http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Самый страшный монстр - это человек...


Самый страшный монстр - это человек...

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

Мы просто хотели сделать мир лучше...
[AVA]http://s017.radikal.ru/i404/1606/ed/ad0b9fb1b987.jpg[/AVA] [NIC]Создатели Историй[/NIC]
http://s8.uploads.ru/jiFpl.png
(с) Деми
[mymp3]http://file.xmusic.me/mp3/71875007/eGY1Ukl3aDRLNVY0M083eDAzNU1KMkFFUXJpQzNWSnJscTd6YXh2U3ordFN2OHd4QlVTODIvR3lJZnpLZE0rMi9Hdkx3MG9DWXh0UWI3QUN2K0szN0N3d3dmUFJDV3VsWEd6OWo1UGhLQ2JlbzFwRFkvZllKbEpWWTY4NytsK2s/Postapokalipsis_-_SHag_do_gorizonta_(xMusic.me).mp3|Шаг до горизонта[/mymp3]

Время: после мая 2019 года, когда скачок напряжения породил импульс
Место: штат Пенсильвания

Штат Пенсильвания

Расположение: Северо-Восток США
Девиз штата: «Добродетель, свобода и независимость»
Площадь: 119 283 кмІ
Население: 12 742 886 человек ( дети до 5 лет - 5,9 %; лица старше 65 лет — 15,6 %; женщины составляют 51,7 %; мужчины - 26,8 % населения)

http://s4.uploads.ru/q0oHF.png

О чем: По роману Стивена Кинга - "Мобильник"

Совместная идея Короля ужасов и Коллктивного Разума

Как только мобильники и прочие гаджеты прочно вышли в жизнь человечества, правящие мира сего, уставшие от недовольства народа, под предлогами безопасности и облегчения жизни, решили продвинуть в массы идеи обязательного чипирования. Маленькая, незаметная пластина вживлялась в правый висок и соединялась напрямую с мозгом. Человек с таким чипом мог сделать очень многое: отказаться от телефона, не брать с собой кошелек или паспорт, достаточно подумать о вызываемом абоненте и тот уже отвечает на вопрос, пройти через сканер или назвать код для подтверждения личности или оплаты покупки в магазине.
Казалось бы – удобно и просто. Достаточно перенести простую и доступную по цене операцию и вот, простому обывателю  уже не нужен телефон или книжечка паспорта, которые так легко забыть или потерять.
Идея вызвала множество споров среди общественности, но правительство делало все, чтобы иного выхода, кроме вживления в свой мозг пластины-чипа не было.
Однако меры «улучшения» жизни правительством продолжало натыкаться на штыки неприязни среди населения, тогда было принято решение, чтобы пользователь получал через чип еще и доступ в интернет, вот тогда «чипированных» стало гораздо больше…
В 2019 году администраторы, отслеживающие работу чипов, не успели подключить дополнительный реактор и резкий скачок сбоя парализовал всех пользователей. Больницы были переполнены пострадавшими, люди с трудом приходили в себя, а после – начался настоящий Ад на земле.
Импульс изменил что-то в сознании людей, первые чипированные стали просто проявлять агрессию, собирались в уличные банды и творили бесчинства, а вот тем, кто вживил в свой мозг более современный чип, повезло меньше: помимо ярко выявленной агрессии они стали мутировать физически: ходить на четырех конечностях, рвать на себе одежду. Их лица деформировались, становясь более вытянутыми, а зубы заострялись становились клинообразными. Такие полудикие создания нападали на людей, разрывая их в клочья и всегда держались стаями, редко какая особь отобьется от стаи, но были и такие и поодиночке они не менее опасны, чем стая.
Те, кто смогли остаться обычными людьми, проживали каждый день, стараясь спасти свою жизнь, найти безопасное место, оружие и пропитание, уходили в подземку или занимали целые дома,  отбиваться от уличных банд и «чипированных» люди привыкли. Ведь люди привыкают ко всему, но мир стал преподносить новые сюрпризы: кислотные дожди, землятрясения, песчаные бури, град, многодневные ливни, что приводили к потопам, да и некоторых животных перемены не обошли стороной. И в поведении «Чипированных» тоже стали происходить странные изменения, их агрессия достигла апогея, стаи становились все больше и, любившие тепло, мигрировать они стали в строну Центра инноваций, где находился самый мощный ядерный реактор. Оставшиеся в живых ученые, по большей части отшельники дали предупреждение, что такое количество этих недолюдей приведет к огромному ядерному взрыву, который уничтожит на планете все живое.
Многие к таким предупреждениям «отшельников» отнеслись скептически и чаще всего, из общин и банд их гнали прочь, чтобы не вносили с устаканившуюся жизнь смуту. Но находятся те, кто тоже готов сделать попытку спасти мир, возможно ценой собственной жизни.

Жители нового мира

ЛЮДИ

http://sd.uploads.ru/QCocM.jpg

Кто: Самые обыкновенные люди, кто по тем или иным причинам отказались или не успели пройти операцию по чипированнию.
Где живут: Общинами, в городах
Чем занимаются: Стараются выжить, наладить хозяйство, адаптироваться к условиям "нового" мира
Особенности: Обычные люди, кто слаб, кто силен, у кого какие интересы и навыки, ничего сверхъестественного. Отношение к другимрасам - как у любых людей - у каждого своею

РЕЛИГИОЗНИКИ (ДУХОВНИКИ)

http://s3.uploads.ru/izA8W.jpg

Кто: Люди либо мирные банды
Где живут: В церквях, монастырях, храмах
Чем занимаются: Ведут набожный образ жизни, молятся, возделывают землю
Особенности:Считают, что Импульс - это кара божья, пытаются вернуть былой мир молитвами, при этом не гнушаются взяться за оружие, из которого признают только его средневековые виды, не признают огнестрел. Жаждут донести слово Бога в массы, потому время от времени совершают походы по близ расположенным населенным пунктам

БАНДЫ

http://s9.uploads.ru/VP0pg.jpg

Кто: Люди, те, кто первыми прошли операцию по вживлению чипа. Делятся на более мирных (с кем можно договориться) и агрессоров (кто на балансирует награни представителя банды и "чипированного"
Где живут: Банды, обитают вблизи городов или занимают обособленно стоящие строения, чаще всего придумывают свои знаки отличия и отображают из на лице или одежде.
Чем занимаются: грабежи людей, стервятников, в основном с целью завладеть едой, оружием или еще чем-то полезным.
Особенности:Повышенная агрессивность, безбашенность, желание творить анархию поэтому не могут долго находиться в контакте с людьми или соблюдать условия мирных договоров. Тем не менее, если их подкупить продовольствием и пообещать пополнение вооружения, выступят в качестве союзников против  "чипированных".

СТЕРВЯТНИКИ (РАЗВЕДЧИКИ)

http://s3.uploads.ru/cNOvS.jpg

Кто: представители людей или банд. Как правило, из числа бывших военных, морской пехоты или десанта. Ценятся за свои способности пробираться туда, куда больше никто не решается.
Где живут: В своих укрытиях
Чем занимаются: Поиск полезных вещей, консервов, запасов бензина или газа, книг, украшений, не гнушаются обыскивать мертвых, за что, собственно, получили первое название среди банд.
Особенности: физически развиты, не лишены смекалки, обладают повышенной выносливостью и коэффициентом выживания

ОТШЕЛЬНИКИ

http://s8.uploads.ru/EQMiy.jpg

Кто: Первые чипированные. Ученые, которые разрабатывали программу чипирования, основываясь на идее "блага для всех", испробовавшие первые чипы на себе. Их ненавидят, обвиняя в произошедшем Апокалипсисе, воспринимают их предупреждения как бред и давление на жалость, не гнушаются кинуть камнем. Делятся на два типа: те, кто хотят остановить ядерный взрыв и те, кто старается сделать все возможное, чтобы он произошел.
Где живут: Где придется
Чем занимаются: Пытаются остановить ядерный взрыв или направляют "чипированных", ускоряя приближение конца
Особенности: Особо остро чувствуют "чипированных", могут предсказать их появление и поведение. Чутье отражается шумами в голов, мыслями. Если "чипированный" умирает, отшельник чувствует его боль (она сравнима с забиванию раскаленных гвоздей в виски).

МУТАНТЫ

http://s0.uploads.ru/juBO1.jpg

Кто: Одни из первых, кто проходил операцию на вживление чипа, но поскольку жили в неблагоприятных районах города и местах повышенного влияния ЭВМ получили бонусом к агрессии генетическую мутацию, так или иначе себя проявляющую
Где живут: На окраинах, подальше от людей, банд и "чипированных". Мирные, если мутация не заметна, люди принимают их за Стервятников или обычных людей, могут приютить.
Чем занимаются: Собирательством
Особенности:Ярко или не особенно ярко выраженные мутации, боле-менее контролируемая агрессия

"ЧИПИРОВАННЫЕ"

http://s5.uploads.ru/29n8u.png

Кто: Нелюди, те, кто прошли операцию и вживили чипы последней модели
Где живут: Общинами в гнездах, которые могут построить в любом неожиданном месте
Чем занимаются: Уничтожением людей и банд для собственного пропитания, любят тепло, потому стремятся пробраться к ядерному реактору научной лаборатории. Потеряли разум, живут на инстинктах, быстро размножаются. Безумны, кровожадны. На гнушаются нападать стаями на одного, добивать стариков и раненных, даже детей, если те болезненны и замедляют путь
Особенности: Телепатия между собой, физические изменения, безумство в бою - будут драться, пока не умрут.

ОНИ СРАЗЯТСЯ ЗА ЖИЗНЬ:

http://s5.uploads.ru/Ienxg.jpg

Имя: Дитрих Вольф
Возраст: 43 года 
Раса: человек

Информация

По идее его следует отнести к расе "Банды". Разработчик и руководитель группы, разрабатывающей чипы и первыми их испытавших.  Особых навыков и способностей не имеет. За несколько месяцев скитания научился неплохо стрелять, с ножом управляется гораздо хуже, водит машину, если  попадается та, что "на ходу". Чувствует "чипированных", тяжело переносит их смерть, особенно массовую.

Имя: Милла
Возраст: 25 лет
Раса: человек

Информация

До краха мира работала, как все простые смертные. Хобби - походы / скалолазание
от вживления чипа отказалась по личным причинам в момент трагедии находилась в походе, "очень обрадовалась" изменениям, случившимся с частью группы выжила ищет выход из сложившейся ситуации, по старинке предпочитает пользоваться телефоном, так как они находились вне зоны доступа, считает, что им необходимо добраться до места с приемом связи, чтобы выяснить обстановку и причину "сумасшествия" части группы

http://sa.uploads.ru/DfQgN.jpg

http://s9.uploads.ru/UBfrX.jpg

Имя: Джордан Роуз
Возраст: 25 лет.
Раса: человек

Информация

IT-специалист/разработчик видеоигр/хакер.
От чипирования отказалась.
Живёт в общине, которая верит, что чипированные - невинные люди.

Имя: Ада Лавлейс
Возраст: 20 лет
Раса: человек

Информация

Немного о ней:
- Учится в МИТ
- Тру гик, со всеми вытекающими
- Из тех, кто всегда готов к зомби-апокалипсису и апокалипсису вообще, поэтому имеет сумку со всем самым необходимым (вода, консервы, сменная одежда, простые лекарства, фонарик, радио, батарейки)
- Отец научил элементарным (вот прямо совсем, чисто себя защитить если нападет придурок) методам самообороны
- Не чипирована, потому что банально не успела накопить денег на процедуру, а родители считали это откровенной блажью
- На момент начала игры, забаррикадировалась у себя дома и пытается найти других "нормальных" по радио

http://sh.uploads.ru/cYnU1.jpg

http://s4.uploads.ru/2sd4F.jpg

Имя: Екатерина Тармашева
Возраст: 31 год
Раса: банда

Информация

Факты: Была чипирована во время первой "волны" в воинской части. Порядок чипирования: добровольно принудительный.
Среди навыков: помимо владения малым огнестрельным оружием, владеет навыками стрельбы из штурмовой и снайперской винтовки. На операциях чаще всего выступает в команде штурма. Владеет навыками рукопашного боя, но: слаба физически против хорошо подготовленного бойца или мужчины, превышающего ее в весе.

Имя: Лианна Фрей
Возраст: 14 лет
Раса: мутант

Информация

Мутация: когти-зубы и... крылья. Кожистые такие, как у гарпии (ближайший прототип - Малефисента в детстве, только без рогов).
Эмоциональное состояние нестабильно... Очень стесняюсь себя-новой и очень злюсь, что скрыть мутацию и хотя бы выглядеть как нормальный человек - не получается.
- Чувствительное обоняние, чуткий слух.
- Повышенная чувствительность (даже зависимость) от источников энергии: требуется быть рядом с ними или вблизи для скорейшего восстановления сил в случае истощения/усталости.
- все никак не могу сладить с резко возросшей физической силой
- Запах крови практически "сносит крышу", превращая в животное больше, чем в человека (на время, разумеется, но для этого жажду крови требуется утолить)
Факты:
Чипирована - поскольку родители принадлежали к ученой среде. Мать отослала (или пытается отослать) к отцу для приостановления мутации, прогрессирующей как-то уж очень быстро. Пока - отчасти сохранила человеческий менталитет, несмотря на периодически повторяющиеся очень трудно контролируемые вспышки ярости и... жажды крови.

http://sh.uploads.ru/vrWQj.jpg

http://s1.uploads.ru/wcNDH.jpg

Имя: Эллен Фармоса
Возраст:-
Раса: мутант

Информация

Мутаций изначально не видно, поэтому когда начался Ад на земле, попала в церковь к Духовникам. Способность - управлять растениями (помогает им расти в замен отдавая энергию, в следствии чего быстро устаёт).

Имя:Октавия Армстронг
Возраст: 25 лет
Раса: мутант

Информация

Факты: человек. Чипирована "второй волной" в воинской части. Порядок чипирования: добровольно принудительный.
Среди навыков: стрельба из помимо владения малым огнестрельным оружием, владеет навыками стрельбы из снайперской винтовки. Исключительно исполнитель, однако проявляет больший уровень агрессии и утратила понятие меры.
Способности:
- обострились: зрение, обоняние, слух. Видит в темноте, будто сквозь ПНВ (как при дневном свете). Не слышит высокий частот, что позволяет чувствовать себя комфортно при оглушающих звуковых волнах (барабанная перепонка может не выдержать, но дискомфорта это не доставит).
вынослива, быстро перемещается (немного быстрее бегает и достаточно ловка. Однако, далеко не безупречна - девочка слаба, и прекрасно это знает. ее сильная сторона не в физической силе, а именно в скорости).
Внешние мутации:
- черные глаза (белки);
- заостренные зубки.
- быстро регенерирует от неглубоких ранений.
Планы: жить

http://s6.uploads.ru/9ZB3T.jpg

http://sd.uploads.ru/abBLR.jpg

Имя Логан (Закхари Армстронг)
Возраст: 30 лет
Раса: мутант

Информация

Факты:
- предводитель разрастающейся колонии мутантов;
- до всех этих событий был лейтенантом ВМС США.
Способности:
- чувства зрения, слуха и обоняния у Логана сверхчеловечески остры. Он видит более четкую картинку на больших расстояниях, чем обычный человек, даже в почти полной темноте. Его слух также острее человеческого, что позволяет ему слышать высоко- и низкочастотные звуки, а также удаленные от него на большие расстояния. Логан способен использовать свое обоняние, чтобы выслеживать цель по запаху, даже если этот запах по естественным причинам ослабевает;
- быстрая реакция.
Внешние мутации:
- прозрачная радужка глаз;
- намечающиеся клыки и когти.

Имя:Клейтон Фей
Возраст: 58 лет
Раса: религиозник (духовник)

Информация

Горстка фактов
- не был чипирован по личным убеждениям;
- живёт отшельником в заброшенной церкви, в подвале которой держит стаю чипированных;

http://s6.uploads.ru/1rSmk.jpg

http://s9.uploads.ru/UuMPy.jpg

Имя: Ева Дрейк
Возраст: 30 лет
Раса: стервятник (разведчик)

Информация

Немного о ней:
- разведчица
- не чипирована благодарю Фейну
- ее вырастил Клейтон Фейн, которому она сливает инфу и добывает полезные вещи, мужик крепко держит ее за... понятно что)

Имя: Стая «Чипированных» Вэнити, Рэйдж, Грид, Лэчери
Возраст:-
Раса: «чипированные»

Информация

Вэнити (собственного имени нет) – миниатюрная девушка шестнадцати лет. Сирота, росла в приюте и по приёмным семьям. Первой крупной покупкой на собственные деньги стала установка чипа, чем она очень гордилась, потому что собирала деньги достаточно долго, чтобы приобрести последнюю модель. После импульса долго скрывалась, на Клейтона напала без поддержки, а потому справиться с ней не составило большого труда. Однако убивать он её не стал. Вэнити первая в стае. После кустарной стерилизации едва не погибла, но сумев выжить, заняли лидирующую позицию среди остальных, не смотря на свои размеры.
Тихая, незаметная, передвигается абсолютно бесшумно, хорошо умеет использовать местность для укрытий и маскировки.
Рэйдж (собственного имени нет) – в прошлом молодой и подающий надежды игрок в американский футбол, лайнмен нападения. Внушительные габариты и временами выплёскивающая через край агрессия только помогали в карьере, на взлёте которой его застал импульс. В машину скорой помощи, на которой его увозили с поля, врезался грузовик. Рэйдж выжил, но неснятый шлем так деформировался, что стянуть его с головы самостоятельно не представлялось возможным. Металлическое забрало не давало питаться нормально, да и от капы избавился Рэйдж не сразу. Клейтон нашёл его уже обессиленным и слабым, отбил от остальных и выходил.
Внушительный рост, дополненный силой. От костюма лайнмена осталась некоторая защита, в остальном кожа загрубела от мутаций. Стерилизован. 
Грид (собственного имени нет) – промышленный альпинист. Первое время после импульса оставался со своим инвентарём, поэтому спускался вниз на землю редко, отчего мутации проявились в деформации фаланг, делая пальцы крючковатыми, острыми и крепкими. Нападает всегда с высоты, без крайней необходимости не использует землю для передвижения. Из-за его особенностей к группе других чипированных не смог прибиться вплотную, что позволило Клейтону его поймать.
Гибкий, способный продвигаться вперед только по зданиям или деревьям. Стерилизован.
Лэчери (собственного имени нет) – начинающий актёр, модель нижнего белья. С самого начала карьеры усиленно ухаживал за собственным телом, включая силовые тренировки и единоборства. Физически развит, силён и вынослив. Человеческое сознание в нём притупилось не сразу, потому на контакт с другими чипированными пошёл только через месяц после импульса. Найти достаточно большую группу не успел, в пустынное место его выманила Вэнити, что дало возможность Клейтону его поймать.
Быстрый, с хорошей реакцией. Помнит, как использовать подручные предметы, оружие, хотя полностью осознанно всё-таки не использует. Стерилизован.
На каждом чипированном имеется ошейник с батареей, подающей электрические разряды. С их помощью Клейтон тренировал каждого, а теперь не позволяет забывать, кто главный в их стае. Мутации коснулись каждого в разной степени, но из-за образа жизни и содержания принять их за людей без чипа или тех, кого импульс коснулся в меньшей степени, уже нельзя.

http://s3.uploads.ru/vEks4.jpg

http://sg.uploads.ru/yfoeO.jpg

Имя: Роско
Возраст: 44 года
Раса: банда

Информация и состав банды

Из жизни Роско:
- бывший военный,
- бывший сиделец тюрьмы для военных преступников,
- был оправдан,
- малость не дружен с головой,
- гражданская жизнь не удалась,
- краху системы радовался, как Рождеству,
- одно время жил вольным "стервятником", но в последствии собрал банду из примкнувших к нему людей,
- имеет навыки выживания,  скверный характер, запас сигар, армейский джип и 10 единиц огнестрельного оружия.
- не имеет: глаза и, предположительно, совести и сострадания; нарочито циничен, небрежен, но за своих людей переживает (где-то глубоко внутри, но переживает, иначе бы не таскал за собой такой выводок).

Прозвище: "Клинч"
Возраст: 37 лет
Раса: банда
Из жизни:
- еще один вояка, служил вместе с Роско, потом ушел в полицию, после с ним же организовал банду;
- себе на уме, имеет свойство пропадать сутками, потом же удивительным образом находит Роско и его людей, если они сменили место дислокации;
- разведчик и следопыт, добывает информацию, общается с людьми, проповедниками и прочими, собранные сведения, боеприпасы, снедь и прочее несет " гнездо";
- по слухам пытается отыскать свою девушку;
- скрытен, необщителен, когда-то занимался боксом, выпивает (когда есть что).

Имя: Марта
Возраст: 45 лет
Раса:банда
Из жизни:
- была типичной домохозяйкой, воспитывала детей, создавала уют;
- семью потеряла: дети (10 и 12 лет) погибли в первые дни катастрофы, муж превратился в монстра;
- спасла ребенка из под обвала и после, вместе с ним, примкнула к Роско;
- неплохо стреляет из пистолета, может оказать первую медицинскую помощь, в стрессовых ситуациях меньше всего подвержена панике, доводит Роско до белого каления своей упрямостью и прямолинейностью, старается заботиться обо всех членах банды,  особенно о самых младших;

Имя: Кори
Возраст: 20 лет
Раса:банда
Из жизни:
- молодой, некогда преуспевающий музыкант, фанат пиротехники, подрывник-самоучка;
- с катастрофой, как музыкант, вышел в тираж - не до песенок стало.;
- пытался выживать один, но не срослось - подвергся нападению чипированных, успел удрать, но был сильно ранен. Изможденного Кори нашла банда Роско, выходила, хотя шансов выжить было минимум;
- занимается взрывчаткой, может сделать ее из "спичек и желудей"; в детстве был бойскаутом, что тоже наложило отпечаток;
- Весельчак, балагур, хронический идиот по мнению Роско.

Имя: Люк и Валери
Возраст: 14 (Люк) и 12 (Валери) лет
Раса: человек
Из жизни:
- брат и сестра, сироты, до катастрофы жили в детском приюте;
- во время обвала укрытия, Валери едва не оказалась погребенной под обломками, но была спасена Мартой;
- неплохо устраивают ловушки и засады, тем и выживали, пока на них не наткнулся Роско сотоварищи;
- сильно привязаны к Марте, до беспамятства любят Кори и побаиваются Клинча;
- всеобщие любимчики, хотя Роско часто ворчит, что зря подобрал их.

Имя: Дин Картер
Возраст: 33 года
Раса: мутант

Информация

Бывший агент ЦРУ, которому с мозг был внедрен чип особой разработки с военными технологиями, еще до программы гражданского чипирования. Во время импульса его не было в стране, что не помешало ему словить волну сбоя. По началу его просто вырубило на пару часов и затем начали мучили головные боли с усилением агрессии. Мутации стали проявляться уже по возвращению в штаты через пару недель.
Как агент он быстрый, ловкий, владеет боевыми искусствами. Отлично стреляет в обеих рук, владеет всеми видами огнестрельного оружия. Профессионально обращается с ножами, метко метает их в цель. Подрывник, разбирается в технике. Умеет летать на вертолетах и самолетах многих моделей.
Способности:
- Ночное зрение работает, как тепловизер. Мысленно может управлять механизмами с расстояния не больше 300 метров.
- Накапливает любые виды тепловой энергии, затем может отдавать её руками или дыхание в виде раскаленного воздуха, который плавит даже  метал, и может поджечь сухое дерево или другие предметы. Живого огня не синтезирует, только раскаленный воздух.
- Минус - накопив слишком много тепловой энергии, начинает не контролируемо повышать температуру вокруг себя. Когда в гневе может обжечь.
- быстрая регенерация тканей, особенно если опалить место ранения огнем.
Внешние мутации:
-  радужка глаз имеет ярко оранжевый ободок;
- сильно болит спина, будто ломает. Начинают расти странные отросты на лопатках, будущие крылья, но пока это все больше напоминает горд.

http://s7.uploads.ru/WDdqE.jpg

http://sf.uploads.ru/QcWv9.jpg

Имя: Савазаки Рен
Возраст: 17 лет
Раса: банды

Информация

Хакер, умеет при необходимости набить морду и справиться с огнестрельным (не факт, что попадет, но на курок нажать сможет)

Рабочие обсуждения: Исключитльно ради вашей безопасности...

ИНФОРМАЦИЯ ПО ЛОКАЦИЯМ И ОТВЕТАМ:

Первый круг ответов

Участники. Первый пост.записки для человека, с памятью золотой рыбки, о же - я :)
1. Дитрих Вольф (альт. Дитрих Вольф) - пост сдан
2. Элин Джонсон (Милла) - пост сдан
3. Джордан Роуз(Скайлар Беннет) - пост сдан
4. Аллан Грэй(Эллен Фармоса) - пост сдан
5. Джиневра Джеймс (Клейтон Фейн) - пост сдан
6. Дейна Хьюз (Ева Дрейк) - пост сдан
7. Екатерина Тармашева (альт Екатерина Тармашева) - пост сдан
8. Лейла Флойд(Ада Лавлейс) -пост сдан
9. Сигрид Макгроу (Логан (Закари Армстронг) - пост сдан
10. Октавия Гектус (альт. Октавия Армстронг) - пост сдан
11. Рипли Купер (Стая «Чипированных» Вэнити, Рэйдж, Грид, Лэчери) - пост сдан
12. Лианна Рид (Лианна Фрей) - пост сдан
13. Юджин Хартман (Роско и его банда) - пост сдан
14. Джонни Берк (Дин Картер)

Второй круг ответов

Очередность:
Локация: горное плато на территории национального заповедника (примерно)
1. Элин Джонсон (Милла)  (Знаю, есть, что писать, потому даю тебе все карты в руки, твори кровь :) (добрый я, да )) - Пост сдан
Локация: На подступах к городу, встреча с бандой.
Насколько я понял, банда Скайлер будет первая, кто увидит приближающегося чужака, что ж, встречайте)
2. Дитрих Вольф (альт. Дитрих Вольф)  - пост сдан
3. Екатерина Тармашева (альт Екатерина Тармашева) - у тебя 2, не считая того, что ты для себя уже разработала) варианта, возвр ащаться к своим с донесением информации, или остаться со мной и идти к банде - пост сдан
4. Джордан Роуз(Скайлар Беннет) – человек, живет в общине, привлечена на совет, решающий, верить ли чужаку. - пост сдан (именно, как я просил, спасибо!)
5. Дейна Хьюз (Ева Дрейк) – разведка, наблюдатель. За кем наблюдение вести - тебе решать. - пост сдан

Банды, вы вполне можете начать взаимодействие: нарушение территориальных границ, стенка на стенку, совместное сопротивление против чипированных.
Локация: Где-то в городе.
6. Сигрид Макгроу (Логан (Закари Армстронг) - пост сдан
7. Октавия Гектус (альт. Октавия Армстронг) - пост сдан

Локация: Где-то в городе - 2
8. Юджин Хартман (Роско и его банда) - пост сдан (сдано за 3 круг)
9. Аллан Грэй(Эллен Фармоса) - пост сдан (сдано за 3 круг)
10. Лейла Флойд(Ада Лавлейс)

ВНИМАНИЕ В ЭТОМ КРУГЕ ГРУППА НЕ УЧАСТВУЕТ! УЧАСТНИКИ ЖДУТ ИНФОРМАЦИИ ОТ ЕВЫ, ПОТОМУ ПОКА ДЕЙСТВИЯ У НИХ НЕТ!

Локация: В церкви Возможно взаимодействие с одиночками.
11. Джиневра Джеймс (Клейтон Фейн)
12. Рипли Купер (Стая «Чипированных» Вэнити, Рэйдж, Грид, Лэчери)

Одиночки.
Локация: лаборатория
13. Лианна Рид (Лианна Фрей) - пост сдан. временное отсутствие примерно до 10 августа, персонаж в игре, разрешается небольшой отыгрыш.

