, потому что  появление такого одаренного в ее жизни в очередной раз могло значить лишь одно - прошлый хозяин оставил ее. Восхищаться можно было той силой, что превосходила силу всех, кому Неван служила, кто владел ее телом и разумом на протяжении веков.  Дни становились годами, годы перетекали в столетия, а повторяющиеся изо дня в день события нагоняли скуку, любовники не были исключением из правил.
Неван не любила долгих прощаний и не искала объяснений своим поступкам  и решениям. Стоило только Эстакадо погрузиться в глубокий и сладкий сон, рыжая дьяволица, не утруждая себя поисками одежды, покинула покои темного господина и с грацией кошки, что гуляет сам по себе, направилась на выход.
Конечно же, Эстакадо был человеком далеко не глупым.  Его люди всполошились, точно тараканы при включенном свете стоило им только завидеть мисс Кросс направляющуюся к дверям.  Побег, если он таковым являлся, уже не мог оставаться тайным.  И что они могли против той магии, которой владела Неван? То немногое что осталось от армии пытающихся остановить Кросс и не дать ей уйти до того, как проснется Джеки и посадит ее под замок, впали в глубокий сон, медленно переходящий в кошмары Лимбо, как только проявили устойчивость к чарам нагого суккуба.
Ямато она тоже забрала , совершенно точно зная, что еще не готова проститься с Вергилием и смириться с мыслью, что сын Спарды оставил ее.
Эта привязанность была крепче корабельных тросов, надежнее любого парашюта. Она возникла из чего-то большего, чем просто семейные узы, клятвы не крови и слепая верность своим кумирам.  Не было  ничего удивительного в том, что такую как Неван держали  за сотней замков и десятком дверей, ближе к сердцу, отводя для нее особенную нишу, сокрытую от чужих глаз. Ей не позволялось быть всем, но она была важнее многих. Она была как глоток воды, когда одолевала жажда, а фляга неожиданно пустела.
Неван не была хранительницей очага, но у нее был особенный дар – она хранила другие воспоминания, те, которыми нельзя делиться со всеми.  У Кросс хранились ключи от всех черных ходов ведущих к сердцу тех, кому она служила. Она была той самой привратницей терновых садов души самых повелителей Ада.
От лучших «скульпторов» вселенной, она получила все то, чем владела – тело, ум, знания о мире, любовь к искусству, способность к сильнейшей магии, ядром которой была любовь, пусть и извращенная в понимании тех, кто приложил руку к созданию идеала, которым являлась Неван.  Она стала воплощением первородного греха и об этом с легкостью забывали даже сильнейшие их тех, кто сталкивался с магией Кросс. Они открывали себя точно мишени, стоило рыжей искусительнице начать петь им о их подвигах, их славных делах, восхваляя их силу  и отвагу. Всякий раз, на исходе очередного века, ей казалось, что такие воспоминания канули в Лету, и им больше нет места в мире населенном людьми. Но нет. Мир людей , тайно заселенный теми, кого с трудом можно назвать добрыми соседями, помнит о своих лучших бойцах. Неван нигде и никогда не была своей, но ее помнили. Вместе с памятью в других проспалось почитание, страх. Она была той самой, что являлась приближенной к Спарде, но об этом нужно было молчать, об этом не следовало говорить вслух.  Столетия назад Спарда был воплощением силы, тем, кто вселял в людей и  нелюдей трепет и страх одним только своим именем. И благодаря его Приближенным  о нем помнили всегда, его боялись даже когда он ушел.  Его сыновья, Неван, существа населяющие Темен – ни– Гру, Мундус правящий Либмо. Все они были частью Спарды, а Спарда был частью их самих, их историй.  И время шло, неумолимо проходило сквозь пальцы песком, лишний раз, напоминая, что, в конечном счете, ничего не удержишь в своих руках, как бы крепко ты не цеплялся за это.  Время уходило, правители сменяли правителей и наступал момент, когда нужно было рассказывать другие истории, сообщать миру о новых героях и их подвигах.
- Вы когда-нибудь выступали на подобных мероприятиях мисс Кросс?  - Вежливо в который раз попытался подобраться ближе к разгадке тайны Неван, человек, организующий этот прием в честь очередной победы губернатора.  Ему(организатору), как впрочем и другим присутствующим на вечере, было не до конца понятно, откуда же появилась таинственная оперная дива и почему раньше о ней никто не слышал, а главное как вышло так, что сам губернатор был без ума от ее талантов.
Неван лениво провела кончиками пальцев по соболиному меху своей накидки в которую куталась и не скрывая своего расслабленного состояния в котором прибывала, слегка повела плечами. Трудно было сказать, расстроили ли ее слова этого человека, повеселили или  же разозлили. В этот вечер она была не словоохотлива.
- Не стоит сомневаться в моем профессионализме. За годы моей долгой карьеры я бывала на таких приемах, о которых вы даже не слышали, мистер Галлован. Не волнуйтесь, я знаю, что делаю. – Она поднялась со своей софы, прошлась по представленной для ее нужд комнате и остановившись перед зеркалом некоторое время рассматривала себя, словно совершенно забыла о том, что в комнате есть кто-то еще.  Вспомнила она о человеке только тогда, когда ее взгляд наткнулся на заискивающую льстивую улыбку, тронувшую тонкие мужские губы, что отразилась в зеркале.
- О чем же вы будете петь, мисс Кросс?
- Как и всегда, я напомню миру о героях и злодеях и о том, что мы сами выбираем, какую сторону занять.
- Тогда поторопимся мисс Кросс, у нас все готово. 
Зал стих погружаясь в звенящую темноту. Гул голосов стих до того, как послышался перезвон серебряных колокольчиков.  Легкая дрожь, прошедшая по полу,  коснулась фужеров стоящих на столах и фарфоровых тарелок  с лучшими блюдами от шеф-поваров. Проблеск света, исходящий откуда-то из-под сцены, мерцающий слабыми огоньками, встроенными в пол сцены, осветил одинокую женскую фигуру по центру. Прежде чем запеть, распространяя чары по залу, она медленно скинула с себя накидку оббитую мехом соболя и по залу в тот момент прокатился рокот, послышались очарованные вздохи.  Ткань ее платья была настолько тонка и искусно сотворена, что казалась совершенно прозрачной. Каждое ее движение - будь то шаг вперед или легкое покачивание рукой в манящем жесте, делало грань между полной наготой и скрытой чудесным одеянием еще тоньше.  Благодаря игре теней и света, казалось, что рыжая дьяволица, стоящая на сцене и распевающая о выборе добра и зла, совершенно нага, и едва ли ее тело скрыто от чужих глаз распущенными рыжими волосами, струящимися по спине и груди ее точно волшебная лава.  Ее новая история всегда начиналась одинаково – она, не скрывая своей боли, прощалась со старыми воспоминаниями и перетекала красным золотом в следующую нишу чужого сердца, заполняя то собой.