Локация: неизвестна. Когда будете писать посты, начинайте потихоньку готовиться к дальнейшим взаимодействиям: увидеть банду (банды), церковь, направиться к ней, встретиться друг с другом и начать контакт. 
14. Джонни Берк (Дин Картер)

Третий круг ответов

Задача на третий круг - начать собираться в кучку. Очередность:
1. Создатели Историй - описание изменения погоды (подготовка к единому времени по всей игре) - пост сдан.
2.  Элин Джонсон (Милла)  - пост сдан (ЛОУ на 2 недели)

Локация: на территории банды, путь к складу.
3.  Дитрих Вольф (альт. Дитрих Вольф)   - пост сдан
4. Екатерина Тармашева (альт Екатерина Тармашева)  - пост сдан
5.  Джордан Роуз(Скайлар Беннет) - пост сдан
6. Дейна Хьюз (Ева Дрейк) - под вопросом
8. Октавия Гектус (альт. Октавия Армстронг) - пост сдан

10. Создатели Историй - описание действия для Юджина - пост сдан
9. Юджин Хартман (Роско и его банда) -пост сдан
10. Аллан Грэй(Эллен Фармоса) - ЛОУ до конца сентября
11. Лейла Флойд(Ада Лавлейс) - ЛОУ до конца сентября

12 Создатели Историй - выведение из игры Джиневры Джеймс, освобождени на волю стаи чипированных ( Вэнити, Рэйдж, Грид, Лэчери) - пост в разработке

Локация: где-то в городе, окрестностях.
13.  Лианна Рид (Лианна Фрей) - вариант отписаться, где ты пряталась в грозу или можешь присоединиться к  Элин Джонсон (Милла) - пост сдан

Четвертый круг ответов

Задача на четвертый круг - постараться друг друга не убить, познакомиться, отразить отаку тех, кто начнет просыпаться после наводнения (сюрприз № 2 с меня)

Локация: Потопленный домик где-то в лесах
1.Элин Джонсон (Милла) - пост сдан
2. Лианна Рид (Лианна Фрей) - пост сдан

3. Создатели Историй - описания разрушение церкви, выведение из игры персонажа Дейна Хьюз (Ева Дрейк), Джиневра Джеймс (Клейтон Фейн) и освобождение персонажей  Рипли Купер (Стая «Чипированных» Вэнити, Рэйдж, Грид, Лэчери) - пост сдан

Локация: Склад с медикаментами
4.  Дитрих Вольф (альт. Дитрих Вольф) - пост сдан
5. Екатерина Тармашева (альт Екатерина Тармашева) - пост сдан
6.  Джордан Роуз(Скайлар Беннет) - пост сдан
7. Октавия Гектус (альт. Октавия Армстронг) - пост сдан
+ игрок Савазаки Рен - пост сдан
8. Юджин Хартман (Роско и его банда) - пост сдан

Локация: В церкви
9. Аллан Грэй(Эллен Фармоса) - ЛОУ
10. Лейла Флойд(Ада Лавлейс) - ЛОУ

Пятый круг ответов

1. Создатели Историй – вывод из игры оставшихся без хозяев персонажей. - пост сдан

Локация: склад.
Всем, кто на складе – нужно взять себя в руки, успокоиться, познакомиться и, по возможности, прийти к общему итогу – развести костер мира, погреться, обсохнуть, начать диалог.
2.  Дитрих Вольф (альт. Дитрих Вольф)  - пост сдан
3. Екатерина Тармашева (альт Екатерина Тармашева) 
4. Джордан Роуз(Скайлар Беннет)
5. Вероника Престон (альт. Октавия Армстронг)
6. Рик Адамс(Савазаки Рен
7. Юджин Хартман (Роско и его банда)

Локация: заброшенный дом в лесах
8.  Элин Джонсон (Милла) 
9. Лианна Рид (Лианна Фрей)

Локация: церковь. Если готовы - выкладывайте посты.
10. Аллан Грэй(Эллен Фармоса) – ЛОУ, ответ по готовности
11. Лейла Флойд(Ада Лавлейс) – ЛОУ, ответ по готовности

Отредактировано Dietrich Wolf (09.11.2016 20:00:40)

+9

2

http://s5.uploads.ru/WHbxY.jpg

[mymp3]http://file.xmusic.me/mp3/71875010/QzFBNDdoRHFtdzJDQ25TbS9FenA1U0svbktETyt3Q3JDemM4TERUYmFhV0NvWDJBeVplSHVoSWNjM3ErODF3a09vQUJONFNSVWlBNWtMUmE0cEJJSXhCOVNPRzdHUktvUXBnTnh2Tm5pUW9KTEtIVzhwVGxZazNPeGcyclpKcmg/Postapokalipsis_-_30_(xMusic.me).mp3|На развалинах памяти и старых городов[/mymp3]
[AVA]http://s14.radikal.ru/i187/1606/3b/d980eeb6d8fc.jpg[/AVA]
Закутанный в длинный плащ мужчина устало прислонился к стволу векового дерева, возможно, когда-то давно или, кажется, совсем недавно он бы сильно удивился подобным размерам растения, но не сейчас. Когда-то, когда мир еще не разделился на «до» и «после» он бы удивлялся многому. Но не теперь, когда мир стал совсем иным, как и его обитатели. Его звали – Дитрих Вольф, немец по рождению, американец по гражданству, ученый. В том, другом мире, он был начальником команд, разрабатывающей такую полезную вещь, как микрочипы, которые вживлялись в мозг и давали такие невероятные возможности!
«Мы делали все, чтобы изменить мир к лучшему…» - устало думал про себя Дитрих, опускаясь по стволу и садясь на корточки, его взгляд скользил по развалинам города. Шпили высоток, с выбитыми местами окнами, одно здание разрушено, словно подпилено пополам, в следующем, за ним, доме торчит хвост самолета, кое где видны столпы поднимающегося дума. Даже думать не хочется о всех катастрофах, которые случились после того, как Импульс пробил по чипам, меняя что-то в мозговой деятельности и генетике тех, кто успел обзавестись ими.  Дитрих опустил взгляд на свои руки, перчатками без пальцев из тонкой кожи, кусая и без того потрескавшиеся губы. - «Мы ведь только хотели, как лучше! Чипы бы избавили людей от необходимости носить паспорта и медицинские карты, тратиться на телефоны и связь, их всегда можно было бы найти, если они потерялись!.. Все же было продумано… Почему все случилось именно так?» На глаза сами собой навернулись слезы, его команда не знала о том, что случилось на верхних этажах лаборатории и в городах, они все выяснили потом, когда прервалась связь с диспетчером.

http://sd.uploads.ru/1YoO6.jpg

За те короткие промежутки сна, Вольф вновь и вновь видел перед глазами, какая картина открылась их взору, когда открылись хромированные двери подъемного лифта: разбитые окна,  брызги крови и отпечатки рук повсюду красили  белоснежный коридор в алый. Тихие стоны, смачное чавкание, разбитые, искрящиеся лампочки, куски оборванной одежды и останки тех, кто пытался сопротивляться. Глубокие следы от выстрелов черной дробью рассыпались по потолку и стенам, гильзы от пуль валялись здесь же, вместе с бесполезными винтовками, обрывками некогда белых халатов, армейского обмундирования и бронежилетов, видимо, здесь была кровавая бойня, вперемешку с бесприцельной стрельбой. Запах крови и полуразложившихся тел всплывал в памяти так же отчетливо, как и картинки и мужчина с трудом сдерживал тошноту. Тогда они впервые столкнулись с одним из тех, кого в последствии назовут «чипированные»: молодой ученый-биолог, в оборванной униформе зеленого цвета, кожа на его лице и руках испачкана в запекшейся крови, под удлинившимися когтями виднелись куски чей-то плоти, с отросших клыков тонкой струйкой стекала слюна. Хищны глаза не выражали даже подобия на осознанную мысль, все, чего он хотел – убить пришельцев, проходящих мимо его территории. Он уже не говорил, только рычал. Дитрих как сейчас видел, как Бнджи, разработчик программной поддержки для чипов, сделал попытку заговорить с монстром и как тот напал на него, безжалостно, как бумагу, разрывая своего друга. Вольф и еще несколько человек сделали отважную, хоть и бесполезную попытку прийти на помощь, но без оружия это было сделать невозможно. Тварь без труда раскидала их, Дитриху еще повезло, что он отделался только шрамами на лице. Кто-то додумался соорудить некое подобие факелов и только огнем отбиваясь от твари, им удалось пройти дальше. Таких, как этот кровожадный хищник было много, но попадались и другие, те, кто находился на грани истерики, нервного шока, кто сначала мирно присоединялся а потом, в результате какого-то спора или резкого ответа, слетал с катушек и начинал психовать не хуже клыкастой твари.
Из своей группы разработчиков за те девять часов, что они пытались добраться до азы военных на первом этаже лаборатории Дитрих потерял двенадцать. Двенадцать! Из двадцати. Больше половины. Зато к ним присоединился Мэк – связист, водитель – сержант Хэмптон и еще несколько ученых: специалист по климату Джонсон и генетик Дуэйн. По совету военных они отправились на другой конец штата Пенсильвания, подальше от злополучной лаборатории, в сторону Аллнтауна, двигаясь по закрытым трассам военных, хотя и на них они успели насмотреться разных ужасов, так что успели привыкнуть к растерзанным или сожженным трупам.

Их небольшая группка обосновалась на маленьком военном кардоне, на границе штата и немного придя в себя, ученые стали делать попытки понять, что же произошло с миром за то время, что они трудились на благо человечества.
Делая попытки связи с выжившими или перехвата радиопередач, с трудом раздобыв бесценные крохи информации, совершая вылазки, иногда и ценой собственных жизней, будь то съемки с мест событий и новостных выпусков, записи и дневники очевидцев из тех, кого обошел стороной импульс,  они узнали, что мир рухнул почти за секунду. В основном, все, что им удалось находить из видео и передач датировалось одним днем, видимо после – стало уже не до съемок новостей. Итак, подводя итоги: по не известной причине произошел сильный скачок напряжения и сотрудники серверной не успели подключить резервное питание, что спровоцировало отключение и резкую перезагрузку всех чипов, находящихся в зоне доступа. В первый день в больницы попали тысячи, погибло – десятки тысяч, а ведь это  было в местных новостях одного штата, страх пробивал по позвонкам, когда Дитрих пытался представить весь масштаб катастрофы по всей планете, а буквально через несколько часов начался самый настоящий Апокаллипсис и люди, носившие в головах чипы, стали меняться в той или иной степени. Кто-то стал монстром, как ученый из лаборатории, кто-то находился в постоянном нервном напряжении и мог сорваться в любой момент, кто-то и вовсе мутировал. Генетик объяснял это комплексом одновременно сработавших факторов, как генетика, экология и наличии чипа, как катализатора. Как показали дальнейшие исследования и наблюдея, самыми жестокими тварями стали те, кто вживил себе последнее поколение чипов, остальным более-менее удавалось если не сдерживать  себя, так хоть сохранить человеческий образ. Но Импульс сказался не только на людях, но и на животных, растениях и климате, видимо, последнее произошло из-за вышедших из-под контроля разработок климатиков и биологов. И мало кто мог удивиться метели посреди жаркого лета, затяжным тропическим ливням или засухе.

Временами, «сидящим в бункере», как стали называть себя выжившие, удавалось выйти на связь с другими выжившими по старой радосвязи, так они узнали, что «чипированные» собираются в стаи и перемещаются по земле не разрозненно, а имеют весьма определенную цель и, учитывая направление, двигаются по направлению к лаборатории, где работал реактор, позволяющий научному центру работать независимо от внешнего энергообеспечения.
- Представляете, что будет, если эта масса с чипами окажется в одном месте? Все рванет! – сказал на одном обсуждений Мек и, до поры, никто не воспринимал это всерьез, пока небольшая, но все время пополняющаяся одной-двумя новыми особями, стая, крутившаяся рядом с кардоном, не облюбовала себе местную электроподстанцию. Не понятно, что их так привлекло: тепло или магнитные волны, но собравшись в одном месте в достаточном количестве они спровоцировали мощный взрыв, в результате которого и без того небольшая группа выживших заметно поредела. Правда, здесь выяснилась еще одна странность: все, кто участвовал в разработке чипов и первыми пробовали их на себе, почувствовали смерть «чипированных», как резкую боль, такую, что в глазах все темнело и кровь шла носом. Конечно, изначально это побочное явление было списано на шок и взрыв, но и с последующем убийством «чипированного» ради собственной безопасности, подобные симптомы повторялись, только сила влияния зависила от того, насколько массовым было убийство.
Дитрих первым принял решение, что нужно предупредить других выживших и сделать попытку остановить миграцию тварей, предотвратить взрыв реактора, который уничтожил бы все, что еще оставалось живым, но его верный друг, помощник, правая рука – Рик Смит выступил резко против:
- Нет. Такое… - сказал он, указав рукой на останки чипированных и людей, пострадавших от взрыва, - должно сдохнуть! И мы вместе с ними, как создатели…
-Мы не над этим работали, - ответил Вольф, - И не этого хотели.
- Но получилось так!
- А как же те, кто не чипирован?
- Они тоже покойники. Эта зараза настигнет всех.
- Нет. Не согласен. Это же не вирус. Надо предупредить других.
- Как? По разрушенному радио? Да даже если б оно работало, Мек погиб! Катись оно все…
- Мы же остались. Мы поняли, с чем имеем дело. Нас… - Дит посчитал выживших, - нас семеро. Пойдем в разные стороны по городам, поселениям… предупредим, может, собрать отряд получится. Я не верю, что все сдались.

http://se.uploads.ru/YlGc8.jpg

Помнится, Рик тогда не ответил ничего, а через несколько часов- ушел. А те, кто остались, разошлись по разным направлениям в поисках выживших, чтобы сделать хоть какую – то попытку сохранить то, что осталось от их прежнего мира. Конечно, как только в сформировавшихся общинах узнавали, кто перед ними, ученым не слабо доставалось. Их гнали из общин, забрасывали камнями, не веря ни единому слову, но Вольф еще хранил в душе надежду, что все можно исправить. Так он и добрел до города, название… да кто ж теперь знает, что это за город? Ланкастер или Херши, не важно. Там могли остаться люди. А, значит, был шанс найти кого-то.
Дитрих стер скупую мужскую слезу со щеки, поднялся, поправил рюкзак и ремень автомата, надежнее спрятал охотничий нож и направился в сторону города.

Отредактировано Dietrich Wolf (23.10.2016 23:02:49)

+13

3

Никому не было ведомо, что произойдет что-то подобное. Никто даже не подозревал. Некому было надеяться. В нынешнее время люди искали других ужасов, не задумываясь о самом элементарном, и выстраивали целые вселенные с этими задумками. Метро 2033, к примеру. Третья мировая война. Ждали? Ждали. Вот только не дождались. Глобального потепления хотели? Допрыгались – природа медленно сходила с ума, вместе со своими детьми, решившими уподобиться роботам. А ведь и про это есть фильмы, книги...
- Сука, - сплюнула на землю и поежилась на ветру, глядя с косогора на раскинувшуюся внизу дорогу. Где-то там, за перевалами и тремя месяцами в прошлом остались вежливость и её хорошие манеры. Нынче в цене было умение дать в зубы с лёту и убить первой, иначе убьют тебя. Отстойная перспектива.
Милла подтянула лямки на рюкзаке и, закинув его на спину, вернулась к своей группе, точнее тому, что осталось от группы в двадцать три человека. Жалкая горстка в пять человек. Прикрыв на мгновение глаза, чтобы избавиться от пакостного предчувствия, помимо воли вспомнила, как всё начиналось, какие они были беззаботные, как знакомились друг с другом... Им предстояло десять дней незабываемого отдыха. В основном костяк группы составляли уже привычные лица, но новеньких хватало, приходилось напрягать память, чтобы удержать в ней имена. И почти все были чипированы. Лишь трое из них, включая её, не поддались мейнстриму, наотрез отказавшись или по каким-то соображениям отложив на потом... Фред и Джек, хорошие были ребята...
Они отбыли на вертолете. Их забросили в указанную точку, откуда они должны были добраться до намеченной цели, полностью проникшись природой. Привычный маршрут, больше половины проверенных людей, запланированные стоянки с дополнительными запасами провизии. Все шло замечательно. Подходил к концу седьмой день похода, ей выпала очередь собирать хворост. Кто-то занимался стряпней, кто-то сборкой палаток, кто-то заслуженно отдыхал. По крайней мере, так было все прошедшие шесть дней, и она не думала, что что-то изменится именно сегодня. От того тем сильнее был шок, когда по возвращении в лагерь её взору предстала раскуроченная к чертям собачьим площадка, чьи-то кровавые ошметки, разодранные тела, опрокинутый на бок котелок с кашей... Почему-то именно последнее до сих пор всплывало самым первым: медленно расползавшаяся по земле недоваренная серая жижа. И тишина. Гнетущая тишина, от которой веяло замогильным холодом. Прижав к груди ветки, она так и приближалась к центру, выискивая взглядом хоть кого-нибудь, кто объяснил бы случившееся.
- Милла...
Непривычное звучание собственного имени заставило вздрогнуть, оно было похоже на хрип чудовища. Испуганно оглянувшись, девушка отскочила и таки рассыпала собранный хворост для костра, а затем опустилась на колени рядом с Джеком. Тот зажимал ладонью широкую рваную рану на горле, но кровь упорно находила пути, пятная всё вокруг, смачивая землю. Поначалу она его не заметила из-за опрокинутого складного стола, за которым тот лежал, а теперь и вовсе ничего не могла поделать, не в силах даже выдавить из себя хоть слово, поэтому просто сидела и смотрела, как командир отряда умирает.
- Найди остальных. Они где-то здесь. Прячутся. Вернутся. Напуганы. Собери их... Присмотри за ними. Вместо меня, - булькая кровавым горлом, с трудом давил из себя и смотрел в глаза, мистическим образом не давая их отвести, приковывая к себе, словно в наказание за отсутствие в момент трагедии вместе со всеми заставляя запомнить его таким. Её трясло, хотелось кричать, да было страшно, что чудовище, напавшее на них, может вернуться на крик. Где-то в запасах Джека было оружие, полноценное ружье против диких животных, которые могли встретиться им на пути. Так она и просидела до заката рядом с телом отошедшего мужчины, глядя в остекленевшие глаза, ловившие последние блики заходящего солнца.
Наконец у нее хватило смелости опустить взор ниже и рассмотреть то, что заметила раньше, но больше не решалась увидеть. Второй руки не было: ниже локтя висели разодранные жилы и связки. Ноги были сломаны, кости торчали белыми осколками. И повсюду царапины от когтей какой-то твари, распоровших одежду. Прикрыть глаза она так и не решилась, поднимаясь и начиная обыскивать лагерь. В развилке одного дерева ей попалась Мари – самый юный участник их похода, всего девятнадцати лет от роду. Свидетельницей чего бы та не стала, рассказывать у неё не было никакого желания, да и слезть на землю Милле с трудом удалось уговорить ту. После этого они стали потихоньку приводить в порядок лагерь. Трупы они не трогали, хотя постарались всех опознать, чтобы составить список тех, кто выжил. Тяжелее всего было смотреть в искаженные ужасом черты лица, будто с немым укором обращенные к ним. Хотя хуже всего были обезображенные до неузнавания тела, у которых кто-то вырвал сердца и легкие.
- Семеро, - подвела итог, устанавливая на место вырванные колья палатки, в которой им предстояло переночевать. Ужин откладывался до завтрака – кусок не лез в горло после увиденных кровавых картин. Им стоило похоронить товарищей, но что могли сделать две хрупких девушки? Они и так установили палатку в другом месте, поближе к туалету, решив, что запах от него отобьет что-то иное. Ночью им так и не удалось сомкнуть глаз... А поутру стали подтягиваться остальные ребята, потрепанные, но живые. И тем не менее, троих не доставало. Вот тогда-то ей и стало известно, что это не дикий зверь набрел на их лагерь, а Люси, Софи и Джордж сошли с ума... Бухгалтер, юрист и офисный работник, от которого никто не ожидал подобного.
- Но... сначала все отрубились на какое-то время... – пояснил Фред, единственный, кто удалился из лагеря с целью добить озверевших людей, но не догнавший никого из них. – Все. Кроме меня и Джека. Люси... и остальные... в общем, они дольше всех провалялись, а когда открыли глаза, то сразу бросились на тех, кто был рядом с ними. Джеку не повезло... Люси вцепилась ему в горло. Не знаю, откуда у нее взялись такие силы, - сделав неопределенный жест рукой, мужчина покинул их, чтобы побыть одному. Постепенно они приходили в себя, оживали, начинали задаваться вопросом, искать связи с остальным миром, но даже тогда они не подозревали, что это было только начало. Начало конца...

[NIC]Милла[/NIC][STA]Уходите, уходите. Вам нельзя здесь находиться[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/fZksz.jpg[/AVA][SGN]http://sf.uploads.ru/t/klTZ8.gif[/SGN]

+11

4

[NIC]Логан[/NIC][STA]не будите во мне зверя[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/59fc6861739342809e82704f3e4d3687.png[/AVA] [SGN]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/c6d3066d8ae27a7db63408e24d6e84b9.gif[/SGN]

Закари Армстронг

Забытое уже чувство страха обрушилось на него, прижав к земле, мешая идти, думать, дышать. Ему казалось, что теперь у него появилась привычка, что после всех странствий ужас оставит его и не посмеет больше ему досаждать. Он не чувствовал ни страха, ни тревоги, когда шел от Портленда до Манчестера, когда ехал от Спрингфилда до Хартфорда, даже когда совсем один шагал от Нью-Хейвена до Херши. И вот - вернулось. С каждым шагом вперед это чувство давило его все больше, хотелось немедленно развернуться и броситься сломя голову обратно, где был хоть какой-то свет, надежда, где были люди, где спину не щекотало постоянное ощущение чьего-то злобного и пристального взгляда. Он слишком много общался с людьми - до того как мутации проявили себя в полной мере, и он стал нести в себе угрозу для окружающих - и от этого он перестал чувствовать то, что нахлынуло на него тогда, при выходе из стального бункера, в котором расположилась небольшая община выживших - что мир - это не просто некогда созданный кем-то кусок земли, не просто обиталище нескольких десятков тысяч человек. Что после того, как все рухнуло за считанные дни, в него будто кто-то вдохнул собственную, загадочную, ни с чем несравнимую жизнь, что он обладает неким непривычным и непонятным человеку разумом и чуждым ему сознанием. Это ощущение было таким четким и ярким в ту минуту, что Зак подумал, что это огромное существо, которое он когда-то называл домом, не хотело сейчас, чтобы он шел вперед, оно противопоставило его стремлению добраться, во что бы то ни стало до Хановера, свою волю, древнюю, могучую, и его сопротивление нарастало с каждым пройденным метром. Он забрался в тоннель, который должен был вывести его к рельсам, двигаясь вдоль которых он бы смог добраться до Хановера, где в последний раз виделся со своей сестрой. Несмотря на весь кризис ситуации, он надеялся ее отыскать. Тогда он еще на что-то надеялся…
Кромешная тьма окружила его со всех сторон - как окружили Билли, Джеф, Маркус, и Отто, когда, не помня себя он набросился на Джейкоба - и от этого словно выпав из пространства и из течения времени, он не видел собственных рук, даже если подносил их к самому лицу, и ему чудилось, что его тело отныне перестало существовать, он будто не ступал по туннелю, а чистой субстанцией разума парил в неизвестном измерении. Он не видел уходящих назад стен, и от этого казалось, что он стоит на месте, и не продвигается вперед ни на шаг, что цель его пути так же недостижима, как и пять, и десять минут назад. Да, ноги перебирали мусор, валяющийся повсюду, и это могло свидетельствовать о том, что он перемещается в пространстве. С другой стороны, сигнал, оповещавший его мозг о каждом новом препятствии, на которое ступала, осязая его, нога, был таким однотипным, будто записанным однажды и теперь бесконечно проигрывавшимся. Это тоже заставляло усомниться в реальности движения. Приближается ли он, двигаясь? Зак тряхнул головой, выкидывая из нее эти глупые, никчемные, парализующие мышцы и рассудок мысли, но они словно выпустили распорки, только укрепились от этого проявления слабости в его голове, и мешали все сильнее. И тогда, то ли от страха из-за того неведомого, злого, враждебного, что собиралось, сгущалось за его спиной, то ли чтобы доказать себе, что он все-таки перемещается, движется, он метнулся вперед с утроенной силой. В темноте это было действительно трудно, но ноги приноровились, и он бежал, бежал, тогда еще не осознавая что движется быстрее обычного человека, что глаза привыкшие к темноте начинают различать силуэты скопившегося здесь мусора. Он бежал не чувствуя усталости, пока вновь не оказался на поверхности, где был встречен стаей диких собак. Двадцать, тридцать, сорок взбесившихся собак надвигались на него широкой дугой, отрезав ему путь к железной дороге. Тогда он думал, что ему пришел конец, и эти озлобленные голодные существа просто разорвут его на части. Их агрессивность и свирепость были хорошо известны ему. Недалеко от него находилась гора досок, которые можно было использовать как оружие. Он кинулся к груде деревянных обломков и успел схватить крепкую деревянную палку с гвоздями на обратной стороне. Увидев палку у него в руках, собаки приостановились в некотором удалении. Но их было много, слишком много. Ему еще никогда не приходилось видеть такой большой стаи. Собственный оглушительный вой раззадоривал животных. Большой черный пес – очевидно, вожак стаи – сделал двойной ложный выпад. В этот момент все тело Армстронга напряглось, и, подстегиваемый гневом он обрушил палку на морду черного пса, затем чуть присел, приготовившись к обороне, и оскалился как дикий зверь. На какое-то время он вывел из строя вожака, и тот спрятался за других собак, которые явно растерялись. Не став ждать пока те нападут на него, он стал наносить удары один за другим. Движения его были плавными и экономными, но быстрыми и точными. Однако не его грозное оружие раздробившее череп двум собакам, и даже не его сверхъестественная ловкость вселили ужас в стаю, обратив ее в бегство, а тот факт, что он сам напал на них. Сложно подобрать верное описание тому состоянию, в котором он находился, ощущения были такие, словно тебя выбросили из самолета без парашюта. И пусть Армстронг не знал, что именно должен чувствовать человек в таком случае, ему казалось, что ощущения эти схожи.   
В какой-то момент, все его странствия, до этого видевшиеся ему скорее как безуспешные, отчаянные попытки мотылька пробиться к сияющей лампочке, к которой он стремился отовсюду, куда бы его не забрасывало, к которой его тянуло, как к магниту, хотя он и сам уже почти не осознавал, зачем ему это надо, предстали перед ним в ином свете, казались ему сложно организованной системой, словно образуя вычурную, но продуманную конструкцию. Не оборачиваясь больше ни разу назад, мужчина шагнул к раю дороги, спрыгнул на рельсы, и такое спокойствие, такая уверенность в том, что наконец-то он все делает правильно, охватили его. Шпалы, по которым он ступал, будто сами уносились назад, не требуя от него никаких усилий за сделанные шаги. Через мгновение он полностью исчез за горизонтом.

* * *
Логан

Это был последний туннель, который им надо было пройти, чтобы оказаться у моста, где на другой стороне их ждала группа с провизией для дальнейшего пути, там же планировалось разбить временный лагерь. Сколько таких туннелей осталось уже позади - они были вроде неотличимы один от другого, но каждый из них обладал своей сущностью, навязывал свое настроение, и Логан, наверное, с закрытыми глазами, только лишь прислушиваясь к своим ощущениям смог бы теперь сказать, в каком из пройденных туннелей он находится, брось его куда-нибудь на спор.
Мужчина вдруг поймал себя на том, что продвигался последние минуты все медленнее и медленнее, на этой мысли и вовсе замер. Спешить было некуда, расстояние, отделявшее его от моста, в любом случае сокращалось с каждой секундой, и этот марш можно было смаковать шаг за шагом. Сейчас не надо было идти быстрее, достаточно было просто идти. Погрузиться в воспоминания о том, что осталось уже за плечами, осмыслить пройденное и совершенное, проследить свой путь от самого начала - и наконец триумфально приблизиться к его концу. Раньше он не мог позволить себе роскоши осмысления - она могла в любой миг превратиться в его слабость. Теперь же, когда он был почти у цели, он разрешил себе осознать сделанное.
- Логан! – окликнул его Кейн и мужчина неохотно обернулся на голос картографа, всем своим видом давая ясно понять, что не желает сейчас разговаривать.
- Слишком близко… - хрипло отозвался Логан, когда Кейн сделал несколько смелых шагов ему навстречу и завел опять шарманку по поводу того, что они не успеют в лагерь до темноты.
- Я повторяю тебе с упорством идиота, ты нихрена понять меня не хочешь.
- Слишком близко, - чеканя каждое слово, повторил Логан, и оттолкнул от себя Кейна, устремив взгляд на причину своего раздражения. Октавия. Родная сестра, которую он когда-то безумно любил, и был готов за нее жизнь отдать, теперь вызывала у него ряд противоречивых чувств. Они оба готовы были перегрызть друг другу глотки, разорвать на клочки, каждый раз делать невыносимо больно, добиваясь хоть какой-нибудь реакции, чтобы видеть, что другому не все равно. Больная связь, по сути, невозможная, если они не научаться вовремя засовывать язык в задницу, и идти друг другу на уступки. Но реально ли это? Могут ли они существовать теперь рядом, могут ли подавлять гнусные стороны своих характеров? Этого он не знал. То, что происходит сейчас, лишь еще раз доказывает, что все слишком сложно, что они постоянно балансируют на краю пропасти, борясь с инстинктами хищников, которыми стали по вине импульса.
- Избавься от нее, - шепчет ему на ухо Зоуи, внезапно оказавшаяся рядом, и проводит тонкими пальцами по рукояти ножа, закрепленного в ножнах на поясе командира.
- Всему свое время…

+8

5

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Ты родился оригиналом. Не умри копией. (с)

[NIC]Octavia Armstrong[/NIC]Многие знают, что дети легче переносят болезни, несчастья, горе. Дети сильнее переживают печальные и счастливые моменты: плачут от боли, смеются от радости, - но вместе с тем проще относятся к пережитому, быстрее забывают прошлое, не зацикливаются на каких-то моментах.
Октавия Армстронг была как раз одна из таких "детей", которые не зацикливались на прошлом. Еще совсем недавно у нее были собственная жизнь, собственные мысли и собственные цели, желания, но позже - все изменилось. Изменилось так незаметно, но вместе с тем так резко, что девушка сама не могла с точностью сказать, когда именно.
Девушка любила и уважала брата - Закари. Он - пример для подражания, точный идеал, к которому нужно стремиться. Он ее воспитывал, обучал, и вместе с тем защищал. Октавия до сих пор не могла ответить самой себе на вопрос: а знал ли он, что делает, дав добро на армию? Одобрял ли он ее выбор и желание (на тот момент - еще ее собственное желание) или желал ей совершенно иной участи? Так или иначе, а Закари отчасти был для нее не только сильным человеком, которого она любила и уважала, но и отчасти тем, с кого нужно брать пример в плане упорства и достижения цели. Да, он был жестоким человеком, и Октавия это знала на собственной шкуре, и тем не менее, она любила его даже за это.

Да, дети легче переносят сложности и испытания. несмотря на небольшую разницу в возрасте, мировоззрение Закари и Октавии серьезно разнились. Девушка не знала позицию брата, однако на момент второй волны чипирования, единственные родственники были разлучены по разным частям и даже городам.
К сожалению, на тот момент мисс Армстронг не владела полной информацией о первой волне чипированных, однако прекрасно слышала множество разговоров о том, какие возможности этот маленький предмет - кремниевая (для защиты от магнитного излучения) малюсенькая капсула - в мозгу, предоставляет человеку, который ее носит. Чип давал все: связь, контроль здоровья, удобство "пользования", и, что более важно, улучшал внимание и другие чувства людей, что позволяло достигать больших успехов в карьере, собственном здоровье, не говоря уже о лучшем досуге.
После этой первой волны были опасения - нет ли каких-то побочных эффектов, все ли в порядке. И новости сообщали, что все прекрасно. Говорили только о плюсах; минусами же служили независящие от людей факторы по типу того, что в сутках, к сожалению, только 24 часа, а не все 48. Да, это точно вечно, особенно сейчас, расстраивает работодателей.
Спустя небольшое количество времени наступила вторая волна. За это самое короткое время ученые учли все проявившиеся возможности хозяев чипов, исследовали, анализировали показатели и сумели достичь бОльших результатов. Когда пришла вторая волна чипирования, не было страха, не было паники. не было даже неуверенности - большинство ждали назначенного периода времени, чтобы успеть получить эти новые, улучшенные возможности!
октавия тоже ждала. Правда, девушка была уверена, что сначала по это лучшее чипирование попадут большие шишки города из Правительства, однако нет - именно Правительство уступило это место военным. Именно военная сила любого государства должна быть сильнее, выносливее, лучше и подготовлена по лучшим стандартам, нежели ранее. Армия - вот защита государства!
В этом был смысл, поэтому ни у кого не возникло вопросов, почему с армии начали. Поначалу Окта боялась. Она вообще врачей побаивалась. Но не то ученые, не то врачи (кто их разберет - все они белые халаты носят) нашли подход к каждому.... "испытуемому". В ее случае, как и в случае таких же молодых и чуть постарше бойцов было внушение. Внушение, убеждение в том, что результат испытаний - это лучшее, что возможно для человечества в целом и для них - в частности. Их воинская карьера взлетит до высоких показателей, их ждут победы, выносливое поколение солдат, здоровое будущее для каждого из них. Они - уже герои своей страны, так как другие материки еще не знают о таком способе улучшения показателей собственной армии.
О, да!
Их не гипнотизировали - ни в коем случае, - а убеждали. Октавия и многие другие сами принимали для себя решение в силу собственных целей и убеждений. Результат был один - все желали и все гордились. А после испытаний как-то все слишком резко и в то же время незаметно для всех поменялось: наряду с итогом испытаний были и потери - не все люди из числа военных выжили, но их число было настолько ничтожно, что об этом даже не распространялись. Теперь цель была совершенно иной: быть лучше, сильнее, выносливее, дать отпор противнику (вопрос в том - какому, но ответа на него до сих пор не было).
Октавия и многие другие молодые бойцы подавали огромные надежды. Ученые сделали из них по сути - машины для убийства, а командиры внушили правильный подход к выполнению приказов и, главное, достижению целей. Мисс Армстронг и другие бойцы были теми самыми детьми, которые пережили переломный момент, горько поплакали, весело рассмеялись, снова поплакали и... забыли! И теперь перед их глазами были только приказы, желание быть лучше, защищать город (или кучку людей на определенной большой территории), разделившись вдоль этой территории этаким кучковатым живым кордоном.
В результате испытаний у каждого были свои видоизменения, но большинство из людей воспринимали это как должное. Разве что настроение быстро менялось. Вот у Октавии оно менялось очень быстро, и главной его особенностью было именно раздражение. Девочка быстро выходила из себя, но лишь потому, что ей было непонятно - у них есть приказы, есть возможности (а это - еще лучше и проще!), так почему некоторые так тормозят? Это злило и выбешивало черноглазую девчонку, больше похожую на демона с оружием в руках. Командиры и ученые прекрасно знали - стоит такие горячие порывы направить в нужное время в нужное русло, и они бросятся на это дело как в омут с головой. И плевать, что на деле они могут оказаться всего лишь пушечным мясом. Дорогое это удовольствие выходит для Правительства, нужно сказать...

На затылок и висок неприятно давило. У чипированных и без того обострены чувства, что уж говорить о военных, которые в прошлом-то были чувствительны к ощущениям, когда сам становишься мишенью для другого, или когда тебе затылок очень упорно кто-то буравит взглядом.
Вот и сейчас Октавия отчетливо ощущала на себе пристальный задумчивый, оценивающий взгляд. Оценивающий - не в смысле приглядывающийся к ее фигуре и рисующий в фантазиях страстные сюжеты, а в смысле настоящей боевой оценки с подтекстом, а не поставит ли она палки в колеса... Что ж, она может. Смотря кому и для чего.
Девушка обернулась в сторону, где, как ей показалось, кто-то на нее смотрел. Девушка встретилась взглядом с братом. Мужчина, как и все они без исключения, мутировал, но не изменил своего отношения к ней. Да, поведение у обоих поменялось, новые мировоззрения и позиции стали основанием для конфликтов, но общее отношение осталось прежним. И вот сейчас на нее смотрели белые глаза со светлой радужкой. На фоне Закари Октавия казалась полной его противоположностью.
Рядом с мужчиной находились другие напарники, а Окта не петляла за братом хвостом. Около нее были свои напарники. Девушка отвернулась и села на корточки - ей так было удобнее отдыхать, да и находясь на ногах быстрее и оперативнее спружинишь и среагируешь на приказ, чем если сидеть или лежать на земле.
Один из ее напарников высматривал цели через бинокль. Ее "кучка" в этой группе состояла по большей части из молодых бойцов - они существенно превышали по количеству более опытных, таких как Закари, однако именно "молодняк", как их называли (а они это признавали и нисколько не обижались), был одним из самых беспощадных отрядов.
- Скучаешь? - спросил Джон, глядя в оптику (оптика тоже изменилась, улучшая и без того улучшенное зрение бойцов). Он не смотрел на более молодую напарницу.
А Окта и не ответила на его вопрос - зачем его задавать, зная историю семьи Армстронг. Закари - единственное, что у нее осталось. Конечно, она его очень любила и уважала, но у нее был стимул. И, между прочим, основу этого стимула заложили далеко не ученые и не армия, а сам брат.
- Если бы была возможность что-то изменить, в каком-нибудь отрезке времени: может, прямо во время испытаний второй волны чипирования или в другое время, - снова подал голос Джон, не глядя на девушку, - Ты бы что-то изменила?
Девушка перевела взгляд темно-серых глаз, слабо различимых в общей черноте белков, на напарника-наводчика. - Нет.

Отредактировано Octavia Gektus (24.06.2016 15:21:13)

+9

6

В углу загнивали останки матери. Уже несколько дней девочка не могла себя заставить от них отойти. Все смотрела... смотрела...
На рваные раны. Расцарапанное лицо. Оторванное ухо. На тело, погрызенное местами до костей. И не издавала ни звука. Не могла ни шелохнуться, ни уйти, ни отвести взгляда. Это было всё, что она видела, засыпая вечерами и просыпаясь по утрам. Что было в промежутке... то не вспоминалось. Категорически.
В памяти словно появилась стена из красного кирпича, вдоль которой в одну и другую сторону на мили и мили вокруг - не отыскать следов того, что здесь случилось... С трудом вспоминалось даже, где это "здесь", и как они сюда попали. Что-то внутри говорили, что "жили". Но тот же внутренний голос утверждал, что жили не так, как теперь.
Тело матери все еще покрывали лохмотья белого халата. Она принадлежала к числу ученых вместе с отцом, и как он, верила, что чипы могут изменить мир... Собственно, они и изменили. Правда, в какую сторону?
Повсюду, насколько хватало обзора, на полу валялись осколки стекла из оконных рам, куски железа, бывшие когда-то частями мебели, и отбитой плитки. Покореженные радиаторы батарей. Завывания ветра в вентиляционных шахтах. "Да..." Лианна повернула голову, прислушиваясь к звукам. Кажется, уже несколько дней она не слышала ничего, кроме него. И не ощущала ничего, кроме разлитого в воздухе сладковатого запаха разлагающихся тел. Он щекотал ноздри, заставляя более жадно ловить глотки свежего воздуха, и все равно забивался в глаза, руки, уши... проникал на самое дно души, навсегда оставаясь там отпечатком смерти. И все же не этот запах обрушивал на глаза и уши красную пелену. А запах крови. Свежей крови... Трупная уже не представляла интерес.
Мама порезалась. Просто порезалась чем-то. Ойкнула, улыбнувшись, и говорила что-то про то, какая это ерунда... Что потом?
Лианна не помнила.
Память хранила лишь слепок безжизненного тела в углу, обернутое лохмотьями белого лабораторного халата. И отражение Лианны - мельком увиденное в начищенной до блеска поверхности... Лианна так и не поняла, чего именно, потому что поверхность отражала чудовище. Острые когти. Заострившиеся клычки. И огромные крылья. Да! Крылья! с такими же когтистыми наростами, как у летучей мыши. Невольное "зеркало" отразило чудовище, испугавшись которого Лианна решила его "спрятать"... иначе не жалась бы вплотную к генератору - единственному источнику энергии, который еще поддерживал тепло в помещении. Не пряталась бы от дневного света. Не спала бы, свернувшись клубочком на полу, пытаясь бороться с чувством голода.
И все-таки... что, как не голод, вынудило ее подняться и пойти искать еду?
Монотонные коридоры со следами борьбы и крови. Крови и борьбы... Останки и ошметки тел, разодранные невиданными чудовищами в ее воображении. И где-то за всем этим хаосом в лабораториях была небольшая кухня с запасами еды для ученых, прибывших сюда. Их лаборатория не была какой-нибудь особенной крепостью... созданная недавно, с какой-то определенной целью, она представляла собой обычные современные корпуса со всем необходимым. И не имели дополнительной защиты ни в виде бункера, ни в виде толстых стен... Некоторые так и вовсе оказались пробиты, словно листы ДСП.
Лианна не сразу поняла, что за звук привлек ее внимание... Цок-цок. Тсссс. Цок. И снова. Опустив вниз рассеянный взгляд, увидела собственные босые ноги с изогнутыми кривыми когтями-сабельками на них. Забавно. Столько раз, будучи ребенком, воображала себя чудовищем, и вот, пожалуйста... Мечта сбылась. Только это не приносит радости. Мельском взглянув на свое отражение, отшатнулась невольно, споткнувшись и едва не упав. Широкие крылья раскрылись, сохраняя баланс, задели что-то еще на стене, и с оглушительным грохотом по полу шумно покатился огнетушитель.
Девочка сжалась в комок и несколько долгих минут напряженно прислушивалась к окружающим звукам. Никого? Ничего? Не хотелось бы ей в таком виде показаться на людях сейчас. Впрочем... были ли люди? До сей поры, она не встретила никого и ничего. А если она совсем-совсем одна?..
Эта мысль, не приходившая в голову раньше, поразила ее. Как и ручка от двери, оставшаяся в когтистой руке. И дверца не пожелавшего открываться холодильника. Что-то. Было. Не так. И это "что-то" пугало... Одновременно заставляя задуматься о выживании. Она будет жить здесь, пока кто-нибудь не придет. Или пока не кончится еда. А потом... Про непонятное "потом" Лианна подумает об этом завтра.
[icon]https://pp.vk.me/c636717/v636717504/4326c/i1wwIjvvGHE.jpg[/icon]

Отредактировано Lianna Reed (07.12.2016 21:28:23)

+9

7

[AVA]http://s1.uploads.ru/t/gALlN.jpg[/AVA]

PS: во внешнем виде: глаза светло-карие, нездорово янтарные, белки глаз в той же гамме.
+ Заметные клыки.

Вот кто-кто, а разведчик из Тармашевой - хреновый. Она привыкла работать с оружием, реагировать на приказы, слушать постоянную стрельбу, видеть перед собой цели, а тут на тебе - отправили ее как разведчицу.
Кейт прекрасно понимала, что сегодня - она не штурмовик, а по сути - просто пушечное мясо, которое умеет быстро бегать, и только поэтому у нее больше шансов не попасть под пули других отрядов и зубы в конец обезумевших тварей, бывших когда-то людьми.
И тем не менее, Кейт привыкла к тому, что ее могут отправлять на подобного рода задания. Ее военная жизнь в плане задач мало чем отличалась от той, что была "ДО" первых испытаний чипов на людях. То ее посылали на разведку (правда, подобное - исключение при былом командовании), то запихивали в вентиляционные шахты для прослушки, установки видео или же, что бывало чаще, для возможности внедрения своего вооруженного и снабженного человека в трудно доступные помещения. Но то было - "до". Сейчас многие понятия изменились. Город, казалось, тоже мутировал, как и люди.
Кейт отлично помнила приказ командования; помнила, как их по взводам разделяли, нумеровали, проводили тесты, вживляли чипы, исследовали, отдавали приказы и наблюдали. За то короткое время негативных изменений не было. Зато спустя еще несколько дней начались побочные эффекты. Не у всех, но все же. А потом жизнь как-то медленно, но очень верно изменилась. Вторая волна испытаний с более лучшими разработками казалась Кейт более пагубной. Люди сильнее раздражались, быстрее выходили из себя, но было множество плюсов в их раскрывшихся возможностях.
Девушка не раз сталкивалась с бойцами и просто людьми, попавшими под вторую волную чипирования. Для нее это было кошмаром. Люди, вне зависимости от деятельности, были настолько раздражительными, что, казалось, вот-вот утратят понятия меры, справедливости, сострадания к другим. Их все больше волновали собственные жизни и благополучие.
Ученые восхваляли свои изобретения, командиры принуждали к чипированию, а после самой процедуры многие ругали всех на тему того, как все плохо и как они теперь покалечены.
Да ни хрена они не покалечены! Нельзя получить супер-препарат без побочных эффектов! Не бывает таблетки от всех болезней. Наивность и глупость - разные вещи, но когда они объединяются...

- Мы хотели сделать лучше! - говорили ученые. Кто-то уже смирился с результатом, кто-то нет, а кто-то и вовсе был в шоке от итогов первого эксперимента. настоящие фанатики своего дела пытались исправить недостатки, улучшить имеющееся. подкупленные же стремились удовлетворить требования "заказчика", и все равно, что человек после вживления такого чипа проживет всего лишь тридцать лет вместо полной жизни.
- Хотели как лучше, а получилось как всегда. - был типично русский ответ.
Катя была одной из тех немногих, кто смирился с тем, что получилось, позлился, но перестал винить в этом ученых. Военные люди и научные светила, а также медицинские умы всегда недолюбливали друг друга. Им сложно найти общий язык. И если медики и ученые - два разных сорта, но одного поля ягоды, то эти же люди и военные - это кошки с собаками. Медики трясутся над здоровьем (за что отдельное им большое спасибо), ученые помогают им и грызут гранит науки, открывая новые возможности и адаптируя их для людей, а военные защищают все это дело, пользуясь тем, что их тоже периодически подлатают. Да, и еще желательно военным не трогать ничего научного и не нарушать правила "покоя" медиков, лежа на кушетке, а всем белым халатам не мешать воякам спасать их жизни и, желательно, сохранить при этом драгоценные сосуды и результаты исследований. Вечно эти отряды ворчат друг на друга, но не ругаются всерьез.

Dietrich Wolf,
Девушка подходила к городу, когда заметила еще один силуэт. Катя остановилась, выдохнув от усталости, поправила лямки рюкзака поверх разгрузочного жилета и, поудобнее пристроив штурмовую винтовку, что ремнем своим уже порядком поднадоела неудобством, направилась дальше более широкими и быстрыми шагами, нагоняя впереди идущего в длинном плаще.
Катя быстро остановилась, когда стало понятно, что человек в длинном плаще направляется к ней навстречу - он входил в город. Позже через оптику бинокля было различимо лицо незваного гостя.
Дитрих Вольф. Создатель всей этой хрени, в итоге так круто перевернувшей жизни практически всех людей.
К нему и некоторым ученым, (которых Кейт разделяла на фанатиков своего дела и желающих сколотить себе состояние на смертях других), девушка относилась более благосклонно. Может быть потому, что он сумел убедить ее в том, что ожидал совершенно иных результатов, мене пагубных и более безобидных. А может быть потому, что он, словно эмпат, чувствовал тех, кому внедрил свое творение. Тармашева не завидовала ему, так как не представляла. что может чувствовать человек, когда его "детей" убивают. Причем, убивают либо плоды его же творения, либо зверьё, либо его же бывшие коллеги... Бог (или кто там на небесах остался?) сам уже покарал Вольфа.
- Какие люди, да в наших краях! - вместо приветствия заметила Тармашева, глядя на приближающегося Дитриха. - Доброго здравия.
Она прекрасно знала, что этот человек чувствует чипированных (было у них время пообщаться), - так что и не скрывалась. Когда-то девушка, будучи еще в небольшом отряде, помогла ему в стычке с мутантами. Она предлагала ему остаться, но Дитрих отказался, сославшись на то, что нужно предупредить людей. Что ж, благое дело. Ее дело - защищать, а предупреждать - не успеет, не разорвется. На том и порешили. Конечно, в отряде были недовольные: кто-то недоволен тем, кто мужчина не согласился, а кто-то, что вообще ему что-то предложили. Банда раскололась, но так или иначе, держалась вместе.
И вот теперь, спустя столько времени, они снова встретились.

Правда, ощущение пустоты на этом участке не было и в помине. Другие люди, банды - Кейт прекрасно чувствовала их, так же, как чувствуют ее они, потому не спешила лезть на рожон. Она не прочь выразить эмоцию, но.... лезть специально на рожон - не хочет. Да и зачем - у нее вот, прямо перед ее носом, ученый. Один! Какого черта он один?!
- У тебя по прежнему есть вредная привычка - гулять в гордом одиночестве? - улыбнулась (оскалилась) Катя. Никто больше полакомиться не пытался?

Отредактировано Ekaterina Tarmasheva (26.06.2016 01:25:30)

+9

8

Сквозь единственное, оставленное лишь наполовину заколоченным, окно – разноцветный витраж, изображающий Мадонну с младенцем на руках, - лучи заходящего солнца падают на статую распятого Христа. Тишину, звучную и полную, нарушает лишь тихий, монотонный голос, стоящего на коленях мужчины. Между его молитвенно сложенных ладоней зажаты чётки. Мерно звучащие священные слова не отмериваются перебором деревянных бусин, они произносятся раз за разом, сдерживаемые лишь течением времени. Сколько раз в прошлой жизни Клейтон забывал о них, отмахиваясь от истинного своего предназначения, закрывая глаза на суть, разложенную на составляющие Писанием. И сколько раз теперь наказывал себя за это, не попытками вымолить прощение о Господа, но ежедневной и страстной демонстрацией смирения и, наконец-то постигшего его, озарения. Десятилетиями мир заглядывал в бездну, и бездна ответила ему, подтверждая незыблемую истину, - возомни себя подобным Богу, и кара настигнет тебя, где бы ты ни был. Только глупцы, не смогшие очистить сознание от внедрённых в него постулатов жизни полной отторжения истины, могли быть удивлены случившимся. Клейтон был готов к этому, как и к тому, чтобы принять бойцов священной орды в свой маленький отряд, единственно способный побороть сопротивление, отправить по пути праведности виновных, лишённых понимания причастности, не способных к осознанию той великой и простой правды, сберегаемой церковью, оставляющей её в открытом доступе, но не имеющей возможности повлиять на умы склонные ко греху.
- До святиться имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, – цель его не может быть простой, покуда неокрепшее сознание не способно преодолеть тягу к прошлому, отринуть прочь все накопленные за годы жизни ложные истины, отодвинуть в сторону губительные привычки, и положить на алтарь благочестия все выстраданные, полные злобы мысли, отказываясь от них, чтобы после покориться собственной судьбе, навязанной, но принятой без сопротивления.
- И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого, – проникающие сквозь разноцветные стёкла, угасающие лучи солнца рисуют алые полосы на обнажённом торсе Христа, исполненном в человеческий рост. И чудится Клейтону в их движении молчаливый намёк на неизбежное грядущее. Рот наполняется тягучей слюной, вязкой, как кисель, попавши в который ни одной мухе не выбраться, как бы ни дребезжали, ни дёргались тоненькие, прозрачные крылышки, как бы ни цеплялись за комки крахмала маленькие, чёрные лапки. Выход всегда был под самым носом, но чтобы разглядеть его, нужно поверить. Поверить всей душой полно и безоговорочно, впуская в себя не надежду, а великую скорбь, доступную лишь с пониманием первопричин происходящего.
- Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь, – ряса шелестит по полу, когда мужчина разгибается, а после медленно встаёт на ноги. Сложенные параллельно пальцы неторопливо перекрещивают его тело ото лба вниз и по обе стороны. Затёкшие колени гудят, наполняясь знакомой тяжестью, но Клейтон знает, что сие благодать Господня, и ропщет на неё лишь тот, кто отвергает истину.
Солнце исчезает за линией горизонта, утягивая за собой лучи, и церковь погружается во тьму, разгоняемую лишь светом нескольких свечей. Подхватив одну из них, Клейтон оборачивается, рассматривая сквозь опустившуюся мглу ряды пустых скамей, и проходит к высоким дверям входа, проверяя надёжность засовов, и лишь после этого покидает земной оплот, спускаясь по узкой, выбитой в камне, лестнице в подземелье. Ворчание он слышит, стоит только опустить ногу на последнюю ступень, этот глухой, низкий, услаждающий слух звук – ещё одна награда за послушание, как и существа, издающие его. Тёмный переход. Спёртый воздух полнится запахами, и самым приятным из них можно счесть тонкий аромат крови, металлическим привкусом оседающий на языке.
Мужчина останавливается перед решёткой, отгораживающей его, не питомцем, воинов, и смотрит на их силуэты в темноте, за ореолом света, данного свечой. Грехи, воплощённые в грешниках. Не хватает лишь троих, но и они скоро найдут его, отдаваясь истине, с благодарностью принимая в дар тяжесть ошейника, смакуя первые, ещё непривычные разряды тока, с треском прошивающие тонкую оболочку кожи.
- Скоро, – произносит мужчина. – Скоро она вернётся, и принесёт нам свежие новости. И мы сможем двигаться дальше по избранному пути. Сколько ещё их осталось? Этих учёных, всё ещё способных давать пояснения? Она найдёт их всех, а вместе с ними и благодать освобождения.
[NIC]Clayton Fayne[/NIC][STA]А кроткие наследуют землю[/STA][AVA]http://savepic.ru/10257393.jpg[/AVA][SGN]http://savepic.ru/10273776.jpg [/SGN]

Отредактировано Ginevra James (27.06.2016 21:04:50)

+10

9

Полная темнота слепит, не позволяет рассмотреть очертания клетки и её границы, навязывает свою волю, становясь во главе стаи. В темноте оживают запахи звуки, но к ним так быстро можно привыкнуть, если они не изменяются, оставаясь такими же недвижимыми, как и кромешный мрак вокруг. Клонит в сон, а потом хочется есть. И эти два состояния меняются между собой, движутся как маятник туда и обратно. Слово старое, почти незнакомое. Но мерное покачивание всё ещё всплывает в сознании, передаваясь от одного к другому, чтобы в итоге вспомнить его, но буквально через секунду снова забыть. Копошение и ворчание в дальнем углу, привычные, не вызывающие желания нападать, ни даже простого любопытства. Лязг и скрежет у самой решётки тоже не пробуждает ни одного лишнего движения, ибо не за кем тянуться и нечего изучать. Надо спать, а потом есть и ждать, когда в конце коридора появится маленький горящий светлячок, становясь единственной мишенью и единственной причиной, по которой возбуждение всегда берёт верх. Главенство больше не оспаривается. От одного к другому как по цепочке проходит не боль, но воспоминание о боли, сковывающей крепче самого сильного противника, выкручивающей суставы.
Раны никогда не болят так сильно, но молния всегда прошибает от шеи до самого низа, чтобы мгновенно разучиться ходить и вернуться слишком далеко назад, в ту область памяти, которая до сих пор хранит ощущение детской беспомощности перед тем, кто страшнее и больше. Звуков становится меньше – никто больше не двигается на своих местах, только приглушённое рычание отскакивает мячиком от стен, возвращаясь обратно в клетку, чтобы сообщить – расстояния не изменились. Их обиталище не становится больше, но и не уменьшается. В полной темноте большего не узнаешь. Прутья клетки не только сдерживают, но и защищают, поэтому сон смаривает. Хватает одного, пока второй наблюдает, и так по всем, от первого до последнего. Чувства пройденного и оставленного позади времени больше нет, как не осталось и ничего другого, способного надолго задержать сознание. Только прямые раздражители всё ещё понятны и доступны, их нельзя игнорировать, нельзя не узнать, потому что требует тело.
Свет в такой мгле заметен сразу миниатюрным движущимся светилом, достаточно ярким для пробуждения, но недостаточно мощным, чтобы инстинкт самосохранения отвёл назад к стенам. Ворчание то усиливается, то стихает, словно не в силах определиться. Страх борется со злобой, практически ненавистью, но боль выглядит куда реальнее, чем мифическая возможность победить. Воображения тоже больше нет. В тусклом свете под тихие шипящие и свистящие звуки, которые издает существо по ту сторону прутьев клетки, становятся заметны очертания на полу и под потолком. Тоненькая фигурка скрючилась у самой решётки – одно стремительное, но тихое движение, и пальцы ухватят существо за ногу, а затем дёрнут на себя. Чересчур далеко и больно. Это мы… В верхнем углу клетки, глубоко утопив когти в щели между кладкой замирает тень. Так удобнее, обзор лучше. Это мы. В середине узкого пространства мы возвышаемся надо всеми, даже над источником света и тем, кто его принёс. Мы всё-таки бросаемся на прутья, но отскакиваем назад гибким и быстрым силуэтом. В голове путается от желаний и опасений, скачущих по всем одновременно, и последние побеждают. Опыт и оставленные клочки памяти позволяют нам понять, кто ведёт стаю, раз стая не может вести себя сама. К существу за решёткой не подобраться, ибо оно отдельное, оно не мы. Мышцы сводит от бездействия, мышцы расслабляются для отдыха, голод перепрыгивает с одного на другого, и все ощущения и чувства охватывают одновременно, ворчание и рык не несут в себе ни информации, ни угрозы, ни предупреждения, как разговоры вслух с самим собой. Скрюченная пятерня просовывается через прутья наружу, вторая в очередной раз пробует решётку на прочность, третья и четвёртая всё глубже увязают в кладке камней. У нас много рук и много глаз, и все они сейчас смотрят на пришедшее вниз существо, главного в стае.   
[NIC]Clayton's pack[/NIC]
[STA]Кто не спрятался - я не виноват[/STA]
[AVA]http://savepic.net/8227954.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.net/8224882.png[/SGN]

+9

10

[NIC]Skylar Bennett[/NIC] [STA]Work on it[/STA][AVA]http://photo.rock.ru/img/XjGbz.jpg[/AVA][SGN]If we use the neural electric biolinks, we can redirect the loop to target a specific brain ©[/SGN]

Она всегда знала, что конец света наступит из-за людской глупости. Никакие смерчи, ураганы, цунами и даже метеориты не способны стереть жизнь с лица Земли. А вот человек может. Причём чем умнее он и образованнее, тем выше риск. Чем больше человек познаёт окружающий мир, приоткрывает завесу над тайнами Вселенной, исследует физические и химические законы, тем более своевольно позволяет себе обращаться с природой и человеческими умениями. Она знала, что стремление человека к безграничным знаниям однажды перевернёт мир с ног на голову.
Жизнь для неё навсегда поделилась на прошлую и настоящую, разделённые всего одним импульсом. Будущего в новых условиях она вовсе не видела. Одна наносекунда - и всё покатилось к чертям собачьим. Приличные, казалось бы, люди менялись на глазах, ведомые одними лишь им понятными инстинктами не то выживания, не то голода. Они зверели, причём не только в моральном плане, но и физиологическом. Клыки, когти, хвосты, даже шерсть - всё это напоминало плохой ужастик, потому что казалось нереальным, скорее гротескным, как будто чей-то злой умысел задумал провести опасный эксперимент, вышедший из-под контроля.
Скайлар крупно повезло. Она по жизни была одиночкой и комфортнее всего чувствовала себя вдали ото всех, в своей небольшой тёмной каморке, увешанной мониторами и спутанными мотками проводов. Ей было приятнее общаться с бездушными машинами, чем с живыми людьми. Даже с последними она личным встречам предпочитала решение вопросов посредством переписки в сети, продолжая оставаться так называемым Анонимусом.
*
Маленькая юркая девушка с подтянутой фигурой и некоторыми “выдающимися” частями тела, подчёркнутыми одеждой в стиле Лары Крофт, бежала по крыше. Дышать становилось всё тяжелее, а впереди ждало ещё более серьёзное испытание. Подпрыгнуть, подтянуть колени, устремиться не вверх, но вперёд, выпрямиться, но при этом согнуть колени, упасть, перевернуться через голову. При этом ещё умудриться выхватить из ножен стилет. Успеть развернуться и приготовиться к атаке. Преследователи уже близко. Они возвещают о себе громким гоготом и угрожающими выкриками. Она уже проходила через это, каждый раз с переменными успехом, но сейчас она знала, инстинктивно чувствовала, что всё должно получиться. На этот раз всё сработает. Победа будет за ней.
“Мариус382516 офлайн” - замелькало сообщение посреди экрана, а следом за ним появилось ещё одно, и третье, и четвёртое, пока наконец экран монитора не погас, дав предупредительный ворох искр из ближайшей розетки.
- Что за..? - недовольно воскликнула Скайлар, стягивая с головы наушники и швыряя их на заваленный всякими мелочами типа шурупов, винтиков, пружинок, ошмётков проводов и прочего стол.
- Опять сервак лагает?
В телефонной трубке звенела тишина. Никто из коллег не отвечал.
- Вот чёрт! Опять Морган надрался…
Однако ей стало не по себе. Словно это уже случалось с нею раньше, такое ощущение дежа вю, когда ты отчаянно надеешься, что на этот раз всё будет по-другому.
Но то, что предстало её глазам, когда девушка вышла на белый свет и прошла немного по коридорам в когда-то обитаемую часть здания, выглядело похлеще самой кровавой компьютерной игры.
Повсюду тела, хотя правильнее сказать ошмётки. Некогда чистые полы были залиты кровью и кусочками плоти, внутренности слиплись и представляли собой неразборчивый ком, мягкий, ещё даже тёплый… Казалось, в самом центре его можно было разглядеть пульсирующее сердце.
*
Внезапно свет померк, словно кто-то выключил освещение. Ах, да, тот самый сбой в электросети, не давший Скайлар закончить игру! Тогда почему в коридорах было так светло?
Кислый запах уже бил в нос, не давая сосредоточиться на происходящем. Тошнота подкатила к самому горлу, но, видимо, испугавшись реальности, тихонько уползла обратно вглубь желудка.
- Эй, - послышался шёпот откуда-то со стороны. - Ты как, в порядке?
- Что? - невнятно прожевала Скай, вращая головой и собирая информацию по крупицам.
- Ты кричала, - сообщил голос.
Она устало провела ладонью по помятому лицу и ощутила, как взмокли её волосы.
- Я… - начала она, не зная, как объяснить и чувствуя себя ужасно глупо. Она так и не научилась этим социальным наукам, несмотря на то, что в новом мире избегать людей не только не получалось, но и было опасно для жизни.
- Бывает. Всем нам снятся кошмары, - заботливо продолжил голос, принадлежащий, как выяснилось чуть позже, Дэниэлу, седому мужчине лет шестидесяти с окладистой бородой такого же серебристого цвета. - Ты просто заработалась.
Удивительно, но прежде она бы никогда не подумала, что сумеет вписаться в общество без мобильников и интернета. Когда электричество погасло, она оказалась совершенно не приспособленной к жизни после конца света и не представляла, чем могла бы пригодиться людям и ради какой цели вообще выжила. Лидером общины стал довольно смекалистый, но очень жёсткий, даже жестокий человек. Каждый, кто хотел оставаться под защитой городских, пусть и полуразрушенных стен, каждый, кто хотел есть еду, каждый, кто хотел, чтобы кто-то другой ежедневно рисковал своими жизнями ради крупиц информации, а также чтобы накормить кучку перепуганных идиотов, должен был приносить пользу общине. Лишь по счастливой случайности выяснилось, что Скайлар неплохо управляется с отверткой и прочими инструментами, что она, несмотря на хрупкое телосложение и молчаливый характер, может заставить работать прибор, который давно “умер”, не говоря уже о том, чтобы из развалин собрать нечто новое.
- Грегори требует невозможного, - она откинулась на спинку стула и несильно стукнулась затылком о стену.
- Он в тебя верит.
- Серьёзно? Наши генераторы на исходе, а без них я не могу даже паять. У меня такое ощущение, что ответ на поверхности, но я его не вижу, - в голосе Скай слышалось отчаяние.
В дверь постучали, а следом в проём втиснулась лохматая рыжая голова.
- К общине кто-то приближается.
Скайлар со своим гостем навострили уши и, словно по команде, повернули головы, напоминая сурикатов на равнине.
- Кто? - одновременно спросили они, но рыжий только пожал плечами, что за дверью было всё равно не заметно.
- Пока непонятно. Были далеко, когда я умчался с докладом Грегу. Сами знаете… Тут никак не угадаешь, пока не грянет. Вы идёте смотреть?
Скай обменялась со Дэниэлом встревоженными взглядами, но мужчина неожиданно улыбнулся:
- Пошли посмотрим?
- Ну, нет, мне это не интересно. У меня целая куча дел!
- А что если это и есть твой ответ?
Скайлар ничего не ответила, продолжая сидеть на месте и размышлять, стоит ли ради этого покидать своё убежище.
- В таком случае, - она подняла глаза на Дэна. - Он сам меня найдёт. Ты ведь сам так говорил.
Мужчина молча поднялся и направился к выходу, чтобы задержаться у самой двери.
- Ты ведь понимаешь, что он всё равно пришлёт за тобой?
- Скажи, что я занята.
Они обменялись понимающими еле заметными ухмылками, и Дэн ушёл, чтобы своими глазами взглянуть на незнакомца, вступающего в их город, и при возможности понять раньше, чем станет слишком поздно, несёт ли тот жизнь или же смерть.