[NIC]Nevan Cross[/NIC]
[STA]evil may cry[/STA]
[AVA]https://66.media.tumblr.com/e8ed7fb80e1ce150c56491dc17300598/tumblr_o8scl2gN741soigcio1_250.png[/AVA]

[SGN]https://67.media.tumblr.com/374d2914d4f5bb0dca43556d371a879a/tumblr_o5ssrw4Bbw1ufg3jio5_400.gif[/SGN]

Отредактировано Eva Barton (15.06.2016 01:44:34)

+1

4

музыка

- Джеки расскажи историю, - произнесла одна из блондинок близняшек, на что Эстакадо лишь усмехнулся. Историю она захотела. Она здесь для того, чтобы развлекать Эстакадо и никак не наоборот. Но раз дама желает, мужчина ведь не может ее разочаровать.
- Историю говоришь, - мужчина ненадолго задумался, а затем продолжил, - а вы знаете, как я стал владельцем этого заведения? – ресторан и правда, был шикарным. Вокруг висели красивые картины, а столы из красного дерева, столовые приборы из серебра. В общем все было на высшем уровне, правда сам Эстакадо не обращал внимание на такие мелочи. Не смотря на то что сам он вырос в полной нищете и порой приходилось в буквальном смысле голодать. Не есть по несколько дней, а вместо чистой воды наслаждаться тем, что дарила матушка природа в виде дождя. Это был тяжелый период в жизни юного Эстакадо, когда для того, чтобы набить желудок едой приходилось воровать яблоки, а затем бежать куда глаза глядят от разъяренного владельца фруктовой лавки. И разве одно жалкое яблоко могло заменить ужин для молодого и растущего организма? Но, не смотря на это, когда у парня появилась возможность набивать свой желудок до предела, он не стал делать этого. И к роскоши у него осталось точно такое же равнодушное отношение. Красиво. Но не более.
- Раньше этот ресторан принадлежал моему дяде. Здесь он любил собираться вместе со своими друзьями и развлекаться так сказать на самую катушку. Самые красивые и доступные девочки в зале, лучшие повара мира пытаются создать очередной шедевр на кухне и всё в этом духе. Мне тогда было 16 лет, и однажды я попал на одну из таких вечеринок. Вчерашний оборванец с самого дна общества попал в самое элитное место города. И проводил время с самыми сливками общества. С теми кто управлял не только этим городом, но и целой страной. А возможно даже миром. Жирные ублюдки с обвисшими щеками и шестизначными цифрами на банковском счете. Дядя хотел меня им представить. Мол, подрастает новое поколение тех, кто в будущем сможет возглавить этот город. Но всё это было лишь спектаклем. Чтобы привязать своего верного пса к себе еще сильнее. Посмотри Джеки, что я могу тебе дать и пользуйся этим, пока я добр. Но помни, что в один момент можешь все потерять. Я сразу это понял и сделал вид, что повелся на его уловку. Но прекрасно понимал, что это место станет первой целью на пути моего переворота. Рестораном тогда управлял Карло Вератти. Он же являлся и владельцем ресторана. С юридической точки зрения. И спустя три года, когда люди моего дяди провалили возложенную на них миссию убить меня. Я первым делом наведался в гости к Вератти. В это самое место и прострелил ему колено. Пах. Пах. Пах. В дребезги. Если бы он остался жив, то навсегда остался инвалидом. Я ткнул ему в рожу документы и заставил их подписать. Собственной кровью, но нотариусов мало волнуют такие мелочи, если прикрепить все это дело хорошей пачкой зеленых, - Эстакадо не рассказал ничего смешного. Но по закону жанра девушки рассмеялись. Так и должно быть. В конце концов они здесь ради денег и сделают всё, что создать комфортную для него обстановку. И даже если он убьет того паренька напротив, который еще несколько минут назад дерзил ему при всех  у них на глазах, блондиночки лишь рассмеются и попросят продолжение шоу. Шоу всегда должно продолжаться. Все это навивало скуку.