Отредактировано Jordan Rose (30.06.2016 08:27:45)

+8

11

Спальный район, дом с номером 2021 по безымянной улице.
Жизнь дала трещину и стала похожа на задницу. Что и говорить, а Роско любил эту присказку, всецело ассоциирующуюся у него с его собственной жизнью и общим положением вещей в мире. Трещина росла в ширь и глубь с того самого момента, как Роско вздумал появиться на свет. Вся жизнь была одной нескончаемой войной. Сначала с родителями, потом с обществом, потом с врагами, с системой... Последнее затянулось на долгие годы, оттяпав себе в зачет большую половину его жизни и львиную долю сил, нервных клеток и крови, а также глаз. А потом начался Ад, и в этом пекле Роско готов был первым встать у котла с вилами, чтобы спихивать недоваренных грешников обратно. Так он радовался, наверное, только в детстве, когда побеждала любимая команда по бейсболу. Потом же стало не до радости, да и злорадство отступило на задний план перед более важной задачей - выжить.
  Города превратились в каменные джунгли, где уцелевшие люди и те, кто людьми больше называться не мог, рвали друг другу глотки, стараясь всеми правдами и неправдами уцелеть. Роско это удавалось хорошо, равно как и выпутываться из случайных стычек с "уродами" с относительно небольшими для себя потерями. Именно, что "удавалось" в прошедшем времени. Времена, когда он был один, сам по себе, вольной птицей, прошли. Теперь на его попечении была небольшая команда, не желающая по разным причинам покидать не слишком дружелюбного вожака.
  Роско покрутил в пальцах сигару, осмотрел вконец разлохмаченный, изжеванный конец и бросил ее за окно. Достал новую, откусил кончик и сунул в рот, запалил. Пыхнул дымом как старый. допотопный локомотив. Сизые клубы охотно опутали его, они таяли, но их место занимали новые, более густые.  За окном было спокойно. В кои-то веки, пожалуй, впервые за несколько недель, он мог видеть россыпь крупных звезд над горизонтом. Не хватало только стрекота кузнечиков в буйно разросшейся траве у забора. Почти благодать. Обманчивое затишье, которое в любой момент может оборвать леденящий душу вой или крик, в зависимости от того, была ли охота удачной или же уроды воют от голода.
  Улица из маленького окошка на чердаке просматривалась далеко окрест, освещенная мигающими фонарями из тех, что еще не успели накрыться и худо-бедно разгоняли ночную мглу, царящую в некогда спальном, а сейчас - заброшенном, районе. Внутри дома царила такая же тишина.
  Отойдя от окна, Роско заглянул в дыру, специально проделанную в полу чердака, через которую можно было наблюдать за происходящим этажом ниже. В уголке, на колченогой табуретке сидела Марта, штопающая одежду в свете свечного огарка с нервным, подрагивающим язычком пламени на фитиле. Вот развалившись на потрепанном диване, разбросав руки и ноги в стороны, сбив тонкое одеяло в кучу у ног, спал Кори: балбес и зазнайка, зазвездившийся пацан, которому Роско с интервалами в полчаса выписывает воспитательные подзатыльники, а тот ярится и лезет драться, но быстро затухает и, бормоча, отправляется мастерить очередную взрывающуюся дрянь. Слева от Кори, ткнувшись курносой мордашкой в колючий свитер брата, сопит Валери, во сне подергивает ногой. Личико ее страдальчески морщится, девочка порой всхлипывает и начинает плакать, тогда просыпается Люк, крепче обнимает сестру, поправляет на ней оба одеяла и снова ложится, погружаясь в чуткую дрему. От недосыпа у мальчишки под глазами залегли тени, от недоедания - стали выпирать ребра. Все лучшие куски он старается незаметно отдавать сестре. И не только лучшие - вообще все. Роско уже и ругался, и пытался вразумить его с глазу на глаз, но ничего не помогает. На Роско пацан смотрит волком, мрачнеет и поджимает губы, кивает мол, понял, но делает по-своему. Благо хоть совсем от еды не отказывается, что не может не радовать.
  Есть здесь дети и поменьше - семья, которую они подобрали два дня назад. Мать, отец и двое детей. Близняшки-пятилетки, которых миновала злая участь, равно как и их родителей. Их Роско сотоварищи нашли в не скольких милях отсюда, привели в убежище. Дети и родители так набросились на еду, что ни у кого не осталось сомнений - семья голодала давно. Оружия при себе у них не было, видимо, выживали лишь тем, что хорошо прятались, но когда припасы подошли к концу стало совсем туго, и они решились на отчаянный шаг - перегон до более хлебного места. Родители выглядели не лучше детей, но все же старались сохранить присутствие духа и надеялись дойти хотя бы до церкви, где всегда можно найти убежище. Взять с них было нечего, и будь Роско один, он не стал бы даже связываться с семейкой, не став тратить на них припасы, но остальные... Нет, они порвали бы его на части или выдолбили бы весь мозг упреками, особенно Марта и дети. Клин же разделял его мнение, но этот ублюдок постоянно шарился по округе, поэтому наблюдал новых приживал только по несколько минут в день.
  Кстати, где он опять? Ушел, ничего не сказал, что, впрочем, было в порядке вещей. И вот уже сутки от него не было вестей, а пока Клинч не вернется, они с места не выдвинутся. Этот дом, банда обосновала несколько недель назад, сразу укрепив двери и окна досками, снаружи проемы защищали кованные решетки, именно по этому признаку дом и был выбран среди остальных. Кроме того, здесь был всего один этаж, что уменьшало шансы разброда группы по отдельным комнатам. Ночевали все в бывшей гостиной. Каждый нашел себе угол, со спален притащили пыльные матрасы и кое-какие вещи, оставшиеся от прежних хозяев.  Пару раз их убежище пытались атаковать стайники, но натыкались только на глухую оборону. Всковырнуть маленькую крепость им было не по зубам, разве что через подкоп, до которого поди еще додумайся. 
  Глаз против воли слипался. Не помогала ни выпивка, ни курево. Роско не спал уже пятые сутки, не считая пары часов, которые он умудрялся выхватить среди ночи. Кто-то должен был охранять его небольшую "семью", пока ее члены мирно спят. Затушив половину сигары о стену, Роско поднялся с насиженного места и с хрустом потянулся, тряхнул спутанными волосами и сплюнул за окно, после чего опустил на окошко щит из грубо оструганных досок и подпер его балкой. До рассвета, пожалуй, можно вздремнуть.
Стараясь не сильно тревожить скрипучие ступени, он спустился вниз. Марта оторвавшись от своего занятия, проводила Роско взглядом.
- Хочешь чаю? – осторожно спросила она шепотом, косясь то на ребят, то на супругов с детьми, занявших целиком большой матрас из хозяйской спальни.
- Нет, я посплю.
Роско плюхнулся в кресло и вытянул ноги, плотнее закутываясь в куртку.
- И ты ложись. Если вернется Клинч с разведки, то нам придется уходить, а я не хочу, чтобы кто-то тормозил группу.
Марта только улыбнулась, отложила в сторону шитье и задула свечу. Дом окончательно погрузился в непроглядный мрак.

[float=left]Клинч.
https://i.imgur.com/3pOIqnV.jpg[/float]
Тремя кварталами ниже по улице от места, где обосновались Роско и банда.
Где-то здесь обитала крупная по численности стая. Большая, состоящая из матерых монстров, не таясь оставляла следы. Эти хищники чувствовали себя вольготно. Пару раз Клинч натыкался на человеческие останки, гниющие в траве и распространяющие характерный запах на несколько метров окрест, один раз чуть не попался уродам сам. Спасло лишь то, что при дневном свете твари были медлительны, словно оглушенные, и Клинч успел уйти.
Теперь он выжидал в засаде. Хотел выяснить точную численность стаи, чтобы знать, каковы шансы у Роско с командой прорваться, и если шансы эти невелики, то Клинч вернется на «базу», а позже начнет разведывать новый маршрут, в обход. Сколько он помнил, где-то здесь должна быть церковь, в которой, возможно, еще остались нормальные люди и куда, они с чистой совестью сплавят новообретенных компаньонов, и, Клинчу хотелось в это верить, большую часть группы. Вдвоем с Роско или даже по одиночке шансы выжить у них были несравнимо больше, чем таская за собой всюду хвост их двух детей, нагловатого парня, недалеко ушедшего от тех детей по уровню развития, и женщины. От всех них пользы было чуть большее, чем никакой.
Роско все это понимал не хуже него, но продолжал возиться с ними, хотя и беспрестанно высказывал свое неудовольствие текущим положением вещей. В итоге, Клинч пришел к выводу, что ему попросту все это нравится, нравятся эти люди. Что старина Роско привязался к ним и не хочет отпускать, страшась неизвестности и того дня, когда его настигнет весть о смерти бывшего члена банды.
Клинч старался об этом не думать, как старался не думать о том, что его поиски тщетны, и он больше никогда не увидит Джесси.  С ней могло произойти все, что угодно, и Клинч был реалистом. За эти месяцы он повидал достаточно. Он видел, как люди сходили с ума, видел, как их ломало и выкручивало, как они превращались в отвратительных тварей и не только внешне. Он видел кликуш, которые голосили чуть ли не с каждого угла, что это воздаяние человечеству за гордыню и глупость, и их слушали раскрыв рты. Ведь, когда ничего не осталось, человечеству надо во что-то верить, людям, как потерявшимся овцам, нужен пастырь, и они пойдут за любым, даже если это будет волк в овечьей шкуре. Лишь бы был достаточно убедительным. Многие впадали в псевдорелигиозную истерию, сбивались в общины, уходили из городов «на лоно природы», возделывали землю и отказывались от всяческих благ цивилизации, свято уверенные, что от них-то все и беды. С одной стороны - верно, а с другой… Это не причина скатываться в дремучее средневековье. Есть выжившие ученые, которые, наверняка, способны найти выход из сложившейся ситуации. Есть же решения! Есть!
«Что за черт?» Клинч вскинул винтовку и высунулся из своего укрытия, разворачиваясь к источнику шума. К кромешной мгле трудно было понять, кто и где кричал. Оставить все как есть? Или сходить посмотреть? Второе все же перевесило. Он нехотя выбрался из укрытия и двинулся на шум, стараясь сделать свое приближение максимально незаметным, но при этом быть наготове, если придется отстреливаться.
При первом взгляде на текущую обстановку, все оказалось хуже, чем могло бы быть. Люди отмахивались какими-то самодельными железяками от превосходящих сил стайников.  Выглядело это глупо и страшно, все равно что отбиваться палкой от стаи волков, голодных и обезумевших. Впрочем, уроды действовали слаженно, тесня людей, сбивая их в кучу. Те, кто не успел среагировать уже не могли оказать никакого сопротивления. Землю пропитывала кровь, лаково блестя на асфальте и листьях, воздух наполнял ее резкий до тошноты запах и вонь содержимого кишок.
Клинч, не сводя взгляда с действа, ткнулся носом в рукав куртки, стараясь хоть частично перебить эту вонь. Он остановился под прикрытием стены одного из домов, не выходя в тусклую полоску света, которую отбрасывала на землю бледная луна. Он выстрелил. Раз, другой, третий, внося в замешательство. Два раза попал: первый выстрел пришелся в спину ближайшему мутанту, второй разнес ему голову.  Он успел дать еще несколько выстрелов, прежде чем твари переориентировались и рассыпались в стороны. Несколько двинулись на него, остальные остались в «добычей».
Двигались они быстро, широкими скачками, заходя слева и справа. Выцелить обоих было попросту невозможно. Клинч вскинул винтовку выше, надавил на спуск, но оружие только щелкнуло.
Твою мать!
Он дернул затвор. Раз, другой, но винтовка сдохла и не желала больше работает, между тем тварь уже распласталась в прыжке, надеясь свалить стрелявшего с ног уже на земле растащить его ливер по округе, второй уже хрипел за спиной. Решать пришлось мгновенно: Клинч перехватил винтовку за приклад и размашисто вдарил твари в центр груди, уходя с линии нападения. Та подавилась вдохом, заскулив завалилась на бок и рухнула на своего «напарника», уже замахивавшегося, чтобы всадить когти в спину человека. Все трое покатились по земле: стайники сбившись в кучу-малу, Клинч в сторону от них быстрым перекатом через спину. Как ни странно, но винтовке понравилось тряска, она щелкнула и после выдала оглушительную очередь изрешетив одного монстра и ранив другого, потом заглохла окончательно – кончились патроны. Пришлось отбиваться в рукопашную. Вовремя выхваченный охотничий нож с хлюпаньем вошел в плоть мутанта. Тот низко зарычал, дохнул из смрадной пасти и захрипел, когда Клинч провернул лезвие зазубренный клинок и, сменив ему угол, загнал его в сердце. Туша тяжело навалилась на него, припечатав к земле.  Руку заливало кровью, которую пока не пропускала куртка, зато штаны быстро пропитывались ею. Поднатужившись, Клинч спихнул с себя труп, поднялся на ноги и только после этого выдернул из мертвеца нож. Небрежно отер клинок о штаны и сунул в ножны. Огляделся.
Трупов на небольшой площадке прибавилось. Те, кто был еще жив ничем не отличались от мертвецов. Несколько стайников успели сбежать, видимо после потери вожака (интересно, который?). 
Клинч молча обернулся к стоящему на ногах человеку, осмотрел его, кивнул на раненых.
- Помощь нужна?
[nick]Роско [/nick][icon]https://i.imgur.com/B8HFgTf.png[/icon][status]and friends[/status]

+8

12

горное плато чего-то там
Место было неудачное, однако у них не было выбора. Им нужен был отдых, а на ближайшие несколько десятков миль вокруг не было более подходящего убежища, чем это жалкое подобие. Единственный выход на поверхность скальника, образовывавший небольшой навес и защиту с двух сторон. Всё лучше, чем ничего.
- Мы как на ладони, - проворчал Тед.
- Я поставлю пару ловушек. Вдруг что попадется.
Оставив часть вещей, девушка подхватила рюкзак поменьше и повернула обратно, возвращаясь по их следам к мелким зарослям ежевики. Время плодоносить, да урожая нет. Всё пошло наперекосяк из-за неизвестного им сбоя, проредившего их группу не раз и не два...

много буковок мало кому интересной информации, скорее всего, иже воспоминания

Первой и самой страшной потерей стало кровавое побоище в лагере. Они потеряли десятерых товарищей за здорово живешь. Вот еще вчера они вместе сидели у костра, а сегодня хоронили истерзанные останки.
- Хорошо, что есть что хоронить, - кто-то из ребят попытался шутить, да черный юмор не вызвал смеха, даже кривой улыбки не появилось на лицах стоявших у неглубокой вырытой ямы, в которую опустили тела. Каждый из них понимал, что слишком много правды в прозвучавших словах, чтобы веселиться. Что бы не нашло на Люси, Софи и Джорджа – это было что-то ужасное.
- Пусть там, где вы сейчас, вас ничто не терзает, - первым бросил ком земли Фред. Милле снова померещилась гнусная двусмысленность, и, швырнув свой ком, она поспешила отвернуться, радуясь тому, что ни ей придется отвечать за группу. Последняя просьба Джека тяготила, и приходилось убеждать себя в том, что так будет правильнее.
"Он лучше меня справится."
Фред имел больше опыта в подобных делах, как организация командной работы, а её до сих пор потряхивало при одном лишь воспоминании о вырванных кишках, и это с учетом того, что сама бойня прошла мимо неё.
Засыпав землей и поверху тяжелыми камнями общую могилу (чтобы дикие звери не добрались до мертвых), они стали собираться. Потрясение вчерашнего дня довлело над всеми, но выбора у них не было. Фред указал направление, в котором исчезли их бывшие друзья, а теперь уже неясно кто, и предложил двигаться в другую сторону, в которой находился город и заодно располагалось место их конечной стоянки. Никто не стал спорить, и все согласились с тем, что им необходимо добраться до цивилизации, чтобы выяснить причину происходящего, а заодно и причину отказа средств связи. Тогда они не задумывались над тем, что странным образом под воздействием оказались лишь те, кто был с чипом, - сил не было. Переставляя на автомате ноги, брели по лесу, постоянно оглядываясь и ожидая нападения. Его не последовало... Ни на этот день, ни на последующий, и им вздумалось расслабиться...
Ружье было одно. Еще имелись кухонные ножи для готовки, но доверия к ним не было, да сигнальная ракетница. В ту ночь она проснулась не от криков, а от грохота выстрелов. Мари вцепилась в руку, окончательно стряхивая сонное наваждение прошившей тело болью от ногтей, пробивших кожу, и напряженно следила за метавшимися снаружи тенями, отбрасываемыми костром. Одна из них ползла к ним. Рядом дрожал испуганный подросток, а в кармане палатки находилась лишь бесполезные ракетница да аптечка.
- Не дыши, вдруг не заметит, - шепнула, цепляясь в рукоятку подобия оружия и сама не веря в такое счастье. Не пронесло. Заметили. Острые когти разодрали полог, и блестящие в темноте глаза уставились на неё, будто не видя или не считая нужным замечать Мари. Спутанные космы не давали понять, что за создание к ним ворвалось, кроме того что это был кто-то человекоподобный. Эта задержка, когда чудовище принюхивалось и словно прислушивалось к чему-то, спасла им жизнь. Милла, от страха не соображая, что делает, подняла руку с зажатой в ней ракетницей и вдавила курок. Промахнуться с такого расстояния было невозможно, и она не промахнулась... Тварь завизжала. И даже сквозь зажатые уши пробивался вой, подобный скребущим по стеклу ногтям, в ничем не прикрытый нос бил отвратительный запах паленой плоти. Спустя несколько минут визг стих, но сражение снаружи не прекращалось. Ракетница оказалась грозным оружием, да только в ближнем бою и с одним патроном. Они снова были беззащитны.
Внезапно наступившая тишина стала оглушительной. Судорожно сглотнув, она испугалась получившегося звука, столь громким тот был на фоне затихшего поля боя. Смелости подобраться к выходу и выглянуть наружу ни у кого из них не было, а труп убитой твари не добавлял энтузиазма. Сжимая теперь уже точно бесполезное оружие, Милла следила за тенью, обретавшей все больше человеческие очертания по мере приближения.
- Да ты сильна, - раздавшийся голос Фреда позволил выдохнуть и разжать сведенные судорогой пальцы.
- Целы? – расстегнув уже ненужный защитный полог, заглянул внутрь, подсвечиваемый со спины все также равнодушно горевшим костром.
Милла кивнула, не сразу осознав, что в темноте палатки этого жеста не видно.
- Д...да, - с трудом выдавила, чувствуя, как её начинает трясти. – Ч...что...?
Договаривать ей не пришлось, взявший на себя командование мужчина понял вопрос и так.
- Люси, Джордж, Софи.
Волосы на голове зашевелились от четкого и хладнокровного перечисления имен бывших членов группы.
- Не понимаю...
- Вылазьте. Все закончилось.
- Можешь...? – снова забывшись, сделала неопределенный жест в сторону бесформенной кучи у входа, но её поняли и так.
- Давайте, надо пересчитаться, - пинком отшвырнул тело и помог выбраться. – Чем ты её?
После заданного вопроса с конкретной констатацией пола она все же осмелилась глянуть на то существо, которое убило. Теперь, когда волосы не мешали разглядеть лицо застывшей у их ног твари, она узнала в несколько изменившихся чертах Люси. По крайней мере, когда-то это чудовище было ею.
- Боже, - зажав рот рукой, поспешила отвернуться и двинуться прочь, подальше от видения искаженной злобой и болью морды. По-другому назвать увиденное не поворачивался язык. Её поначалу лишь слегка подташнивало, но когда на глаза попались тела остальных нападавших и пары убитых ими, Милле пришлось отойти к границе темноты... Мари по неясной причине держалась рядом, цепляясь за одежду, как потерявшийся ребенок, а когда рвота прошла и осталась лишь дрожь, неловко стала поглаживать по спине. Молча. С того вечера никто не слышал от неё ни одного пророненного слова, слово та боялась, что если заговорит, твари найдут её. Теперь Милла понимала это со всей ясностью.
- Я смогу защитить тебя.
Пообещала, сплевывая скопившуюся во рту горечь и утирая рот рукавом. Обняв за хрупкие плечи подростка, она направилась туда, где уже собрались все остальные. Им предстояло узнать, что случилось.
Тед – русый парень, почти её ровесник, занимался спортом, о чем свидетельствовало подтянутое тело – стоял в центре полукруга, рядом с Фредом, и смотрел в землю. Как выяснилось – сегодня была его ночь дежурить, но он задремал и пропустил момент появления обезумевшей троицы. Они его не тронули, однако хруст сухой ветки, попавшей под ноги одному из них, разбудил его. С целеустремленностью идущих по следу собак твари подбирались к палатке Фреда, единственного, кто спал в одиночестве. Первый выстрел ушел в молоко и вспугнул их...
Парень тоже не мог понять, как называть напавших на них Люси, Софи и Джорджа, каждый раз спотыкаясь, когда приходилось объяснять о ком речь, и махал в сторону одного из тел, что не подавало признаков жизни. 
Вот тогда-то они и соизволили заметить его. Он выстрелил еще раз и снова мимо, прежде чем из ближайшей палатки высунулась Клер...
Милла закрыла глаза, понимая, что это не поможет избежать продолжения истории, но не в силах видеть искаженного отчаянием лица Теда. Ему нравилась Клер, даже не так... Они сильно сблизились за эти дни. Теперь та лежала в луже отсвечивающей черным крови с разодранным горлом на земле и смотрела стеклянным взглядом в звездное небо, как и еще один член их и без того поредевшей группы.
К тому моменту, как Тед сумел загнать новые патроны в ствол, девушке было уже не помочь, а ему пришлось заново целиться в устремившуюся к нему тварь. Остальные попытались расправиться с другими членами их лагеря. Из-за изначального разного местоположения в пространстве и появления новых объектов, проснувшихся от шума и выползавших наружу, нападавшие создания то ли растерялись, то ли так и было задумано, и они разделились: одна попыталась добраться до Фреда: вторая направилась к их палатке с Мари, по дороге убив высунувшегося Зака; третья пыталась дотянуться до Теда. Ему удалось попасть в неё, ранив, но не насмерть. Добивать он не стал, прицелившись в добравшееся до палатки чудовище.
Милла только сейчас поняла, что парень так ни разу не сказал, кто именно нападал на него. Хотя... "Это больше не люди. Они не заслуживают имен. Это твари."
Фреду повезло – четвертый выстрел оказался удачным. А дальше ей было уже известно, что случилось.
- Придется искать оружие.
"Зачем?" – удивленно вскинула голову, разглядывая серьезные и печальные лица стоявших вокруг ребят, пока не догадалась пересчитать черные изломанные силуэты разбросанных по лагерю тел. Их было всего четыре, а не пять. Одна тварь ушла. Темнота помогла ей укрыться в лесу.
Так закончилась вторая их встреча со слетевшими с катушек товарищами. И если бы не странное желание тварей добраться в первую очередь до Фреда, потери были бы больше. Тогда они впервые задумались, почему так случилось, но слишком поздно осознали причину происходящего кошмара...

Закончив натягивать леску и проверив получившиеся силки на мелкую дичь, выставленные в редких зарослях здешней растительности, Милла повернула обратно, возвращаясь кружным путем. За прожитые три месяца в подобных условиях ей пришлось многому научиться. Она была теперь в ответе за ребят. С тех пор как Фред погиб, у неё не осталось иного выбора, как прекратить цепляться за свою слабость и научиться стрелять по живым целям. Другой возможности учиться не было – патронов осталось немного, а в бой со здешними тварями лучше было вести дальний, не подпуская близко к себе. У неё неплохо получалось это, как и метание ножей.
Уже подходя к лагерю, девушка почувствовала неладное. Что-то было не так, но что именно она не могла сказать точно. Лишь пройдя еще пару метров, осознала – предательская и ненавистная тишина, в которой четко и размеренно раздавался звук падающих капель, разбивавшихся о какую-то металлическую грань. Сколько раз именно это тягостное молчание рассказывало о трагедиях, разворачивавшихся в стане их лагеря в темное время суток или близкое к ним... Вот и сейчас вечерело, горизонт полнился кровавыми красками заката, а по округе расползалось безмолвие.

[NIC]Милла[/NIC][STA]Лучше выстрелить и перезарядить[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/Q80pI.jpg[/AVA][SGN]Лучше выстрелить, перезарядить и еще раз выстрелить, чем светить в темноту фонариком и спрашивать "кто тут?"
http://sf.uploads.ru/t/klTZ8.gif
[/SGN]

+7

13

Она никогда не любила родной город, потому что ее здесь никто и никогда не понимал. Если бы она могла, то жила бы круглый год в Бостоне и горя бы не знала, но не получалось. Закрыв семестр раньше времени, она вернулась домой для того, чтобы начать летнюю практику в местном дата центре. Ничего особенного, простая работа, но засчитывалась ей в кредиты, что было тоже важно. А все остальное время девушка сидела дома и смотрела фильмы и сериалы про апокалипсис. Словно чувствовала, что сейчас как жахнет. И жахнуло и надо же ей было оказаться в этом время в родном городе? Неудачник 80 левела она просто, как еще объяснить случившееся.
Родители были на работе, отец чипирован, мать нет, как в прочем и сама Ада. Отца заставили в офисе провели обязательную процедуру, мать была в очереди с аналогичной инициативой, а вот дочери они твердо сказали нет. Собственно, примерно этого то они и боялись. Мистер и миссис Лавлейс хотели убедиться, что это безопасно, чем выложат не малую сумму за прихоть дочери, а та только и делала, что обижалась на них. В результате девушка осталась одна в квартире в полной неизвестности о судьбе родителей. Но Ада была с детства девочкой сообразительной и умела сделать что-то из ничего. Кажется, первым ее осознанным предложением стало: «Как это работает?», а к пяти годам девочка так хорошо орудовала сама инструментами, что телевизор пал жертвой ее любопытства. В то время, как ее сверстницы играли в куклы, девочка играла в приставки и билась на световых мечах с соседскими парнями. Когда в старшей школе, все красили ногти и мечтали о выпускном, Ада собирала свой первый компьютер самостоятельно и рассуждала о шансах того, что случится апокалипсис. Она была всегда странной, ровно до того дня, как уехала в Бостон. В МИТе она была своей, но всегда случались каникулы и приходилось возвращаться домой, где сумка на случай конца света все равно что справка о шизофрении.
- Эй, есть кто живой… нормальный… отзовитесь… - Пальцы дрожали, в очередной раз зажимая кнопку, неожиданно пригодившегося радио. Ей казалось, что она готова ко всему этому, на деле ничего подобного. Девушка забаррикадировала дом и сидела в нем, вылавливая новости пока они еще могли хоть как-то до нее доходить. А потом новостей не стало. Ничего не стало. Остались только неизвестность и страх. Еду она старалась растягивать как можно дольше, понимая, что другого запаса у нее не будет и не факт, что у других выживших будет еда, если они вообще остались. Иногда Аде казалось, что ее ждет судьба Уилла Смита из фильма «Я – легенда». Но это было бы слишком, к тому же у нее не было собаки. Да, с собакой определенно было бы лучше и не так страшно. Пальцы снова зажимают кнопку. – Отзовитесь. Прием. Пожалуйста. Отзовитесь.
Шипение оглушает. Уж лучше бы была бы реальная тишина, чем это бесконечное и постоянное шипение от которого не было никакого спасения. Оставаться в доме больше не было сил, поэтому девушка одела самую удобную одежду, которая у нее была – джинсы, ботинки, футболка, толстовка, кепка - и сложила все самое необходимое в рюкзак. Прежде, чем выйти на улицу она выдохнула. Может шанс был и не очень большой, но все же был. Ее постое радио не давало достаточно сильного сигнала, а значит стоило походить по городу, в конце концов, она всегда может вернуться обратно. Главное начать искать, нельзя же до самого конца сидеть взаперти и ждать, когда по ее душу придут? Девушка окинула взглядом такие родные стены, провела рукой по косяку, о который не раз ударялась, взгляд упал на отцовскую бейсбольную биту. Может быть стоило взять ее в качестве оружия, да Ада все равно толком даже размахнуться ей не могла, а вес она добавит. Вздохнув юная Лавлейс вышла на улицу и заперла на всякий случай дверь. Мало ли что.
Она шла по улице мимо домов, которые стояли стройными рядами, а их номера менялись от ее родного 2015 до 2047. Их улица была длинной, проходила почти через весь город. Девушка не раздумывая шла именно по ней, потому что знала тут каждый куст и в случае чего сообразит куда бежать и через какие заборы ей стоит пытаться прыгать, а где не получится. Было тихо, что было очень странно, обычно в доме у стариков Грейдеров громко работал телевизор, так что вся округа знала, что они смотрят, а мистер Джексон через три дома выравнивал свой идеальный газон, казалось, что весь смысл его жизни был именно в траве. А вот и дом семейства Беннет, у них было три сына – 7, 5 и 3 года и 9ти летняя дочь, а еще две собаки. И вся эта компания круглые сутки носилась по двору и кричала. Раньше, так было раньше. Непривычную тишину нарушили не менее непривычные звуки выстрелов. Вздрогнув, девушка побежала в ту сторону, надеясь увидеть все же живых, людей, а не монстров.

[NIC]Ada[/NIC][STA]001010100010110100101010[/STA][AVA]https://65.media.tumblr.com/517922d4adce118d762c8672d4eaee42/tumblr_o90zcvKGb41u8pmwwo1_250.png[/AVA][SGN]https://67.media.tumblr.com/92b61a177bc018c15934157145fe5f70/tumblr_o90zcvKGb41u8pmwwo2_500.png[/SGN]

+8

14

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
[ava]https://66.media.tumblr.com/e1d4f14d41a561f7b1e04160db98d96c/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo1_250.png[/ava][sgn]https://67.media.tumblr.com/bb74c3a84b9fe95d5accaaebcc8e009e/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo3_400.png[/sgn][sta]If you are strong enough, you will survive. That is the law of the jungle.[/sta][nic]Ellen[/nic]

[audio]http://pleer.com/tracks/1185870Ujaj[/audio]

Эллен. Теплицы Церкви N. Настоящее время.
We can't evade our destiny
So show responsibility
For we all surely have a sense
Of our consciousness


Люди всегда мечтали о том, что рано или поздно их мир разрушится. Точно нельзя было сказать, что к этому приведет. Они просто это знали. Писали об этом, снимали фильмы, делали компьютерные игры. Снова и снова прокручивая в голове и закладывая в последующие поколения это знание – Мир рано или поздно будет уничтожен. Где-то в глубине души, они понимали, что сами же это и сделают, хотя и пытались его спасти. Но порой спасение и есть первый шаг к разрушению.
Несколько лет назад, пытаясь сделать мир лучше, человек привел его к концу. За считанные часы, от цивилизованного общества не осталось и следа, а те, кто выжил, теперь боролись за свою жизнь с теми, кто еще несколько часов назад был им братьями, сестрами, мужьями, женами, сыновьями и дочерями. Природе стало все равно на то, что кто-то хотел жить, она, наконец, брала то, что человек у нее отнял.
Эллен Фармоса, - как ее звали до всего этого, - стояла на краю полуразрушенной башни церкви. Когда-то красивое, здание сейчас было не в лучшем состоянии, но тем неимение служило лучшим укрытием, чем город, что простирался перед глазами. Остовы зданий, уничтоженные упавшим самолетом, чье тело и кости вечным памятником лежали в стороне. Пустынные улицы, потому что не ясно было, когда лучше выходить. Днем, когда стоит неимоверная жара и тебя могут заметить. Или ночью, когда выходят хищники нового мира, но есть вероятность скрыться в темноте. И хоть ей было все равно, но остальным жителям церкви – нет. Священники, прихожане и просто те, кто совсем отчаялся найти хоть какую-то надежду в порушенном мире.
По старому времени было около полудня, по-новому? Да кто в их время все еще считал, сколько раз стрелка прошла по циферблату? Ворота церкви открылись, выпуская группу людей из тех, кто знал, как пользоваться оружием. Они охраняли тех, кто должен был привлечь новых людей сюда, где более безопасно и есть припасы еще на несколько месяцев, плюс сад и огород, где выращивались овощи.
Эллен никогда с ними не ходила по нескольким причинам. И одной из них было напоминание о том, как и где, погибла ее семья. Осталась лежать там, среди огромного надгробия, возведенного в честь всего мира. Когда группа скрылась за горизонтом, женщина спустилась с башни вниз, в сад, где росли цветы.
Это, наверное, было второй причиной. Здесь, в теплице, среди цветов, было на много легче и спокойнее, привычнее и легче, чем там – на выжженной солнцем земле. А может это просто так ей казалось, потому что после того дня, ее восприятие мира изменилось. Нет, она не стала верить в Бога больше, чем любой среднестатистический человек, просто повезло быть спасенной из Ада, которым все обернулось. Она не стала монстром, который только и делает, что охотится на людей. Но в тот день, изменился не только мир вокруг. В тот день…

Эллен. Лонгвуд Гарденс. Май 2019.
We can't undo what we have done
So show us now what we've become
Confront us with our viciousness
And our weakness

Тот день был самым обычным днем в жизни учителя младших классов. Сады Лонгвуда считались одними из самых прекрасных в мире и не зря. Альпийские горки, каскады цветов и фонтанов, аллеи и парки. Все это вмещала площадь в несколько гектаров. Это было прекрасное место для внеклассовых занятий, учитывая, что множество видов цветов наглядно демонстрировали карту флоры мира.
Дети играли на гладко стриженом газоне, потому что у них был перерыв. Кто-то ел мороженое, кто-то хвалился игрушками, которые им дали родители. Класс был невелик и на удивление сплочён. Стояли друг за друга горой, что встречалось очень редко, но возможно потом их пути разойдутся. Новые увлечения, новые люди, новая музыка. Ну а пока их порой наивные заботы были делом взрослых. Погладив дочь по волосам, отвела ее в уборную. И наткнулась на еще одно препятствие жизни – очередь.  Хоть ученые и пытались облегчить жизнь при помощи чипов, благодаря которым некоторые аспекты становились проще – с этим бичом, так же как и с пробками, справиться пока что никто не мог. Да и что должно случиться, чтобы на дорогах резко стало меньше машин, а на улице – людей?
Тогда эти мысли казались настолько же дикими, как животные глубоко в джунглях. Современное общество настолько разрослось, что откажись оно от машин, то людей на улицах было бы в разы больше. Слишком много. Это была бы даже не муравьиная ферма, а селедки в бочке, когда нельзя не то, что шаг сделать – спокойно вдохнуть. Те, кто бывал в метро в час пик, прекрасно знают это чувство сдавленности, когда ты зажат между людьми. Иногда даже возникал вопрос, как карманники-то умудряются что-то вытащить, когда рукой не двинуть.
Идиллия в жизни человека не длится долго. Она промелькивает быстрым, но ярким пятном, а потом солнечным зайчиком сигает в кусты. Тогда, кажется, было так же. Эллен даже и не поняла, что произошло. Они, наконец, с группой покинули газон и направились дальше по маршруту, когда одна из девочек, развернулась и указала в небо. Фармосса проследила направление и прищурилась. По голубой глади, словно пятно от чернил, расплывалась черная полоса. Когда-то давно в детстве она видела такое, во время крушения самолетов 11 сентября. Взяв детей, женщина покинула Рай на земле, чтобы попасть в Ад.
Люди привыкли к тому, что мир их рушится под действием других. В моменты, когда они теряют близких, мечту, смысл жизни. Что потеряли люди в тот день? Когда с неба стали падать самолеты, а дороги наводнили пробки, она не видела иного выхода, нежели идти к бывшему мужу, который работал детективом в местном полицейском участке. Ее мир рухнул давно. Когда она, придя домой застала мужа, обнимающего другую. Он думал у нее выезд с детьми на природу на выходные – она, что у него очередное дело. Неприятности в жизни случаются. И вот теперь она стояла перед его столом и спрашивала, что делать? Но у него, так же как и у остальных не было ответа.
С момента посещения садов и черты в небе прошло несколько дней. Поначалу все было спокойно, но потом. Потом, стоя на балконе своей небольшой квартирке она наблюдала за тем, как сосед снизу вышибает мозги своей жене, а потом и прохожим. Последние, поначалу испытывая шок, метнулись в сторону, но затем кучей навалились на вооруженного человека и разорвали на куски. Эллен зашла в квартиру, пока ее не заметили. Она подняла трубку телефона, но та вещала голосом автоответчика о том, что линия занята, а потом связь вообще прервалась и из трубки лилась тишина.
Стихли и улицы и только иногда слышались крики людей. Те люди, которые еще оставались собой, боялись передвигаться по улицам и ждали, когда неизвестный недуг настигнет и их. Матери боялись покалечить своих детей, а мужья жен. Она вновь шла по улице, но теперь просто потому, что единственным ее спасением была камера в полицейском участке, где можно было закрыться и не причинить никому вреда. В участке было так же тихо, как и на улице с той лишь разницей, что тут люди затихли, чтобы не привлекать внимания. Участок оставался самым защищенным и вооруженным местом.
В здании царил беспорядок ровно такой же, как и на улицах снаружи. Столы были перевернуты и сложены в виде баррикад. Белые листы бумаги валялись, разбросанные по полу вперемешку с рапортами и приказами о задержании. Стулья, или то, что от них осталось, были свалены, как попало. Сами работники департамента обосновались в комнате для переговоров, куда было принесено все необходимое.
Увидев жену, один из детективов вышел к ней. Им не нужно было снова договариваться, потому как уже при прошлой встрече все было решено. Правда, чего не ожидала Фармоса, так это криков животных, доносящиеся из подвала, где и располагались камеры. Другие слова не могли описать ни звук, ни картину, что представала перед глазами, когда бывшие муж и жена спустились по лестнице. Женщина было отшатнулась. Она не особо понимала, что за животные сидят в клетках и только обрывки одежды, да периодически попадающиеся браслеты на руках говорили о том, что перед ней люди.
- Что..? – только и произнесла Эллен останавливаясь у клетки, где была выбита лампочка. От нее веяло жутью, но все равно женщина пыталась разглядеть, кто скрывается в полумраке. Это наверное походило на кадр из дрянного фильма ужасов, когда героиня стоит перед носом у монстра, который убил уже большую часть выживших и сейчас пришла ее очередь, поэтому она так тормозит. Но что-то заставляло, как будто под гипнозом, смотреть в камеру.
- Эллен, - рука бывшего взяла женщину за локоть и повела дальше. В самый конец, где у монстров, сидящих в начале, не было шанса ее достать. Мужчина все еще не был уверен в правильности их решения, это было видно во взгляде, читалось по жестам. Он нервничал, а она достаточно хорошо его знала, чтобы видеть это.
- Все будет хорошо, - только и сказала она ему, задвигая дверь. Вот только хорошо как раз и не было. Мигрень преследовала ее, а как выяснилось, обычно это предвещало перемены, но меньше всего женщина хотела походить на тех, кто сидел в соседних камерах. Иногда она уговаривала себя в том, что голова болит именно из-за звуков, которые те издавали, но понимала, что это всего лишь самообман. Все чаще и чаще ее руки ложились на гладкий металл решеток и трясли их. Не потому что она хотела сбежать из этого зоопарка, а потому что хотела убивать.  На границе сознания чей-то голос говорил о том, что нужно выбираться отсюда. Зачем она это сделала? Ее ребенок в опасности, оно сама в опасности, потому что никто не может гарантировать, что какой-нибудь свихнувшийся коп не придёт и не пустит ей пулю в лоб.  «Страх доступ открывает к Темной Стороне. Страх рождает гнев; гнев рождает ненависть; ненависть — залог страданий. Я сильный страх в тебе ощущаю» - цитата, как нельзя лучше подходила к происходящему, потому что если сначала она боялась, то потом злилась. На людей, на себя, на бывшего мужа, на тех, кто сидел в клетках по соседству. И гнев этот постепенно нарастал, как лавина сходит с гор. Сначала небольшая, но потом набирающая обороты и срывающаяся под конец, сметая все на своем пути. К счастью или несчастью женщины, она была слабее, чем решетка ее сдерживающая.
Сколько прошло времени? Она не считала и не помнила. Только в один из моментов, лампы в подвале потухли окончательно, оставляя только мрак. И с приходом темноты, стихли все звуки, осталось только шуршание хищников, которые затаились в ожидании. Как будто следом за темнотой придет свобода. Но ее не было.
Следующее, что она помнила, были выстрелы. А потом слабый луч света, что приближался к ней. К тому времени от нее осталось – ничего. Вязкий комок оголенных нервов, застывших в таком же ожидании, как и все остальные. Готовый броситься на первого, кто откроет решетку. Она не помнила ни лица, не имени того, кто это сделал. Хотел помочь, спастись сам, но оказался лежащим в луже собственной крови, что текла из разодранного горла. Только потом пришло осознание того, что это был лучший друг мужа, с которым еще недавно жарили на заднем дворе барбекю.
Периодически, человек сталкивается с вопросом, как побороть гнев? Как победить свои страхи? Но ответов на эти, как и многие другие вопросы, нет. Есть только тщетные попытки перебороть себя. Но где-то там глубоко внутри, на границе сознания, чтобы ты не делал, будут жить эти двое. Человек не может отключить эмоции, потому что они единственное, что ведет его по жизни, даже в те моменты, когда нужно делать выбор головой, но не чувствами. Ее страх схлынул с осознанием того, что она убила ребенка. Не своего, но чужого, который прятался тут же в участке, и на которого она наткнулась случайно. И даже знание того, что он хотел убить ее, не помогало. А потом она убила мужа. Позже. Участок на тот момент был в еще более плачевном состоянии, чем когда она пришла. Мебели почти не осталось, везде лежали тела, которые, судя по кровавым дорожкам, тоскали по полу. Никого по большей части не осталось. Она уже думала, что скоро окажется на воздухе, которого стало все больше не хватать, как и света, что слишком редкими лучами, просачивался через заколоченные окна. Она держала в руках дробовик, который нашла на одном из тел и как не вовремя вспомнила о том, как муж учил ее стрелять. К тому времени не осталось ни бывших ни нынешних, остался только статус, как маяк удерживающий тебя на поверхности, чтобы не утонуть и снова не попасть в цепкие лапы гнева.
Он выскочил так же внезапно, как выскакивает из поворота машина, готовая тебя сбить. Последствия и там и там должны были быть одинаковыми. Какое-то время она отступала, но нельзя убегать вечно, особенно когда врезался в стену. Она видела в его глазах все тоже безумие, что и у тех там в подвале. Это был уже не тот человек, которого она знала. Она высадила ему в грудь всю обойму, не заботясь о том, что на выстрелы придут другие. И с каждым разом, что палец спускал курок приходило бессилие и осознание всего сотворённого. Хотелось бежать, нужно было бежать и спрятаться. А лучше забиться в самую темную дыру, где она скорее всего завянет и умрет. Лучший выбор…
Но судьба всегда готовит тебе еще большие испытания, что были. Она выжила, ее нашли. Там же в участке, забившуюся под стол и сотрясающуюся от беззвучных рыданий. Священник и пара вооруженных людей, которые пришли в поисках амуниции и провианта. Прошло несколько недель с того момента, как она была в садах Лонгвуда.  Она пошла с ними, хотя знала, что нельзя. Особенно остро ощутила всю безысходность, когда один из силовиков рассказал о других. Тех, что совсем потеряли человечность и тех, кто приобрел изменения – мутанты, как он их называл. Те, кто вроде как преодолел животные порывы, но стал изгоем просто потому, что имел теперь отклонения и человеком уже не был. И если до этого она думала, что приобрела контроль благодаря пережитому шоку, то теперь уже не была в этом уверена. Стало ли спасение действительно таковым? Ответа не было и не нашлось даже после нескольких недель пребывания на новом месте. Церквушки, которая стояла на отшибе, рядом с безымянными улицами. С ней оставалось только ложь, которая была сродни плющу, опутывающему фасад здания. И страх, который нашел новую себе пищу. Жить в постоянном страхе и учится контролировать его стало новым смыслом жизни.

[audio]http://pleer.com/tracks/120538uYOd[/audio]

Группа духовников. Безымянные улицы. Настоящее время.
For whom the gun tolls?
For whom the prey weeps?
Bow before a war
Call it religion.

Это был не первый рейд, который они проводили в поисках людей, еды, а так же всего, что могло понадобиться. Правда, чем больше времени проходило, тем меньше оставалось мест, где они могли бы хоть что-то найти. Нужно было искать новые маршруты и новые места. Никто толком не знал, что их ждет сегодня. Начали с проверенного пути, обошли уже привычные дома, магазины и даже заглянули в торговый центр. Пожива была скудной и кто-то из особо смелых предложил новый путь. Это был кто-то из новоприбывших, который умел держать оружие в руках. Которого тоже было не так чтобы много. Только старшим и опытным давали винтовки и дробовик, а вот тем, кто помоложе приходилось отбиваться самодельным оружием.
Новый маршрут, как и следовало ожидать, оказался смертельной ловушкой. Потеряли большую часть группы, а так же все то, что удалось найти. Но дуракам всегда везет, поэтому тот, кто и предложил это рискованное дело, остался жив и теперь командовал отрядом. Все, кто остался в живых был ранен, считая его самого.
- Помощь требуется всем нам, - рассеянно ответил он на вопрос мужчины, который оказался очень вовремя рядом. Судя по виду, тот был наемником и с оружием. Где теперь было их – не понятно. Утащили твари вместе с телами.  Он поднял тех, кто мог идти, чтобы помогли тем, кто не мог. Подхватив кого-то под руку, он посмотрел на их спасителя:
- Тут церковь недалеко. Были бы признательны за сопровождение до нее. Там и вы сможете отдохнуть.
Дождавшись утвердительного кивка, он повел группу к дому. Путь обратно занял времени в два раза больше обычного. Но на засаде их приключения не заканчивались просто потому, что оклик подросткового голоса, заставил остановится и обернутся на зов. К их компании присоединился еще один человек. Девушка. Кажется, он видел ее несколько дней назад на прошлой вылазке. Или жили по соседству? Сейчас это было не важно. Нужно было убираться с территории стаи, пока та не решила доесть свой поздний ужин. А может для них, то был завтраr. Когда на горизонте показались очертания церкви, вырисовывающиеся из мрака, он вздохнул с облегчением. Добрались!

Эллен. Церковь. Настоящее время.
Some wounds never heal
Some tears never will.
Dry for the unkind,
Cry for mankind.

Когда группа не вернулась к закату, люди в церкви всполошились. Еще никогда главный «охотник» не уводил людей на такой большой срок. Оставалось только догадываться, что произошло. Когда солнце село окончательно, Эллен почувствовала ставшее уже привычным желание уснуть. Все сильнее и чаще ее мутации давали о себе знать. Или может все из-за того, что она проводила слишком много времени зс растениями, к которым была привязана не только в силу работы, но и сдвигами в организме. Повлияло ли на нее так выбранная профессия или же все дело было в том, что она находилась в саду в тот момент, когда ударил импульс? Ответа не было, были последствия. Стоя у ворот Церкви, она вглядывалась вдаль. Так просто отпускать надежду на то, что группа вернется, она не хотела.
Надежда, как и полагается, была единственным, что осталось у людей. И то иногда казалось, что это не так и что надежда всего лишь самообман, потому что чего ожидать человечеству, которое стоит на грани вымирания? Ничего, только смотреть, как раз за разом умирают все новые люди. Еще тогда, в первый день, оказавшись здесь, она поняла одну простую вещь. В этом мире нельзя привязываться к кому либо, потому что не сегодня, так завтра его у тебя отберут. Пессимистичный взгляд? Нет, слишком реалистичный в сложившейся ситуации.
Она скорее почувствовала, нежели увидела, как группа вернулась. Их силуэты показались на границе зрения. Она даже не задумалась о том, что это могли бы быть чипированные, просто пошла, сначала медленно, а потом срываясь на бег к ним. Не привязываться, да это было то обещание, которое невозможно было выполнить.
- Рикон? – она оказалась у самого теперь старшего в группе и посмотрела на остальных. Все раненные. Не нужно было спрашивать, что случилось, и так было понятно. Чипированные несли смерть всему живому.
Внутри церкви их ждали. Женщины занялись ранеными, а старейшина увел парня к себе, узнать, что случилось. А главное, что делать с вооруженным наемником и девицей, которая пришла с ними. Никто не был против новых лиц, но в сложившейся ситуации на обоих посматривали с подозрением.
- Они вас поблагодарят, - Эллен подошла к мужчине и протянула ему чашку с водой. Было бы что покрепче, подала бы это, но, увы. Алкоголь здесь чаще использовался в качестве обезболивающего. – Когда шок от новости спадет. Они хорошие люди, даже слишком.
Когда-то давно, она была на их месте. Ушло время на то, чтобы ее здесь приняли и стали считать за свою. Женщина обернулась к девушке, которая сидела тут же, на задней скамье. Ей на плечи она накинула плед и погладила по волосам.
- Все будет хорошо, - произнесла Эллен. – Как ты?
Оставалось только гадать, что пережила девочка. За наемника она не волновалась, ему явно было не привыкать. Она скосила взгляд. Мужчина был в крови, но кажется вся она принадлежала не ему.
- Ты ранен? – все же поинтересовалась она.

Отредактировано Allan Gray (04.07.2016 11:32:59)

+7

15

Приспособление — ключ к выживанию.
(с) Звёздные войны

Таких как она называют стервятниками, сравнивая с птицами, питающимися падалью за то, что ни один уважающий себя разведчик не пройдет мимо трупа, чтобы не обыскать его. Когда для собственного выживания подходят любые подручные средства, то порыться в вещах покойника – малая плата за то, что в дальнейшем может пригодиться, а то и вовсе спасти жизнь. «Хочешь жить – умей вертеться», - фраза на все времена.
Ева Дрейк была скалолазкой. Для нее забраться куда-то, куда другие напрочь откажутся, казалось чем-то вроде вызова самой себе – как далеко она сможет зайти, чтобы проверить себя на прочность? Когда всю жизнь проводишь, грубо говоря, на весу, привыкаешь к жесткой дисциплине, диете, способам выживания, когда можешь потерять рюкзак, рацию, еду или встретиться с дикими животными. Ее хобби превратилось в страсть, в наркотик, и чтобы не отказаться от него, Ева записалась на курсы самообороны, специально мучила себя голодовкой, изучала географию местности, флору и фауну. И собиралась и дальше покорять различные вершины. Если бы не вечное «но»…
Когда растешь сиротой, то привыкаешь к тому, что никто не позвонит тебе просто так или же наоборот по особо важному делу или беде, потому что каждый в первую очередь думает о семье, а потом и друзьях. Поэтому новость о сбое в чипах докатилась до нее лишь по возвращению в родные края, когда все стало приобретать довольно печальный оттенок. Что такое эти чипы? Это было как новомодный феномен, как те же айфоны или твиттер, что в мгновение ока захвытывали популярность по всему миру и одновременно с этим вызывали недовольства у некоторых. Ева бы тоже присоединилась к чипированным, если бы не дядя Клейтон, который настоятельно был против и мог часами убеждать ее в этом, приводя не один десяток доводов. Духовник в церкви возле дома, куда она рискнула сходить после того, когда едва не сорвалась с большой высоты, а потом стала и вовсе частым гостем, взял с нее слово не идти на процедуру, хоть мысль и была соблазнительная. Когда лезешь в гору, то такие лишние предметы как мобильник существенно могут утяжелить вес, да и пока наберешь номер или вообще включишь, то успеешь умереть раз десять, а так гораздо легче и проще. Но она обещала, а для нее сдержать слово было важнее всего.
Две недели она возвращалась ни с чем. Ни новостей, ни полезной информации, ни хоть кого-то, кто знает человеческий язык, а не собирается порвать ее на части. Одни назовут это черной полос, Ева же воспринимала это как личное оскорбление. Клейтон называл гордыню грехом, для женщины это было отличным стимулом к выживанию. Он до сих пор бессмысленно молился Богу, чем невольно вызывал раздражение и непонимаем смысла его действий. Наверху никого нет. Потому что будь там что-то, кто-то или даже небольшая группа, то вряд ли бы они допустили этот апокалипсис по случайной вине какого-то сбоя. Это все больше походило на рассказ какой-то сумасшедший, а не на реальную жизнь.
Ева присела на карточки, заново настраивая бинокль и всматриваясь вдаль. После стольких неудач, она увидела силуэты сразу двоих, невольно присвистнув. С виду выглядели как нормальные люди, которые остановились друг напротив друга, кажется, даже завязалась беседа, но она была слишком далеко, чтобы различить голоса, да что там, даже увидеть движение губ. Повесив бинокль снова на шею, Дрейк решила подобраться поближе к городу, название которого вряд ли бы о чем-то ей сейчас сказало. Ее задачей не было изучать географию, а искать информацию, и в этот раз Клейтон просил присмотреться к выжившим, к слухам, сплетням, к каким-либо новостям. И, кажется, эти двое, а именно мужчина и женщина, как она успела рассмотреть по силуэтам, могли ей дать то, что нужно.
[nick]Eva Drake[/nick][status]i run with you[/status][icon]https://66.media.tumblr.com/cddfdefb4d90d87b4025acdd613e2749/tumblr_o9v0x2URaL1qdqywso1_250.png[/icon][sign]http://66.media.tumblr.com/8b104abc07b98aed8bf415bb2e6bc695/tumblr_o7p4y0VIgG1vqegwbo3_250.gif[/sign]

+6

16

[ava]http://s14.radikal.ru/i187/1606/3b/d980eeb6d8fc.jpg[/ava] Погруженный, как, в общем-то и всегда, в свои мысли, Дитрих и не заметил, что его заметили. Чипированные были где-то далеко, кроме привычного шума ничего особенного не было слышно. Да и не тронули бы они его, не начни мужчина атаковать. Все же странные вещи происходили после Импульса.  Вольф затормозил, будто вдруг уперся в стену и с нескрываемым удивлением взглянул на девушку. Не удивительно, что она знала его, ведь прежде они уже встречались, не при самых приятных событиях, но тем не менее. Она уже помогла ему однажды.
- А?.. Я помню, ты… Кейт, верно? Ты и твой отряд очень помогли мне, я бы целым не ушел тогда… - улыбнулся отшельник, правда, улыбка получилась несколько вымученной, в ответ на оскал девушки. – Как-то, желающих составить компанию пока не находится, - пожал плечами Дитрих, - Люди сейчас… Не хотят рисковать еще больше, терять те мелочи, что имеют сейчас…  - Вольф грустно усмехнулся, покачав головой, - Ладно, не важно, может, мне повезет найти попутчиков здесь? – он указал кивком на развалины высоток, - не знаешь, кстати, что за город? И... может, присоединишься к мой скромной персоне?
В общем – то, ученый особо не рассчитывал на положительный ответ, однако, к его огромному удивлению, Кейт решила пойти с ним.
- Вау… Значит, надежда еще не испустила дух, - усмехнулся он, снова начиная путь вперед. Развалины с каждым шагом становились все ближе. И как и каждый раз в подобной ситуации, когда некогда беззаботный, бьющийся сердцами человеческих людей напоминал ему разложившийся труп. В голове сами собой проигрывались, как в видеозаписи, жуткие картины аварий и паники, сумасшествия людей. Наверное, многие думали тогда, что попали в самое пекло Ада и невозможно даже представить себе весь ужас, что проникал в каждую клеточку тела, лишал возможности думать.
Тихое поскрипывание пыли под ногами, а ведь еще недавно здесь был чудный автобан, по которому день и ночь двигались машины, вон, еще в целости сохранились фонари, как немые стражи и хранители прошлого, некоторые уже начавшие умирать от коррозии и разъедов ржавчины, некоторые обрастающие мхом. И глядя ни них, Вольф помимо своей воли делал сравнение с людьми: вот кто-то пытается бороться, противостоять, выжить, а кто-то – уже сломался и решил, что пасть – самый простой вариант. Иногда вот так опустить руки и позволить пыли скрыть твое тело хотел и сам ученый, но тут же ругал себя за подобны мысли. Рано сдаваться, его путь еще не окончен. И слишком мало людей знают о грядущей опасности.
- Какими судьбами ты оказалась здесь? Помнится, ваш отряд уходил в противоположную сторону, - дабы сделать попытку поддержать разговор, снова подал голос ученый. Не хотелось признаваться, но все же, когда ты идешь не один, на душе становится спокойнее, душу перестают терзат мысли и кнуты самобичевания бьют не так больно.
Помимо своей воли и желания он снова рассматривал, казалось, умерший город, замечая брызги крови там, куда не долетали капли дождя. Взгляд, как специально, цеплялся за темны пятна, обрывки одежды, останки недавно попавшихся чипированным тел. Сейчас он уже не отводил глаз, не пытался подавить комок подступающей к горлу тошноты. Прошло то время, когда смерть пугала мужчину, когда выворачивало наизнанку, при вид растерзанных, опухших и начавших подгнивать трупов, привлекающих своим приторно-сладковатым запахом падальщиков.
Граффити на одной из стен говорило о том, что они вступили на территорию какой-то банды и очень хотелось верить что мирной.
Дитрих сразу почувствовал на себе недобрые взоры. Как ни странно, люди или мутанты почему – то чувствовали таких как он, отшельников. Будто заранее наперед понимали, что это именно они виноваты во всем, что происходит сейчас и кто подорвал устои их привычного мира. Раньше Вольф старался втянуть голову в плечи, сейчас ж – только напрягся, стараясь предположить, откуда полетит в его сторону первый камень.
Хотя, сейчас, наверное, желающих высказать всю «радость» встречи сдерживал тот фактор, что отшельник шел не один, а рядом с разведчиком.
Ученый остановился напротив крыльца здания, которое, видимо, было основным домом живущих здесь. Он поднял руки, демонстрируя пустые ладони:
- Я пришел с миром и никому не желаю зла! - начал он, остановившись в пяти шагах от первой ступень,- у вас есть главный? Я хотел бы с ним поговорить!
- Чего тебе? – рявкнул высокий, поджарый мужчина с начинающими редеть волосами, с недовольным видом сжимающий в зубах фильтр давно погасшей сигареты.
- Мне нужен ваш главный, – медленно опустив руки продолжил Дит, подобные разговоры новинкой тоже не были.
- А с чего ты взял, что он с тобой говорить хочет? -   сплюнув под ноги ученого ухмыльнулся «говорун». НЕ стоило и сомневаться, что такого тугодума во главу главу не поставят.
-Хочу предупредить об опасности.
- Опасности? – громко заржал мужчина и присутствующие подхватили его малоприятный смех, - еще одной? Уж не из-за таких ли как ты, мы все вляпались в полное дерьмо?
- Может быть еще хуже.
- Да? Куда уже? Вали отсюда. Вы достаточно «нопредупреждали», - его голос прокуренный и от того подхрипловатый, казалось, отдавался эхом от стен. И у Вольфа не было никаких сомнений, что этот… человек… спустит его с лестницы или с такой же легкостью свернет шею и вряд ли поморщится, именно таких обычно и ставили в качестве охраны. Сред тех, кто вышел на крыльцо во время переброса короткими фразами, появился паренек, подросток, лет шестнадцати, он посмотрел на пришельцев, пропал среди толпы и через какое-то время появился снова, шепнув что-то мужлану.
- Что? – полурыком ответит тот, бросив злобный взгляд на отшельника и разведку. – Я не одобряю.
Подросток только пожал плечами и снова скрылся среди любопытных собратьев.
- Сдайте оружие. Оба! – по тому, как говорил этот хранитель покоя, казалось, что слова собеседникам он выплевывает в лицо.
Дитрих повернулся к девушке, к присутствию которой успел привыкнуть, - Кейт, тебе идти не обязательно. Я не знаю, что из этой… эм.. встречи получится. Спасибо, что прогулялась за компанию, - ученый не знал, пойдет ли девушка за ним дальше, с готовностью отдал свой автомат, - кроме патронов в карманах у меня больше ничего нет, - соврал он, но,  видимо, без оружия он совсем никакой опасности не представлял, потому его пропустили внутрь. Дитрих, по привычке старался выстроить в мыслях логическую цепочку и подобрать  правильные слова, чтобы объяснить всю серьезность сложившейся ситуации.