Вот уже несколько лет Джеки удавалось держать Тьму под контролем. Возможно он стал первым из людей, кто не упивался той силой которая ему была дарована. И понимал, что не он хозяин тьмы. А лишь ее раб…но как не старайся…никому не остановить ночь. В окне напротив Джеки блеснул яркий свет от фар машины, а затем послышали выстрелы из винтовки M4A1. А на лицо Джеки брызнуло кровь. Одна из блондиночек только, что лишилась своих куриных мозгов.
***
- Джеки, как думаешь? Белая рубашка или синяя? – Крис стоял напротив зеркала и то и дело подносил к своей шее разного цвета рубашки. Словно бесу есть дело до того, как он выглядит. Хотя о чем речь. Конечно ему есть дело, после тех рваных обносках в которых они впервые появились перед Эстакадо это для них теперь было принципиально важно. Хорошая еда, красивая одежда, статус. Престиж. Бесы как одержимые за ним гонялись. И Эстакадо не мог их за это судить. В конце концов, те обязанности, которые он возложил на каждого из них, бесы выполняли безукоризненно, так что пусть тешатся, когда на это было время.
- Вызови мне, Мион, - властно произнес Джеки, завязывая галстук на своей шее. Он терпеть не любил это делать, предпочитая обходиться без этого предмета гардероба, который каждый раз словно хотел задушить. Но сегодня ведь был особый случай.
- Да зачем тебе сдалась эта кукла? Я же круче. И сексуальнее, – кажется, Крис начал подозревать, что сегодня ему ни черта не светит выйти в свет. И придется провести весь вечер дома. Сидя перед телевизором и пожирая чипсы.
- Извини, - Джеки усмехнулся посмотрев на растерянное лицо беса, - но твоя рожа не совсем подходит для сопровождения Джеки Эстакадо на главном аукционе года в Нью-Йорке.
***
- Прекрасно выглядишь, - произнес Джеки, выходя из машины и как обычно кидая ключи в сторону обслуги. Напротив него стояла красивая девушка в красном платье и при виде Джеки осветилась словно солнце. Она подошла к итальянцу и приподнявшись на носочках, прошептала на ухо.
- Я надеюсь, ты не просто так решил выдернуть меня из Италии в самый разгар вечеринки?
- Начнем с того, что вечеринки в Италии уже закончились. А закончим тем, что ты принадлежишь мне. Душой и телом. И значит, будешь выполнять, всё. Абсолютно всё, что я тебе скажу.
- Хоть раз бы попросил меня обо всём. Абсолютно всём. А не простое сопровождение, - лишь на мгновение надула губки девушка, а спустя несколько секунд уже улыбалась фотографам и мило кокетничала с теми, к кому подходил поздороваться Эстакадо. На аукционе было слишком много народу, но сейчас Джеки это не волновало. Он высматривал в толпе ЕЕ. Свою рыжеволосую демонессу. И кто знает, что он сделает с ней, после того как она вновь попадет в его сети. Тьма отозвалась ревнивыми уколом в груди Джеки. Что лишь подтверждало информацию от Криса. Неван была здесь. Поиграем в кошки-мышки.