Отредактировано Dietrich Wolf (23.10.2016 23:06:21)

+7

17

[AVA]http://s1.uploads.ru/t/gALlN.jpg[/AVA]

- Она дошла. - не отрываясь от экрана миниатюрного прибора, улыбнувшись, сообщил мужчина лет сорока на вид.
Небольшая группа людей оторвалась от своих дел и воззрились на командира. По его лицу они все поняли одно - он доволен. Это - самое главное. Никто не желал проблем, но...
- Почему ты отпустил ее одну? - подойдя к командиру, спросил его первый заместитель.
- Она не одна - уже нашла себе компанию.
- Да, но изначально ты отпустил ее одну.

Командир оторвал взгляд от экрана и холодно посмотрел на своего напарника. - Что тебе не нравится? Меня не интересуют ваши отношения и переживания. Мне нужно, чтобы она сделала свою работу. Ты меня понял? - зам послушно кивнул, подавив злобу, но она была плохо скрыта и просочилась в виде неприязненно сжатых клыков. - Еще неизвестно, какую именно компанию она себе выбрала. - в гарнитуре с помехами все-таки можно было разобрать часть имени. Точнее даже не имени, а фамилии. - Выдвигаемся. Действуем по плану "С". - это был один из самых практически невероятных вариантов, придуманных чисто случайно, но и по нему было принято решение четких планов действий на первое время.

А тем временем ученый, взявший в руки оружие после импульса, узнал мимолетную знакомую.
- А?.. Я помню, ты… Кейт, верно?
- Да... - она, кажется, смутилась, опустив глазки на мгновение.
- Ты и твой отряд очень помогли мне, я бы целым не ушел тогда…
- Не будем о прошлом. Это все - прошло. - ей не хотелось говорить о прошлом, да и слушать благодарность - тоже. Не хотелось краснеть. Это все - сказки.
- Кажется, Херши, но могу ошибаться. - посмотрев на близлежащий подступ к городу, ответила девушка. - Названия потеряли свою ценность. Ориентируемся на почти окаменелые останки. - а вот на предложение составить компанию мужчине девушка посмотрела на мужчину с загадочной закрытой улыбкой, что закралась в одни лишь глазищи, но не стала скрывать и улыбнулась по-человечески: - Почему бы и нет - в одну сторону путь держим. - русская присоединилась к ученому, практически моментально меняя свои приоритеты в этом походе.

Оружие - не единственная ее "защита" в этом походе. Теперь рядом был напарник - мужчина, который ко всему прочему, знал слишком много полезной информации. Кстати, еще неизвестно - был ли он для нее защитой или мишенью для других, которую ей нужно будет защищать. В любом случае, Катя пока ничего не знала, кроме собственных целей, и шла вместе с Дитрихом по песчаному полотну земли, мимо заржавелых фонарных столбов и оставленной ржаветь дальше сломанной техники.
- Какими судьбами ты оказалась здесь? - вдруг подал голос мужчина. - Помнится, ваш отряд уходил в противоположную сторону.
Что ж, она не против общения - очень даже "за". Лишь бы вовремя почувствовать...
- Да, тогда уходили в другую сторону, а сегодня наши пути пересекаются. Это жизнь. - философия - не ее конек. - Я - отделилась. Хочу посмотреть, какие где изменения, и есть ли они. - она солгала ему. Солгала без труда, но ей было все равно - поверит ей ученый или нет. Она лгала не для того, чтобы ему соврать, а для того, чтобы если вдруг что-то пойдет не так, если не дай бог что-то случится, у него будет информация, в которую он будет верить. Когда повторяешь сказанное тебе, говорится без проблем, когда же придумываешь что-то, владея информацией, что требуется скрыть - сложнее. Так пусть он будет знать то, что она ему сказала, а не смутную правду. - А ты целенаправленно идешь в этот город? - она больше отмечала фактом, чем спрашивала.
Местность изменилась за все это время.... Город уже не был похож на ту цивилизованную структуру, коей был раньше. На покрытые песком останки, ошметки тряпья, бывшие когда-то формой одежды, девушка не обращала внимания. перед глазами вставал давно ушедший из этой жизни образ, быстро пропадающий, и лишь голос, звучащий мнимой галлюцинацией в памяти: - Твое оружие - ты сама. Ноги, руки, тело, кровь. Помни об этом.

Как же он был прав... Он обучил ее всему, а под конец своей жизни - даже больше. Человек, которого она считала не столько своим напарником и отчасти - командиром, сколько даже братом, которого у нее никогда не было. Многие знали, что она - любимица. Кто-то относился с пониманием - у каждого из нас своя история, а кто-то завидовал черной завистью. Зато сейчас девушка позволяла себе следовать урокам, что снова понимали одни и совершенно не одобряли другие. Впрочем, из этого и состоят любые отношения между людьми "нравится-не нравится".
А тем временем пара прошла мимо стены с характерной для банды граффити. Девушка напряглась, внимательно прислушиваясь к собственным ощущениям и эмоциям. она держала штурмовую винтовку наизготовку, но стрелять не собиралась.  По мере того, как Дитрих уверенно, но более медленным и спокойным шагом подходил к крыльцу одного из зданий, Катя опустила оружие, следуя примеру ученого - тот явно не с ножами сюда пришел.
- Чего тебе? – рявкнул в ответ высокий, поджарый мужчина с начинающими редеть волосами.
Тармашева смотрела на него в упор холодным взглядом.
- Мне нужен ваш главный, – ее попутчик проявлял всю вежливость в общении с не то главарем банды, не то с кем-о из явных представителей тварей, которые сначала бьют, а потом спрашивают.
- Думаешь, любая банда вот так легко выдаст кому-то своего командира? - задалась молчаливым вопросом девушка, не отрываясь от нахала. Она воспитывалась строго и еще не потеряла всех принципов, вбитых с детства, но злость в ней закипала, что отражалось на неприязненном взгляде и стиснутых зубах - лишь бы чего не ляпнуть в ответ, а ведь хочется!
- А с чего ты взял, что он с тобой говорить хочет? - ну, ответ вполне предсказуем для всех.
-Хочу предупредить об опасности.
Кейт оторвала взгляд от наглой рожи и посмотрела на Дитриха, что стоял чуть впереди нее. - Чего же ты хочешь на самом деле? Неужели все так просто - переговоров?
Мужчины еще переговаривались, когда Катя заметила мальчишку, что что-то нашептал одному из этой славной компании.
- Сдайте оружие. Оба!
Девушка продолжала ждать действий от своего попутчика. Наконец, решение было принято и он повернулся к ней.
- Кейт, тебе идти не обязательно. Я не знаю, что из этой… эм.. встречи получится. Спасибо, что прогулялась за компанию. - мужчина сдал автомат, а Кейт резко отступила на хороший для своего роста, шаг назад, так же быстро разведя руки по сторонам. На нее уставились стволы автоматов, чего девушка и ожидала. Поэтому медленно, растопыря пальцы одной руки, сняла с себя ремень с автоматом, и сдала его. Следом отправились пара пистолетов и две гранаты. Пришлось предоставить и рюкзак на рассмотрение, из которого было извлечено холодное оружие в виде всего лишь одного ножа. Тряпье оставили ей, как и остатки древней "косметички", в которой хранились пара шприцов с непонятной прозрачной медицинской дрянью. Ну правда ведь, дрянь! Всякая химия намешана. Но Тармашева была уверена в ней лишь потому, что эту самую гадость создали товарищи Дитриха.
Спустя пару минут, девушка нагнала ушедшего вперед Вольфа.
- Думал, что я уйду? Мечтай. Что ты на самом деле хочешь сделать? Поговорить? - спросила шепотом девушка, глядя мужчине в глаза.
Она не боялась. Ей была нужна информация, чтобы понимать, как себя вести.

Отредактировано Ekaterina Tarmasheva (09.07.2016 14:56:48)

+6

18

[NIC]Greg[/NIC] [STA]Stay on tune[/STA][AVA]http://photo.rock.ru/img/y4Zu5.jpg[/AVA][SGN]Wanna survive? Ask me![/SGN]

Вокруг двоих пришельцев постепенно собирались люди. Преимущественно мужчины довольно крепкого телосложения. Выражения их лиц практически не отличались, демонстрируя напряжённость и беспокойство. Каждый из них был вооружён. И каждый выжидал. Они не знали, что несли с собой чужаки, мир или войну, так что не спешили действовать, поскольку никто из этих двоих не проявлял признаки агрессии. Кроме того, местные жители охотно верили в ту защиту, что им обещал главный защитник поселения, на которого они были готовы чуть ли не молиться.
Незнакомцы не знали, что как только они ступили на территорию, принадлежавшую городу, каждое их движение сопровождалось не одной парой наблюдательных глаз. Это означало, что Грегори знал о появлении чужаков подле своего дома задолго до их реального приближения. Он же и не спешил показываться, предпочитая пока оставаться в тени, дабы иметь возможность получше изучить “гостей” и понять цель прибытия.
Как говорится, слухами земля полнится, так что весть о незнакомцах, вторгшихся на территорию поселения, разнеслась практически молниеносно, так что ряды вооружённых мужчин стали пополняться совершенно обычными людьми, основную массу которых составляли старики, женщины и дети.  В отличие от немногочисленных бойцов, они то и дело наклонялись друг к другу и о чём-то перешёптывались, очевидно, обмениваясь впечатлениями, а детвора и вовсе указывала на них пальцами. Шёпот становился всё громче, переходя в неразборчивый гул, и люди начинали разговаривать в голос, чтобы донести до собеседника свою мысль. Тут и там можно было уловить отрывки фраз, каждая из которых так или иначе касалась судьбы пришельцев.
- Как думаешь, кто они?
- Они опасны?
- Мамочка, можно мне посмотреть поближе?
- Интересно, Грег примет их?

Некоторые собравшиеся с опаской косились на незнакомцев, другие рассматривали их не стесняясь, но абсолютно все были готовы действовать, если вдруг что-то пойдёт не так. Страх помогал им выжить. Страх направлял их, чтобы оказаться в безопасном месте. Страх управлял и подчинял.
Абсолютно все затихли, когда пришлый мужчина подал голос, заговорив с одним из защитников города. Плохая идея, потому что, по многочисленным отзывам, он был слишком груб, неотёсан и, чего уж там, глуп. Но он был хорошим исполнителем. У него есть задание и это задание он будет выполнять до получения результата, даже если придётся кого-то убить или умереть самому. Мужчина был полон решимости стоять насмерть, пусть даже толком не понимал ради какой цели.
Как только “гости” сдали имевшееся у них оружие, на переднем плане снова появился молодой паренёк, коротко кивнув и бросив:
- Следуйте за мной.
Стоило ли удивляться, что кроме паренька к сопровождению присоединилось ещё трое молчаливых мужчин с автоматами. Незнакомцев проводили внутрь особняка, который ещё сохранял остатки былой роскоши. Полы по-прежнему покрывали богатые ковры, явно сотканные вручную, на стенах висели портреты каких-то местных политических деятелей, даже окна были украшены зелёными растениями. Вот только если хорошенько присмотреться, можно было разглядеть повсюду запёкшиеся пятна крови. Пятна выглядели старыми, засохшими, выцветшими, однако они давали неплохое представление о том, что, несмотря на внешнее убранство и благополучие, когда-то (на самом деле относительно недавно) и это место переживало не лучшие времена.
Наконец, мужчину и женщину привели в небольшую комнату, ранее служившую, очевидно, в качестве приёмной, и попросили немного подождать. Через несколько минут, шестнадцатилетний подросток вернулся за ними и пригласил пройти через массивные дубовые двери, которые немало повидали на своём веку. Они выглядели ветхими, были испещрены царапинами и вмятинами, но продолжали стоять и являться свидетелями новой, новейшей истории.
Их завели в огромных размеров кабинет, весьма уютный, наверное, благодаря зажжённому камину. Тёмная мебель такого же окраса, как и двери, в стиле “морёный дуб”, выглядела покоцанной, но крепкой. Первое, что могло броситься им в глаза - большие напольные часы, громоздкие, механические, которые тикали так громко, что могли свести с ума любого, кто оставался бы наедине со своими мыслями. Затем высокий книжный шкаф, в котором отсутствовали предусмотренные для дверок стёкла.  Кожаный диван, приглядевшись к которому, можно было заметить грубые, неумелые швы обычными нитками, чтобы не торчала набивка. Конечно же, массивный стол, покрытый многочисленными географическими картами.
- Добрый вечер, - произнёс мягкий голос со стороны бокового окна.
Мужчина стоял к вошедшим спиной, но развернулся вместе с приветствием.
- И добро пожаловать в Элизабеттаун. Я Грегори, или просто Грег, - он подошёл ближе, чтобы пожать незнакомцам руки.
Грег оказался совершенно обычным мужчиной средних лет с аккуратной бородкой, которая скрывала волевой подбородок, и коротко стрижеными волосами. Он обладал низким приятным голосом, чем умело пользовался. Грег вообще умел убеждать, не прибегая к насильственным методам. Невысокий рост он компенсировал за счёт уверенной, прямой спины. Нельзя сказать, что Грег страдал ожирением или лишним весом, но килограмм десять скинуть ему бы не мешало. Одет он был просто, даже по-фермерски: в обычные синие джинсы и клетчатую рубашку. Единственное, что выбивалось из общей картины и заставляло сомневаться в мнимом благополучии, был его шрам, пересекающий левую щеку от брови до уголка губ, из-за чего ему было трудно улыбаться, потому что улыбка больше напоминала ухмылку.
- Приношу свои извинения за эти формальности. Но сами понимаете: здесь живут обычные люди, и не все из них умеют защищаться. Поэтому нам приходится перестраховываться и предпринимать меры безопасности. Оружие вам обязательно вернут в целости и сохранности. Мы должны были убедиться, что вы не одни из этих сумасшедших, так как мы не можем рисковать жизнями невинных людей. Они и без того слишком многое пережили.
Он указал раскрытой ладонью на диван.
- Прошу располагайтесь. Вы, должно быть, устали с дороги? Можете отдохнуть и перекусить, а после мы встретимся ещё раз. Или же… Я не хочу показаться невежливым, но вы сами изъявляли желание поговорить. А я готов вас выслушать.
Конечно, ему хотелось поскорее узнать, какие же вести принесли с собой нежданные гости, однако законы гостеприимства никто не отменял, а Грег любил законы. Когда-то он любил им следовать, сейчас же ему нравилось их устанавливать и следить за соблюдением. Он знал, что по всему периметру города расставлены часовые, и даже если эти двое пришли не одни, а с целой бандой соучастников, он узнает об этом раньше, чем они успеют подобраться на опасное расстояние. Может быть, всех уберечь не получится, но кто владеет информацией, тот владеет миром, так что чем больше эти двое расскажут, тем больше пользы они принесут. Если, конечно, им есть что сказать.
Грегори мягко опустился в кресло и вытянул под столом правую ногу. Он сложил руки в замочек на груди и выжидательно уставился на своих собеседников. Если они выберут отдых и пищу, что ж, ему придётся потерпеть немного.
В дверь постучали, и в кабинет вошёл тот самый шестнадцатилетний парнишка с подносом, на котором мирно покоилась пара сэндвичей.
- Мы стараемся экономить запасы, поэтому едим по расписанию, - объяснил Грег. - Вы немного опоздали к обеду, но к ужину мы что-нибудь придумаем.
Парнишка поставил поднос перед мужчиной с девушкой и отошёл обратно к двери, но вопреки ожиданиям не покинул комнату, оставшись стоять молчаливым изваянием.
В тишине напольные часы за спиной Грега тикали особенно громко, как будто отсчитывая минуты до чего-то важного, до какого-то решающего момента.

+5

19

Каждое новое "завтра" приносило с собой новый рассвет, но не желание жить. Лианна больше существовала. По инерции. Потому, что так надо. И потому что "мама велела оставаться здесь". Здесь, где безопасно. Где достаточно запасов еды и воды. А потом...
В одном из новых "завтра" еды не осталось, она закончилась.
Все двери лаборатории лишились ручек, как и окна. Все что было стеклянного по большей части разбито. Лианна все еще ходила на двух ногах, передвигаясь больше как человек. Тяжелые крылья неизменно оттягивали плечи назад и постоянно цеплялись за все, что ни попадя... Им было тесно в коридорах.
После того, как закончилась еда, находиться в лаборатории стало незачем. Что-то еще держало здесь... Лианна уже и не помнила даже, что именно. Помнила только, что часто смотрела на труп в одной из комнат, как если бы он был с чем-то связан для нее. С чем-то значимым, возможно... вот только она не могла припомнить, с чем. Как не помнила теперь, всегда ли она была такой, или что-то случилось. Малейшая попытка отзывалась легким жжением и гудением в голове... Лучше не вспоминать. Легче не вспоминать. К чему, если теперь все это не имело никакого значения?..
Лианна облазила каждый уголок научной базы. И ни одного постороннего шума. Ни одного постороннего запаха. Только цоканье ее когтей, шуршание крыльев и запах ее ног, уже измеривших длину бесконечных коридоров столько раз, сколько дней Лианна оставалась здесь, укрытой от остального мира. Здесь не держало больше ничего.
"Надо идти", - настойчивый инстинкт погнал за стены. - "Надо искать пищу".
Лианна обернулась в проеме двери, окидывая взглядом всё, что знала. Боязно. Страшно перешагнуть порог, не зная, что сулит там незнакомый мир. Это практически всё равно, что покидать родное логово, где родился и "вырос" в безопасности и покое.
Теперь же... всё это закончилось.
Пора выходить из гнезда и учиться летать.
"Летать?" - на эту мысль натолкнула какая-то птица, в резким криком промелькнувшая над головой. Лианна сожмурилась, прикрыв глаза от солнца "козырьком" когтистой лапы, и обернулась через плечо, пытаясь рассмотреть крыло. Так вот, для чего они. Ле-тать. Она научится. Обязательно научится. Так же, как и выживать. Среди хаоса нагроможденных друг на друга проводов и антенн... Если она минует их, она сможет опробовать крылья.

Настоящее время. Теплицы одной из церквей.
Лианна перестала считать падения, царапины и следы от зубов с тех пор, как осталась одна. Большие скопления людей стали пугать ее... Несколько раз нарываясь на банды людей, девочка не успевала даже открыть рот, чтобы что-то сказать... И помнила красную пелену. И то как методично, настойчиво, медленно доставала из лап пахнущие собственной кровью пули потом.
Несколько раз на нее нападали чипированные... Пытались напасть, не признав за свою. Слишком много, по их меркам, оставалось в ней еще человеческого. Она не была кровожадной. Отнюдь. Но становилась такой при запахе крови... Чужой крови всегда было вдоволь там, где таились их стаи... И Лианна освоила крылья, научившись летать.
Несколько раз на нее нападали и банды. Пытались напасть, однозначно не признавая за свою. Слишком мало, по их меркам, оставалось в ней человеческого... Знали бы они, как тяжело и болезненно ударило по девочке осознание того, что она не такая, как другие. И Лианна научилась лучше прятаться, и стала "охотиться" выходя по ночам, отсыпаясь днем где-нибудь повыше и подальше... что от человеческих, что от нечеловеческих глаз.
Как же радовалась она, когда нашла церковные теплицы!
Лианна не помнила, как назывались эти сооружения - большие, громоздкие, с символикой... то людей, то горгулий. Чудовищ, между которыми удобно прятаться. Таких же почти, как она... только каменных. И будь здесь поблизости источник энергии, убежище можно считать идеальным.
Дождавшись ночи, слетела вниз, воровато оглядываясь по сторонам и чутко принюхиваясь к происходящему. Лишь бы никто не заметил. Лишь бы дали поесть... В ее желудке вот уже несколько дней не было ничего, кроме воды. Ветер донес очередной букет запахов и, кажется, звуки стрельбы... значит, участникам не до нее. Можно спуститься... влезть в проем окна крупным (чересчур даже) кузнечиком, едва не застряв, и найти что-нибудь где-то здесь, на земле. Откопать и попробовать... Лист? Корешок? Или плод? Или что тут еще относительно, может, съедобно?
[icon]https://pp.vk.me/c636717/v636717504/4326c/i1wwIjvvGHE.jpg[/icon]

Отредактировано Lianna Reed (07.12.2016 21:29:45)

+5

20

[nick]Роско [/nick][status]and friends[/status][icon]https://i.imgur.com/B8HFgTf.png[/icon]
[float=left]Клинч.
https://i.imgur.com/3pOIqnV.jpg[/float]
Церковь
Клинчу хотелось только одного - побыстрее убраться с открытой местности. Среди крови и трупов, среди густого запаха смерти, выжившие были словно маяки для тех, кто еще не утолил свою жажду охоты. И если нападение случится снова, численное превосходство будет не на стороне людей. Оружия как такового нет, бойцов - тоже, с кучей калек много не навоюешь. Клинч мог бы цинично предложить добить раненых, тем более, что некоторые точно не выживут - скончаются от обильной кровопотери, но если бы он озвучил это вслух, то с больше вероятностью пустили бы в расход самого Клинча. Потому и промолчал. Помог поднять и погрузить на плечи выживших раненых и пристроился в хвосте группы, прикрывая отход.
  Идти оказалось, действительно, недалеко, а на пути так больше никто и не встретился, не считая примкнувшей к процессии девушки, выскочившей будто из ниоткуда, что могло бы стоить ей жизни, заметь ее Клинч чуть раньше.. Весь короткий переход, он пребывал в напряжении, до максимума обратившись в слух и зрение, чтобы не упустить ни одной случайной тени, не вовремя колыхнувшейся где-нибудь с боку.  У дверей церкви он развернулся лицом к дороге и до последнего выцеливал ночную темень, пока последний человек не скрылся в здании, только тогда он вошел и сам, притворив за собой тяжелые створки.
  Внутри оказалось довольно сносно: было видно, что в храме поддерживают относительный порядок, не давая вандалам растащить остатки убранства. Вокруг раненых тут же засуетились люди, группа распалась и каждый занялся вопросами насущными. Он же пока не спешил проходить, осматривался, повесив оружие за плечо на потертом ремешке. Теперь нужно выяснить кое-какие детали и возвращаться к Роско. Сюда вполне можно перекинуть ту семью, что они подобрали, как раз освободились места.
Они вас поблагодарят.
  Голос этой женщины вывел Клинча из раздумий, он повернул голову и посмотрел на нее, чуть приподняв левую бровь, что одинаково могло выглядеть, как проявление интереса, так и  скептическое отношение к сказанному ею.
  - Не стоит.
  После  недолгой заминки проговорил он с трудом, как если бы забыл, что значит разговаривать. Из всей группы Роско, Клинч по праву считался самым молчаливым и нелюдимым, а в последнее время общение с живыми людьми давалось ему все хуже. Однако за не имением другого переговорщика, все беседы придется вести ему, по крайней мере, пока здесь не окажется Роско собственной персоной.
  А вот от воды отказываться не стал - выпил, коротко кивнув в благодарность, утер рукавом куртки губы и вернул кружку.
  - Ты ранен?
  Он отрицательно качнул головой, глянул на свои руки и одежду и нахмурился. Придется задержаться на "базе"", чтобы отмыться и переодеться, иначе просто неизвестно, когда еще удастся.
  - Мне нужно возвращаться. Но сперва ответьте. Вы  сможете принять еще четверых? Женщина, мужчина и двое детей. наша группа подобрала их несколько дней назад. Мы обещали им сопровождение до ближайшей церкви, где они смогут остаться. - он внимательно смотрел на женщину, хотя и понимал, что не она тут решает и спрашивать надо было бы у того, кто увел одного из выживших на "допрос".

Отредактировано Eugene Hartmann (27.07.2016 03:48:29)

+6

21

Наемника толи удивили ее слова, толи еще что. Впрочем оно было и не странно. Даже сейчас люди его профессии работали исключительно за плату. Такая порода обычно не менялась. На какое-то время Эллен отошла от мужчины и девочки.  А когда вернулась дала ей тарелку с едой,  а ему мокрое полотенце, чтобы он мог стереть кровь.
- Это церковь,  - только и произнесла она, отвечая на чужой вопрос. - Тут рады всем. И запасов хватит. Только, решите вопрос о вооруженных людях, которые могут сюда войти. С этим тут вопрос острый.
Кажется, привычки вбитые мужем в голову давали о себе знать. Или то была мутация, которая решила выплеснуться на этого человека? Когда он оттер руки насколько можно, она дала тарелку и ему. К тому же, если он собирался в обратный путь, то запах крови все равно мог бы привлечь нежеланных гостей.
- Я поговорю с главным. Жди здесь.
Эллен поднялась со скамьи и пошла в помещения за алтарем. Старший уже отпустил парня и теперь сидел в кресле. Они, можно сказать потеряли последних, кто мог бы оберегать эту общину, женщина положила руку ему на плечо. Как бы говоря и не такое проходили. Действительно, бывало и хуже, особенно когда они только собирались и шли через рушившиеся город к тому единственному, что могло их спасти. Но и сейчас менее опасно не становилось.
- Этот человек, что спас их, спрашивает, сможем ли мы принять ещё семью. Места есть. Но, как я поняла, он не один такой...
- Ты все еще подозрительна. - Перебил ее мужчина, понимая, что женщина хотела сказать. Предостеречь по поводу отряда вооруженных наемников. Эллен пожала плечами.  Она не могла рассказать, почему ее подозрительность так возросла. Хотя часть правды священник все же знал. О том, что ей пришлось сначала убить своего мужа, а потом и ребенка,  потому что они превратились в этих и пытались убить ее. Все остальное покрылось пленкой из лжи, которая была перепачкана не только в крови семьи.
- К тому же, может быть, мы сумеем привлечь их на нашу сторону, хотя бы на какое-то время. Пока не решим свои проблемы с охраной. Думаю, они будут не прочь подзаработать.
- Я скажу, что он может привести их и при возможность пойду с ним.
По взгляду священника было видно, что он не одобряет такой подход, но спорить с Эллен было трудно. Она вернулась в зал и подошла к наемнику. Девушку видимо уже увели в комнату, потому что мужчина стоял один.
- Вами дали добро, но я пойду с вами. - произнесла она, глядя мужчине в глаза. Шла она с ним сейчас не только потому, что не доверяла, а именно потому, что внезапно в ней рождался гнев. Уж если кто и успеет ее убить, до того как она нападет на остальных, так это он.
[ava]https://66.media.tumblr.com/e1d4f14d41a561f7b1e04160db98d96c/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo1_250.png[/ava][sgn]https://67.media.tumblr.com/bb74c3a84b9fe95d5accaaebcc8e009e/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo3_400.png[/sgn][sta]If you are strong enough, you will survive.[/sta][nic]Ellen[/nic]

+6

22

[nick]Роско [/nick][status]and friends[/status][icon]https://i.imgur.com/B8HFgTf.png[/icon] [float=left]Клинч.
https://i.imgur.com/3pOIqnV.jpg[/float]
Церковь
Он ждал, хотя мог и уйти и вернуться к Роско, а потом вместе уже привести "груз", от которого и он и одноглазый мечтали избавиться. Провизии хоть и было много, однако четыре лишних рта ставили ее под угрозу "вымирания". Пополнить запасы им удастся не сразу, к тому же каждая вылазка, на которую они будут выбираться полным составом, считая пришлых, может грозить потерями, которых им пока удавалось избегать.Сбагрить бы с рук побыстрее эту обузу и дело с концом. Тогда и Клинчу не придется, как привязанному, торчать на "базе" и возвращаться туда всякий раз, как он уходит в разведку. Достаточно скоординироваться с Роско и встретиться в точке сбора.
  Ждать пришлось не долго, по крайней мере не дольше, чем если бы он сам разговаривал с главным. Когда же женщина вернулась, Клинч поднялся со скамьи, где оставил в кровавых разводах полотенце, готовый выступать в любой момент. Однако ответ не понравился ему. Решительная дамочка попалась.  Такой, если "нет" скажешь, она все равно пойдет следом, мелкими перебежками от куста к кусту. Проще, если она всегда будет на виду, и Клинчу не придется вытаскивать ее из чьей-нибудь пасти.
  Однако весь скепсис отразившийся у него на лице, говорил об обратном.
  - Хорошо. Надеюсь, ты умеешь обращаться с оружием.
  "Если вообще оно у тебя есть."

Спальный район, дом с номером 2021 по безымянной улице.
  Когда на пороге послышались шаги, Роско уже не спал. В щели между досок щитков, которыми были заколочены окна, пробивались первые тусклые лучи, выхватывая из темноты помещения грязный пол и витающую над ним пыль. 
  Роско открыл глаз и долго вслушивался в тишину, разбиваемую шорохом с улицы. Шли двое. Поступь Клинча он узнал сразу - грохот тяжелых ботинок ни с чем не перепутать. Однако, он был не один. Друг или враг? Вот и проверим.
  Бесшумно поднявшись с кресла, Роско перешел к двери и встал у косяка так, чтобы возможный враг не попал в слепую зону отсутствующего глаза. Сухо щелкнул затвор винтовки. Когда дверь открылась и Клинч первым вошел в дом, дуло уперлось ему в висок, а потом скользнуло в сторону - на женщину, входившую следом.
   - Кого ты еще притащил?
  Хриплым со сна голосом спросил он, стараясь не выпускать человека - и человека ли? - со статусом которого пока не определился, из поля зрения.
  - А вы мисс бросьте оружие. Здесь вам не рады.
  Потревоженные его голосом, начали просыпаться и остальные. Семейка сбилась в кучу и перепуганные на смерть родители, которые толком не могли ничего понять, придерживали хнычущих от голода детей. Кори вынув из-под подушки старенький револьвер, целился в пришелицу. Рука его вздрагивая от постоянных зевков, которые парень пытался скрыть, то и дело тычась лицом в собственное голое плечо. Брат с сестрой тоже дружелюбия не проявляли: Валери нахохлилась, выглядывая из-за спины брата, Люк только хмурился, жалея, что оружие ему выдают лишь во время вылазок.
  Ситуацию спасла Марта, тронувшая Роско за плечо и выразительным взглядом, в котором читалось все, что она думает о его паранойе, заставила таки опустить оружие, потом шикнула на молодежь и велела заняться завтраком для детей.
  - Простите их. Сами знаете, времена нынче не спокойные. Входите. - она попыталась улыбнутся.
  - Пусть лучше скажет кто она и зачем пришла, - перебил Марту Роско, нехотя убирая оружие. Он захлопнул за спинами пришедших дверь  и переключился на Клинча. - Какие новости?
  - Я нашел церковь и людей, которые примут эту семью. Здесь недалеко. Эта женщина из общины. Напросилась со мной. Не доверяет.
  - Я бы твоей роже тоже не доверял, - Роско окинул приятеля взглядом. - Вали мыться, потом все расскажешь. А вы, - он оглянулся на остальных, - Собирайтесь, ешьте. Через час уходим. Брать только самое необходимое, грузить в машину, все остальное оставляем здесь. Все ясно?
  "Банда" ответила нестройным гулом.
  Марта тронула Эллен за локоть.
   - Хотите чаю?

Отредактировано Eugene Hartmann (28.07.2016 04:35:39)

+6

23

[nick]Логан[/nick][status]не будите во мне зверя[/status][icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/07/855cbc1a9ecdd7b2fa28ed70edb5466c.gif[/icon][sign]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/07/783a3b3972d7f0b4b3f16a0b52b53523.gif http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/07/d1e23b8b4ba893503a2f0dd7853842a8.gif[/sign]

По разным сортам деревьев вились отличного друг от друга цвета листья: кое-где желтого, кое-где нехарактерно кроваво-красного. Это мясо темноствольных кленов, резное пяти концами и будто острое, облепляло кости очень эстетично и декоративно – шариком, как при богатеньких поместьях с искусным садовником на службе. И совсем не важно, что корни этих самых костлявых деревьев торчали из земли подобно лохматым кишкам. Все равно красиво, черт возьми, все равно красиво. Подле них вылупились бледные, как утопленники, грибы и тянулись на худощавых ножках к безжизненному блику солнца так, словно оно еще существовало и что-то значило. И все это в некогда цветущем промышленностью городе со стабильно бодрым населением в несколько миллионов персон.
- Поведешь их дальше, - мрачно отозвался Логан, когда подошедший к нему Диксон выжидающе уставился на него. Не сказать, что ответ командира удовлетворил диверсанта, но и пререкаться с ним по этому поводу он не стал. Логан прекрасно понимал, что выбрал не самое лучшее время для охоты, как и понимал то, что если не утолит свой голод, ему сорвет крышу и он разорвет любого, кто будет находиться в этот момент рядом с ним.
Блеснув белыми глазами в густоте темноствольных кленов, мужчина рванул вперед, мгновенно затерявшись среди многолетних деревьев. Высушенные за день беспощадными лучами солнца, ветки под тяжелыми ботинками хрустели, ломаясь как кости, птицы пугливо взметались вверх, выдавая чужое присутствие. В ушах отдавался слабый шум ветра. С грациозностью дикого зверя Логан ступал по высушенной, растрескавшейся земле, с невероятной, только в такие моменты, возможной силой ощущая биение жизни в своем теле, в своем дыхании, в своих движениях. Внезапно какая-то невидимая сила заставила его остановиться. Мужчина присел, опустившись на одно колено, и стал напряженно вслушиваться в шепот ветра. Погодя какое-то время, он рванул в сторону от куда доносился слабый запах живой, пока еще, плоти. Он пробежал около пяти километров, ловко перепрыгивая через пеньки да коряги, прежде чем настиг свою жертву, у которой пред ним не было никаких шансов.
Под мощными панцирями изогнутых секирой когтей терлось в фарш плотное месиво с разодранного насмерть мясистого оленя, отбившегося от ненадолго выжившего стада. Его нутро намотанное по взбитым зелеными венами рукам кровавой вереницей, хлюпало при резких спазмах дерганых движений и стекало наземь безвольно, как слизняк. Вязкая, подсыхающая по контурам венозная дрянь окропила обе челюсти, зубы, небо, язык и просочилась под ворот, пропитав его почти что чернильным густым оттенком на без того темной одежде. Всякие живые существа, иногда сильно кровоточат, пока плещется в инстинктах самосохранения жизнь, и сердце бешено гонит кровь по вырванным наружу проводам вен. Ноги в тяжелых ботинках почти по колено в этом, умей Логан чувствовать неприязнь, это оказалось бы сверх всяких «противно».
Идиллия голодного собственичества не продлилась больше скудного часа. На запах свежатины слетелись мелкого рода глупые, безмозглые стервятники, клацая зубами то на помятый, как алюминиевая банка, труп, то на испачканного в его «богатом внутреннем мире» хищника. В порывах бешеного голода Логан изрядно извалялся в липком аромате второй положительной, став в глазах стервятников привлекательной закуской.
Пора бы отсюда уходить, думает мужчина, когда те начинают подбираться к нему слишком близко, оказавшиеся тупыми, как пробка, они легко поддаются когтям, когда пытаются отхватить от чужой добычи, кто сколько горазд. И Логан едва ли винит их в глупости – у самого извилины беспросветной плесенью зарастают, когда внутри расходится саркомой голод. Правда, не за что винить, всего лишь голодные. Всего лишь без мозгов.


К лагерю Логан добрался затемно. У импровизированных ворот, его встретили двое патрульных, сообщив о недавнем нападении чипированных. Это произошло до того, как группа Логана добралась до лагеря, и смогла помочь отбить атаку. Мужчина предупреждал, что так будет, потому, что находясь вне бетонных стен, они открытая мишень для всех желающих. Такой расклад ясен хрен его не устраивал, потому он как можно скорее хотел добраться до заброшенного медицинского центра, в огромном здании которого можно было бы обосноваться. И с рассветом он намеревался отправиться в путь, теперь же это не предоставлялось возможным, потому как следовало сперва позаботиться о раненных и похоронить убитых. К тому же запасы медикаментов себя исчерпали, необходимо было разжиться новыми, прежде чем выдвигаться в путь.
Логан нахмурился, задумчиво почесав когтями, заросший густой бородой, подбородок.
- Ладно, - озвучил свое решение командир после затянувшейся паузы. - Я возьму с собой Диксона, Зоуи, Милтона и Кейна. Где-то к северу от нашего лагеря должен находиться склад медикаментов.
Глаза прильнули к движениям существа в полутьме, и примерились к нему снайперской точкой.
- Октавия, - подозвал он к себе сестру. - Собирайся. Пойдешь с нами, - оставлять ее в лагере казалось ему не самой разумной идеей, потому как он не был уверен в ее намерениях.
- Диксон не забудь про свои любимые мины - они нам пригодятся.
- Я скорее забуду, как решать дифференциальные уравнения с разделяющимися переменными, чем это, - пылко заявил подрывник.
Еще до рассвета, группа из шестерых сверхлюдей, во главе со своим командиром была полностью укомплектована и готова отправиться в путь. Логан не знал, с чем именно ему придется столкнуться, будет ли удача на его стороне, или же ему придется принять непростое решение ради будущего своих людей.

Отредактировано Sigrid McGraw (28.07.2016 09:59:23)

+5

24

[ava]https://66.media.tumblr.com/e1d4f14d41a561f7b1e04160db98d96c/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo1_250.png[/ava][sgn]https://67.media.tumblr.com/bb74c3a84b9fe95d5accaaebcc8e009e/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo3_400.png[/sgn][sta]If you are strong enough, you will survive.[/sta][nic]Ellen[/nic]

Эллен только головой покачала на вопрос об оружии. На самом деле она не была точно уверена в том,  насколько сильна без него. Агрессия это хорошо, но нельзя победить, не зная себя.
- Победить, не побеждая,  это искусство войны, - только и произнесла она, следуя за мужчиной из церкви. Когда они уже почти вышли за ворота, их нагнал мальчишка. Эллен улыбнулась ему и потрепала по голове. В руках ребенка был дробовик. Забрав у мальчика оружие, она проверила, заряжен ли обрез и ссыпала патроны, которых было не так много в сумку. Ее она взяла ещё после разговора со старшим.
- Но я умею обращаться с оружием, мой муж был полицейским. До того, как сошел с ума и попытался меня убить. – Произнесла она, когда с проверкой было покончено.
Далее путь прошел без задержек. Женщина двигалась почти бесшумно, достаточно для того, чтобы наемник ее не пристрелил. Они миновали гнездо, улицу и еще несколько домов и везде земля пела о мертвых, что залили ее кровью. Что могло вырасти после такого обильного кровавого полива? Ничего хорошего. Перед глазами поплыли странные картины, изображающие не самый безобидный сад на свете, но, тем не менее, прекрасный в своем жутком виде. Эллен внутренне содрогнулась, не понимая, откуда взялась картинка. Покачав головой, она поспешила за своим спутником, который не обращал внимания на то, что она замешкалась. И в общем-то в этом был прав. В этом мире, новом мире, одна секунда могла стать роковой.
Что логично первым в убежище наемников вошел ее провожатый. И тот чуть не получил из ружья в лоб. Типично мужское поведение - стреляй, а потом спрашивай. К счастью всех окружающих, а детей в особенности, все мозги остались в головах присутствующих людей, а не были размазаны по стенам, двери и потолку.
- Опустишь свое, и я опущу свое, - только и откликнулась Эллен, хотя обрез и был направлен в землю. Она скорее почувствовала, что по ее глазам прошлась зеленоватая рябь. Пока что невидимая для других. Так как тут были дети, то пришлось контролировать себя. В отличие от церкви, тут она мало могла куда уйти.
- Мое имя - Эллен. – Только усмехнулась женщина, пока мужчины разбирались чье лицо привлекательнее. А потом посмотрела на ту, кто старалась сгладить ситуацию. Сама Фармоса уже стала забывать, каково это быть вне зоны комфорта, которая осталась в церкви. Как оказалось, это даже бодрило.
- Только воды, - улыбнулась она женщине. В последнее время, Фармоса отметила про себя привычку пить исключительно воду. Больше ничего ей нужно не было. Вода, да солнце. Фотосинтез. Кажется, она и правда превращалась в растение. Хорошо хоть не стала прорастать корнями или покрываться корой. Да и волосы пока вроде бы не напоминали лианы.
- Куда вы отправитесь после? – Эллен посмотрела на предводителя наемников. Вряд ли они после такого доброго приветствия смогут договориться до совместной прогулки, но узнать и попробовать стоило. – Или мне сразу спросить: с кем мне потрахаться, чтобы уйти из этой дыры? Хотя, это вряд ли поможет. И под дырой я имею в виду город вообще, а не церковь или этот дом.
Уйти Фармоса планировала и раньше, просто потому, что становилось тяжелее контролировать свою агрессию. И если разбитые горшки еще можно было бы объяснить тем, что они упали, то вот возможные трупы нет. Да и тем, кто остался в церкви, было мало что противопоставить ей. Женщины, дети и старики. Кто теперь их будет защищать? Уж точно не она. Не тот, кто представляет сейчас для них только большую угрозу.
Выпив воды, женщина помогла погрузить машину. Оставалось только надеется, что звук мотора не привлечет чипированных и не придется отбиваться по пути. Одно действие порождает другое. Выстрелы при попытке оторваться от стаи привлечет только больше желающих их всех сожрать.

+6

25

[nick]Роско [/nick][status]and friends[/status][icon]https://i.imgur.com/B8HFgTf.png[/icon]
Марта не стала настаивать, вздохнула и принесла воды. Сейчас многие не были расположены к задушевным беседам, что немного расстраивало Марту, изредка страдавшую от нехватки хотя бы слушателей, не то что собеседников. С роско особо не поговоришь, разве что строго по делу, чаще они просто препирались, и все равно Марта была благодарна ему за то, что не оставил и не избавился при первой же возможности. Возможно, сам Роско нуждался в компании гораздо больше, чем думает.
  Тем не менее, следуя приказу главного, банда развела бурную деятельность на кухне, споро сооружая из имеющихся продуктов достаточно плотный завтрак для всех присутствующих. Роско молча стол на своем наблюдательном посту возле двери с кружкой кофе наперевес, глядя на холодную, бледную зарю. Клинч шумел на верху.
  Отвечать на вопросы дамочки одноглазому совершенно не хотелось, как не хотелось брать еще кого-то в их компанию. От этой женщины веяло неопределенной угрозой, подвергать которой других членов своей банды он не имел права. Если бы быть уверенным на сто процентов, что она отстанет от них, услышав заведомо ненужное для нее же направление, то Роско придумал  бы что-нибудь, но ей, видимо, было все равно.
  - Утихни, женщина. Незачем так орать. И твоя тощая туша тут тоже никому не нужна, - отмахнулся Роско, возвращаясь на кухню и ставя пустую, грязную кружку на стол. Мыть посуду никто не собирался - в этот дом они вряд ли вернутся. - Пока не знаю. Сначала сдадим эту семью церковникам, потом посмотрим.
  - Нам нужно будет пополнить запасы и... Роско, ты знаешь, нам нужны будут кое-какие медикаменты. Вода нынче отвратительная, местами и вовсе гнилая. Сам знаешь, чем  это может быть чревато. Не помешали бы и фильтры... - Марта быстро осеклась под взглядом единственного глаза бывшего вояки и ретировалась с кухни на двор, помогать молодежи с погрузкой.
  Роско перепел тяжелый взгляд на Эллен.
  - Послушайте, леди, если у вас есть конкретный маршрут и вам нужна помощь, то я согласен вас сопроводить. И без того в последнее время занимаемся исключительно благотворительностью: подбираем таких, как эта семья и переправляем в места, где о них способны позаботиться. Так вот, - он сунул в зубы остатки ночной сигары, подпалил, выпустил клуб вонючего дыма, - мы можем доставить вас туда, куда вам нужно, но не больше.  За вашу шкуру я буду держать ответственность только перед своей совестью, но имейте в виду - малейшая опасность, грозящая другим, или тяжелое ранение станут для меня тем фактором, руководствуясь которым я брошу вас.
  Он приметил спускающегося по лестнице чистого и переодевшегося Клинча и подал ему знак, следовать за собой. Нужно было переговорить.
  -  Подумайте и решите, и если будете все еще согласны, то изложите мне свои мысли после того, как семья окажется в безопасности.
 
Церковь и территория к ней прилегающая.
  Перегон занял куда меньше времени, чем если бы они добирались до места пешком. И хотя в машине было тесно, даже с учетом открытого кузова, народа в него набилось изрядно. Кори и Клинч прикрывали отход с тыла, Марта, сидящая рядом смотрела на дорогу и  ее окрестности в поисках потенциальной опасности.  Все как обычно, с той лишь разницей, что сзади хныкали тихонько дети, на которых Люк и Валери поглядывали не то с затаенной алостью, не то с презрением, как смотрят внезапно повзрослевшие ребята на заведомую малышню, от которой кроме слез и соплей и добиться ничего невозможно.
   - Скорее бы уже избавиться от них, - прошептал на ухо сестре Люк, за что получил чувствительный тычок под ребра от сестры и гневный взгляд Кори, впрочем парнишка в догу не остался и показал таки средний палец старшему товарищу. - Только и нытья от них, - продолжил он, ничуть не смущаясь тем, что объекты разговора сидят тут же и прекрасно их слышат. - А как случись что - только под ногами и будут путаться.
  - Не каркай, - бесцветно бросил Клинч не оборачиваясь, еще помня чем обернулась его вылазка ночью и без дурного глаза пацана. А уж этому накаркать беду - как два пальца... Сколько раз он замечал, что стоит Люку начать заикаться о какой-нибудь дряни - та не преминет случиться в ближайшее время. Лучше бы о хорошем пророчествовал, поганец, а не может - так пусть рот закроет и не вякает.
  - Можно подумать, от тебя толку больше. Сам-то так и цепенеешь, когда уродов видишь. Штаны мокрые... Разве что мамочку не зовешь, - гогоча отозвался Кори, который и сам-то не так давно представлял из себя жалкое зрелище с кучей бесполезных понтов. Он это помнил, однако задирать мелкого все равно не переставал.
  Однако же, сам того не подозревая, Кори все же надавил на больную мозоль Люка. Тот с рычанием бросился на бывшего музыканта и едва не выпихнул его из машины, если бы не Роско, резко крутанувший руль. Тряхнуло так, что спорщики тут же прикусили, в прямом смысле, языки. Даже близнецы примолкли испуганно, а Роско сверкнул единственным глазом в зеркало заднего вида.
  - Если не заткнетесь - оба побежите за машиной.
  Люк надулся и принялся мрачно разглядывать пол кузова, сестра тихонько гладила его по руке, уложив голову на плечо. В глазах девочки стояли слезы.
  До церкви доехали в относительной тишине. Когда рычащий мотор все же заглох и члены банды посыпались на землю, как горох из стручка - последними выбралась семейка, часть из которой поездка изрядно укачала, - Роско развернулся к Эллен.
  - Ведите их внутрь. Мы свое дело сделали. Про то, что я вам сказал тоже не забудьте. Здесь мы пробудем еще около получаса.

+5

26

Эллен даже не удивилась, когда ей предложили нанять отряд для сопровождения. Вот только в новом мире не было места деньгам. Кому они нужны там, где нет ни продавцов, ни магазинов? А упоминание совести только позабавило женщину, впрочем, смотря на спасенную семью, возможно она и ошибалась. В любом случае, у нее было полчаса чтобы подумать на эту тему. Всегда можно сказать наобум, а там глядишь ее убьют раньше. Женщина оглянулась по сторонам. Те, кого они оставили в церкви, ранее спасенные, смотрели на отряд, кто с неодобрением и подозрительностью, кто с дотлевающей надеждой. Надежда, то единственное, что живет в человеке до самой его смерти, даже когда он думает иначе.
- Скоро будет дождь, - вместо ответа произнесла Фармосса, вглядываясь в ночное небо. Человеческий глаз ничего не улавливал, но интуиция, или очень сильно похожее на нее чувство, говорила именно об этом. Отчего-то становилось слишком радостно, как будто дождь, вода были единственно нужным. Тем, чему нужно было радоваться, а все остальное не важно.
- Поэтому может быть, вы задержитесь у нас дольше, чем планируете.
Женщина снова посмотрела на Роско. Оставив отряд наемников разбираться с их делами на «полчаса», Эллен снова навестила старейшину. Тот только повторил свои слова на счет того, что женщина зря не доверяет людям. Фармосса отмахнулась. С одной стороны тот был прав, но с другой – она тоже. Сейчас верить другим нужно было настолько же, насколько и не верить.
Эллен спустилась в сад. Как было и ранее, присутствие зелени успокаивало. Она ходила между цветов, точно чувствуя, что какому надо. Это успокаивало. Еще одна загвоздка во всем происходящем. Здесь внизу Фармосса чувствовала себя умиротворенно и расслабленно, когда как выходя наружу к людям, к миру, каким он стал, она теряла этот шаткий баланс. Не становилась собой прежней, но оборотной стороной той, которой стала. Это и пугало. То, что когда-нибудь и сюда в этот зеленый уголок придет черное, что распространяется по миру, как чума. И когда это произойдет, то не будет ничего, что могло бы ее сдержать.
Иногда она задумывалась о том, что на самом деле держит ее здесь. Страх? Или же сами растения, которые не хотят отпускать того, кто заботиться о них? Чей это был страх ее самой или их? Так же, как и сама Эллен, цветы чувствовали изменения в погоде и приближающийся дождь. Они были рады каждой капле, что могла коснуться их. И это мешало им почувствовать скорую разлуку с ней. Но стоило вновь подумать о том, что сказать наемникам по поводу ухода, как вновь возникло чувство того, мысли о том, что уходить не стоит, нужно остаться тут. В тени и спокойствии.
- Нет.
Горшок с розой полетел в ближайшую стену и разбился десятком осколков. Вдохнув, Фармосса принялась его собирать, ссыпая все в бочку с компостом. Уходить нужно было сейчас. Немедленно. Оставив все в том состоянии, в каком было, она вновь вернулась в главный зал церкви.
- Эллен…
- Я ухожу, - она повернулась к, возможно единственному мальчишке, который теперь смог бы защитить всех тех, кто искал убежища. – А ты должен позаботиться о тех, кто остался. Поверь, я не лучший вариант в кандидаты на спасение людей.
[ava]https://66.media.tumblr.com/e1d4f14d41a561f7b1e04160db98d96c/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo1_250.png[/ava][sgn]https://67.media.tumblr.com/bb74c3a84b9fe95d5accaaebcc8e009e/tumblr_o8yywwQtRk1unnp9fo3_400.png[/sgn][sta]If you are strong enough, you will survive.[/sta][nic]Ellen[/nic]

+3

27

[AVA]http://s017.radikal.ru/i404/1606/ed/ad0b9fb1b987.jpg[/AVA] [NIC]Создатели Историй[/NIC]
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/108120/4085746/within_temptation_-_stand_my_ground_(zaycev.net).mp3|within_temptation_-_stand_my_ground[/mymp3]   
[float=left]http://sh.uploads.ru/tLcD9.gif
[/float]Закат – прекрасно время уходящего дня. Когда солнце медленно скатывается за линию горизонта, раскрашивая останки городов в алый с золотом цвет, разливая все оттенки красного и оранжевого по небу, медленно угасая под темным натиском глубокой синевы ночи. Те, в ком еще оставались нотки человечности или в памяти всплывали отдаленные воспоминая, часто поднимали головы и смотрели на пылающее небесным пожаром небо запада, на пару минут даже забывая о жажде крови. Легкий ветерок принес долгожданную прохладу, позволил полной  грудью вдохнуть свежесть надвигающихся сумерек.
[float=right]http://sd.uploads.ru/mEl1i.gif[/float]Ночь разлилась по миру синими чернилами с россыпью блесток росы на земле и бриллиантов на тяжелом куполе небес, безоблачные, они радовали глаз своим сиянием, невероятной, чарующей красотой. Кажется, никогда прежде звезды не сияли так ярко и маняще, как это было после того страшного дня, когда индустрия перестала интересовать людей, когда встали заводы, а работающий автомобиль стал несказанной роскошью. Наверное, такую красоту видели только динозавры когда – то   очень давно. Безлунная, мрачная, почти мистическая красота, гипнотизирующее холодное сияние далеких светил, медленно ползущие точки еще работающих спутников, совершающих полеты по заранее запланированной траектории, редкие следы падающих звезд. А кто-то более внимательный и зоркий мог бы даже рассмотреть неспешно пролетающую комету. Волшебство неизвестности и вечности неведомого создателя, которое никогда не смог бы повторить ни один даже самый искусный художник, ни на холсте, ни на самом современном компьютере.
В предрассветные часы небо заволокло облаками, что мешали узреть, как поднимается солнце, начиная свой новый поход, на земле и растениях тонкой белесой корочкой застыл иней, что начал таять к  десяти часам, когда облака развеялись и солнце вновь начало прогревать землю. Жара снова властвовала на безлюдных улицах города, высушивая растения, рисуя трещины на коре деревьев, плавя тонкий пластик, иссушая все живое.
Появившиеся к полудню на востоке тучи, тяжелой, непроглядно-черной, похожей на вату, мглой, стали приближаться к городу, раскатываясь громким, схожим со звериным ревем, рокотом грома и ослепительно – яркими вспышками длинных росчерков молний.
http://s7.uploads.ru/0abUA.gif
Первые тяжелые, крупные, как перепелиное яйцо капли, показались несказанной радостью, несли облегчение иссохшему миру. От каждой, павшей на песок первой капли поднималось маленькое облачко пыли, красивое зрелище, если б было время на него полюбоваться… Вот только времени совершенно не было.
Одинокие капли быстро сменились белесой стеной губительного ливня. Молния расчерчивала мрак туч ветвистыми «деревьями» света, гром оглушал, заставляя вздрагивать и, казалось, даже сердце замирало при каждом ударе. Но буря не пришла одна, она несла с собой маленьких светлячков шаровых молний. Чуть больше искорки от костра они вились меж капель, точно живые, с тихими хлопками врезаясь друг в друга и в любые препятствия, что попадались им на пути, оставляя черные, выжженные круги, как следы своего присутствия.
От земли стал подниматься белыми клубами пар, не ядовитый, но из-за сильной влажности слишком тяжелый, чтобы можно было сделать полноценный вдох.
Полуторачасовая стихия закончится резко, будто кто-то перекроет вентиль, она разольется по улицам потопом, достигающим взрослому человеку по колено и, затопив подвалы и канализации, выгонит на верхние этажи и сухие островки всех, кто там прятался.

Отредактировано Dietrich Wolf (19.08.2016 19:10:45)

+2

28

Тишина ползла под мерзкое мерное постукивание воды о жестяную поверхность. Она цеплялась за одежду и забирала воздух, заставляя задыхаться от паники и духоты. Чем ближе Милла подходила к лагерю, тем жарче ей становилось. Пот капля за каплей полз по спине под футболкой, стекал по бровям и солонил губы. Смахнув предательские проявления слабости, девушка обогнула по широкой дуге утес, должный прикрывать их от неожиданных нападений, и застыла.
Ей было невыносимо жарко, казалось, что вокруг плавится камень, что над расчищенной площадкой для костра колышется марево, что листья сворачиваются, вянут и опадают несмотря на не сезон. И все также ни единого звука, доказывающего, что в лагере был кто-то живой. Треклятая тишина да размеренная капель неясного чего, потому что опрокинутых вещей в поле зрения Миллы не было. В поле её зрения вообще ни черта не было. И никого. Их лагерь будто вымер. Дурное предчувствие окончательно поселилось в груди, и тогда девушка, перехватив поудобнее нож, направилась по дуге к тому месту, где оставила свою группу устраиваться на ночлег и где сейчас царило аномальное безмолвие.
Глубоко вдохнув и едва не поперхнувшись словно нагретым воздухом, она приближалась к поставленной цели. И если поначалу ей казалось, что это воображение нагнетает накал страстей, то сейчас сомнений не было – здесь действительно было жарко. Просто адское пекло, от которого расплавленный металл оставленной на небольшом уступе кружки стекал на лежавшую на земле тарелку, а члены отряда обнаружились за наполовину установленной палаткой, разбросанные в нелепых позах, в которых приглядевшись, Милла увидела ясную схему обороны. Вот только... Холодок пробежал по спине несмотря на раскаленный воздух вокруг. Медленно обернувшись, девушка обнаружила тот фактор, который смущал при одном виде количества и формы мертвецов. Трое были крупными мужчинами, еще один довольно длинный и явно женский, принадлежавший Джейн. Не складывалась математика. Мари отсутствовала.
- Всё хорошо, - разжала пальцы, отчего нож скользнул вниз, и успокаивающе подняла ладони, не зная, как подступиться к подростку и без того пережившему слишком много. Та скалила зубы, но никакого рыка не доносилось от неё. Она нападала молча, что и застигло врасплох того безумца, что вздумал нарушить покой мирных путников, пусть уже и не совсем людей.
- Мари, это я. Я вернулась, всё хорошо. Тебя никто не обидит. Иди сюда, - улыбнулась мягко. Им определенно не везло. Но теперь девочка научилась стоять за себя, используя изменения для своей выгоды.
- Тш-ш-ш, - обняла за плечи, прижавшегося к груди подростка, и стала убаюкивать. – Я здесь. Видишь? Он мертв, кем бы он ни был, он уже не причинит тебе зла. Я с тобой. Надо прибраться.
Вздохнула, заметив окровавленные пальцы Мари, и ничего не сказала. Жара вокруг спадала. Интуиция молчала. Пришелец был мертв. Никто больше не угрожал их спокойствию. Вот только каким может быть спокойствие на корабле, где почти весь экипаж сгинул в пучине? Осторожно приблизившись к телу Теда, закрыла глаза и сложила руки на груди, после чего оттащила к скале. Он боролся до последнего, но был первым, кто погиб. Кем бы ни был нападавший, он умел раскалять предметы и прожег одну огромную дыру в её друге. Джейн же просто не повезло оказаться в самой гуще – она умирала дольше всех от полученных ожогов. Опустив и ей веки, Милла пристроила её рядом с Тедом. Бок о бок. Последним в их компании оказался Уильям. Его тащить было тяжелее всего. Видимо, в бою с ним и застрял незнакомец, когда на него со спины нападала Мари, буквально пробив насквозь грудную клетку руками. Голыми руками. В этом хрупком тельце было силы теперь в разы больше, чем у тяжелоатлета в весе от ста килограмм и выше, но тем не менее девушка не стала просить помогать ей с перетаскиванием трупов. Слишком много свалилось на ребенка и так. Труп пришельца она оттащила подальше, предварительно выпотрошив его карманы. Ему вещи были уже ни к чему, а им пригодятся. По-хорошему, тела надо было похоронить, но копать пришлось бы до утра, а им нужно было отдохнуть, потому что впереди лежал путь дальше. Оттого завалив ветками и полив остатками алкоголя, который отобьет всякое желание у хищников соваться к ним, направилась посмотреть, как обстоят дела с приготовлением еды. Судя по тому, что незнакомец сумел зайти так далеко в их лагерь, он или изначально не представлял угрозы, или прокрался. А потом что-то пошло не так... В последнее время ребята были сильно раздражены и постоянно на взводе из-за творившегося вокруг хаоса, не исключено, что у одного снесло стопор, как было однажды...
Тряхнув головой, Милла не дала себе погрузиться в горькие воспоминания о том, как они все познакомились с обратной стороной неясной мутации, подкосившей всех кроме неё и Фреда. Горьким способом им достался урок об агрессивности – еще троих пришлось хоронить. А ведь изначально их было двадцать три... И сейчас глядя на уминающую за обе щеки Мари, изредка замиравшую, как трусливый заяц, и прислушивающуюся к окружающему миру, она понимала, что они остались вдвоем и что из всех в отряде именно Мари больше подверглась мутации, пусть и не внешней, а внутренней. Все чаще в ее поведении проскальзывали звериные повадки, и непонятно что держало рядом с ней и не давало устроить резню, подобную той, что случилась в самую первую злосчастную ночь.
- А теперь умываться и спать.
Проверив палатку, еще раз обошла периметр, посмотрела, как неспешно и спокойно последний член их отряда моет посуду и затоптала тлеющие угли. Ей больше не хотелось незваных гостей. Первый не оправдал себя, а чего можно ждать от других не хотелось уточнять. Как-то до сих пор они умудрялись справляться самостоятельно, смогут и дальше.
Размышляя так, Милла уснула, чтобы на следующий день на скорую руку прибрать следы их пребывания тут, а после тронуться в путь. Неделя прошла без эксцессов, когда на их пути встал бревенчатый дом. Чем ближе были дороги, тем больше проявлялась цивилизация. С молчаливого согласия Мари Милла решила заночевать в доме, и как бы ей не хотелось лечь в нормальную постель, она выбрала чердак, где было безопаснее в разы. Даже случайно забредшего они услышат раньше, чем он поймет, что не один.
Перекусив проросшей картошкой, от этого не ставшей менее вкусной, девушки забрались в спальники и уснули под мерный шепот дождя, и даже гроза не могла до них добудиться. Хотя скрипни дверь, обе стояли бы по стойке смирно, настороженно прислушиваясь. Но ничто не омрачало сновидений уставших путниц, а к утру они с удивлением обнаружили полный дом воды...