[NIC]Jackie Estacado[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/MNOCA.png[/AVA]
[SGN]http://s5.uploads.ru/9e2DZ.png
[/SGN]

Отредактировано Leonardo Conte (19.07.2016 22:35:51)

+3

5

Tarja Turunen Poison


Шаг. Шаг. Он все ближе. По телу проходит легкая дрожь. Тьма чувствует в ней соперницу и всячески пытается вытеснить за пределы своего влияния, но Неван знает, отлично знает каково это быть на втором месте, быть запасной. Она давным-давно усвоила один хороший урок – ты можешь не быть первой, ты можешь находиться по правую руку от желаемого, можешь прятаться в тени, но рано или поздно о тебе вспомнят, настанет момент, когда не будет НИКОГО важнее тебя, никого желаннее и нужнее, просто научись ждать и твой тихий, чарующий смех привлечет к тебе внимание, покажет то, что скрыто от посторонних глаз веками.
Неван сходит со сцены, почти плывет между столами с белоснежными скатертями, уставленными дорогим фарфором. Ее руки изредка касаются напряженных мужских плеч, утянутых в дорогие темные ткани – пиджаки от Версаче, Дольче и Габбана, так уж заведено, чтобы показать свою обеспеченность, свой статус. Чем ближе к сцене, тем жирнее куски, деловитее, расплываются по стулу, поскрипывают серебряными вилками и ножами по своей тарелке, расчленяя нежное гусиное филе и роняют их тут же, прямо себе на колени, застеленные белыми салфетками, когда Неван склоняется к их слегка лысоватым головам, тронутым сединой, чтобы сообщить им шепотом несколько важных слов, сокрытых в текстах ее сказаний. Жены этих богатых, знаменитых увязших в собственных грехах, точно ногами в застывающем цементе, боровов то краснеют, то бледнеют, в зависимости от того, как далеко от их стола останавливается мисс Кросс и кого выбирает в качестве своего слушателя. Им и невдомек, что она кормится их чувствами, их горькими обидами на себя и других, их острым страхом, выступающим на коже капельками холодного пота, их чувством возбуждения от денег, местной кухни или возможности переспать с кем-то, стоит им только выйти из этого зала и отправиться к себе или в номер отеля. Все это читается в их расширенных зрачках.
Неван ищет взглядом единственного мужчину, который способен привлечь ее внимание, несмотря ни на что, но пока не видит его, хоть и чувствует его незримое присутствие рядом каждой клеточкой своего тела. На языке оседает солоновато – кислый привкус гнева. Он зол, гнев окутывает его точно плащ на нагое тело и причиной того, что его тело напряжено, вены под его кожей вздулись и проступают видимые глазу, что его кровь кипит – ее побег, ее уход, он ощутил ее отсутствие, а ведь он даже не узнал ее как следует, но уже посчитал своей.  Своей кем? Игрушкой? Забавой на пару ночей? Любовницей? Эстакадо так и не дал ей ответ, не дал конечной цели, к которой Неван могла бы двигаться.
Она останавливается. Не прикасается ни к кому, закрывает глаза и запрокидывает голову назад, замолкает. Кто-то неуверенно пытается аплодировать, считая, что концерт закончен, но Неван шепчет, сладко распространяя вокруг себя свою маленькую ложь:

Ты так жестоко устроен

Одной рукой она обхватывает себя за талию, словно она и не принадлежит ей, вторая пальцами скользит от ее плеча к пальцам той змеи, что сдавила ее, Кросс проговаривает нечетка свои слова, обращенные к единственному слушателю, но их пока что слышат все, кто находятся в зале.

Твоя кровь как лёд

Она делает вдох, ее взгляд устремляется в самые темные углы зала:

Взглядом ты убить меня волен
Мои боль и ощущения влет....

Ее руки устремляются к ее тонкой шее, пальцы на мгновение сдавливают прохладную с синевой кожу, оставляя на ней отпечатки.

Я хочу попробовать твой вкус, но твои губы полны отравы ядовитой.

Она вновь движется между гостей, перенимает с подноса одного из официантов бокал с шипучим напитком, делает из того глоток, оставляя по краю стекла отпечаток темной помады и передает его в протянутую мужскую руку, кто-то из гостей хотел прикоснуться к ней, но Неван пресекла эту попытку по-своему, не ожидая такого подарка, мужчина не успевает подхватить бокал и тот, проскользнув между мужскими и женским пальцами падает на пол, разлетаясь на осколки.

Твой яд бежит по моим венам...
Твой яд...

Шепчет Кросс, за галстук вытягивая из-за стола одного из мужчин, поглаживает его по лицу, смотря как тот блаженно улыбается до тех пор, пока легкое покалывание чар Неван не парализует его щеку, тогда его глаза становятся больше, а из приоткрытого рта вырывает тихий стон, тонущий в словах Неван, она пожирает его на глазах у всех, но никто не может понять этого, все очарованы. Она медленно взбирается на освободившийся стул, опираясь на руку своего сопровождающего, а оттуда на стол и замирает.

Я слышу твой зов, и это как иглы и булавки.

Тонкая шнуровка ее платья, сотворённая кем-то спереди, ослабляется под пальцами Кросс. Она растягивает губы в улыбке, покачивает бедрами, заманивая в свои сети и продолжает петь.

Я хочу травмировать тебя, чтоб услышать тебя, кричащего мое имя.

Тончайший наряд созданный из неведомых нитей, что украшал тело суккуба точно вторая кожа, спадает к ее ногам, теперь она окончательно обнажилась на глазах у сотни гостей, и своей наготы не стыдится, как могла бы стыдиться смертная женщина. Например, Ева. Спарда делился со своей любовницей и такими подробностями жизни на Земле. Помнится, с его рассказов долгих и невероятно скучных, Неван умела смеяться громко и заливисто, искренни, но не потому что находила в них что-то веселое, а потому что любила своего хозяина, хотела показать, как ждет его возвращения в ее алые покои снова и снова.  Прокричит ли Эстакадо в приступе слепой ярости и охватывающей его страсти имя своей любовницы, как много веков назад это делал Спарда, забываясь в объятиях рыжей ведьмы, оставляя постель своей смертной человеческой женщины холодной и согревая ночами простыни оперной певицы – демона?
Она сошла со стола, без труда, ее обнаженные ноги прошлись по коленям сидящих за столом мужчин, которые успели немного отодвинуться от стола, чтобы лучше видеть обнаженную красоту рыжей чаровницы. Женщины хотели кричать, хотели кидаться на своих благоверных, но не могли пошевелиться, не могли сказать ни слова, только покрывались алыми пятнами стыда и гнева, жадно хватая ртами воздух, пропитанный похотью, цепляясь своими крючковатыми пальцами в кольцах за свои слегка морщинистый шеи. 

Я не хочу разрывать эти цепи...

Она останавливается у стола с высокой горкой из бокалов с шампанским, проводит своими пальцами по белой скатерти, на которую они выставлены и ухватившись за край плотной ткани, срывает ту, вытягивая на себя, зал вздрагивает, между столами проходит рокот недовольства, смешанного с восторгом. Неван смеясь прижимает к своему телу белую ткань, кутается в нее оставляя свои плечи обнаженными и уходит во мрак, оставляя смущенных, возмущенных, кипящих страстями гостей обсуждать ее появление.