[NIC]Милла[/NIC][STA]Лучше выстрелить и перезарядить[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/Q80pI.jpg[/AVA][SGN]Лучше выстрелить, перезарядить и еще раз выстрелить, чем светить в темноту фонариком и спрашивать "кто тут?"
http://sf.uploads.ru/t/klTZ8.gif
[/SGN]

+2

29

[AVA]http://s14.radikal.ru/i187/1606/3b/d980eeb6d8fc.jpg[/AVA] -Я целенаправленно иду в любое место, где могут оказаться люди, - по дороге ответил Дитрих, пока они добирались до развалин. Ответу, что их пропустили, он был и рад, и не рад одновременно. С одной стороны – появился шанс найти более-менее ощутимую помощь, с другой – кто знает, чем эта встреча могла закончится? Вольф хотел верить, что им, в случае отрицательного развития событий, хотя бы сохранят жизнь и просто выгонят на улицу. Признаться, тем, что Катерина отправилась вместе с ним ученый был приятно удивлен.
- Честно? – так же шепотом ответил он, не скрывая глаз от пристального взора девушки, - Думал, что уйдешь… И рад, что ты приняла другое решение. Очень надеюсь, что оно не выйдет тебе боком…Да. Поговорить и, очень может быть, найти союзников. Мне действительно нечего скрывать.
Подросток, видимо выполняющий здесь роль посыльного, сейчас служил их провожатым и с каждым шагом, мужчина все острее ощущал, что сердце сковывает от волнения. Точно так же он чувствовал себя, когда только собирался предложить свой проект и рассказать о нем. Он впервые находился в такой многочисленной банде и дать отпор, в случае, если его решат уничтожить на месте, не смог бы. «Главное, чтоб девочку вместе со мной не порешили… Она совершенно не при чем…». Слуха отдаленно касались до боли знакомые перешептывания, его часто рассматривали, как экспонат, так что удивляться особо не приходилось.
Кабинет, куда их привели, отличался добротностью, чистотой и роскошью, коих уж давно не встретишь в мире за пределами четырех стен, так что Вольф невольно огляделся, подмечая даже мелкие детали. Знакомое тиканье механических часов навеяло мысли о таком далеком детстве, когда он приезжал к деду в институт и там так же тикали большие напольные часы, тогда они казались ему представителем института, его живой частью, как один из профессоров. Как забавно, что иногда из детства нам запоминается что-то столь обычное и в тоже время – несколько волшебное. Дитрих едва заметно улыбнулся собственным мыслям и покачал головой. Хозяина кабинета он заметил не сразу – тот стоял у бокового окна, но голос сразу показался ему властным, умеющим убеждать и ухоженным до кончиков ногтей, так что страннику было даже несколько неловко пожимать его руку своей – уставшей, шершавой, давно не видевшей не то что профессионального маникюра, но и самых простых ножниц.
-Приятно узнать место, куда тебе удалось дойти, - ответил ученый, а после, глубоко вдохнув, точно перед прыжком в ледяной омут, представился, - мое имя Дитрих Вольф, и… я- ученый. Мы благодарны вам за гостеприимство, но, я бы все же хотел сначала поговорить с вами, а потом… Вы примите решение, что делать со мной. Повторюсь, со мной, потому что девушка не так давно составляет мне компанию и совершенно не причем.
Дитрих следил за перемещениями подростка, снова осмотрел комнату и в ритме тиканья часов улавливал ритм биения собственного сердца. Начать… Нужно было как-то начать свое повествование… И каждый раз именно начало казалось ему самым сложным. Принесенные сэндвичи так и манили забыть про все и прямо сейчас приняться за трапезу, даже в желудке жалобно уркнуло, но Вольф прекрасно понимал, что кусок в горло ему сейчас не полезет даже под страхом смертной казни.
Он отказался от предложенного стула, так и продолжив стоять и только кончиками пальцев теребил краешки рукавов своего плаща, как провинившийся школьник на родительском собрании.
- Признаюсь, сложно вот так сразу все объяснить… Я - ученый… И я один из тех, кто работали над созданием небезызвестных вам чипов. – Собственно, уже после этого Вольф ожидал камня в спину или пули в лоб, но, покуда ее не последовало, продолжил, - Когда мы с моими коллегами было молоды и видели новостные сводки о пропавших без вести или украденных детях, мы часто думали о том, что всего этого можно не допустить. Да, на тот момент уже придумали мобильные телефоны, но, их же не всегда можно взять с собой, а батарея имеет свойство разряжаться. Тогда, мы стали думать, можно ли создать какой-нибудь маленький передатчик, который работал бы от ресурсов человеческого тела, был бы незаметен и мог бы передавать координаты места положения и информацию о своем носителе. И меня осенила идея чипа. Человеческий мозг – как раз можно использовать как батарею и постепенно, научить чип получать и передавать в него данные, увеличивая возможности памяти. – В глазах ученого засияли искорки идеи и присущего ученым азарта, как обычно и бывает у людей, одержимых какой-нибудь совершенно нереальной задумкой, - Только представьте! Люди могли бы постоянно совершенствоваться, не было бы нужды носить при себе паспорта, телефоны, визитки и банковские карты, все стало бы легче и проще… - Вольф затормозил, чтобы перевести дыхание, - мы начали эксперименты с крысами, с первой операции все прошло успешно, а потом, первые чипы стали пробовать на себе. В тайне, разумеется, -  он убрал волосы с правого виска, демонстрируя ровную полосу следа от операции, - Нам не разрешали проводить первые  эксперименты на людях. А потом, когда показатели стабилизировались, первые вживления провели на заключенных и военных. В абсолютно добровольном порядке… Ну… По крайней мере – нам так сказали. Побегов из колонии больше не было, погибших в горячей точке солдат удалось вернуть их семьям и похоронить по-человечески. Конечно, такие фееричные успехи немного вскружили нам головы и мы стали и дальше работать над чипами, не особо задумываясь, что их внедрение пустили в массы. Точнее, нам приятно было знать, что изобретение пошло на пользу, но как именно его используют – не отслеживали. Только потом, когда кто-то из нас покидал лабораторию, узнавали, что большая часть населения сменила мобильники на чипы и вообще много всего поменялось, что у чипов появились, как бы сказать… фанаты и противники, но большинство идею поддержало и уровень похищений и потерь снизился в разы, полиция теперь все больше скучала, ведь без их услуг прекрасно справлялись. Что случилось потом – мы не знаем. Лабораторию мы редко покидали, только когда потеряли связь решили выйти и посмотреть, в чем дело… И вот тогда… Столкнулись… с ними… с чипированными… И сразу потеряли часть группы… Мы не знали, что произошло, тем из нас, кому удалось вырваться из лаборатории, получилось найти кое-какую информацию, что мастера, отвечающие за серверы, не успели переключить напряжение или вроде того и по чипам ударил Импульс. Вообще, мы продумывали защиту от подобного, поэтому... я не могу объяснить, что именно пошло не так. Мы пытались сделать просчеты, даже изучали их… но… не нашли причину. Поняли только, что нелюдьми стали те, кто вживлял последнюю или обновленную серию чипов. – Мужчина не стал рассказывать о том, как они бежали из института. Куда держали путь и как теряли своих. Даже сейчас, когда он успел столько всего повидать, эти первые, самые тяжелые воспоминания, давались ему с огромным трудом и щемили сердце, вставая горьким комом в горле, а давить на жалость он совершенно не хотел. – Кое как нам удалось прорваться к границе штата и занять небольшой пограничный кардон, где стали собирать информацию и в какой-то момент заметили, что чипированные стали мигрировать в сторону лаборатории, мы не могли понять причину, пока довольно большая группа не стала обосновываться рядом с нами. То есть, мы думали, что мы привлекаем их как еда, оказалось, что их влечет электроподстанция и стоило им собраться довольно большой стаей, как произошел мощнейший взрыв. Как оказалось, наш радист был прав, их привлекают волны или тепло… в общем, если вся та масса, что сейчас пытается добраться до лаборатории, будет ютиться рядом с работающим там генератором – то нас ждет вторая часть Апокалипсиса. И, боюсь, тогда выжить вряд ли получится.  От тех, кто выжил тогда, на границе нас осталось семеро. Вот мы и приняли решение разойтись по разным направлениям и искать помощи, чтобы собрать отряд… или хоть предупредить о надвигающейся опасности…
Дитрих закончил свой рассказ, опустив глаза и рассматривая носки своих видавших виды ботинок. Он себе даже представить не мог, как к нему относились те, кто пострадал от его разработок, кто потерял своих близких. И о какой помощи он вообще мог просить? Наивный… Но на то и сердце дураку, чтобы в нем жила надежда.
По крайней мере – убивать его никто не собирался, боли от удара запущенным камнем или стулом он тоже не почувствовал, значит, все было не так плохо.
Мужчина и не заметил, как за время их разговора пролетело время, и комната наполнилась алыми красками  умирающего дня. В такое время пристанище на ночь найти будет трудно, а перемещаться ночью – все равно что добровольно положить себя на блюдечко с голубой каемкой в качестве главного блюда для любого желающего.
- И я знаю, что после всего, что рассказал, не имею права просить.. Но, все же, не могли бы вы дать нам разрешение переждать ночь под кровом вашего дома? – с надеждой в голосе спросил Вольф и, к своему глубочайшему удивлению, услышал положительный ответ. – Благодарю… Вы милосердны. Это редкость в наши дни.
К выделенной порции ужина ученый так и не притронулся. Просто не мог есть. Такое случалось с ним все время, стоило только вспомнить, с каким трудом они прорывались из лаборатории к военному грузовику. Закрывая глаза, Дитрих снова и снова видел – растерзанные тела, кровь и монстров, что, по идее, должны были жить только в кино.
Выделенное для них с Екатериной помещение роскошью особой не выделялось, хотя, смотря что считать роскошью: если имелись в виду персидские ковры под ногами, то их, разумеется, не было, зато были кровати! Мужчина уже и забыл, каково это, спокойно вытянуться, положить голову на подушку. И впервые за весь вечер, как только они покинули кабинет Грега и тиканье часов перестало отголосками отзываться в памяти, он  заговорил с сопровождающей его девушкой:
- Наверное, ты должна меня ненавидеть?.. И как оправдаться – я не знаю... - тихо спросил он, пряча под кровать рюкзак и ботинки и плотнее укутываясь под свой плащ, привычка, от которой теперь не избавиться, - Куда ты пойдешь утром? И…как думаешь, пойдет ли кто-то…
Измученной долгой дорогой и бессонными ночами, мужчина слышал ответы девушки через застилающую сознание пелену дремоты. И даже если бы она сказала, что перережет ему глотку, как только тот закроет глаза, он бы только согласно кивнул и крепче сжал край подушки. В своих беспросветно мрачных полу-снах он видел как какой-то несчастный стал жертвой ночного хищника и как потом этого кого-то разрывает от попавших в тело пуль, чувствовал, как пробила по вискам тупая боль. Он видел глазами умирающего, был им… Ощущал присутствие охотников на охотника, такого, как он. Осознавал, что сделал ошибку и не стоило появляться на открытом пространстве, а еще, он понимал, что слишком молод и голоден, чтобы вот так просто умереть сейчас…
Сны сменяли друг друга один за одним, не прерываясь в общей канители и уже сложно было разобрать, где его, а где чужие воспоминания и грезы.
***
Утро нового дня снова началось с отголоска тупой боли. Ах, как же сводило с ума это ощущение! Будто кто-то вкручивает в голову раскаленные винты. Он резким рывком сел на кровати, сжимая виски ладонями и едва уловимо хрипнув. Видимо, верно говорят, что утро добрым не бывает. Будить Екатерину не пришлось, она проснулась сама и выглядела, не в пример Вольфу, отдохнувшей. Как мог, ученый настоял на том, что идти дальше им нужно как можно раньше. Ведь время не ждет, а путь  - дальний. Двинуться в опасную дорогу вместе с ним и Катей согласилась только одна девушка. Признаться, Вольф думал, что не пойдет никто. Какой человек, пережив весь случившийся Ад поверит в росказни странника и согласится отправиться вместе с ним прямиком в самое пекло, без шанса на выживание и успех?
- Ты уверена? – единственное, о чем спросил ее мужчина, забирая из рук провожатого свое оружие, - Ты удивляешь меня, но я рад, что в нашем маленьком отряде прибыло пополнение.
Он постарался хоть как-то ободряюще улыбнуться, получилось, мягко сказать, не очень. Покинув границу территории, принадлежавший банде, мужчина смог немного расслабиться. Он до последнего не был уверен, что все пройдет хорошо. И, как бы забавно это ни звучало, но совершенно не думал, что в сотый раз рассказывая свою биографию и очерчивая круг проблемы, буде волноваться, как школьник, впервые отвечающий у доски.
- Сегодня, кажется, опять будет жарко, - когда они уходили с территории банды, снова подал голос Дитрих и сразу же осекся, как только первый громкий раскат грома, который он, по началу, принял за рык зверя, донесся у них со спины. Обернувшись, Вольф замер, увидев громоздившиеся на небе мрачные тучи, то там, то здесь подсвечивающиеся короткими вспышками разрядов молний.
- Вот… черт… Настоящая буря… Нам нужно найти укрытие…
Стихия догнала их быстро. Тяжелые капли неприятно били по голове, не смягчаясь, даже встречая преграду в виде капюшона. И без того мучавшегося от отголосков мигрени ученому казалось, что с каждым ударом в голове отзывается перезвон колоколов. Но дождь, заглушающий все звуки вокруг и мешающий рассмотреть хоть что-то впереди был не самым страшным испытанием, даже к раскатам грома и ярким вспышкам можно было кое-как привыкнуть, а вот маленькие шаровые-молнии стали настоящей неожиданностью! Эти летающие светлячки так и норовили влететь в лицо и уворачиваться от них было очень сложно, стоило отмахнуться от одного, как на его место сразу же прилетал второй. Они потрескивали и врезались друг в друга и в стены, взрывались, увековечивали себя темными пятнами на поверхностях фонарных столбов, капотов машин и стен зданий. Дитрих больше чувствовал, нежели видел присутствие рядом с собой двух девушек, отмахиваясь от очередного «светлячка», он спотыкнулся ото что-то скрытое под потоком воды и едва не упал, навалившись плечом на Екатерину и, рефлекторно, схватившись за рукав Скайлар, так представилась их новая попутчица, потянув е на себя. Возможно, это «падение» было весьма кстати, потому что именно так Екатерина и обнаружила шершавую стену здания, а через пару шагов – стекло окна, что было сразу же нещадно выбито прикладом оружия. 
Путникам удалось пробраться внутрь и в нос, после дождливой сырости и свежести, сразу же ударил запах медикаментов. Рухнувший, как мешок с картошкой, на пол Дитрих с трудом поднялся на ноги, подумав, что стоило, наверное, немного повременить со стремлением спасти мир и переждать такую стихию в укрытии банды. Он прошел всего каких-то пару шагов, чувствуя, что кто-то из хищников близко, но не придав этому должного значения, как раз до того места, где заканчивался стеллаж и, совершенно не подумав, что стоило бы сначала повернуть голову и посмотреть, что твориться за углом, сделал шаг вперед, чтобы сразу же оказаться распластанным на полу чипированным. Слишком молодым, чтобы быть одним из детей, кто пережил операцию по настоянию родителей, но и слишком юным, для взрослой особи. Рожденный.
От глухого удара спиной об пол Вольф только сдавленно крякнул, автомат слетел с плеча, подрезанный острым когтем далеко не глупой и сильной твари и им же отправлен в полет в дальний угол, где и приземлился с тихим позвякиванием. Монстр навис над ученым, крепко схватив его одной рукой за шею, и только воротник плаща и шарф мешали когтям впиться в человеческую плоть, и замахнувшись для смертельного удара второй, но как-то тормозя, нечеловеческими глазами рассматривая пришельца, втягивая носом его запах и все пытаясь решить – чужак он или кто-то из своих.

Отредактировано Dietrich Wolf (18.08.2016 23:05:47)

+3

30

[NIC]Skylar Bennett[/NIC] [STA]Work on it[/STA][AVA]http://photo.rock.ru/img/XjGbz.jpg[/AVA][SGN]If we use the neural electric biolinks, we can redirect the loop to target a specific brain ©[/SGN]

Не зря лидером выжившей группы в своё время стал именно Грегори. Ему прекрасно удавалось владеть собой, не показывая ни истинных чувств, ни сокровенных мыслей. Его лицо не выражало ровным счётом никаких эмоций, когда Дитрих повёл свой рассказ. Сопровождавшая его девушка и вовсе оставалась без внимания. Но на самом деле, Грегори ловил каждое слово мужчины, быстро-быстро соображая про себя и прикидывая различные варианты. Мельком скользнувшего по Кэтрин (ему было лень выговаривать непривычную слуху вариацию имени девушки) было достаточно, чтобы уловить мельчайшие детали и предположить, чем эти двое могут быть опасны не столько для города, сколько для него лично. От его равнодушного взгляда не укрылось ни выражение лица Дитриха, когда принесли сэндвичи, ни тон его голоса, ни реакция его подруги, когда он решил поделиться кое-какими подробностями, о которых в этих краях слыхом не слыхивали.
Так уж сложилось, что учёные к ним редко забегали на огонёк да и вообще мало кто что знал о подноготной все истории, несмотря на неплохо развитую систему работы охотников и разведчиков.
Казалось, история Дитриха не произвела на Грега никакого впечатления. Он лишь сложил пальцы в замок, показывая всем своим видом глубочайшую заинтересованность в продолжении рассказа.
Однако, услышав о том, что, можно сказать, виновник сегодняшней непростой ситуации, сидит как раз перед ним, ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы остаться внешне по-прежнему безучастным. Вот с кого нужно было спрашивать, вот на кого взваливать ответственность и кого заставлять решить эту проблему раз и навсегда. И всё же в глубине души Грегори был благодарен небольшой группке самонадеянных учёных за то, что они пошатнули старый миропорядок, предоставив ему возможность создать на пепелище новый, с теми порядками и устоями, которые устраивали бы прежде всего самого Грега.
Теперь же его интересовало только одного - что этот учёный намерен делать дальше, а также какого рода помощь ждёт от его банды. Особое внимание Грег уделил взрыву и тому, что Вольф назвал Импульсом, а также тому, что нелюдями стали лишь носители последней версии чипов. Что ж, это больше, чем рассчитывал Грегори, впуская в город незнакомцев. Однако теперь ему предстояло отфильтровать информацию и решить, что из услышанного стоит доносить до простых людей, а что лучше оставить при себе.
- Так значит, вам нужны люди? - спросил Грегори, когда рассказ Вольфа подошёл к концу. - Нужны бойцы? Те, кто пойдёт с вами к генераторам, рискуя быть разорванными на кусочки ради отмены взрыва? С вами, которые стали виновниками катастрофы, гибели чьих-то близких и родных?
Грегори поднялся со своего места и обошёл стол. Тогда же стало понятно, что он чуть прихрамывал.
- Я не могу решать это за своих людей, так как несу за них ответственность. Надеюсь, вы понимаете, что я не могу отправить людей в принудительном порядке: у кого-то здесь новая жизнь, семья, дети. Наш город хорошо укреплён и защищён, так что вряд ли найдётся достаточно смельчаков, которые пожелают его покинуть, или безумцев, которые захотят вам помогать. Но мы также помогаем нуждающимся по мере сил, поэтому мой долг - оповестить жителей и не препятствовать тем из них, кто пожелает выступить с вами. Единственное, чего я прошу - время. Да завтрашнего утра.
Грегори протянул руку Дитриху.
- Сегодняшнюю ночь вы можете спать спокойно. Ужином мы также вас обеспечим, но после я буду вынужден попросить вас покинуть это место. Не потому, что мне жалко, а потому, что так будет лучше для вашего же блага. Не все в этом городе люди порядочные и честные. Есть и негодяи, подлецы, если и обозлённые люди, ищущие козлов отпущения. Мне бы не хотелось, чтобы вы пострадали от рук “народных мстителей”. Вечером я соберу совет.
Слова Дитриха Грегори воспринял, как комплимент. Возможно он и впрямь проявил милосердие или же это можно назвать глупостью? По виду шестнадцатилетнего парнишки, присутствовавшего при разговоре, было понятно, что он склонялся скорее к последнему варианту. Его напрягало то, с какой лёгкостью их лидер предложил помощь незнакомцам, оказавшихся ко всему прочему ещё и виновниками трагедии. Да, Грег насаждал свою религию, но он-то знал, как мужчина на самом деле относился к чипированным.
Парнишка повёл мужчину с девушкой туда, где они должны были найти место для спокойного сна и горячей пищи. Однако перед тем, как покинуть их, он задержался, подав голос:
- Лучше уходите отсюда. Не все здесь столь же благородны и милосердны, как Грегори. Сегодня вас не тронут, но завтра вам стоит уйти, иначе рискуете получить нож в спину.

***

Как она и предсказывала, Грегори послал за ней, ещё когда пришлые не успели покинуть главное здание. Скайлар не горела желанием идти, она не любила подчиняться, не любила исполнять команды, напоминая самой себе робота, однако вынуждена платить за своё проживание по эту сторону стену. Она знала, что результаты её работы не обрадуют Грега, однако её не покидало смутное ощущение, что она пользовалась неким расположением лидера общины. Скайлар не могла сказать, с чем именно оно было связано, но инстинктивно чувствовала, что ей позволялось больше, чем некоторым другим. Правда ослушиваться она также не рисковала.
На ступеньках здания девушка остановилась и вынуждена была отойти в сторонку, чтобы пропустить проходящую мимо троицу. Пожалуй, у неё одной из немногих была возможность рассмотреть чужих так близко. Мужчина казался уставшим и это выражение на его лице… Скай никак не могла понять, что оно означало, пока не предстала перед Грегом и не услышала рассказ о произошедших событиях. А девушка… девушка была просто молода, моложе, чем Скайлар себе представляла, даже слишком молодой, совсем юной. Наверное они были ровесницами или около того, и Скай ощутила прилив сочувствия. Но вряд ли его было уместно проявлять, поэтому она просто подождала, пока троица протиснется мимо, и прошла в дом, борясь с беспокойством, что охватывало её каждый раз, когда за спиной захлопывались массивные двери.
Девушка проделала тот же путь, что до неё и двое незнакомцев, когда оказалась в роскошном по сегодняшним меркам кабинете. Грегори был одет всё в ту же клетчатую рубашку, расстёгнутую на одну пуговицу и с закатанными рукавами. На столе помимо прочего можно было заметить бокал с бесцветной жидкостью.
- Привет, Скайлар, - доброжелательно поздоровался Грег и жестом предложил ей занять место. - Выпьешь что-нибудь? Я как раз открыл Chivas Regal двенадцатилетней выдержки. Присоединишься?
Скай поджала губы, настороженно глядя на мужчину, и качнула головой.
- Я хранил это для особого случая и вот…
- Он наступил, - закончила за него Скай.
Тот лишь кивнул, а затем принялся пересказывать то, что услышал от Дитриха, сообщив девушке не только сухие факты, но и собственные впечатления, а также вскользь коснулся грядущих планов.
- Но почему я? - испуганно спросила девушка. - Почему нельзя послать Девона? Он… вон какой...
- Я уверен, ты справишься.
- Но… - попыталась было возразить Скай, но Грег властным движением поднял руку, призывая девушку оборвать фразу.
- Ты же говорил, что я нужна здесь, - тихонько, почти жалобно напомнила она.
- Весь Элизабеттаун на тебя рассчитывает, Скайлар. Если ты подведёшь город, то боюсь, обратная дорога тебе будет закрыта.
По его тону было понятно, что Грегори не допускает даже мысли, чтобы обдумать её возражения, а также что у него есть свои рычаги воздействия, дабы гарантировать выполнение задания.
- Я одного не пойму, - подала голос Скайлар. - Почему бы не оставить их здесь, как ты делаешь с некоторыми чипированными? Зачем отпускаешь, если тебе нужно совсем другое?
- Потому что меня волнует судьба не только Элизабеттауна, - ответил Грег многозначительно, но девушка не поверила ему ни на минуту, правда, решила, что лучше промолчать. Грег не из тех, кто позволяет спорить с собой. Да, он будет тебе улыбаться и говорить приятности, будет убеждать в свой открытости и расположенности, но на самом деле он всегда (всегда!) преследует лишь свои собственные цели. Проще было согласиться. Хуже всего, что Грегори знал о том, что Скайлар не горит желанием выполнять его указания, но наслаждался тем, что у девушки не было иного выбора.
- Завтра они уходят, и ты должна быть готова, - подвёл мужчина итог своей речи.
А потом было общегородское собрание. Грег объявил жителям цель визита Дитриха и Екатерины, рассказал, что они остаются здесь на одну ночь и что за это время каждый должен решить для себя, желает ли присоединиться к опасной миссии. Впрочем, он опустил некоторые подробности настоящей истории, опасаясь, что в противном случае мужчине с женщиной действительно будет тяжело покинуть черту поселения в целости и сохранности.
Ничего удивительного, что отозвавшихся на просьбу о помощи оказалось не много. Точнее совсем никого. Весело. Скайлар решительно не понимала, почему Грег не мог принудить какого-нибудь здоровенного амбала пойти с ними хотя бы ради защиты, раз уж не мог доверить ему реализацию “гениального” плана.
Ночь оказалась для девушки тревожной, наполненной сомнениями и сборами. Скай предстояло провести тщательную ревизию имеющихся у неё устройств и решить, что из изобретений стоит прихватить с собой.
Под утро девушка чувствовала себя уставшей и разбитой. Было сложно смириться с этим решением и ещё сложнее осознавать, что последнюю ночь под защитой импровизированных стен и и сменного графика дежурств она потратила на бодрствование, хотя прекрасно знала, что там, в “большом мире” ей придётся каждый день опасаться за сохранность жизни, а спать по очереди по несколько часов. Возможно ей даже самой придётся нести вахту, а ведь она даже не военный. Она знала, что должна рассказать остальным о том, что не имеет реальной боевой подготовки, но боялась тем самым сорвать важную миссию.
Скайлар не оставалось ничего иного, кроме как кивнуть на вопрос Дитриха о своём желании присоединиться к малочисленной компании энтузиастов. Она не могла назвать себя добровольцем и выступила “в поход” отнюдь не по личным убеждениям. Да и вообще не отличалась многословностью. Всё же их ожидала не увеселительная прогулка, да и рассказ Грегори оставил немало вопросов.
Возможно стоило поближе познакомиться с девушкой, но Скай не собиралась заводить друзей и делиться секретами. Молчание и одиночество её совершенно не напрягали, ведь Беннет привыкла больше общаться с неодушевлёнными машинами и железками, чем с людьми.
Девушка обернулась одновременно с Дитрихом, чтобы увидеть массивную, тёмную, почти чёрную ползущую со стороны покинутого поселения тучу.
Нехорошо. Это очень нехорошо, - подумала Скайлар, оставаясь внешне абсолютно равнодушной, разве что заострившиеся черты лица да напряжённые скулы выдавали её беспокойство. Как бы она ни не хотела это признавать, но с Грегом у неё было куда больше общего, чем думалось.
Поднялся ветер и почти сразу пошёл дождь. Неприятный такой, с крупными холодными каплями, которые мешали сосредоточиться на дороге. Не зря всё-таки китайская пытка водой считалась одной из самых изощрённых и жестоких, несмотря на внешнюю простоту исполнения.
Скай натянула капюшон на голову и поёжилась. И пусть она не верила в высшие силы, не верила в рок, не верила в сверхъестественное, тут волей-неволей задумаешься, а не знак ли это, что эта попытка вряд ли увенчается успехом. Возможно им следует повернуть обратно? Возможно кто-то там, наверху, не хочет, чтобы они продолжали свой путь? Девушка попыталась взглянуть на серое небо, но непрекращающийся дождь, его тяжёлые капли мешали обзору, заставляя часто-часто моргать и инстинктивно спрятать открытые участки кожи под одеждой. Как будто и этого казалось мало, откуда ни возьмись, появились мелкие вспышки, которые дети могли бы принять за дневных светлячков, внешне маленькие и безобидные, но стоило им встретить препятствие на пути, как они взрывались, высвобождая энергию, которой с лихвой могло хватить для того, чтобы остановить человеческое сердце.
- Что это? - воскликнула немногословная Беннет, после Импульса редко попадавшая в подобные ситуации, ибо всё время просиживала в своей каморке.
Она старалась не совершать резких движений, но не могла не обратить внимание на то, как “светлячки” облюбовали её рюкзак, набитый всякой всячиной, и в то же время старалась уклониться от назойливых “мошек”.
- Никогда не видела, чтобы шаровые молнии так себя вели. Как будто охотятся за целью.
Этот факт что-то шевельнул в памяти Скайлар, но она постаралась отмахнуться за нереалистичностью идеи.
- Только не поворачивайтесь к ним спиной, - посоветовала она, вспоминая всё, что слышала про подобные штуки.
Однако ей было тяжело самой же последовать своему совету, поскольку огоньки так и норовили облепить её рюкзак, так что девушка крутилась на месте, словно юла, шаг за шагом отступая вслед за Дитрихом и Екатериной. Ещё и непрекращающиеся потоки дождя, способные вывести из себя даже самого терпеливого человека.
Неудивительно, что за всем этим последовала куча-мала, приведшая к случайному обнаружению Катей потайного входа. Они все пробрались через окно вовнутрь, где можно было выдохнуть и переждать, пока не кончится непогода. Оставалось лишь надеяться, что дождь не продлится вечно. Ощутив пол под ногами, Скай повертела головой по сторонам, предпочитая сначала проверить помещение на наличие нежеланных личностей, коими кишит любой компьютерный шутер, и подумала, что нужно бы исследовать местечко - здесь могут оказаться нужные вещи, если только разведчики Элизабеттауна не обчистили его ранее.

+5


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Самый страшный монстр - это человек...