***

Двойное постукивание в дверь произошло в тот момент, когда Неван уже облачилась в платье. Тот, кто выбирал для нее этот наряд определенно считал, что ей идут темные насыщенные оттенки.  Темно-синий атлас струился по бедрам до самого пола, скрывая стройность ног ведьмы. Плечи ее были открыты, а шею украшало многоуровневое колье из тонкий цепей и крохотных, почти превращённых в сверкающую пыльцу, бриллиантов. Не смотря на возможность собрать волосы, Неван оставила все украшения для волос на месте, предпочитая, чтобы они струились по ее спине огненным водопадом. Она разрешила войти и в ее номер вошел посетитель, но он не был Джеки.  Высокий статный с проступающей на висках сединой, господин держал в руке длинную алую розу, с которой никто не убрал шипы. Мужчина кивком приветствовал Неван, его приветствие она встретила смешком наглым и вызывающим, но приняла из его рук цветок, даже не побоявшись того, что шипы вопьются в ее кожу. С шипами она обращаться умела, они ей были милее мертвеющего цветка. Возложив скромный подарок на стол перед зеркалом, Кросс подхватила под руку мужчину и вышла из номера. Тонкий шлейф ее духов все еще витал в номере и тянулся за идущей рыжей чаровницей в сопровождение неизвестного господина. В то же время алая свежая роза, только-только срезанная с куста, имеющая на своих нежных лепестках капли росы, съежилась и почернела от краев к середине, а ее стебель пожелтел всего за одно мгновение – плата за использование чар всегда была таковой, что, когда Неван отступала и покидала место своего обитания, все приобретало иной вид – выжженный, высушенный, убитый.
Она прогуливалась среди собравшихся гостей с видом хозяйки вечера, ее сопровождающий молчаливо вышагивал рядом, их дуэт вызывал некий интерес со стороны, чужие взгляды так и жгли спину рыжеволосой, она же усмехалась и продолжала прогуливаться среди гостей, иногда обмениваясь короткими фразами с желающими пообщаться с ней.
- Найди Эстакадо.  – Склонив голову к своему обнаженному плечу, прошептала Кросс своему спутнику и тот кивнув на ее слова, растворился в толпе, а после, скрывшись в дверях, ведущих в пустующий коридор и вовсе рассыпался как стая летучих мышей. Неван с улыбкой встретила идущего к ней губернатора, готова выслушать лесть в любом ее виде, будь она приправлена восторгом или негодованием.  Одна рука мужчины обхватила Кросс за талию, второй он держал бокал с напитком, он склонил голову к ее шее, жадно вдыхая аромат ее кожи и прошептал:
- Вы были неотразимо прекрасны. Я бы хотел вас пригласить на выступление перед аудиторией намного меньше чем эта. – он обвел взглядом зал и Неван последовав его примеру сделала тоже самое, в дверях зала натыкаясь на фигуру Джеки Эстакадо. По его телу гуляли невидимые обычным смертных волны черной ненависти, переплетаясь с кроваво-красными похоти, они опутывали его с ног до головы. Рядом с ним маячило светло пятно – девица с наиглупейшим выражением лица. Кросс усмехнулась, не скрывая того, что потешается, и переняв из рук губернатора его бокал, слегка качнула тем в воздухе, приветствуя темного, после чего сделала из бокала глоток.
[NIC]Nevan Cross[/NIC]
[STA]evil may cry[/STA]
[AVA]https://66.media.tumblr.com/e8ed7fb80e1ce150c56491dc17300598/tumblr_o8scl2gN741soigcio1_250.png[/AVA]

[SGN]https://67.media.tumblr.com/374d2914d4f5bb0dca43556d371a879a/tumblr_o5ssrw4Bbw1ufg3jio5_400.gif[/SGN]

Отредактировано Eva Barton (20.07.2016 11:43:47)

+3

6

Если бы про жизнь Джеки Эстакадо однажды бы решили написать книгу. Она бы непременно стала бестселлером. История успеха. Человека, который сделал себя сам. Не обладая особыми талантами, связями, богатым наследством. Этот человек собственными руками и старанием пробил себе путь наверх. Карабкаясь по головам, предавая тех, кто обычно сам привык предавать других. Не забывая про друзей. Джеки был тем, кто олицетворял собой воплощение американской мечты. Из грязи в князи. Несомненно, автор бы написал, что не малую роль в жизни данного человека сыграла удача. Эта госпожа буквально благоволила Эстакадо. Осыпая его подарками судьбы раз за разом. Но в тоже время нельзя было бы умалять и его личное стремление. Стать тем, кем он является сейчас. Не смотря на бой, невзгоды и неудачи. Джеки после каждого падения поднимался вновь. И не просто шел вперед. Он бежал. Буквально мчался на встречу своему успеху. Обгоняя всех тех, кто пытался ему помешать. У автора несомненное получилась бы красивая история. Которая могла бы вдохновить ни одного подростка. А потом бы по ней сняли не менее замечательный фильм. С лучшим режиссером, отличным актером и сногсшибательной рыжеволосой подружкой главного героя. Эстакадо усмехнулся. Если найти актера на его роль не составила бы большого труда. В мире существует достаточно мужчин, которые бы смогли справиться с этим образом. То вот девушка на роль Неван стала бы большой проблемой. Ведь Джеки не смотря на все свои преимущество над другими был человек. Простым человеком, который точно знал, чего хочет от жизни. Его образ мысли. Его поступки. Их всегда можно было предсказать. Мужчиной двигала похоть и жажда власти. А Неван. Суккуб. Она была другой. Никогда не знаешь, что в следующий момент стукнет этой чертовке в голову. Приманит ли она тебя к себе, чтобы разорвать в следующую секунду. Или же оттолкнет. Грубо. Жестоко. И прекрасно понимая, что так будет лучше. Целее будешь. Ты продолжишь искать с ней встречи. Добиваться ее внимания. Убивать каждого на своем пути. Мисс Кросс завладела его сознанием. Она вытисняла все другие мысли. Оставляя лишь наваждение. И хоть Эстакадо пытался оправдать ее действия спецификой данной женщины. Но чары Неван не имели над ним власти. И все, что сейчас происходило было не по вине суккуба. Это Джеки оказался ей одержим. На более глубоком уровне, чем действие чар. Когда он пал ему снилась она. Когда он ехал на этот вечер он думал о ней. Даже когда Мион прикасалась к нему. Джеки не мог выкинуть рыжеволосую демонессу из головы. Эта одержимость начинала сводить его с ума. И чтобы хоть как-то выплеснуть эмоции. Появилась жажда убивать. Раньше рыцари спасали принцесс от чудовищ, ради прекрасной дамы. Сейчас чудовища убивали других чудовищ. И рыцарей, которые так не кстати попадались под руку. Ее голос манил его. Затмевал собой любые другие звуки. И даже Тьма. Самая главная собственница и ревнивица на всем темном свете молчала. Словно не в силах возразить. Словно уступая Эстакадо, той которая одержала безоговорочную победу за душу Джеки. А ведь он действительно готов был ее продать, только вот его душа уже принадлежала другой. И сейчас эти две чертовки тянули ее каждая на свою сторону, словно одеяло. Которая уже дало трещину и готово было разорваться с минуты на минуту.
Кстати о книге. Джеки бы читал ее как сборник анекдотов. От автора, который нихрена не знает о его жизни. Он бы ошибся во всем. Джеки получил наследство. Самое большое наследство из всех которые только мог получить человек в этой жизни. Он получил силу. Безграничную и всепоглощающую силу. Силу, которая давала ему возможность получить все, что захочет. Не прилагая к этому усилий. Силу равную силе бога. Ведь Эстакадо достаточно щелчка пальца и весь мир падет перед ним. И этот мир он подарит мисс Кросс. Прекрасно понимая, как она им воспользуется. Возродит своего хозяина. Того, кого Джеки заочно ненавидел всей душой. Ведь пока Эстакадо был предан ей. Она была предана ему. Вергилию. И тем самым Джеки автоматически становился жалкой сучкой полукровки. Он искал ее. А найдя пытался поймать взгляд. Подобно волку, который выслеживает свою добычу. Но сейчас. Когда вокруг было столько похоти. Она словно не замечала его. Игнорировала. И даже тьма которая начинала невидимыми клубами витать вокруг не способна была привлечь внимание суккуба. Джеки закипал. Теряя над собой контроль. И позволяя Тьме хозяйничать на этом вечере. Темные клубы приближались к мужчине за соседним столиком. Темные языки окутывали его запястья и шею. Еще бы одно мгновение и мужчина бы свалился замертво навсегда, отдав свою душу той, чья темница хуже чем все круги ада.
- Джеки, - воскликнула Мион и этот голос был как глоток свежего воздуха. Как стакан воды, выплеснутый на лицо. Тьма быстро отпустила мужчину и вернулась обратно. Под железный кулак Эстакадо.
- Не смей, никого убивать без моей на то воли, - прошипел Эстакадо подобно змее.
- Но ты ведь этого хочешь. Убить их всех. Многие из них твои враги. А они все тут и такие беззащитные по сравнению с нами.
- Заткнись.
После выступления Джеки поднялся со своего места и направился в сторону выхода. Он должен был уйти. Пока не натворил глупостей.
Он должен покинуть это место. Он должен выкинуть ее из головы. Ее голос. Ее прикосновения. Он должен уничтожить ее.
- ДА, - воскликнула Тьма.
- Тебя, я тоже должен уничтожить, - фыркнул Эстакадо, доставая сигарету дрожащими руками и закуривая ее.
Убить. Уничтожить. Забыть. Выкинуть. Разорвать.
Джеки трясло. Чем больше он повторял себе, тем больше эта идея подобно вирусу селилась в его голове. Тем больше он думал о ней. И о тех, кто ее касался. Это сводило с ума слишком быстро, чтобы остановить.
- Мисс Кросс, просила меня найти вас, - послышался голос со спины. Джеки обернулся и увидел мужчину. Одного и сотни миллионов, которые топтали эту грешную землю.
- Повтори, - произнес Джеки, словно нашел того, на ком можно выместить сейчас весь свой гнев и злобу, которая кипела внутри.
- Мисс Кросс, просила меня найти вас, - спокойно произнес мужчина. Джеки приблизился к нему вплотную и что есть сил ударил. Будь перед ним простой человек, то он был бы уже мертв. Но эта одна из игрушек Неван рассыпалась в десяток летучих мышей. Джеки незамедлительно достал пистолет и уже собирался выстрелить, но остановился.
- Не интересует, - произнес Эстакадо, убирая обратно оружие в кобуру и уходя прочь.
Не интересует. Нет. Не интересует. Без разницы. Да пошло оно все к черту. Черная вспышка и Эстакадо исчез. Оказавшись на крыше одного из небоскребов.
- Думаешь я сошел с ума? – крикнул мужчина, - думаешь, я не могу тебя забыть? Что мне вообще есть до тебя дело? Ха! – Джеки достал пистолет и сделал несколько выстрелов в воздух, - да будь ты здесь. Я бы убил тебя. Твоего Вергелия. И всех, кто к тебе прикасался. Кто смел целовать твою кожу. Кто хотя бы взглянул на тебя однажды. Я бы убил их всех, - короткая пауза и Эстакадо уже принял решение, - Ты знаешь где она?
- А ты ее убьешь? – спросила Тьма, прекрасно зная в каком сейчас состоянии находился Эстакадо. Он сорвался. Все его замки были сорваны. Он превратился в ходячую машину ярости. Которая уничтожить все на своем пути.
- Да, - произнес Джеки и исчез в темной вспышке, оказавшись в пентхаусе в центре Нью-Йорка.
Тишина. Темнота. И ожидание. Джеки сел в кожаное кресло напротив входной двери. Минуты длились часами. А часы годами. Сердце вырывалось из груди заглушая своим стуком все остальные звуки. Но когда загорелся свет, Джеки среагировал моментально. Он истратил всю обойму, но уничтожил все лампочки, которые могли испортить его план. Две темные змеи рванули на тех, кто вошел, подобна удавам окутывая их тела.
- Ненавижу, - прошипел Эстакадо, - я мог дать тебе все. Весь мир положить к твоим ногам. А ты предпочла этот мешок с мясом? – Джеки подошел к парочке и приказал одной из змей отпустить Неван. Когда суккуб рухнула на пол Джеки схватил ее за волосы и грубо притянул к себе, - ну же посмотри на него. От меня ты ушла, чтобы провести ночь с ним? Так может мне стоить убить его? Или тебя? ЧТО ТЫ НЕ ПОНЯЛА В СЛОВАХ, ЧТО ОТНЫНЕ ТЫ ТОЛЬКО МОЯ?
[NIC]Jackie Estacado[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/MNOCA.png[/AVA]
[SGN]http://s5.uploads.ru/9e2DZ.png
[/SGN]

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Sierra Munoz ‡альт